Основы уголовного права

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Общая характеристика Особенной и Общей частей уголовного права

Особенная часть уголовного права выступает как совокупность уголовно-правовых норм, обусловливающих круг и юридические признаки поступков, признаваемых правонарушениями, виды и величина наказаний предназначаемых за их совершение.

Если в Общей части уголовного права содержатся установления основных понятий: уголовный закон, преступление, наказание, освобождение от уголовной ответственности и от наказания и т. д., то в Особенной части обусловливаться круг и виды общественно опасных поступков, запрещенных уголовным законом под угрозой кары, а также определяются наказания за них. Общая и Особенная части уголовного права нераздельно сплочены, не могут использоваться друг без друга и одновременно являются единым целым — областью российского уголовного права. Целостность Общей и Особенной частей уголовного права переопределяет структуру и неделимость уголовного закона.

Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) определяет основание, принципы и общие положения уголовной ответственности (Общая часть), устанавливает, какие опасные для лиц, общества или государства поступки опознаются правонарушениями, и учреждает виды наказаний и прочие критерии уголовно-правового характера за совершение правонарушений (Особенная часть).

Правоохранительные органы и суд могут использовать нормы уголовного права, зафиксированные в Уголовном кодексе РФ, при содеянии определенного правонарушения только на основании применения и соблюдения совокупности указаний Общей и Особенной частей.

При досудебном следствии правонарушений и в судебном разбирательстве уголовных дел не получится принять верное решение без уяснения таких положений, зафиксированных в Общей части УК РФ, как основание уголовной ответственности (ст. 8); действие уголовного закона во времени и обратная сила уголовного закона (ст. 9, 10); лица, подлежащие уголовной ответственности (ст. 19−23); вина и ее формы (ст. 24−28), неоконченное преступление (ст. 29 — 31), соучастие в правонарушении (ст. 32 — 36), обстоятельства, исключающие преступность поступка (ст. 37−42 УК РФ).

Особенная часть Уголовного кодекса, помимо норм, содержащих отображение конкретных составов преступлений, фиксирует нормы, устанавливающие основания для освобождения лиц, содеявших некоторые конкретные правонарушения, от уголовной ответственности за них в связи с деятельным раскаянием и по иным основаниям (примечания к ст. 126, 204 — 208, 222, 223, 228, 275, 291, 307, 337, 338 УК РФ).

В нормах, содержащихся в Особенной части УК, помимо того, имеются определения основных правовых понятий, без понимания которых возникают серьезные нелегкости при квалификации злодеяний. К примеру, примечание 1 к ст. 158 УК РФ устанавливает, что хищение это содеянные с корыстной целью противозаконные безвозмездные изъятия и (или) обращенич чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу данного имущества.

В примечаниях к ст. 158, 169, 198, 199, 260 и к ряду иных статей УК РФ имеются определения понятий крупных или значительных размеров деяний или последствий.

Значимость Особенной части уголовного права (и УК РФ) весьма велико. Без Особенной части уголовное право невообразимо. Именно в ней установлены и описаны признаки определенных уголовных покушений, важные для квалификации и разрешающие отграничить одно злодеяние от иного. Без норм Особенной части неосуществимо было бы привлечение к уголовной ответственности, так как отсутствовало бы самое важное — основание уголовной ответственности. Согласно ст. 8 УК таким основанием является совершение поступка, содержащего все признаки состава преступления, которые предусмотрены Кодексом.

2. Соотношение Особенной и Общей частей уголовного права

В отечественной литературе можно столкнуться с различными вариантами конструирования определения Особенной части. Если не все, то многие в качестве отправного определяют тезис, по которому она выступает как совокупность уголовно-правовых норм. Следуя ему, авторы не находят необходимым приводить доводы в обоснование своей точки зрения, находя ее, по-видимому, бесспорной и самоочевидной. Между тем как раз в данном отношении имеющиеся ныне определения Особенной части нуждаются в уточнении, поскольку, по сути они опираются на отождествлении статей УК и заключающихся в нем норм права.

Достаточно четко подобные отождествление обнаруживается в моментах, когда идет речь о структуре уголовно-правовых норм, в связи с чем заявляется мнение, согласно которому их диспозиция и санкция предусматриваются Особенной частью, а догадка в целях экономии законодательно-технических средств и компактности Уголовного кодекса установлена в Общую часть. Вопрос о том, могут ли называться нормой ее отдельные структурные компоненты, остается при этом без отклика. Подобно обходят его и авторы, следующие за другими толкованиями взаимосвязи Особенной и Общей частей УК. Так, считая, что положения Общей части не являются общими для положений Особенной части на том основании, что содержание уголовно-правовой нормы, которая предусматривает определенный состав правонарушения, в то же время определяется из признаков, установленных в статьях Общей и Особенной частей уголовного закона, А. В. Наумов и А. С. Новиченко полагают: «В данном случае между ними (т.е. между нормами Общей и Особенной частей У К. — Авт.) не связь общего, особенного и отдельного, а одного общего понятия (норма Общей части) с иным общим понятием (норма Особенной части), совокупность которых дает нам содержание и объем третьего общего понятия — понятия употребляемой уголовно-правовой нормы, предусматривающей определенный состав преступления». Приметно, кстати, и то, что, говоря о статьях Особенной и Общей частей, в отношении первых стала общепринятой экстраполяция на них представлений о структуре норм права, т. е. выделение в подобных статьях диспозиции и санкции, а в отношении вторых — статей Общей части — в сущности своей отказ от структурно-элементного их анализа.

Обстоятельный анализ всех аспектов соотношения нормы права и статей УК — вопрос, нуждающийся в рассмотрении в границах исследований об уголовном законе, т. е., при изложении положений Общей части. Все же, применительно к понятию Особенной части не будет бесполезным сделать акцент на том, что любая правовая норма является элементом права и, значит, определение ее сущности и структуры (гипотезы, диспозиции, санкции) должно реализовываться с учетом задач и функций, осуществляемых нормой в механизме управления общественных отношений. Так как данные задачи и функции являются едиными для Общей и Особенной частей, то видеть в данных частях взаимосвязь различных видов уголовно-правовых норм нет никаких причин. В отличие от норм статьи уголовного закона суть внутреннее подразделение нормативного акта, отображающее логически обособленную часть его текста и содержащее в себе одно или несколько, в большинстве случаев, сложных предложений, членами которых, как известно, служат подлежащее, сказуемое, определение, дополнение и обстоятельство. Данные члены предложения, а также название, примечание, вычленяемые части, пункты, абзацы и т. п. и есть структура статей нормативного акта, которые, в свою очередь, являются структурными образованиями и объединяются в ныне действующем законодательстве в главы, а последние — в разделы. В подобной плоскости происходит группировка разделов УК РФ, вследствие чего сформировываются Общая и Особенная части, играющие роль элементов первичного деления кодифицированного материала. Если, однако, Общая и Особенная части, разделы, главы и статьи уголовного закона лежат в одной и той же плоскости группировки законодательного материала, то вывод может быть только один: обе части УК представляют собой различные совокупности не уголовно-правовых норм, а статей уголовного закона.

Наблюдая недопустимость отождествления статей Особенной или Общей части с уголовно-правовыми нормами, нельзя предаваться крайности иного рода: противопоставлять одно другому. В методологическом плане подобное противопоставление непозволительно потому, что соотношение данных частей не может быть ничем другим, как соотношением соответствующих категорий: общего и особенного. Узловым моментом философской характеристики их взаимосвязи является итог, согласно которому общее и особенное имеются не самостоятельно, а как стороны, аспекты, части того, что означается как отдельное. Акцентируя, что именно в отдельном, в качестве которого может выступать любое материальное образование, обнаруживается единство всякого общего и особенного, в философской литературе наблюдается: «Если каждое материальное образование является единством общего и особенного, то, чтобы составить себе верное представление о том или ином объекте, нужно выявить не только то, что у него является общим с иным материальными образованиями, но и то, что отличает его от иных материальных образований… Далее, если каждому материальному образованию, каждой области действительности нужно присуще как общее, так и особенное, то в решении практических задач необходимо отталкиваться не только из общего, повторяющегося, но и из особенно-то, свойственного только данной области, данному материальному образованию».

Приведенные положения имеют самое прямое касательство к интересующему нас вопросу. В Особенной части нет и не может быть статей, которые могли бы использоваться независимо от статей Общей части. Подобное нужно сказать и сравнительно последней, положения которой также не имеют самостоятельного регулятивного смысла. Обращая взор на это, авторы объясняют нераздельную связь Общей и Особенной частей в основном тем, что обе они являются внутренними подразделениями одного и того же единого — Уголовного кодекса, и, следовательно, содержание любой их них определяться решением единственной задачи. С подобного рода суждениями безусловно можно согласиться, но лишь при условии, что имеется в виду характеристика всех статей Особенной и Общей частей. Но могут ли данные суждения служить достаточной причиной для объяснения оснований, по которым использование отдельных уголовно-правовых норм требует учета соответствующих статей Особенной и Общей частей? Конечно, нет, т. к. абсолютно все уголовно-право-вые нормы призваны служить решению одной и той же задачи — охране интересов личности, общества и государства, однако в каждом отдельном случае используются лишь отдельные из них. Вероятно, что совместное использование статей Особенной и Общей частей при вынесении решения по отдельному уголовному делу диктуется иными представлениями. Суть их состоит в том, что статьи Особенной и Общей частей очерчивают признаки не разных, а одних и тех же уголовно-правовых норм. Проще говоря, любая норма уголовного права определяется одновременно (совместно) и статьями Особенной и Общей частей УК. Именно то, что ни те ни другие сами по себе всецело не раскрывают содержание уголовно-правовой нормы, исключает возможность толкования и использования ее лишь на основе статей какой-либо одной части УК. Стало быть, с позиций норм уголовного права речь должна идти не о том, что отличает, а как раз о том, что объединяет некоторые положения Общей и Особенной частей УК в единое целое.

Целостность, неразрывность Особенной и Общей частей конечно же не снимает вопроса об их специфике. Но, уясняя ее, нельзя опять же не считаться с тем, что в данном случае находит свое проявление взаимосвязи категорий особенного и общего. К сожалению, и с данной точки зрения имеющиеся ныне определения Особенной части бесспорно небезупречны.

Выявляя ее понятие, нередко, к примеру, ограничиваются указанием на круг решаемых в ней вопросов, в результате чего она толкуется как совокупность положений, устанавливающих, какие общественно опасные действия признаются правонарушением и какие наказания может применить суд к лицам, виновным в их совершении. Такое понимание круга вопросов в принципе возражений вызывать не должно, ведь овладевает собой содержание не только всех статей Особенной части, очерчивающих основания и границы ответственности за совершенное, но и примечания к некоторым этим статьям, предусматривающим специальные виды освобождения от уголовной ответственности. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что и статьи Общей части в итоге решают вопросы, прямо относящиеся к преступности и наказуемости действий, в том числе оснований и видов освобождения от уголовной ответственности. Но если это так, то напрашивается вывод: специфика каждой из частей УК должна предусматриваться главным образом не в том, какие вопросы они решают, а в чем-то другом.

Возможно, именно аналогичного рода суждения побудили многих авторов к конструированию несколько иного типа определений Особенной части: таких, в которых ее различия связываются не столько с тем, какие вопросы она решает, сколько с тем, применительно к каким конкретно действиям они решаются. При этом Особенная часть обычно толкуется как совокупность того, что определяет или содержит признаки преступности и наказуемости, как подчеркивается, «определенных», «конкретных», «отдельных» и т. п. действий. В сравнении с положениями Общей части данный подход имеет в виду, конечно же, не то, что им свойствен неопределенный, неконкретный (абстрактный) характер, но то, что в отличие от Особенной части они выражают признаки не отдельных, а всех или некоторого множества уголовных посягательств. Следуя логике соотношения Особенной и Общей частей, лежащей в основе анализируемого типа определений, можно с определенно частью условности определить: в первом случае предметом служат признаки преступности и наказуемости одного (определенного, конкретного, отдельного) действия, во втором — признаки любого действия, предусматриваемого законом в качестве преступного и наказуемого.

Не останавливаясь на других предлагаемых авторами вариантах изучения понятия Особенной части (по мнению, к примеру, Бернера, Общая часть раскрывает преступление, наказание и наказуемость как родовые понятия, а Особенная — как видовые понятия), необходимо произвести интерес на главное: отличительные черты той и другой части УК должны упираться на основе и с учетом взаимосвязи философских категорий особенного и общего, в которой все, что отличает сравниваемые предметы, должно исследоваться как особенное, а то, что указывает на их сходство, — общее. Применительно к статьям Особенной и Общей частей это обозначает, что первые должны закрепить различия между уголовно-правовыми нормами, в том числе и различия между описываемыми ими признаками состава преступления, вторые — повторяющееся в уголовно-правовых нормах, указанных в них составах правонарушения. Следовательно, именно такая специфика должна найти отображение в определении сущности Особенной части.

Как известно, взаимосвязь философских элементов общего и особенного носит относительный характер, т. е. в каких-то моментах общее может осуществлять роль особенного, а особенное представлять в качестве общего. Применительно к интересующей нас части УК это определяет то, что, с одной стороны, ряд отличительных, специфических признаков содеянного находит свое установление в статьях Общей части, а с иной стороны — некоторые общие признаки преступных посягательств устанавливаются в статьях Особенной части. Так, конструируя в ней составы правонарушений и описывая в них признаки завершенного покушения, законодатель обычно специально не предусматривает в статьях Особенной части ответственности за неоконченную преступную деятельность. Приняв во внимание, что она не исключена во многих умышленных посягательствах, он счел более рациональным указать на ее отличительные признаки в Общей части. Таким же образом им решен вопрос и в касательстве соучастия в преступлении. Что же касается отражения общего непосредственно в статьях Особенной части, то иногда это исполняется в форме примечания, распространяющего толкование содержания какого-либо признака состава преступления (чаще всего связанного с величиной причиненного вреда) на все или некоторые статьи, охватываемые главой Особенной части. Не отказался законодатель и от практики установления в ней общего понятия некоторых видов правонарушения: хищений; преступлений против военной службы. Наличие определенного вида особенностей в устремлённости является общим отличительным признаком ряда посягательств и позволяет объединить их в главы и разделы. Все это дает причину сделать вывод о том, что закрепляемые в статьях Особенной части отличительные признаки могут быть характерны не только одному составу правонарушения (носить индивидуальный, неповторимый характер), но и нескольким составам (приобретать для них значение общего признака).

Особенная часть есть объединяемая в главы и разделы совокупность статей УК, которая, будучи неразрывно связанной со статьями Общей части УК, решает вопросы преступности и наказуемости отдельных действий, определяя по отношению к каждому из них отличительные признаки и границы наказуемости, определяя при этом в систематизированном виде полный перечень такого рода действий.

Заключение

С 1 января 1997 г. в России действует новый Уголовный кодекс, принятый Государственной Думой Российской Федерации 24 мая 1996 г.

УК РФ, как и уголовное право РФ в целом, делится на две взаимосвязанные части: Общую и Особенную. В первой закреплены принципы уголовного права, обусловлены его задачи, основные понятия, такие, как правонарушение, наказание, неоднократность, совокупность, рецидив, невменяемость, формы вины и т. д., предусмотрены условия наступления уголовной ответственности и основания освобождения от нее и от наказания. В Общей части регламентированы вопросы действия уголовного закона во времени, в пространстве и по кругу лиц, выдачи правонарушителей, давности, амнистии и помилования, использования принудительных мер медицинского характера и воспитательного влияния.

Особенная часть выступает как совокупность уголовно-правовых норм и институтов, устанавливающих уголовную ответственность за конкретные виды криминальных покушений (убийство, хищения, бандитизм и др.). В Особенной части зафиксирован полный и строго систематизированный перечень таких видов, названы юридически значимые признаки правонарушений.

Связь Общей и Особенной частей уголовного права проявляется в том, что при квалификации общественно опасных действий необходимо не только найти норму Особенной части, внешне соответственную совершенному, но и внимательно изучить положения Общей части. Само по себе причинение вреда, даже очень существенного, не всегда подтверждает совершенное правонарушение.

Так, лишение жизни другого человека могло произойти в обстоятельстве необходимой обороны, при задержании опасного правонарушителя либо лицом, имеющим психическое расстройство, мешающее его способности понимать смысл своих действий или руководить ими, либо лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность за убийство. Во всех указанных случаях мы не можем говорить о совершении правонарушения, но для осознания этого необходимо обращение к нормам Общей части.

Список литературы

1. Конституция (Основной закон) Российской федерации. М., 1993 г.

2. Уголовное право России. Части общая и особенная: учеб. / под ред. А. И. Рарога. -6-е изд., перераб. и доп. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2009. -704 с.

3. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник (2-е издание, переработанное и дополненное) под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева // «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2009.

4. Пивоварова Н. Н. Субъективная сторона неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ): актуальные вопросы теории и правоприменительной практики // «Общество и право», 2011, № 1.

5. Шишкин А. Вымогательство (ст. 163 УК РФ): дискуссионные аспекты нормативного понятия объекта и предмета состава // Мировой судья, 2012, № 5.

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. (постатейный) под ред. А. И. Чучаева // «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2009.

7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (с последующими изменениями и дополнениями). М. :2010 г.

8. Российское уголовное право. В двух томах. Т.1. Общая часть. Т.2. Особенная часть. Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В. С. Комиссарова, А. И. Рарога. М., ИНФРА-М. 2009.

уголовный особенный суд правонарушение

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой