Особенности изучения обзорных тем в среднем звене обучения

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Учреждение образования

«Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина»

Филологический факультет

Кафедра истории и теории русской литературы

ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ОБЗОРНЫХ ТЕМ В СРЕДНЕМ ЗВЕНЕ ОБУЧЕНИЯ

БРЕСТ 2011

ВВЕДЕНИЕ

И.А. Бунин, приняв в 1933 году Нобелевскую премию, в своем ответном слове подчеркнул, что премия принадлежит не столько ему, сколько всей русской литературе. Что еще раз доказывает неискоренимую близость писателя к своей стране, к своему народу. Поэтому о нем говорили и писали не только его современники, но и сегодняшние исследователи часто обращают свой взор на творчество и язык И. А. Бунина. О Бунине как редкостно талантливом писателе современности говорил А. П. Чехов, его высокое словестное мастерство обратило на себя внимание Л. Н. Толстого, им восторгался А. Куприн, очень высокую оценку его художественному творчеству позднее давали такие разные, непохожие один на другого писатели, как А. Твардовский и К. Паустовский, Р. Роллан и С. Цвейг. «А лучший современный писатель — Иван Бунин, скоро станет ясно для всех, кто искренне любит литературу и русский язык», — писал М. Горький [1; 103]. Таким образом, признание И. Бунина крупным мастером еще в начале XX века было сделано и писателями, и общественностью.

Сам же писатель не раз с гордостью будет писать о том, что все его предки «всегда были связаны с народом и с землей» и что с дней детства для него началась «жизнь, тесно связанная с полем, с мужицкими избами». Уже в наиболее ранней прозе Бунина заметен интерес писателя к положению современной ему деревни. Как ранняя, так и поздняя проза писателя характеризовалась такими качествами, как простота и разнообразие форм повествования, реалистическое воспроизведение природы и человеческой жизни, авторское стремление к полноте картин внешнего мира. Этого великий художник слова добивался и языком своих персонажей, который мы и будем исследовать, в частности — с точки зрения диалектных свойств, присущих слову.

В нашей работе мы будем придерживаться традиционной трактовки понятия диалектизма (диалектного слова) как локально ограниченного в употреблении наименования, находящегося за пределами лексической системы русского литературного языка. Основанием для квалификации отдельной лексической единицы как диалектной, на наш взгляд, следует считать наличие интересующего нас слова или значения слова, несвойственного русскому литературному языку, в нормативных толковых словарях XX столетия (СУ, БАС, MAC, СО) с пометой обл. (хотя бы в одном из них) или же отсутствие его в нормативных толковых словарях, которое компенсируется отражением лексемы или лексико-семантического варианта в Словаре русских народных говоров (СРНГ) и Словаре орловских говоров (СОГ), так как изучаемые нами произведения принадлежат И. А. Бунину — уроженцу Орловщины. Объектом нашего исследования являются также лексические единицы, не получившие своего отражения ни в нормативных, ни в диалектных толковых словарях. Их мы квалифицируем как диалектные, тем более что они преимущественно встречаются в речи персонажей, являющихся диалектоносителями. Принадлежность указанных слов к индивидуально-авторским новообразованиям представляется нам маловероятной, так как И. А. Бунин выступал против всякого рода лингвистических экспериментов над словом, свойственных в большей степени модернистам (символистам, акмеистам и особенно футуристам).

ДИАЛЕКТИЗМЫ В ПРОЗЕ И.А. БУНИНА

Стиль любого автора уникален в своей основе, неповторим, именно отсюда и возникает необходимость исследовать употребление тех или иных лингвистических средств в языке отдельного писателя, т. е. идиостиле. Важно отметить, что количество диалектной лексики в составе художественного произведения лишь в незначительной степени характеризует индивидуальный стиль автора, тогда как качество ее использования в эстетической функции заметно отличает творческий почерк одного писателя от другого.

Диалектные слова нередки в художественной литературе. Обычно их используют те писатели, которые сами родом из деревни, или же те, кто хорошо знаком с народной речью: А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, С. Т. Аксаков И.С. Тургенев, Н. С. Лесков, Н. А. Некрасов, И. А. Бунин, С. А. Есенин, Н. А. Клюев, М. М. Пришвин, Ф. А. Абрамов, В. П. Астафьев, А. И. Солженицын, В. И. Белов, Е. И. Носов, Б. А. Можаев, В. Г. Распутин и многие другие.

Нас же интересует диалектная лексика в прозе выдающегося мастера — И. А. Бунина. Для И. А. Бунина включение диалектных лексических единиц в тексты художественных произведений не было самоцелью. Они служат для номинации экстралингвистических реалий, входящих в область хозяйственных интересов диалектоностителей (т.е. тех, кто выступает носителями диалектов), проживающих в сельской местности, для локализации описываемых событий, а также являются средством воссоздания неповторимого мелодического речевого рисунка персонажей, принадлежащих преимущественно к крестьянскому сословию. Важно отметить, что территориально ограниченные в употреблении наименования встречаются не только в языке персонажей, но и в авторской речи, причём в последнем случае они уже не столько выполняют локализующую или номинативную функцию, сколько вносят в текст особую экспрессию, впечатление свежести, небанальности. Диалектные лексические единицы в авторской речи отмечаются значительно реже, чем в языке персонажей, что подтверждает справедливость тезиса Ю. Н. Караулова о том, что писатель дистанцируется от своих героев, «выступая в своих произведениях не как единая, целостная языковая личность, а как множество говорящих и понимающих личностей», изъясняющихся «соответственно общественно историческим условиям их формирования и воспитания».

Использование диалектной лексики в языке И. А. Бунина было обусловлено стремлением автора правдиво отразить жизнь народа, передать простонародный колорит. Материалом для исследования послужили субстантивные диалектные лексические единицы (178), обнаруженные методом сплошной выборки в текстах художественных произведений, включённых в собрание сочинений И. А. Бунина в 9-ти томах. Среди них особое место занимают произведения, объединённые общей сельской тематикой, в наибольшей степени насыщенные местными словами (повесть «Деревня», рассказы «Антоновские яблоки», «Весёлый двор», «Суходол» и др.). Выбор объекта исследования обусловлен количественным превосходством диалектных субстантивов над областными словами, характеризующимися иной частеречной принадлежностью (70% от общего количества диалектных слов), а также тем, что диалектные существительные в наибольшей степени отражают особенности быта русской деревни.

Часто писателям важно показать не только то, что говорит герой, но и то, как он это говорит. С этой целью и вводятся в речь персонажей диалектные формы. Мимо них пройти невозможно. И. А. Бунин — уроженец Орловщины, блестяще знавший говор родных мест, — пишет в рассказе «Сказки»: «Этот Ваня с печи, значит, слезая, малахай на себя надевая, кушачкём подпоясывается, кладе за пазуху краюшечкю и отправляется на этот самый караул». Кушачкём, краюшечкю — передают особенности произношения орловских крестьян. Подобные диалектизмы называются фонетическими. В приведенных словах звук [к] смягчается под влиянием соседнего мягкого звука [ч'] - уподобляется предшествующему звуку по признаку мягкости. Это явление носит название ассимиляции (от лат. assimilatio — уподобление).

Есть в бунинском тексте и грамматические диалектизмы, которые отражают морфологические особенности говора. К ним относятся слова кладе, слезая, надевая. В этих глаголах произошло отпадение конечного т в 3-м лице единственного числа с последующим переходом заударного [jе] в [jа] - вместо слезает — слезая, вместо надевает — надевая.

Грамматические диалектизмы часто приводятся в речи героев, так как они не затрудняют понимание текста и в то же время придают ему яркую диалектную окраску.

Еще один вид диалектизмов — словообразовательные диалектизмы. Анализ языкового материала позволил выявить немногочисленные случаи употребления в художественных текстах И. А. Бунина фонетических и словообразовательных диалектизмов, семантическое содержание которых актуализируется с помощью внутренних ресурсов (общей для диалектного слова и его литературного аналога корневой морфемы) территориально ограниченных в употреблении лексических единиц: снегур — снеговик, сустреча -- встреча.

Диалектизмы воспринимаются нами как нечто, находящееся вне литературного языка, несоответствующее его нормам. Диалектизмы бывают разные в зависимости от того, какую черту они отражают. Местные слова, которые неизвестны литературному языку, называются лексическими диалектизмами. Другая разновидность — семантические (смысловые) диалектизмы (от греч. semanticos — обозначающий), т. е. слова, известные литературному языку, но значение у них иное. В творчестве данного писателя представлены обе разновидности диалектизмов.

Наблюдения показали, что наибольшей частотностью характеризуются случаи, когда именно контекстуальное окружение играет решающую роль в раскрытии смыслового содержания диалектных слов. При этом имеющиеся в контексте семантические актуализаторы могут обеспечивать либо полное, либо частичное раскрытие семантики территориально ограниченных в употреблении лексем: пр., гаман: «Потом вы большой гаман колсаный, стал отсчитывать трёхрублёвки обмороженными култышками» («Захар Воробьёв»), ср. бахилки «А подняв глаза, он увидал на противоположной площадке странника: доброе, измученное крестьянское лицо, седую бороду, широкополую шляпу… на тонких ногах -- бахилки» («Деревня»).

О важности диалектной составляющей говорит то, что она охватывает все сферы бытия сельского жителя, отражает окружающий мир во всём его разнообразии.

Тексты художественных произведений И. А. Бунина являются источником изучения мировосприятия диалектоносителей, которое находит своё отражение в мотивировочных признаках, лёгших в основу тех или иных диалектных наименований: качественно-характеризующий, локативный, экзистенциальный, темпоральный, квантитативный, функциональный, акциональный, акторный. Поэтому при раскрытии семантического содержания диалектных субстантивных лексических единиц (т.е. диалектизмы-существительные) важно обратить внимание на следующие семантические признаки, которые в них заключаются:

* качественно- или предметно-характеризующий, выражающий значения:

— «цветовая окраска оперения птицы»: пр., кочет: «…растворяются этак широко и тихо двери, и выходит из темени, из салюго, значит, алтаря, агромадный красный кочет» («Сны»);

— «дурная, непрезентабельная внешность (о человеке)»: пр., мясопотам: «А с прислугой какая мука? Нанял девку, так не то что сготовить -- свиньям дерьма с хоботъем не замесит, и опять лее как профан глупа. Морда сиськой … как мясопотам какой («В саду»);

— «физический недуг, изъян»: пр., сидяка: «Этот мальчик был сидяка убогий» («Хорошая жизнь»);

— «ценностные устремления человека»: пр., сладкоморд: «Камилл был заика, безобразен лицом, нищ, честолюбив, саден до благ земных, «сладкоморд», как говорят русские мужики («Камилл Демулен»);

— «форма изделия»: пр., качкавал: «Пошёл, чтоб хоть чем-то себя рассеять, делать съестные запасы. Говорят, что всё закроется, ничего не будет. И точно, в лавках, ещё не закрывшихся, почти ни чего нет, точно провалилось всё куда-то. Случайно наткнулся в лавочке на Софийской на круг качкавала. Цена дикая -- двадцать восемь рублей фунт» («Окаянные дни»);

* акциональный, выражающий значение:

— «действие, совершаемое лицом, названным диалектным словом»: пр., копач: «Под голой лозинкой пили водку и закусывали ситником с творогом и сметаною двое копачей, окапывавших Старостину усадьбу» («Личарда»);

* функциональный, выражающий значение «назначение реалии»: пр., дежa: «Жрут, жрут, по два раза на неделю хлебы ставят и всё не облопаются», — рассеянно думал он, глядя на хлебную дежу возле печки («Весёлый двор»);

* экзистенциальный, выражающий значения:

— «способ изготовления»: пр., кулеш: «В полдень на ней варится великолепный кулеш с салом, вечером греется самовар, и по саду, между деревьями, расстилается длинной полосой голубоватый дым» («Антоновские яблоки»);

— «способ перемещения животного в пространстве»: пр., трус: «Там… белые трусы. Как они мягко выпрыгивали на порог («Суходол»);

*локативный, выражающий значение «направление»: пр., глудка: «Бодро отфыркиваясь, неслась против жестокого ветра лошадь, смёрзшиеся глудки со стуком летели из-под кованых копыт в передок саней («Деревня»);

* темпоральный, выражающий значение «временной отрезок»: пр., полетчик: «В батраки Тихон Ильич … только «полетчиков» — до осенних заговен («Деревня»);

* квантитативный, выражающий значение «размер, величина»: пр., мга: «Сверху сыпалась и сыпалась мельчайшая мга» («Товарищ Дозорный»);

*реляционный, выражающий значение:

— «пространственная смежность»: пр., куколь: «И всё поле, белевшее вокруг, все колосья его вместе с куколем понеслись, побежали вперёд, поклоняясь Илье» («Жертва»);

— «половая противоположность (муж. /жен.)»: пр., занавеска: «Толпятся бойкие девки-однодворки в сарафанах, сильно пахнущих краской…, молодая старостиха, беременная, с сонным лицом и важная, как холмогорская корова. На голове её «рога», — косы положены по бокам макушки и покрыты несколькими платками, так что голова кажется огромной, безрукавка тисовая, занавеска длинная («Антоновские яблоки»);

— «отношение целого и его частей»: пр., козырьки: «Заиндевевший белокудрявый мерин бежал… ёкая селезёнкой, кидая из ноздрей столбы серого пара, козырьки голосили, звонко визжали железными подрезами по жёсткому снегу» («Деревня»).

В процессе актуализации лексического значения диалектных существительных наиболее востребованными являются контекстуальные показатели, выражающие качественно-характеризующий и функциональный признаки, что, вероятнее всего, объясняется стремлением писателя дать подробное описание реалий (преимущественно артефактов), представляющих для диалектоносителей практический интерес (акцентируется внимание на том, что действительно ценно).

Мы охарактеризовали в первую очередь именно семантические диалектизмы, потому что они в сравнении с лексическими более широко представлены в произведениях И. А. Бунина. Теперь же обратимся к лексической группе диалектных слов в его произведениях. Среди них можно выделить следующие тематические группы:

1) природа: ландшафт, флора, фауна, метеорологические явления;

2) человек: внешность человека, умственные способности человека, лицо по роду его занятий;

3) артефакты: жилые и хозяйственные постройки, предметы домашнего обихода, продукты питания.

Указанные тематические группы являются наиболее репрезентативными, а следовательно, позволяют установить, что же для диалектоносителя представляет наибольшую ценность. Теперь приведем примеры для каждой из названных тематической группы.

ТГ «Природа»:

1) «И когда она порою пела за работой, сдвинув брови, сильным грудным голосом песню об осаде неверными Почаева, о том —

Як зийшла зоря вечировая

Та над Почаевом стала…"(«Суходол»).

ТГ «Человек»:

1) «И пояснил, снова уступая место ее звенящему жужжанию:

— Померла матинка, засталыся диты…"(«Лирник Родион»);

2) «Но не спасет их, сказал он, никакая служба, никакая самая старательная работа:

— Що сырота робить — работа ни за що, а люде говорять: сырота ледащо!" («Лирник Родион»).

ТГ «Артефакты»:

1) «Сколько красных, распаренных едой, водкой и духотой лиц, потных лбов, лохматых голов, густых бород, чуек, армяков, полушубков, тулупов, громадных сапог и тающих валенок, разводящих под табуретами целые лужи!» («Подснежник»).

2) «…снял картуз и сел за столик возле открытого окна, в которое несло жаром, но все-таки веяло воздухом, и заказал ботвинью со льдом». («Солнечный удар»).

Естественно, что диалектные слова, словосочетания, синтаксические конструкции выходят за пределы нормы литературного языка и поэтому имеют яркую стилистическую окраску. Но язык художественной литературы, являясь особым феноменом, включает в себя все существующее языковое многообразие. Главное же в том, чтобы подобное включение было мотивированным, оправданным художественными задачами.

диалектизм художественная литература лексическая

ВЫВОДЫ

Наблюдения над языком прозаических произведений И. А. Бунина позволяют сделать следующие выводы:

1. Автор широким планом использует диалектные средства орловских говоров и, в первую очередь, — диалектную лексику.

2. В бунинских рассказах диалектизмы представлены разнообразно (и собственно лексическими, и семантическими; фонетическими, грамматическими и словообразовательными), с точки зрения тематики — также.

3. В процессе актуализации лексического значения диалектных существительных наиболее востребованными являются контекстуальные показатели, объективирующие качественно-характеризующий и функциональный признаки, что, вероятнее всего, объясняется стремлением писателя дать подробное описание реалий (преимущественно артефактов), представляющих для диалектоносителей практический интерес (акцентируется внимание на том, что действительно ценно).

4. Весь состав диалектных лексических средств, достаточно большой по объему и многообразный по своей тематике, не вызывает у читателя затруднений в восприятии и находит в произведении писателя строго целевое назначение — они служат для номинации экстралингвистических реалий, входящих в орбиту хозяйственных интересов диалектоностителей, проживающих в сельской местности, для локализации описываемых событий, а также являются средством воссоздания неповторимого мелодического речевого рисунка персонажей, принадлежащих преимущественно к крестьянскому сословию.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1) Архив М. Горького. — М., 1959, т.7.

2) Бунин, И.А. Рассказы// И. А. Бунин. — М., 1955.

3) Диалектная лексика. Сборник статей. — Л.: Наука, 1982.

4) Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка//Тт. 1−4//В.И. Даль. — М., 1955.

5) Кулешов, Ф. И. Мир бунинской прозы// Ф. И. Кулешов. — Мн.: Вышэйшая школа, — 1982.

6) Русская диалектология/ под ред. Н. А. Мещерского. — М.: Высшая школа. — 1972.

7) Современный русский язык/ под ред. П. П. Шубы. — Мн., 1997.

8) Срезневский, И. И. Материалы для словаря древнерусского языка// И. И. Срезневский. — Т. 1−3. — М., 1958.

9) Словаре русских народных говоров. — М., 1967.

ПРИЛОЖЕНИЕ

(Словарь диалектных слов)

А

Агромадный — очень большой, громадный

Б

Бахилки — крестьянская обувь

Ботвинья — листья свеклы

Бунчать — звучать

В

Вечировая — вечерняя

Г

Гаман — большой кожаный кошелёк для хранения денег

Глудка — заледенелые камни

Д

Дежа — тесто на хлеб

Ж

Жалковать — жалеть

З

Занавеска — таким образом спадают косы

Зийшла — взошла

Засталыся — остались

Змылуваться — помиловать

Земчужная — жемчужная

К

Кушачкём — ремень

Краюшечкю — кусочек хлеба

Кладе — кладет

Кочет — петух

Качкавал — форма круга, напоминающая качку

Копач — те, кто копает

Кулеш — вид изделия из пресного теста с различными начинками

Куколь — пространственная смежность

Козырьки — те, кто в кепках с козырьками

Каляниться — лениться

Л

Люде — люди

Ледащо — бедное, голодное-холодное (о сироте)

Лапоть — кусок

М

Малахай — вид верхней одежды

Мясопотам — отрицательная оценка кому-либо, образование от «мясо» и «гипопотам»

Мга — осколки камней

Матинка — мамочка

Мачуха — мачеха

Н

Надевая — надевает

Неминучее — то, что обязательно произойдет

О

Обвяла — угасть, умереть, потерять интерес

П

Полетчик — до осенних заговен

Пекельни — черти

Побалакать — поговорить

Р

Робить — делать

Рикы — реки

С

Слезая — слезает

Снегур — снеговик

Сустреча — встреча

Сидяка — тот, кто не ходит

Сладкоморд — тот, кто заелся, загордился

Сырота — сирота

Скидавай — сбрасывай

Т

Трус — о способе перемещения животного, т. е. трусить

Ч

Чуйка — вид верхней одежды

Ш

Шумлять — шумят

Щ

Що — что

Э

Этто — это

Я

Ясень — ясная погода

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой