Особенности и проблемы расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами в России

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава 1. Понятие и признаки организованной преступности
  • 1.1 Понятие и юридическая природа организованной преступности
  • 1.2 Причины возникновения, тенденции и история развития организованной преступности
  • Глава 2. Характеристика методик расследования преступлений, совершенными организованными преступными группами
  • 2.1 Понятие организованной преступной группы
  • 2.2 Особенности методики раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами
  • 2.3 Методика расследования организованной преступной деятельности
  • Глава 3. Пути преодоления противодействия следствию при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами
  • 3.1 Способы преодоления противодействия следствию при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными формированиями
  • 3.2 Взаимодействие следствия, органов дознания и иных участников уголовного процесса при выявлении, раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность выпускной квалификационной работы. В настоящее время на территории РФ активно действуют более 400 преступных сообществ, насчитывающих более 10 тыс. активных членов Годунов И. В. Противодействие организованной преступности. — М.: Высш. шк., 2009. — С. 32. Организованные преступные группы и сообщества сегодня действуют практически в каждом субъекте Федерации, во всех крупных городах России.

Рост организованной преступности вызывает беспокойство. Так, в 2011 году по данным МВД России организованными группами или преступными сообществами совершено 16,9 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (20,3%), причем их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий снизился с 5,9% в январе — декабре 2010 года до 5,2% Состояние преступности — январь-декабрь 2011 года. Сайт МВД России. Режим доступа: http: //www. mvd. ru/presscenter/statistics/reports/show_102 505.

Процессы криминального передела сфер и территорий «влияния», а также переход части организованных преступных структур в сферу легального бизнеса продолжаются, особенно активно сейчас представители криминалитета проявляют интерес к установлению коррупционных связей с представителями органов власти и управления, в том числе и правоохранительных структур, непосредственному вхождению в выборные органы власти различных уровней.

Организованная преступность — сложное антинациональное явление, представляющее серьезную проблему не только для обновляемой российской государственности и российского общества: она не имеет государственных и национальных границ и уже многие десятилетия «сопровождает» экономическое и культурное развитие большинства стран мира.

Исследованиями установлено, что основные причины роста организованной преступности кроются в состоянии экономики и политической нестабильности общества, в правовом нигилизме, охватившем значительные слои населения и властные структуры всех уровней.

Негативным образом сказывается несовершенство правовой базы.

Резкое имущественное расслоение, сосредоточение значительных имущественных ценностей в руках незначительной части населения при существовании большинства за гранью минимального прожиточного уровня, снижение социальных и правовых гарантий, потеря социальной ориентации и жизненных перспектив у многих граждан являются питательной средой для растущей криминализации общества.

С появлением элитно-властной преступности граждане теряют веру во власть и в силу закона.

Некоторые инструменты социального контроля оказались утраченными либо бездействующими. Снизились надзорные и регулирующие функции государства в сфере правопорядка.

При отсутствии стратегии борьбы с организованной преступностью принимающиеся локальные, разрозненные, запоздалые усилия по стабилизации ситуации не могут принести положительных результатов.

Существенная утрата государственного контроля над экономикой при наличии сформировавшихся мощных «теневых» структур, ориентированных на получение незаконными средствами прибыли, ведет к тому, что именно эти структуры начинают доминировать на рынке.

Сегодня уже вряд ли надо кому-то доказывать, что возрастающие масштабы организованной преступности в России создают не какую-либо потенциально-виртуальную, а самую что ни на есть реальную опасность.

Сегодня практика констатирует появление новых направлений организованной преступной активности: монополизацию наиболее доходных ее видов, территориальную экспансию, и прежде всего с выходом за рубеж. На передний план выдвинулись такие виды преступного промысла, как наркобизнес, незаконная торговля оружием, контрабанда похищенного сырья и ресурсов, финансовые и валютные махинации, терроризм, рэкет и т. д., имеющие международный элемент.

Особенно следует отметить, что именно по этим линиям российская организованная преступность плотно интегрирована в международные преступные отношения. И эта тенденция подтверждается данными уголовно-правовой статистики.

К сожалению, на сегодня нет обоснованного и четкого определения организованной преступности, включающего критерии, признаки и границы этого понятия, формы проявления и совершения соответствующих преступных деяний. Для общества, и, прежде всего правоохранительных органов, серьезные трудности представляет то обстоятельство, что законодательно это понятие до сих пор не сформулировано, что не может не влиять на действенность мер борьбы с криминалитетом.

Проблемы раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами, исследовались многими отечественными учеными в области криминалистики, уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности: Т. В. Аверьяновой, Р. С. Белкиным, Д. И. Бедняковым, В. М. Быковым, В. Г. Бобровым, А. Н. Васильевым, И. А. Возгриным, И. Ф. Герасимовым, Е. А. Доля, И. М. Дьяченко, Л. Я. Драпкиным, А. А. Закатовым, 3.3. Зинатуллиным, С. Н. Ивановым, Е. П. Ищенко, М. К. Каминским, И. А. Климовым, И. И. Кучеровым, В. Д. Ларичевым, В. П. Лавровым, Н. Н. Лысовым, В. Е. Матвеевым, С. С. Овчинским, Т. В. Пинкевичем, М. П. Поляковым, Г. К. Синиловым, В. Т. Томиным, В. Ф. Щербаковым, Н. П. Яблоковым и другими.

Их усилиями была создана теоретическая база для дальнейшего углубленного изучения влияния организованной преступности на сферу благ и интересов, охраняемых российским законодательством.

Цель выпускной квалификационной работы заключается в выявлении особенностей и проблем методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами в России.

В соответствие с поставленной целью определены следующие задачи:

-раскрыть юридическую природу организованной преступности;

-изучить причины возникновения, тенденции и история развития организованной преступности;

-проанализировать методики расследования преступлений, совершенными организованными преступными группами;

-выявить пути преодоления противодействия следствию при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы являются общественные отношения в сфере расследования и раскрытия организованной преступности.

Предметом исследования являются действующие методики, раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

В процессе выполнения работы использовались следующие методы: анализ, формально-логический, сравнительно-правовой, статистический.

По своей структуре выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав основной части, заключения и списка литературы.

Глава 1. Понятие и признаки организованной преступности

1.1 Понятие и юридическая природа организованной преступности

В докладе Генерального секретаря ООН «Воздействие организованной преступной деятельности на общество в целом» на второй сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию Экономического и социального совета ООН 13−23 апреля 1993 г. была дана обобщенная характеристика организованной преступной деятельности. В нем дан перечень признаков организованной преступности:

а) организованная преступность — это деятельность объединений преступных лиц или группировок, объединившихся на экономической основе. Эти группировки очень напоминают банды периода феодализма, которые существовали в средневековой Европе. Экономические выгоды извлекаются ими путем предоставления незаконных услуг и товаров или путем предоставления законных услуг и товаров в незаконной форме;

б) организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируются планирование и осуществление незаконных деяний или достижение законных целей с помощью незаконных средств;

в) организованные преступные группировки имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку, таким образом, гарантируется получение более высоких доходов;

г) организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности или предоставлением незаконных услуг. Она включает также такие изощренные виды деятельности, как «отмывание» денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществляемые с помощью электронных средств. Незаконные преступные группировки проникают во многие доходные законные виды деятельности;

д) организованные в группировки преступники используют в своей «работе» различные меры, которые могут быть изощренными и тонкими или, наоборот, грубыми, прямыми и открытыми. Они осуществляются для установления монополии на предоставление незаконных товаров и услуг, для проникновения в законные виды деятельности и коррумпирования должностных лиц; когда участвующие в организованной преступной деятельности лица начинают заниматься законной коммерческой деятельностью, они обычно привносят в нее методы насилия и запугивания, которые применяются в незаконных видах деятельности.

Данное определение может пониматься и в более широком смысле: любая группа или отдельные лица, организованные на постоянной основе для получения прибыли незаконным способом Басецкий И. И. Организованная преступность. — М., Минск: Академия МВД РБ, 2011. — С. 43.

Ее можно также определить как функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников в целях извлечения сверхвысоких доходов Кудрявцев В. Н. Популярная криминология. — М.: Норма, 2008. — С. 109.

Таким образом, в основе организованной преступности — экономические интересы, но, поскольку речь идет об устойчивом сообществе, оно для своего сохранения и развития прибегает к вооруженному обеспечению своей деятельности, самозащите, устранению соперников т.д. И тут появляются чуть ли не все виды преступлений, известных уголовному кодексу. Это сложный симбиоз разнообразных преступлений и преступников.

Групповые преступления — шайки разбойников, банды грабителей и убийц — были известны и раньше, по сути дела, с незапамятных времен. Они есть и сейчас. Но организованная преступность в том специфическом виде, в котором мы столкнулись с ней в последнее время, появилась лишь в развитом капиталистическом обществе, когда экономически выгодным стало эксплуатировать в массовом масштабе человеческие пороки, грабить транснациональные корпорации, когда стали возможными разветвленные международные связи, и общение преступников пересекло государственные границы.

В советское время зародышем организованной преступности была «теневая» экономика, но этот зародыш не мог тогда развиться, поскольку подавлялся всей силой тоталитарного государства. Когда это препятствие отпало, организованная преступность в России расцвела пышным цветом. Ее «кадры» рекрутировались не только из деятелей «теневой» экономики, но и из бывших функционеров партийного и комсомольского аппарата, из профессионалов уголовного мира, а также из новых предпринимателей, не гнушающихся преступным промыслом. Судя по статистическим данным, 38% из лиц, участвующих в преступных сообществах, были ранее судимы, в основном за корыстные преступления Кудрявцев В. Н. Популярная криминология. — М.: Норма, 2008. — С. 110.

Нередко организованную преступность в России называют мафией. Это словоупотребление не очень точно, хотя оно привилось. Этим словом обозначают семью, родственный клан, и так оно и было на Сицилии, где возникло это явление. Но в российской организационной преступности не семейные связи являются основой, а вполне деловые, прагматические.

Для дальнейшего изложения необходимо выделить основные черты организованной преступности.

1. Профессионализм. Это означает, что «трудятся» здесь не дилетанты, а знатоки своего дела: экономики, финансов, охраны, боевых операций. Среди арестованных членов преступных сообществ оказалось около 20% с высшим образованием; 90% из членов этих сообществ имели положительные производственные характеристики.

2. Иерархическое построение и централизованное управление. В преступном сообществе есть руководитель (один или несколько), который может и не быть известен рядовым участникам; установлена жесткая дисциплина, за нарушение которой может последовать суровая кара, вплоть до убийства.

3. Четкое разделение функций членов сообщества. Здесь есть организаторы, специалисты в соответствующем деле, планировщики операций, их исполнители, разведка и контрразведка, система защиты и т. д. В каждом большом преступном сообществе есть боевые группы, осуществляющие уничтожение противников.

4. Достаточно богатая материальная база и хорошая система связи, в которой используется вполне современное оборудование.

5. Нормативная основа деятельности: в нескольких случаях при аресте членов преступного сообщества были даже обнаружены письменные уставы.

6. Сообщество большей частью имеет официальную «крышу». Это может быть спортивный клуб, акционерное общество, казино, ресторан или иное заведение, прикрывающее преступную деятельность сообщества. Часто такая «крыша» является иностранной фирмой или совместным предприятием.

Организованная преступность причиняет колоссальный ущерб государству и обществу. Считается, что не менее 30% доходов частных предпринимателей уходит к деятелям преступных сообществ. Под контролем в России находятся до 40% всех частных фирм и до 60% - государственных хозяйственных организаций, 400 с лишним коммерческих банков. А если взять мировые данные, то они будут еще более впечатляющими: годовой оборот организованной преступности составляет свыше 500 млрд долл. Это больше, чем государственный бюджет крупной страны Кудрявцев В. Н. Популярная криминология. — М.: Норма, 2008. — С. 112.

Организованная преступность представлена в виде специфической формы социальных связей в обществе, где наблюдается сочетание элементов иерархической структуры на высоких уровнях с более аморфной и гибкой сетевой системой взаимоотношений на более низких уровнях.

В целом и общем организованную преступность отличают: наличие финансовой базы для «общих нужд»; четкая иерархическая структура; разделение труда; строгая «вертикальная» дисциплина, основанная на предписанных правилах и законах; суровое наказание, включая физическое устранение отступников и нарушителей. Эти характеристики применимы к преступному сообществу, которое действует в течение длительного времени, а не для криминальной группы, выполняющей разовую задачу.

Вместе с тем, отмечает И. В. Годунов, в российской юридической науке и практике на сегодня нет четкого научного определения организованной преступности, включающего критерии, признаки и границы этого понятия, формы проявления и совершения соответствующих преступных деяний Годунов И. В. Противодействие организованной преступности. — М.: Высш. шк., 2009. — С. 36.

Сформулируем следующие признаки, характеризующие организованную преступность:

— разветвленная система устойчивых и управляемых образований, занимающихся преступной деятельностью в корыстных целях;

— самозащищающаяся система, создающая мощную защиту от государственного и социального (общественного) контроля с использованием таких противозаконных средств, как коррупция, шантаж и насилие;

— специфическая система, создававшаяся на протяжении десятилетий, вобравшая опыт предшествующих поколений преступников и международных преступных сообществ, в полной мере учитывающая несовершенство законодательства, сложности в работе правоохранительных органов, особенно в части координации их деятельности, взаимодействия и материально-технического обеспечения.

Опираясь на изложенные позиции ученых-криминологов по вопросу определения понятия организованной преступности, выделим необходимые ее признаки:

а) криминальная организованность;

б) устойчивость;

в) массовость;

г) длительность функционирования;

д) наличие социальных связей и негативное влияние на общество;

е) коррупция;

ж) иерархичность;

з) масштабный, межрегиональный и международный характер преступной деятельности;

и) осуществление преступной деятельности в экономических и политических целях;

к) наличие лидера, руководящего звена.

Безупречно обоснованно отдельные авторы в качестве основной цели функционирования организованной преступности выделяют экономическую выгоду, прибыль. И в этом отношении организованная преступность не отличается от обычного бизнеса. Преступные организации добиваются высокой прибыли как законными, так и противоправными методами. В связи с этим Я. И. Гилинский выделяет ряд условий, при наличии которых криминальный бизнес возникает, существует и развивается:

а) спрос на нелегальные товары (наркотики, оружие и т. д.) и услуги (сексуальные и др.);

б) не удовлетворенный спрос на легальные товары и услуги;

в) рынок труда, безработица, незанятость подростков и молодежи.

Следует отметить, что получение прибыли нельзя считать единственно возможным мотивом и целью организованной преступной деятельности. Ее целью наряду с обогащением может быть получение лидерами организованных преступных групп властных полномочий в государственных, хозяйственных и иных органах. Чаще всего подобная цель у лидеров преступных сообществ возникает после удовлетворения цели обогащения. 45% опрошенных сотрудников правоохранительных органов отметили, что доходы от криминальной деятельности лидеры преступной среды тратят на проникновение в политическую сферу жизни общества.

Итак, организованную преступность представляется возможным определить как негативное социальное явление, складывающееся из деятельности организованных преступных групп, носящих постоянный характер, в виде совершения множества преступлений на криминально-профессиональной основе в целях криминального обогащения лицами, объединившимися в устойчивые высокоорганизованные, законспирированные, преступные формирования, действующие самостоятельно или в составе еще более сложной иерархии на региональном, государственном или международном уровне.

1.2 Причины возникновения, тенденции и история развития организованной преступности

Организованная преступность неизбежно расцветает во времена политического хаоса, экономического развала и социальных потрясений. В 90-е годы прошлого века Россия уже испытала на себе действие всех трех этих факторов. Ранние этапы реформ сопровождались бешеной гиперинфляцией, полной нестыковкой старых законов с новыми (зачастую туманными и недоработанными) и отказом от складывавшихся годами методов управления более или менее сбалансированной экономикой.

Анализ криминогенной обстановки в сфере экономики России дает основания утверждать, что большинство эффективно работающих промышленных предприятий оказалось под контролем организованных преступных группировок (ОПГ), в различного рода зависимости от легальных коммерческих структур, созданных преступными группировками благодаря использованию незаконно нажитых средств. Это характерно прежде всего для тех отраслей экономики, продукция которых обеспечивает наиболее быстрое получение прибыли от вложенного капитала (добыча нефти, драгоценных металлов и драгоценных камней, черная и цветная металлургия) Бобков Н. М., Измайлов М. В. Тревожная динамика // Вестник МВД. — 1998. — № 5−6. — С. 46−50. Приобретший особый размах вывоз за рубеж сырья, экспорт энергоносителей и продовольствия не поддается исчислению. Наряду с внешнеэкономической сферой привлекательны для организованной преступности добывающие и перерабатывающие отрасли, торговля и транспорт. Многочисленны и чудовищны также злоупотребления в ходе приватизации Овчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. — М., 1993. — С. 10.

Все вместе способствовало возникновению обстановки просто идеальной для процветания российской организованной преступности. Крах административной системы управления привел к краху системы общественной и экономической безопасности, которые всегда тормозили развитие советской экономики, но вместе с тем гарантировали социальную неприкосновенность среднему советскому гражданину. Рост инфляции и безработицы вынуждал людей искать новые способы заработка. Более того, возникла очень широкая прослойка граждан, имевших весьма высокий социальный статус в бывшем государстве, а теперь буквально выброшенных на обочину жизни без всяких надежд на будущее. Подобные факторы создали крайне благоприятную среду для роста организованной преступности в обществе, издавна привыкшем к существованию второго, «черного», рынка и к засилью всеобщей ритуальной показухи, потаенного инакомыслия и круговой поруки.

Криминальные группировки в России прочно срослись с советской властью еще на последних этапах ее существования. В то время в стране возникли не просто коррумпированные эшелоны власти разного уровня со связями между номенклатурой и незаконным предпринимательством и «черным» рынком — абсолютное большинство советских граждан так или иначе было вовлечено в систему обмана государства. Рост преступных группировок в бывшем СССР был прямым следствием действия командно-административной системы, которая привела к возникновению «теневой» экономики. Отдельные попытки государства в 60−70-х годах силовыми методами изменить существовавшие тогда экономические законы вызвали расцвет подпольного предпринимательства и накопление нелегальных капиталов. Возникли нелегальные промышленные и торговые предприятия. Многие преступники получили немалую власть в государственном и частном секторах экономики, а всеобщая коррупция стала признанным фактом Годунов И. В. Противодействие организованной преступности. — М.: Высш. шк., 2009. — С. 49.

Начался процесс незаконного обогащения коррумпированных чиновников вплоть до высших эшелонов государственно-партийной власти Исмагилов Р. Ф. Экономика и организованная преступность: Монография. — М.: Академия МВД РФ, 1997. — С. 57. Возникли и окрепли организованные преступные структуры под «крышей» такой власти, которые обслуживали «теневой» капитал и коррумпированных чиновников.

С годами «теневая» экономика, новая уголовная среда и коррумпированная власть породили российскую организованную преступность, с образованием которой все больше и больше криминализируется современное российское общество. Об организованной преступности, как новой наиболее опасной форме преступности, отечественные криминологи в полный голос заявили в открытой печати в конце 80-х — начале 90-х годов.

В настоящее время на территории страны действует более 8000 организованных преступных групп. Богатство преступных групп ускорило их рост посредством коррупции правоохранительных органов, банковского сектора и государственной бюрократии. Избрание лиц из преступного мира и финансирование их избирательных программ подорвало уважение к закону и правительству. Они нейтрализуют эффект борьбы с преступностью на местах посредством значительных увольнений в рядах милиции, прокурорских работников и судей Максимов С. Организованная преступность в России: состояние и прогноз развития // Уголовное право. — 1998. — № 1. — С. 97.

Присущая российским правоохранительным органам коррумпированность является ключом для организованной преступности ко всем областям преступной деятельности. Коррупция в правоохранительных органах приобретает различные формы. В некоторых случаях дается добро на некоторые виды деятельности за определенную мзду. Иногда сотрудники силовых ведомств вовлечены и в более пагубные виды преступной деятельности, будучи ключевыми фигурами в организации торговли людьми и наркотиками. Чиновники, не напрямую вовлеченные в преступную деятельность, занимаются передачей финансовых средств по командной лестнице. Политики не могут бороться с таким положением вещей, так как они, так же, как и представители правоохранительных органов, связаны с преступным миром. Реформа силовых ведомств страны затруднена, так как значительная часть доходов правоохранительных органов происходит из преступной деятельности и поддержка государства должна быть очень весомой, чтобы превысить суммы, поступающие нелегально.

В России криминализация правоохранительных органов является одним из препятствий в развитии современной экономики и функционирующей демократии.

Таким образом, в качестве основных причин российской организованной преступности следует отметить:

во-первых, кризис политической и экономической систем, передел собственности и как последствия этого — обнищание населения, безработица, социальная неустроенность и незащищенность;

во-вторых, ослабление государственных институтов и структур, в том числе правоохранительных органов и спецслужб, из-за неумелой, подчас безграмотной их реорганизации; потеря этими органами стратегических ориентиров.

По мнению некоторых ученых Гыске А. В. Борьба с преступность в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. — М., 2008. — С. 186., развитию российской организованной преступности присущи следующие основные тенденции:

— приток новых сил, в том числе из сфер управления, финансов, юриспруденции, обороны и других;

— рост коррупции, протекционизма, охвативший органы власти и управления всех уровней, а также отрасли хозяйствования;

— усиление организационного сплочения преступной среды на воровской идеологии;

— переход представителей уголовной среды в легальные предпринимательские сферы;

— сращивание криминальных элементов с властными и исполнительными структурами;

— активное развитие региональных и международных связей ОПГ;

— постоянное расширение сферы преступной деятельности;

— нарастание противодействия правоохранительным органам, психологического и физического давления на потерпевших и свидетелей, работников правоохранительных органов и т. п.

Если говорить о новых тенденциях в развитии организованной преступности в России, то к ним можно отнести оформление координационных центров организованной преступности в ряде регионов (центральная часть России, Дальний Восток, Сибирь и др.); активизация борьбы среди преступных сообществ за сферы влияния и стремление ОПГ к захвату политической власти; заметный переход криминальных структур в легальное предпринимательство с целью «отмывания» преступных капиталов и их приумножения; активизация преступных посягательств на бизнесменов, банкиров; поглощение с помощью ОПГ мелких коммерческих структур более крупными; резкий рост заказных (профессиональных) убийств. Должна произойти еще большая консолидация преступной среды на базе наиболее сильных и многочисленных преступных сообществ. Продолжится борьба за верховенство в преступном мире и соответственно «перечисления» в «главную» кассу. Будет и далее возрастать влияние ОП на легальную экономику. По некоторым оценкам, в ближайшее время «теневой» капитал будет контролировать до 45% ВВП страны Гыске А. В. Борьба с преступность в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. — М., 2008. — С. 187. В структуре организованной преступной деятельности станет преобладать наркобизнес. Преступники и далее будут пытаться захватить политическую власть как в центре, так и на местах, продвигая своих представителей Овчинский В. С. XXI век против мафии. — М., 2001. — С. 46. Возможность реализации данного прогноза будет зависеть от масштабов и степени противодействия организованной преступности со стороны государственной власти.

Статистические сведения, оперативные и аналитические материалы правоохранительных органов свидетельствуют о наличии прямых угроз безопасности России со стороны зарубежных преступных структур и некоторых легальных субъектов международных экономических отношений, прибегающих к любым средствам для получения выгоды за счет интересов нашего государства. Зарубежные преступные группировки проявляют наибольшую активность и сотрудничество с аналогичными российскими сообществами при совершении правонарушений в сфере экономики, незаконном автобизнесе, обороте оружия и наркотиков, хищениях и контрабанде исторических и культурных ценностей, нелегальной эмиграции через территорию России, торговле «живым товаром», вывозе стратегического сырья, фальшивомонетничестве и распространении фальшивых ценных бумаг.

Большой криминогенный потенциал несут в себе преступные сообщества, тяготеющие к конкретным экономическим районам. Основными очагами их деятельности остаются Центральный, Приволжский, Волго-Вятский, Уральский, Западно-Сибирский регионы. Анализ уголовных дел и материалов подразделений Главного управления по борьбе с организованной преступностью позволяет определить особенности такой деятельности в сфере экономики этих регионов.

В Центрально-Черноземном регионе возрастает количество мошенничества, незаконного предпринимательства, взяточничества. Анализ данных свидетельствует, что участники организованных преступных формирований в преобладающем большинстве контролируют предприятия малого и среднего бизнеса, лиц, занимающихся частнопредпринимательской деятельностью. В основном это муниципальные рынки, в дирекцию которых входят лидеры ОПГ или их ставленники. Руководители отдельных акционерных обществ используют криминальных лидеров в целях своей безопасности. Существует и тенденция криминализации руководства крупных промышленных предприятий региона, как правило, в условиях коррумпированной поддержки со стороны чиновников властных и исполнительных органов.

В пяти из шести областях Приволжского региона отмечен рост преступных посягательств в сфере экономической деятельности. Преступные интересы ОПГ распространяются на потребительский и сырьевой рынки, кредитно-финансовую систему, внешнеэкономическую деятельность.

Наибольший ущерб экономической, хозяйственной и финансовой системе наносит деятельность организованных преступных формирований с межрегиональными и международными связями. Обширные связи таких формирований за пределами Поволжья и России используются для легализации (отмывания) грязных денег.

Растет трансграничная преступность. Количественный рост операций со странами СНГ связан не только с изменением конъюнктуры рынка, но и с различием систем уголовного правосудия России и Казахстана.

В Восточно-Сибирском регионе сферами интересов субъектов организованной преступной деятельности являются незаконный оборот алкогольной продукции, топливно-энергетический комплекс, нецелевое использование бюджетных средств.

Дальневосточный регион традиционно развивался за счет оборонных объектов (авиа- и судостроительные заводы, военно-морские базы и иные объекты оборонного назначения), в экономике преобладали отрасли энергетики и промышленности, связанные с разработкой природных ресурсов.

Для этого региона характерны наиболее устойчивые организованные преступные сообщества: «воровской общак» численностью до 1800 человек; группировки криминальных «спортсменов» — до 200 человек; этнические группировки, в том числе чеченские — до 140 человек, азербайджанские — до 190 человек, корейские — до 16 человек. В последнее время наблюдается рост преступности граждан КНР. Заселение Дальнего Востока России китайцами приобретает стихийный характер. Эта «экспансия» грозит поставить под угрозу истребляемую флору и фауну региона, его морские и лесные ресурсы.

Анализ складывающейся в регионе обстановки свидетельствует о тенденции к увеличению числа хищений денежных средств в кредитно-банковской сфере, незаконному вывозу за рубеж капиталов, стратегического сырья, продукции рыбодобывающей и лесной промышленности.

Продолжается процесс сращивания организованных групп общеуголовной ориентации с группировками, действующими в сфере экономики. Значительная часть сконцентрированных в криминальной сфере теневых капиталов способствует усилению потенциала организованной преступности в регионе. Увеличивается ее интеграция в экономическую сферу с целью получения сверхвысоких незаконных доходов Организованная преступность в сфере экономики // Законодательство и экономика. — 2002. — № 9 (212). — С. 53−54.

Экономика Западно-Сибирского региона представлена предприятиями металлообрабатывающей, машиностроительной, электронной, лесной, деревообрабатывающей, нефтегазодобывающей, химической промышленности и до недавнего времени традиционно опиралась на промышленное производство с высоким удельным весом военно-промышленного комплекса.

Географическое положение этого региона, граничащего с Китаем и Казахстаном, развитая транспортная инфраструктура делают его важным стратегическим узлом, что активно используется организованными преступными формированиями, особенно для транзита и распространения наркотиков, контрабандного ввоза и вывоза различных товаров и ценностей.

Отмечена значительная активизация деятельности группировок, занимающихся подпольным производством фальсифицированных спиртных напитков. Высокая рентабельность от незаконных операций в сфере автобизнеса привлекает лидеров преступных сообществ к этому виду преступной деятельности. Действующие в этом направлении организованные преступные группировки располагают обширными коррумпированными связями среди государственных служащих и представителей правоохранительных органов.

О росте организованной преступности говорит рост преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Ниже приведены данные за 2009−2010 гг. по некоторым субъектам Западной Сибири (Кемеровская область, Новосибирская область, Томская область).

Таблица 1

Количество и удельный вес преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества) на территории Западной Сибири

Год

Территория

2009 г.

2010 г.

Кол-во выявленных преступлений

Удельный вес

Кол-во выявленных преступлений

Удельный вес

Всего по России

168

100

198

8,0

Всего по Сибирскому федеральному округу

5

2,9

16

8,0

Кемеровская область

2

1,2

3

1,5

Новосибирская область

-

-

9

4,5

Омская область

1

0,6

2

1,0

Из данных приведенных выше заметно, что большинство преступлений, совершаемых на территории Сибирского Федерального округа приходится на регионы Западной Сибири, на наиболее ее проблемные регионы — Кемеровскую, Омскую и Новосибирскую область. При этом, доля преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, совершаемых на территории Западной Сибири, в 2009 году составила 0,6 или 60% от всех преступлений по ст. 210 УК РФ, совершаемых на территории Сибирского Федерального округа, а в 2010 году она увеличилась до 0,875 или 87,5%.

Следует отметить, что темпы роста преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, на федеральном уровне значительно опережают темпы роста подобных преступлений, совершаемых на территории Западной Сибири.

Так, если темп роста подобных преступлений по РФ составляет 118%, то по Западной Сибири он выше в три раза и составляет 320%. Значительное увеличение преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, в 2010 году приходится на Новосибирскую область. Удельный вес в количестве подобных преступлений, совершаемых на федеральном уровне, Новосибирской области в 2010 году составляет 4,5%, что значительно выше, чем в Кемеровской и Омской областях.

Следует отметить, что темпы роста преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, на федеральном уровне значительно опережают темпы роста подобных преступлений, совершаемых на территории Западной Сибири. Так, если темп роста подобных преступлений по РФ составляет 118%, то по Западной Сибири он выше в три раза и составляет 320%. Значительное увеличение преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, в 2009 году приходится на Новосибирскую область. Удельный вес в количестве подобных преступлений, совершаемых на федеральном уровне, Новосибирской области в 2009 году составляет 4,5%, что значительно выше, чем в Кемеровской и Омской областях. Тенденции роста организованной преступности на территории Новосибирской области противоречивы.

Широкое распространение получили хищение денежных средств с использованием подложных платежных документов, безвозвратное получение и нецелевое использование льготных кредитов, ссуд, дотаций, должностные злоупотребления руководителей и служащих банков.

Основными видами преступной деятельности ОПГ становятся наиболее прибыльные криминальные алкогольный, оружейный, авто- и наркобизнес, коммерческая деятельность в сфере распределения нефтепродуктов.

Поделив сферы влияния, группировки вкладывают имеющиеся у них средства в легальный бизнес, в контролируемые ими коммерческие структуры, стараются не попадать в поле зрения правоохранительных органов, используя для этого подставных лиц, имеющих обширные связи в органах государственной власти и управления и органах внутренних дел. В последнее время отмечается усиление тенденции консолидации подмосковных организованных преступных группировок с ОПГ Москвы и прилегающих областей. Для Северо-Кавказского региона характерны снижение уровня жизни, отсутствие социальных гарантий, резкая поляризация общества. Особенно тревожная ситуация в Дагестане. Главная причина социального и криминального напряжения здесь кроется в замаскированной под борьбу за национальные или религиозные интересы деятельности различных кланов и лидеров этнических движений, которые, опираясь на вооруженную поддержку, в том числе криминалитета, фактически устремились во власть и к финансовым потокам.

Среди основных тенденций можно выделить полную криминализацию рыночных структур, коррумпированность чиновников.

На территории региона действуют организованные преступные формирования как общеуголовной, так и экономической направленности. Основную долю экономических преступлений составляют хищения, фальшивомонетничество, мошеннические операции с использованием фиктивных документов, подставных лиц и коммерческих структур в наиболее значимых отраслях экономики -- зерновой рынок, нефтебизнес, кредитно-финансовая система, алкогольный бизнес, потребительский рынок.

К факторам, осложняющим обстановку в Уральском регионе, прежде всего относятся крупнейшие транспортные узлы, граница с Казахстаном, проблемы, связанные с перераспределением собственности, конверсией военно-промышленных предприятий.

Наличие крупной сырьевой базы, в первую очередь топливно-энергетической, большое количество предприятий военно-промышленного комплекса, переход крупных предприятий и целых отраслей производства из государственной формы собственности в коллективную и частную, отсутствие централизованного контроля за их деятельностью обусловливают функционирование источников хищения и каналов контрабандного вывоза стратегического и иного важного сырья, подпольных цехов по изготовлению огнестрельного оружия.

Экономический потенциал региона притягивает к себе организованные преступные формирования возможностью в короткие сроки получать огромные прибыли. Активизируется процесс сращивания корыстно-насильственной и экономической преступности, что приводит к значительному росту финансовых средств, находящихся в распоряжении преступных формирований.

Организованная преступность стремится к увеличению и легализации своих доходов. Преступления насильственного характера успешно сочетаются с проникновением через коррумпированные связи в экономику и финансовую систему региона. Наиболее привлекательными остаются топливно-энергетический комплекс, приватизация, рынок жилья и иной недвижимости, противоправные операции со стратегическим сырьем. Используя созданные или контролируемые ими коммерческие банки, кредитно-финансовые структуры, иные легальные экономические структуры, преступные формирования обеспечивают стабильное финансовое обеспечение осуществляемых противоправных акций, привлечение необходимых сил и средств Годунов И. В. Противодействие организованной преступности. — М.: Высш. шк., 2009. — С. 45.

Начало существования сплоченной преступной среды в России относится по преимуществу ко времени, когда массовая экспроприация земли у крестьян и, следовательно, быстрая национализация создали условия для первоначального капиталистического накопления. Это последняя треть XV — первые десятилетия XVI в. К этому же времени относятся и первые свидетельства о существовании воровских организаций.

Исследователи, изучавшие преступный мир России, отметили, что к XVIII в. встречались целые поселения воров и разбойников. Такое положение было характерно для любого более или обжитого места России. К этому же периоду относится возникновение традиций и «законов» преступного мира, некоторые из которых сохранились до настоящего времени: внесение определенных сумм денег при вступлении в «воровское братство», необходимых для поддержания членов группы; проведение при этом обрядов посвящения; наделение кличками; обращение на жаргоне — «фене» (тайном языке офеней — бродячих торговцев-коробейников) и др. Мухин А. А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. — М.: Норма, 2009. — С. 23.

Однако становлению «российской мафии» мешали отсутствие рынка и сильная военно-политическая государственная власть в российской империи, «ломавшая хребты» потенциальным конкурентам. Казнокрадство и взяточничество придворных и чиновников всегда были хронической болезнью империи, но и в организованную преступность они не складывались, поскольку не были связаны с теневым производственным процессом и потоками капитала.

Революция 1917 г. и последующие события коренным образом изменили ситуацию в преступном мире России. В первые послереволюционные годы многие профессиональные преступники были выпущены на свободу, некоторые из них даже пришли на службу в органы ЧК и милицию. Тем самым были нарушены вековые воровские законы. Одновременно в организованные банды объединялись бывшие сотрудники жандармерии, офицеры разгромленной белой армии.

Хрущевская «оттепель», либерализация уголовного наказания, попытки первых экономических реформ стимулировали уголовный мир изменить свою направленность. «Старая» профессиональная преступность, которая формировалась из шаек уголовников, приобрела в новых социальных условиях совершенно иное качественное состояние, весьма схожее с аналогичным явлением в развитых западных странах: появилась сетевая структура организации, при которой стал возможен и даже неизбежен раздел сфер и территорий между группами; произошло сращивание преступников общеуголовного профиля с расхитителями, тех и других — с представителями государственного аппарата.

К середине 80-х годов в обществе существовали высокоорганизованные антисоциальные силы: коррумпированная часть партийно-государственной бюрократии и мафиозные структуры. Именно они хлынули в образовавшийся при сломе административных структур вакуум, активно ломая эти структуры и обогащаясь в условиях хаоса. В руки преступников попал огромный стартовый капитал в результате антиалкогольной кампании, которая не только породила дефицит в госбюджете, но и способствовала возникновению новых устойчивых мафиозных структур, быстрому наращиванию теневого капитала. Разрешение кооперативам и совместным предприятиям вести бесконтрольную внешнюю торговлю при неконвертируемом рубле, искусственно заниженных (по сравнению с мировыми) внутренних ценах и наличие больших теневых капиталов привело к спекуляции национальным достоянием.

Масштабы организованной преступности все больше охватывали именно те сферы экономики, которые непосредственно связаны с удовлетворением жизненно важных потребностей населения. Это относится, прежде всего, к предприятиям и организации, осуществляющим хранение, транспортировку и реализацию товаров народного потребления. Облегчали преступную деятельность резко возросшие нарушения хозяйственных связей и развал потребительного рынка, попытки многих местных органов регулировать его неэкономическими методами, срыв поставок и завоза товаров в розничную торговую сеть, создание искусственного дефицита. Возрастанию масштабов преступлений способствовали так называемые договорные, кооперативные цены, а с 1992 г. отпущенные цены. Ценообразование без государственного регулирования во многих случаях использовалось для злоупотребления, сокрытия истинных поступлений от торговли и сбыта. Это предопределяло новые варианты организованной преступной деятельности. В 90-х годах, несмотря на меры противодействия со стороны правоохранительных органов, еще большее распространение получили преступные формирования бандитской и рэкетирской направленности. Они отличались высоким уровнем уголовного профессионализма, строгой иерархической структурой, распределением ролей. Подобные группы, как правило, были мобильны, имели автотранспорт, хорошо оснащены технически (имели приборы ночного видения, радиостанции, газовые пистолеты и баллоны, бронежилеты и т. п.), вооружены различными видами огнестрельного оружия, как самодельного, так и серийного производства Мухин А. А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. — М.: Норма, 2009. — С. 67.

Дальнейшее развитие событий уже в Российской Федерации также создало благоприятную почву для разрастания организованной преступности. Выдвинутый в программе «500 дней» лозунг о конверсии и легализации теневого капитала как одного из главных рычагов ресурсного обеспечения реформы сыграл в борьбы с мафией и коррупцией крайне отрицательную роль, особенно негативно это отразилось на обеспечении прокурорского надзора и иного правоохранительного контроля за соблюдением законов о предпринимательстве, коммерционализации, налогообложении и антимонопольного законодательства. В результате процесс изменения форм собственности 90-х годов проходил, как правило, в нецивилизованных формах, часто принимал криминальный характер.

Нестабильность в социальную обстановку вносит деятельность криминальных структур, сформировавшихся по национальному или религиозному признакам. Отдельные из них специализируются на совершении конкретных видов противоправной деятельности, но в основном занимаются вымогательством, наркобизнесом, торговлей оружием, мошенничеством и хищениями в сфере экономики, контролируют проституцию, игорный и автобизнес.

Большинство из выявленных преступных групп (около 65%) имеют и поддерживают связи с аналогичными формированиями в странах ближнего зарубежья СНГ и Балтии.

Российские группы наладили преступные связи во многих странах дальнего зарубежья. Примерно 18% имеют связи в Германии, 12% - в США и Польше, 3−5% -в Швеции, Финляндии, Венгрии, Китае, Корее, Израиле, Болгарии и т. д.

Преступные группы, действующие на международной арене, специализируются на хищении и контрабанде валютных ценности и антиквариата, нелегальном вывозе сырьевых ресурсов, оружия.

Ряд лидеров преступных формирований приняли подданства других государств и выехали за границу, что порождает определенные трудности с их задержанием и привлечением к уголовной ответственности. Находясь вне пределов России, они продолжи руководить преступными формированиями, создают совместные фирмы для легализации криминальных доходов.

В условном едином организованно-криминальном пространстве можно выделить пять видов участников преступных формирований:

1) «лжепредприниматели», которые появились в 1988 г. с момента принятия Закона СССР «О кооперации». Специализируются на финансовых аферах (получение незаконных кредитов и присвоение путем лжебанкротства, подкупа сотрудников банковской системы, трансфертные операции по конвертации рубля, использование фальшивых авизо, векселей и других банковских документов), «перекачке» государственных средств на счета коммерческих структур с последующим их присвоением, незаконные приватизации государственного и общественного имущества с дальнейшей спекуляцией недвижимостью, перепродаже стратегического сырья, полученного по лицензиям и квотам от коррумпированных чиновников;

2) «гангстеры», основная направленность -- рэкет (квалифицированное вымогательство) и сопряженные с ним бандитизм, разбои, грабежи, кражи. Главный объект -- «лжепредприниматели», которые в начальный период обычно подвергаются силовому давлению, а затем вынуждены заключать с «гангстерами» соглашения с целью охраны и слияния преступно добытых капиталов. Кроме того, «гангстеры» контролируют традиционные «экономические» сферы противоправной деятельности: наркобизнес, игорный бизнес, проституцию;

3) «расхитители» («госворы») -- организованные группы преступников, сформировавшиеся еще в «застойный» период, но в сфере госторговли, а в годы реформ сосредоточившие противоправную деятельность в сферах приватизации государственного имущества, продажи сырья, цветных и редкоземельных металлов, «перекачки» рублевых и валютных средств на счет коммерческих структур «лжепредпринимателей». Ввиду этих противоправных действий и обладания значительным преступно добытым капиталом также стали объектом силового давления «гангстеров».

4) «коррупционеры» — группы госчиновников в органах власти, управления, предатели в правоохранительных органах, которые в результате подкупа предоставляют «лжепредпринимателям» и «госворам» незаконные услуги, льготы, участвуют с ними в распределении сверхприбылей, обеспечивают их «прикрытие» в случае угрозы наступления уголовного преследования;

5) «координаторы» — элита преступного мира, как правило, «воры в законе» либо «авторитеты», обеспечивающие «стабильность» системы организованной преступности путем взаимодействия с каждым из названных выше элементов.

На «координаторов» ложится обязанность по хранению и использованию регионального «общака» (общей денежной кассы), который все чаще вкладывается в коммерческие структуры для получения прибылей и спасения «общака» от инфляции. Приведенная типовая схема весьма условно отображает реальность, тай как большинство преступных сообществ аморфны. Наблюдается «перетекание» «гангстеров» в «лжепредпринимателей» Мохов Е. А. Организованная преступность и национальная безопасность России. — М.: ПРОСПЕКТ, 2008. — С. 192.

«Идеология», которую насаждают «координаторы» преступной среды, неоднородна, в ней наблюдаются как тенденции ретропрофессионализма (реанимация традиций и обычаев «воров в законе»), так и неопрофессионализм в виде копирования системы взаимоотношений по типу западных (либо восточных) мафиозных и гангстерских организаций. Взгляды и привычки различаются и в зависимости от принадлежности к тому или иному виду преступного промысла (дельцы-расхитители, коррумпированные с госаппаратом, бандиты, рэкетиры, сутенеры, карманные воры и т. д.). На идеологию преступного мира и, естественно, на формирование взглядов и жизненных позиций членов мафиозных структур огромное влияние оказывает сравнительно немногочисленная, но авторитетная, имеющая глубокие корни в преступной среде корпорация «воров в законе», составляющая ядро организованной преступности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой