Организация мозговой речи по Т.Г. Визель

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

ПО ДИСЦИПЛИНЕ

Психолингвистика

ТЕМА: Организация мозговой речи по Т.Г. Визель

Оглавление

  • Введение
  • 1. Мозговые центры речи
  • 2. Варианты специализации полушарий в онтогенезе
  • 3. Виды речи и мозговые механизмы их возникновения
  • 4. Виды нарушений речи
  • Список литературы

Введение

Человек обладает способностью передавать сообщения с помощью набора сигналов, которыми он может выразить то, что думает и чувствует, и вызвать сходные мысли и чувства у других людей. К сигналам такого рода относятся естественные языки, математика, музыка. Речь — это вербальное, языковое общение с помощью языковых знаковых единиц: слов, синтаксических конструкций, текста, интонаций, часто при поддержке невербальных средств, жестов, мимики и пр. У большинства людей, воспитанных в западной культуре, полушария мозга играют разную роль в обработке этих сигналов. Основное различие состоит в том, что левое полушарие специализировано на речевых функциях. Ещё в Древней Греции знали о специализации полушарий: Гиппократ и Гален отмечали, что повреждение левой половины мозга приводит к нарушению речи. В соответствии с концепцией речемышления Л. С. Выготского «мысль не оформляется, а формируется в слове». Это формирование предполагает прохождение пути «от мотива, порождающего какую-либо мысль, к оформлению самой мысли, к опосредованию её во внутреннем слове, затем — в значениях внешних слов и, наконец, в словах». Органом сознательной деятельности человека является кора больших полушарий.

В центре внимания логопеда обычно оказывается внешняя сторона процесса развития речи или ее нарушения у детей и взрослых. Эту внешнюю сторону принято называть симптоматической или феноменологической. По ней можно судить, какие стороны речи и в какой степени развились у ребенка в том или ином возрасте, какие звуки произносятся правильно, а какие искажаются или заменяются другими; каков объем словаря, грамматических средств языка, каковы речевая активность, способность к связному высказыванию и т. д. Между тем для подлинного понимания того или иного явления, с которым логопед имеет дело, этого явно недостаточно. Не менее, а может быть и более важно то, что обеспечивает полноценное владение речью или составляет причину ее дефектов — мозговые механизмы речи в норме и патологии.

Знание этих механизмов требует ориентации в основах нейропсихологии.

1. Мозговые центры речи

Основу учения о локализации функций в коре заложил французский ученый Брока П. выделивший в 1861 году двигательный центр речи. Затем немецкий психиатр К. Вернике в 1873 году обнаружил центр словесной глухоты (нарушение понимания речи).

Анализ факторов клинических наблюдений свидетельствовал, что нарушение таких сложных психических процессов, как речь, письмо, чтение, счет могут возникнуть при совершенно различных по местоположению поражениях коры головного мозга. Значительную территорию в коре мозга занимают клетки, связанные с мышцами губ и языка — органов речи.

У детей особенно дошкольного возраста правое полушарие играет значительно большую роль в речевых процессах, чем у взрослых. Однако прогресс в речевом развитии связан с активным включением левого полушария.

Как правило, основные звенья мозговой системы обеспечения речевой функции сконцентрированы у человека в левом полушарии. Это, прежде всего, зоны Брока и Вернике. Однако операции по поводу эпилепсии, начатые в нашей стране в Л. М. Пуссепом в 1904 году, показали, что для речевых функций очень значительным может быть правое полушарие.

При операции на мозге ребенка, при которой практически удаляется все левое полушарие, речь утрачивалась, но потом постепенно восстанавливалась.

Поэтому вполне утвердительно можно сказать, что утрачиваемые функции восстанавливаются за счет правого полушария, хотя речевые зоны развивались в левом полушарии.

Речевые зоны у взрослого человека могут быть представлены не только в левом, но и в правом полушарии. При их разрушении функция речи, как правило, не восстанавливается. В связи с этим возникает ряд вопросов, и в частности: равны ли при рождении по возможностям анатомически оба полушария и различные отделы мозга; почему и как происходит латерализация функций и специализация отделов мозга и почему во взрослом состоянии, несмотря на огромные потенциальные резервы мозга, при повреждении определенных зон не происходит компенсации нарушенных функций?

Целенаправленное исследование тех анатомических зон конвекситальной поверхности коры обоих полушарий которые в процессе онтогенеза приобретают важнейшее значение в осуществлении речевой функции, показало, что, как правило, эти зоны более развиты в левом полушарии.

По-видимому, именно на основе анатомических предпосылок корковое представительство речевых функций концентрируется у большинства людей в левом полушарии, возможно, во многих случаях или потенциально может развиваться в правом полушарии, но в ходе онтогенеза сохраняется там, где оно получило наибольшее развитие. Допустимо полагать, что развитию правостороннего представительства речевых функций может способствовать происшедшее достаточно рано повреждение гомологичных зон левого полушария.

О том, что речевая деятельность связана у правшей с левым полушарием, стало известно более 100 лет тому назад. Вначале была открыта связь нарушения моторной речи с очаговыми поражениями левого полушария. Значительно расширились знания о речевых функциях левого полушария благодаря успехам нейрохирургии. Преобладающее значение левого полушария для осуществления речевой деятельности подтвердилось и при исследовании здоровых лиц с помощью метода дыхательного прослушивания.

За счет правого полушария происходит компенсация речевых расстройств, возникающих при поражении левого полушария.

Правое, недоминантное, полушарие играет существенную роль в восприятии звуков речи, обеспечивая анализ ее интонационно-голосовых компонентов, и в речеобразовании, обеспечивая интонирования собственной речи и регуляцию голоса. Кроме того, правое полушарие играет роль регулирующего механизма для левого полушария, этот механизм в обычных состояниях умеряет избыточную активность речевых центров, но в условиях их затрудненного функционирования облегчает их деятельность. Правое полушарие играет свою совершенно самостоятельную и самобытную роль и в восприятии звуков речи, и в речеобразовании.

Доминантное по речи полушарие осуществляет переход от акустического описания речевых сигналов к обобщению этих сигналов по полезным признакам спектра в фонемные категории и обработку речевых сигналов по статистическим законам языка. Недоминантное полушарие осуществляет переход от акустического описания речевых сигналов к обобщению этих сигналов по абсолютной частоте основного тона и ее изменениям во времени и тем самым обеспечивает опознавание интонационно-голосовых характеристик речи.

Специализированы функции больших полушарий и в отношении механизмов звукопроизношения. Доминантное полушарие обеспечивает координацию артикуляционных процессов, лежащих в основе интонирования собственной речи и регуляции ее индивидуально-голосовых характеристик.

Важно, что в речевом развитии, помимо коры мозга, большую роль играют и более элементарные структуры мозга, в частности, глубинные структуры мозга: подкорка, ствол, который включает: ножки мозга и четверохолмие, мост мозга, мозжечок и продолговатый мозг.

2. Варианты специализации полушарий в онтогенезе

В связи с развитием речи и мануальной асимметрии рассматриваются два варианта специализации полушарий в онтогенезе: эквипотенциальность и прогрессивная латерализация. Первый предполагает изначальное равенство полушарий в отношении всех функций, в том числе и речевой. В его пользу свидетельствует данные о высокой пластичности мозга ребенка и взаимозаменяемости симметричных отделов мозга на ранних этапах развития. В соответствии со второй концепцией специализация полушарий существует с момента рождения. У праворуких людей она проявляется в виде заранее запрограммированной способности нервного субстрата левого полушария обнаруживать способность к развитию речевой функции и определять деятельность ведущей руки. В частности, установлено, что у плода, т. е. задолго до актуального развития речевой функции, можно обнаружить проявление межполушарной асимметрии в соответствующих отделах правого и левого полушарий.

Данные о том, что асимметрия строения мозга у новорожденных детей отражает функциональные различия, были получены при изучении электроэнцефалографических реакций на звуки человеческой речи. Регистрация электрической активности мозга у младенцев при звуках человеческой речи показала, что у 9 из 10 детей амплитуда реакции в левом полушарии заметно больше, чем в правом. При неречевых звуках — шуме или музыке — амплитуда реакций у всех детей была выше в правом полушарии. Эта правополушарная продукция, «стоящая за словом», индивидуально неповторима, в связи с чем индивидуальные речевые смыслы, которые ребенок вкладывает в слово, часто бывают качественно отличными от стандартных значений слов. Здесь уместно вспомнить Л. С. Выготского, различавшего смысл и значение слова.

Таким образом, исследования, проведенные на детях первого года жизни, позволили обнаружить признаки функциональной неравнозначности полушарий к воздействию речевых стимулов и подтвердить концепцию исходной «речевой» специализации левого полушария у праворуких.

Однако клиническая практика свидетельствует о высокой пластичности полушарий мозга на ранних стадиях развития, которая, в первую очередь, проявляется в возможности восстановления речевых функций при локальных поражениях левого полушария путем переноса центров речи из левого полушария в правое. Установлено, что при повреждении речевых зон левого полушария в ранний период жизни выполнение их функций могут взять на себя симметричные отделы правого полушария. Если по медицинским показаниям у младенцев удаляют левое полушарие, то развитие речи не прекращается и, более того, идет без видимых нарушений.

Все последующие стандартные тесты, оценивающие уровень вербального интеллекта, не выявляют существенных различий в вербальных способностях оперированных по сравнению со всеми остальными. Лишь крайне специализированные тесты позволяют выявить разницу речевых функций у детей с удаленным левым полушарием, и здоровых: оперированные в младенчестве дети обнаруживают трудности при использовании сложных грамматических конструкций.

Относительно полное замещение речевых функций возможно только в том случае, если оно началось на ранних стадиях развития, когда нервная система обладает высокой пластичностью. По мере созревания пластичность снижается и наступает период, когда замещение становится невозможным. По некоторым представлениям, обучение языку играет роль пускового механизма для нормальной специализации полушарий. Если в должное время овладение речью не происходит, области коры, в норме предназначенные для речи и связанных с ней способностей, могут претерпевать функциональное перерождение.

Общепризнано, что поведенческим критерием овладения языком является способность ребенка к сознательной произвольной регуляции речевой деятельности. Именно этот сознательный и произвольный уровень организации речевой деятельности (а не сам факт его осуществления) обеспечивается структурами доминантного по речи (у правшей) левого полушария.

Правосторонняя асимметрия в области речевых зон, леворукость и когнитивное преимущество правого полушария истолковывается как проявления позднего созревания ЦНС.

Существование врожденной основы овладения речью детей следует из общей разных языков закономерности смен стадий в развитии локализаций, а также сходства физических характеристик акустических сигналов у новорожденных детей разных национальностей. Вместе с тем, уже на доречевой стадии развития начинает складываться влияние специфичности речевого окружения: в лепете наиболее часто встречаются характерные для данного языка фонемы и звукосочетания.

Итак, для того, чтобы у ребёнка появилась устная (членораздельная, артикулированная речь), должны осуществиться связи между:

1. правой височной долей и левой теменной -- звукоподражания.

2. височной долей левого полушария с постцентральной областью -- воспроизведение отдельных артикулем (речевых кинестезии, являющихся единицами афферентного артикуляционного праксиса).

3. височной долей с премоторной областью -- воспроизведение серии артикулем (слов, являющихся единицами эфферентного артикуляционного праксиса).

3. Виды речи и мозговые механизмы их возникновения

Внутренняя речь. Мозговые механизмы внутренней речи относятся к числу проблем, не изученных к настоящему времени. Не вызывает сомнений, что она осуществляется за счет интегративной работы мозга, однако доминантную роль в ее организации играют лобные доли. Это обусловлено тем, что внутренняя речь содержит программу любого высказывания, а функция программирования вообще принадлежит лобному отделу мозга. Очевидно и то, что в возникновении внутриречевого замысла принципиально важное значение имеет «глубина» мозга, обеспечивающая интенцию и мотивацию внешней речи. Роль височных, теменных и затылочных долей в мозговых механизмах внутренней речи не вполне ясна. Исходя из положения Л. С. Выготского о том, что внутренняя речь предельно свернута акустически (внутреннее звучание слов), можно думать, что левая височная доля (слуховая, речевая кора) задействована незначительно. Относительно теменно-премоторной коры (внутренних артикуляционных опор будущего высказывания) также не имеется каких-либо определенных данных. То же самое относится к затылочным отделам коры мозга, ответственным за зрительные образы и символы, «стоящие за словом».

Внешняя речь. Мозговые механизмы внешней речи следует рассматривать дифференцированно, так как они относятся к разным уровням (одни -- к гностико-праксическому, другие -- к языковому) и разным модальностям.

Импрессивная речь (восприятие речи) осуществляется преимущественно за счет левой височной коры. При этом первичные поля этой области, являясь корковым концом слухового анализатора, обеспечивают (совместно с первичными полями правой височной доли) физический слух. За счет вторичных полей приобретается и используется в дальнейшем функция речевого слухового гнозиса, т. е. способность узнавать (различать) речевые сигналы. Благодаря деятельности коры на уровне третичных полей обеспечивается формирование и дальнейшее пользование фонематической системой языка. Это осуществляется зоной перекрытия височной, теменной и затылочной долей (ТРО). Она ответственна также за понимание сложных логико-грамматических оборотов речи.

Экспрессивная речь, также, как и импрессивная, реализуется за счет разных уровней мозга. На гностико-праксическом уровне осуществляется артикуляционный праксис: афферентный (кинестетический) связан с функционированием нижнетеменной (постцентральной) зоной, эфферентный (кинетический) артикуляционный праксис обеспечивается премоторной корой мозга.

На символическом (языковом) уровне мозговые механизмы речи актуальны для фонологической (фонематической) системы языка, а также для лексической и синтаксической системы. В рамках лексической системы языка основным видом речевой деятельности является называние -- функция, которая осуществляется преимущественно третичной (височно-затылочной) зоной слева (по Е.П. Кок). Мозговая организация синтаксической системы языка (фразовой речи) имеет наиболее сложную разноуровневую структуру. На уровне глубинного («ядерного») синтаксиса основную роль играют лобные доли мозга. Ядерная синтаксическая структура фразы -- это, по «существу», ее предельно свернутая программа. Она отличается высокой степенью логичности и, следовательно, близка к мыслительной деятельности в целом.

Поверхностная синтаксическая структура фразы представляет собой «разворот» ее ядерной части. Она осуществляется преимущественно за счет задне-лобных отделов левого полушария, где «хранятся» типовые модели фраз, а также за счет теменных долей мозга, ответственных за морфологические языковые операции.

Овладение и дальнейшее пользование функциями чтения и письма зависит, в основном, от взаимодействия височной и затылочной областей мозга, т.к. они требуют выработки ассоциативной связи «фонема-графема». Как отмечалось ранее, реализация фонемы -- функция височной (слуховой) коры, а графемы -- зрительной (затылочной) коры.

4. Виды нарушений речи

мозговая организация речь нарушение

Нарушение речевого развития -- одно из наиболее распространенных и тяжелых отклонений в формировании у ребенка высшей психической деятельности, т. е. вид психического дизонтогенеза. Поскольку развитие речи непосредственно связано с физическим развитием в целом, наиболее часто у ребенка имеют место смешанные нарушения психоречевого развития, хотя они могут выступать и изолированно. Для каждого возраста приоритетны свои речевые расстройства, хотя их строгой возрастной отнесенности не существует.

Причины возникновения речевых расстройств в основном те же, что и причины отклонения в неречевых видах психического развития. По характеру они делятся на органические и функциональные, имеющие, в свою очередь, различную этиологию.

Нейропсихологический аспект рассмотрения нарушений речевого развития позволяет дифференцированно подойти не только к структуре дефекта при разных формах расстройств речи, но и к мозговым механизмам, которые их вызывают.

Поражение подкорковых базальных ядер приводит к нарушениям движений, преимущественно по типу дискоординаций, имеющих место при отсутствии параличей или парезов двигательной мускулатуры. В речевой сфере они проявляются в виде особой, подкорковой дизартрии.

Основной функцией мозжечка является обеспечение точности целенаправленных движений, поддержание равновесия, координация взаимодействия мышц агонистов, гонистов и антагонистов. Для выполнения этих задач мозжечок имеет разветвленные связи с самыми различными отделами мозга. В координировании сложных речевых движений мозжечок выступает как главный указатель точности движений органов речевого аппарата (объема, силы, направленности). При поражении мозжечка возникает особый вид дизартрии -- мозжечковая, проявляющаяся в нарушении тактики («равновесия») речевых движений.

При поражении черепных нервов, иннервирующих речевую мускулатуру, возникает бульварная дизартрия. Поражение проводящих путей, соединяющих ядра черепных нервов и кору мозга обусловливает возникновение псевдобульбарной дизартрии.

Если отклонений в речевом развитии избежать не удалось, следует приложить все силы, чтобы максимально использовать здоровые системы организма и помочь ребенку занять свое место в жизни, несмотря на трудности, связанные с неполноценностью психических функций, и в первую очередь, речевой.

Несмотря на высокую степень врожденной готовности к речи, достигнув «речевого возраста», определенная часть детей молчит или начинает говорить плохо, неразборчиво. Их с трудом понимают даже родители.

Логопед в этих случаях ставит такие диагнозы, как дизартрия, алалия, общее недоразвитие речи, задержка речевого развития. В других случаях констатируется заикание или дислалия (называемая нередко косноязычием или нарушением звукопроизношения).

Дизартрия и алалия являются наиболее тяжелыми видами речевых расстройств, но не только потому, что ребенок не может полноценно общаться с окружающими -- без речи не развивается в должной мере его мышление. Алалия -- это неразвитие или грубое нарушение развития речи у ребенка, возникающее в доречевой период, имеющее системный характер и обусловленное патологией ЦНС определенных зон коры головного мозга. Обусловленность алалии патологией ЦНС в доречевой период указывает на то, что алалия -- следствие каких-либо ранних патологических влияний на головной мозг ребенка. Отнесённость патологии преимущественно к уровню коры свидетельствует о том, что в патологический процесс вовлечены в основном не элементарные, мышечно-двигательные или чувствительные, а высшие отделы ЦНС, тесно связанные с мышлением. Современными нейрофизиологическими исследованиями (М. Кинзборн, Д. А. Фарбер, М. М. Безруких и др.) показано, что в раннем речевом онтогенезе большую роль играют процессы левополушарной латерализации речевой функции. Вначале ребенок усваивает неречевые шумы (природные -- шум ветра, шуршание листьев, звук льющейся воды, раскаты грома, а также «голоса» животных; предметные шумы, издаваемые различными предметами -- орудиями труда, музыкальными инструментами и пр.). Эти приобретения правого полушария служат базисными для первичных операций речевого развития. Они состоят в отборе из них левополушарным механизмом полезных для речи признаков. Все удары, смычки, шипения, свисты, рычания и мычания в левом полушарии должны видоизмениться и превратиться в звуки речи, которые сохраняют в самих названиях связь с исходными звучаниями. Так формируется речевой слуховой гнозис.

Задача извлечения из неречевых шумов полезных для речи признаков оказывается недоступной наиболее тяжелым алаликам. Как известно из литературы, доречевой период протекает у них без существенных отклонений, т. е. так же, как и у здоровых в речевом отношении детей. Они овладевают соответственно возрастным параметрам различными доречевыми навыками: движениями, в том числе и ритмическими, рисованием, могут подражать неречевым звукам, например, вою ветра, голосам животных; выполнять различные бытовые операции, сопровождаемые жестами. Однако на этих «древних» навыках подготовительная к речи фаза развития и заканчивается Звуки, издаваемые человеческим голосом, им так и остаются недоступны, если не принять соответствующих коррекционных мер. Иначе говоря, речевой слуховой гнозис у этих детей не формируется или формируется медленно, дефектно.

Местом преимущественной локализации речевого слухового гнозиса в мозге является левая височная доля. Понятно, что она может вовремя включиться в работу лишь в том случае, если ребенок накопил необходимую неречевую слуховую базу и если проводящие пути между полушариями (и в первую очередь, мозолистое тело) у него сохранны. В том случае, если эти условия не соблюдены, ребенок не приобретает способности ориентироваться в акустических шумах как звуках речи и, следовательно, не понимает того, что говорят взрослые.

В отличие от сенсорной алалии, при которой отсутствуют необходимые связи между правым и левым полушариями мозга, при моторной алалии патологический процесс сосредоточен преимущественно в левом (доминантном по речи) полушарии. Допустим, ребенок овладел в некоторой степени способностью различать звуки речи и улавливать их смысловые роли в языке, т. е. неречевые шумы трансформировались у него в звуки речи. Однако для того, чтобы он заговорил сам, этого мало, необходима еще способность перешифровывать эти звучания в артикуляционные движения. Они могут быть приблизительными, недифференцированными, но именно артикуляционными (речевыми). Для этого нужно, чтобы речевая продукция, воспринятая на слух, была перешифрована в артикуляционные движения. Это, в свою очередь, возможно лишь в том случае, если полноценные проводящие пути между сенсорной (височной) и моторной (премоторной и постцентральной) областями мозга полноценны. Немалую роль в этих процессах играют и лобные доли, обеспечивающие не механическую имитацию услышанного, а осмысленную речевую деятельность. Таковы наиболее вероятные мозговые механизмы. Таким образом, с позиции нейропсихологии и нейролингвистики, при алалии должна иметь место недостаточность в функционировании третичных полей коры, так же, как основным условием для диагноза «дизартрия» должна быть недостаточность в иннервации (нервном обеспечении) артикуляционных мышц со стороны стволовых и подкорковых структур мозга. Дизартрия -- дефект речи, проявляющийся в расстройстве артикуляции, обусловленном параличом или парезом речевой мускулатуры. Для дизартрии характерна невнятная, недостаточно членораздельная речь. Этиологией дизартрии являются локальные поражения головного мозга (инсульты, травмы, опухоли), вызывающие органические поражения тех структур мозга, которые иннервируют речевую мускулатуру. В клинике дизартрии выделяют также подкорковую (экстрапирамидную) дизартрию, обусловленную поражением подкорковых структур мозга, лежащих вне основных, пирамидных, двигательных путей и поэтому названных эктрапирамидными (от лат. extra -- «над, вне»). К подкорковым узлам, поражение которых приводит к дизартрии, относятся различные ядра и ганглии, участвующие в речевых движениях: хвостатое ядро, скорлупа, бледный шар, субсталамическое ядро, черная субстанция, красное ядро:

o хвостатое, чечевицеобразное ядро (скорлупа и бледный шар) образуют систему, носящую название стриарной (striatum --«полосатое тело»);

o красная, черная субстанции, бледный шар -- паллидарную образуют (от лат. pallidum -- «бледное тело»);

o связи названных структур с другими структурными (с корой, стволом, спинным мозгом).

Экстрапирамидные пути связаны с периферией ЦНС, проходя через мозжечок. По пути к периферии они проходят через внутреннюю капсулу. Одни из них направляются к мосту мозга, а другие -- к чичевицеобразному ядру, где сливаются с пирамидными волокнами, а затем передаются на противоположную сторону мозжечка (контрлатерально). Там они получают мозжечковые координационные поправки и далее поступают к красным ядрам, и идут к клеткам периферических двигательных нейронов в стволе и спинном мозге.

Экстрапирамидная система и мозжечок действуют строго взаимосвязанно и, следовательно, в той или иной степени участвуют в патологическом процессе при каждой из подкорковых форм дизартрии. Вместе с тем условно можно считать, что каждая из них имеет свою специализацию. Как уже отмечалось, стриатум, совместно с неостриатумом отвечают более других подкорковых ядер за «микромоторику», а паллидарная -- за макромоторику. Подкорковая дизартрия редко выступает в качестве самостоятельного нарушения речи, а сочетается с бульбарной, псевдобульбарной, мозжечковой. Подкорковая дизартрия часто сочетается со стволовой (паретической и спастической, или, иначе, бульбарной и псевдобульбарной) дизартриями, а также корковыми артикуляционными апраксиями. И. И. Панченко подчеркивает, что на практике имеют место преимущественно смешанные формы дизартрии, такие, как спастико-ригидная, спастико-гиперкинетическая, спастико-паретическая и прочие.

С проблемой алалии тесно связана проблема задержек психического развития (ЗПР), задержек речевого развития (ЗРР), общего недоразвития речи (ОНР). Особенности мозговой деятельности у детей с ЗПР сводятся к тому, что при разных формах нарушения речевого развития могут страдать:

· глубинные структуры мозга, оказывающие тормозное восходящее влияние на его кору и замедляющие ее развитие;

· вторичные поля коры, препятствующие своевременному становлению функций речевого слухового гнозиса и артикуляционного праксиса;

· проводящие пути между отдельными участками коры мозга, обеспечивающие образование необходимых ассоциативных связей.

Основной особенностью таких повреждений является их парциальность (неполнота, избирательность), в отличие от олигофрении, при которой патологический процесс охватывает практически весь мозг. Наличие «здоровых» участков мозга у детей с «задержками» позволяет усвоить объем знаний, достаточный для включения в работу (хотя бы частичное) третичных полей коры мозга. Это объясняет то, что детям с ЗПР доступны определенные мыслительные операции символического характера.

Дислалия, т. е. нарушение звукопроизношения, является самым распространенным дефектом речи у детей, при котором страдает речевой слух. Место его локализации -- вторичные поля височной коры левого полушария.

Заикание в современной трактовке, которая дается в монографии В. М. Шкловского «Заикание» (ведущего в этой области российского специалиста), вышедшей в 1994 году, определяется как «дискоординаторное судорожное нарушение речи, возникающее в процессе общения по типу системного речедвигательного невроза и проявляющегося в нейромоторном дефекте». Дискоординаторное нарушение следует понимать как несогласованность в работе различных отделов речевого аппарата. Системный речедвигательный невроз отражает, во-первых, заинтересованность всей речедвигательной сферы, а во-вторых, невротический характер сбоев в речевых движениях. Термин «нейромоторный» означает неполноценность в управлении этими движениями (или, иначе, речевой моторикой) со стороны соответствующих нервных структур. В. М. Шкловский считает, что одни виды заикания имеют место при нервно-психических заболеваниях, другие -- при органических поражениях головного мозга, т. е. имеют органическую «почву», проявляющуюся в наличии у заикающегося неврологической симптоматики. Наряду с термином органическая «почва» он употребляет термин «патопластический фон», применимый к тем случаям, когда имеется не повреждение зон мозга, а отсутствует необходимая связь между отдельными его участками т. е. нарушена пластика нервных процессов. Традиционно заикание делят на органическое и функциональное. Органическое предполагает гибель определенных структур мозга или патологические условия их функционирования, проявляющиеся в наличии неврологической и нейропсихологической симптоматики (патологических рефлексов, изменений тонуса артикуляционных мышц, симптомов агнозии и апраксии). Наиболее распространенным из знаков органического поражения мозга -- повышенное внутричерепное давление, вплоть до судорожной готовности. Как правило, они появляются вследствие внутриутробных, родовых и ранних послеродовых заболеваний и травм ЦНС. Функциональное заикание возникает на основе слабости нервной деятельности, без «поломки», гибели самих клеток мозга.

Афазия -- это системное нарушение речи, состоящее в полной потере или частичной потере речи и обусловленное локальным поражением одной или более речевых зон мозга.

Излишне убеждать в том, что раннее обнаружение аномалий речевого развития и своевременное обращение к специалистам крайне важно. Вовремя принятые необходимые меры могут вернуть ребенку полноценное развитие, и напротив, опоздание может стать роковым.

Среди речевых расстройств есть и безнадежные, при которых даже самые бдительные родители и самые умелые специалисты не в силах спасти положение. Тяжелые расстройства речи, как правило, не выступают изолированно. Они являются частью заболеваний, связанных с органическим поражением центральной нервной системы. Наиболее частое из них (хотя далеко не единственное) -- синдром детского церебрального паралича (ДЦП).

В настоящее время нарушения психического и, прежде всего, речевого развития трактуются с позиции различных концепций.

При правильной ранней диагностике некоторые нарушения развития речи у ребенка могут быть предотвращены, другие требуют сложного, длительного комплекса лечебно-психолого-педагогических мероприятий, третьи не поддаются лечению, и тогда на первый план выступает работа по адаптации ребенка к жизни.

Таким образом, мозговая организация речи-- системная организация структур мозга, участвующих в реализации речевой деятельности. Выделение центров речи привело к представлению об узком локальном представительстве речевой функции. Вербальную деятельность представляли как взаимосвязь центров восприятия речи (Вернике) и ее воспроизводства (Брока). В настоящее время благодаря успехам нейропсихологии установлено, что речь имеет динамическую мозговую организацию, определены конкретные зоны, осуществляющие ее разные стороны. Только совокупность всех речевых зон обеспечивает реализацию речевой функции в целом, однако, в обеспечении ее отдельных видов приоритетны разные отделы мозга.

Список литературы

1. Визель Т. Г. Основы нейропсихологии: учеб. для студентов вузов Т. Г. Визель. — М.: АСТАстрель Транзиткнига, 2005.

2. Загородний Е. С, Принцип работы мозга. — М.: КомКнига, 2006.

3. Морозов В. П., Вартанян И. А., Галунов И. И. и др. Восприятие речи. Вопросы функциональной ассиметрии мозга. Л.: Наука, 1988.

4. Хризман Т. П., Еремеева В. П., Лоскутова Т. Д. Эмоции, речь и активность мозга ребёнка. М.: Педагогика, 1991.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой