Особенности гендерного поведения в европейской и восточной культурах

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Особенности гендерного поведения в европейской и восточной культурах

1. Теоретические основы гендерной лингвистики

Лингвистическая гендерология, или гендерная лингвистика, представляет собой отрасль лингвистики, которая рассматривает языковые явления, связанные с изучением гендера — социокультурного пола — относительно автономного от биологического пола человека. Гендерная лингвистика входит в число междисциплинарных наук, которые занимаются изучением гендера — гендерной психологии и гендерной социологии, а также социолингвистики и психолингвистики.

Основной термин, гендер — это общественное или культурное явление, социально и культурно нагруженный пол. Гендер — это способ социального расслоения общества, организующий систему социальной иерархической структуры [Нурсеитова 2008: 24].

Гендерная лингвистика изучает следующие вопросы:

— как гендер отражается в языке: лексика, синтаксис и ряд сходных объектов; цель — описать и объяснить, какие оценки приписываются мужчинам и женщинам и в каких областях они наиболее распространены, какие лингвистические механизмы лежат в основе этого процесса;

— каким коммуникативным поведением обладают мужчины и женщины: с помощью каких средств и в каких контекстах конструируется гендер, как влияют на этот процесс социальные факторы и коммуникативная среда, в том числе и ресурсы сети Интернет [Кирилина 1999: 61].

1.1 Вклад различных отраслей лингвистики в изучение гендера

По мнению ученых из области психолингвистики и нейрофизиологии проблема половой дифференциации относится к числу универсальных явлений, которые так или иначе изучают все науки о человеке. Различие между полами ученые видят в организации структуры головного мозга мужчины и женщины, в специализации его полушарий. Например, повреждение мозга у мужчин и женщин приводит к разным результатам. Повреждение левого полушария приводит к дефектам вербальных функций, а правого — к дефектам пространственных функций. У мужчин поражение левого полушария ухудшало результаты вербального теста в большей степени, чем правого, а при поражении правого полушария получалось обратное соотношение. Для женщин сторона, на которой произошло поражение, не имела столь большого значения [Горошко 1998: 195]. Следовательно, у мужчин специализация полушарий выражена в большей степени, чем у женщин.

Е.И. Горошко приводит также данные исследований о том, что у девочек лучше развита дикция, больше словарный запас, они свободнее, чем мальчики, строят высказывания. Но причина более высокого развития языковых способностей у девочек не только и не столько генетическая, сколько социальная, так как игры девочек требуют большего количества речевых актов, в своем воображаемом мире девочки больше спрашивают, объясняют, поучают, чем мальчики [Горошко 1998: 56].

Социолингвистика предоставила ученым обширный статистический материал о функционировании языка в группах людей, объединенных по признаку профессии, пола, возраста, городского или сельского образа жизни и т. д. Так, исследования Лабова показали, что пол носителей языка определенным образом влияет на употребление языковых единиц [Labov 1971: 190]. Он установил, что женщинам свойственно употребление более престижных вариантов произношения.

Изучение взаимосвязи языка и пола принято разделять на два периода, рубежом которых являются 60-е годы ХХ века:

1) биологический детерминизм — нерегулярные исследования, основанные главным образом на наблюдениях несвязанных фактов;

2) современные гендерные исследования — широкомасштабные исследования, идущие с 60-х годов и обусловленные развитием социолингвистики и существенными изменениями в традиционном распределении мужских и женских ролей в обществе, позволившими увидеть лингвистические факты в новом свете и по-новому интерпретировать их.

Однако сегодня многие ученые предпочитают разделять время развития гендерных исследований на три периода:

1) биологический детерминизм;

2) переходный период (первая половина ХХ века), послуживший подготовительной базой для собственно гендерных исследований;

3) современные гендерные исследования [Дмитриева 2000: 258].

Биологический детерминизм берет свое начало в то время, когда единственной гипотезой о причинах появления и функционировании в языке категории рода стала символико-семантическая, базировавшаяся на соотнесении природной биологической категории sexus с грамматической категорией genus. Сторонники символико-семантической гипотезы считали, что грамматический род возник под влиянием природной данности — наличия людей разного пола. Символико-семантическую гипотезу представляли ученые, оказавшие огромное влияние на лингвистику. Это Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и другие [www. sociolinguistics. academic. ru]. Влияние этих ученых предопределило длительное господство гипотезы в лингвистическом описании. Использование их неязыкового опыта привело к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему, семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода, напротив, характеризовались пассивностью, подчиненностью.

Удар по символико-семантической гипотезе нанесло открытие языков, в которых категория рода отсутствует. Следующим стимулом исследования гендерного фактора в языке стало открытие в XVII веке «экзотических» первобытных языков, где имели место разделение на мужской и женский варианты. Сообщения о таких языках эпизодически появлялись с 1664 года, но систематических исследований по ним не проводилось. Общим для всех немногочисленных описаний гендерной вариативности было то, что мужской вариант рассматривался как собственно язык, а женский — как отклонение от него [Бурукина 1998: 113].

Особенностью этого периода были преимущественно описательный характер и сугубо биологический подход к анализу. Соотношение пола, образования, культуры, возраста не рассматривалось. Считалось, что все различия между мужской и женской речью определяются биологическим полом.

Переходный период приходится на начало XX века, когда интерес к лингвистической гендерологии снова возрос благодаря работам Э. Сепира, О. Есперсена и других лингвистов. В 1913 году вышла книга Маутнера, в которой он признает гендерные различия в языке и обосновывает их социальными и историческими причинами. Анализируя коммуникацию в различных социальных слоях, автор выявил ряд особенностей мужского и женского речевого поведения. По Маутнеру, женщины менее образованы и поэтому стремятся без нужды использовать иностранные слова, тогда как образованные мужчины их не употребляют, будучи в состоянии найти эквивалент в родном языке. Маутнер считал, что творческое использование языка — прерогатива мужчин, а женщины лишь способны усвоить создаваемый мужчинами язык [Радченко 2005: 157].

Есперсен считается одним из первых лингвистов, обративших внимание на существование мужских и женских преференций в пользовании лексиконом. По Есперсену, женщины употребляют иную, нежели мужчины, лексику, более склонны к эвфемизмам и менее — к ругательствам. Женщины, считает автор, консервативны в употреблении языка. При этом женщины чаще остаются монолингвальными, а мужчины быстрее усваивают новый язык [Jespersen 1998: 232]. Хотя Есперсен наиболее полно для своего времени интерпретировал вопрос о влиянии гендерного фактора, его воззрения в последующий период подвергались критике в связи с тем, что свои выводы он сделал, основываясь лишь на личных наблюдениях, многие из которых не были достаточно обоснованы.

В целом первый и второй периоды изучения гендерного фактора в языке характеризуются двумя особенностями:

1) исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики;

2) в ходе описания особенностей мужской и женской языковой компетенции сформировалась концепция «дефицитности» «женского» языка по отношению к «мужскому». Нормой признавался «мужской» язык, а отклонением от нормы — «женский». Однако на втором этапе появились новые данные, а также тема заинтересовала крупных лингвистов, что способствовало большему распространению гендерных исследований и повышению их авторитета [Кирилина 1998: 52].

Собственно гендерные исследования начали проводиться с конца 60-х — начала 70-х годов ХХ века, в это время произошел коренной поворот в гендерных исследованиях. Большую роль сыграли развитие социолингвистики, формирование постмодернистских трактовок познания и подъем феминистского движения. Именно в этот период сформировались несколько лингвистических направлений, различающихся по концептуальным установкам, методам исследования и характеру изучаемого материала. Эти направления имеют много точек соприкосновения, поэтому их разграничение носит условный характер:

— Социолингвистические гендерные исследования;

— Феминистская лингвистика;

— Собственно гендерные исследования, изучающие оба пола;

— Исследование маскулинности (относительно новое направление, возникшее в начале 90-х гг.);

— Психолингвистическое изучение пола (в последнее время всё больше изучается нейролингвистикой);

— Кросскультурные, лингвокультурологические исследования [Кирилина 2000: 47].

Многие из направлений развиваются в междисциплинарной парадигме, что вообще является отличительной чертой гендерных исследований. Другая их особенность — прикладной характер, ряд успешных попыток реформирования языка.

1.2 Феминизм как основа гендерной теории

Решающую роль в появлении принципиально новой научной парадигмы в исследованиях пола сыграл феминизм. Возникновение феминизма обусловлено определенными социальными и интеллектуальными предпосылками.

Социальные предпосылки феминизма — в сломе феодально-сословной организации общества и развитии буржуазных отношений, вовлечении женщин в работу по найму.

Интеллектуальные предпосылки феминизма — различные критические в отношении существующего общества теории, начиная с философии прав человека, возникшей в XVIII в. и вплоть до современных постмодернистких концепций [Земская 1993: 90].

Сегодня феминизм — это прежде всего альтернативная по отношению к европейской традиции философская концепция социокультурного развития. Однако в течение довольно длительного периода он существовал как идеология равноправия женщин и как социально-политическое движение. Эти два аспекта феминизма чрезвычайно важны для становления его теории: именно в поисках ответов на реальные вопросы, касающиеся статуса женщин в обществе, теоретики феминизма, не удовлетворенные традиционной социальной наукой, стали формулировать и свои теоретические претензии к традиционному западному знанию, и новые теоретико-методологические подходы к анализу культуры.

Принято считать, что зарождение феминистских идей относится к эпохе Возрождения с ее культом человека. Именно тогда появились первые трактаты, в которых открыто говорилось о подавлении личности женщины и несправедливом отношении к ней общества.

Следующий этап в развитии феминизма связан со временем Великой Французской революции — выдвинутые тогда лозунги свободы, равенства и братства всех людей независимо от их происхождения активизировали стремление женщин к равноправию. Вместе с тем «Декларация прав человека и гражданина», провозгласившая, что все люди имеют неотъемлемые естественные права, фактически была декларацией о правах мужчин.

В конце XIX века возникает движение суфражисток, т. е. борьба женщин за предоставление им избирательных прав.

Новый виток в развитии феминизма начался в 60-е годы XX в. вместе с возникновением леворадикальных движений протеста и формированием контркультурных теорий. В этот период сформировались три основных течения феминизма того времени: либеральное, социалистическое и радикальное [Горошко 1998: 190].

1.2.1 Либеральный феминизм

В 1963 году возникла Национальная Организация Женщин, включавшая несколько сотен тысяч женщин среднего класса. Либеральные феминистки ХХ века — Элис Росси, Джанет Ричардс, Сьюзан Окин, Натали Блюстоун — поддерживали идеи о том, что основным способом решения проблемы должны быть социально-экономические и юридические реформы в рамках существующего общества. Большой акцент в либеральном феминизме — начиная с XVIII века и вплоть до конца XX века — делался на идее равенства, т. е. одинаковости женщин и мужчин как рациональных существ [www. sociolinguistics. academic. ru].

Либеральный феминизм нередко подвергается критике со стороны других направлений. Так, некоторые ученые отмечали, что он имеет три основных порока: 1) веру в то, что женщины могут стать похожими на мужчин; 2) веру в то, что женщины хотят этого; 3) веру в то, что всем женщинам следует хотеть стать похожими на мужчин и разделять мужские ценности [Халеева 1999: 5].

Эти недостатки либерального феминизма, его ориентация на обсуждение проблем и потребностей женщин среднего класса, неразработанность теории реформ привели к тому, что оно не сумело изменить реальное положение дел. Однако именно с возрождения либерального феминизма после почти сорока лет отсутствия женского движения в Америке начался второй этап феминизма.

1.2.2 Социалистический феминизм

В этом течении были синтезированы марксистские и феминистские взгляды. В социалистической традиции основными причинами дискриминации женщин считаются частная собственность и классовая структура общества. В марксизме такие идеи высказывал Ф. Энгельс, его идеи в конце XIX — начале XX века поддерживали Александра Коллонтай, Клара Цеткин, Август Бебель и некоторые другие марксисты того времени. Они утверждали, что, как и любой другой вид подавления, дискриминация женщин должна исчезнуть после совершения социалистической революции и построения нового общества [Хоткина 1992: 67].

Социалистические феминистки — Зилла Айзенстайн, Мэри О’Брайен и другие — в целом разделяя эти идеи, все же расходятся по одному из пунктов с марксистками. В отличие от Энгельса, не допускавшего существования особого, отдельного от пролетарского, женского движения, современные социалистические феминистки настаивают именно на необходимости вычленения из проблем классовых и общесоциальных — собственно женских проблем [Стернин 1997: 34]. Теория социал-феминисток, в отличие от марксисток, утверждает, что классовые и гендерные отношения пересекаются в жизни женщины.

1.2.3 Радикальный феминизм

Именно это течение стало наиболее ярким и влиятельным как своему теоретическому содержанию, так и социальному эффекту. Кейт Миллетт, Суламифь Файерстоун, Кристина Дельфи, Мэри Дэйли и многие другие радикальные феминистки обратились к поискам общего, глубинного основания угнетения женщин. Таковым, по их мнению, является патриархат — система мужского доминирования над женщинами [Бурукина 2000: 52].

Одна из основных целей политики и практики радикальных феминисток — устранение насилия, направленного на женщину. Они полагают, что женщины всегда будут зависимы от мужчин, пока сексуальность не будет переопределена и реконструирована в интересах женщины.

Если оценивать вклад радикального феминизма в анализ проблемы неравенства, то необходимо сказать и о том, что они ввели в оборот многие новые понятия. Термин сексизм обозначает дискриминацию женщин на основании их биологического пола. Идеология маскулинизма — это мировоззрение, утверждающего и приписывающего характер естественности мужскому доминированию в обществе. Андроцентризм, обозначающий базовую для западной цивилизации норму считать мужчину тождественным человеку вообще, человеку как виду Ноmо sapiens, а женщину — некоей специфической особенностью, подвидом [Воронина 2001: 225].

К недостаткам радикалок большинство его исследователей, а также представителей других феминистских течений относят прежде всего их эссенциализм, сепаратизм, евроцентризм и универсализм. Радикальные феминистки попали в ловушку биодетерминизма и эссенциализма — мужчины есть мужчины, а женщины есть женщины, и не существует путей изменить природу тех и других [Воронина 2001: 41]. Согласие, например, с тем, что женщина по натуре — страстная и заботливая, а мужчина — агрессивен и эгоцентричен, показывает, что радикальные феминистки подспудно принимают и пропагандируют значительное количество стереотипов, за разрушение которых сами же и высказываются.

В настоящее время три описанных выше течения не существуют в столь явном виде, как это было в 60-е годы. Кроме этого существуют и другие «феминизмы», например «черный», т. е. негритянский американский феминизм; а также феминизмы с национальной окраской — латино-американский, африканский, мусульманский и другие, в которых положение женщин анализируется не только через категорию пола, но и через категорию расы, национальности и / или религии [www. gender. ru].

1.3 Гендерные стереотипы

Гендерные нормы — это определенные правила поведения и предписания, формирующие представления о том, кто есть «настоящий мужчина» и какой должна быть «настоящая женщина», играющие важную роль в поддержании гендерной системы и конструировании гендерного сознания.

В повседневной реальности к представителям одного пола предъявляется особый набор поведенческих норм и ожиданий, значительно отличающийся от требований к другому полу. Для этого используются специальные термины и слова, по-разному описывающие мальчиков и девочек, мужчин и женщин. Все это находит свое отражение в особых формах проявления общественного сознания — гендерных стереотипах.

Все гендерные стереотипы можно разделить на три группы:

1. Стереотипы маскулинности — фемининности (мужественности — женственности). В этих понятиях отражены нормативные эталоны идеального мужчины и идеальной женщины.

2. Представления о распределении социальных (семейных и профессиональных) ролей между мужчинами и женщинами.

3. Различия между мужчинами и женщинами в занятиях определенными видами труда. Так, мужчинам приписываются занятия и профессии инструментальной сферы деятельности, имеющей, как правило, творческий или созидающий характер, а женщинам — экспрессивной сферы, отличающейся исполнительским или обслуживающим характером. Поэтому распространенным является мнение о существовании так называемых «мужских» и «женских» профессий. (По данным ЮНЕСКО, стереотипный перечень мужских занятий включает профессии архитектора, водителя, инженера, механика, исследователя и т. д., а женских — библиотекаря, воспитательницы, учительницы, телефонистки, секретарши и др [Мишель 1991: 21]. В научной сфере занятость мужчин связывается с естественными, точными, общественными областями, а женщин — преимущественно, с гуманитарными) [Ким 2002: 12].

Наряду с подобным «горизонтальным» делением сфер труда на мужские и женские, существует и «вертикальное» деление, выражающееся в том, что руководящие должности в подавляющем большинстве занимают мужчины, а позиции женщин имеют подчиненный характер.

Общая закономерность гендерных стереотипов состоит в том, что мужчины воспринимаются как властные, независимые, агрессивные, доминирующие, активные, смелые, неэмоциональные, грубые, прогрессивные и мудрые, уверенные, рациональные, убедительные, серьезные.

О женщинах, напротив, говорят как о зависимых, кротких, слабых, боязливых, эмоциональных, чувствительных, нежных, мечтательных и суеверных, добрых, застенчивых, чувствительных, покорных.

При этом в ряде стран при описании мужчин и женщин была своя специфика. Например, в Нигерии слова заносчивый, грубый, ленивый, шумный были отнесены к женщинам. В Японии хвастливыми, несносными и неорганизованными тоже были женщины. В одних странах (Германия, Малайзия) дифференцировка полов была резко выраженной, в других (Индия, Шотландия) — слабо выраженной. В ряде стран описание мужчин было более отрицательным [www. gender. ru].

1.4 Гендерное поведение

Термин «коммуникативное поведение» был введен в 1989 году И. А. Стерниным в работе «О понятии коммуникативного поведения». Под коммуникативным поведением понимается совокупность норм и традиций общения народа, возрастной, профессиональной и других групп [Стернин 1989: 289]. Гендерное коммуникативное поведение выступает как один из видов социально обусловленного коммуникативного поведения и как таковое требует систематизированного описания. Представляется, что эта модель может лечь в основу систематического описания гендерного коммуникативного поведения, при этом мужское и женское коммуникативное поведение будут описываться отдельно, но на фоне друг друга, при соблюдении принципа контрастивности. Выделяемые параметры будут характеризовать коммуникативное поведение мужчин в сопоставлении с женским коммуникативным поведением, и наоборот [Кон 2001: 571].

Специфические мужские и женские единицы появляются под влиянием социальных, культурных и психологических факторов, таких как религия, общественное положение в обществе, разделение труда, исторические и культурные традиции страны. Особенности мужской и женской речи вырабатываются в обществе в большей степени под влиянием социального окружения, чем семьи. Это не чисто языковое явление, но и социально культурное.

В европейских странах женщины используют более разнообразные интонационные модели. Для них характерна восклицательная и вопросительная интонация, которая произносится восходящим тоном. Такая интонация воспринимается как более эмоциональная и дружелюбная. У мужчин же, наоборот, отмечена более ровная, нисходящая интонация. Их речь доминантна и звучит более категорично и утверждающе. Такие различия связаны с женской эмоциональностью, а также со скованностью и замкнутостью мужчин. Женщины склонны к более стандартному произношению и, так как их общественный статус ниже и оценивают по внешнему виду и поведению, то женщины отдают предпочтение престижным формам в области грамматики.

Р. Лакофф утверждает, что женщины используют больше незаконченных расчлененных вопросов больше из-за своей неуверенности. В большинстве случаев они направлены либо на запрос или подтверждение информации, либо для смягчения вопроса, либо для выражения сочувствия собеседнику [Lakoff 1973: 45, Колосова 1996: 106].

В восточных же странах интонационная модель женской речи однообразна, в то время как тон речи мужчины может варьироваться.

Что касается лексики, то особых различий не отмечается. В Европе женщины используют меньше грубых выражений, используют слова с прямым значением. В ряде восточных стран (например, Китай, Япония, а также Казахстан, Киргистан) в языке имеется определенное количество слов и выражений, которые запрещено произносить женщинам. Ввиду этого им приходится заменять табуированную лексику, либо описательными выражениями, либо придумывать новые слова [Стернин 2000: 11].

Мужчины же и на Востоке, и в Европе не следуют правилам стандартного языка, используют новую лексику либо слова в новых значениях. Женская речь в Европе и на Востоке, например, в Китае, многословна, с большим количеством вопросов, слов ответной реакции и вводных слов, которые снимают категоричность высказывания.

Мужчины используют более широкий диапазон стилистически маркированной лексики (терминологические единицы, сленг, вульгаризмы), что объясняется их большей психологической уверенностью, раскрепощенностью.

Женщины значительно чаше мужчин употребляют лексику с семантикой восприятия действительности на уровне чувств и ощущений, что подтверждает распространенный стереотип об их склонности прямо говорить о своих чувствах. Коэффициент использования женщинами восклицательных и эмфатических предложений значительно выше, чем у мужчин, что свидетельствует о большей эмоциональности женщин.

В речи женщин старшего поколения в восточных странах сохраняется больше женских слов и частотность их употребления выше. Речь мужчин старшего поколения не сильно отличается от языка других возрастных групп [Ким 2002: 23].

Гендерные различия отмечаются и в речи молодого поколения различных стран (студенты, ученики). Их словарный запас обогащается засчет появления новых слов, переосмысления старых лексических единиц, заимствований. Происходит сближение мужской и женской речи молодого поколения в использовании модально-экспрессивных частиц и даже личных местоимений. В восточных странах немаловажным фактором является профессия. Количество работающих женщин возрастает; им приходится использовать на работе язык, считающийся мужским, далее начинают использовать его в простой бытовой речи [Стернин 2000: 16].

К особенностям речи мужской гендерной группы в европейской и восточной культурах также можно отнести:

— использование армейского и тюремного жаргона;

— употребление большого количества абстрактных существительных;

— однообразие лексических приемов при передаче эмоций;

— использование газетно-публицистических клише;

— употребление нецензурных слов как вводных и однообразие используемых нецензурных слов, а также преобладание нецензурных инвектив и конструкций, обозначающих действия и процессы;

— несоответствие знаков препинания эмоциональному накалу речи.

В свою очередь, к особенностям речи женской гендерной группы в европейской и восточной культурах можно добавить:

— наличие множества местоименных подлежащих и дополнений, а также модальных конструкций, выражающих различную степень неуверенности, предположительности, неопределенности (может быть, по-видимому, по-моему);

— наличие в речи эвфемизмов (нецензурно выражался вместо матерился; в нетрезвом виде вместо пьяный), зооноимов (глухая тетеря, баран);

— высокочастотным является также использование конструкций «наречие + наречие» (слишком безжалостно; очень хорошо), простых и сложносочиненных предложений, синтаксических оборотов с двойным отрицанием; частое использование знаков пунктуации, высокая эмоциональная окраска речи в целом [www. stupidedia. org].

Эволюцию двух подсистем мужской и женской речи можно наблюдать на протяжении веков, однако особенностью в наши дни является ускорение эволюции, и это объясняется несколькими причинами:

1) расширение экономических и культурных связей с другими странами;

2) расширение влияния средств массовой коммуникации;

3) ускорение темпа жизни;

4) изменения социального характера.

В наши дни все больше людей говорят об исчезновении различий между женской и мужской речью, однако мнения по этому поводу разнятся. Феминистически настроенные люди приветствуют такие изменения, считая, эту разницу неравноправием полов. Консервативные члены общества обеспокоены утратой части национального языка, указывая на грубость современных женщин и недостаточную мужественность молодых людей [Колосова 1996: 253].

Тем не менее, нельзя с точностью утверждать, что эти тенденции приведут к стиранию различий между мужской и женской речью. Язык — это постоянно меняющаяся, динамичная система, отражающая требования его носителей.

2. Особенности гендерного поведения в европейской культуре

В ходе данной дипломной работы было проведено экспериментальное исследование особенностей мужской и женской речи. Цель данного исследования — выявить определенную тенденцию и, таким образом, проверить выдвигаемую гипотезу, о существовании двух подсистем (мужской и женской речи). Перед нами ставилась задача — обосновать наше предположение о том, что особенности мужской и женской речи проявляются в разной степени при выражении мыслей, то есть при конструировании монологической речи.

Для проверки установленной гипотезы были опрошены мужчины и женщины в возрасте от 20 до 30 лет, проведено исследование в сети интернет на различных англо- и немецкоговорящих сайтах и форумах, таких, как www. guardian. co. uk, www. sueddeutsche. de, www. theglobeandmail. com, www. stupidedia. org, www. bmfsfj. de, а также исследованы некоторые диссертационные работы в сфере лингвистической гендерологии и межкультурной коммуникации.

Выбор тем для обсуждения объективен, так как среди них нет таких, которые нацелены только на мужскую или только на женскую аудиторию.

На основании ответов русскоговорящих респондентов, а также высказываний жителей таких стран, как Великобритания, Германия, Япония, Китай, можно проанализировать особенности мужской и женской речи и сделать выводы.

В данной работе использованы высказывания респондентов с авторской стилистикой и знаками препинания.

2.1 Особенности гендерного поведения в европейской культуре

2.1.1 Россия — собственное исследование на материале проведенных опросов

Задача исследования — обосновать предположение о том, что особенности мужской и женской речи проявляются в разной степени при выражении мыслей, то есть при конструировании монологической речи.

Для проверки установленной гипотезы было опрошено мужчины и женщины в возрасте от 20 до 30 лет. Им было предоставлено несколько актуальных проблем и событий в России.

Респондентам нужно было составить собственное мнение по поводу предложенных проблем и событий и изложить его в письменном в виде так, как бы они высказались устно. На основании анкет русскоговорящих респондентов, а также высказываний остальных опрошенных можно проанализировать особенности мужской и женской речи и сделать выводы.

Экспериментальный материал представлен в разделе «Приложения». Респондентам предлагались следующие темы для размышления:

1. Олимпиада в Сочи-2014.

2. Наводнение в Крымске.

3. Метеорит в Челябинске.

4. Проблема алкоголизма.

5. Конец света.

Сравнивая предложения представителей разных гендерных групп, можно выявить следующую тенденцию — мужчины используют короткие предложения в то время, как женщины активно используют сложные предложения, причастные и деепричастные обороты.

Данное заключение доказывает различие речи мужчин и женщин также с точки зрения психологии. Мужчины строят предложение логически, бес прикрас, четко и лаконично выражая свою мысль и стараясь минимализировать количество языковых средств. Женщины говорят сложными конструкциями, делая свою речь яркой, эмоциональной и экспрессивной. Женщины могут настолько запутанно говорить, разрывая предложения, не оканчивая свою мысль, что многие их высказывания начинают уходить все дальше и дальше от проблемы, и в конце возможен переход совершенно к другому предмету разговора [Клецина 2003: 272].

Например, проблема «Наводнения в Крымске» вызвала следующие комментарии:

1. «говоря о наводнении в Крымске, хочу выразить свое участие всем пострадавшим. я лично участвовал в, эээм, оказании помощи жителям крымска, как волонтер. мы разбирали и ремонтировали начальную школу в одном из пострадавших районов. хочется надеяться, что пусть в таком небольшом деле, но мне удалось внести некий вклад в общее дело. «

2. «Радует, что мир не без добрых людей. Не ожидала, честно, что будет столько откликнувшихся. Посмотришь новости — так люди и одеяла и одежду и игрушки, лекарства — короче все везли. Некоторые типа даже с работы отпрашивались, но я считаю, что это единицы. Опять же на счет помощи. Некоторые боятся помогать, тк думают, что денежные переводы приберут к рукам, вещи тоже разберут. Государство себя с лучшей стороны не проявило. Ну что это? компенсация маленькая, всех расходов не покроет. Те дома, что строились, тоже как и в Сочи стадионы, наверняка строились в спешке и не из самых лучших материалов…»

Очевидно, что первый комментарий принадлежит мужчине-респонденту. Высказывание конкретное, оно не несет никакой дополнительной информации, кроме той, что человек имеет представление о проблеме и судит, опираясь на свой собственный опыт.

Второй образец — пример женской речи. С основного вопроса о проблеме наводнения, респондент переводит тему в область глобальных проблем России и акцентирует внимание на проблеме строительства и некачественного жилья.

Мужское и женское видение мира не могут оцениваться по параметрам «лучше — хуже» или «выше — ниже». Однако женщина способна внести во все сферы деятельности такие общечеловеческие ценности, как сочувствие, забота, взаимопонимание, поддержка, являющиеся первостепенными в опыте материнства. Именно образ матери является основным ориентирующим образом для формирования полоролевой идентичности. Как мать, женщина формирует будущее поколение — от ее образованности, социального статуса, здоровья зависит, каким будет человечество в будущем [Стернин 1997: 46]. В данной работе женщины продемонстрировали заложенные природой особенности, отличные от мужских. Женщины чаще упоминали о надежности, защите, и все высказывания содержали оценку: «хорошо-плохо», «вредно-безопасно».

Следующий пример сочетает в себе проявление подхода женщины-матери к проблеме и оценку с позиции женщины:

«Возмущаюсь! Возмущалась, когда сама туда поехала, возмущаюсь и сейчас! до сих пор! Когда я видела, как люди радуются даже бутылке воды, когда я чувствовала трупный запах, когда послушала всякие теории, то просто была в шоке!!! да я и щас в шоке! и думаю, что виновата не природа. И ничего не изменится… А если бы там были мои родственники, моя семья, мои дети?! Да даже чужим людям такого не пожелаешь же»

Идентифицировать пол автора по данному фрагменту речи не представляет сложности, даже если бы респондент не использовал глагол в форме женского рода, то по упомянутым факторам психологического характера, можно было бы установить принадлежность высказывания к той или иной гендерной группе.

Кроме того, нашел подтверждение тот факт, что мужские предложения и высказывания, в целом, короче и четче; женские предложения которые могут быть длиннее даже в тех случаях, когда проблема не заинтересовала. Женщины обоснуют свое равнодушие, а мужчины напишут кратко, грубо и неободрительно, например, в теме про конец света:

«Конец света вызывал и вызывает у меня эмоции выражаемые таким смайлом =/»

«Техногенная катастрофа»

«Сказки о конце света придумывали во все времена чтобы отвлечь народ от более важных реальных проблем»

В женской речи много неопределенности, в ней одновременно незримо присутствуют и «да», и «нет», и «может быть». А это требует большего времени для изложения.

«Конец света. крутые вечеринки были, опять же респект предприимчивым людям, которые во время наварились на этом деле. Старушек и умалишенных жалко, но тут уж закон жизни»

«Я помню, как конец света обещали еще в 2000 году — типа миллениум, все дела)) нифига, потом каждые два года обещали, поэтому в 21. 12. 2012 я уже не верила, смеялась с тех, кто продавал и покупал билеты на ковчег))) а с другой стороны… а вдруг???»

Проведенное исследование опровергает мнение о том, что женщины чаще ссылаются на собственный опыт или опыт знакомых при рассмотрении ситуации. Мужчины и женщины в равной степени считают свой опыт основанием для последующих выводах:

«говоря о наводнении в Крымске, хочу выразить свое участие всем пострадавшим. я лично участвовал в, эээм, оказании помощи жителям крымска, как волонтер. мы разбирали и ремонтировали начальную школу в одном из пострадавших районов. хочется надеяться, что пусть в таком небольшом деле, но мне удалось внести некий вклад в общее дело»

«Ой, у меня подруга под Сочи гостиницу держит, я рада за неё, будет хороший заработок на время олимпиады, нооо всё-таки плохо что некоторых людей потеснили с этой стройкой. Ну и конечно — взятки и откаты — куда без этого, чинуши ведь хапают в обе руки там»

«…прошёл чемпионат по дзюдо, колоссальный по размаху и затратам, и что? я был и участником и дзюдоистом, но не выступавшим, я его сейчас уже почти не помню. Так же и с олимпиадой, кто-то помнит те вложения и красоту олимпиады 2008 в пекине, незнаю, лично я помню рекорд бегуна Усейна Болта и всё, хотя смотрел всю Олимпиаду»

«Всю жизнь что-то падает, а тут упало на нашу территорию — и пипец, катастрофа! На Америку постоянно обрушиваются ураганы, цунами, метеориты, а у нас раздули из этого! И нет чтобы адекватная реакция была, они все на камеры снимают и ВАУ, ППЦ! А вообще, это на нас Америка все специально пускает. «

«Я никогда не пил алкоголь, не пробовал пить и надеюсь, пить не буду! Но почти все кто меня окружают, его употребляют в малых или крупных дозах, любой клуб, ресторан, посиделки дома, не обходятся, хотя бы без пива. Но активным образов в социальных сетях, да и уже в обществе идет пропаганда ЗОЖ, не пей, не кури и занимайся спортом. Лично я думаю, что это полный абсурд, это так для лайка, репоста, и потравить байки. Но когда я тренируюсь, бегаю и т. д., я вижу как много людей занимается, старается и ведет относительно ЗОЖ, и я начинаю понимать, что возможно алкоголь для них просто привычка или элемент расписания, как тот же бег для меня. «

«Проблема не нова и мусолится каждый год. Рекламу конечно не показывают днем, паспортв магазине спрашивают (выгляжу молодо). Нужно бешено, просто бешено поднимать цены на алкоголь. Особенно на коктели и пиво, чтобы у подростков не было возможности покупать такую хрень. «

Женщин выдают даже знаки препинания. Восклицательными предложениями они выражают свое отношение к теме и чувства, возникшие после прочтения. Например, респонденты женского пола писали:

«Это абсолютная глупость!»

«Читала о случае когда узбек рабочий бегал по жилому кварталу будил людей когда вода пошла, Узбек! а свои русские чиновники разбежались как крысы до наводнения…»

«Всю жизнь что-то падает, а тут упало на нашу территорию — и пипец, катастрофа! На Америку постоянно обрушиваются ураганы, цунами, метеориты, а у нас раздули из этого! И нет чтобы адекватная реакция была, они все на камеры снимают и ВАУ, ППЦ!»

«Тут погоды не могут точно предсказать, а конец света прям день в день и время в время!»

«Ну у нас в стране, всё как у нас в стране!»

«Возмущаюсь! Возмущалась, когда сама туда поехала, возмущаюсь и сейчас! до сих пор! … … то просто была в шоке!!! да я и щас в шоке!!»

«Пронесло нас, ну что еще сказать! Всю планету пронесло!»

«А сколько передач, фильмов, рекламных роликов, приколов, опросов было! сколько же денег некоторые на этом заработали!»

«Это преступление века: против людей в мирное время!!!»

«Совсем охренели чиновники!!!»

«Ткачева давно убирать пора раз и навсегда!!! Нам такое дерьмо не надо!!!»

«Ужасно! И ведь никто? не ответит за это… Сил людям все это пережить!»

Представленные высказывания респондентов подтверждает мысль о том, что женская речь действительно включает в себя большую концентрацию эмоционально оценочной лексики, а мужская оценочная лексика чаще стилистически нейтральна. Выше перечисленные примеры принадлежат женщинам-респондентам, в мужских ответах не выделяется такая особенность.

Спецификой женской речи является употребление междометий («О!», «…о Боже…», «Ой!», «Да,…»), а мужчинам свойственно начинать предложение с вводных конструкций, таких как «На мой взгляд», «Я считаю», «По моему мнению».

Поэтому можно утверждать, что женщины неосознанно засоряют речь, мужчины, наоборот, стремятся упорядочить свою речь и сделать предложения четко структурированными.

Рассматривая речь на лексическом уровне, можно убедиться, что выбор слов мужчинами отличается от той лексики, которую употребляют женщины. Мужчины чаще употребляют сленговые слова и выражения, а также нелитературную и ненормативную лексику [Стернин 1996: 55]. Женщины используют уменьшительно-ласкательные слова, высказываясь совершенно иначе, чем противоположный пол:

«Строят, строят, потом просят еще пару мильончиков на обьект — это нормально?»

«…а в научных передачках твердят, что мы вошли в пространство, в котором нас теперь активно бомбить будут, вот так)))»

«…ну выпить там бутылочку в выходной, ну выпить там стопочку в хорошей компании, замудрить новый коктельчик — потом у мужчин с потенцией проблемы, бабский животик и ещё уйма проблем. Посмотри на многих парней сейчас, худенькие, убогонькие, но пивной животик торчит и сосут, сосут свое пиво из бутылочки. «

В речи мужской гендерной группы практически отсутствуют качественные прилагательные в сравнительной степени [Стернин 1999: 178]. В женской речи употребление таких форм прилагательных доминируют («сделать дороже», «относиться строже»,"… это даже страшнее", «следить надо внимательнее…»). Женская речь имеет закономерную особенность — стремление всеми лексическими и синтаксическими средствами выразить оценку.

В мнениях мужчин встретились следующие отступления от нормы и примеры стилистически сниженной лексики:

«…знаешь, в печенках сидит этот ажиотаж. «

«из олимпиады сделали не… как его… не фестиваль, не спортивный фестиваль, а какую-то хренову большую тусу с предварительной починкой дорог в Сочи. «

«Наводнение в Крымске — ярчайший пример того, что не так с нашим руководством, нашим… короче высшим уровнем, нашей верхней жердочкой в курятнике, самое то сравнение, самая верхная жердь в курятне, которую мы называем Россией. «

«хня все это»

«правительство г… слов нет ради своего блага пожертвовали мирными людьми. вова ты г… и т. д. и тп»

«Обидно, такой мужик казалось клевый… А на деле — очередной зажравшийся бумажкофил»

«все и так про него до сих пор заткнуться не могут, а я сижу и просто поражаюсь, охреневаю. «

«вот блин это не просто идиотизм, это контраргумент для теории Дарвина. «

«Есть люди которым занятся нечем и придумают всякую хрень (мое мнение не верю!!!)»

Итак, в социально ориентированном общении следует учитывать особенности речевого поведения, где соблюдение норм сопровождается более строгим контролем, значение приобретают применяемые коммуникантами речевые стратегии и тактики, направленные на гармонизацию в коммуникативном акте, где гендер является средством упорядочивания картины мира в целом и организации всей системы социальных отношений.

Сравним речь женщины и речь мужчины, изложенные по одному и тому же вопросу. Респонденты высказали следующие мнения по теме «Олимпиада в Сочи-2014»

1. «естественно, олимпиада — это, я думаю, показатель, хм, развития страны, уровня ее жизни. если мы можем себе ее позволить, то, значит, ээ, мы, как нация готовы к этому. мы долго шли к ней и потому, я считаю, заслужили. я лично верю, что россия себя еще покажет. «

2. «Ждали, ждали и, наконец дождались. Студентов и активных набирают — работать там в качестве обслуживающего персонала. Для кого-то это шанс выйти замуж и уехать за границу, для других — подтянуть язык. Да и сейчас мне кажется нет уже такой радости, какая была в 80-м (Дружба народов и т. п. фигня). На счет стороительства — ну как строят эти все стадионы? хреново строятся и в спешке, как бы чего не обрушилось прямо во время соревнований. А еще раздули из этого всего нехилую рекламу, понаделали кучу сувениров шапки, варежеки, игрушки, заварочные чайники, магниты. Я бы не купила. Иностранцы может и расхватают. Ой, еще бесит что сюда же влезла кока-кола — ко всякой бочке затычка!»

Итак, перед нами два фрагмента, первый из которых принадлежит респонденту мужского пола, а второй — женского пола. Здесь представлены два образца, отражающих особенности мужской и женской речи, что подчеркивает гендерные различия на языковом и психологическом уровнях. Очевидно, что женская речь длиннее и сложнее. Женщина сконструировала целую ситуацию и рассмотрела проблему с разных сторон, при этом респондент начинает говорить о глобальных вещах, захватывая не только жизнь россиян, но и иностранцев. Мужчина же мыслит уже. Его суждения конкретны и основательны.

Проиллюстрированный пример выявляет у женщин еще одну особенность построения речевого высказывания, отличную от мужской. Женщина задает вопросы и сама на них отвечает. Таким образом, искусственно создается структура «вопрос-ответ». Так женщина упорядочивает свою речь, придавая ей одновременно и форму, и эмоциональность. А мужчина, как уже упоминалось ранее, оформляют свою речь только вводными конструкциями («естественно», «я считаю»). И по экспрессивности мужское высказывание уступает женскому, насыщенному междометиями и восклицаниями.

Итак, в ходе данной курсовой работы нам удалось выявить отличительные особенности мужской и женской разговорной речи. Анализируя синтаксис и лексику, и принимая во внимание определенные тенденции использования грамматических форм, можно идентифицировать автора речевого высказывания. Стоит учитывать, что данные отличия свойственны в большей степени спонтанной, неподготовленной речи, чем другим видам речи, когда говорящий старается использовать нейтральные средства для выражения мысли.

В тоже время мы выявили противоречащую теории особенность. И мужчинам, и женщинам свойственно обращаться к собственному опыту, оценивая ту или иную ситуацию, хотя эту специфическую черту речи чаще приписывают женскому полу.

Таким образом, примеры проведенного исследования доказывают, что существует тенденция различий между мужской и женской разговорной речью.

2.1.2 Великобритания — исследование на материалах СМИ, интернет

Цель данного исследования — выявить определенную тенденцию о существовании двух подсистем (мужской и женской речи).

Для выявления подобной тенденции в данной стране были использованы материалы сети интернет — социальные опросы, интервью, обсуждения, а также различные виды текстов художественной и научной литературы. Сравнивая предложения представителей разных гендерных групп, можно выявить следующую тенденцию — мужчины используют короткие предложения, выстроенные логически, четко и конкретно по теме; женская речь, в свою очередь, наполнена определениями, причастными и деепричастными оборотами. Такие предложения представляют собой сложные конструкции с большим количеством языковых средств.

Например, тема «The problem of alcohol» вызывает подобные комментарии:

1. «A minimum price on alcohol could help hone the skills of young people. Back in the 70s we used to „pre-load“ on homebrew. What next, a minimum price on sugar and yeast?»

2. «In every corner of the country under-18s are continuing to drink, and often to excess. Proxy purchasing of alcohol — by parents, siblings and friends — is becoming increasingly common, and is the missing ingredient in the new strategy of alcoholism fight. «

3. «The government’s decision to introduce a minimum price for alcohol is to be welcomed! On this issue at least, ministers finally seem to be listening to health experts!

Measures set out in the new national alcohol strategy include a minimum price of 40p per unit of alcohol in England and Wales and… errrm… well, greater powers for local authorities to deal with binge drinking. These, i really really hope, will help prevent irresponsible retailers from offering heavy discounts on alcohol and also reduce the pressure on the licensed trade, helping to protect pubs from closure. And the need for a new approach is indisputable! Every year there are over 20,000 alcohol-related deaths, with alcohol abuse costing the NHS Ј2. 7bn and an estimated Ј22bn for society as a whole…" [www. guardian. co. uk].

Очевидно, что первые два комментария принадлежат мужчинам-респондентам. Высказывания категоричные и конкретные, они не несут никакой дополнительной информации, кроме той, что респонденты имеют представление о проблеме и судят, опираясь на свой собственный опыт и мнение.

Третье высказывание — пример женской речи. Респондент использует сложные конструкции предложений, импользует множество определений. Таким образом, женщины выражают свое отношение к теме и чувства, возникшие после прочтения. Мужчина же старается непредвзято оценивать ситуацию.

Также, как и в других европейских странах, в женской речи в Великобритании присутствует множество восклицательных предложений, что говорит об эмоциональности женщины.

«Their money, their body, their problem!»

«And I dont know how to handle this — too much controle — we had it — no controle we see it!» [www. guardian. co. uk].

Женская речь включает в себя большую концентрацию эмоционально оценочной лексики, а мужская оценочная лексика чаще стилистически нейтральна, как и в других европейских странах, например, в России или Германии.

Спецификой женской речи является употребление междометий (Oh!, Gosh…, yeah), а мужчинам свойственно начинать предложение с вводных конструкций, таких как «I believe», «I claim», «I don’t think». Поэтому можно утверждать, что мужчины стремятся упорядочить свою речь и сделать предложения четко структурированными, в то время как женщины, употребляя распространенные предложения и сложные структуры, стараются разнообразить речь.

В высказываниях мужчин часто встречаются отступления от нормы и примеры стилистически сниженной лексики («they are just idiots»), женщины же стараются использовать нейтральные инварианты.

И мужчины, и женщины в Великобритании, как и в ряде других европейских стран, часто используют в речи такой стилистический прием, как риторический вопрос. Цель этого приема — заинтересовать собеседника, привлечь внимание. Однако, в большей степени этот прием применяется женщинами:

«what hope does the rest of the population have?»

«May be they should start to regulate governments and banks. What about their qualifications and competences? How many deaths with cosmetic surgery? 1 every 5 years? How many serious incidents? Are the rates so bad compared to the NHS? How many avoidable deaths or serious incidents and negligence with the NHS? a bit hypocrite. «

«Is this now spilling out into our society?» [www. stupidedia. org].

Данные примеры выявляют у женщин еще одну особенность построения речевого высказывания, отличную от мужской. Женщина задает вопросы и сама на них отвечает. Так женщина упорядочивает свою речь, придавая ей одновременно и форму, и эмоциональность.

Необходимо повторить, что крайне важно учитывать, что данные отличия свойственны в большей степени разговорной неподготовленной речи, чем другим видам речи, когда говорящих старается использовать нейтральные средства для выражения мысли.

Мужская и женская психика отличаются, так как у разных полов разные представления о мире и способы их выражения.

2.1.3 Германия — исследование на материалах СМИ, интернет

Задача данного исследования — подтвердить тот факт, что особенности мужской и женской речи проявляются в разной степени при конструировании монологической речи.

Для выполнения поставленной задачи в данной стране были использованы материалы сети интернет — социальные опросы, интервью, обсуждения, электронные библиотеки, а также различные виды текстов художественной и научной литературы. Сравнивая предложения представителей разных гендерных групп, можно выявить следующую тенденцию — мужские предложения и высказывания, в целом, короче и четче; женские предложения которые могут быть длиннее даже в тех случаях, когда проблема не заинтересовала. Женщины обоснуют свое равнодушие, а мужчины напишут кратко, грубо и неободрительно.

В женской речи много неопределенности. Это требует большего времени для изложения.

1. «Das Erste ist natьrlich, dass ich mit jemandem verheiratet bin, der so wie ich eine unglaublich tiefe Sehnsucht nach mehreren Kindern hatte und von Tag eins an seinen Teil der Verantwortung auch sehr ernsthaft getragen hat. Das hat mir in Zeiten, in denen man verzweifelt ist und das Gefьhl hat, es nicht mehr zu schaffen, den nцtigen Antrieb und Rьckhalt gegeben.» (Во-первых, это, конечно же, то, что я замужем за тем человеком, который так же, как я, очень сильно хотел, чтобы у нас было много детей, и с самого первого дня он нес свою ответственность в семье. В часы отчаяния, когда у меня было чувство, что я больше уже не могу, это было для меня поддержкой и необходимым стимулом) [www. bmfsfj. de].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой