Особенности и этапы приватизации в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОСКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНО-ДОРОЖНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (МАДИ)

Кафедра экономических теорий

Курсовая работа на тему «Особенности и этапы приватизации в России»

Выполнила

студентка 1-го курса

группа 1бЭТ2

Молоствова Мария Ивановна

Проверила

Лепесей Екатерина Петровна

Москва 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Формы собственности

2. Предпосылки приватизации

3. Понятие приватизации и разгосударствления

4. Цели приватизации

5. Способы приватизации в России

6. Этапы приватизации

6.1 Ваучерная (массовая) приватизация

6.2 Денежный этап приватизации

6.3 Точечный этап

7. Приватизация в Москве

8. Приватизация на современном этапе

9. Альтернативная программа приватизации

10. Итоги приватизации в России и мнения очевидцев

Заключение

Список литературы

приватизация акционирование разгосударствление собственность россия

ВВЕДЕНИЕ

Центральным теоретическим и практическим вопросом экономических реформ, период которых переживала и переживает наша страна, является вопрос о преобразовании отношений собственности. Конечно, данная проблема не нова, о ее существовании свидетельствует история человеческой цивилизации (родовая и соседская общины). Она не потеряла актуальность и в наше время, в период краха советской модели и развития демократических идей.

Противоречия отношений собственности носят объективный характер и вытекают из противоречий между общественным характером производства и формой присвоения его условий и результатов. Их разрешение заключается в создании предпосылок и условий для многосубъектности отношений собственности и многоуровневости процесса присвоения, ликвидации монополии государственной собственности, создании собственника, заинтересованного в эффективности собственности, повышении ее качественных и количественных показателей.

Десятилетиями в нашей стране ограничивалась реализация индивидуальной и коллективной форм собственности, и вместе с тем обеднялась реализация общественной собственности, тормозилось ее развитие. Реализация коллективной и индивидуальной форм собственности в рамках общественной собственности связана с кооперацией, арендой, акционерным делом.

Благодаря своим неоднократно называемым в публикациях возможностям и достоинствам: объединению различных форм собственности, оптимальному соединению общественных, коллективных и индивидуальных интересов, объективной невозможности в ряде случаев иного решения крупномасштабных задач, широким кредитно-финансовым возможностям, возможности внедрения в другие производства, участию акционеров в управлении, сложившемуся механизму стимулирования труда рабочих и служащих через участие в прибылях и т. п., организационным гарантиям от банкротства и стагнации и т. д. -- акционирование является перспективным способом осуществления приватизации. Но у данного способа есть ряд существенных недостатков — возможная потеря контроля над предприятием (а отсюда и самоуправство, необоснованное завышение цен, занижение качества производимой продукции, нарушение законодательства, неэффективность в целом).

Цель моей курсовой работы заключается в том, чтобы рассмотреть процесс приватизации и сделать выводы о полученных результатах.

1. Формы собственности

Форма собственности — законодательно урегулированные имущественные отношения, характеризующие закрепление имущества за определенным собственником на праве собственности.

В РФ признанными и гарантированными Конституцией являются формы собственности:

— государственная собственность;

— муниципальная собственность;

— частная собственность;

+ Конституция Р Ф допускает существование иных форм собственности.

Государственная собственность — система отношений, при которой управление и распоряжение объектами собственности осуществляют представители государственной власти. Государственная собственность существует на уровне всего народного хозяйства (федеральная собственность); на уровне района, города, села (муниципальная собственность).

Муниципальная собственность — это имущественный комплекс муниципального образования, в который входят земельные участки, движимое и недвижимое имущество. В категорию «недвижимое имущество» входят жилой и нежилой фонд, коммунальные сети, различного рода сооружения и так далее.

Частная форма собственности — форма, при которой правом владения, пользования и распоряжения, включая передачу или продажу имущества и дохода обладает отдельный индивид (семья). Здесь собственность выступает в двух видах: трудовая и нетрудовая. Субъекты трудовой частной собственности — единоличные крестьяне, ремесленники и другие лица, которые живут своим трудом. Второму виду частной собственности свойственно обогащение за счет чужого труда.

Известно, что никакой рынок не может функционировать без развитого института частной собственности. Поэтому вопрос о переходе от государственной собственности к частной был одним из кардинальных еще на этапе «Перестройки», когда советская экономика вплотную подошла к необходимости постепенного перехода от единой государственной собственности к многообразию ее форм.

2. Предпосылки приватизации

Основной причиной приватизации, особенно в наименее развитых странах, послужило вызванное бюджетными кризисами осознание того, что государственные предприятия, как правило, выступают растратчиками национального богатства. Сложилось довольно устойчивое мнение, что вместо накопления прибыли или эффективного предоставления услуг они лишь опустошают казну. Отсюда, естественно, и делается вывод о необходимости упрочить роль частного сектора.

Со временем большинство государственных предприятий, являющихся монополиями, превратились в не что иное, как агентства по найму, обеспечивающие работой политических союзников, неудавшихся политических деятелей, отставных военных. Во всех странах эти предприятия существуют за счет прямых и косвенных налогов. На плаву они держатся благодаря налоговым льготам, получая, кроме того, дополнительные субсидии в виде иностранных займов и кредитов от внутренних банков, обкрадывая таким образом частный сектор на рынках капитала. Само присутствие таких государственных монстров препятствует развитию предпринимательства и обновления.

В случае с российской экономикой проблема усугубляется тем, что долгие годы людям вбивали в голову идею о якобы порочности, неестественности частной собственности. Внушалась мысль о том, что процесс огосударствления носит объективный характер, не оставляющий частной собственности никакой перспективы. На подавление естественного стремления человека к частной собственности была брошена вся мощь государственной машины. В разрушении и деформации отношений собственности кроются главные причины банкротства командно-административной системы.

3. Понятие приватизации и разгосударствления

Разгосударствление и приватизация -- не однозначные, хотя и тесно связанные между собой понятия.

Под разгосударствлением следует понимать процесс упразднения государственного монополизма, формирование многоукладной смешанной экономики, её децентрализации, освобождения государства от функций прямого хозяйственного управления. Таким образом, разгосударствление означает, с одной стороны, переход от командно-административных к экономическим методам руководства, а с другой -- форм и содержание отношений собственности. В свою очередь разгосударствление непосредственных отношений собственности можно свести к трем основным взаимосвязанным объектам аспектам; во-первых, к созданию многообразных типов хозяйств; во-вторых, к преобразованию хозяйств, остающихся в государственном ведении, освобождение их от административно-командного диктата; в-третьих, к приватизации, то есть передача в распоряжение коллективов и отдельных граждан части государственной в огосударствленной собственности. Следовательно, приватизацию следует рассматривать как одну из форм разгосударствления. Однако разгосударствление возможно и без приватизации. В этом случае смена собственника не происходит, а процесс децентрализации в пределах государственного управления собственностью.

Однако понятие собственности имеет два значения. С юридической точки зрения собственность это владение имуществом или в обыденном смысле, само имущество. С другой стороны, в экономическом смысле понятие собственности включает в себя всю совокупность экономических отношений общества. Собственность как общественное отношение не только дает определенные права, но и накладывает обязательства на собственника по отношению к обществу и предполагаемому выразителю его интересов -- государству. Отношения собственности никак не ограничиваются формальной передачей её из рук государства в руки негосударственных структур или частных лиц. Например, можно говорить о приватизации земли в условиях, как наличия, так и отсутствия понятия юридической частной собственности на землю.

Разгосударствление может принимать принципиально различные формы, которые можно классифицировать по ряду признаков: допуску к приобретению только сотрудников или всех желающих; осуществлению механизма перераспределения собственности в виде денег или специальных чеков; техники продаж; видоизменения организационных структур предприятий и степени участия тех или иных участников фондового рынка и институциональных инвесторов в приватизации и другим признакам. В реальности большинство этих вариантов применяются, как правило, в совокупности.

Приватизацию в узком (строгом) смысле слова надо отличать от разгосударствления и коммерциализации. Разгосударствление можно коротко охарактеризовать как ослабление монополии государства в сфере управления экономикой путем преобразования государственных предприятий в иные организационно-правовые формы. В отличие от приватизации при разгосударствлении государственная собственность не превращается в частную.

В экономической литературе было высказано мнение о широкой трактовке понятия «приватизация». Так, российский ученый А. Радыгин считает, что определение приватизации в широком смысле включает не только приватизацию в собственном смысле, но и процесс модификации управления государственным предприятием без отчуждения имущественных прав на основе подряда, аренды и других договоров. Синонимом такой трактовки в значительной мере является понятие «разгосударствление».

Различие между приватизацией и разгосударствлением сводится к тому, что первая отражает процесс коренной трансформации отношений собственности, а вторая становится явлением, направленным на разрушение в ней государственного диктата и создание условий для функционирования экономики как независимой от государства сферы общественной деятельности людей.

4. Цели приватизации

Главными целями приватизации в 1992 г. были:

— формирование слоя частных собственников, содействующих созданию социально-ориентированной рыночной экономики;

— повышение эффективности деятельности предприятий путем их приватизации;

— содействие процессу стабилизации финансового положения в РФ;

— создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного хозяйства;

— привлечение иностранных инвестиций, социальная защита населения и развитие объектов социальной инфраструктуры за счет средств, поступивших от приватизации.

— создание условий и организационных структур для расширения масштабов приватизации в 1993--1994 гг.

Достижение социальной справедливости, повышение экономической эффективности производства, рост доходов государственного бюджета не выступают собственными целями приватизации. Она может способствовать развитию данных процессов только в долгосрочном периоде.

Необходимо отметить, что цели, поставленные перед программой приватизации, во многом были противоречивы и не учитывали сложившихся макроэкономической ситуации и социального положения.

5. Способы приватизации в России

1. Акционирование -- преобразование предприятия в открытое акционерное общество.

Согласно Программе приватизации определяется количество акций, которые должны быть так или иначе отчуждены частным лицам, часто с указанием удельного веса каждого вида отчуждения, количества акций, остающихся в государственной собственности, наличия «золотой акции», дающей право вето на любое стратегическое решение предприятия. Закон о приватизации 1997 г, устанавливает в рамках этого способа создание ОАО со 100%-ным государственным участием.

2. Выкуп арендованного имущества -- распространенное на заре приватизации явление, введенное вновь в практику Законом 1997 года. До этого выкуп арендованного имущества рассматривался как частный случай покупки предприятия.

Вопрос о выкупе предприятии коллективом, столь актуальный для малого бизнеса, прежними законами урегулирован не был.

3. Банкротство -- ликвидация неэффективных государственных предприятий с последующей распродажей их имущества. Банкротство имеет своей целью защиту кредиторов от неэффективного хозяйствования должников, когда должник принудительно ликвидируется, прежде чем он растратит все имущество.

4. Залоговая приватизация.

5. Коммерческий конкурс с инвестиционными или социальными условиями -- продажа на конкурентной основе заявителям государственного пакета акций или, если приватизируется малое предприятие, всего предприятия как имущественного комплекса. Победителем конкурса объявляется тот, кто предложит наибольшую цену и при этом выполнит все предложенные продавцом социальные и инвестиционные условия.

6. Продажа на аукционе -- приобретение права на покупку государственного имущества (акций или предприятия) без дополнительных условий тем, кто предложит наивысшую цену. Аукцион может быть как закрытым, так и открытым.

6. Этапы приватизации

Существовали следующие подходы к этапам приватизации:

1. Малая приватизация, распространяемая на мелкие и средние предприятия в сфере торговли, общественного питания, бытового обслуживания. Их продажа проводилась в основном на аукционах, коммерческих конкурсах и предусматривала полный выкуп.

2. Большая приватизация, распространяемая на крупные предприятия, предполагала их акционирование с последующей продажей акций.

6. 1 Ваучерная (массовая) приватизация

Ваучерная приватизация проводилась в 1992--1994 гг. Ей предшествовали законодательные акты Верховного Совета РСФСР, принятые летом 1991 года, которые предусматривали выкуп государственных предприятий и их преобразование в акционерные общества. Для упорядочения приватизации был принят закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», согласно которому каждый гражданин России получал именной приватизационный счет, на который должны были зачисляться денежные суммы, предназначенные для оплаты приватизируемого государственного имущества. Закон не разрешал продажу приватизационных вкладов другим лицам. Этот закон, однако, не был осуществлен, и вместо него была проведена ваучерная приватизация.

Практическим руководством к приватизации служили Указы Президента Р Ф «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» (29 декабря 1991 г.), «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» (29 января 1992 г.), «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» (1 июля 1992 г.), «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» (14 августа 1992 г.), «О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» (24 декабря 1993 г.).

Ваучерная приватизация была противоречива. Формат приватизации был во многом результатом компромиссов между Правительством и Верховным Советом, с учетом принятых в разное время нормативных актов и интересов разных лоббистских групп. Так, Е. Гайдар и А. Чубайс изначально не были сторонниками ваучерной приватизации, предлагая отказаться от нее в пользу постепенной приватизации за деньги. Однако, закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 3 июня 1991 года предусматривал приватизацию с использованием приватизационных именных счетов. Недостатком этого решения была его коррупционная уязвимость: с учетом преимущественного права работников предприятий на выкуп их акций, директора, используя давление на работников, получили бы широкие возможности для захвата контроля над предприятиями. В качестве компромисса между позицией Верховного Совета и Правительства, чеки были анонимизированы (что приближало приватизацию к рыночной схеме), право трудовых коллективов на преимущественный выкуп акций сохранено.

Летом 1992 г. были введены ваучеры (приватизационные чеки), которые небесплатно раздавались населению. За каждый ваучер необходимо было заплатить 25 рублей, независимо от того, кто получал ваучер взрослый человек или ребёнок. Номинальная стоимость ваучера составляла 10 тысяч рублей. Имущество предприятий страны было оценено в 1400 миллиардов рублей, и на эту сумму были изданы ваучеры. По утверждению главы Госкомимущества Чубайса, руководившего приватизацией, один ваучер соответствовал по стоимости двум автомобилям «Волга». Но купить эти автомобили в обмен на ваучер было нельзя.

Реальная рыночная стоимость пакета акций, который можно было получить в обмен на один ваучер, колебалась в широких пределах в зависимости от компании, чьи акции приобретались в обмен на ваучер, а также от региона, где это происходило. Например, в Нижегородской области один ваучер можно было обменять в 1994 г. на 2000 акций РАО «Газпром» (их рыночная стоимость в 2008 г. составила порядка 700 тыс. рублей), в Московской области -- на 700 акций Газпрома (в 2008 г. -- порядка 245 тыс. рублей), а в г. Москве -- на 50 акций Газпрома (17 тыс. руб. в 2008 г.) За один ваучер можно было также получить 7 акций Торгового дома «ГУМ» (менее 100 руб. в 2008 г.)

Бывший министр экономики экономист Андрей Нечаев так прокомментировал ваучерную схему:

«С точки зрения применявшейся модели приватизации номинал ваучера не имел никакого значения. Ваучер определял лишь право что-то купить при приватизации. Реальная его стоимость зависела от конкретной приватизационной ситуации на конкретном предприятии. Где-то на ваучер можно было получить 3 акции, а где-то -- 300. В этом смысле на нем можно было написать и 1 рубль, и 100 тысяч рублей, что не изменило бы его покупательную способность ни на йоту. По-моему, идея снабдить эту ценную бумагу номиналом принадлежала Верховному совету. Чтобы придать номиналу хотя бы какую-то рациональную основу, решили привязать его к стоимости основных фондов на душу населения».

Такой порядок приватизации давал серьезные преимущества так называемым «красным директорам», то есть руководителям предприятий, получившим эти должности в советские времена. Во многих случаях основная доля акций предприятия оказывалась в руках трудовых коллективов; используя административное давление, директора могли добиваться нужных результатов голосования на собраниях акционеров, а впоследствии зачастую и выкупать долю работников предприятий, становясь полноправными владельцами.

Однако идеологи приватизации неоднократно отмечали, что стремительная выдача приватизационных чеков была направлена именно на то, чтобы ограничить возможности «красных директоров» по лоббированию и проведению приватизации по еще более выгодным для них схемам. В ноябре 2004 года А. Чубайс в интервью The Financial Times сказал: «У коммунистических руководителей была огромная власть -- политическая, административная, финансовая… Нам нужно было от них избавляться, а у нас не было на это времени. Счет шел не на месяцы, а на дни».

Основная масса населения не знала, что делать с ваучерами, поэтому их стали продавать скупщикам. Цена ваучеров стремительно падала, упав до 3--4 тысяч рублей к маю 1993 года. С целью помочь реализации ваучеров создавались чековые инвестиционные фонды, обменивавшие ваучеры на акции разнообразных компаний.

Схема действия чековых инвестиционных фондов была примерно одинакова: фонды собирали ваучеры с населения, участвовали в чековом аукционе, и покупали за ваучеры акции доходных предприятий. Затем, акции продавались с баланса чековых инвестиционных фондов на баланс структур, контролируемых влиятельными в регионе группировками (зачастую организованной преступностью) по низкой балансовой стоимости, оставляя номинальные активы в фонде для последующей фактической ликвидации.

Во многом приватизация в России повторила историю приватизации церковных земель во Франции во времена Французской Революции. На тот момент земли церкви были конфискованы, и на основе этих земель (позже к списку земель добавились бывшие имения иммигрантов и земли, принадлежащие короне) были выпущены ассигнанты, которые впоследствии начали использоваться как деньги. Земли впоследствии были распроданы на аукционах, в которых зажиточные крестьяне и буржуа имели преимущество перед бедными крестьянами, что, как и в России, привело к расслоению общества.

Многочисленные критики указывают, что ваучерная приватизация была нечестной, несправедливой, привела незаслуженному резкому обогащению узкой группы лиц. В ответ на это А. Чубайс отмечает: «Мы не могли выбирать между „честной“ и „нечестной“ приватизацией, потому что честная приватизация предполагает четкие правила, установленные сильным государством, которое может обеспечить соблюдение законов. В начале 1990-х у нас не было ни государства, ни правопорядка… Нам приходилось выбирать между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом».

Практически сразу после завершения ваучерной приватизации началось постепенное изменение структуры капитала приватизированных компаний в сторону безусловного сокращения доли работников, стабилизации и некоторого роста доли менеджмента, медленного роста доли крупных внешних инвесторов и стабилизации доли мелких. За один год (до середины 1995 г.) доля внутренних инвесторов в структуре акционерного капитала снизилась до 56%, внешних -- увеличилась до 33%, доля государства уменьшилась до 11%.

Важнейшими социальными силами и институциональными структурами, активно вовлеченными в приватизацию в период 1992—1994 гг. и сохранившими свое влияние на денежном этапе, были:

1. Административно-хозяйственная бюрократия (номенклатура), спешившая максимально трансформировать власть в собственность и деньги. Главные номенклатурные атаки на стандартные, законодательно предусмотренные (законом о приватизации и государственной программой) приватизационные процедуры развернулись в 1993 г. Широко практиковались методы перевода в частную собственность государственного имущества через дочерние фирмы и малые предприятия.

Номенклатура ряда отраслей, особенно ТЭК, стремилась закрепить контрольные пакеты учрежденных на базе госпредприятий акционерных обществ в государственной собственности с делегированием полномочий по управлению ими соответствующим отраслевым ведомствам или же самим компаниям (как, например, было в РАО «Газпром»). Формировались гигантские холдинговые структуры с делегированием контрольного пакета акций материнской компании в управление соответствующему ведомству. В 1992—1993 гг. в Госкомимущества было подано около 100 подобных заявок, из них 35 были приняты к реализации.

2. Менеджмент (директорат) приватизированных предприятий, занимавший своего рода промежуточное положение между интересами собственного АО и номенклатуры. Большая часть менеджмента, особенно небольших предприятий, отстаивала, как и местная номенклатура, закрытую форму обществ. В открытых АО, блокируясь с трудовым коллективом, директора избирали второй вариант льгот по приватизации, по которому абсолютный контрольный пакет выкупался совместно работниками и менеджментом. Можно считать, что преобладание среди приватизированных предприятий второго варианта (¾ всех предприятий) объясняется не только позицией трудовых коллективов, реагировавших, наряду с прочим, на массированную пропагандистскую волну, но и интересами менеджмента, стремившегося сохранить за собой контроль над «своими» предприятиями.

3. Трудовые коллективы стали в ходе первичного закрепления прав собственности владельцами большинства приватизированных предприятий (75%), что, конечно, было возможно только на этапе ваучерной приватизации. Авторы концепции хорошо понимали, что быстрое и массовое отделение реального сектора от иерархии органов государственной власти в такой стране, как Россия, иными методами просто невозможно. Разумеется, это было отступлением от проводившихся правительством либеральных принципов реформ, но ведь ставка делалась на максимальную социальную бесконфликтность и быстроту первичного передела.

4. Крупные институциональные инвесторы вопреки замыслу реформаторов на этапе первичного закрепления прав стратегическими собственниками не стали. Случаи, когда коммерческие структуры целенаправленно приобретали крупные пакеты акций производственных компаний на чековых аукционах, были немногочисленны. Как правило, интерес проявлялся к торговым компаниям, предприятиям топливно-энергетического комплекса, экспортным сырьевым, металлургическим предприятиям. Эта группа акционеров в большинстве случаев приобретала акции со спекулятивными целями, т. е. для получения дохода от разницы между рыночной стоимостью акций и стоимостью, определенной планом приватизации. Указанная разница из-за принятой методики оценки имущества в ряде случаев составляла значительную величину, стоимость акций многих приватизированных предприятий в считанные месяцы выросла в сотни раз.

5. Участие в первичном переделе государственной собственности нового частного предпринимательства обычно недооценивается. А между тем «за спиной» многих трудовых коллективов, выкупавших свои предприятия, стояли именно частники, располагавшие собственным капиталом (около 10% всех сделок выкупа), либо доступом к дешевым кредитам. При этом основной проблемой являлось не только криминальное происхождение многих капиталов, но, главное, перенесение криминальных норм на деятельность приватизированных предприятий, особенно мелких. Они быстро научились уклоняться от налогов, нарушать социальное и трудовое законодательство под нажимом новых «хозяев». Только 10% объектов малой приватизации легально приобретены сторонними физическими лицами (не работниками).

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проводившего в начале 1994 г. опрос директоров 426 российских предприятий, выявились характерные тенденции изменения экономического положения в зависимости от сформировавшейся структуры капитала: экономическое положение предприятий улучшилось там, где доля трудовых коллективов в акционерном капитале была меньше, а доля директората, иностранных инвесторов и банков -- больше. Напротив, ухудшение экономических показателей отметили предприятия с большой долей трудовых коллективов в акционерном капитале и меньшей долей банков и менеджмента.

В середине 1995 г. в России количество приватизированных предприятий превысило число неприватизированных государственных предприятий, доля тех и других в общем числе предприятий на самостоятельном балансе составила соответственно 50,5 и 49,5%. В 1995 г. весь негосударственный сектор уже произвел 70% ВВП.

6. 2 Денежный этап приватизации

В отличие от ваучерного, на денежном этапе приватизации были достаточно четко сформулированы цели. В аналитическом докладе Госкомимущества Р Ф, подводившем итоги ваучерного этапа и определявшем задачи денежного, основная задача была охарактеризована как «нахождение рациональной пропорции между интересами бюджета и инвестиционной поддержкой приватизируемых предприятий». При этом структура спроса потенциальных инвесторов оценивалась весьма оптимистично: инофирмы, инвестиционные структуры банков, сбережения населения, инвестиционные компании и фонды, преобразованные из чековых инвестиционных фондов.

В принципе указанные фискальная и инвестиционная стратегическая цели российской денежной приватизации вполне вписываются в систему целей приватизационных процессов всех постсоциалистических стран. В России, однако, были свои, особые причины внимания к этим двум целям. Во-первых, это растянутость во времени стабилизационного этапа рыночной трансформации. В России и на четвертом году реформы все еще очень остро стояли проблемы преодоления инфляции и бюджетного дефицита. Поступлениям от приватизации в бюджет поэтому придавалось первостепенное значение. Во-вторых, это серьезное обострение проблемы притока реальных инвестиций. Не обнаружив быстрых экономических результатов от ваучерной приватизации, компании начали понимать, что получить инвестиции можно только за счет продажи акций.

В отличие от ваучерной приватизации, на денежном этапе продажа акций не могла быть массовой и единовременной. Предполагалось, что на денежные аукционы пакеты акций будут выставляться постепенно и равномерно, обеспечивая бесперебойное поступление средств в бюджет и инвестиций в развитие компаний. Намеченная схема не сработала. Темпы денежной приватизации оказались настолько низкими, что это ставило под угрозу достижение обеих указанных целей. При этом нарушился и сам баланс целей, на передний план выдвинулась задача поступлений в бюджет от приватизации. В мае 1995 г. Президент Р Ф вынужден был подкрепить специальным указом смену приоритетов. Инвестиционный спрос и готовность инвесторов к реальным сделкам были явно переоценены. Плохо справлялись с поставленными задачами и структуры Российского фонда федерального имущества, осуществлявшие продажи пакетов акций на денежных аукционах.

Трудности были вполне закономерны. На этапе ваучерной приватизации, особенно в 1994 г., были проданы на чековых аукционах многие привлекательные для инвесторов предприятия различных отраслей. Одновременно у потенциальных инвесторов появилась серьезная альтернатива для денежных вложений -- рынок государственных ценных бумаг. В таких условиях увеличить денежные поступления в бюджет от приватизации можно было бы только за счет резкого расширения круга компаний и занижения стартовой цены их акций, выставляемых на продажу. А это самым разрушительным образом воздействовало бы на слабый еще рынок корпоративных ценных бумаг. Курсы корпоративных ценных бумаг и без того были занижены -- сказывалась недооцененность капитала.

Учитывая сложившуюся ситуацию, необходимо было оперативно пересмотреть намеченную ранее стратегию и перейти к нетрадиционным схемам денежной приватизации. Надежды возлагались на выпуск конвертируемых облигаций под закрепленные в федеральной собственности акции нефтяных компаний, на реализацию на денежных аукционах из федерального резерва не запрещенной к продаже части акций этих компаний, на организацию крупных программ инвестиционных торгов со специальными условиями. Такими условиями, в частности, могло быть погашение за счет привлеченных на торгах инвестиционных средств задолженности компаний перед федеральным бюджетом, установление стартовой цены торгов на достаточно высоком уровне (не ниже 20 номиналов). Все эти схемы денежной приватизации использовались в 1995 г., но намеченных поступлений в бюджет не «вытянули».

Ситуация кардинально изменилась с появлением совершенно новой для России (и нетипичной в мировой практике) схемы залоговых аукционов. Эта схема, предложенная группой коммерческих банков, позволяла не только продвинуться в решении фискальных задач приватизации, но и преодолеть некоторые ограничения и запреты на продажу контрольных пакетов акций компаний стратегически важных отраслей. С этого момента вынужденный приоритет фискальных целей приватизации уступил место политике откровенного получения быстрых денег в бюджет. Так краткосрочная тактическая задача вытеснила все инвестиционные намерения первоначальной концепции денежной приватизации.

Залоговые аукционы, проведённые в России в ноябре-декабре 1995 года

Дата

Предприятие

Доля, %

Средства, поступившие в бюджет, млн. долл.

Победители аукциона

17 ноября 1995

Норильский никель

51

170,1

ОНЭКСИМ Банк

8 декабря 1995

ЮКОС

45

159

ЗАО «Лагуна» (фактически -- банк МЕНАТЕП)

7 декабря 1995

ЛУКОЙЛ

5

141

ЛУКойл-Империал

7 декабря 1995

Сиданко (теперь ТНК-BP)

51

130

Банк МФК (фактически -- консорциум из МФК и «Альфа-групп»)

28 декабря 1995

Сибнефть

51

100,3

ЗАО «Нефтяная финансовая компания» (гарант -- Столичный банк сбережений)

28 декабря 1995

Сургутнефтегаз

40,12

88,9

НПФ «Сургутнефтегаз» (гарант -- ОНЭКСИМбанк)

7 декабря 1995

Новолипецкий металлургический комбинат

14,87

31

Банк МФК (фактически -- «Ренессанс Капитал»)

11 декабря 1995

Новороссийское морское пароходство (Новошип)

20

22,65

Новороссийское морское пароходство (Новошип)

28 декабря 1995

АО «Нафта-Москва»

15

20,01

ЗАО «НафтаФин» (фактически -- менеджмент самого предприятия)

17 ноября 1995

АО «Мечел»

15

13

ТОО «Рабиком»

17 ноября 1995

Северо-западное речное пароходство

25,5

6,05

Банк МФК

7 декабря 1995

Мурманское морское пароходство

23,5

4,125

ЗАО «Стратег» (фактически -- банк МЕНАТЕП)

Залоговые аукционы были предприняты в 1995 году с целью пополнения государственной казны. Правительство планировало получить деньги, приватизировав часть государственных предприятий. Идею аукционов с целью пополнения бюджета выдвинул Владимир Потанин, возглавлявший «ОНЭКСИМ-банк». Инициатива была поддержана тогдашним первым вице-премьером правительства Анатолием Чубайсом и вице-премьером Олегом Сосковцом (именно последний, по словам тогдашнего председателя ЦБ Р Ф Сергея Дубинина, первым поставил вопрос о проведении аукционов на заседании кабинета министров). Курировал проведение аукционов глава Госкомимущества Альфред Кох.

На продажу был выставлен ряд крупнейших компаний. Аукционы назывались залоговыми, так как, в отличие от обычных аукционов, компании не продавались, а отдавались в залог. Однако выкуплены обратно они не были. По мнению большинства экспертов были выставлены чрезвычайно заниженные цены. Конкурс на аукционах был очень низкий. Как отмечала Счётная палата России, «анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась». Во многих случаях в конкурсе участвовало несколько фирм, принадлежавших одному и тому же человеку или группе лиц. Более того, госпредприятия зачастую покупались не за собственные деньги, а за деньги, взятые в кредит у государства. Как отмечалось в докладе Счётной палаты, «сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах.

Таким образом, сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков -- участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, «кредитовавшие» государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий". Кроме того, вопреки правилам проведения аукционов банки не направляли кредитные средства на счёт в Центробанке, средства оставались в тех же коммерческих банках, но на специальных счетах.

В результате залоговых аукционов появились олигархи-миллиардеры (Березовский, Ходорковский, Абрамович и другие).

А. Чубайс оправдывает проведение залоговых аукционов следующим образом: «Если бы мы не провели залоговую приватизацию, то коммунисты выиграли бы выборы в 1996 году, и это были бы последние свободные выборы в России, потому что эти ребята так просто власть не отдают». В то же время он отмечает: «В то время я не вполне понимал, какую цену нам придется заплатить. Я недооценил то глубокое чувство несправедливости, которое зародилось в людях».

Сумма средств, которые должно было получить правительство, составляла около 1,85% доходной части федерального бюджета. Счётная палата резюмировала результаты своих проверок: «в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил «притворный характер».

При таком узкопрагматичном подходе к целям приватизации тем более явственно обозначились факторы, отрицательно влияющие на реализацию ее стратегических инвестиционных целей. Во-первых, в России, как, впрочем, и в других постсоциалистических странах, не удалось полностью разделить бюджеты государства и предприятий, главным образом из опасений социально-политической дестабилизации. Российское государство все еще медлит с процедурами банкротства и продолжает так или иначе (в основном с помощью налоговых льгот) поддерживать должников. Во-вторых, государственный контроль сохраняется и над корпоративным сектором, т.к. практически ни одной серьезной проблемы (финансовой, кадровой, организационно-управленческой) многие новые компании без той или иной формы участия государства решить не могут из-за огромной задолженности и отсутствия реальных инвестиций. В-третьих, самые убыточные отрасли остались в собственности государства, на дотации предприятиям угледобычи, например, расходуется значительная часть бюджетных ассигнований. И при этом государство до последнего времени было не в состоянии противостоять лоббированию нефтяных и газовых магнатов, форсирующих в той или иной форме раскрепление государственных пакетов акций, которые, оставаясь в госсобственности, могли бы приносить стабильные доходы в бюджет.

Оставшиеся в госсобственности пакеты акций привлекательных для инвесторов компаний в 1995—1997 гг. стали предметом ожесточенной борьбы желающих участвовать в залоговых и трастовых аукционах с возможностью последующего выкупа. По состоянию на октябрь 1995 г. в собственности государства находилось 20% капиталов в целлюлозно-бумажной промышленности, 15% -- в металлургии, 38% -- в системах связи и телекоммуникаций, 55% -- в машиностроении, 42% -- в нефте- и газодобыче. Система управления государственными пакетами до сих пор организована так, что фактически сохраняются те же методы, что были при административной системе: полная власть отраслевых ведомств и директората компаний (в качестве доверенных лиц государства).

Поэтому реально система управления государственной собственностью скорее направлена на обеспечение интересов отдельных лиц, а не экономики в целом. Отлично отработаны нелегитимные схемы поведения представителей государства в АО, фактически отдающие решение всех стратегических и текущих вопросов в руки менеджмента и сводящие к минимуму учет интересов государства как собственника. Широко используются и незаконные дополнительные эмиссии, относительно сокращающие размер государственного пакета акций.

На денежном этапе банки стали серьезными участниками приватизации, тем более что аукционные цены и залоговые суммы были установлены аукционной комиссией на относительно низком уровне. На денежных аукционах, например, минимальная цена устанавливалась в ряде случаев на 40% ниже котировок фондового рынка (РАО «ЕЭС России»). Это, конечно, привлекало банки, но подавляло рынок корпоративных ценных бумаг.

В залоговых аукционах 1995−1996 гг. четко проявился олигархический характер современной российской экономики: выигрывает тот, кто лучше умеет договориться с правительством. Ряд банков получил в траст госпакеты акций в обмен на кредиты правительству, но победителем оказывался в некоторых случаях не тот, кто предлагал более выгодные условия сделки, а тот, кто имел более тесные связи с государственными структурами. Наиболее сильные позиции в первых же залоговых аукционах занял ОНЭКСИМбанк, которому всегда (и, как выяснилось, совсем небезосновательно) приписывались неформальные связи с высшими эшелонами государственной администрации. Так, на залоговых аукционах 1995 г. ОНЭКСИМбанк в качестве представителя Госкомимущества одновременно выступал и организатором, и участником аукциона, что с юридической точки зрения являлось очевидным нонсенсом. Правовое несовершенство аукционов вызвало сильный общественный резонанс, вплоть до требований отмены их результатов.

Но даже близкий правительству банк не мог реально рассчитывать на возврат залога, т.к. этих денег у государства просто не было и соответствующие расходы не были предусмотрены ни бюджетом 1996 г., ни тем более бюджетом 1997 г. Была, правда, зыбкая перспектива вернуть выданные кредиты не деньгами, а государственными долговыми обязательствами на выгодных правительству условиях. К инвестициям в реальный сектор это, правда, никого подтолкнуть не могло.

Главное, однако, не в этом. По уточненным условиям залоговых аукционов 1995 г. залогодержатель, не получивший возврата кредита от заемщика (правительства) до 1. 09. 1996 г. (а первоначальный срок и вовсе был до 1. 01. 1996 г.), имел право продать предмет залога, т. е. госпакеты акций. Именно для этого с ними и заключался в свое время договор комиссии. Кредиты не возвращены, но банки не торопились продавать залоговые пакеты. Примечательно, что президентские указы, продлевающие сроки закрепления госпакетов нефтяных компаний в федеральной собственности, обратной силы иметь не могут, т.к. не вправе распространяться на предмет уже состоявшихся гражданско-правовых отношений -- залоговые пакеты. Слабое российское законодательство не позволяет однозначно квалифицировать данные события как приватизацию, но и утверждать обратное тоже нет оснований. Скорее всего, нежелание банков продавать залоговые пакеты стало еще одним шагом в сторону складывающейся в России тенденции к интеграции финансовых и производственных капиталов.

К 1997 г. наметились два весьма важных процесса в сфере отношений собственности: во-первых, дальнейший передел прав собственности и более отчетливая консолидация структуры акционерных капиталов, во-вторых, нормализация корпоративного управления компаниями в смысле отделения профессионального управления (прерогатива менеджеров) от прав собственности (прерогатива акционеров).

Ясно, что структура капитала компаний, с которой они вышли из горнила ваучерной приватизации, требует дальнейших переделов. В нормальной рыночной экономике с достаточной равновесностью переделы собственности реализуются главным образом на фондовых рынках. Для России это пока невозможно не только по причине неразвитости рынка капиталов, но главным образом из-за общего экономического неравновесия, особенно кризиса неплатежей. Собственность в России уже давно подвижна и подвержена перераспределению от неплательщиков в пользу кредиторов: многие должники расплачиваются либо напрямую акциями, либо используют акции в качестве обеспечения. А поскольку главными кредиторами в условиях всеобщего кризиса неплатежеспособности являются отрасли естественных монополий, то они и «подбирают под себя» имущество должников. С 1997 г. акциями расплачивались и по долгам перед государством.

6. 3 Точечный этап

Третий этап приватизации получил наименование точечного (в аналитических материалах Государственного НИИ системного анализа Счетной палаты РФ он называется также этапом совершенствования правовых основ распоряжения государственной собственностью). Среди исследователей существуют некоторые расхождения относительно датировки его начальной фазы. Одни (в их числе Я. Ш. Паппэ) начальной вехой этого этапа называют конкурс по продаже блокирующего пакета акций телекоммуникационного холдинга Связьинвест, состоявшегося весной 1997 г., и последовавшие за ним продажи контрольных пакетов акций Восточной и Тюменской нефтяных компаний. Другие предлагают считать такой вехой закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ», подписанный президентом страны 21 июля 1997 года (вступил в силу 2 августа того же года) -- один из последних крупных законодательных актов в своей области. Закон, во-первых, официально признал окончание массовой и безвозмездной приватизации, во-вторых, изъял большинство прежних льгот у трудовых коллективов и, в-третьих, расширил полномочия регионов, предоставив им право разрабатывать собственные варианты приватизационных схем. Этим же законом была отменена практика составления ежегодных плановых заданий на приватизацию. Но задача наполнения бюджета доходами от приватизации сохранялась. Ее выполнение теперь должны были обеспечивать главным образом единичные крупные сделки.

Тем самым зависимость доходной части бюджета от результатов приватизации сохранялась. Поэтому некоторые исследователи считают нужным «продлить» денежный этап приватизации вплоть до августовского дефолта 1998 г. Третий же этап, по их мнению, наступает лишь в конце 1998 г., когда приватизация утрачивает значение важнейшего элемента экономических реформ, и на передний план выдвигаются проблемы корпоративного управления и реструктурирования приватизированных предприятий, рационального использования и повышения эффективности управления собственностью[8]. Продажа остающейся у государства собственности теряет прежние масштабы и темпы. Так, если в 1991—1993 гг. было приватизировано около 89 тыс. предприятий (то есть до 30 тыс. в год), в 1994 г. -- 23,8 тыс., то в 1995 г. -- 10,2 тыс., в 1996 г. -- менее 5 тыс., в 1997 г. -- менее 2,5 тыс.

7. Приватизация в Москве

Приватизация в Москве началась в 1992 году по указу Президента Р Ф, которым столице представлялось право проводить ускоренную приватизацию муниципальной собственности по самостоятельно разработанному плану и графику. Как результат, значительная часть небольших предприятий в Москве была продана еще до начала активной фазы ваучерной приватизации (1993 год). К середине 1994 года не более 20% всех предприятий и организаций города находились в государственном секторе. Доля приватизированных торговых предприятий значительно превышала среднюю долю по России в целом. Количество акционированных предприятий в строительстве была втрое больше аналогичного показателя по стране. На начало 1996 года приватизация в Москве принесла более четверти всех доходов, полученных от нее в России. [См.: А. Канина. Москва -- единственная свободная экономическая зона в стране. «Независимая газета» 19/03/1996. ]

Положение в столице может дать очень сильный аргумент сторонникам приватизации, особенно если вспомнить ожесточенные дискуссии по методам приватизации между руководством Москвы и ГКИ. Город, переживающий состояние «бума со всеми его чертами, характерными для западных экономик, стал против всех ожиданий абсолютным финансовым центром страны. По некоторым оценкам на нее приходилось до 70% всего банковского оборота страны. Для Москвы в отличие от России в целом характерен был инвестиционный подъем -- в первые полгода 1995 года темп роста капитальных вложений в городе составлял 111,21% при общем падении его по стране на 22%. [См.: там же.] Одна из важнейших причин этого -- обслуживание бурно развивающейся экономики города. Имущественное расслоение между жителями Москвы и остальной России интенсивно нарастало.

В московской модели приватизации с самого начала на чековые аукционы выставлялись не 29% акций, а 12−15%%. За городом сохранялись крупные пакеты акций, которые позднее стали реализовываться на специализированных аукционах и инвестиционных конкурсах. По мнению Фонда имущества Москвы, это позволило не только получить дополнительные финансовые средства, но и удалось привлечь инвестиции в модернизацию и реконструкцию производства. [См.: М. Портягин. Инвесторы любят московскую недвижимость. «Независимая газета». 30/5/1996. ]

Примером несоответствия московской приватизации требованиям ГКИ стал завод «Калибр». Пакет в 49% в ценах 1992 года составлял 35 млн руб., по методикам ГКИ его нужно было выставлять на продажу не дороже, чем за 700 млн руб., но по итогам проведенного инвестиционного конкурса завод был куплен за 11 млрд руб., причем в условия победителя конкурса были включены обязательства инвестиций на 7 млрд руб. и погашения долгов предприятия на сумму в 9 млрд руб. То есть общая цена сделки превысила 27 млрд руб., что в 40 раз выше рассчитанной по методике ГКИ. [См.: «Московское имущество: обретение хозяина и города. М. 1996. С. 11−24. ]

Вместе с тем следует отметить, что завод «Калибр» носил уникальный характер: во -- первых, он располагается в центре города в очень дорогом и престижном районе, а во-вторых, он рассчитывал на получение крупного государственного оборонного заказа. Модель инвестиционных конкурсов, применяемая в Москве, дала гораздо больший эффект, чем в целом по стране. Реализация пакетов акций стоимостью в 7,6 млрд руб., например, позволила привлечь инвестиций более чем на 2,4 трлн. руб. Одновременно развивалась и «малая» приватизация. За 1995 год было продано государственного и муниципального имущества на 1,368 трлн. руб. [См.: М. Портягин Инвесторы любят…]

Тем не менее, попытки серьезного анализа ставят под сомнение вывод о радикальном преимуществе московской методики приватизации над методиками ГКИ. Прежде всего, уникальный характер носит географический характер города. Москва стала плацдармом для Запада в освоении России. Концентрация в столице лиц, принимающих государственные, инвестиционные, торговые и другие экономические решения, а также относительно развитая инфраструктура вынуждала многие западные компании осесть в столице, а неразвитость ее в стране часто вынуждала и ограничиваться в своей деятельности Москвой. Уже один факт наличия в ней огромного спроса со стороны иностранцев и новых российских деловых людей на недвижимость был трудно переоценимым фактором развития экономики города.

Система управления экономикой Москвы носила уникальный характер. Ей было свойственно удивительное взаимопереплетение функций государственных и частных организаций. При том, что практически не было отраслей экономики, в которых прямо или косвенно не участвовала бы мэрия города, частный сектор иногда даже выполнял функции муниципальных и государственных органов. Например, акционерное общество «Мосприватизация» официально регистрировало все жилищные сделки в столице. Естественно, такая запредельная экономическая либерализация создавала возможности неслыханно быстрого обогащения. Особую остроту приобретала не только проблема имущественного расслоения между Москвой и другими регионами, но и внутри самого города. По России доля доходов 20% самой богатой части населения в 1994 г, составляла 46,3% в 1994 году и 47,1% в I полугодии 1995 г, а по Москве -- 62,3% и 72,5% соответственно. [См.: А. Канина. Москва…]

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой