Особенности банкротства и его правовое регулирование в российском законодательстве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Как известно, законодательство о банкротстве и соответствующая правовая система занимают центральное место в деловой жизни экономически развитых стран. От их качества зависят решения о выдаче и получении кредитов, о принятии коммерческих рисков, о погашении долгов, о возможности совершения должником действий, направленных на обман кредиторов, о достижении компромисса по требованиям. Банкротства наносят ущерб не только непосредственно кредиторам банкротов, но и государству. Нередки случаи, когда банкротство одного лица провоцирует неплатёжеспособность его кредиторов. Следствием являются неисполнение этими лицами своих обязательств и обязанностей по уплате налогов, рост задолженности по заработной плате, нарушение работы расчётной системы, дестабилизация общей социально-экономической ситуации. Способность сторон с уверенностью предсказать, как закон и суд расценят ту или иную ситуацию, — самый эффективный путь предотвращения споров, побуждающий стороны действовать так, как решил бы в этой ситуации суд.

Финансовый кризис стал причиной повышенного внимания к институту банкротства и к системе его правового регулирования. Кризис выявил необходимость совершенствования законодательства, обусловленную тем, что «многие институты, связанные с процедурами несостоятельности, санацией были рассчитаны на спокойный ход экономической жизни».

Частые в последнее время изменения отраслевого законодательства в России отражают общепринятую мировую тенденцию, сопровождающую негативные явления в экономике. Очевидно, что формирование эффективной системы правового регулирования банкротства — необходимая часть организованной рыночной экономики, которая может оказать положительное влияние на деловую этику, возвратность долгов и коммерческие отношения в целом. Конечно, создание безупречной системы правового регулирования банкротства не может привести к всеобщему финансовому оздоровлению или полной замене государственного вмешательства в экономику. В экономике неизбежно возникают ситуации, когда вмешательство государства в процесс спасения предприятий необходимо. Однако такое вмешательство нужно проводить в качестве отдельного направления политики, а не смешивать его с осуществлением процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Можно с уверенностью сказать, что проблемы правового регулирования банкротства весьма актуальны и будут оставаться таковыми, пока экономика России функционирует в рамках рыночной системы хозяйствования. В условиях конкуренции банкротство служит обязательным последствием «естественного отбора» в предпринимательской среде. В результате дела о банкротстве составляют около трех процентов дел, находящихся на рассмотрении арбитражных судов.

Очевидно, что институт банкротства не мог остаться неисследованным в российской и зарубежной юридической науке. Проблемам определения правовой природы банкротства посвящены труды М. М. Агаркова, Ю. К. Толстого, O.A. Красавчикова и многих других. Однако все эти авторы, писавшие свои труды в условиях отсутствия законодательства о банкротстве, в силу понятных причин исследовали скорее исторический, нежели правовой аспект банкротства.

Правовые основы функционировании института банкротства были подвергнуты анализу в работах таких современных российских исследователей как М. В. Телюкиной, М. Г. Масевича, Е. А. Павлодского и др. Зарубежные исследователи, например М. Хоуман подвергали исследованию в преимущественно экономическую природу банкротства

Объектом исследования в курсовой работе является общественные отношения, складывающиеся в сфере правового регулирования института банкроства. Предмет исследования — институт банкротства и его правовое регулирование в Российском законодательстве.

Цель написания курсовой работы — изучить особенности банкротства и его правового регулирования в российском законодательстве. Для достижения поставленной цели предполагается решить ряд задач:

· Определить соотношение понятий несостоятельности и банкротства в цивилистической теории и законодательстве

· Определить основные характеристики института банкротства в современном российском законодательстве

· Охарактеризовать основные тенденции изменения законодательства о банкротстве

· Выявить проблемы законодательства о банкротстве и пути их преодоления

Научная новизна работы состоит в том, что были выявлены и разбиты на группы не решенные еще проблемы в законодательстве о банкротстве и предложены пути преодоления этих проблем.

1. Теоретические основы банкротства

1.1 Понятие несостоятельности и банкротства в цивилистической теории и законодательстве

Понятия несостоятельности и банкротства остаются дискуссионными, что лишний раз подтверждает справедливость слов профессора Г. Ф. Шершеневича: «Основным положением в учении о несостоятельности является понятие о несостоятельности».

Анализ теоретических концепций российских и зарубежных цивилистов независимо от времени их создания, а также положений законодательства позволяет выделить три подхода к анализируемому понятию.

Первый подход является традиционным и заключается в том, что несостоятельность является понятием гражданско-правовым, а банкротство — это понятие уголовного права.

В дореволюционном российском законодательстве в качестве банкротства рассматривалось «неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. Банкротство, таким образом, является уголовной стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью.

«Банкротство слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) — понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) — понятие уголовно-правовое».

Следует обратить внимание на то, что дореволюционный законодатель не сразу пришел к такому пониманию понятий несостоятельности и банкротства. Так, основополагающий законодательный акт в этой области в 1800 г. получил наименование «Устав о банкротах», а затем в 1832 г. — «Устав о торговой несостоятельности». Появилось понятие несостоятельности, получившее гражданско-правовое значение. Понятие банкротства из сферы гражданского права было переведено в область уголовного права. Одной из причин отказа дореволюционного законодателя от термина «банкротство» послужило влияние французского гражданского и торгового законодательства о несостоятельности, в котором понятие несостоятельности было гражданско-правовым, а понятие банкротства — уголовно-правовым.

Следует отметить, что после 1917 г. советское гражданское процессуальное законодательство оперировало только понятием несостоятельности, не применяя термин «банкротство».

М.И. Кулагин отмечал: «В строгом юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий, проявлений несостоятельности. Банкротство рассматривается как уголовно наказуемое деяние, в то время как несостоятельность считается институтом частного права».

В законодательстве некоторых зарубежных государств под несостоятельностью понимается неспособность лица погасить свои долговые обязательства, подтвержденная решением суда, а банкротство подразумевает совершение должником уголовно наказуемого деяния, причиняющего вред кредиторам. В Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ) также предусмотрено использование термина «банкротство» (фиктивные, умышленные, неправомерные действия при банкротстве). В. В. Зайцева, учитывая, что в названиях статей УК РФ применяется термин «банкротство», обосновывает его уголовно-правовую природу.

Указанный подход имеет своих сторонников и в настоящее время. С этой позицией согласны С. А. Карелина, М. В. Телюкина и другие авторы.

Точка зрения, относящая банкротство только к уголовно-правовой стороне несостоятельности, представляется необоснованной. Следуя подобной логике, можно обосновать и административно-правовую природу термина «банкротство», так как административное законодательство содержит понятия фиктивного и преднамеренного банкротства. С учетом вышеуказанного основания для исключения понятия банкротства из сферы гражданского права отсутствуют.

Убрать термин «банкротство» из гражданского законодательства не получится и потому, что в уголовное законодательство необходимо будет вводить норму, предусматривающую общее понятие банкротства как преступления (т.е. общий состав банкротства), а затем закреплять специальные составы банкротства в виде фиктивного банкротства, умышленного банкротства и других. Чтобы законодательно сформулировать общий состав банкротства в терминах уголовного права придется применять гражданско-правовую терминологию. В Уголовном Кодексе закреплять определение гражданско-правового термина тем более не логично. Поэтому с учетом принятых приемов и способов юридической техники понятие банкротства может быть только гражданско-правовым и должно быть закреплено в акте гражданского законодательства.

Содержание второго подхода состоит в следующем. Понятия «несостоятельность» и «банкротство» диалектически взаимосвязаны. Несостоятельность является основой и предпосылкой банкротства. Несостоятельность еще не факт банкротства и не всегда может приводить к судебному признанию банкротства. Эти понятия соотносятся как причина (несостоятельность) и следствие (банкротство). Другими словами, предлагаются социально-экономические основания деления несостоятельности и банкротства. Причем банкротство рассматривается как гражданско-правовое понятие. При этом не уделяется внимание уголовно-правовой стороне банкротства.

По мнению С. Э. Жилинского, все начинается с неплатежеспособности. Если она оказывается непосильной для должника и последний теряет возможность рассчитаться с кредиторами, то он тем самым приобретает новое качество несостоятельности (становится несостоятельным). Третье и завершающее качество должника — банкрот. Качеством банкрота должника наделяет арбитражный суд.

Более развернуто данная точка зрения представлена в экономической литературе. Так, по мнению Т. В. Тепловой, если только судебное решение позволяет констатировать факт банкротства, то в ситуации финансовой неспособности следует различать некоторые оттенки таких затруднений, а именно экономическую несостоятельность, неплатежеспособность, предбанкротную неплатежеспособность и собственно банкротство.

Т.М. Суслова, предлагающая весьма сходное понимание несостоятельности, обосновывает свое мнение тем, что «несостоятельность существует как факт, имеющий место независимо от признания его арбитражным судом… Поэтому обязательное включение в определение понятия несостоятельности указания на судебное признание таковой или объявления о несостоятельности должником, как существенного признака, входящего в понятие несостоятельности, неоправданно его сужает».

Т.М. Суслова фактически отождествляет несостоятельность и недостаточность имущества, указывая, что «превышение суммы обязательств должника над стоимостью его имущества (это и есть недостаточность имущества) возникает задолго до признания его таковым арбитражным судом, а суд лишь констатирует наличие признаков, определяющих несостоятельность». При этом должник, являясь несостоятельным, возможно, и не станет банкротом.

Эти рассуждения позволили Т. М. Сусловой дать определение «несостоятельности как экономического состояния должника и банкротства как судебного признания несостоятельности должника».

На наш взгляд, Т. М. Суслова, как, впрочем, и другие авторы, выделив экономическую составляющую несостоятельности, очистила это понятие от его юридической формы. В результате, основываясь на этом подходе, можно сделать вывод о том, что несостоятельность — понятие исключительно экономическое, а банкротство — юридическое.

Третий подход вытекает из легального определения несостоятельности (банкротства), закрепленного в ст. 2 Закона, в соответствии с которой «несостоятельность (банкротство) (далее также — банкротство) — признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей».

В законодательстве отсутствует специальное понятие «несостоятельность (банкротство) граждан», применено общее понятие несостоятельности (банкротства).

Как следует из официального определения, законодатель рассматривает несостоятельность и банкротство в качестве синонимов. Такой же подход характерен для англосаксонского права, в котором несостоятельность и банкротство являются тождественными понятиями.

Позиция законодателя вызвала неоднозначные отклики в литературе.

Сторонники легального подхода отмечают, что позиция законодателя является правильной, так как понятия несостоятельности и банкротства дополняют друг друга, в них соединяется историческая традиция и современное правосознание.

Во-первых, изменение официального понятия несостоятельности (банкротства) «вызовет необходимость ревизии других законов и множества подзаконных актов, в текстах которых они используются. Во-вторых, не будет учитывать того обстоятельства, что в деловых кругах и в целом в общественном сознании термин „банкротство“ прочно ассоциируется именно с тем явлением, которое при реформировании законодательства будет именоваться исключительно несостоятельностью. В-третьих, учитывая содержание Закона о несостоятельности предприятий 1992 г., будет расходиться с требованием стабильности законов».

Не следует также игнорировать влияние законодательства и судебной практики стран англосаксонского права на российское правотворчество. Причем это влияние начинает ощутимо прослеживаться начиная с 1992 г., когда после принятия Указа Президента Р Ф от 14 июня 1992 г. «О мерах по поддержке несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» понятия несостоятельности и банкротства стали использоваться как синонимы. Этот подход законодателя сохранился в посвященных несостоятельности Законах 1992 г. и 1998 г., а также в действующем Законе.

По мнению некоторых ученых, подход законодателя к употреблению понятий несостоятельности и банкротства как синонимов не совсем удачен. «Если под банкротством не понимать частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник совершает уголовно наказуемое деяние, наносящее ущерб кредиторам, то не совсем понятно употребление двух терминов-синонимов в самом заголовке». Этого же мнения придерживался М. И. Кулагин, полагая, что институт несостоятельности не следует смешивать с банкротством, как это делается в экономической и юридической литературе.

С.А. Карелина, соглашаясь с мнением М. И. Кулагина, добавляет, что «рассмотрение понятий „несостоятельность“ и „банкротство“ как неоднозначных в действующем законодательстве не только будет выглядеть терминологически точнее, но и изменится сама суть правового регулирования последствий несостоятельности различного рода».

Возражая С. А. Карелиной и другим авторам, разделяющим данный подход, следует отметить, что употребление двух понятий-синонимов для обозначения одного и того же явления в самом заголовке закона является не единственным случаем, когда законодатель применяет такой прием юридической техники, тем самым снимая теоретические споры и предупреждая возможные практические проблемы. Так, существует Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Таким образом, вышеизложенные рассуждения позволяют предложить следующее: либо для обозначения в целом отношений несостоятельности отказаться от самого понятия несостоятельности, а использовать только понятие банкротства (при этом необходимо будет изменить наименование Закона, назвав его Федеральным законом «О банкротстве»), либо по-прежнему рассматривать понятия несостоятельности и банкротства как синонимы, либо полностью отказаться от термина «банкротство» в российском праве, используя только понятие несостоятельности, в том числе и при квалификации правонарушений (например, фиктивная несостоятельность, преднамеренная несостоятельность).

1.2 Институт банкротства в современном российском законодательстве: критерии и признаки, этапы и процедуры банкротства

Правовой институт несостоятельности (банкротства) института определяется тем, что его функционирование возможно только в рамках рыночной экономики, причем достигшей определенного уровня развития. При плановой экономике указанный институт не был востребован — рождение института несостоятельности стало возможным в нашей стране только с переходом к рыночным отношениям.

При изучении института банкроства принципиальным является вопрос о том, что лежит в основании несостоятельности должника, иными словами, каковы критерии несостоятельности (банкротства).

Критерий несостоятельности — это презумпция (предположение), но обязательно соответствующая действительным финансовым перспективам должника, это условность, избранная законодателем для решения судом вопроса о несостоятельности должника. Устанавливая тот или иной критерий, государство решает определённые макроэкономические задачи.

Существуют два критерия несостоятельности:

1. Критерий «неплатёжеспособности» — это презумпция того, что лицо неспособно удовлетворить требования кредиторов, если оно не исполняет предъявленные требования в течение определённого срока, независимо от стоимости имущества такого лица. Прекращение лицом платежей по своим долгам является для суда свидетельством несостоятельности, несмотря на то, что если должник продаст своё имущество, он сможет расплатиться со своими кредиторами. Такой критерий применяется в российском конкурсном праве в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также в большинстве западных стран.

Положительная сторона этого критерия состоит в том, что он даёт возможность ускорить принятие судом заявление о признании должника банкротом, что позволяет на более раннем этапе установить контроль за распоряжением должником своих имуществом. Необъективная оценка стоимости активов должника не сможет воспрепятствовать этому. Отрицательные стороны этого критерия — возможность возбуждения дела о банкротстве в отношении вполне состоятельной компании.

2. Критерий «неоплатности». Согласно этому подходу, несостоятельным может быть признано только то лицо, всего имущества которого недостаточно для удовлетворения требований его кредиторов, т. е. в случае действительной, а не предполагаемой несостоятельности. Этот критерий использовало российское дореволюционное право, Закон Р Ф «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 г., что затрудняло и затягивало рассмотрение дел в ущерб интересам кредиторов, а главное — лишало арбитражные суды и кредиторов возможности применять процедуры несостоятельности к неплатёжеспособным должникам, у которых стоимость имущества формально превышала общую сумму кредиторской задолженности". В настоящее время критерий неоплатности лежит в основе понятия несостоятельности гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, субъектов естественных монополий, а также, в определённых случаях, например, для кредитных организаций. Порядок обращения в арбитражный суд и список лиц, имеющих на это право в рамках действующего законодательства, представлены в приложении 1.

Каждому критерию соответствуют определённые признаки несостоятельности, т. е. внешние характеристики финансового состояния должника, установление которых арбитражным судом является основанием для принятия им решения о признании должника банкротом. Это юридические факты, при наличии которых лицо считается неспособным удовлетворить требованиям кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей установлен один признак несостоятельности — срок неисполнения ими своего денежного обязательства или обязанности по уплате обязательных платежей. Этот срок составляет: для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — 3 месяца; для стратегических организаций и субъектов естественных монополий — 6 месяцев и сумма требований должна составлять не менее 500 тыс. руб; для кредитных организаций — 14 недель. Указанный срок исчисляется с даты, когда обязательство или обязанность должна быть исполнена.

Также признаком несостоятельности субъекта предпринимательской деятельности считается:

— наличие задолженности гражданина на сумму не менее 10 тыс. руб., а юридического лица — не менее 100 тыс. руб. ;

— официальное признание несостоятельности арбитражным судом.

Законодательством устанавливается дополнительный признак несостоятельности (банкротства) гражданина, а именно: превышение суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества. Критерии и признаки несостоятельности сведены в таблицу в приложении 2.

Банкротство — это длящийся во времени, и, как правило, довольно продолжительный процесс осуществления различных экономических и правовых мероприятий. Составные части этого процесса характеризуются различной целевой направленностью, субъектным составом, содержанием и продолжительностью.

Выделяют два наиболее крупных периода (этапа) банкротства: досудебный и судебный. Критерием деления банкротства на эти этапы служит участие в конкурсных правоотношениях арбитражного суда.

1. Досудебный этап банкротства. Юридическим фактом, знаменующим начало этого этапа, является появление у лица признаков несостоятельности. Завершение этого этапа связано либо с восстановлением финансовой устойчивости, либо с переходом в судебный этап.

2. Судебный этап банкротства (или конкурсный процесс). Исторически обязательным участником конкурсного процесса признавался суд, а конкурсный процесс рассматривался как синоним судебного разбирательства по делу о несостоятельности. Момент возникновения этого этапа — принятие арбитражным судом заявления о признании должника банкротом; момент завершения — прекращение производства по делу о банкротстве.

Процедура банкротства — это предусмотренный законодательством о банкротстве комплекс последовательных мер, устанавливающий особый правовой режим его имущества, вводимый арбитражным судом с определённой целью на определённый срок.

Все процедуры банкротства проводятся в рамках судебного этапа банкротства. Следует обратить внимание на тот факт, что применяемые к должнику меры на досудебном этапе «процедурами банкротства» законодателем не считаются, а именуются «мерами».

Правовые признаки процедуры банкротства, позволяющие ограничить её от иных мер, применяемых к должнику:

1) введение, прекращение и контроль проведения процедуры осуществляется арбитражным судом в рамках рассмотрения дела о банкротстве;

2) назначение для проведения процедуры независимо от должника лица (арбитражного управляющего);

3) применение контрольно-обеспечительных мер в отношении должника и его органов управления (ограничение праводееспособности;

4) установление ответственности должника и его органов управления за невыполнение условий проведения процедуры банкротства.

Виды и классификация процедур банкротства.

Закон о банкротстве предусматривает 5 процедур банкротства: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение, они представлены в приложении 3.

1. Наблюдение — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

2. Финансовое оздоровление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.

3. Внешнее управление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платёжеспособности.

4. Конкурсное производство — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов;

5. Мировое соглашение — процедура, применяемая в деле о банкротстве на любой стадии его рассмотрения в целях прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами.

Процедуры можно классифицировать в зависимости от времени введения, от цели проведения, от обязательности введения. Среди процедур банкротства особое значение имеют процедуры, направленные на восстановление платёжеспособности должника, и предотвращение его ликвидации. По сути, это все процедуры, за исключением конкурсного производства. Но в науке конкурсного права распространено понятие «восстановительные (реабилитационные) процедуры», к которым относят финансовое оздоровление, внешнее управление, а в некоторых случаях и мировое соглашение. Смысл реабилитации заключается в попытке сохранить функцию должника как производственной единицы, т. е. как экономического субъекта, производящего товары, работы, услуги с целью извлечения прибыли.

Таким образом, банкротство есть неотъемлемая часть функционирования любой развитой экономики, которая является «санитаром» экономики, устраняя неэффективных участников хозяйственного оборота. Законодательный подход к определению несостоятельности, внутреннее содержание несостоятельности определяется через критерий несостоятельности. Действующее российское законодательство позволяет выделить такие признаки несостоятельности как наличие денежного долгового характера обязательств должника; неспособность гражданина или юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам; официальное признание несостоятельности арбитражным судом. Законодательством устанавливается и дополнительный признак несостоятельности (банкротства) гражданина, а именно: превышение суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества.

2. Совершенствование законодательства о банкротстве

2.1 Основные тенденции изменения законодательства о банкротстве

Законодательство о банкротстве постоянно совершенствуется — с 2003 года было внесено более двух десятков поправок только в Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

К числу наиболее значительных изменений можно отнести появление института корпоративного конкурсного управляющего. Институт корпоративного конкурсного управляющего заменил собой прежний институт арбитражных управляющих — индивидуальных предпринимателей.

Постановлением Правительства Р Ф от 19 сентября 2003 г. N 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации» утвержден Перечень требований к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации. Однако это не снижает остроты проблемы злоупотреблений со стороны арбитражных управляющих.

На данный момент уже можно говорить о положительном опыте введения института корпоративного управляющего, что позволяет признать этот путь решения многих коллизий при банкротстве оптимальным и заслуживающим распространения в самых разнообразных сферах, например на стратегических предприятиях.

Значительным образом усовершенствован и порядок оспаривания сделок должника в стадии конкурсного производства. Как указано в ст. 61.1 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», оспаривание сделки по специальным банкротным основаниям возможно только в рамках дела о банкротстве. Предусматривается возможность оспаривания подозрительных сделок должника и сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами; устанавливаются условия, при наличии которых указанные сделки могут быть признаны недействительными. Общая классификация требований кредиторов приведена в Приложении 4.

Согласно ст. 61.3 указанного закона, сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований. Закрытый перечень признания сделки недействительной представлен в Приложении 5.

Отметим, что новая редакция предусматривает множество презумпций, облегчающих задачу истца. Так, предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное (п. 3 ст. 61 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Заинтересованными лицами на основании ст. 19 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» признаются, в частности, лица, входящие в одну группу с должником, аффилированные лица, руководитель должника, лица, входящие в состав совета директоров (наблюдательного совета), и другие лица, признаваемые заинтересованными в соответствии с законодательством об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Ввиду наличия у перечисленных лиц существенных прав по управлению организацией, доступа к финансовой и бухгалтерской документации введение данной нормы представляется обоснованным.

В результате те кредиторы, которые стремятся получить дополнительное обеспечение от должников в отношении уже существующего долга в преддверии банкротства (как правило, это сделки по залогу недвижимого имущества, которые заключаются с крупнейшими кредиторами — банками), должны будут каждый раз рассматривать возможность оспаривания такой сделки в будущем. Пункт 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве предусматривает, что в случае признания данной сделки недействительной в конкурсную массу возвращается все полученное по данной сделке. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре производится возмещение действительной стоимости этого имущества. При этом у кредитора, чья сделка была оспорена, остается возможность удовлетворить свои требования за счет имущества по такой сделке, но только после удовлетворения интересов всех остальных кредиторов, что является своего рода штрафной санкцией за заключение недействительной сделки.

Статья 61.9 Закона о банкротстве наделяет внешних и конкурсных управляющих практически исключительным правом по оспариванию сделок. Кредиторы теперь должны вырабатывать единую позицию и принимать решение об оспаривании сделки только на собрании кредиторов. Данной норме соответствует повышение ответственности, самостоятельности и независимости арбитражного управляющего, а также более детальная проработка механизма контроля и обжалования его действий. Следует сказать, что право оспаривать сделки должника и ранее существовало у отдельных кредиторов. Однако, обладая подобным правом, многие кредиторы злоупотребляли им, оспаривая требования друг друга и затягивая дело о банкротстве.

В целях наиболее полного удовлетворения требований кредиторов предусматривается механизм, позволяющий суду рассмотреть вопрос о привлечении соответствующих лиц к имущественной ответственности до завершения конкурсного производства. Пунктом 6 ст. 10 Закона о банкротстве устанавливаются процессуальные особенности рассмотрения судом требований о привлечении указанных лиц к ответственности и предусматривается, что привлечение к имущественной ответственности указанных лиц происходит в рамках дела о банкротстве.

Согласно изменениям контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность (п. 4 ст. 10 Закона банкротстве). В соответствии с п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве руководитель должника теперь может быть привлечен к ответственности, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника либо если указанная информация искажена.

В случае недостаточности имущества, составляющего конкурсную массу обанкротившейся организации, у кредиторов появляется возможность взыскать с контролирующих должника лиц суммы, которых недостает для удовлетворения их требований.

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» продолжено реформирование Закона о банкротстве. Так, Закон внес изменения в порядок удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Уточнено, что с даты введения наблюдения обращение взыскания на заложенное имущество не допускается (как в судебном, так и во внесудебном порядке). Закон вводит детальную регламентацию процедуры реализации предмета залога и устраняет задержки, связанные с получением согласований от собрания кредиторов и с решением вопроса о привлечении специализированной организации. Продажа предмета залога в ходе финансового оздоровления и внешнего управления осуществляется организатором торгов (арбитражным управляющим или специализированной организацией). Конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом, вправе оставить предмет залога за собой, если повторные торги признаны несостоявшимися.

Отметим, что банкротное законодательство зарубежных стран отличается в вопросах защиты интересов кредиторов или должника. Так, например, в США и Франции действует система, позволяющая должнику, попавшему в тяжелое финансовое положение, освободиться от долгов и получить возможность нового старта. В Европе, напротив, приоритетной целью является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов. В целом рассмотренные изменения законодательства о несостоятельности (банкротстве) предоставляют кредиторам больший выбор средств влияния на процедуру банкротства, открывают дополнительные возможности для удовлетворения их требований. Это обстоятельство свидетельствует о том, что баланс интересов должника и кредиторов в банкротных процедурах в отечественной правовой системе склоняется к прокредиторской системе.

Значительную роль в правильном применении новелл законодательства могут сыграть принятые разъяснения высшей судебной инстанции. В настоящее время уже приняты следующие разъяснения, которые призваны способствовать формированию единообразной судебной практики:

информационное письмо Президиума ВАС РФ от 4 июня 2009 г. N 130 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 30. 12. 2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»;

информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 апреля 2009 г. N 129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»;

информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 апреля 2009 г. N 128 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в условиях продолжающегося процесса перманентного реформирования законодательства о несостоятельности (банкротстве) проводимые изменения — закономерный шаг государства направленный, в частности на решение таких проблем как криминализация банкротства. Большинство из этих изменений носит уточняющий характер, но некоторые являются принципиальными. Однако, круг нерешенных проблем достаточно широк.

2.2 Проблемы законодательства о банкротстве и пути их преодоления

несостоятельность банкротство должник конкурсный

Законодательство о банкротстве постоянно совершенствуется, но можно обозначить следующие нерешенные еще проблемы и сделать предложения по его совершенствованию.

Во-первых, проблема подачи заявления о признании должника банкротом и принятия арбитражным судом такого заявления. В настоящее время для подачи заявления о признании должника банкротом необходимо, чтобы заявитель подтвердил свое требование вступившим в законную силу решением суда (пункт 3 статьи 6, пункт 2 статьи 7 Закона о банкротстве), отсутствие которого является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

В литературе справедливо отмечается, что уполномоченные органы в данном случае поставлены в более выгодное положение, чем конкурсные кредиторы, так как их требования могут быть подтверждены либо решением самого органа, либо решением суда. Здесь налицо двойной стандарт в подходах к защите частных и государственных интересов. Учитывая зарубежный опыт, достаточным средством против незаконного стремления кредиторов установить контроль над предприятием является предоставление должнику возможности заявления возражений против предъявленных требований, т. е. судебной защиты.

Для решения проблемы возможно из пункта 3 статьи 6 и пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве изъять правила об обязательности подтверждения требований заявителя судебными решениями и установить возможность предоставления других доказательств задолженности (например, акта сверки расчетов).

Во-вторых, проблема критериев, которые положены в основание признания должника банкротом. В настоящее время в основание банкротства гражданина положен критерий неоплатности, т. е. соизмерения суммы долгов гражданина и стоимости принадлежащего ему имущества. В основание банкротства юридического лица положен критерий неплатежеспособности, т. е. предполагаемой неоплатности (статья 3 Закона о банкротстве). Определения указанных понятий получили легальное закрепление в статье 2 Закона о банкротстве.

На наш взгляд, нет опасности в том, чтобы и в основание банкротства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, был положен критерий неплатежеспособности. Согласно статье 214 Закона о банкротстве, в основании признания индивидуального предпринимателя банкротом лежит критерий неплатежеспособности. В конце концов гражданин-должник всегда может в процессе рассмотрения дела о банкротстве привести доказательства достаточности имущества для полного удовлетворения требований кредиторов. Существующий же порядок, в случае введения в действие положений о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, и учитывая ожидаемое количество таких дел, будет неоправданно затягивать сроки их рассмотрения.

В качестве варианта разрешения проблемы возможно из пункта 1 статьи 3 Закона о банкротстве необходимо изъять слова «и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества».

В-третьих, проблемы круга лиц, которые могут быть признаны банкротами. В настоящее время могут быть признаны банкротами индивидуальные предприниматели и любые юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций, а также государственных корпораций и фондов, если это следует из федеральных законов о государственных корпорациях и фондах (пункт 1 статьи 65 ГК РФ). Так, Федеральным законом от 30 октября 2007 г. N 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» предусмотрено: «Корпорация не может быть признана несостоятельной (банкротом)» (пункт 10 статьи 2). Федеральным законом от 24 июля 2008 г. N 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» предусмотрено, что к процедуре ликвидации учрежденного названным законом Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства не применяются правила, предусмотренные законодательством о банкротстве (пункт 11 статьи 2).

Возникает вопрос, почему политические партии, религиозные организации, а также государственные корпорации (в случаях, предусмотренных законом), являющиеся собственниками имущества, не могут быть признаны банкротами, особенно если иметь в виду, что указанные юридические лица вправе осуществлять предпринимательскую деятельность для достижения целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Предложение: следует исключить из законодательства о банкротстве двойные стандарты в отношении государственных и частных компаний — это неконституционно, поскольку нарушает принцип равенства участников экономических отношений. Законодательство о банкротстве должно распространяться на всех юридических лиц, кроме тех, ответственность по долгам которых несет собственник их имущества.

В-четвертых, проблема конфликта интересов уполномоченного органа. Уполномоченным органом по требованиям Российской Федерации является Федеральная налоговая служба России (ФНС России). Территориальные органы ФНС России обращаются в арбитражные суды с заявлениями от имени ФНС России.

В таком подходе изначально заложен конфликт интересов: с одной стороны, ФНС России заинтересована в сборе налогов, а с другой — должна голосовать за введение отсрочки в исполнении налоговой обязанности (например, за введение моратория при внешнем управлении). Функцию государства как кредитора в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, никак нельзя отнести к контрольно-надзорным функциям, закрепленным за ФНС России. Скорее, это оказание публичных услуг или управление государственным имуществом, если рассматривать задолженность перед государством как имущество, подлежащее возврату в казну.

Видится следующее решение проблемы: предусмотреть в системе федеральных органов исполнительной власти в качестве уполномоченного специальный орган исполнительной власти.

В-пятых, проблема страхования ответственности арбитражного управляющего. Страхование гражданско-правовой ответственности арбитражного управляющего до его утверждения в деле о банкротстве необоснованно, так как он еще не осуществляет деятельности, которая могла бы повлечь возникновение убытков у должника, кредиторов или иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В литературе высказывается предложение об изъятии соответствующих положений из статьи 24.1 Закона о банкротстве.

И наконец, проблемы банкротства кредитных организаций. Регулирование банкротства кредитных организаций может осуществляться по-разному:

1) специальным законом о банкротстве кредитных организаций либо

2) общим законом о банкротстве, содержащим специальные положения, рассчитанные на отношения банкротства кредитных организаций.

На наш взгляд, в целях повышения эффективности российского законодательства о банкротстве, исходя из принципа его упрощения, правильнее было бы отказаться от отдельного Закона о банкротстве кредитных организаций, включив специальные нормы в Закон о банкротстве.

Нормы действующего Закона о банкротстве кредитных организаций, посвященные предупреждению банкротства кредитных организаций (статьи 3 — 4. 1, главы II — IV), могут быть размещены в Федеральном законе «О Центральном банке РФ (Банке России)», поскольку они касаются надзорных функций Банка России. Нормы об особенностях рассмотрения дела о банкротстве кредитной организации в арбитражном суде и процедуре конкурсного производства (статьи 2, 5, главы V — VII) следовало бы поместить в общем Законе о банкротстве.

Такой подход позволил бы избежать дублирования многих положений Закона о банкротстве и Закона о банкротстве кредитных организаций. Чтобы это понять, достаточно сравнить тексты указанных Законов. Важно то, что реализация предлагаемого подхода значительно упростила бы толкование и применение и без того сложного законодательства о банкротстве.

Для преодоления трудностей возможно унифицировать законодательство о банкротстве, включив необходимые положения о банкротстве кредитных организаций в Закон о банкротстве в качестве специальных норм (в отдельном разделе). Закон о банкротстве кредитных организаций признать утратившим силу.

Подводя итоги, следует отметить, что новеллы законодательства о банкротстве, бесспорно, решают некоторые существующие проблемы, но не устраняют многих прочих проблем, решение которых могло бы концептуально усовершенствовать российское законодательство о банкротстве и повысить эффективность правового регулирования отношений банкротства.

Заключение

Изучив особенности правового регулирования института банкротства, можно обнаружить следующее:

1. Исторически российское законодательство отдавало приоритет понятию несостоятельности, а не «банкротству». Отказ от этого понятия выглядит нелогичным. Этимология слова «несостоятельность» более понятна и предполагает, что лицо не в состоянии что-либо сделать, обозначает бездействие лица. При этом такое бездействие вызвано невозможностью что-либо предпринять для устранения несостоятельности. В зарубежных странах превалирует уголовно-правовое понимание банкротства. Другими словами, банкротство в этом смысле — это активные действия лица. Если рассматривать понятие банкротства как синоним несостоятельности, это повлечет усложнение терминологии. Более того, если в понятие банкротства вкладывать уголовно-правовое содержание, то вряд ли оправданно уточнять гражданско-правовое понятие (несостоятельность) с помощью понятия уголовного права (банкротство).

Исходя из вышеизложенного, можно предложить в российском законодательстве применять отечественный термин «несостоятельность», что разрешит теоретические споры, устранит удвоение и последующее усложнение терминологии. Реализация этого предложений потребует внесение изменений в положения действующего закона, в том числе изменению должно подвергнуться название закона, который следует именовать «О несостоятельности».

2. Нормативная база, регламентирующая правовое положение института банкротства в РФ, достаточна полна и кодифицирована — помимо общих положений закона «О несостоятельности (банкротстве)» применяются нормы новопринятых законов регулирующих процедуры банкротства отдельных субъектов (например, кредитных организаций).

Иными словами, российский институт несостоятельности обладает большим набором правовых средств, действие которых направлено на оздоровление экономики

3. Правоприменительная практика и изменение макроэкономической ситуации определили необходимость совершенствования исходной законодательной базы, что и было сделано:

— был существенно расширен перечень основных понятий (контролирующее должника лицо, вред, причиненный имущественным правам кредиторов, недостаточность имущества, неплатежеспособность),

— уточнена терминология (стал использоваться термин «процедуры, применяемые в деле о банкротстве», отражающий более широкое понятие, чем ранее использовавшееся понятие «процедуры банкротства», существенно изменены и требования к арбитражным управляющим, правила их отбора и утверждения в деле о банкротстве).

Прежнее законодательство не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства. После введения субсидиарной ответственности как предупредительной меры для предотвращения злоупотреблений со стороны заинтересованных лиц в преддверии банкротства кредиторам стало значительно проще оспорить сделки, заключенные на нерыночных условиях.

Анализ развития законодательства о банкротстве показывает, что в нем намечается тенденция повышения роли государства в регулировании экономических процессов, и ориентация на интересы кредитора.

4. Проведенный анализ действующего законодательства позволил классифицировать нерешенные российским законодателем проблемы правового регулирования банкротства на следующие группы:

— проблемы правового регулирования гражданских (коммерческих) отношений:

o регистрация юридического лица — соотношение категорий «местонахождение», «юридический адрес» и «почтовый адрес»;

o проблемы признания должника несостоятельным (банкротом) — определение твердой суммы размера требований к должнику, необходимых для возбуждения процедур банкротства;

o проблемы определения объема правосубъектности в условиях экономических кризисов.

— проблемы правового регулирования трудовых отношений (например, участия работников в процедурах банкротства).

— проблемы правового регулирования налоговых отношений, связанные с интенсивной динамикой изменений налогового законодательства, что не может не вызывать беспокойства налогоплательщиков — участников коммерческого оборота.

Для решения существующих проблем предлагается внести в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» следующие изменения:

— изменения, связанные с редакцией правовой нормы п. 2 ст. 31, согласно которой предоставление финансовой помощи должнику в размере, достаточном для погашения денежных обязательств и обязательных платежей, может сопровождаться принятием на себя должником или иными лицами обязательств в пользу лиц, предоставивших финансовую помощь. При применении этой нормы велика вероятность вынужденного заключения должником сделок на кабальных условиях, поэтому вносимые изменения должны уменьшить такую возможность;

— редакция правовой нормы, закрепленной в п. 3 ст. 79, представляется некорректной и нуждается в уточнении. Слова «обеспечение обязательств» в п. 3 ст. 79 Закона необходимо заменить словами «обеспечение исполнения обязательств».

Такая модернизация российского законодательства о банкротстве находилась бы в русле законодательных (государственных) решений, которые противопоставляются угрозам и вызовам, связанным с разразившимся финансово-экономическим кризисом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативные правовые акты РФ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. [Текст]: [принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., № 51-ФЗ] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: [принят Гос. Думой 24 мая 1996 г.: Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г., № 63-ФЗ] // Российская газета. — 1996. — № 113−115, 118.

3. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» [Текст]: [принят 18 сентября 1998, № 40-ФЗ] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1999. — № 9. — Ст. 1097.

4. Федеральный закон от 19 июля 2009 г. № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2007. — № 31. — Ст. 3991.

5. Федеральный закон от 24 июля 2008 г. № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2008. — № 30. — Ст. 3617.

6. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 43. — Ст. 4190.

7. Федеральный закон от 30 октября 2007 г. № 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2007. — № 45. — Ст. 5415.

8. Федеральный закон от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 29. — Ст. 3400.

9. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 сентября 2003 г. № 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2003. — № 39. — Ст. 3769.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой