Особенности изучения авифауны городов

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по ОБРАЗОВАНИю

Пензенский государственный педагогический университет

им. В. Г. Белинского

Факультет Кафедра

Естественно-географический Зоологии и экологии

курсовая работа:

особенности изучения авифауны городов

Выполнила: студентка гр. Б-51

специальности «Биология»

заочного отделения Лапшина Е. А.

Проверила: доцент кафедры

зоологии и экологии Золина Н. В.

Пенза, 2009 г.

содержание

Введение

Основные вопросы изучения авифауны городов

Методы исследования городской авифауны

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Городская среда обитания для животных любых видов — совершенно особая, эволюционно новая среда. Планомерный рост города стимулирует строительство дорог, видоизменение застройки пригородных зон, расширение границ города за счет поглощения ближайших населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий, лесных массивов или степных участков. В городе создаются специфические (как позитивные, так и негативные) условия обитания животных (Благосклонов, 1980). Пространственное сокращение природных мест обитания способствует заселению животными менее подходящих биотопов. Отсутствие условий для устройства убежищ вынуждает животных делать их в необычных местах (Новиков, 1964). Недостаток привычных естественных кормов приводит к переходу на питание необычными продуктами (Хохлов, Бичерев, 1989; Исаева, 2001). Изменяется характер использования территории, размеры индивидуальных участков (Галушин, 1962), ритм суточной активности (Ковалев, 1996). Животные перестают бояться человека (Мешкова, 2000).

Важность изучения особенностей синантропизации животных объясняется, прежде всего, необходимостью создания на городской территории приемлемых условий для их совместного с человеком сосуществования. Исследование формирования, функционирования и устойчивости экосистем в условиях антропогенной трансформации ландшафтов становится одной из наиболее актуальных задач современной экологии. Птицы, как обязательный компонент животного населения городов, неизбежно вступают в процессы синантропизации и урбанизации, приобретая ряд новых экологических особенностей и адаптаций (Рахимов, 2002). Закономерности формирования орнитокомплексов на антропогенно-трансформированных территориях требуют детального изучения.

Исследованиям состава и динамики авифауны различных городов России, в том числе и г. Пензы, посвящено достаточно много публикаций (Божко, 1972; Майхрук, 1975; Бабенко, 1980; Ильичев и др., 1987; Козлов, 1988; Рахимов, 1989, 2002; Храбрый, 1991; Шляхтин и др., 1999).

Данная работа посвящена особенностям изучения орнитофауны урбанизированных территорий. Основная цель работы заключалась в проведении комплексного анализа литературных источников, посвящённых птицам городов, выявлению основных вопросов изучения птиц урбанизированных территорий, а также рассмотрению методик проведения орнитологических исследований в условиях города.

Основные вопросы изучения авифауны городов

Изучение птиц городов оформилось в самостоятельное направление орнитологии во второй половине ХХ века. В программы последних Международных орнитологических конгрессов (1978 — 1998 гг.) включены специальные симпозиумы по птицам урбанизированных территорий (Константинов, 2000, 2001).

В большинстве публикаций, посвященных этой проблеме, как в нашей стране, так и за рубежом, рассматривается состояние орнитофауны отдельных городов. Наиболее полно исследован видовой состав и динамика численности птиц в различных городах Европы: Берлине и Гамбурге в Германии, Лондоне в Великобритании, Лионе во Франции, Неаполе в Италии, Варшаве в Польше, Зволене в Словакии, Софии и Габрово в Болгарии и т. д. В результате этих исследований выявлены виды, комфортно чувствующие себя в городах и увеличивающие плотность популяции — это сизый голубь, кольчатая горлица, черный стриж, пестрый дятел, зарянка, горихвостка-чернушка, черный дрозд, обыкновенная лазоревка, московка, обыкновенный поползень, сойка, сорока, галка, серая ворона, домовый воробей — т. е. обычные, чаще оседлые виды, использующие для постройки гнезд деревья или здания. Также отмечены виды, численность которых в городах Европы резко снизилась. Это обыкновенная горлица, вертишейка, полевой жаворонок, лесной жаворонок, луговой конек, лесной конек, желтая трясогузка, серая мухоловка, обыкновенный соловей, певчий дрозд.

В России изучение видового состава и численности птиц урбанизированных территорий наиболее активно проводилось в гг. Москве (Формозов, 1947; Благосклонов, 1960; Константинов, 1971; Ильичев и др., 1987; Ильичев, Константинов, 1996) и Санкт-Петербурге (Мальчевский, 1955; Божко, 1957; Благосклонов, 1977; Храбрый, 1981, 1991). Было установлено, что видовое разнообразие птиц городских местообитаний обратно пропорционально освоенности территории человеком. В различных городских биотопах доля доминирующих видов от всей плотности населения птиц постепенно повышается от 48% в лесопарках до 91 — 96% на застроенных территориях, где состав этих видов в течение года наиболее постоянен. Наибольшую часть гнездящихся птиц представляют виды — дендрофилы (32%), а также околоводные и водоплавающие птицы (23%). Группа птиц, устраивающих гнезда на кустарниках включает в себя 13%, а группа птиц — синантропов, гнездящихся в постройках человека — 6% всех гнездящихся видов. В результате проведенных исследований были выделены факторы, определяющие структуру населения птиц города — это освоенность территории, наличие древесных насаждений и кормовой базы, размер местообитания и его местоположение по отношению к центру города, неуравновешенность биоценоза, пресс хищников.

Авифауна урбанизированных территорий исследовалась и в других регионах страны. В Центральной России такие работы проводились в гг. Ульяновске (Бородин, 1985, 1989; Осипова, 1990), Саранске (Майхрук, 1972, 1975; Ванюшкин, 1997, 2001; Лысенков и др., 1998; Лапшин и др., 1998), Саратове (Табачишин и др., 1996, 1997; Шляхтин и др., 1999), Волгограде (Чернобай, 1979, 1990), Казани (Водолажская, 1998, 2001; Рахимов, 1992), Нижнем Новгороде (Хохлова и др., 1981), Воронеже (Нумеров, Киселев, 2001), Липецке (Климов, 1990; Климов, Александров, 1990) и др.

Состояние орнитофауны некоторых городов (Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Набережных Челнов, Саратова, Новосибирска и Алма-Аты) отражено в соответствующих монографиях, где рассматриваются все аспекты пространственно-биотопического распределения, динамики численности, экологии птиц (Бородихин, 1968; Ильичев и др., 1987; Козлов, 1988; Водолажская, Рахимов, 1989; Храбрый, 1991; Шляхтин и др., 1999).

Результаты изучения численности и распределения городской авифауны все чаще оформляются в виде «Атласов гнездящихся птиц». Такие атласы уже изданы для Лондона, Западного и Восточного Берлина и Брюсселя (Jacob, Weiserbs, 2001). Близкой к «атласной» является работа В. М. Храброго по Санкт-Петербургу (1991). В настоящее время составляются новые атласы гнездящихся и зимующих птиц Берлина (Witt, 1996a, 1996б), Львова (Bokotey, 1996), Воронежа (Нумеров, Киселев, 2001).

Город, равно как и природный ландшафт, включает в себя целый ряд биотопов, условия обитания птиц в которых могут сильно различаться. Многие орнитологи предпринимали попытки еще до начала исследований выделить и классифицировать городские местообитания птиц (Козлов, 1988; Водолажская, 1989; Храбрый, 1991; Табачишин и др., 1997). Таким образом, в большинстве городов отдельно изучали авифауну застроенных много- и малоэтажных, жилых и промышленных районов с зелеными насаждениями и без них, городских скверов, бульваров, больших и малых парков, пригородных лесопарков, пустырей, свалок, очистных сооружений, околоводных территорий. А. Н. Швецов и А. А. Вахрушев (1975) предприняли попытку на основе уже проведенных учетов классифицировать местообитания города Москвы по составу доминирующих видов и плотности населения птиц. Все городские территории были объединены в три группы: близкие к естественным (переферийные парки), переходные (пустыри, городские парки и скверы) и далекие от естественных (застроенные территории и бульвары).

Наряду с исследованиями видового состава, численности и биотопического распределения орнитофауны, многие орнитологи изучали самые разные вопросы экологии каких-либо отдельных видов птиц в условиях урбанизированного ландшафта (Рахимов, 1995; Авилова, 2001; Храбрый, 2001 и др).

Всестороннее изучение орнитофауны культурных ландшафтов повлекло за собой накопление данных, показывающих приспособления птиц к существованию рядом с человеком. На основе этих сведений создаются обобщающие работы, рассматривающие закономерности формирования авифаун городов, причины их своеобразия и относительной устойчивости (Галушин, 1962; Дроздов, 1967; Чернобай, 1980; Константинов, 2000, 2001).

У обитающих в городе птиц появляется целый ряд адаптаций. В первую очередь это изменение мест обитания, необычное расположение гнезд, нетипичный гнездовой материал. Так, в различных городах зарубежной Европы и России грачи устраивают колонии на костелах, колокольнях церквей и даже на башенном кране, зеленушки гнездятся в цветочных ящиках на балконах домов, коноплянки и обыкновенные овсянки — в поленницах на дровяных складах, большие синицы — в почтовых ящиках на заборах домов (Новиков, 1964), разные виды дятлов делают гнезда в телеграфных столбах (Turcek, 1960). В Великобритании зарегистрированы факты гнездования обыкновенного скворца, белой трясогузки, галки, домового воробья, черного дрозда и зарянки в самолетах, поставленных на ремонт или длительную стоянку (Bridgman, 1962). Известен случай успешного гнездования обыкновенной пустельги в центре Варшавы на здании Парламента (Rejt et al., 2000). Ограниченность пригодных для гнездостроительства мест приводит к более тесному размещению гнезд (часто на соседних деревьях на расстоянии 0,5 — 1,5 м друг от друга) у видов, в природных ландшафтах, не имеющих склонности к колониальности (Галушин, 1962).

В городских условиях птицы часто используют для строительства гнезд самый разнообразный материал. Так, в парках Санкт-Петербурга гнезда серых мухоловок, жуланов и других птиц бывают почти целиком построены из бумаги, тряпок, ниток, ваты, целлофана (Мальчевский, 1950). В Онтарио было обнаружено гнездо сизого голубя, построенное главным образом из гвоздей (Middleton, Nancekivell, 1999). На одном из кладбищ Вены обыкновенные горлицы делают гнезда из кусочков проволоки от венков (Peters, 1958).

Более теплый климат городов, более мягкая зима и ранняя, по сравнению с природой, весна влияют на физиологические ритмы птиц. Вероятно, это способствует повышению плодовитости видов, гнездящихся в городах. Так, у кольчатой горлицы, черного и певчего дроздов, белобровика, зеленушки, домового и полевого воробьев в условиях антропогенного ландшафта часто бывает несколько кладок (Божко, 1971). А у серой вороны в хорошо освоенных ландшафтах Москвы число яиц в кладке в среднем доходит до 4,2 — 4,7, тогда как в пригородных лесах — 3,4 — 4,0 (Константинов, 1969).

Специфические условия города ведут к изменению питания многих синантропных видов. Общеизвестны случаи, когда источником пищи для птиц являются городские свалки. В г. Хельсинки серебристые чайки «попрошайничают» на улицах и пристанях, а в посещаемых парках городов Восточной Европы птицы преимущественно кормятся в утренние или вечерние часы, когда там мало гуляющих людей. Изменяется и состав пищевых объектов. Например, в Лондоне, при исключительном обилии и доступности птиц, серые неясыти стали орнитофагами, тогда как в лесных ландшафтах 95% их пищи составляют млекопитающие.

В поисках пищи и убежища птицы часто проникают в самые разные помещения: магазины, кафе, столовые, метро, крытые рынки, вокзалы. Так, горихвостка-чернушка свила гнездо внутри заводского цеха в нише камнедробилки и, несмотря на шум и вибрацию, успешно вывела и выкормила птенцов.

Город оказывает влияние и на поведение обитающих в нем птиц. Так, в Харькове большие синицы утром посещают кормушки на 1,5 — 2 часа раньше, чем в лесу благодаря уличному освещению, а пестрые и средние дятлы для усиления слышимости на зашумленных улицах барабанят по плафонам фонарей и другим пустотелым предметам — резонаторам (Ковалев, 1996). Хорошо известны такие пищедобывательные стратегии городских серых ворон, как хищничество, собирательство, отнимание пищи, воровство, извлечение пищи из упаковок (Мешкова, 2000). Городские птицы менее пугливы. У черных дроздов лесных ландшафтов «дистанция вспугивания» составляет 60 — 80 м, а в европейских городах эти птицы подпускают человека на 1,5 — 3 м.

Кроме влияния на все стороны биологии птиц, специфические условия обитания в антропогенных ландшафтах вероятно могут вызывать изменения на генетическом уровне. Примером может служить изменчивость окраски городских птиц. В Москве известны случаи альбинизма домовых и полевых воробьев (Ильенко, 1960), а также меланизма сизых голубей (Обухова, Креславский, 1985а, 1985б).

Отдельными авторами делались попытки выяснения возможности использования городских птиц в качестве индикаторов состояния окружающей среды. Было выяснено, что промышленные загрязнители в г. Варшаве вызывают нарушение репродуктивных функций у птиц. На примере Нижнего Новгорода было показано, что яйца сизого голубя можно использовать как тест-объект в биоиндикации для выявления содержания тяжелых металлов — Pb, Cu, Zn (Ушаков, 2001). О превышении норм по содержанию тяжелых металлов может свидетельствовать и снижение численности городских птиц, что было установлено на примере г. Саянска (Кустов, 1990).

Постоянный рост и реконструкция городов приводят к изменениям в их орнитофауне. Уплотнение застройки, недостаток зеленых насаждений, увеличение численности городского населения часто влечет за собой обеднение видового состава и снижение численности целого ряда видов птиц. Но, с другой стороны, город, разрастаясь, вбирает в себя новые пригородные ландшафты, и городская орнитофауна обогащается новыми видами. Постоянные наблюдения изменений городской авифауны позволят своевременно осуществлять необходимые мероприятия по поддержанию численности и охране одних видов птиц и регулированию численности других.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ городской авифауны

Разными авторами используются различные методы исследования птиц в условиях города. Ввиду неоднородности городских местообитаний обычно используют даже несколько методов учета. На застроенных территориях птиц обычно подсчитывают на трансектах с переменной шириной учетной полосы (так как на разных участках маршрута расстояния между зданиями различаются), т. е. фактически на серии примыкающих друг к другу фиксированных площадок (Равкин и др., 1985; Козлов, 1988). Пересчет на площадь (обилие птиц — количество особей на 1 км2) осуществляют по формуле:

К = +, где

К — количество птиц на 1 км2 площади; Ксп — количество учтенных сидящих и перелетающих птиц; Кл — то же, летящих; П — площадь учетной площадки; В — время в часах, затраченное на учет на трансекте с определенной шириной учетной полосы (Ш); Спт — скорость полета птиц (для черного стрижа, сизого голубя и серой вороны — 50 км/ч, для остальных — 30 км/ч).

В городских парках, лесопарках и на пустырях птиц подсчитывают без ограничения ширины учетной полосы интервальным методом. Пересчет полученных показателей на площадь (количество особей на 1 км2) осуществляют по средней дальности обнаружения птиц (Равкин, Доброхотов, 1963).

В поймах рек ширину маршрута обычно не ограничивают. Направление движения учетчика в этом случае определяется береговой линией. Последующая обработка полученных данных заключается в пересчете количественных показателей птиц на 10 км береговой линии.

Биомассу рассчитывают путем умножения плотности населения на средний вес птицы данного вида, определяемый на основе анализа данных литературы.

При описании распределения птиц обычно используют шкалу балльных оценок, предложенную А. П. Кузякиным (1962). Доминантами по обилию и биомассе считаются виды, участие которых в суммарном орнитонаселении рассматриваемого городского биотопа составляет 10% и более, а фоновыми — обилие которых более 1 особи/км2.

Принадлежность каждого вида к тому или иному типу фауны птиц определяют по Б. К. Штегману (1936, 1938). Систематическое положение, русские и латинские названия видов птиц приводятся в соответствии с «Конспектом орнитологической фауны СССР» (Степанян, 1990).

На начальном этапе исследований обычно закладывают ряд маршрутов в разных районах города — т. е. в разных городских биотопах. На каждом из маршрутов учитывают птиц дважды в месяц, всегда в утреннее время, начиная через 1 — 1,5 ч после рассвета. При неблагоприятных погодных условиях (сильный ветер, дождь, снегопад) учёты не проводят.

Учитывая особенности климата исследуемого региона, а также сезонные ритмы, характерные для птиц на его территории, в рамках годового цикла выделяют несколько периодов: зимний (16 ноября — 15 марта), предгнездовой (16 марта — 15 апреля), гнездовой (16 апреля — 30 июня), период летних кочевок (1 июля — 31 августа) и период осенних миграций (1 сентября — 15 ноября). Сезонная динамика орнитофауны города рассматривается в соответствии с выделенными периодами.

Литература

1. Авилова К. В. Структура популяции зимующих в Москве крякв и факторы, определяющие ее динамику. // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Междунар. конф. Казань, 2001. С. 28 — 29.

2. Бабенко В. Г. Фауна и население птиц антропогенных ландшафтов центра Европейской части СССР. Автореф. дис. …канд. биол. наук. М., 1980. 18 с.

3. Благосклонов К. Н. Формирование фауны птиц на территории Московского государственного университета на Ленинских горах. // Охрана природы и озеленение. М., 1960. Вып. 2. С. 109 — 113.

4. Благосклонов К. Н. Авифауна большого города и возможности ее преобразования. // Экология, география и охрана птиц. Л., 1980. С. 144 — 155.

5. Божко С. И. Орнитофауна парков Ленинграда и его окрестностей // Вестник Ленингр. ун-та. Л., 1957. № 15. С. 38 — 52.

6. Божко С. И. К характеристике процесса урбанизации птиц. // Вестник Лениенгр. ун-та. Л., 1971. Вып. 2. № 9. С. 5 — 14.

7. Бородин О. В. Птицы города Ульяновска. // Краеведческие записки. — Ульяновск: Приволжское изд-во, 1989. Вып. 8. С. 168 — 177.

8. Бородихин И. Д. Птицы Алма-Аты. Алма-Ата, 1968. 127 с.

9. Ванюшкин А. В. Экология птиц г. Саранска. // Экология животных и проблемы регионального образования. Сб. тезисов науч. конф. Саранск, 1997. С. 15 — 16.

10. Водолажская Т. И. Фауна и население птиц урбанизированных оврагов г. Казани. // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Междунар. конф. Казань, 2001. С. 145 — 146.

11. Галушин В. М. Территориальные отношения птиц-синантропов. // Вопросы Экологии. Киев, 1962. Т. 6. С. 43 — 44.

12. Ильичев В. Д., Бутьев В. Т., Константинов В. М. Птицы Москвы и Подмосковья. М.: Наука, 1987. 272 с.

13. Исаева О. С. Орнитофауна свалочных комплексов Мордовии. // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Междунар. конф. Казань, 2001. С. 278 — 279.

14. Климов С. М. Экология массовых видов птиц антропогенных ландшафтов Центрального Черноземья. Автореф. дис. …канд. биол. наук. М., 1990. 16 с.

15. Ковалев В. А. Приспособительные изменения в поведении некоторых птиц в урбанизированном ландшафте. // Беркут. 1996. Т. 5. № 1. С. 55.

16. Козлов Н. А. Птицы Новосибирска: Пространственно-временная организация населения. Новосибирск, 1988. 158 с.

17. Константинов В. М. Экология некоторых синантропных врановых птиц. Автореф. дис. …канд. биол. наук. М., 1971. 21 с.

18. Константинов В. М. Особенности формирования авифауны урбанизированных ландшафтов. // Животные в городе. Матер. научно-практич. конф. М.: ИПЭЭ РАН, 2000. С. 18 — 21.

19. Константинов В. М. Закономерности формирования авифауны урбанизированных ландшафтов. // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Междунар. конф. Казань, 2001. С. 306 — 308.

20. Кузякин А. П. Зоогеография СССР // Учен. записки Моск. обл. пед. ин-та им. Н. К. Крупской. М., 1962. Т. 109. Вып. 1. С. 3 — 182.

21. Кустов Ю. И. Индикаторная роль птиц на изменение состояния окружающей среды. // Региональные эколого-фаунистические исследования, как научная основа фаунистического мониторинга, охраны и рационального использования животных. Курск, 1990. С. 97 — 98.

22. Лапшин А. С., Лысенков Е. В., Спиридонов С. Н. Аннотированный список птиц очистных сооружений г. Саранска. // Мордовский орнитологический вестник. Сб. науч. трудов. Саранск, 1998. Вып. 1. С. 35 — 45.

23. Лысенков Е. В., Лапшин А. С. и др. Видовой состав и биотопическое распределение птиц г. Саранска в зимний период. // Экология животных и проблемы регионального образования. Матер. науч. конф. преподавателей и студентов. Саранск, 1998. С. 49 — 55.

24. Майхрук М. И. Динамика населения птиц в городском ландшафте (на примере г. Саранска). // География и экология наземных позвоночных. Владимир, 1972. Вып. 1. С. 25 — 33.

25. Мальчевский А. С. О гнездовании птиц в городских условиях. // Тр. Ленингр. о-ва естествоисп. 1950. Т. LXX. Вып. 4. С. 140 — 154.

26. Мешкова Н. Н. Пищедобывательное поведение серой вороны в г. Москве. // Животные в городе. Матер. науч. -практич. конф. М.: ИПЭЭ РАН, 2000. С. 124 — 126.

27. Нанкинов Д. Птицы города Софии. // Орнитологический бюллетень. София, 1982. № 12. 369 с.

28. Обухова Н. Ю., Креславский А. Г. Городской полиморфизм у сизых голубей (Columba livia). Сравнительная демография одной колонии. // Зоол. журнал. 1985а. Т. 64. № 3. С. 400 — 408.

29. Обухова Н. Ю., Креславский А. Г. Изменчивость окраски в городских популяциях сизых голубей (Columba livia). Возможные механизмы поддержания полиморфизма. // Зоол. журнал. 1985б. Т. 64. № 11. С. 1685 — 1694.

30. Птицы городов Среднего Поволжья и Предуралья. Ред. Рахимов И. И. Казань: Мастер Лайн, 2001. С. 133 — 147.

31. Равкин Ю. С., Доброхотов Б. П. К методике учета птиц лесных ландшафтов во внегнездовое время. // Организация и методы учета птиц и вредных грызунов. М., 1963. С. 130 — 136.

32. Равкин Ю. С., Гуреев С. П., Покровская И. В. и др. Пространственно-временная динамика животного населения (птицы и мелкие млекопитающие). Новосибирск: Наука, 1985. С. 159 — 176.

33. Рахимов И. И. Орнитологические комплексы урбанизированных ландшафтов Татарии. Автореф. дис. … канд. биол. наук. Казань, 1989. 20 с.

34. Рахимов И. И. Изменение в составе фауны птиц г. Казани в процессе урбанизации. // Экология и охрана животных Среднего Поволжья. Казань, 1992. С. 72 — 88.

35. Степанян Л. С. Конспект орнитологической фауны СССР. М., 1990. 726 с.

36. Табачишин В. Г., Завьялов Е. В., Шляхтин Г. В., Лобанов А. В., Капранова Т. А. Структура эколого-фаунистических комплексов населения птиц г. Саратова. // Беркут. — 1996. Т. 5. № 1. С. 3 — 20.

37. Табачишин В. Г., Завьялов Е. В., Шляхтин Г. В., Макаров В. З. Фауна птиц урбанизированных ландшафтов. Черновцы, 1997. 152 с.

38. Ушаков В. А. Содержание тяжелых металлов в яйцах сизого голубя как тест-объект загрязнения окружающей среды тяжелыми металлами. // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Матер. Междунар. конф. Казань, 2001. С. 598 — 599.

39. Храбрый В. М. Птицы Санкт-Петербурга: фауна, размещение, охрана. С-Пб., 1991. 274 с.

40. Чернобай В. Ф. К вопросу формирования орнитофауны г. Волгограда. // Новые проблемы зоологической науки и их отражение в вузовском преподавании. Тез. докл. науч. конф. зоологов. пед. институтов. Ставрополь, 1979. Ч. 2. С. 354 — 355.

41. Чернобай В. Ф. Птицы города Волгограда. // Региональные эколого-фаунистические исследования как научная основа фаунистического мониторинга, охраны и рационального использования животных. Тез. докл. совещ. зоологов пед. институтов. Курск, 1990. С. 107 — 108.

42. Швецов А. Н., Вахрушев А. А. К классификации местообитаний города Москвы по населениям птиц в негнездовой период. // Актуальные вопросы зоогеографии. Кишинев, 1975. С. 17 — 18.

43. Шляхтин Г. В., Завьялов Е. В., Табачишин В. Г. Птицы Саратова и его окрестностей: состав, охрана и экологическое значение. Саратов, 1999. 124 с.

44. Штегман Б. К. О принципах зоогеографического деления Палеарктики на основе изучения типов орнитофауны. // Изв. АН СССР. М., 1936. № 2 — 3. С. 523 — 563.

45. Штегман Б. К. Основы орнитогеографического деления Палеарктики // Фауна СССР: Птицы. М., Л., 1938. Т. 1. Вып. 2. 156 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой