Особенности Витебско-Оршанской операции 1944 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Начало Витебско-Оршанской операции 1944 года
  • 2. Развитие наступления на Витебском направлении
  • 4. Ход боевых действий и результаты
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Приложение

Введение

Десять сталинских ударов в 1944 году привели к изгнанию немецких захватчиков за пределы нашей страны и позволили Верховному поставить окончательную задачу: «Добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином знамя Победы».

В апреле 1944 года линия советско-германского фронта выглядела так. На юге соединения Красной Армии вышли на границу с Румынией и уже нацеливали свои удары на Бухарест. Их соседи справа отбросили гитлеровцев от Днепра и подступили к предгорьям Карпат, разрезав немецкий Восточный фронт на две части. На севере, полностью освободив Ленинград от блокады, наши войска вышли к Чудскому озеру, Пскову и Новоржеву. Таким образом, между этими флангами, продвинувшимися далеко на запад, оставался огромный выступ в сторону Москвы. Его называли «Белорусский балкон». Передняя часть этой дуги проходила по линии городов Витебск — Рогачев — Жлобин и находилась не так уж далеко от Москвы. Гитлеровские части в этом выступе (это была группа армий «Центр», в которую входило более шестидесяти дивизий) преграждали советским войскам путь на запад. Кроме того, фашистское командование, располагая там хорошо развитой сетью железных, и шоссейных дорог, могло быстро маневрировать и бить во фланги наших войск, наступавших южнее и севернее этого выступа. С него же авиация противника наносила бомбовые удары по советским группировкам на севере и на юге. Не исключена была и возможность налетов на Москву. В это же время немецкие войска в этом выступе и сами, благодаря такому положению, находились под угрозой наших фланговых ударов с юга и с севера и, следовательно, под угрозой окружения. Но для того чтобы осуществить окружение такого масштаба, нужны были огромные силы. Советским войскам для этого надо было разгромить в Прибалтике группу армий «Север», на Украине группу армий «Северная Украина», и только после этого можно было охватить с двух сторон группу армий «Центр». Еще в конце апреля 1944 года Сталин в присутствии генерала Антонова посоветовался с Жуковым о плане на летнюю кампанию.

Предстояла сложная перегруппировка: для проведения операции «Багратион» надо было перевести в новые районы войска пяти общевойсковых, двух танковых и одной воздушной армий. Кроме того, Ставка передавала фронтам дополнительно 4 общевойсковые, 2 танковые армии, 52 стрелковые и кавалерийские дивизии, 6 отдельных танковых и механизированных корпусов, 33 авиационные дивизии, 2849 орудий и минометов и 210 тысяч человек маршевого пополнения.

Первоначально советское командование представляло себе операцию «Багратион» как повторение Курской битвы, нечто вроде нового «Кутузова» или «Румянцева», с огромным расходом боеприпасов при последующем относительно скромном продвижении на 150−200 км. Поскольку операции такого типа — без прорыва в оперативную глубину, с длительными, упорными боями в тактической зоне обороны на истощение — требовали большого числа боеприпасов и относительно малого количества топлива для механизированных частей и скромных мощностей по восстановлению железных дорог, то фактическое развитие операции оказалось для советского командования неожиданным.

Алексей Антонов, заместитель начальника Генерального штаба РККА, ведущий разработчик плана операции

Оперативный план Белорусской операции начал разрабатываться Генштабом в апреле 1944 года. Общий замысел состоял в сокрушении флангов немецкой группы армий «Центр», окружении основных её сил восточнее Минска и полном освобождении Белоруссии [10]. Это был чрезвычайно амбициозный и масштабный план, одномоментное сокрушение целой группы армий планировалось в ходе войны очень редко.

Были совершены значительные кадровые перестановки. Генерал В. Д. Соколовский не сумел показать себя в боях зимы 1943−1944 годов (Оршанская наступательная операция, Витебская наступательная операция) и был снят с командования Западным фронтом. Сам фронт был разделён надвое: 2-й Белорусский фронт (южнее) возглавил Г. Ф. Захаров, хорошо показавший себя в сражениях в Крыму, И. Д. Черняховский, командовавший до этого армией на Украине, был назначен командующим 3-м Белорусским фронтом (севернее).

Непосредственная подготовка операции велась с конца мая. Конкретные планы были получены фронтами 31 мая в частных директивах Ставки Верховного Главнокомандования.

Согласно одной из версий, по первоначальному плану предполагалось нанесение 1-м Белорусским фронтом с юга, на Бобруйском направлении, одного мощного удара, но К. К. Рокоссовский, изучив местность, заявил на совещании в Ставке 22 мая, что следует наносить не один, а два главных удара. Своё заявление он мотивировал тем, что в сильно заболоченном Полесье при одном прорыве армии будут утыкаться в затылок друг другу, забьют дороги в ближнем тылу, и в итоге войска фронта смогут быть использованы только по частям. По мнению К. К. Рокоссовского, следовало нанести один удар от Рогачёва на Осиповичи, другой — от Озаричей на Слуцк, окружив при этом Бобруйск, остающийся между этими двумя группировками. Предложение К. К. Рокоссовского вызвало в Ставке бурные дебаты, члены Ставки настаивали на нанесении одного удара из района Рогачёва, во избежание распыления сил. Спор прервал И. В. Сталин, заявивший, что настойчивость командующего фронтом говорит о продуманности операции. Таким образом, К. К. Рокоссовскому было позволено действовать в соответствии с собственной задумкой.

Однако Г. К. Жуков утверждал, что эта версия не соответствует действительности:

Существующая в некоторых военных кругах версия о «двух главных ударах» на белорусском направлении силами 1-го Белорусского фронта, на которых якобы настаивал К. К. Рокоссовский перед Верховным, лишена основания. Оба эти удара, проектируемые фронтом, были предварительно утверждены И. В. Сталиным ещё 20 мая по проекту Генштаба, то есть до приезда командующего 1-м Белорусским фронтом в Ставку.

Была организована тщательная разведка сил и позиций противника. Добыча сведений велась по многим направлениям. В частности, разведывательными командами 1-го Белорусского фронта было захвачено около 80 «языков». Воздушная разведка 1-го Прибалтийского фронта засекла 1100 различных огневых точек, 300 артиллерийских батарей, 6000 блиндажей и т. д. Также велась активная акустическая, агентурная разведка, изучение позиций противника артиллерийскими наблюдателями и т. д. За счёт комбинации различных способов разведки и её интенсивности группировка противника была вскрыта достаточно полно.

Ставка постаралась добиться максимальной внезапности. Все распоряжения командирам частей отдавались лично командующими армий; телефонные переговоры, касающиеся подготовки к наступлению, даже в закодированном виде, были воспрещены. Готовящиеся к операции фронты перешли в режим радиомолчания. На передовых позициях велись активные земляные работы для имитации приготовлений к обороне. Минные поля не снимались полностью, чтобы не встревожить неприятеля, сапёры ограничивались свинчиванием с мин взрывателей. Сосредоточение войск и перегруппировки велись в основном по ночам. Специально выделенные офицеры Генштаба на самолётах патрулировали местность для контроля за соблюдением мер маскировки.

В войсках проводились интенсивные тренировки по отработке взаимодействия пехоты с артиллерией и танками, штурмовым действиям, форсированию водных преград и т. д. Подразделения поочерёдно выводились с передовой в тыл для этих занятий. Отработка тактических приёмов проводилась в максимально приближённых к боевым условиях и с боевой стрельбой.

Перед операцией командиры всех уровней вплоть до рот проводили рекогносцировки, ставя задачи подчинённым на месте. В состав танковых частей были введены артиллерийские корректировщики и офицеры воздушных сил для лучшего взаимодействия.

Таким образом, подготовка операции «Багратион» велась чрезвычайно тщательно, при этом противника удалось оставить в неведении относительно грядущего наступления.

Цель нашего исследование — детальное рассмотрение особенностей Витебско-Оршанской операции 1944 года.

Задачи:

изучить предпосылки операции;

исследовать особенности боевых действий Витебско-Оршанской операции 1944 года;

проанализировать результат операции.

При написании данной работы были использованы научные методы: описание, сравнительный анализ, индукция и дедукция.

1. Начало Витебско-Оршанской операции 1944 года

Сразу же после вывода 1-го танкового корпуса в резерв 1-го Прибалтийского фронта началась его интенсивная подготовка к летней кампании 1944 года.

В корпус, дислоцированный на границе Витебской и Псковской областей в районе станции Езерище, стало поступать пополнение.

С 1 апреля 1944 года танковые бригады получили в свой состав по третьему батальону танков. Теперь каждая танковая бригада насчитывала по штату шестьдесят пять танков вместо прежних сорока четырех. Кроме того, танки Т-34, прибывшие на пополнение корпуса, были вооружены пушками ЗИС-С-53 калибра 85 мм, способными своим бронебойным снарядом пробивать броню тяжелых танков «Тигр» на дальности прямого выстрела. Эти два важных обстоятельства значительно повысили боевой потенциал корпуса.

К этому времени конфигурация центрального участка советско-германского фронта приобрела новые очертания.

В результате победоносного наступления Красной Армии зимой и весной 1944 года наши войска продвинулись далеко вперед на двух направлениях.

На юго-западном направлении после разгрома немецко-фашистских войск на Правобережной Украине наши войска вышли на государственную границу СССР с Румынией.

На северо-западном направлении после снятия блокады Ленинграда наши войска отбросили противника от Ленинграда на 200−220 км, вышли к Псковско-Островскому укрепленному району противника, начали освобождение Прибалтийских республик.

И только в центре советско-германского фронта в глубину расположения наших войск вклинивался занятый противником выступ, который гитлеровское командование окрестило «белорусским балконом».

Фашистскому командованию наличие этого «балкона» давало определенные стратегические преимущества. Во-первых, он служил мощным барьером, прикрывающим направление на Варшаву и Берлин. Во-вторых, он давал возможность нанесения фланговых ударов по нашим войскам в случае их наступления на северо-западном направлении — к границам Восточной Пруссии или в юго-западном направлении — на Львов и Венгрию. С этого же «балкона» могли взлетать самолеты для бомбардировок Москвы.

Готовясь к летней кампании 1944 года, противник сосредоточил на этом «балконе» крупные силы группы армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Э. фон Бушем (3-ю танковую, 4-ю и 9-ю армии) и ряд соединений соседних групп армий — всего 63 дивизии и 3 бригады.

Напряженно готовилось к летней кампании и советское высшее командование. Задачи Красной Армии на лето и осень были сформулированы в приказе Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1944 года. Они включали в себя завершение изгнания оккупантов с советской территории, восстановление государственной границы СССР на всем протяжении, вывод из войны на стороне Германии европейских союзников и освобождение из фашистской неволи поляков, чехов, словаков и других народов Европы.

План Белорусской стратегической наступательной операции под кодовым наименованием «Багратион» был прост по замыслу, но внушителен по масштабам.

Планом предусматривалось:

одновременными мощными ударами четырех фронтов — 1-го Прибалтийского (генерал армии И. X. Баграмян), 3-го Белорусского (генерал-полковник, а с 26. 06 генерал армии И.Д. Черняховский), 2-го Белорусского (генерал-полковник, а с 28. 07 генерал армии Г. Ф. Захаров) и правою крыла 1-го Белорусского (генерал армии, а с 29. 06 Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) — прорвать оборону противника на витебском, богушевском, оршанском, могилевском и бобруйском направлениях;

раздробить стратегический фронт обороны врага, окружить и уничтожить его группировку в районе Витебска и Бобруйска;

стремительно развить наступление в глубину, окружить и ликвидировать войска 4-й армии восточнее Минска.

Эти действия должны были создать благоприятные условия для дальнейшего наступления на запад в общих направлениях на Шяуляй, Вильнюс, Белосток, Брест.

Как следует из сказанного, в осуществлении этого замысла ставка делалась на стремительность наступления. Поэтому решающая роль возлагалась на танковые войска.

С учетом размаха боевых действий, расположения и структуры основных узлов вражеской обороны, Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» выполнялась в виде десяти относительно самостоятельных, но связанных между собой операций: Витебско-Оршанской, Могилевской, Бобруйской, Полоцкой, Минской, Шяуляйской, Вильнюсской, Белостокской, Люблин-Брестской и Каунасской. На долю 1-го Прибалтийского фронта, в составе которого действовал 1-й танковый корпус, пришлось участие в трех из этих операций: Витебско-Оршанской, Полоцкой и Шяуляйской. Поэтому дальнейшее повествование будет в основном посвящено именно этим операциям.

2. Развитие наступления на Витебском направлении

Если «Белорусский балкон» в целом выдавался на восток, то район города Витебск был «выступом на выступе», выдаваясь ещё дальше с северной части «балкона». Город был объявлен «крепостью», аналогичный статус имела находящаяся южнее Орша. На этом участке оборонялась 3-я танковая армия под началом генерала Г. Х. Рейнгардта (названием не следует обманываться, в составе 3-й танковой армии не было танковых частей). Непосредственно район Витебска оборонял её 53-й армейский корпус под командованием генерала Ф. Гольвитцера. Оршу защищал 17-й армейский корпус 4-й полевой армии.

Операцию проводили два фронта. 1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии И. Х. Баграмяна действовал на северном фланге будущей операции. Его задача состояла в том, чтобы окружить Витебск с запада и развивать наступление дальше на юго-запад к Лепелю. 3-й Белорусский фронт под командованием генерал-полковника И. Д. Черняховского действовал южнее. Задача этого фронта заключалась в том, чтобы, во-первых, создать южную «клешню» окружения вокруг Витебска, во-вторых, самостоятельно охватить и взять Оршу. В итоге фронт должен был выйти в район города Борисов (южнее Лепеля, юго-западнее Витебска). Для действий в глубине 3-й Белорусский фронт располагал конно-механизированной группой (механизированный корпус, кавалерийский корпус) генерала Н. С. Осликовского и 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистрова.

Для координации усилий двух фронтов была создана специальная оперативная группа Генштаба во главе с маршалом А. М. Василевским.

Отступление из-под Орши.

Наступление началось с разведки боем рано утром 22 июня 1944 года. В ходе этой разведки удалось во многих местах вклиниться в немецкую оборону и захватить первые траншеи. На следующий день был нанесён основной удар. Главную роль играли 43-я армия, охватывавшая Витебск с запада, и 39-я армия под командованием И. И. Людникова, окружавшая город с юга. 39-я армия практически не имела общего превосходства в людях в своей полосе, но концентрация войск на участке прорыва позволила создать значительный локальный перевес. Фронт был быстро прорван и к западу, и к югу от Витебска. 6-й армейский корпус, оборонявшийся южнее Витебска, был рассечён на несколько частей и утратил управление. В течение нескольких дней командир корпуса и все командиры дивизий были убиты. Оставшиеся части корпуса, потеряв управление и связь друг с другом, мелкими группами пробирались на запад. Железная дорога Витебск — Орша была перерезана. 24 июня 1-й Прибалтийский фронт вышел к Западной Двине. Контратака частей группы армий «Север» с западного фланга провалилась. В Бешенковичах была окружена «корпусная группа D». В прорыв южнее Витебска была введена конно-механизированная группа Н. С. Осликовского, начавшая быстро продвигаться на юго-запад.

Поскольку стремление советских войск окружить 53-й армейский корпус было несомненным, командующий 3-й танковой армией Г. Х. Рейнгардт обратился к вышестоящему начальству за санкцией на отвод частей Ф. Гольвитцера. Утром 24 июня в Минск прилетел начальник Генерального штаба К. Цейцтлер. Он ознакомился с обстановкой, но разрешения на отход не дал, не имея к тому полномочий. А. Гитлер первоначально воспретил отход корпуса. Однако после того, как Витебск оказался полностью окружён, 25 июня он одобрил прорыв, приказав, однако, оставить одну — 206-ю пехотную дивизию в городе [13]. Ещё до этого Ф. Гольвитцер вывел 4-ю авиаполевую дивизию несколько к западу для подготовки прорыва. Эта мера, однако, запоздала.

25 июня в районе Гнездиловичей (к юго-западу от Витебска) 43-я и 39-я армия соединились. В районе Витебска (западная часть города и юго-западные окрестности) оказался окружён 53-й армейский корпус Ф. Гольвитцера и некоторые другие части. В «котёл» попали 197-я, 206-я и 246-я пехотные, а также 6-я авиаполевая дивизия и часть 4-й авиаполевой дивизии. Другая часть 4-й авиаполевой была окружена западнее, у Островно].

3 Развитие наступления на Оршанском направлении

На Оршанском направлении наступление развивалось достаточно медленно. Одной из причин отсутствия эффектного успеха был тот факт, что под Оршей располагалась сильнейшая из немецких пехотных дивизий — 78-я штурмовая. Она была укомплектована значительно лучше прочих и, вдобавок, имела поддержку почти пятидесяти самоходных орудий. Также в этом районе находились части 14-й моторизованной дивизии. Однако 25 июня 3-й Белорусский фронт ввёл в прорыв 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова. Она перерезала железную дорогу, ведущую из Орши на запад у Толочина, вынудив немцев к отходу из города или гибели в «котле». В результате к утру 27 июня Орша была освобождена. 5-я гвардейская танковая армия продвигалась на юго-запад, к Борисову.

Силы 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронта начали развивать успех в юго-западном и западном направлении. К концу 28 июня они освободили Лепель и вышли к району Борисова. Откатывающиеся немецкие части подвергались непрерывным и жесточайшим воздушным ударам. Противодействие люфтваффе было незначительным. Шоссе Витебск — Лепель, по словам И. Х. Баграмяна, было буквально завалено погибшими и разбитой техникой.

4. Ход боевых действий и результаты

Наступление началось с разведки боем рано утром 22 июня 1944 года. В ходе этой разведки удалось во многих местах вклиниться в немецкую оборону и захватить первые траншеи. На следующий день был нанесён основной удар. Главную роль играли 43-я армия, охватывавшая Витебск с запада, и 39-я армия под командованием И. И. Людникова, окружавшая город с юга. 39-я армия практически не имела общего превосходства в людях в своей полосе, но концентрация войск на участке прорыва позволила создать значительный локальный перевес. Фронт был быстро прорван и к западу, и к югу от Витебска. 6-й армейский корпус, оборонявшийся южнее Витебска, был рассечён на несколько частей и утратил управление. В течение нескольких дней командир корпуса и все командиры дивизий были убиты. Оставшиеся части корпуса, потеряв управление и связь друг с другом, мелкими группами пробирались на запад. Железная дорога Витебск — Орша была перерезана. 24 июня 1-й Прибалтийский фронт вышел к Западной Двине. Контратака частей группы армий «Север» с западного фланга провалилась. В Бешенковичах была окружена «корпусная группа D». В прорыв южнее Витебска была введена конно-механизированная группа Н. С. Осликовского, начавшая быстро продвигаться на юго-запад.

Поскольку стремление советских войск окружить 53-й армейский корпус было несомненным, командующий 3-й танковой армией Г. Х. Рейнгардт обратился к вышестоящему начальству за санкцией на отвод частей Ф. Гольвитцера. Утром 24 июня в Минск прилетел начальник Генерального штаба К. Цейцтлер. Он ознакомился с обстановкой, но разрешения на отход не дал, не имея к тому полномочий. А. Гитлер первоначально воспретил отход корпуса. Однако после того, как Витебск оказался полностью окружён, 25 июня он одобрил прорыв, приказав, однако, оставить одну — 206-ю пехотную дивизию в городе. Ещё до этого Ф. Гольвитцер вывел 4-ю авиаполевую дивизию несколько к западу для подготовки прорыва.

В результате Витебско-Оршанской операции был практически полностью уничтожен 53-й армейский корпус. По данным В. Хаупта, из состава корпуса к немецким частям прорвались двести человек, почти все — раненные. Также были разгромлены части 6-го армейского корпуса и корпусная группа D. Были освобождены Витебск и Орша. Потери вермахта, по советским заявкам, превосходили 40 тысяч погибшими и 17 тысяч пленными (наибольшие результаты показала 39-я армия, уничтожившая основной «котёл»). Северный фланг группы армий «Центр» оказался сметён, и, таким образом, был сделан первый шаг к полному окружению всей группы.

Заключение

Благодаря успешным действиям на Витебско-Оршанском направлении произошло. В 6-дневных боях советские войска уничтожили крупную вражескую группировку, большое количество техники, захватили много трофеев и пленных. Советские войска показали высокое мастерство ведения операций в условиях лесисто-болотистой местности. В результате Витебско-Оршанской операции были созданы условия для развития успеха на Минск и в сторону Южной Прибалтики. Частям и соединениям, отличившимся в Витебско-Оршанской операции, приказом Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина присвоены почётные наименования «Витебских» и «Оршанских».

На Оршанском направлении наступление развивалось достаточно медленно. Одной из причин отсутствия эффектного успеха был тот факт, что под Оршей располагалась сильнейшая из немецких пехотных дивизий — 78-я штурмовая. Она была укомплектована значительно лучше прочих и, вдобавок, имела поддержку почти пятидесяти самоходных орудий. Также в этом районе находились части 14-й моторизованной дивизии.

Однако 25 июня 3-й Белорусский фронт ввёл в прорыв 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова. Она перерезала железную дорогу, ведущую из Орши на запад у Толочина, вынудив немцев к отходу из города или гибели в «котле». В результате к утру 27 июня Орша была освобождена. 5-я гвардейская танковая армия продивигалась на юго-запад, к Борисову.

Утром 27 июня Витебск был полностью очищен от окружённой немецкой группировки, которая накануне непрерывно подвергалась воздушным и артиллерийским ударам. Немцы предприняли активные усилия по прорыву из окружения. В течение дня 26 июня были зафиксированы 22 попытки пробить кольцо изнутри [24]. Одна из этих попыток оказалась успешной, но узкий коридор был запечатан через несколько часов. Прорвавшаяся группа численностью примерно в 5 тысяч человек была снова окружена вокруг озера Мошно.

Одновременно были уничтожены малые котлы у Островно и Бешенковичей. Последнюю крупную группу окруженцев возглавил командир 4-й авиаполевой дивизии генерал Р. Писториус (англ. ). Эта группа, пытаясь уйти через леса на запад или юго-запад, 27 июня наткнулась на идущую маршевыми колоннами 33-ю зенитную дивизию и была рассеяна [11] .Р. Писториус погиб в бою.

В результате Витебско-Оршанской операции был практически полностью уничтожен 53-й армейский корпус. По данным В. Хаупта, из состава корпуса к немецким частям прорвались двести человек, почти все — раненые. Также были разгромлены части 6-го армейского корпуса и корпусная группа D. Были освобождены Витебск и Орша. Потери вермахта, по советским заявкам, превосходили 40 тысяч погибшими и 17 тысяч пленными (наибольшие результаты показала 39-я армия, уничтожившая основной «котёл»). Северный фланг группы армий «Центр» оказался сметён, и, таким образом, был сделан первый шаг к полному окружению всей группы.

После сокрушения фронта 3-й танковой армии под Витебском, 1-й Прибалтийский фронт приступил к развитию успеха по двум направлениям: на северо-запад, против группировки немцев под Полоцком, и на запад, в направлении на Глубокое.

Полоцк вызывал беспокойство у советского командования, поскольку эта очередная «крепость» теперь нависала над флангом 1-го Прибалтийского фронта. И. Х. Баграмян незамедлительно приступил к устранению этой проблемы: между Витебско-Оршанской и Полоцкой операциями не было паузы. В отличие от большей части сражений операции «Багратион», под Полоцком основным противником Красной армии была, помимо остатков 3-й танковой армии, Группа армий «Север» в лице 16-й полевой армии под командованием генерала Х. Хансена. Со стороны противника в качестве резервов были задействованы только две пехотные дивизии [11].

После сокрушения двух корпусов 9-й армии, К. К. Рокоссовский получил новые задачи. 3-й Белорусский фронт наступал по двум направлениям, на юго-запад, к Минску, и запад, на Вилейку. На этом этапе на фронт начали прибывать немецкие подвижные резервы, изъятые главным образом из войск, действующих на Украине. Первой 26 — 28 июня к северо-востоку от Минска, в район Борисова, прибыла 5-я танковая дивизия под командованием генерала К. Деккера. Она представляла серьёзную угрозу, учитывая, что в течение предшествовавших нескольких месяцев почти не участвовала в боевых действиях и была укомплектована практически до штатной численности (в том числе весной противотанковый дивизион был перевооружен 21 истребителями танков Jagdpanzer IV/48, а в июне прибыл укомплектованный по штату батальон из 76 «пантер»), а по прибытии в район Борисова была усилена 505-м тяжёлым батальоном (45 танков «тигр»). Слабым местом немцев в этом районе была пехота: это были либо охранные, либо понёсшие значительные потери пехотные дивизии.

витебская оршанская операция войско

Список использованной литературы

1. Алексеев М. А. Энциклопедия военной разведки. 1918−1945 гг. М., 2012.

2. Большая советская энциклопедия. Гл. ред. 1−7 тт. — С. И. Вавилов, 8−51 тт. — Б. А. Введенский. 2-е изд. Т.8. Вибрафон — Волово. 1951. 648 стр., илл.; 50 л. илл. и карт.

3. Бешанов В. В. Десять сталинских ударов. М.: Харвест, 2004, ISBN 985−13−1738−1, стр. 414−423

4. Василевский А. Дело всей жизни. — М.: Политиздат, 1983.

5. Гареев М. А. О неудачных наступательных операциях советских войск в Великой Отечественной войне. // Новая и новейшая история. 1994. № 1. (здесь же опубликованы доклад комиссии ГКО от 11. 04. 1944 и Постановление ГКО от 12. 04. 1944).

6. Жуков Г. Воспоминания и размышления. В 3-х т. Т.3. М.: Агентство печати Новости, 1986.

7. Кирюхин С. П., 43-я армия в Витебской операции, М., 1961; Людников И. И., Под Витебском, М., 1962.

8. Людников И. И. Под Витебском. (Витеб. операция 39-й армии 23−27 июня 1944 г.).

9. Памяць: Гіст. — дакументальная хроніка Віцебска: У 2-х кн. Кн. 1-я / Рэд. кал.: Пашкоў Г. П. (гал. рэд.) і інш. — Мн.: БелЭн, 2002. — 648 с. — 5000 экз. — ISBN 985−11−0246−6 (белор.)

10. Процкий А. Е. Беларусь героическая: Рассказывают памятные медали и значки. — Мн.: Полымя, 1985. — 128 с.

Приложение

Карта Витебско-Оршанской наступательной операции 23-28 июня 1944 года

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой