Особенности восстановления платежеспособности должника при проведении процедуры финансового оздоровления

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Финансы


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

НОУ «Московский институт управления»

Кафедра: Экономики и управления

Специальность: Экономика и управление на предприятии (в природопользовании)

Форма обучения: заочная

РАБОТА ПО ПРОЙДЕННОМУ КУРСУ

По дисциплине: «Арбитражно-процессуальное регулирование»

Тема:

«Особенности восстановления платежеспособности должника при проведении процедуры финансового оздоровления»

Мельников

Дмитрий Александрович

МОСКВА 2010 г.

Содержание

Введение

1. Меры по восстановлению платежеспособности должника

1.1 Практика зарубежных стран

1.2 Принципиальные нововведения

1.3 Особенности исполнения обязательств

Заключение

Используемая литература

Введение

При слове «банкротство» мы автоматически представляем себе печальные картины распродажи имущества с торгов, толпы уволенных сотрудников, всеобщее отчаяние и разорение. На самом же деле банкротство не означает ликвидацию предприятия. При правильном подходе к делу именно банкротство служит средством, которое заставляет предприятие встать на ноги.

Банкротство предприятия регулируется Федеральным законом № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Банкротство включает в себя несколько разных процедур. Только одна из этих процедур ведет к ликвидации должника -- это конкурсное производство, которое применяется к действующему предприятию только в случаях, когда финансовое состояние должника настолько безнадежно, что отсутствует реальная возможность восстановить платежеспособность или назначенная арбитражным судом реабилитационная процедура не достигла цели.

Остальные процедуры банкротства -- наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, мировое соглашение это процедуры реабилитационные, то есть они ведут к восстановлению платежеспособности предприятия, к освобождению от долгов. Они призваны помочь должнику выбраться из тяжелого финансового положения, сохранить производство. Любую из процедур проводит арбитражный управляющий -- человек, специально подготовленный в сфере антикризисного управления предприятиями. При осуществлении наблюдения им является временный управляющий, при финансовом оздоровлении -- административный управляющий, при внешнем управлении -- внешний управляющий. Их назначает и контролирует арбитражный суд. Арбитражный управляющий стоит на страже интересов должника, в первую очередь, обеспечивает сохранность имущества.

Глава 1. Меры по восстановлению платежеспособности должника

Согласно ст. 2 Закона как 1998 г., так и Закона 2002 г., внешнее управление (судебная санация) — процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности, с передачей полномочий по управлению должником внешнему управляющему. С экономической точки зрения, исходя из концепции закона о банкротстве, меры, предусмотренные законом о банкротстве для восстановления платежеспособности должника, реализуемы за счет выявления и использования внутренних ресурсов должника, а также привлечения внешних финансовых источников.

Определение арбитражного суда о введении внешнего управления подлежит немедленному исполнению (п. 2 ст. 68 Закона 1998 г., ст. 52 Закона 2002 г.), оно может быть обжаловано (п. 3 ст. 68 Закона 1998 г., п. 3 ст. 61 Закона 2002 г.).

Вынесение арбитражным судом определения о введении внешнего управления является основанием для наступления последствий, предусмотренных ст. ст. 69, 70 Закона 1998 г., ст. ст. 94, 95 Закона 2002 г., которые устанавливают в т. ч. особенности, связанные с исполнением обязательств должником. Еще большей спецификой, по сравнению со стадией возбуждения производства по делу о банкротстве, отличаются правила, касающиеся срока исполнения денежных обязательств. На период внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение денежных требований кредиторов.

Введение моратория на удовлетворение требований кредиторов является основным средством, создающим условия для улучшения должником своего финансового положения и восстановления платежеспособности, серьезной экономической льготой, так как в течение достаточно продолжительного периода, равного сроку проведения внешнего управления, должник освобождается от необходимости расходовать имеющиеся у него денежные средства на удовлетворение требований кредиторов. Согласно ст. 2 как Закона 1998 г., так и Закона 2002 г., мораторий — приостановление исполнения должником денежных обязательств и уплаты обязательных платежей. На период внешнего управления мораторий вводится на удовлетворение денежных требований к должнику, срок исполнения которых наступил до введения внешнего управления. Мораторий распространяется на требования кредиторов о возмещении реального ущерба по Закону 1998 г. и убытков — по Закону 2002 г., вызванного отказом внешнего управляющего от исполнения договора должника в соответствии с п. 3 ст. 77 Закона 1998 г., п. 4 ст. 102 Закона 2002 г., при условии, что срок исполнения таких обязательств наступил до введения внешнего управления. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества. Реальный ущерб, так же как и упущенная выгода, т. е. неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, являются составными частями убытков.

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов, вводимый на период внешнего управления, не распространяется на удовлетворение требований о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и о компенсации морального вреда. Выплаты по таким требованиям осуществляются внешним управляющим в течение внешнего управления из имущества должника. В случае предъявления нескольких требований они удовлетворяются в порядке поступления в полном объеме, без учета очередности удовлетворения требований кредиторов, установленной законом о банкротстве.

В отличие от последствий вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом по Закону 1998 г. и введения наблюдения — по Закону 2002 г., введение на период внешнего управления моратория на удовлетворение требований кредиторов означает не только приостановление исполнения исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом по Закону 1998 г. и введения внешнего управления — по Закону 2002 г., судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и о компенсации морального вреда, а также по Закону 2002 г. о взыскании задолженности по текущим платежам, но и невозможность начисления в период внешнего управления неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых (экономических) санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей.

При этом согласно Закону 2002 г. текущие платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления и на которые распространяется действие моратория, составляют исключение из общего правила о неначислении неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых (экономических) санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, хотя редакция абз. 3 п. 2 ст. 95 Закона 2002 г. сформулирована крайне неудачно. Таким образом, по указанным требованиям, за исключением тех, которые подтверждены исполнительными документами, выданными на основании вступивших в законную силу до введения внешнего управления решений, продолжают начисляться неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые (экономические) санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей. А требования кредиторов о взыскании задолженности по текущим платежам, подтвержденные исполнительными документами, выданными на основании вступивших в законную силу до введения внешнего управления решений, исполняются в ходе внешнего управления обычным образом, на них не распространяется действие моратория. Вышеизложенное не применяется к текущим требованиям, на которые распространяется действие моратория по Закону 1998 г. Примечательно, что прекращение начисления неустоек и процентов согласно закону о банкротстве является составной частью моратория. Цель моратория в узком смысле — максимально защитить имущество должника от кредиторов, поскольку оно необходимо для восстановления платежеспособности должника. Фактически, как представляется, мораторий в отношении текущих платежей, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом (по Закону 2002 г.), может не иметь смысла, поскольку размер неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых (экономических) санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей может быть значительный, и должнику было бы выгоднее использовать привлеченные денежные средства.

1.1 Практика зарубежных стран

Законодательства зарубежных стран также не обошли своим вниманием установление запрета на начисление неустоек (штрафов, пеней), иных финансовых (экономических) санкций в ходе моратория на удовлетворение требований кредиторов. Например, в США должнику такая льгота предоставляется, а в Англии в ходе применения к должнику процедуры Administration (близкой к внешнему управлению по российскому законодательству), напротив, проценты продолжают начисляться. Во Франции также по общему правилу с момента введения процедуры финансового оздоровления проценты не начисляются (Lawno 85 — 98. Paragraph 4.).

Согласно ранее действовавшему Закону 1992 г. (п. 3 ст. 12) кредиторы, у которых право требования долга вытекало из обязательств, возникших до введения моратория, имели право в период проведения внешнего управления начислять предусмотренные договорами проценты за пользование кредитом, а также санкции по обязательствам должника. Это правило применялось также и в отношении обязательств должника перед бюджетом. При этом предъявление к должнику указанных требований было возможно только после окончания моратория, т. е. после прекращения внешнего управления имуществом должника. Однако практика показала несостоятельность такого подхода.

Последствия введения на период внешнего управления моратория на удовлетворение требований кредиторов различаются в соответствии с составом требований.

Так, денежные потери кредиторов (вследствие отсрочки в погашении их требований и инфляции) по денежным обязательствам в части задолженности за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, сумма займа с учетом процентов, вследствие неосновательного обогащения, вследствие причинения вреда имуществу кредиторов, а также требования об уплате обязательных платежей в части задолженности по уплате недоимок по налогам, сборам и иным обязательным взносам подлежат компенсации путем начисления на соответствующие суммы задолженности процентов в порядке и размере, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ — ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату введения внешнего управления (абз. 5 п. 2 ст. 70 Закона 1998 г.; часть 3 п. 2 ст. 95 Закона 2002 г.).

Поскольку требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов, кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве (п. 2 ст. 5 Закона 2002 г.), т. е. конкурсными кредиторами и уполномоченными органами (ст. 34 Закона 2002 г.), и размер таких требований не будет установленным в соответствии со ст. 4 Закона 2002 г., можно сделать вывод о том, что по текущим требованиям кредиторов, на которые распространяется действие моратория, «компенсационные» проценты за период внешнего управления не начисляются.

Вышеуказанное, как и в случае неприменения мер ответственности в ходе внешнего управления, не применяется к текущим требованиям, на которые распространяется действие моратория по Закону 1998 г.

Суммы подлежащих уплате за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства неустоек (штрафов, пеней) и убытков, а также подлежащих уплате за нарушение обязанности по уплате налоговых и иных обязательных платежей установленных законодательством Российской Федерации штрафов (пеней) и иных финансовых (экономических) санкций фиксируются в размере, какой они имели на дату введения внешнего управления, и в дальнейшем не индексируются.

Исключение, как уже было отмечено, составляют текущие требования по Закону 2002 г.

В абз. 2 п. 2 ст. 70 Закона 1998 г., абз. 1 п. 2 ст. 95 Закона 2002 г., отдельно указывается на недопустимость взыскания по исполнительным и иным документам, взыскание по которым производится в бесспорном (безакцептном) порядке. В случае списания денежных средств в бесспорном (безакцептном) порядке внешнему управляющему помимо массы обязанностей, возложенных на него законом о банкротстве, придется предпринимать дополнительные действия по возврату соответствующих сумм.

Так, Постановлением Президиума ВАС РФ от 9 сентября 1997 г. N 2513/97 были отменены решение, Постановления апелляционной и кассационной инстанций, а иск должника об обратном взыскании сумм, списанных банком со счета должника (в т.ч. суммы штрафа) после введения моратория на удовлетворение требований кредиторов во время внешнего управления удовлетворен.

Кроме того, в налоговом и административном законодательстве отсутствуют соответствующие нормы, которые бы корреспондировали положениям закона о банкротстве. Поэтому представляется, что включение соответствующего положения в закон о банкротстве носит скорее разъяснительный, превентивный характер.

Другая существенная особенность исполнения денежных обязательств при банкротстве должника состоит в том, что согласно абз. 4 п. 1 ст. 74, п. 1 ст. 77 Закона 1998 г., п. 1 ст. 99, ст. 102 Закона 2002 г., внешний управляющий вправе в трехмесячный срок с момента введения внешнего управления отказаться от исполнения неисполненных сторонами полностью или частично договоров и иных сделок должника, заключенных до момента введения внешнего управления.

По Закону 1998 г. внешний управляющий вправе отказаться от таких договоров в случае, если их исполнение повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах, такие договора рассчитаны на получение положительных результатов для должника лишь в долгосрочной перспективе, а также в случае, если имеются иные обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника (п. 2 ст. 77 Закона 1998 г.), за исключением договоров должника, заключенных в ходе наблюдения с согласия арбитражного управляющего (п. 4 ст. 77 Закона 1998 г.).

Ранее для отказа внешнего управляющего от исполнения договора Закон 1998 г. предусматривал еще одно самостоятельное основание, если договор должника носит долгосрочный характер (заключен на срок более одного года), однако Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2000 г. N 9-п положение абз. 3 п. 2 ст. 77 Закона 1998 г. в соответствующей части признано не соответствующим Конституции Р Ф как чрезмерно ограничивающее юридическое равенство сторон в гражданско-правовом договоре. Так как в ст. 2 Закона 1998 г. внешнее управление определяется как процедура банкротства, направленная на восстановление платежеспособности должника, закон о банкротстве при наделении внешнего управляющего правом на отказ от исполнения договора должен напрямую связывать это право с конкретными обстоятельствами, реально препятствующими восстановлению платежеспособности должника.

По Закону 2002 г. внешний управляющий вправе отказаться от договоров и иных сделок должника в случае, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах (п. 2 ст. 102 Закона 2002 г.).

Таким образом, принципиального изменения в перечне оснований для отказа внешнего управляющего от исполнения сделок должника не произошло.

Следует отметить, что закон о банкротстве «защищает» сделки, заключенные в ходе наблюдения, финансового оздоровления с согласия арбитражного управляющего, то есть, следуя общему принципу, о чем говорилось в главе I, «защищает» и договоры должника, связанные с привлечением арбитражным управляющим специалистов для обеспечения своей деятельности, что служит дополнительной гарантией для такого рода контрагентов должника (п. 4 ст. 77 Закона 1998 г., п. 5 ст. 102 Закона 2002 г.). Расторжение таких договоров производится по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ.

Ограничения на отказ от исполнения договоров должника, установленные законом о банкротстве, не распространяются на случаи, когда возможность одностороннего отказа предусмотрена договором должника или иными федеральными законами в соответствии со ст. ст. 310, 450 ГК РФ.

Односторонний отказ от исполнения договора является исключением из общего порядка расторжения договора, согласно которому: расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 450 ГК РФ), а если стороны не достигли такого соглашения, то по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут судом при его существенном нарушении другой стороной или в связи с существенным изменением обстоятельств, при наличии определенных условий, предусмотренных ГК РФ (п. 2 ст. 450, п. п. 1, 2 ст. 451 ГК РФ); требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом или договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

Таким образом, в отличие от общего принципа, предусмотренного ст. 310 ГК РФ, о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства закон о банкротстве во взаимосвязи с п. 3 ст. 450 ГК РФ предоставляет право внешнему управляющему при наличии предусмотренных законом о банкротстве обстоятельств в одностороннем порядке, без согласия контрагента, по собственному усмотрению заявить отказ от исполнения договоров должника, что означает расторжение соответствующих договоров в одностороннем порядке без обращения в суд.

Закон 1998 г. прямо не говорил об этом, но в п. 3 ст. 102 Закона 2002 г. указывается, что договор в оговоренных случаях считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора.

Правовые последствия отказа внешнего управляющего от исполнения договора должника заключаются в том, что по Закону 1998 г. контрагент должника вправе потребовать от него возмещения реального ущерба (п. 3 ст. 77), при этом упущенная выгода возмещению не подлежит.

Гражданским кодексом закреплен принцип полного возмещения убытков по общему правилу, однако законом в соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ размер убытков, подлежащих возмещению, может быть ограничен.

Видимо, ограничение размера убытков, предусмотренное п. 3 ст. 77 Закона 1998 г., было вызвано тем, что понятие упущенной выгоды предполагает наличие «обычных условий гражданского оборота», в ходе же производства по делу о банкротстве должника об обычных условиях гражданского оборота говорить не представляется возможным — напротив, вводится специальное регулирование.

По Закону 2002 г. последствия иные: кредитор вправе требовать возмещения убытков, вызванных отказом внешним управляющим от исполнения договора.

1.2 Принципиальные нововведения

Кроме того, в соответствии, как представляется, с принципиальными нововведениями Закона 2002 г. убытки в части возмещения реального ущерба подлежат удовлетворению в третью очередь наряду с требованиями о взыскании «основной суммы задолженности».

Что касается убытков в форме упущенной выгоды, то они подлежат удовлетворению в «третью очередь, вторую подочередь» (п. 3 ст. 137 Закона 2002 г.).

При определении размера убытков, подлежащих возмещению в случае отказа внешнего управляющего от исполнения договора должника, следует также учитывать, что самим договором может быть также установлено ограничение ответственности (п. 1 ст. 15, ст. 394 ГК РФ). В этом случае должно приниматься во внимание предусмотренное договором право сторон договора уменьшить размер причиненных убытков лицу, субъективное право которого нарушено (в этом случае условие договора об уменьшении размера убытков должно рассматриваться как существенное условие, предусмотренное сторонами, без которого договор вообще не был бы заключен и соответственно, согласно п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ соответствующего лица от права на взыскание убытков в части разницы между размером полного возмещения убытков и установленного договором, должен рассматриваться как отказ лица от осуществления принадлежащего ему права (в соответствующей части) и влечь прекращения этого права, так как стороны договора использовали возможность, предоставленную им законом, а именно п. 1 ст. 15 ГК РФ).

При применении соответствующих положений закона о банкротстве должны также учитываться положения ГК РФ об основаниях освобождения должника от ответственности, как предусмотренные законом: общие и дополнительные (ст. 401, п. 1 ст. 777, п. 1 ст. 993, ст. 901 ГК РФ), так и установленные договором дополнительные основания освобождения должника от ответственности при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства (при этом необходимо учитывать именно дополнительные основания освобождения от ответственности, а не трактовку понятия обстоятельств непреодолимой силы, которая содержится в законе (п. 3 ст. 401 ГК РФ) и расширительному толкованию не подлежит).

Возможность отказа должника от договоров во время реабилитационных процедур является эффективным рычагом, способствующим восстановлению платежеспособности должника, и активно используется законодательствами о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран.

В Англии право на отказ от договоров должника предусмотрено Article 178 Insolvency Act. Такой отказ возможен только в ходе процедуры ликвидации должника (Winding up).

В США в течение срока, который определяется отдельно для разных процедур, применяемых к должнику, управляющий вправе «протестировать» договоры должника и выбрать, какие из них целесообразно исполнить, а от каких лучше отказаться. Интересным представляется, что управляющий может отказаться от договора только при наличии решения суда по этому вопросу. А включенное сторонами в договор условие о возможности отказаться от договора в случае несостоятельности должника является недействительным.

Аналогичные положения содержатся в Article 37 Law N 85 — 98 of 25th January 1985. Администратор не расторгает договоры должника, он лишь принимает решение об их судьбе: выполнять или не выполнять обязательства. В случае неисполнения должником обычно его контрагент требует расторжения договора.

В Германии отказ от исполнения договоров должника допускается. При этом §§ 103 — 120 Insolvenzordnung установлены особенности правового регулирования в зависимости от оснований возникновения соответствующих правоотношений между должником и кредитором, срока договора и иных обстоятельств.

Специальным образом регламентирован законодательством о несостоятельности (банкротстве) порядок исполнения обязательств должника третьими лицами. В ходе внешнего управления согласно ст. 89 Закона 1998 г. допускается исполнение обязательств должника собственником имущества должника или третьим лицом (третьими лицами).

«Третье лицо — это тот, кто, не относясь к числу контрагентов, оказывается в юридически значимой связи с одним из них либо с обоими» (Брагинский М.И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: 2-е изд., испр. С. 361).

Согласно п. 1 ст. 313 ГК РФ исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. Эта норма по своему смыслу защищает интересы должника. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, таким образом законодатель закрепляет презумпцию, согласно которой исполнение обязательства третьим лицом является исполнением надлежащим лицом (один из элементов надлежащего исполнения).

ГК РФ (п. 2 ст. 313) в определенных случаях защищает интересы третьего лица, давая возможность исполнения обязательства третьим лицом в собственном интересе, но и одновременно устанавливая границы такого интереса. Третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника (согласия кредитора, естественно, также не требуется). В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. ст. 382 — 387 ГК РФ, т. е. с исполнением обязательства третье лицо автоматически занимает в нем место прежнего кредитора.

При этом следует отметить две особенности: во-первых, третьим лицом допускается исполнение любого гражданско-правового обязательства, независимо от оснований его возникновения; во-вторых, обязанность исполнить обязательство лично может касаться как физических, так и юридических лиц.

Гражданским кодексом устанавливается презумпция возможности возложения должником исполнения обязательства на третье лицо и обязанности кредитора принять такое исполнение. Однако исключением являются случаи, когда обязанность должника исполнить обязательство лично предусмотрена законом, иным правовым актом, условиями или существом обязательства, в т. ч. если основанием возникновения обязательства является договор — опосредованно условиями и существом договора.

При этом кредитор может отказаться принять исполнение от третьего лица, действующего вопреки возражениям должника, и требовать личного исполнения обязательства должником, в т. ч. в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 313 ГК РФ, используя метод распространительного толкования п. 1 указанной статьи, если в силу тех или иных причин личность исполнителя наряду с характером действий должника индивидуализирует предмет обязательства. Именно об этом говорится в ст. 313 ГК РФ. Таким образом, отношения должника с третьим лицом не входят в сферу регулирования указанной статьи, и вопрос об основаниях возложения должником исполнения обязательства на третье лицо остается «за скобками» и регулируется отдельным соглашением между должником и третьим лицом.

Статья 89 Закона 1998 г., в которой говорится об исполнении обязательства должника собственником имущества должника — унитарного предприятия или третьим лицом (третьими лицами), регламентирует порядок предоставления должнику финансовой помощи для восстановления его платежеспособности. Возможность возложения исполнения обязательства должника на иное лицо и обязанность кредитора принять исполнение обязательства, предложенного таким лицом за должника, прямо предусмотрена ст. 313 ГК РФ. Закон о банкротстве определяет условия такого исполнения обязательств должника.

Собственник имущества должника — унитарного предприятия в любое время до окончания внешнего управления вправе осуществить одновременное удовлетворение требований всех конкурсных кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (п. 1 ст. 89 Закона 1998 г.). При этом собственнику имущества должника не требуется согласие ни внешнего управляющего, ни конкурсных кредиторов. Удовлетворенные таким образом требования конкурсных кредиторов будут считаться прекращенными, что в результате может привести к утрате должником признаков банкротства.

Представляется, что речь идет исключительно об унитарных предприятиях, поскольку имущество у таких должников находится на ограниченном вещном праве — хозяйственного ведения. Собственник закрепляет за предприятием соответствующее имущество, которое является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям) (п. 1 ст. 113 ГК РФ), поэтому оказание финансовой помощи должнику в этом случае не порождает возникновения обязательства между должником и собственником. В этом случае собственник имущества должника — унитарного предприятия не является третьим лицом, поэтому закон о банкротстве и выделяет отдельно положение об исполнении обязательств должника собственником имущества унитарных предприятий.

По Закону 1998 г. исполнение обязательств должника третьим лицом (третьими лицами) допускается при условии, если такое исполнение одновременно погашает требования всех конкурсных кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (п. 2 ст. 89). Взаимоотношения лица, удовлетворившего требования конкурсных кредиторов, и должника регулируются ими в самостоятельном порядке.

Основанием для подобных действий со стороны третьего лица (третьих лиц) могут служить долгосрочные договорные связи по поставкам сырья или комплектующих изделий. В случае исполнения обязательств должника в соответствии с п. 2 ст. 89 Закона 1998 г. возмездность презюмируется (п. 3 ст. 423 ГК РФ), кроме того, п. 4 ст. 575 ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Однако, чтобы имело место дарение, необходимо наличие совокупности признаков, в том числе: безвозмездность, увеличение имущества одаряемого, уменьшение имущества дарителя, явно выраженное намерение дарителя именно подарить указанное имущество одаряемому, т. е. безвозмездно увеличить имущество одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя.

1.3 Особенности исполнения обязательств

Можно, таким образом, выделить две общие особенности как для исполнения обязательств должника собственником имущества должника, так и третьим лицом (третьими лицами). И в п. 1, и в п. 2 ст. 89 Закона 1998 г. говорится об удовлетворении, погашении требований лишь конкурсных кредиторов, а также об их одновременном удовлетворении. Закон о банкротстве, допустив возможность для третьих лиц одновременного погашения обязательств должника перед конкурсными кредиторами, сделал излишней процедуру санации, как это предусматривалось ранее действовавшим законодательством (ст. 13 Закона 1992 г.). В части исполнения обязательств должника в ходе внешнего управления Закон 2002 г. содержит ряд новых положений.

Во-первых, расширен перечень лиц, которые вправе удовлетворить требования кредиторов за счет учредителей (участников) должника. Как представляется, исходя из концепции Закона 2002 г. (например, п. 2 ст. 94), такое право также должно в этом случае было бы быть предоставлено и акционерам должника, не стоит делать исключения для должников — хозяйственных обществ в форме акционерных обществ.

Во-вторых, удовлетворению подлежат все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов, а не только конкурсных кредиторов, как было ранее.

В-третьих, собственник имущества должника — унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо или третьи лица вправе как удовлетворить требования кредиторов самостоятельно, так и предоставить денежные средства, достаточные для удовлетворения требований кредиторов должнику.

В-четвертых, если лицо, направившее уведомление внешнему управляющему, о своем намерении удовлетворить требования кредиторов, не начало исполнение обязательств в недельный срок после направления уведомления или в месячный срок не удовлетворило требования кредиторов в соответствии с п. 4 ст. 113 Закона 2002 г. (видимо, допущена ошибка, и имеется в виду п. 3 ст. 113), уведомление считается недействительным.

Таким образом, кредиторы, чьи требования были удовлетворены с нарушением установленной Законом о банкротстве очередности удовлетворения требований кредиторов, обязаны возвратить полученное в качестве исполнения, поскольку в этом случае речь идет о приоритетном удовлетворении требований одних кредиторов по сравнению с другими. Такие сделки являются недействительными (п. 3 ст. 103 Закона 2002 г.).

В-пятых, согласие внешнего управляющего на исполнение обязательств должника лицом, направившим уведомление, не требуется.

В-шестых, денежные средства считаются предоставленными должнику на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который введена процедура внешнего управления.

При этом указывается, что допускается заключение соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника.

Таким образом, исполнение обязательств должника третьим лицом или третьими лицами влечет для должника возникновение новых обязательств.

Но сделки, влекущие за собой получение займов, равно как и крупные сделки, а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, требуют согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), если иное не предусмотрено планом внешнего управления (ст. 101 Закона 2002 г.).

В свою очередь, органы управления должника, уполномоченные в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, вправе принять решение о заключении соглашения с третьим лицом, предусматривающее условия предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (п. 2 ст. 94 Закона 2002 г.).

В противном случае такие сделки могут быть признаны недействительными (ст. 103 Закона 2002 г.).

В-седьмых, исполнение обязательств должника собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами допускается законом о банкротстве в целях прекращения производства по делу о банкротстве должника.

А прекращение производства по делу о банкротстве должника влечет восстановление полномочий собственника имущества должника — унитарного предприятия, учредителей (участников) должника, а не третьего лица или третьих лиц.

Учитывая вышеизложенное, хотелось бы отметить следующее.

Денежные средства по общему правилу считаются предоставленными должнику на условиях беспроцентного займа. Это может привести к злоупотреблениям со стороны лиц, исполнивших обязательства должника: аккумулированию всей «бывшей» кредиторской задолженности должника; возможности предъявить требования по истечении определенного срока.

Таким образом, в случае недобросовестности третьих лиц такое исполнение лишь даст должнику отсрочку и, возможно, нивелирует бывшую реальной перспективу восстановления платежеспособности должника, ведь кредиторы самим фактом введения внешнего управления изъявляют готовность идти на уступки.

«Поэтому названные законоположения представляют собой не что иное, как легальный механизм „захвата“ имущества должника».

Тот факт, что п. 2 ст. 113 Закона 2002 г. содержит положения о том, что после получения первого уведомления арбитражным управляющим исполнение обязательств должника перед кредиторами от других лиц не принимается, лишь подтверждает такое мнение.

Вместе с тем ст. 113 Закона 2002 г. в определенном смысле является частным случаем абз. 3 п. 6 ст. 119, ст. ст. 120, 121, но предусматривающим более упрощенную процедуру прекращения производства по делу о банкротстве без рассмотрения отчета внешнего управляющего собранием кредиторов (ст. 116). Поэтому представляется правильным следующий подход.

1. Исключить из ст. 113 Закона 2002 г. третье лицо или третьих лиц.

Тогда исполнение третьим лицом или третьими лицами обязательств должника подлежит утверждению собранием кредиторов (комитетом кредиторов). Органы управления должника, уполномоченные в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, заключат с третьим лицом или третьими лицами соглашение, предусматривающее условия исполнения обязательств должника. При этом желательно учесть риски наличия у должника требований, списание денежных средств по которым производится в безакцептном порядке.

Таким образом, соответствующее соглашение с третьими лицами будет являться иной мерой по восстановлению платежеспособности должника, что предусмотрено ст. 109 Закона 2002 г.

У внешнего управляющего появляются основания для направления в арбитражный суд ходатайства о вынесении определения о расчете со всеми кредиторами (а не определенной очереди).

Внешнее управление — процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности.

В случае, если в заключенном с третьими лицами соглашении отсутствуют признаки восстановления платежеспособности должника, арбитражный суд откажет в утверждении отчета внешнего управляющего, производство по делу о банкротстве не будет прекращено (п. 5 ст. 119 Закона 2002 г.).

2. Исключив из ст. 113 Закона 2002 г. третье лицо или третьих лиц, возможность исполнения обязательств должника согласно ст. 113 Закона 2002 г. в любой момент в ходе реабилитационной процедуры останется лишь за собственником имущества должника — унитарного предприятия, а также учредителями (участниками) должника, т. е. лицами, которые напрямую заинтересованы в восстановлении своих полномочий.

При этом решение об исполнении обязательств должника должно быть принято учредителями (участниками) должника единогласно, что поставит их в равные условия с собственником имущества должника — унитарного предприятия (а в случае, если у общества один участник, будет формально равносильно), и позволит не допустить злоупотреблений. Порядок урегулирования взаимоотношений между учредителями (участниками) должника при исполнении обязательств должника перед кредиторами согласно реестра требований кредиторов (условий предоставления денежных средств) должен определяться отдельным соглашением, заключаемым между ними.

Также в этом случае п. 4 ст. 113 Закона 2002 г. следует исключить.

Конечно, в противовес высказанным предложениям можно заметить, что третьи лица имеют право приобрести права требования кредиторов согласно реестру требований кредиторов, уведомив об этом должника, и возможно дешевле, чем в случае, предусмотренном ст. 113 Закона 2002 г.

Но заинтересованные лица также могут и «за бесценок» приобрести доли учредителей (участников) должника.

По крайней мере, в предлагаемом варианте права кредиторов и учредителей (участников) юридического лица «уравновешиваются», что отвечает общей концепции нового Закона о банкротстве, и уменьшает риски «недружественных» поглощений, устранения конкурентов, о возможности появления которых уже сейчас высказываются обоснованные мнения.

Также высказывается мнение, что во избежание ситуации, когда собственник имущества должника — унитарного предприятия, а также учредители (участники) должника могут приступить к погашению задолженности перед кредиторами согласно реестру требований кредиторов, но не погасить ее полностью в установленный Законом о банкротстве срок, следует установить, что перечисление денежных средств в любом случае должно производиться через банковский счет должника, которым распоряжается внешний управляющий.

Однако, как представляется, ограничив перечень лиц, имеющих право исполнить обязательства должника согласно ст. 113 Закона 2002 г. собственником имущества должника — унитарного предприятия и учредителями (участниками) должника, т. е. лицами, заинтересованными в прекращении производства по делу о банкротстве по «упрощенной процедуре», следует учитывать, что у должника могут иметься текущие обязательства (в т.ч. на основании исполнительных документов), денежных средств в указанном случае может не хватить для удовлетворения требований кредиторов согласно реестру требований кредиторов.

Поэтому целесообразно все же оставить возможность удовлетворения требования кредиторов собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника, «минуя» банковский счет должника. Такая возможность является существенной чертой, отличающей возможность исполнения обязательств должника в ходе внешнего управления и, собственно, особенности прекращения производства по делу о банкротстве, согласно ст. 113 и ст. 122 Закона 2002 г.

Особенности исполнения обязательств в ходе внешнего управления определяются не только последствиями, предусмотренными ст. 69 Закона 1998 г., п. 1 ст. 94 Закона 2002 г., но и правами и обязанностями внешнего управляющего (ст. 74 Закона 1998 г., ст. 99 Закона 2002 г.). Так, в частности, отказ от исполнения договоров должника является установленным законом о банкротстве правом внешнего управляющего. Статья 78 Закона 1998 г., ст. 103 Закона 2002 г. наделяют внешнего управляющего правом заявить в суд требование о признании сделок недействительными и (или) применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Необходимо отдельно остановиться на соответствующих последствиях, поскольку таким образом раскрываются последствия несоблюдения установленных законом о банкротстве особенностей исполнения обязательств должника.

Закон о банкротстве (п. 2 ст. 78 Закона 1998 г., п. 2 ст. 103 Закона 2002 г.) устанавливает специальное основание для признания сделки должника недействительной, а именно совершение сделки с заинтересованным лицом (ст. 18 Закона 1998 г., ст. 19 Закона 2002 г.) при условии, что в результате исполнения такой сделки кредиторам причинены или могут быть причинены убытки. В этом случае обязанность доказывания наличия соответствующих оснований для признания сделки должника недействительной возлагается на внешнего управляющего.

При этом Закон 2002 г. (п. 3 ст. 101) конкретизирует, что в целях закона о банкротстве сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица по отношению к внешнему управляющему или конкурсному кредитору согласно ст. 19 Закона 2002 г.

Закон о банкротстве говорит также о возможности признания сделки должника, заключенной или совершенной должником с отдельным кредитором, недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора той же или последующей очередей, если такая сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. При этом имеются в виду сделки должника, как исполненные, так и не исполненные, которые были заключены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а также в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления (п. 3 ст. 78 Закона 1998 г., п. 3 ст. 103 Закона 2002 г.). Следует отметить, что последствия недействительности сделки, признаваемой таковой в указанном случае, могут быть применены лишь в том случае, если контрагент по сделке не сможет доказать, что он не знал и не мог знать, что должник в момент совершения сделки являлся неплатежеспособным (по аналогии со ст. 302 ГК РФ).

Требования о применении реституции рассматриваются вне рамок дела о банкротстве в обычном порядке. Также по заявлению внешнего управляющего или кредитора может быть признана недействительной сделка должника, связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника участнику должника в связи с его выходом из состава участников должника, совершенная должником — юридическим лицом после возбуждения дела о банкротстве или в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом.

Правовые последствия в этом случае следующие:

— по Закону 1998 г. все полученное по такой сделке возвращается должнику, а участник должника признается кредитором пятой очереди (п. 4 ст. 78);

— по Закону 2002 г., если такая сделка совершена после принятия заявления о признании должника банкротом, она ничтожна. В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства требование такого учредителя (участника) должника погашается из имущества должника, оставшегося после полного удовлетворения требований кредиторов. Примечательно, что требование внешнего управляющего о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено им от своего имени в течение срока исковой давности, установленного федеральным законом для применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 6, п. 7 ст. 103). Если же сделка совершена в течение шести предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом месяцев, то сделка признается недействительной в случае, если исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов, а при открытии конкурсного производства этот учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди (п. 4 ст. 103 Закона 2002 г.).

Соответствующие положения являются логическим продолжением позиции законодателя по отношению к обязательствам перед учредителями (участниками), которые являются «второстепенными» по сравнению с требованиями обычных кредиторов.

Правильной представляется позиция, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 июня 2000 г. N 8217/98, применительно к должнику — акционерному обществу. В отношении АО было возбуждено производство по делу о его несостоятельности (банкротстве). После этого общим собранием акционеров было принято решение о выходе АО из состава участников Общества с ограниченной ответственностью (впоследствии ЗАО). В свою очередь, доля АО в уставном капитале ЗАО была возвращена акциями самого АО, что противоречило ст. 73 Федерального закона «Об акционерных обществах». Такая передача акций была признана недействительной согласно ст. 168 ГК РФ судами всех трех инстанций, и в этой части судебные акты сторонами не оспаривались. Что касается применения последствий недействительности ничтожной сделки, то Президиум ВАС РФ указал, что для восстановления сторон в первоначальном положении переданные акции следует вернуть ответчику (т.е. восстанавливаются соответствующие корпоративные права), а для истца (АО) восстанавливается его право на долю в уставном капитале ответчика (ЗАО).

Таким образом, особенности предъявления, удовлетворения требований в ходе внешнего управления определяются как общими последствиями производства по делу о банкротстве должника, так и последствиями введения внешнего управления, и различаются в зависимости от характера требований (денежные, имущественные), момента их возникновения и срока исполнения, а также отнесения законом о банкротстве соответствующих требований к той или иной очереди, в том числе исходя и из состава требований.

Помимо рассмотренных последствий введения внешнего управления, связанных с особенностями исполнения обязательств, закон о банкротстве также предусматривает и другие последствия. С момента введения внешнего управления всегда отстраняется от должности руководитель должника, управление делами должника возлагается на внешнего управляющего. Прекращаются полномочия органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия, в связи с этим органы управления должника обязаны в течение трех дней передать внешнему управляющему бухгалтерскую и иную документацию юридического лица, печати и штампы, материальные и иные ценности. При этом в Законе 1998 г. указывается, что большинство полномочий органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия переходит внешнему управляющему, однако в отдельных случаях такие полномочия переходят к другим лицам (органам). Имеются в виду полномочия на принятие определенных решений, которые переходят к собранию (комитету) кредиторов (например, согласование крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (ст. 81 Закона 1998 г.)).

Учитывая общую тенденцию Закона 2002 г., заключающуюся в попытке учесть интересы собственников имущества должника, полномочия которых восстанавливаются после окончания производства по делу о банкротстве, признав их лицами, участвующими в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35), несмотря на введение внешнего управления, органы управления должника в пределах компетенции, установленной Федеральным законом, вправе принимать решения:

— о внесении изменений и дополнений в устав общества в части увеличения уставного капитала;

— об определении количества, номинальной стоимости объявленных акций;

— об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о включении в план внешнего управления возможности дополнительной эмиссии акций;

— иные необходимые для размещения дополнительных обыкновенных акций должника решения;

— об определении порядка ведения общего собрания акционеров;

— об обращении с ходатайством о продаже предприятия должника;

— о замещении активов должника;

— об избрании представителя учредителей (участников) должника;

— о заключении соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника.

Кроме того, в ст. 101 Закона 2002 г. указывается, что крупные сделки (одна или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более чем десять процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения такой сделки), сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, а также сделки, влекущие за собой получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требований, перевод долга, отчуждение или приобретение акций, долей хозяйственных товариществ и обществ, учреждение доверительного управления заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов). Такое согласие может быть предусмотрено и в самом плане внешнего управления.

Особо следует отметить, что в отношении текущих требований, предъявляемых к должнику, закон о банкротстве ограничивает полномочия внешнего управляющего, что позволяет учитывать баланс интересов должника с одной стороны и кредиторов — с другой.

Так, согласно ст. 79 Закона 1998 г., ст. 104 Закона 2002 г., в случаях, когда размер денежных обязательств должника, возникших после введения внешнего управления, превышает 20 процентов суммы требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов, сделки, влекущие новые денежные обязательства должника, за исключением предусмотренных планом внешнего управления, могут совершаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов. Такой же порядок предусмотрен в отношении принятия внешним управляющим решений, влекущих увеличение расходов должника на потребление, в т. ч. на оплату труда работников должника, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом (ст. 80 Закона 1998 г., ст. 105 Закона 2002 г.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой