Особенности звукоподражательных слов в немецком языке

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

[Введите текст]

Введение

Актуальность темы. Основанием для выбора темы работы и материала исследования послужил тот факт, что звукоподражательные слова в немецком языке являются значимой частью лексики. И эта часть лексики еще недостаточно изучена со словообразовательной точки зрения, отсутствуют монографические труды, посвященные звукоподражанию, как одному из способов словообразования, в свою очередь служащего обогащению словарного состава немецкого языка.

Звукоподражание — это процесс, присущий немецкому языку, и результат этого процесса — новое слово: авторское или окказионализм. Звукоподражание является продуктивным способом словообразования, служащим постоянному обогащению словарного состава немецкого языка. При помощи звукоподражания новые слова создаются в подражание различным звукам, образуя новые, ранее не существующие корни. Старые звукоподражательные слова могут терять звукоподражательный характер, приобретая новое номинативное значение.

Новые звукоподражательные корни возникают в немецком языке в виде звукоподражательных междометий — это непосредственная передача звука внешнего мира с помощью звуков человеческой речи. Звукоподражательное междометие служит основой для дальнейшего словообразования, образуя словообразовательные гнезда.

Новизна работы состоит в рассмотрении звукоподражательных слов в словообразовательном аспекте, в центре которого стоят звукоподражательные междометия, как основа для дальнейшего словообразования. Звукоподражательные слова были также рассмотрены на новом материале, а именно на материале жанра детской литературы: детских песен, подросткового романа и комиксов.

Цель и задачи исследования состоят в анализе словообразовательных особенностей как непосредственно звукоподражательных корней, так и образованных от них звукоподражательных слов, выраженных различными частями речи.

Объектом исследования является звукоподражание, как один из продуктивных способов словообразования, обогащающий словарный состав языка. Предметом исследования служат звукоподражательные слова в детской литературе.

Теоретическая значимость работы состоит в углублении теоретических знаний о звукоподражательных словах, а также в обобщении словообразовательных способов, при помощи которых на базе междометий образуются новые слова в немецком языке.

Практическая ценность исследования: теоретическая часть и практический материал работы могут быть использованы в качестве материала для разработки спецкурсов, подготовки курсовых и дипломных работ по словообразованию современного немецкого языка. Кроме того, собранный практический материал может служить основой для составления словаря звукоподражательных слов.

Основными методами анализа являются сплошной выборки, структурный, метод анализа слов по непосредственным составляющим, описательно-аналитический и статистический.

Материалом исследования послужило 261 звукоподражательное слово, которые были непосредственно отобраны из различных источников (См. Приложение 1).

Данная работа состоит из двух разделов. Во введении определяется актуальность темы, цель и задачи работы, методы ее исследования. Первый раздел посвящен рассмотрению звукоподражания в теоретическом аспекте, а именно рассмотрение понятия звукоподражания, истории изучения звукоподражательных слов, способы их образования, особенности и классификация по частям речи. Во втором разделе дается анализ словообразования звукоподражательных слов в различных литературных жанрах. В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы.

Перспективность данного исследования заключается в том, что звукоподражание служит постоянному обогащению словарного состава немецкого языка, образуя новые, ранее несуществующие корни слов. Таким образом, количество звукоподражательных слов в языке является открытым и требует дальнейшего изучения.

Апробация работы. По материалам данной работы были сделаны доклады на научных студенческих конференциях в 2007 — 2009 годах. На научной студенческой конференции 2009 года доклад по данной теме занял первое место.

Раздел 1. Особенности звукоподражательных слов в немецком языке: теоретические аспекты

1.1 Понятие звукоподражания

В данном параграфе ставится цель по рассмотрению понятия «звукоподражание» у различных авторов в различных филологических школах. Существуют различные точки зрения, а, как следствие, используется и различная терминология.

Рассмотрим определение звукоподражательных слов, данное различными лингвистами:

Выдающиеся лингвисты Искоз А. М. и Ленкова А. Ф. дают следующее толкование термина «звукоподражание»:

Звукоподражание — это особый способ построения новых слов, когда слова возникают в подражание звукам природы, так, к примеру, в различных индоевропейских языках, в том числе и в немецком, слово «кукушка» («der Kuckuck»), как обозначение самой птицы возникло в подражание её крику [33, с. 78].

В Большой Советской энциклопедии звукоподражанию посвящены несколько отдельных статей:

Звукоподражательные слова? это слова, условно имитирующие неречевой звукокомплекс фонетическими средствами данного языка. См. Изобразительные слова [9, с. 382].

Изобразительные слова, иначе звукоизобразительные, иначе ономатопоэтические — это слова, в которых звучание частично предопределено значением слова. Различаются звукоподражательные слова, использующие звуки, акустически напоминающие обозначаемое явление (русские «буль-буль», «ку-ку», немецкие platsch!, miau и т. д.), звукообразные (идеофонические) слова, в которых звук создаёт образное впечатление о форме предметов, их движении, расположении в пространстве, качествах и пр. на основе ассоциаций между звуками и незвуковыми явлениями (движением, формой и пр.), например, в языке эве (Африка) bafo-bafo -- о походке живого подвижного человека маленького роста, boho-boho -- о походке полного, тяжело ступающего человека. Наряду с этим существуют морфологически оформленные слова, производные от И. с., -- слова со звукоподражательными и идеофоническими корнями (русское «булькать», немецкое platschen) [10, с. 172].

Ономатопея (греч. onomatopoiїa -- словотворчество, от onуmatos -- имя и poiйф -- делаю, творю) -- это звукоподражание, в лингвистике -- звукоподражательные слова, возникшие на основе фонетического уподобления неречевым звукокомплексам («мяукать» -- от «мяу»), и сам способ их образования; один из видов изобразительных слов. Нередко ономатопеей называют условную словесную имитацию звучаний живой и неживой природы и мира вещей («ку-ку», «бум-бум», «а девица -- хи-хи-хи! да ха-ха-ха!»). В поэтике -- применение (преимущественно в поэзии) обоих видов звукоподражательных слов для создания звукового образа [16, с. 254].

Немецкие ученые-лингвисты дают следующее определение:

Звукоподражание, иначе звукоизображение, иначе ономатопоэтика 1. передача неязыковых акустических явлений (крики животных, звуки природы, шумы механизмов) с помощью звуков данного языка. Например, «miau» — «мяу» (о кошке), 2. попытка выразить определённые ощущения, чувства и т. п. при помощи звуков данного языка, особенно в поэзии [36, с. 438]. Singt ein Lied so sьЯ gelinde,

Wie die Quellen auf den Kieseln,

Wie die Bienen um die Linde

Summen, murmeln, flьstern, rieseln.

Современные лингвисты в различных лингвистических школах рассматривают звукоподражание либо как процесс создания новых слов, и как результат этого процесса, либо только как процесс. Для обозначения результата в подобном случае используется термин ономатопея:

Звукоподражание, иначе ономатопея, иначе идеофон — это слово, которое служит для имитации звуков окружающей действительности средствами языка. Например, в немецком языке существует большая группа слов, обозначающих звуки, которые производятся животными: «miau», «wau-wau», «piep-piep». Другие слова передают неречевые звуки, производимые человеком: «ach!», «juche!», «grummel!», а также разные другие звучания окружающего мира: «knack», «hops», «bauz» [8].

Ономатопея -- слово, являющееся результатом звукоподражания. Чаще всего ономатопоэтической является лексика, прямо связанная с существами или предметами -- источниками звука: например, глаголы типа «quacken», «summen», «wiehern», «klirren» и производные от них существительные: das Gequacke, das Gesumm [17].

Итак, рассмотрев различные точки зрения, мы можем сделать следующий вывод: звукоподражание — это процесс, присущий немецкому языку, он даёт результаты в виде новых слов и является способом словообразования, служащим обогащению словарного состава языка. При помощи звукоподражания новые слова создаются в подражание различным звукам. Существуют различные способы образования новых слов, и они не являются равнозначными. В различных источниках термин «звукоподражание» толкуется как процесс, то есть само явление передачи, подражания неким звукам при помощи звуков человеческого языка, так и как результат (само звукоподражательное слово), хотя для этого обозначения используются и другие термины. В дальнейшем мы будем придерживаться определения понятия звукоподражания, которое дали ученые-лингвисты А. М. Искоз и А. Ф. Ленкова.

1.2 История изучения звукоподражаний

В данном параграфе будет рассмотрена история изучения звукоподражательных слов в различных лингвистических школах.

Звукоподражание, как процесс обогащения языка, и один из возможных путей возникновения праязыка, изучается в языкознании и в лингвистике с давних пор. Еще в анонимной «Риторике к Гереннию» (1 в. н. э.) говорится об использовании ономатопеи в речи: «Путем подражания предки наши изобрели такие выражения, как „рычать“, „мычать“, „журчать“, „шипеть“. Этим видом украшений пользоваться стоит редко» [17].

Теория звукоподражания в языкознании идет от древнегреческих философов-стоиков, она получила дальнейшую поддержку в XIX и даже XX в. Окончательно сформулировал эту гипотезу М. Мюллер в 1880 году, её поддерживал и В. Лейбниц. Суть этой теории состоит в том, что «безъязычный человек», слыша звуки природы (журчание ручья, пение птиц и т. д.), старался подражать этим звукам своим речевым аппаратом.

В любом языке, несомненно, есть некоторое количество звукоподражательных слов типа wau-wau, kikeriki, plumps, klatsch т. п. и производных от них типа klatschen, plumpsen, wiehern и т. п. Но, во-первых, таких слов очень немного, во-вторых, «звукоподражать» можно только «звучащему», а, следовательно, «безгласные» предметы: деревья, мебель, абстракции и многое другое не могут иметь звукоподражательную основу.

«Отрицать звукоподражательные слова в языке нельзя, но думать, что таким механическим и пассивным образом возник язык, было бы совершенно неправильно. Язык возникает и развивается у человека совместно с мышлением, а при звукоподражании мышление сводится к фотографии. Наблюдение над языками показывает, что звукоподражательных слов больше в новых, развитых языках, чем в языках более примитивных народов. Это объясняется тем, что, для того чтобы „звукоподражать“, надо в совершенстве уметь управлять речевым аппаратом, чем первобытный человек с неразвитой гортанью не мог владеть» [20, с. 242].

Таким образом, данную теорию можно признать несостоятельной, так как она может объяснить происхождение очень немногих слов, совокупность которых даже в первобытную эпоху не составляла еще языка, и совершенно не объясняет появление подавляющего большинства слов, совершенно не связанных со звукоподражанием.

Давно замечено, что звукоподражания являются одними из первых слов в речи маленьких детей. Многие дети обозначают собаку словом wau-wau. Обычно это объясняют тем, что, обладая очевидной связью между формой и содержанием, мотивированные знаки легче осваиваются. Отдельные слова детской лексики могут затем стать общеупотребительными, например, das Tцff (tцff-tцff) — употребляется для обозначения мотоцикла, также в современный язык вошло слово rirarutsch — выражение, которым сопровождается быстрое движение, в особенности скольжение. «Ri-ra-rutsch,

wir fahren mit der Kutsch, wir fahren mit der Schneckenpost, wo es keinen Pfennig kost, ri-ra-rutsch, wir fahren mit der Kutsch"

Другие же употребляются только в разговоре с ребёнком — Wauwau (собака), Kikeriki (петух), Bimbim (трамвай).

Также звукоподражательная лексика охотно используется в детских стишках, делая их более понятными и наглядными для ребёнка:

«Pitch, pitsch, patsch!

Klatsche, Peitsche, klatsch!

MuЯt recht um die Ohren knallen,

Ha! Das kann mir sehr gefallen.

Klatsche, Peitsche, klatsch!

Pitsche, Pitsche, Patsch!"

Как пишет в своей книге «От двух до пяти» К. Чуковский «у детской поэзии свои законы. Она, например, особенно широко пользуется изобразительными средствами. В лучших стихах для детей мы находим гиперболу, повторы, звукоподражание» [23, с. 339].

Междометия звукоподражательного характера типа muh, miau-miau в сказках для детей младшего школьного возраста ещё встречаются, однако постепенно уступают место звукоподражательным глаголам (miauen) и междометиям, передающим звук движения — trippeltrappel, plumps, hops, которые являются действенным средством образной передачи движения. «Важным компонентом создания эмоциональной выразительности и общей модальности сказки являются эмотивные междометия ach!, o weh!» [6, с. 115].

«Am dritten Tag, o weh und ach! Wie ist der Kaspar dьnn und schwach!»

Чаще всего ономатопоэтической является лексика, прямо связанная с существами или предметами -- источниками звука: например, глаголы типа «квакать», «мяукать», «кукарекать», «тарахтеть» и производные от них существительные.

Словопостроение по методу звукоподражания встречается во всех индоевропейских языках. В русском языке их примером служат такие слова, как «мяукать», «тикать», «квакать», «чавкать». Для немецкого языка эквивалентом вышеперечисленных глаголов будет: «miauen», «ticken», «quacken», «schmatzen». Из сопоставления данных примеров на двух языках видно, что звукоподражания одному и тому же звуку различны в разных языках.

Особый интерес в этом отношении представляет передача звуков, издаваемых наиболее распространёнными животными, поскольку её можно проследить в большом числе языков разного состава и происхождения. Например, русскому «кукареку» соответствует очень похожее слово во французском языке (cocorico), достаточно похожее в немецком (kikeriki) — и совсем не похожее в английском: cock-a-doodle-doo. По-видимому, одна из причин несходства звукоподражаний в разных языках кроется в том, что сами звуки-источники, как правило, имеют сложную природу, и поскольку точная имитация их средствами языка невозможна, каждый язык выбирает одну из составных частей этого звука как образец для подражания.

Состав звукоподражаний, характерных для того или иного языка, различается очень сильно в зависимости от особенностей культуры и географической среды обитания того народа, который говорит на данном языке. В русском языке, например, нет звукоподражания, обозначающего звук летящей стрелы, а в одном из языков южноамериканских индейцев есть: торо тай. Междометие тхее в другом языке Южной Америки передает звук каноэ, которое ударяется о берег. В одном из языков Папуа Новой Гвинеи имеется звукоподражание для обозначения шума моря: Море опускается и поднимается: буху баха. А в одном североафриканском языке есть специальное слово, обозначающее звук тишины: халь [33, с. 56]. Но оно едва ли является звукоподражанием, так как тишина — это отсутствие каких бы то ни было звуков, а, следовательно, ей нельзя и «звукоподражать». В языке суахили есть специальные звукоподражательные глаголы со значениями падать в песок, падать в воду, падать в грязь, падать (о водопаде), падать (о монетке), падать (о ветке). Таким образом, способ словообразования по методу звукоподражания характерен не только для индоевропейских языков, но и для языков других семей.

Одна из тем в исследовании звукоподражания — это соответствия между фонетическим обликом таких глаголов и звуком-образцом. Например, исследователи венгерского языка утверждают, что свистящие и шипящие согласные в этом языке имеются в словах, передающих свистящие, дребезжащие звуки (ср. zischen — шипеть, huschen — шмыгнуть, rascheln — шуршать, tuscheln — шептаться), звуки высокого тона часто передаются гласным i (ср. piepsen — пищать, knistern — трещать), а носовые согласные м и н нередко встречаются в словах, передающих прерывистые и приглушенные звуки: ворчать — brummen, бормотать — murmeln [33, с. 82].

Существует также отдельная область в лингвистике, посвященная исследованию соответствий между типом звука и типом смысла; это явление называют звукосимволизмом, или звукоизобразительностью. Это явление не характерно для семьи индоевропейских языков. Так, например, в языках Западной Африки, где гласные различаются тонами, высокий тон характерен для слов, обозначающих нечто маленькое, тонкое или узкое, а низкий — большое, толстое или широкое. Такие слова, конечно, нельзя назвать звукоподражаниями, но они тоже обладают формой, которая мотивирована содержанием.

Особый интерес для изучения представляет передача музыки и шумов в фольклоре, в классических балладах XVIII века и даже у современных авторов с помощью звукоподражательных слов, «воспроизводящих» звук музыкальных инструментов, оркестра и т. п. Например: dideldum, dideldumei для звуков волынки, schrumfidelbum — как обозначение заключительного аккорда смычковых инструментов, trara, как сигнал рожка, tatu-tata — гудок, сирена пожарной, либо милицейской машины. Звукоподражательные слова широко используются поэтами для описания явлений природы и при использовании эмоционального стиля.

«Die Buben klatschen und juchhein Und hetzen gar noch oben drein. «

Звукоподражательные слова используются и в различных пословицах и поговорках, зачастую, с использованием игры слов, что затрудняет их перевод на другие языки. Примером может служить фраза: Eine Kuh macht muh, viele Kьhe machen mьhe. При переводе на русский язык (одна корова мычит, много коров доставляют хлопоты) фраза теряет свою иронию и становится бессвязной и практически бессмысленной.

В различных жаргонах звукоподражательные слова используются, зачастую, специально, чтоб подчеркнуть его стиль и обособленность; сделать его непонятным для непосвященных. Так в немецком солдатском жаргоне звукоподражательное слово Klim-Bim обозначает военных музыкантов. А «в воровском (блатном) жаргоне многие животные также изображаются звукоподражательно: der Beller (от bellen, лаять) — собака, der Schnurrer (от schnurren, мурлыкать) — кошка, der Quaker (от quaken, квакать) — лягушка. В этом же жаргоне мелкие монеты имеют название Klimperlinge в подражание их звону» [40, с. 140].

Вследствие того, что иногда выявление звукоподражательности того или иного слова затруднено утерей им своего звукоподражательного характера, либо наличием каких-либо своих личных ассоциаций (так, например, глагол springen — прыгать может ассоциироваться со звуком, издаваемым пружиной, но он имеет другое происхождение и, в своей более древней форме, уже существовал, когда ещё не было пружин), некоторые учёные делали ошибочные выводы о звукоподражательности того или иного слова. Так, один из теоретиков так называемого звукового символизма Герман Штреле пишет, что название цветов «гиацинт» и «нарцисс» в их немецком варианте установились не случайно, а потому, что эти цветы обладают сильным «ударяющим в нос» запахом, что, в свою очередь, ассоциируется со звуками чихания, которое, несомненно, будет вызвано этим запахом. («So finden wir, daЯ einem der Name der starkduftenden Hyezinthe ebenso „in die Nase steigt“, wie das bekannte „hatzi!“, daЯ auch mit Hyazinthe das Niesen nachgeahmt wurde, desgleichen mit Narzisse» [42, с. 14]. С таким выводом вряд ли можно согласиться, так как эти названия в немецком языке созвучны другим языкам и не вызывают звукоподражательных ассоциаций. К тому же общеизвестно, что название «гиацинт» цветок получил в память об одном из греческих мифов.

Внимание звукоподражанию уделялось не только учеными-лингвистами. Так Л. Перловский, физик-теоретик, занимающийся проблемами искусственного интеллекта, писал: «Звукоподражание не объясняет связи звука и смысла; хотя в каждом языке есть много „звукоподражательных“ слов, но на поверку, как мы видим, они оказываются условными соглашениями. < …> Глядя на животный мир можно представить первые слова: это односложный сигнал-выкрик, предупреждение об опасности и команда спасаться, -- недифференцированное существительное-глагол, не отделяющее эмоцию страха, концепцию внешней опасности и повеление действия, соответствующее: леопард-опасность-спасайся-беги! Это предположение, на первый взгляд очевидное, означает, что язык произошел от животных сигналов-криков, но это противоречит гипотезе о раздельном происхождении языка и мышления» [18, с. 57].

Итак, звукоподражание — это одна из древнейших форм словообразования, давно изучаемая как лингвистами, философами, языковедами, так и в других науках. Особое внимание в изучении звукоподражаний было уделено изучению и сопоставлению звукоподражательных слов, возникших в различных языках от одного широко распространенного источника, с выявлением их общих черт.

1.3 Особенности звукоподражательных слов

В данном параграфе будут рассмотрены особенности звукоподражательных слов.

Прямое сходство со звуками внешнего мира.

Отсутствие полной идентичности естественным звукам. Являясь единицами языка, звукоподражания используют звуковой состав языка, поэтому они не могут быть полностью идентичными. Каждый язык по-своему осваивает звучания внешнего мира, и звукоподражания разных языков не совпадают друг с другом, хотя нередко обладают сходством.

Нестандартность звукового облика; например, в звукоподражательном междометии chrrr, обозначающем храп, используется сочетание пяти согласных звуков при полном отсутствии гласных.

Наличие фонетических вариантов: например, лай собаки может передаваться с помощью звуковых сочетаний wau-wau и wuf-wuf. Эти варианты несут в себе определенную информацию — wuf-wuf явно принадлежит собаке, большей по размеру и, вероятно, вызывающей большие опасения.

Иконичность звукоподражаний. В отличие от большинства языковых единиц, звукоподражания представляют собой иконические знаки (т.е. знаки, непосредственно воспроизводящие существенные признаки объекта). В самом деле, для обычных слов характерна случайная, или произвольная связь между значением и формой: тот факт, что предмет, из которого мы пьем пиво, обозначается в немецком языке с помощью последовательности звуков «Bierkrug», никак не связано с какими-либо свойствами этого предмета. Отсюда вытекает другая особенность звукоподражательных слов — мотивированность.

Мотивированность. Большинство языковых единиц являются немотивированными, поскольку их форма, звуковой облик, не имеет никаких мотиваций, причин для того, чтобы быть именно такой. Напротив, звуковой состав звукоподражаний не случаен: он мотивирован соответствующим звуком внешнего мира. В. Вартбург выделяет звукоподражательные слова, как «непосредственно мотивированные». По мнению В. Вартбурга, слова, происходящие от других слов, лишь относительно, косвенно «мотивированы», в то время как звукоподражательные слова и в настоящее время непосредственно связаны с источником своего происхождения [44, с. 126]. При этом «мотивированность» слова основана лишь на одном из признаков явления.

Потеря звукоподражательной характеристики при заимствовании звукоподражательных слов из других языков. Так, например, «из итальянского языка было позаимствовано и русским, и немецким языками слово „bomba“ (бомба, die Bombe), которое должно было выражать звук взрыва. Так же итальянское (а изначально — латинское) слово „ulula“ возникло в подражание крику птицы, в древневерхненемецкий язык оно вошло в форме ыwila и со временем преобразовалось в современное слово die Eule» [33, с. 90]. Таким образом, звукоподражательный характер слова в современной форме является скрытым.

Создание новых корней слов в процессе звукоподражания. Звукоподражания отличает и то, что они не образуются на базе других слов. Для этого способа образования характерно создание новых, ранее не существующих корней слов.

Количество звукоподражательных слов в конкретном языке является открытым. Как правило, есть группа общепринятых и употребительных звукоподражаний, которые входят в словари. Однако помимо них в речи встречаются и другие звукоподражательные слова, образуемые по мере необходимости, когда человек сталкивается с новыми, непривычными для него звуками внешнего мира. Примерами также являются авторизмы в литературе и окказионализмы в детской речи.

Существует отдельная группа глагольных звукоподражаний. Эти слова употребляются в разговорной речи в предложении в роли сказуемого, однако не имеют никаких грамматических признаков обычных глаголов — времени, наклонения, лица, числа и т. д. Как правило, они обозначают резкие движения: Und er lachend plumps ins Wasser.

Параллельное существование. В языке могут существовать несколько слов для обозначения одного и того же явления как звукоподражательного, так и не звукоподражательного характера. Примером в немецком языке могут служить глагол «звучать»: «klingen» и «tцnen».

Итак, рассмотрев различные примеры звукоподражаний из различных языков, мы выявили одиннадцать отличительных особенностей звукоподражательных слов, общих для этой древнейшей формы словопостроения различных языков.

1.4 Особенности словообразования звукоподражательных слов

В данном параграфе будут рассмотрены способы словобразования звукоподражаний, представленных в трех основных категориях: междометие, глагол и существительное, а также рассмотрены их характерные особенности.

1. Звукоподражательное междометие является первой формой выражения звукоподражаний — это непосредственная передача звука внешнего мира с помощью звуков человеческой речи.

Междометия, представляющие собой обособленный класс слов, существенно отличающихся как от знаменательных, так и от служебных частей речи также представлены, среди прочих других, звукоподражательной группой: bauz! Klipp-klapp! Tick-tack! Husch! Piff-paff! Эти междометия близко соприкасаются с обычными звукоподражательными словами, например, der Kuckuck (кукушка), quacken (квакать).

«Ein Vogel wollte Hochzeit machen in dem grьnen Walde. Fidirallala, fidirallala, fidirallalalala. «

С образованием нового звукоподражательного междометия, образуется новый, ранее не существовавший корень слова, являющийся основой для образования в дальнейшем других частей речи. И таким корням присущ ряд особенностей:

Нестандартность звукового облика: так в звукоподражательном междометии сhrrr, обозначающем храп, используется сочетание пяти согласных звуков при полном отсутствии гласных.

Развертывание корня с добавлением гласных звуков: brr > bibber, au > aua. Так звукоподражательное междометие Brr!, обозначающее дрожание от холода, перешло в Bibber! — развернутую форму, более приспособленную к системе языка, а также характеризующую большую продолжительность, интенсивность и эмоциональность события.

Многократное повторение ударной гласной, либо конечной согласной: tьt > tььььt, chrr > chrrrrr, что указывает на продолжительность звучания.

Геминация (удвоение) корня: tцff-tцff, оhohoho. Она подчёркивает звукоподражательный характер слова и продолжительность, либо повторяемость звука. В геминации корня иногда имеет место смена корневой гласной: klipp-klapp, plitsch-platsch. Также геминация может быть полной (wau-wau), либо частичной (widewid, holahi-hollaho).

Среди междометий, несмотря на их иногда древний и неясный этимологический состав, встречаются позднейшие сложные образования, подвергшиеся интеграции и затем различным звуковым процессам вроде исчезновения конечных согласных и т. д. Так звуковое сокращение лежит в основе следующих немецких междометий: Herje! = Herr Jesus!, о je! = o, Jesus! jemine = Jesu Domine. Это звукоподражания второго рода, возникшие в качестве эвфемизмов. Нередко такие божбы или клятвы сознательно переделываются в силу процесса эфемизации, так как беспричинное произнесение имени божьего считалось грехом. К примеру, немецкое potztausend возникло из Gottes tausend Wunden («тысяча ран Божиих») [14].

Звукоподражательные междометия могут служить основой для последующего словообразования. Так из междометий Ach!(ах! ох!), Juchhe!(ура!), Klatsch!(шлёп!), Knack!(щёлк! крак!) Образовались следующие глаголы: дchzen (охать, стонать), jauchzen (ликовать), klatschen (шлёпать), knacken (щёлкать, хрустеть). Из междометия Hops!(гоп! прыг!), помимо глагола hopsen (скакать) образовалось существительное Hopser (прыжок, скачок; также гопсер — вид танца).

«Mein Pferd war anfдnglich nirgends zu sehen; doch hцrte ichs bald darauf irgendwo ьber mir wiehern. «

2. Словообразование звукоподражательных глаголов.

Корень звукоподражательных глаголов соответствует звукоподражательному междометию: knack > knaken. При этом повторение гласных, либо согласных в корне, а также геминация самого корня не встречается:

tьььt > tьten fiep-fiep > fiepen.

Корню звукоподражательного глагола не свойственен нестандартный облик, так как глагол подстраивается под систему языка. При наличии развернутой формы звукоподражательного междометия, корень глагола образуется от нее:

brr > bibber > bibbern

Звукоподражательные глаголы образуются при помощи суффикциации. Наряду с суффиксом -en (-n), служащим для образования всех глаголов немецкого языка, при образовании звукоподражательных глаголов продуктивны суффиксы -er, -el, -s, -z, хотя эти суффиксы встречаются в отдельных словах другого происхождения «в качестве остатка ранее продуктивных словообразовательных средств» [40, с. 182].

-er (n), (ahd — irфn, arфn) — глаголы с этим суффиксом получили значительное распространение в средневерхненемецком периоде, а в настоящее время эти суффиксы продуктивны только в отношении звукоподражательных глаголов, в которых оттенок повторяемости действия, ранее ярко выраженный, побледнел. Например: глаголы, отображающие крики животных — wiehern (ржать), gackern (кудахтать), meckern (блеять).

-el (n), (ahd — ilфn, alфn) — такие глаголы, как rascheln (шелестеть), rappeln (греметь), gackeln (клохтать).

-s (en), (ahd — isфn) — с этим суффиксом сохранилось лишь небольшое число глаголов, в том числе звукоподражательный глагол piepsen (пищать) (наряду с глаголом piepen с тем же значением). В некоторых случаях -s переходит в -sch (en): knirschen (хрустеть, скрежетать).

-z (en), (mhd -ezen, ahd -azzen) — при помощи этого суффикса образуются звукоподражательные глаголы от междометий: дchzen (охать, стонать), jauchzen (mhd jыchezen, jыch) (ликовать); а также звукоподражания второго рода, образованные от местоимений — duzen (обращаться на ты, тыкать) siezen (обращаться на вы, выкать); и некоторые глаголы, образованные от глагольных основ: schluchzen (всхлипывать) (от schlucken — глотать). В некоторых глаголах -z перешло в -tsch (en); например, platschen (бултыхаться, плескаться), quitschen (скрипеть).

Дальнейшему словообразованию звукоподражательных глаголов служат префиксы, уточняющие либо сужающие область значения глаголов; добавляющие новые оттенки значения:

heulen > aufheulen

mitheulen

От любых звукоподражательных глаголов могут образовываться соответствующие причастия: krдhender Hahn — кукарекающий петух. Они образовываются по общим правилам образования причастий и деепричастий немецкого языка.

3. Словообразование звукоподражательных существительных. Существует несколько способов образования существительных:

Из глаголов образовались, в основном посредством субстантивации, существительные по типу das Дchzen (стон), der Schlucken (икота), das Schlucken (глотание) и др.

Другой способ словообразования — это производные слова: das Geдchz (оханье, кряхтенье), das Gemurmel (шёпот, рокот), das Gezwitscher (щёбетание), das Gequake (кваканье) и т. д.

Субстантивация междометий: der Uhu (филин), der Kuckuck (кукушка).

«Kuckuck! Kuckuck!

Ruft’s aus dem Wald.

Lasset uns singen

Tanzen und springen!

Frьhling, Frьhling

Wird es nun bald. «

Многие названия представителей животного мира имеют звукоподражательный характер — die Krдhe (ворона), der Uhu (филин). Это те животные, которые привлекали внимание человека своими резкими либо необычными криками. Таким образом, звукоподражания становятся именами нарицательными и получают назывательную функцию.

Звукоподражательное существительное, произошедшее от соответствующего междометия, может сохранять геминацию корня, что подчёркивает звукоподражательный характер слова. Если в исходном междометии имело место изменение корневой гласной, то оно сохраняется и в существительном. Например: der Kuckuck, das Tacktacktack (шутливое обозначение пулемёта), die Ticktack (шутливое обозначение часов), das Piffpaff (выстрел и само оружие).

Итак, звукоподражательная основа может служить базой для образования разных частей речи — это междометия, глаголы и существительные (корневые, производные и отглагольные). Но в первую очередь, при помощи словопроизводства образуются междометия, в свою очередь служащие для дальнейшего словообразования. Междометиям характерна геминация корня, его нестандартный облик и возможность развертывания в широкую форму. Звукоподражательные глаголы образуются от междометий при помощи различных аффиксов, подстраиваясь под систему языка, приобретая стандартный облик немецких глаголов. Существительные могут образовываться как от междометий, так и от глаголов при помощи способов словообразования, характерных для словообразования всех существительных немецкого языка. При происхождении от междометий сохраняются их специфические черты.

Раздел 2. Словообразовательный анализ звукоподражательных слов

2.1 Словообразовательный анализ звукоподражательных слов на материале детских песен

В данном параграфе будет дан словообразовательный анализ звукоподражательных слов в песнях для детей детсадовского возраста.

Для анализа использовались материалы из сборника детских песен «Kindergarten Songs», состоящем из шестидесяти песен на трех дисках (См. Приложение 1. 2). Было проанализировано 79 звукоподражательных слов отобранных методом сплошной выборки. При этом не учитывалась их повторяемость в тексте одной песни в различных куплетах и припевах, но учитывалась повторяемость одних и тех же звукоподражательных словоформ в текстах различных песен.

Все семьдесят девять отобранных звукоподражательных слов делятся по частям речи на три вида: междометия, глаголы и существительные. Все отобранные звукоподражательные слова были разделены по частям речи.

1. Наибольшую группу составляют междометия — сорок одно. При этом не разделялись разные слова междометия одной звуковой фразы. Например: dam dam dabi di da считалось как одно междометие, так как оно может быть выражено как одним, так и несколькими словами. Оно разделено на несколько слов лишь для удобства чтения.

Среди отобранных звукоподражательных междометий были выделены:

Междометия, передающие крики животных: gock-gock, grunz-grunz, mдh-mдh, miau-miau, muh, wau-wau. Этой группе свойственна полная геминация корня, показывающая, что издаваемый звук многократен. Эта группа немногочисленна и составляет шесть междометий.

Междометия, передающие музыкальные напевы и звук музыкальных инструментов: eia popeia, hiei hiei ho, ladi-ladi-lo, lala la lala la la, trara и другие. Это самая многочисленная группа — двадцать пять междометий. Этой группе также свойственны:

а) Полная геминация одного (bumbum) или нескольких (ya ya yippee yippee yey) корней из имеющихся в одной звуковой фразе — четырнадцать междометий. В этой группе выделяется подгруппа из пяти междометий по типу: la la, lala la lala la la. Это междометия, передающие мотив песни, ее мелодику при помощи всего одного слога la. Они соответствуют ритму всей песни.

б) Частичная геминация корня — hollahi hollaho, simserim sim sim — четыре междометия.

Частичная геминация и замена конечных гласных вызвана необходимостью соответствовать длине строки; рифмовать звукоподражательные междометия с другими словами немецкого языка:

«Kindergartenparty — ladi ladi lo

Kindergartenparty — das macht uns froh"

Междометия, передающие звуки, вызванные движением (перемещением, падением, трением): hoppe hoppe, husch husch husch, plitsch platsch, schrubb schrubb schrubb. Эта группа представлена семью междометиями. В текстах песен эти междометия могут повторяться в одном предложении, стоя друг за другом — schrubb schrubb schrubb. Такое явление следует рассматривать не как стилистический прием, а как полную геминацию корня, в том числе с изменением корневой гласной, так как это является одной звуковой фразой и указывает на длительность или многократность действия — hoppe hoppe, либо на изменчивость звучания — plitsch platsch.

Междометия, передающие эмоции: ach, hey ho, ohohoho. Это самая малочисленная группа — только три примера. Они передают положительные эмоции (радость, удивление, восторг) и два из них встречаются в нескольких различных песнях:

Это единственный пример повтора звукоподражательных междометий в текстах песен различных авторов, что указывает на их распространенность и повсеместное употребление. Это уже устоявшиеся междометия, в то время как остальные группы являются окказионализмами.

2. Следующей большой группой являются звукоподражательные глаголы — восемнадцать. В этой группе отдельно выделяются глаголы, передающие звуки, производимые персонажами песен: anschreien, brьllen, flьstern, jaulen, pfeifen, schreien — они характеризуют звуки речи; hoppeln, hьpfen, sausen, stampfen, stapfen — звуки, производимые при перемещении в пространстве.

Как уже говорилось, при образовании звукоподражательных глаголов продуктивны аффиксы: это суффиксы -er, -el, -s, -z и разнообразные префиксы.

При помощи префиксации был образован один глагол из отобранных восемнадцати: anschreien < schreien. Отделяемая приставка an сузила семантическое поле глагола schreien: от «кричать», до «накричать, обругать».

Рассмотрим теперь употребление суффиксов в словопроизводстве звукоподражательных глаголов на практике.

В текстах песен для детского дошкольного возраста «Kindergarten Songs» (См. Приложение 1. 2) было встречено восемнадцать звукоподражательных глаголов. Большинство из них (пятнадцать) образовано напрямую от звукоподражательных междометий при помощи суффикса -en: klatsch > klatschen, schrubb > schrubben и так далее. Но четыре глагола образовано при помощи двух суффиксов -er (n) и -el (n).

3. Группа существительных представлена большей частью именами собственными (шесть из десяти): Brave Muh (корова), Giga-giga-giga-Gans (гусь), Qaqa-qaqa-qaqa-Ent' (утка), Schni-Schna-Schnappi (крокодил), Schnьffelfein (собака), Spring-durchs-Gras (заяц). Эти имена собственные являются авторскими, они основаны на характерных чертах каждого из животных: производимых звуках или движениях. При этом длительность производимых ими криков выражена полной геминацией корня с возможным изменением корневой гласной. Из оставшихся существительных только одно является простым (die Krдhe), остальные — сложносоставные, состоящие из нескольких корней, только один из которых является звукоподражательным: der Hoppelhase, der Sauseschritt, der Sausewind. Эти звукоподражательные корни служат дополнительной характеристикой и не являются обязательными (заяц > заяц-попрыгун, шаг > быстрый шаг, ветер > сильный ветер).

Рассмотрев все вышеперечисленные группы звукоподражательных слов, делаем вывод, что для жанра детской песни наиболее характерными являются звукоподражательные междометия с полной, либо частичной геминацией корня; менее широко представлены звукоподражательные глаголы, образованные от междометий при помощи различных аффиксов. Звукоподражательные существительные встречаются лишь в 14,3%, причем большую их часть составляют имена собственные, являющиеся авторизмами. Они произведены также от междометий и сохраняют их характерные особенности.

2.2 Словообразовательный анализ звукоподражательных слов на материале романа K. Recheis «Wolfsaga»

В данном параграфе будет проведен структурный анализ звукоподражательных слов на материале романе K. Recheis «Wolfsaga» с их последующем разделением по частям речи.

В рассмотренном романе K. Recheis «Wolfsaga» звукоподражательные слова играют ведущую роль. Так, из пятидесяти страниц методом сплошной выборки были отобраны 35 звукоподражательных корней, послуживших для образования новых слов. В частности было образовано 65 слов, выраженных разными частями речи. Если учитывать и повторное использование, то на каждую страницу приходиться по 2−3 звукоподражательных слова. Такое учащенное использование звукоподражательных слов является следствием желания автора максимально погрузить читателя в атмосферу данного романа. В нем также обширны описания природы, поведения животных и их эмоций, что создает объёмную картину мира, созданного автором. Звукоподражательные слова, отвечающие за звуки этого мира, гармонично дополняют и оживляют её.

Результаты анализа можно представить в виде таблицы (См. Приложение 3).

1. Сгруппировав все отобранные звукоподражательные слова по частям речи, делаем вывод, что наиболее многочисленной является группа глаголов — 29, где 25 из них — разнокоренные.

Пять звукоподражательных глаголов были образованы при помощи префиксации — добавлении отделяемых приставок:

— mitheulen, aufheulen образованы от глагола heulen,

— herabplдtschern от plдtschern,

— dacherplappern от plappern,

— anklдffen от klдffen.

Эти глаголы получили новые оттенки значений, не изменив основного смысла (выть > завыть, течь с плеском > течь с плеском вниз и др.). Наиболее продуктивным является глагол heulen, от которого были образованы еще два глагола (mitheulen, aufheulen) и два существительных (das Heulen, das Geheul). Это объясняется тем, что этот глагол несет в себе способ самовыражения главных героев книги — волков. А такие авторские звукоподражательные глаголы, как tschirpen и wiefen не послужили дальнейшему словообразованию.

Далее был проведен словообразовательный анализ отобранных глаголов: восемнадцать из них образованы при помощи суффикса -en: japs — japsen, kling — klingen, summ — summen, в том числе и два авторских глагола tschirpen и wiefen. Остальные одиннадцать — при помощи аффиксов -er (n), -el (n) и -s (en), перешедшего в -sch (en).

2. Следующая по величина группа — существительные в количестве двадцати шести, из них двадцать — разнокоренные. Они разделяются на три группы:

а) корневые слова — образованные от одного звукоподражательного слова: das Klopfen, das Geheul — почти все они образованы от глаголов посредством субстантивации (пятнадцать), либо образования производных слов (четыре). Лишь одно — die Eule — произошло от звукоподражательного междометия, потеряв в процессе становления немецкого языка свой звукоподражательный характер;

б) сложносоставные — образованные от нескольких корней, где как минимум один из них является звукоподражательным: это два существительных der Windhauch и das Jammergewinsel. Из них одно — das Jammergewinsel — образовано от двух звукоподражательных корней;

в) авторские — шесть единиц. Это ряд имён собственных: сойка Schak, волки-близнецы Wuk и Wok, волчонок Itsi и два существительных, передающих крики животных: das Keckern и das Schдckern. Имена образованы от типичных звуков, производимых данным животным. Так, например, Wuk и Wok — неотличимые внешне друг от друга братья-близнецы, но голоса их звучат по-разному; волчонок Itsi ещё очень маленький, он часто скулит от одиночества или страха.

В романе есть звукоподражательные корни, представленные лишь одним словом (См. Приложение 3), но эти слова функционируют в немецком языке и отвечают всем системным требованиям языка. От них могут образовываться все части речи. Например:

klopf-klopf < klopfen < klopfend < das Klopfen

murmeln < murmelnd > das Murmeln

> das Gemurmel

fiep-fiep < fiepen > fiepend > das Fiepen

Тридцать одно приведенное в таблице звукоподражательное слово является общеупотребительным, их перевод можно найти в словаре. Например: fiepen — пищать, jammern — жаловаться и т. п. Но четыре корня (das Keckern, schдckern, tschirpen, wiefen) — являются авторскими и их значение понятно только из контекста: «Der Hдher…, flog auf und strich zum Wald hin, wo sein schдckerndes Gelдchter in den Baumkronen verklang. «

«Das Eichhцrchen sprang von Baum zu Baum,…, warf Zapfen auf die ungebetenen Gдste hinab und keckerte zornig. «

Все эти авторские звукоподражания передают звуки, производимые животными (белкой, сойкой и волчонком соответственно). Авторские слова выделены в приложении курсивом.

При передаче речи сойки используются глаголы schдckern и tschirpen, по смыслу соответствующие глаголу sagen — говорить, но передающие разную тональность и разное настроение птицы. Так, глагол schдckern передаёт продолжительный, эмоционально окрашенный крик:

«Der Hдcher hьpfte auf die Geweihstange und schдckerte vor Freude. «

А глагол tschirpen используется для передачи короткой, отрывочной фразы:

«Keine Beute fьr euch!» tschirpte Schak. «

Авторским является и единственное представленное здесь междометие — lil-lil-uuul, передающее крик совы. От подобного ему в латинском языке образовалось «существительное ulula в древневерхненемецкий язык оно вошло в форме ыwila и со временем преобразовалось в современное слово die Eule» [33, с. 90].

Lil-lil-uuul > ulula (лат.) > ыwila (двн.) > die Eule (сова)

Подобное междометие вряд ли будет занесено в словари немецкого языка из-за редкости его использования. Разными авторами могут быть использованы различные буквосочетания для передачи крика совы — будут образовываться различные междометия. Так, для того чтобы подчеркнуть протяжность крика автор прибегает к специальной графике — тройное использование гласной u указывает на длительность звучания, которая в каждом отдельном крике может быть различной.

Итак, словарный состав немецкого языка особенно богат звукоподражательными словами. Они легко образуются, и новые слова просты для восприятия, так как они мотивированны соответствующими звуками. Данная книга особо богата звукоподражательными словами, что является ценной находкой автора, который широко использует звукоподражательные слова и образует новые звукоподражательные корни, хотя авторские звукоподражания составляют небольшую часть от звукоподражаний, уже вошедших в словарный состав немецкого языка (девять из тридцати пяти). Это также говорит о распространенности звукоподражательных слов, занесенных в словарь немецкого языка, по сравнению с другими языками.

Рассмотрев звукоподражательные слова по частям речи, делаем вывод, что для данного романа наиболее характерными являются звукоподражательные глаголы, образованные от междометий при помощи различных аффиксов. Звукоподражательные существительные также распространены. Почти все они образованы от глаголов посредством субстантивации, либо образования производных слов. ОТ звукоподражательных междометий в данном романе образованы имена собственные, которые одновременно являются авторизмами.

2.3 Словообразовательный анализ звукоподражательных слов в комиксах

В данном параграфе будет проведен словообразовательный анализ употребления звукоподражательных слов в комиксах с последующем разделением отобранного материала по частям речи.

Комиксы представляют собой особое направление в литературе. Это серия рисунков с краткими текстами, образующая определённое связное повествование, иначе говоря, «это журнал, состоящий из рассказов в картинках, с краткими подписями реплик персонажей» [11, с. 416]. Комиксы могут быть на различную тематику: смешные истории, по произведениям классиков, для взрослых и др. Мы рассмотрим лексику детских комиксов.

Для комикса характерна эмоциональность, действие и быстрая смена декораций. Наряду с этим практически отсутствуют глаголы движения, и глаголы, выражающие какое-либо определенное действие. Их функцию выполняют картинки, изображающие необходимое. Но для полноты картины и чтоб подчеркнуть важность определенного действия на картинке, часто используются звукоподражательные междометия. Они пишутся прямо на картинке у источника того или иного звука. Их можно подразделить на звуки, производимые человеком (персонажем) — выражающие его чувства, эмоции и состояние; и звуки, производимые различными предметами, либо возникающие при их перемещении в пространстве. Также могут звукоподражания могут наличествовать и в репликах персонажей.

При рассмотрении 50 страниц журнала комиксов, методом сплошной выборки были встречены пятьдесят два звукоподражательных слова. Из них тридцать одно междометие, выражающее чувства, эмоции и состояние персонажей; тринадцать междометий, производимых различными предметами и восемь звукоподражательных слов, выраженных другими частями речи (три существительных, одно междометие и четыре глагола).

Все отобранные звукоподражательные слова были собраны в таблицу с переводом, чтобы проиллюстрировать их принадлежность к той или иной группе (См. Приложение 4).

1. В лексике комиксов преобладают междометия, выражающие чувства, эмоции и состояние персонажей — тридцать одно. Эти междометия в свою очередь можно разгруппировать по выражаемым эмоциям. Например:

Смех: Buaha! — смех басом;

Ha! — Ха! Бравада;

Hahaha! — смех торжества;

Harhar! — раскатистый смех;

Hehehe! — смех исподтишка;

Hihi! — злорадствующий смех;

Kicher! — хихиканье;

Боль: Au! — Ай! Ой!

Aua! — О-ё-ёй!

Ah! — ох! больно!

В принципе, междометия одной группы являются синонимами, отличаясь лишь нюансами и оттенками значений.

Характерными чертами звукоподражательных междометий этой группы являются:

— полная геминация корня — четыре междометия, выражающие смех — Hehehe, Harhar. Подчёркивает продолжительность звука;

— повторение гласной (согласной) буквы — семь междометий. Усиливает эмоцию, либо подчёркивает продолжительность звука: «Hm,» и «Hmm!», где второе явно выражает большую степень задумчивости; chrrrr — указывает на раскатистость храпа и, следовательно, на глубокий сон;

— развертывание корня — три пары междометий: Grummel! и Grrr!; Au! и Aua!; Bibber! и Brr! — сразу становится очевидным, что Grummel!, Aua! и Bibber! несут большую эмоциональную нагрузку. Это достигается развертыванием междометия в более широкую форму. При этом могут меняться оттенки значения, так Bibber! — это более продолжительная дрожь, одновременно сопровождаемая дрожанием нижней челюсти, клацаньем зубов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой