Основы социологии

Тип работы:
Учебное пособие
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.И. КРАВЧЕНКО

ОСНОВЫ социологии

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ СРЕДНИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

УДК 373. 167.1. 316(075. 3) ББК 60. 5я. 721 К 78

Кравченко А.И.

К 78 Основы социологии: Учебное пособие для студентов средних специальных учебных заведений -- Екатеринбург: Деловая книга, М.: Логос. 1998. -- 384 с. ISBN 5−88 687−040−7 ISBN 5−88 439−115−3

В пособии рассматриваются базовые темы учебного курса и ключевые понятия социологии, помещены адаптированные тексты (фрагменты) трудов российских и зарубежных социологов, задания для самостоятельной и групповой проработки материала, а также словарь социологических терминов.

Издание предназначено для студентов и педагогов средних специальных учебных заведений, а также может быть использовано в старших классах общеобразовательной школы.

Книга выпущена при участии ЗАО «Академия-Центр»

(c)Кравченко А. И., 1998 © «Деловая книга», 1998 © «Академический проект»: оригинал-макет,

ISBN 5−88 687−040−7 оформление, 1998

ISBN 5−88 439−115−3 © «Логос», 1998

ПРЕДИСЛОВИЕ

Общие сведения

В системе научного знания социологии отведено особое место. Она единственная из наук, изучающих общество в целом, подобно тому, как физика -- единственная наука, описывающая природу в целом. Обе они составляют фундамент человеческого знания. И хотя физике более двух тысяч лет, а социологии не исполнилось и двухсот, последняя успела приобрести вид логически стройной и обоснованной системы достоверного знания. Опрашивая немногих (выборочная совокупность), социолог выводит знание обо всех (генеральная совокупность), поскольку индивидуальные мнения он обязательно обобщает, группирует, строит типологии и классификации, применяя для усреднения данных методы математической статистики. Опрашивая людей (респондентов) по тщательно составленной программе, ученый делает вывод о массовых стереотипах, ценностных ориентациях, структурах поведения, расслоении населения, мотивах и образе жизни. Создавая социальн-типическую картину общества, социология изучает людей как представителей больших социальных групп, т. е. носителей социальных статусов и исполнителей социальных ролей. Одним словом, ее интересует не внутренний мир индивида, как психологию, а внутренний мир общества и поведение больших масс людей.

Преподавание социологии

В нашей стране преподавание социологии долгие годы было под запретом. Сегодня оно делает свои первые шаги. Но и они оказались вполне успешными. Те, кто в вузе изучил основы социологических знаний, стали иначе смотреть на окружающий мир, понимать его законы, успешнее строить свою карьеру и личную жизнь. И неудивительно -- ведь отечественная социология опирается сегодня на мощные традиции мировой науки.

Структура книги

Изложение учебного материала характеризуется систематичностью и строгой логикой. Таковы непременные требования к процессу обучения. Фундаментальное знание социологии раскрывается в ее предмете, где основные понятия и категории связаны между собой логически непротиворечивым способом. Первая тема книги, таким образом, дает общий взгляд на социологию, показывая процесс ее становления и современное состояние научного знания.

История вопроса раскрывает то, каким образом шло накопление научных знаний от поколения к поколению. Зачатки идей об обществе прослеживаются вплоть до античности. Но подлинный расцвет они получили в XIX веке, когда усилиями О. Конта, К. Маркса, Э. Дюркгейма и М. Ве-бера был заложен фундамент научной социологии.

Как только читатель получил хотя и самое общее, но систематизированное представление о социологии, ему легко переходить к методам процесса социологического исследования, иными словами, к тому, как создается научная теория, конкретизируются понятия, проверяются гипотезы и выводятся закономерности. Еще один шаг -- и мы оказываемся в области эмпирических методов сбора данных. Мы вкратце рассмотрим анкетирование, интервью, наблюдение и эксперимент, остановимся на святая святых эмпирической социологии -- принципах выборочного обследования. Познакомившись с «социологической кухней» преподавателю и учащемуся несложно будет провести небольшое самостоятельное исследование, т. е. попытаться применить полученные знания на практике. Так от общего мы перешли к частному.

Во всех последующих главах та же логика -- от общего к частному. Вы познакомитесь с тем, что такое человеческое общество, каковы его признаки и исторические типы, что есть государство и гражданское общество, цивилизация, мировое сообщество. От общества в целом мы постепенно перейдем к рассмотрению его социальной системы и социальной структуры. В этой теме книги вы познакомитесь с социальными институтами -- опорными столбами человеческого общества. Понять их будет несложно, так как в предмете социологии читатель получил о них общее представление.

От социальных институтов читатель перейдет к перво-кирпичикам предмета социологии -- статусам и ролям. Из них создается ткань социальных отношений, социальной структуры и социального взаимодействия. Здесь мы снова увидим общество в его статике и динамике, но на более конкретном уровне. А завершит данную тему глава о социальных группах. Вы познакомитесь со всем их многообразием, начиная с племени и классов и кончая малыми общностями.

Три принципиально важные главы -- о социальной стратификации, социальной мобильности, бедности и неравенстве -- объединены в одну тему. Они раскроют не только макрокартину человеческого общества, но и познакомят с очень конкретными, можно даже сказать, злободневными проблемами российского (да и не только российского) общества.

Завершающая четвертая тема книги откроет вам загадочный мир человеческой личности. Социологи смотрят на нее как на проекцию определенного общества: каково оно, такова и личность. С проблемами становления «социального Я» вы познакомитесь в нескольких главах данного раздела. Ключевая среди них -- тема социализации, которая, в свою очередь, тесно связана с главой о социальном контроле.

Композиция книги

Предлагаемый учебник соответствует Государственному образовательному стандарту среднего профессионального образования по дисциплине «Основы социологии». Он включает две части: 1) собственно Учебник, освещающий теорию вопроса, и 2) Приложение, соединяющее в себе дополнительные тексты (хрестоматия) и практические задания. Главы Учебника и Приложения скорректированы, они одинаково называются и нумеруются. Тематические разделы (или Темы) Учебника снабжены списком использованной и рекомендуемой литературы. В соответствующих главах Приложения читатель познакомится с новыми литературными источниками, из которых позаимствованы фрагменты хрестоматии. Они даны в сокращенном и адаптированном к уровню учащихся виде.

Большинство глав Учебника снабжено краткими выводами. Они помогут вам лучше систематизировать материал. Не бойтесь трудных или непонятных слов. Они расширяют ваш кругозор. А в помощь в конце Приложения приведен Словарь трудных терминов. Почаще заглядывайте в него.

девиантный бедность цивилизация социальный

РАЗДЕЛ I. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ

В этом разделе мы рассмотрим структуру социологического знания. Она включает в себя предмет социологии, историю социологии и методы социологического исследования. Завершается раздел анализом общества и мировой системы. Такой подход будет вполне уместен, так как общество в целом и есть предмет социологической науки.

ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ

Предметом социологии выступает совокупность теоретических понятий, при помощи которых ученый описывает реальные факты, объясняет и практически решает социальные проблемы.

Среди основных понятий мы выделим два главных, которые назовем первокирпичиками, -- это статус и роль. Первое дает статическое изображение предмета социологии, а второе -- динамическое. Статусом называется позиция (положение) человека в группе или обществе.

Быть лидером или аутсайдером в малой группе, например в компании друзей, означает иметь неформальный, или личный, статус. Быть инженером, мужчиной, мужем, русским, православным, республиканцем, бизнесменом значит иметь формальный, или социальный, статус. Иными словами, занимать определенное место в системе общественного разделения труда. У одного человека может быть множество статусов. А ролей?

Любой статус состоит из ролей, а те -- из совокупности прав и обязанностей, которые по традиции общество закрепляет за данной позицией. Учитель обязан передавать знания ученикам, оценивать их успехи, следить за дисциплиной, т. е. выполнять различные роли. Права и обязанности определены социальными нормами. Другой пример: статус «отец» включает в себя несколько ролей -- дисциплинатор для детей, обеспечивающий материальное благополучие семьи, партнер по играм с детьми и некоторые другие.

У каждой роли -- свой круг прав и обязанностей, которые определены либо законом, либо обычаем. Роль «дисциплинатор» из статуса «отец» предполагает, что мужчина имеет право наказывать своих детей и несет обязанность перед обществом за то, что воспитает их в духе законопослушания, уважения традиций и обычаев своего народа.

У разных народов нормы дисциплинирова детей различны: в одних случаях детей не смеют ударить рукой, в других их избивают плетьми. Различаются они и по социальным группам. Известно, что дети из привилегированных классов подвергаются меньшим наказаниям, нежели дети бедноты и рабочего класса.

Точно так же мы можем разложить на составляющие элементы другой статус -- статус мужа. У него иной набор ролей, в частности сексуальный партнер, социальный партнер, организатор семейного быта и досуга, специалист по ремонту домашней утвари и квартиры и т. п. У каждой роли опять же свой круг прав и обязанностей, которые определены соответствующими нормами поведения. И так буквально с каждым социальным статусом. Нормы могут определять каждую роль по отдельности либо их совокупность в целом, т. е. статус.

А как вы думаете -- одна и та же роль может входить в разные статусы?

Сделаем вывод: статус -- ниша или место в социальной структуре общества (группы). Он включает несколько ролей. Каждой роли предписан круг прав и обязанностей, которые определяются социальными нормами. В результате статус указывает на место, а роль -- на способ поведения.

Дадим определение: модель поведения в соответствии с правами и обязанностями, закрепленными за данным статусом соответствующими социальными нормами, называется ролью. Ее еще называют динамической характеристикой статуса.

Представим на минуту такую абстрактную ситуацию: все существующие в обществе статусы (а их десятки тысяч) мы оставили пустыми, наподобие незаполненных медом ячеек улья. Людей нет, есть только пустые статусы:

одно название -- один статус. Так вот, оказывается, что совокупность пустых, т. е. незаполненных людьми, статусов образует социальную структуру общества.

Она напоминает пчелиные соты, состоящие из взаимосвязанных, но пустых ячеек-статусов. Если мы заполним каждую ячейку людьми, как это сделано со статусом «ученик», то получим большие социальные группы людей, совокупность которых дает социальный состав населения. Его изучает статистика.

Социальная структура общества

В примитивном обществе мало статусов: вождь, шаман, мужчина, женщина, муж, жена, сын, дочь, охотник, собиратель, ребенок, взрослый, старик … (Какие еще -- подумайте самостоятельно.) В принципе их можно пересчитать по пальцам. А в современном обществе одних только профессиональных статусов около 40 000, семейно-брачно-родственных отношений более 200 (деверь, сноха, кузина … продолжайте перечень сами), многие сотни политических, религиозных, экономических. На нашей планете 3000 языков, за каждым из них стоит этническая группа -- нация, народ, народность, племя. И это тоже статусы. Они входят в демографическую систему наряду с половозрастными статусами.

Итак, сделаем вывод: первокирпичики предмета социологии -- статусы и роли. Первые дают статическую, а вторые -- динамическую картину общества. Совокупность незаполненных статусов дает социальную структуру общества. Ее мы уподобили пчелиным сотам в улье: множество пустых ячеек плотно подогнаны друг к другу. Социальные соты скреплены особо прочным фундаментом -- социальными функциями.

Это тоже очень простое понятие. В чем состоит функция учителя? Передавать свои знания, оценивать успехи, следить за дисциплиной. Догадываетесь, о чем идет речь? Конечно, это знакомые нам права и обязанности. Они относительны. Почему? Статус учителя относителен статуса ученика, но не работника гороно, родителя, офицера, русского и т. д. Относительность означает функциональную взаимосвязь статусов. Вот почему социальная структура не просто совокупность, а функциональная взаимосвязь статусов. Слово «относительность» связано не только с функциями, но и с отношениями. Выполняя свои обязанности, учитель вступает в определенные отношения с учеником, а тот -- с учителем, родителями, полицейским, ровесника ми, продавцом, таксистом и т. д.

Мы можем смело утверждать, что социальные статусы связаны социальными отношениями, личные статусы связаны межличностными отношениями. Общество окутано огромной сетью социальных отношений, под ней, этажом ниже, расположена другая сеть -- межличностных отношений.

Для социологии важно не то, в какие личные отношения вступают люди, а то, как сквозь них проглядывает нечто более фундаментальное -- социальные отношения. Начальник цеха может относиться к рабочему с большой симпатией. Личные отношения у них замечательные. Но если второй плохо справляется со своей профессиональной ролью, не соответствует статусу, его уволят. Начальник и подчиненный -- социальные роли.

Сделаем вывод: статусы связаны между собой социальными функциями, которые проявляются через социальные отношения. Функции и отношения, наподобие цемента и песка, создают прочный раствор, скрепляющий социальную структуру.

Присмотритесь, последняя у нас разрослась и стала многослойной: статусы, права и обязанности, функции, социальные отношения. Что мы забыли? Конечно, роли. Как и договорились, роли, в отличие от статусов, дают динамическую картину общества. Так оно и есть. Роль без человека ничто. Роль требует своего актера.

Индивиды, выполняющие социальные роли, вступают между собой в социальное взаимодействие. Это регулярный, повторяющийся процесс.

Только регулярно повторяющиеся социальные взаимодействия кристаллизуются в социальные отношения. И снова -- динамика и статика. Если человек однажды научил чему-либо подростков, то какой же он учитель? Учитель -- постоянная функция (т.е. социальная позиция в обществе), как обучение -- регулярное взаимодействие. Только тогда оно становится социальным. Взаимодействие, действие, поведение, роль -- все это очень близкие, даже родственные понятия. И мы об этом будем еще говорить.

Анализировать социальную роль, не рассматривая, что такое человеческая личность, занятие праздное. Всю жизнь мы учимся правильно исполнять социальные роли, следовать предписанным нормам и обязанностям.

Этот трудный, продолжающийся всю жизнь процесс обучения называют социализацией. Ее результат -- социально зрелая личность. А какая же личность без культуры? Культура в социологии понимается как совокупность традиций, обычаев, социальных норм, правил, регулирующих поведение тех, кто живет сейчас, и передаваемых тем, кто будет жить завтра.

Преемственность культуры достигается через социализацию. А «надзирает» за тем, правильно или неправильно проходит социализация, особый механизм или, как говорили в старину, учреждение. Оно называется социальным контролем. Он пронизывает все общество, принимает множество форм и обличий (общественное мнение, цензура, сыск и т. п.), но состоит всего из двух элементов -- социальных норм (предписаний, что должно делать) и санкций (вознаграждений и наказаний, стимулирующих соблюдение предписаний).

Социальный контроль -- механизм регуляции поведения индивидов и групп, включающий нормы и санкции.

Когда в обществе нет законов и норм, устанавливается беспорядок, или аномия. А когда отдельный человек отклоняется от норм либо их нарушает, его поведение называют девиантным.

Сделаем вывод: раствор, скрепляющий общество, по тому крепок, что он подвижен. Такое качество придает ему социальное взаимодействие огромных масс людей. Чтобы оно было упорядоченным процессом, общество выработало особый механизм регуляции поведения -- социальный контроль. Он состоит из санкций и культурных норм, которым люди обучаются в процессе социализации.

Когда мы заполняем пустые ячейки-статусы людьми, то в каждой ячейке обнаруживаем по большой социальной группе: все пенсионеры, все русские, все учителя и т. д. Таким образом, за статусами стоят социальные группы.

Совокупность больших социальных групп (их иногда называют статистическими или социальными категориями) называется социальным составом населения. Им занимаются не только социологи, но и статистики.

У каждого человека есть потребности, без удовлетворения которых он не может обойтись: физиологические, социальные, духовные. Важнейшие, или фундаментальные, потребности у всех одинаковы, а второстепенные различны. Первые универсальны, т. е. присущи всему населению, а стало быть, характеризуют общество в целом.

Учреждения, призванные удовлетворять фундаментальные потребности общества, называются социальными институтами.

Семья, производство, религия, образование, государство -- фундаментальные институты человеческого общества, возникшие в глубокой древности и существующие по сию пору. В своей зачаточной форме семья, по свидетельству антропологов, появилась 500 тыс. лет назад. С тех пор она постоянно эволюционировала, принимая множество форм и разновидностей: полигамия, полиандрия, моногамия, сожительство, нуклеарная семья, расширенная семья, неполная семья и т. д. Государству 5−6 тыс. лет, столько же образованию, а религия имеет более почтенный возраст.

Социальный состав населения

Социальный институт -- очень сложное учреждение и, самое главное, реально существующее. Ведь социальную структуру мы получаем, абстрагируясь от чего-то. Да и статус можно представить только мысленно. Конечно, соединить в единое целое всех людей, все учреждения и организации, которые на протяжении веков связаны с одной функцией -- семьи, религии, образования, государства или производства, и представить их как один из институтов -- тоже непросто. И все же социальный институт реален.

Во-первых, в каждый данный момент времени один институт представлен совокупностью людей и социальных организаций. Совокупность школ, техникумов, вузов, различных курсов и т. п. плюс министерство образования и весь его аппарат, научно-исследовательские институты, редакции журналов и газет, типографии и многое другое, что связано с педагогикой, составляют социальный институт образования. Во-вторых, основные или общие институты, в свою очередь, состоят из множества неосновных, или частных, институтов. Их называют социальными практиками. К примеру, в институт государства входят институт президентства, институт парламентаризма, армия, суд, адвокатура, полиция, прокуратура, институт присяжных и т. д. Так же обстоит дело с религией (институты монашества, крещения, исповеди и т. д.), производством, семьей, образованием.

Совокупность социальных институтов называется социальной системой общества. Однако к ней относятся не только социальные институты, но и социальные организации, и социальное взаимодействие, и социальные роли. Одним словом, то, что движется, работает, действует.

Сделаем вывод: статусы, роли, социальный контроль существуют не сами по себе. Они формируются в процессе удовлетворения фундаментальных потребностей общества. Механизмами такого удовлетворения выступают социальные институты, подразделяющиеся на основные (их всего пять: семья, производство, государство, образование и религия) и неосновные (их гораздо больше), называемые еще социальными практиками.

Вот мы и получили целостную картину общества, описанную при помощи социологических понятий. У этой картины две стороны -- статическая, описываемая структурой, и динамическая, описываемая системой. А исходные кирпичики здания -- статус и роль. Они тоже двойственны. Для завершения картины не хватает, пожалуй, еще двух важных понятий -- социальной стратификации и социальной мобильности.

Социальная стратификация -- совокупность больших социальных групп, расположенных иерархически по критерию социального неравенства и называемых стратами.

Это иная версия социальной структуры. Статусы здесь расположены не горизонтально, а вертикально. Только на вертикальной оси они могут соединяться в новые группы -- страты, слои, классы, сословия, которые отличаются друг от друга по признаку неравенства. Бедные, зажиточные, богатые -- общая модель стратификации. Чтобы от общего перейти к частному, вертикальное пространство мы разделим на четыре «линейки»: шкалу доходов (в рублях, долларах), шкалу образования (лет обучения), шкалу власти (число подчиненных), шкалу профессионального престижа (в баллах экспертов). Место любого статуса легко найти на этих шкалах и тем самым определить общее место в системе стратификации.

Переход из одной страты в другую, неравную (скажем, из бедных в богатые), либо в равную (скажем, из водителей в трактористы) описывается понятием социальной мобильности, которая бывает вертикальной и горизонтальной, восходящей и нисходящей.

Вот и все, что можно сказать о предмете социологии. По существу мы рассказали обо всей социологии, но в самых общих чертах. Книга в целом посвящена тому, чтобы детальнее осветить то, что кратко изложено в этом параграфе.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ

Мыслители с давних пор стремились открыть тайные пружины, управляющие глобальными социальными процессами и тонкими механизмами взаимодействия двух и более человек. Однако социология как самостоятельная наука появилась только в середине XIX века.

Правда, запоздалое возникновение можно объяснить чрезвычайной сложностью предмета изучения -- человеческого общества. Ведь мы толком не знаем, когда именно оно возникло. Историки говорят: 40 тыс. лет назад, хотя человеческий род возник более 2 млн лет назад. Не скрыт ли здесь какой-то парадокс?

Что бы там ни говорили историки, мы точно знаем, что первое и достаточно полное представление о строении общества дали античные философы Платон и Аристотель. Затем наступила очень долгая, растянувшаяся на две тысячи лет, историческая пауза, прежде чем появились выдающиеся ученые и мыслители Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Ф. Бэкон, Ж. -Ж. Руссо, АТельвеций, И. Конт и многие другие), которые серьезно обогатили наши знания об обществе и поведении людей. Наконец, в XIX веке рождается собственно социология, вобравшая в себя лучшие достижения человеческой мысли об обществе и благодаря применению конкретно-научных методов продвинувшая наши знания дальше. В ряду творцов научной социологии выделяются О. Конт, К. Маркс, Э. Дюркгейм и М. Вебер. С них открывается собственно научный период истории социологии.

Итак, нам предстоит совершить краткое путешествие в предысторию и историю социологии. К предыстории мы отнесем античность и новое время. Здесь выделяются четыре фигуры: Платон, Аристотель, Макиавелли и Гоббс. К собственно истории социологии относится период с середины XIX по начало XX века, когда жили и творили основатели современной социологии Конт, Маркс, Дюркгейм и Вебер.

Только в современный период социология появляется как точная наука, опирающаяся на эмпирические факты, научный метод и теорию. Два предшествующих периода характеризуют ее донаучный этап, когда совокупность идей, объяснявших человека и общество, формировалась в рамках социальной философии.

2.1 Античность

Первых социологов античности называют социальными философами. Среди них выделяются два гиганта -- Платон (427−347 до н.э.) и Аристотель (384−322 до н.э.). Они, как и нынешние социологи, изучали традиции, обычаи, нравы и взаимоотношения людей, обобщали факты, строили концепции, которые завершались практическими рекомендациями о том, как усовершенствовать общество. Поскольку в античности «общество» и «государство» не различали, то оба понятия употреблялись в качестве синонимов.

Платон. Первым в истории трудом по «общей социологии» считают «Государство» Платона. Он подчеркивал особую роль разделения труда и создал первую в мире теорию стратификации, согласно которой любое общество делится на три класса: высший, состоящий из мудрецов, управляющих государством; средний, включающий воинов (видимо, и в древности военно-промышленный комплекс играл не последнюю роль), охраняющих его от смуты и беспорядка; низший, где числились ремесленники и крестьяне. Высший класс наделен огромными привилегиями, но он постоянно злоупотребляет властью. Чтобы этого не происходило, знать необходимо лишить частной собственности, которая, согласно Платону, развращает нравы людей. К управлению обществом следовало допускать людей, достигших 50 лет, высокообразованных и талантливых. Они должны вести суровый образ жизни и не предаваться земным утехам. (Как вы думаете, сегодня высший класс следует этим требованиям?)

Аристотель. У него опорой порядка выступал средний класс. Кроме него, существуют еще два класса -- богатая плутократия и лишенный собственности пролетариат. Государство лучше всего управляется в том случае, если: 1) масса бедняков не отстранена от участия в управлении; 2) эгоистические интересы богатых ограничены; 3) средний класс многочисленнее и сильнее, чем два других.

Несовершенства общества, учил Аристотель, исправляются не уравнительным распределением, а моральным улучшением людей. Законодатель должен стремиться не к все общему равенству, а к выравниванию жизненных шансов. Частной собственностью может владеть каждый, она не вредит нравам людей и развивает здоровые эгоистические интересы. Человеком управляет множество стремлений, но главное среди них -- любовь к деньгам. При коллективной собственности все или большинство бедны и озлоблены. С другой стороны, не менее опасно для государства и чрезмерное неравенство людей. Аристотель превозносит общество, в котором средний класс сильнее всех других.

2.2 Новое время (XV- XVII века)

Николо Макиавелли (1469−1527 гг.). Он первым из мыслителей нового времени обратился к идеям Платона и Аристотеля и создал на их основе оригинальную теориию общества и государства. Его главное произведение «Государь» как бы продолжает основную линию рассуждения платоновского «Государства», но акцент поставлен не на структуре общества, а на поведении политического лидера. В лице Макиавелли социология и политология обрели новое измерение, они стали наукой о поведении людей в обществе.

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха, должен знать законы поведения людей. Первый закон гласит, что нашими действиями правят честолюбие и мотив власти. Состоятельными людьми движет страх потерять то, что они накопили, а бедняками -- страсть приобрести то, чего их лишили. Второй закон гласит: умный правитель не должен выполнять все свои обещания. Ведь и подданные не очень спешат с выполнением своих обязательств. Добиваясь власти, можно расточать обещания, но, придя к ней, не обязательно их выполнять, иначе попадешь в зависимость от подчиненных. А где зависимость, там нерешительность, малодушие и легкомыслие. Третий закон: творить зло надо сразу, а добро -- постепенно. Наградами люди дорожат, когда они редки, наказания же нужно производить сразу и в больших дозах. Единовременная жесткость переносится с меньшим раздражением и считается более справедливой, чем растянутая во времени. Наказание не нуждается в оценке и ответной благодарности (как поощрение).

Следующий шаг сделал Томас Гоббс (1588−1679 гг.). Он разработал теорию общественного договора, послужившую основой учения о гражданском обществе. У животных нет борьбы за почести и звания, поэтому у них нет ненависти и зависти -- причины мятежей и войн. У людей все это есть. Неправильно думать, будто люди от рождения склонны к сотрудничеству. Если бы человек любил другого по естественному побуждению, то он искал бы общения со всеми в равной мере. Но каждый из нас предпочитает общество тех, кто ему выгоднее. Именно наша природа толкает искать не друзей, а почета и выгод.

Что побуждает людей создавать общество? Взаимное опасение. Оно сбивает людей в группы, помогая выжить в конкуренции. Но, объединившись, люди преследуют вовсе не общественное благо, а стремятся даже из этого извлечь себе выгоду, либо достичь уважения и почестей. Поэтому человеческое общество не будет ни очень большим, ни очень устойчивым. Оно стабильно, если слава и почет возданы всем. Но так не бывает. Обойденным оказывается всегда большинство, почет достается немногим, следовательно, общество со временем обязательно распадется. Страх не разъединяет, а объединяет людей, вынуждает заботиться о взаимной безопасности. Государство -- наилучший способ удовлетворить такую потребность. Поэтому причина возникновения стабильного, длительно существующего общества -- взаимный страх, а не любовь и расположение.

Естественное состояние -- война всех против всех или социальная борьба за выживание. Она характеризует повседневную жизнь людей в догражданском обществе. Иное дело гражданское общество -- высший этап развития. Оно покоится на общественном договоре и юридических законах. У него три формы правления: демократия, аристократия, монархия. Только с появлением государства возникают собственность в истинном смысле слова и соответствующие учреждения (суд, правительство, армия, полиция), защищающие ее. В результате прекращается война всех против всех.

2.3 Современный этап (середина XIX -- начало XX века)

Современный этап отличается от предшествующего тем, что европейское общество окончательно и бесповоротно вступает на путь капиталистического развития. Два первых из рассматриваемых нами мыслителей, а именно О. Конт и К. Маркс, застали начальную стадию капитализма, а два других (Э. Дюркгейм и М. Вебер) -- продвинутую. Между ними качественная разница. Естественно, что первые и вторые описывали совершенно разные общества. Отсюда и различие их взглядов.

Опост Конт (1798−1857), давший имя социологии, начал творить чуть раньше Маркса. Поэтому он выразил в своем творчестве идеалы прогресса, политической и экономической свободы, надежду на то, что с помощью науки можно решить все социальные проблемы. На вопрос о том, как вылечить больное общество, Конт отвечал просто: надо создать такую же точную и объективную науку об обществе, какой является естествознание. Новая наука называется «социология». Открытые наукой законы общества надо преподавать в школах и университетах, дабы просветить людей в отношении того, как следует правильно и разумно строить свои взаимоотношения.

О. Конт настолько уверовал в свое детище, что во всеобщей классификации наук поставил социологию на самую вершину -- выше математики, физики и биологии, а преобразующую роль социологии в обществе (она должна произвести революцию в умах людей) считал столь же важной, как и роль религии. Социология призвана открывать универсальные законы развития и функционирования общества, неотделимые от законов природы. Свои открытия она совершает при помощи четырех методов: наблюдение, эксперимент, сравнение и исторический метод. Причем применяться они должны объективно и независимо от оценочных суждений исследователя. Такой подход с тех пор называют позитивизмом.

Конт совершил поистине коперниканский переворот в социологии, определил предмет и метод социологии. По его мнению, наука должна раз и навсегда отказаться от нерешаемых вопросов. К ним Конт относил те, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, опираясь на факты. Прежде всего к ним относятся философские суждения, оторванные от жизни.

Конт преклонялся не только перед созданной им социологией, но и перед человеческим обществом, которое она призвана описывать. Для него отдельный индивид -- почти ничто, а точнее -- абстракция. Общество же есть высшая реальность. Под ним подразумевалось все человечество или какая-то его часть, связанная консенсусом (всеобщим согласием). Учение Конта состояло из двух частей -- социальной статики, описывающей законы существования, и социальной динамики, описывающей законы и этапы изменения общества.

Карл Маркс (1818−1883) куда более пессимистично смотрел на возможности капитализма, нежели Конт. Он воочию наблюдал «зверства первоначального накопления»: рост преступности и нищеты в городах, разорение крестьянства, сказочное обогащение кучки буржуа, продажу детей в рабство и т. п. Поэтому Маркс выдвинул совершенно иной подход к пониманию общества. Его считают изобретателем теории социального конфликта. Если для Конта и Дюркгейма главное -- стабилизация общества, то для Маркса -- его уничтожение и замена новым, более справедливым. Считается, что вся мировая социология возникла и сформировалась чуть ли не как реакция на марксизм, как стремление средствами теории опровергнуть его. В самом деле, Маркс выступал за революционный путь изменения общества, а все другие социологи -- за реформистский.

В отличие от Конта и Дюркгейма Маркс придавал аномалиям, т. е. негативным сторонам капитализма, а именно эксплуатации, обнищанию, преступности не относительное, а абсолютное значение. Их нельзя устранить полностью или частично в рамках капитализма. Это такой же антагонистический строй, как рабовладение и феодализм. Антагонизм -- непримиримое противоречие основных классов любого общества. Всюду, где есть классы, существует антагонизм, ибо один класс всегда эксплуатирует другой, т. е. живет за его счет, присваивает неоплачиваемый труд. Рабовладение и феодализм все больше накапливают такой антагонизм, а капитализм доводит его до логической точки. Антагонизм нельзя разрешить в рамках существующего строя, ибо эксплуататоры добровольно не отдадут награбленное и не поменяются местами с теми, кого они эксплуатируют. Даже если два класса поменяются местами, эксплуатация как явление, как социальный институт не исчезнет. Эксплуатацию нельзя реформировать, ее можно только уничтожить, заменив классовое общество на бесклассовое.

Эмиль Дюркгейм (1858−1917), как и О. Конт, был французом. Но, в отличие то последнего, он застал свою страну на качественно ином этапе развития. Капитализм превратился в мировую систему, охватившую все континенты. Крупные банки, предприятия и офисы, машинная индустрия, пароходы, автомобили и аэропланы определяли лицо европейского общества рубежа XX века.

Дюркгейм предлагал опираться на социальные факты и изучать их статистически. Под социальными фактами он понимал коллективные привычки, традиции, обычаи, правила поведения, обряды. Считать их фактами, доступными объективному изучению наряду с магнетизмом или гравитацией, было по тем временам революционным шагом. Но Дюркгейм был уверен, что они существуют независимо от индивида, наподобие природных фактов. Собрав обширный фактический материал, он доказал, что число само убийств в разных социальных группах неодинаково: у католиков их меньше, чем у протестантов, а у горожан больше, чем у сельчан. Почему так происходит? Дело в том, что чем выше уровень интеграции (сплоченности, солидарности) социальной группы, тем ниже уровень самоубийств. Горожане и протестанты более разобщены и индивидуалистичны, нежели сельчане и католики.

Как видим, одни социальные факты (самоубийства) Дюркгейм объяснял при помощи других социальных фактов (интеграция), не прибегая к психологическим или физическим причинам, например к расстройству памяти или росту человека. И это еще одно достижение французского социолога. По существу, Дюркгейм дал новую методологию современной социологии.

Немало заслуг у Дюркгейма и перед научной теорией. Главным в человеческом обществе, что цементирует и сплачивает его, он считал социальную солидарность, а силой, создающей общественное целое, полагал разделение труда, т. е. специализацию и распределение людей по профессиям. Солидарность покоится на коллективном сознании -- совокупности общих верований и чувств, которые разделяют члены одной группы или общества. Коллективное сознание отражает характер народа, его идеалы и традиции.

Разделение труда вносит разнообразие, и чем оно больше, тем сильнее у людей стремление к единству и обмену. Символом обмена, его юридической формой выступает договор. Обмен предполагает, что два человека берут на себя взаимные обязательства. Из этого проистекают сотрудничество и кооперация. Кооперироваться -- значит поделить между собой общее занятие. Договор покупателя с продавцом или предпринимателя с рабочим -- форма социального взаимодействия. Их отношения регламентируются правами и законами, на которых покоятся социальные институты общества.

В примитивных обществах, основанных на механической солидарности, личность не принадлежит себе и поглощается коллективом. Напротив, в развитом обществе, основанном на органической солидарности, оба дополняют друг друга. Чем примитивнее общество, тем больше люди похожи друг на друга, тем выше уровень принуждения и насилия, ниже ступень разделения труда и разнообразия индивидов. Чем больше в обществе разнообразие, тем выше терпимость людей друг к другу, шире базис демократии. Чем глубже разделение труда, тем больше появляется новых профессий.

Макс Вебер (1864−1920) -- соотечественник К. Маркса -- жил в одно время с ЭЛюркгеймом. Тем не менее взгляды их существенно различались. Дюркгейм и Маркс отдавали приоритет обществу. Маркс главным для прогресса считал экономические факторы, верил в историческую миссию пролетариата. Вебер превыше всего ставил индивида, причиной развития общества называл культурные ценности, верил в интеллигенцию. Согласно Веберу, только индивид обладает мотивами, целями, интересами и сознанием. Коллективное сознание -- скорее метафора, нежели точное понятие. «Класс», «государство», «общество» -- собирательные понятия. Мы говорим о «капиталисте», «предпринимателе», «рабочем» или «короле» как о среднетипичном представителе данного слоя. Но предпринимателя или рабочего «вообще» не существует. Это абстракция, придуманная учеными для того, чтобы одним именем обозначать целые совокупности фактов, людей, явлений. Иначе их можно назвать «идеальными типами».

Говоря о методах исследования, Вебер подчеркивал, что уповать только на социальную статистику неправильно. Это первый, но далеко не последний шаг ученого. Второй и более главный шаг -- поиск мотивов, которые могут раскрыть содержательную связь явлений. Статистика и изучение мотивов, которые игнорировали Конт, Маркс и Дюркгейм, -- взаимодополнительные части социологического исследования. Таково ядро научного метода.

Но как выяснить мотивы? Ведь мы их не видим. Ученому надо мысленно поставить себя на место того, кого он изучает, и разобраться, почему он поступил так, а не иначе, что им руководило, какие цели он преследовал. Наблюдая цепочку реальных действий, например, забастовку, социолог должен сконструировать правдоподобное * объяснение на основе внутренних мотивов ее участников. Мотивы других людей мы раскрываем благодаря знанию того, что в схожих ситуациях большинство людей поступают одинаково. Так Вебер подошел к теории социального действия, выделив четыре его типа: целерационалъное; ценностно-рациональное; традиционное; аффективное. Два. последних не входят в предмет социологии, так как человек выполняет их либо автоматически, сообразуясь с традициями, либо бессознательно, подчиняясь чувствам (аффектам). Только первые два он относил к социологии и называл их рациональными (осознанными).

Идеи Вебера пронизывают все здание современной социологии, составляя его фундамент. Творческое наследие Вебера огромно. Он внес вклад в теорию и методологию, заложил основы отраслевых направлений социологии: бюрократии, религии, города и труда.

Сделаем выводы: развитие социологических представлений об обществе все время шло по нарастающей -- от Платона и Аристотеля к Макиавелли и Гоббсу, а от них к Конту и Марксу. С каждым шагом наши знания углублялись и обогащались. Наивысшим выражением стали идеи Дюркгейма и Вебера. Они не только создали самую сложную теорию общества в рассматриваемый исторический период, но и заложили методологический фундамент современной социологии, что было сделать еще труднее. Конечно, и общество в их время стало намного богаче и сложнее. Дюркгейма принято считать пионером социальной статистики в социологии, а Вебера -- самым крупным теоретиком среди всех когда-либо живших социологов.

Итак, мы совершили небольшое путешествие в историю социологии и остановились у самого порога ее современного этапа. Но мы заглянем за него в следующих разделах книги, ибо вся она посвящена тем понятиям, методам и концепциям, которые созданы социологами XX века.

ГЛАВА 3. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Социология не может существовать, не добывая эмпирическую информацию самого разного плана -- о мнении избирателей, досуге школьников, рейтинге президента, семейном бюджете, количестве безработных, уровне рождаемости и т. д. Первым делом исследователь использует официальную статистику, публикуемую в журналах, бюллетенях, докладах. Недостающую информацию он добирает в социологическом опросе, где выясняются субъективные мнения людей (в анкетировании их называют респондентами). Ответы математически усредняются, обобщенные данные представляются в виде статистических таблиц, выводятся и объясняются закономерности. Конечный итог -- построение научной теории, которая позволяет предсказывать будущие явления и разрабатывать практические рекомендации.

3.1 От теории к инструменту

Итак, социологическое исследование начинается вовсе не с составления анкеты, как принято думать, а с проработки проблемы, выдвижения целей и гипотез, построения теоретической модели. Лишь затем социолог переходит к разработке инструментария (чаще всего это действительно анкета), затем сбору первичных данных и их обработке. А на конечной стадии -- снова теоретический анализ, ибо данные надо правильно, т. е. в соответствии с выдвинутой теорией, интерпретировать и объяснить. Только после этого следуют практические рекомендации.

Представим себе, что надо изучить забастовку.

Вначале социолог составляет теоретическую схему явления. Она включает абстрактные понятия, характеризующие данные явления, которые логически увязаны друг с другом. Затем они переводятся в совокупность конкретных, наблюдаемых признаков.

К примеру, понятие «масштаб забастовки» можно свести к таким признакам, как число активных забастовщиков и сочувствующих им, размер нанесенного экономического ущерба, продолжительность забастовочной акции, реакция общественности (публикации в прессе -- центральной или только местной, разговоры, слухи) и официальных органов (создание специальных комиссий, обращение в судебные инстанции, применение санкций). Похожим образом конкретизируются и другие понятия, включенные в теоретическую схему. Список абстрактных понятий еще не создает научную теорию. Для этого между ними надо установить логические связи. Их-то главным образом и проверяют в эмпирическом исследовании. До того как их проверили, они носят предположительный, или гипотетический, характер.

Научная гипотеза -- это предположение о характере связи научных понятий, а не о самих понятиях.

Гипотезы могут быть очень общими, если они касаются абстрактных понятий. Например, вы можете предположить, что забастовки суть проявление отчуждения труда, и чем выше уровень последнего, тем чаще возникают первые. Но отчуждение труда -- слишком общее понятие. Правильнее использовать более конкретные термины.

К примеру, социолог предполагает, что с увеличением продолжительности забастовки число сочувствующих убывает. Или: с увеличением продолжительности забастовки растет вероятность заключения компромисса между враждующими сторонами.

Конкретную гипотезу легче проверить в наблюдении или опросе. Интуитивно мы догадываемся, что обе гипотезы верны. Остается их проверить. Не подтвердившаяся гипотеза так же полезна для науки, как и подтвержденная, но источником гипотез служит наша интуиция. Каждый может поупражняться в этом, а затем проверить, ошибся он или нет.

Ну, а как же все-таки проверяются гипотезы?

Конкретные признаки формулируются на языке социологического инструментария -- анкеты, статистического документа, бланка интервью и т. д. Так, число активных участников забастовки можно узнать в министерстве, городской мэрии, милиции, администрации предприятия. Если там нет информации, ее получают из опроса. Тогда в анкете формулируется соответствующий вопрос: относите ли вы себя к активным участникам забастовки, к пассивным участникам, сочувствующим, нейтральным наблюдателям или к числу ее противников? Все конкретные признаки должны присутствовать в анкете. А откуда в таком случае берутся связи?

Обычно связь конкретных признаков, например, продолжительности забастовки и убывания числа сочувствующих, устанавливается при математической обработке анкет. Но иногда ее выясняют непосредственно.

Респондента спрашивают: станете ли вы поддерживать бастующих, если акция продлится слишком долго (сколько именно)? На практике подобные сведения трудно получить из статистики. Необходим социологический опрос. Статистика или опрос дадут информацию о том, сколько человек принимали участие в организации забастовки, в переговорных процессах на начальной и конечной стадиях, сколько активно выступали против ее проведения и сколько выражали сочувствие.

Сравнивая и дополняя субъективные и объективные данные, социолог получает полномасштабную картину.

По результатам исследования социолог выстраивает определенные тенденции и устанавливает зависимости одного события от другого (скажем, числа сочувствующих от продолжительности забастовки).

Если первый признак уменьшается по мере того, как возрастает второй, то ученый делает вывод о подтверждении гипотезы. А если подтвердились и все другие предположения, то верна теория в целом. Правда, надежным инструментом познания она станет лишь после того, как эту теорию, полностью или частично, подтвердят в других исследованиях. Цементом картины выступают закономерности -- периодически повторяющиеся тенденции: например, у бедных на питание тратится большая часть семейного дохода, чем у богатых (обычно 2/3 дохода).

Гипотезы -- стержень научной теории. Ради них она и создается. В гипотетической форме выражена связь явлений. Все другие элементы социологического исследования: программа, рабочий план, инструментарий, выборка, сбор данных, их обработка и анализ -- играют обслуживающую роль. Ведь сущность человеческого мышления выражается в установлении зависимости, тенденций, закономерности явлений. Появление надежной теории -- вещь чрезвычайно редкая. Многие годы и даже десятилетия уходят на ее создание и проверку. Эмпирических исследований неисчислимо больше, далеко не все они заканчиваются созданием теории. Большинство годится лишь для решения частных вопросов -- управления персоналом в фирме, организации партийных выборов, оказания помощи пенсионерам или матерям-одиночкам.

3.2 Какой метод применить

При сборе первичных данных используют четыре основных метода, каждый имеет по две основные разновидности (они указаны в скобках):

опрос (анкетирование и интервьюирование);

анализ документов (качественный и количественный (контент анализ));

наблюдение (невключенное и включенное);

эксперимент (контролируемый и неконтролируемый).

Искусство опроса состоит в правильной формулировке и расположении вопросов. Вопросы задают не только социологи. Первым задумался о научной постановке вопросов древнегреческий философ Сократ, который разгуливал по улицам Афин и ставил прохожих в тупик хитроумными парадоксами. Сегодня опросным методом пользуются кроме социологов также журналисты, врачи, следователи, учителя.

Чем же тогда отличается от них социологический опрос?

Первая отличительная черта -- количество опрошенных. Названные выше специалисты имеют дело, как правило, с одним человеком. Социолог же опрашивает сотни и тысячи людей и лишь затем, обобщив полученную информацию, делает выводы. Почему он так поступает? Когда опрашивают одного человека, то получают личное мнение. Для журналиста, интервьюирующего эстрадную звезду, врача, составляющего диагноз на основании слов пациента, следователя, доискивающегося до причин гибели человека, большего и не надо. Им необходимо именно личное мнение опрашиваемого.

Напротив, социолог, опрашивающий множество людей, интересуется общественным мнением.

Индивидуальные отклонения, субъективные предубеждения, предрассудки, ошибочные суждения, намеренные искажения -- если их обработать статистически -- взаимопогашаются. В результате социолог получает усредненную картину реальности. Он опросил 100 инженеров и выявил среднетипичного представителя данной профессии. Вот почему в социологической анкете не требуют указывать свою фамилию, имя и отчество, адрес. Она анонимная. Итак, социолог, получая статистическую информацию, выявляет социальные типы личности.

Вторая отличительная черта -- достоверность и объективность. Она тесно связана с первой: опрашивая сотни и тысячи людей, социолог получает возможность обрабатывать данные математически. Он усредняет разнообразные мнения и в результате получает гораздо более достоверную информацию, нежели, например, журналист. Ее можно назвать даже объективной, если строго соблюдены все научно-методические требования. Хотя получена она на основе субъективных мнений.

Никто в мире не изобрел более совершенного способа соединить несоединимое, огонь и воду, лед и пламень. Это маленькое чудо научного познания совершает математическая статистика. Правда, она требует за это дорогую цену -- совершенное владение методикой и техникой социологического исследования, все тонкости которых можно познать только за долгие годы непрерывной работы

Третья отличительная черта -- цель опроса. Врач, журналист или следователь вовсе не стремятся к обобщенной информации, они выясняют то, что отличает одного человека от другого. Конечно, все они стремятся к правде, добиваясь правды от опрашиваемого: следователь в большей степени, журналист, которому заказали сенсационный материал, в меньшей. Но ни один из них не нацелен на расширение научного знания, обогащение науки.

Полученные социологом данные о закономерностях связи труда инженеров с отношением к работе и формой досуга освободит его коллег от необходимости еще раз проводить обследование. Если подтвердилось, что разнообразный труд (инженер) влечет разнообразный досуг, а одно образный труд (рабочий на конвейере) связан с однообразным, бессодержательным времяпрепровождением (выпивка, сон, просмотр телепередач), и такая связь теоретически доказана, то мы получим научный факт.

Хотя журналиста или врача подобная универсальность мало удовлетворит. Им нужно раскрыть индивидуальные особенности и отклонения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой