Особенности квалификации террористического акта

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава I. История уголовно-правовой квалификации террористического акта в России. Сущность, признаки и специфика террористического акта (ст. 205 УК РФ) по действующему уголовному законодательству

§ 1. История уголовно-правовой квалификации террористического акта в царский, советский и постсоветский периоды

§ 2. Понятие, правовая природа, признаки и специфика террористического акта (ст. 205 УК РФ)

Глава II. Основы квалификации террористического акта

§ 1. Объективные, субъективные и квалифицирующие признаки террористического акта

§ 2. Проблемы установления способа совершения террористического акта

§ 3. Некоторые проблемы квалификации террористического акта

Заключение

Список литературы

Введение

Борьба с терроризмом как с социально-политическим явлением в России имеет давнюю историю, и на всем ее протяжении в качестве главного правового инструмента использовалась правовая квалификация террористической деятельности как уголовно наказуемой.

В процессе борьбы с терроризмом особую значимость приобретает вопрос относительно эффективного отправления правосудия в рамках рассмотрения судами уголовных дел по факту совершения террористических актов. А, как известно, основным составляющим должного отправления правосудия выступает правильная квалификация судами указанного состава преступления.

В целом, правила квалификации преступлений построены в соответствии с законами логики, что обеспечивает их обоснованность и аргументированность. В этой связи прямое использование сформулированных правил для уголовно-правовой оценки конкретных преступлений должно приводить к правильным выводам, то есть квалификации содеянного.

Вместе с тем современное уголовное законотворчество в ряде случаев создает условия для излишней конкуренции норм, что в свою очередь способно дезориентировать правоприменителя в выборе приоритетности уголовно-правовых средств. Так, Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона „О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма“ и Федерального закона № 153-ФЗ „О противодействии терроризму“» были внесены существенные изменения в ст. 205 УК РФ. Большинство этих новаций, безусловно, следует оценить положительно. Однако мы считают необходимым особое внимание уделить положениям, которые являются спорными, и, как правило, создают затруднения при квалификации деяния.

Вышеуказанное говорит о безусловной актуальности темы данной дипломной работы в условиях явного роста числа террористических актов.

В данной выпускной квалификационной работе на основе действующего уголовного законодательства России о противодействии терроризму и обобщения судебной практики рассмотрены особенности квалификации террористического акта; теоретические и практические вопросы реализации уголовной ответственности за террористический акт, совершенствования квалификации и применения норм об ответственности за террористический акт.

Изучением особенностей квалификации террористического акта занимаются такие отечественные ученые как Петрищев В. Е., Добрецов Д. Г., Даниленко Н. Н., Романенко Н. Г. и другие.

В рамках исследования темы данной дипломной работы будут использованы общенаучные (синтеза, анализа, индукции, дедукции), частнонаучные (сравнительного права) и специальные (статистический, системный) методы научного познания.

Цель работы заключается в раскрытии основ квалификации террористического акта.

Цель работы определяет следующие основные задачи дипломной работы:

— отразить историю уголовно-правовой квалификации террористического акта в России, а также сущность, признаки и специфику террористического акта (ст. 205 УК РФ) по действующему уголовному законодательству;

— охарактеризовать основы квалификации террористического акта;

— провести анализ некоторых проблем квалификации террористического акта.

Объектом исследования данной дипломной работы являются основы квалификации террористического акта.

Предмет исследования — система национального законодательства, международного права и доктрины в сфере уголовно-правовой квалификации террористического акта.

Теоретико-методологическую и информационно-эмпирическую базу исследования составили научные статьи отечественных и зарубежных ученых, а также учебные пособия, монографии, законодательные и подзаконные акты.

Глава I. История уголовно-правовой квалификации террористического акта в России. Сущность, признаки и специфика террористического акта (ст. 205 УК РФ) по действующему уголовному законодательству

§ 1. История уголовно-правовой квалификации террористического акта в царский, советский и постсоветский периоды

террористический акт преступление

Борьба с терроризмом как с социально-политическим явлением в России имеет давнюю историю, и на всем ее протяжении в качестве главного правового инструмента использовалась правовая квалификация террористической деятельности как уголовно наказуемых деяний. В развитии упомянутой квалификации можно выделить три периода: царский, советский и постсоветский.

Законодательство царской России не содержало правовой квалификации терроризма как преступления. В то же время уже в Судебнике царя и великого князя Иоанна Васильевича 1550 г. была предпринята попытка установить самостоятельную ответственность за совершение государственных преступлений. Так, в п. 61 Судебника предусматривалось, что «государственному убойце живота не дати, казнити смертною казнею"Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 4: Учебник для вузов / Под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. М., 2007. С. 212. В дальнейшем Российское государство совершенствовало свое законодательство с учетом преобразований, происходивших в Европе. Так, в XIX в. Устав уголовного судопроизводства допускал изъятия из общего порядка судопроизводства в отношении определенных категорий дел. К ним относились и дела о государственных преступленияхУголовное право: Часть Общая. Часть Особенная: Учебник / Под общ. ред. проф. Л. Д. Гаухмана, проф. Л. М. Колодкина, проф. С. В. Максимова. М., 2004. С. 551. В соответствии с п. 204 Устава дела о таких преступлениях были подсудны Судебным палатам или Верховному уголовному суду. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных предусматривало разделы о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лицРоссийское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 232, а также нанесении увечий, ран и других повреждений здоровью, в соответствии с которыми, как правило, и наказывались лица, совершившие деяния, внешне схожие с терроризмом. Наряду с этим был предусмотрен раздел «О преступлениях против Священной Особы Государя Императора и Членов Императорского Дома». Так, ст. 241 Уложения предусматривала, что «всякое злоумышление и преступное действие против жизни, здоровья или чести Государя Императора и всякий умысел свергнуть его с Престола, лишить свободы и Власти Верховной, или же ограничить права оной, или учинить священной особе его какое-либо насилие, подвергают виновных в том: лишению всех прав, состояния и смертной казни. Таким образом, появляется термин «политический преступник», под которым понимался человек, «вступающий в борьбу с правительством, стремящийся к унижению господства Капитала и созданию царства Труда, однако законодательно закреплено это не было, что имело негативные последствия.

После восстания декабристов в 1826 г. была создана тайная полиция, в функции которой входил сбор сведений о сектантах и раскольниках, наблюдение за лицами, состоящими под надзором полиции, а также за иностранцами. Она взяла под жесткий контроль творческую интеллигенцию, включая театральную, средства массовой информации и издание литературных произведений. Так, в России изначально был отдан приоритет организационно-профилактической работе по делам о государственных преступлениях с использованием специальных сил и средств.

На активизацию терроризма в России в конце XIX в. власти отреагировали созданием военно-полевых судов, в ведение которых были переданы все дела о политических убийствах и иных насильственных действиях в отношении должностных лиц (раньше эти дела рассматривались в судах присяжных), которым вменялось рассматривать дела незамедлительно на закрытых процессах, а апелляции не приниматьРууд Ч., Степанов С. А. Фонтанка, 16: политический сыск при царях. М., 1993. С. 76. В этом случае власти задействовали уже более широкие организационно-правовые механизмы.

После экономического и политического кризиса 1903 — 1906 гг. в России, несмотря на то, что социально-политические причины терроризма не были ликвидированы, а выработка правовой квалификации самого преступления никого не интересовала, царское правительство смогло переломить ситуацию и на время покончить с оппозиционным терроризмом. Как представляется, этому способствовал широкий комплекс чрезвычайных средств, который включал прежде всего принятие мер административного и правового характера. За короткий срок были изданы законы об усилении уголовной ответственности военнослужащих за государственные преступления, об усилении ответственности за распространение среди войск противоправительственных учений и суждений и о передаче дел по данным преступлениям в ведомство военных и военно-морских судов, а также о предоставлении генерал-губернаторам права создавать особые военно-полевые суды, рассматривавшие дела без производства предварительного дознания, без допроса свидетелей, без права кассации и без конфирмации (утверждение высшей властью судебного приговора) приговора.

Аналогичным образом поступило советское правительство после революции 1917 г. На первом этапе этого периода уголовное законодательство также не определяло ни состав терроризма, ни его формы, ни само понятие. Так, Постановление Совета Народных Комиссаров от 5 сентября 1918 г. «О красном терроре», по своей сути являясь формой чрезвычайного законодательства, не определяло нормативного содержания и механизма правового регулирования в данной сфере, а использовало террор в качестве ответной меры по аналогии с событиями во Франции (Декреты Конвента о подозрительных от 17 сентября 1793 г. и Национального конвента, реорганизующего революционный трибунал, от 10 июля 1794 г., Постановление Парижской коммуны о том, кого считать подозрительным, от 10 октября 1793 г.).

Второй этап этого периода, когда, собственно, впервые и появляется правовая регламентация террористических посягательств как преступных деяний, следует датировать вступлением в силу Уголовного кодекса Р.С.Ф.С.Р. 1922 г., ст. 64 которого устанавливала ответственность за «организацию в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций, а равно участие в выполнении таких актов, хотя бы отдельный участник такого акта и не принадлежал к контрреволюционной организации», а также за укрывательство и пособничество (ст. 68) и недонесение (ст. 89) в связи с подготовкой террористического акта Изменения и дополнения Кодексов Р.С.Ф.С.Р., опубликованные во время печатания 3-го издания Собрания Кодексов. М., 1925. С. 535. Законодатель четко определил цели террористического деяния и социальную принадлежность объекта террористических посягательств, подчеркнув политическую сущность терроризма, однако состав террористического акта или терроризма как преступлений не раскрывался. Таким образом, в этот период появились первые специальные акты — предвестники тех моделей правового регулирования, которые будут приняты позднее.

Статья 58.8 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. фактически воспроизводила диспозицию указанной ст. 64, за исключением положения о контрреволюционных целях. Одновременно ст. 58. 11 в качестве преступной определялась всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению террористического акта, а равно участие в организации, образованной для совершения террористического актаУголовный кодекс РСФСР 1926 // СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600. При этом Уголовно-процессуальный кодексУголовно-процессуальный кодекс РСФСР // СУ РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106, исходя из названия гл. 33 и положений ст. 466, всю организационную деятельность в смысле ст. 58. 11 Уголовного кодекса именовал террористической организацией. Несмотря на все свои недостатки, это была первая законодательная фиксация определения террористической организации как она тогда виделась. Однако сама диспозиция состава террористического акта как уголовно наказуемого деяния отсутствовала, что не могло не сказываться на качестве судопроизводства.

Третий этап советского периода начинается с принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., который впервые описал диспозиции террористических преступлений (также при отсутствии дефиниции терроризма). В качестве таковых рассматривались террористический акт и террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 66, 67), под которыми понималось убийство (причинение тяжких телесных повреждений) представителей властей по политическим мотивам или представителей иностранного государства с целью провокации войны или международных осложнений. Одновременно при совершении преступлений, связанных с террористической деятельностью, могла осуществляться квалификация по совокупности преступлений за бандитизм, захват заложников и т. д. Такой подход не позволял в полной мере учитывать специфику преступлений, связанных с террористической деятельностью, однако в отсутствие питательной среды для серьезных террористических угроз существовавшие правовые инструменты представлялись достаточными.

1994 г. можно считать началом отсчета первого этапа постсоветского периода уголовно-правовой квалификации терроризма. Тогда Уголовный кодекс 1960 г. был дополнен ст. 213.3 «Терроризм», которая впервые, пусть и недостаточно квалифицированно, ввела его определение: совершение в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного вреда, а равно наступления иных тяжких последствий.

В конце XX в. терроризм претерпел серьезные изменения, что, однако, не повлекло адекватного реагирования со стороны российского законодателя, хотя отдельные сдвиги все же произошли. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г., также рассматривая терроризм как преступление против общественной безопасности, расширил его состав. Статья 205 УК («Терроризм»), расположенная в гл. 24 «Преступления против общественной безопасности», определяла терроризм как совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также как угрозу совершения указанных действий в тех же целях. Технико-юридическое исполнение диспозиции данной статьи, как, впрочем, и предшествовавших, имело серьезные погрешности, на что указывали многие исследователиПетрищев В. Е. Российское законодательство: профилактика терроризма // Современный терроризм: состояние и перспективы / Под ред. Е. И. Степанова. М., 2000. С. 204; Туранов М. Ю. Уголовно-правовая характеристика преступлений террористической направленности // Совершенствование оперативно-служебной деятельности органов безопасности и органов внутренних дел по противодействию финансированию терроризма и экстремизма и их взаимодействия. Материалы межведомственной научно-практической конференции (16 — 17 июня 2012 г.). М., 2012. С. 192 — 196 и др. В частности, серьезное сомнение вызывала обоснованность отнесения устрашения населения к категории целей терроризма, поскольку устрашение играет роль инструмента для достижения целей терроризма, а не является самой целью.

Волна терроризма, захлестнувшая Россию, вынудила законодателя расширить сферу правового регулирования противодействия терроризму, включив в нее не только уголовно-правовые вопросы, но и целый ряд других (режим контртеррористической операции, преступления террористического характера, террористическая деятельность и др.), ранее не подвергавшихся правовому регулированию. С принятием Федерального закона «О борьбе с терроризмом"Федеральный закон от 25. 07. 1998 № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (в ред. от 06. 03. 2006, утратил силу) // СЗ РФ. 1998. № 31. 1998 г. начался второй этап постсоветского периода. Этот Закон определил терроризм как насилие или угрозу его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угрозу уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

Главным недостатком представляется то, что указанный Закон рассматривал терроризм не как социально-политическое явление в целом, а только отдельные его проявления, ограничиваясь при этом репрессивной направленностью в ущерб превентивным методам. За рамками терроризма по смыслу его определения остались деяния, не связанные непосредственно с совершением террористической акции, например пропаганда его идей, вербовка, вооружение, обучение террористов и ряд других аспектов.

В качестве террористического акта рассматривалось посягательство только на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (ст. 277 УК). Вместе с тем, исходя из положений ст. 12 Конституции Российской Федерации, определяющей, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти и, следовательно, их руководители не являются государственными деятелями, в соответствии с диспозицией ст. 277 УК совершение террористического акта в отношении таких лиц было «невозможно» в принципе.

В процессе подготовки Федерального закона от 27 июля 2006 года № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму"Федеральный закон от 6 марта 2006. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146. часть отмеченных ошибок удалось устранить. Данный закон существенным образом переформулировал действующий ранее состав терроризма.

Позже изменения в ст. 205 УК РФ были внесены Федеральным законом от 30. 12. 2008 года № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам противодействия терроризму"Федеральный закон от 30. 12. 2008 года № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам противодействия терроризму» // СЗ РФ. 2008. № 31. Ст. 4008. (изменения коснулись части 2, 3 и примечания к ст. 205 УК РФ); Федеральным законом от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с введением в действие положений УК РФ и УИК РФ о наказании в виде ограничения свободы"Федеральный закон от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с введением в действие положений УК РФ и УИК РФ о наказании в виде ограничения свободы» // СЗ РФ. 2009. № 22. Ст. 2118. (изменения коснулись санкций); Федеральным законом от 9 декабря 2010 года № 352-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ"Федеральным законом от 9 декабря 2010 года № 352-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ» // СЗ РФ. 2010. № 12. Ст. 6358. (изменение коснулось санкции ч. 1 ст. 205 УК РФ). Содержание данных нововведений будет раскрыто в последующих параграфах данной работы.

Таким образом, процесс квалификации террористического акта в России прошел достаточно длительный путь исторического развития в рамках трех периодов (царский, советский и постсоветский), что значительным образом повлияло на формирование действующего уголовного законодательства в части терроризма.

§ 2. Понятие, правовая природа, признаки и специфика террористического акта (ст. 205 УК РФ)

Разработка понятия террористического акта — одна из самых сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. По подсчетам ученых существует от 100 до 200 понятий террористического акта, ни одно из которых не признано классическимУголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. профессора Л. В. Иногамовой — Хегай. 2-е изд., испр. и доп. М.: Инфра — М, 2009 .С. 186.

Включение в Уголовный кодекс Российской Федерации специального состава преступления — террористического акта, представляет собой значительный шаг вперед в деле более эффективного использования уголовного закона в борьбе с террористической деятельностьюРоманенко Н. Г. Постатейный комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под. ред. д-ра юр. наук, проф. А. И. Чучаева. М.: Инфра — М; Контракт, 2009. С. 439.

Основные принципы противодействия терроризму, правовые, организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним в настоящее время определяет Федеральный Закон от 06. 03. 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Он также содержит понятие терроризма — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действийО противодействии терроризму: Федеральный закон от 06. 03. 2006. № 35-ФЗ // СЗ РФ. № 17. Ст. 1205.

Таким образом, понятия терроризма, отраженные в Уголовном Кодексе Российской Федерации и в ФЗ «О противодействии терроризму», не были идентичными. Уголовный Кодекс Российской Федерации более широко раскрывал понятие терроризма.

Однако, несмотря на название ст. 205 Уголовного Кодекса Российской Федерации, она ни в коей мере не отражала весь спектр преступлений террористического характера.

Это подвигло законодателя на изменение содержания Федерального Закона «О противодействии терроризму» и ст. 205 Уголовного Кодекса Российской Федерации посредством принятия Федерального Закона от 27. 07. 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального Закона «О противодействии терроризму"Федеральный закон от 27. 07. 2006 № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3452.

Вышеуказанный закон изменил не только название ст. 205 Уголовного Кодекса Р Ф (террористический акт), но и ее уголовно-правовое содержание, а также изменил п. 3 ФЗ «О противодействии терроризму», определив террористический акт, как совершение или угрозу совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями.

В настоящее время признаками террористического акта являются:

1) совершение общеопасных деяний или угроза их совершения, что порождает общую опасность;

2) публичный характер исполнения с претензией на широкую огласку;
3) преднамеренное создание обстановки страха, напряженности на социальном уровне, направленное на устрашение населения или какой-то его части;

4) применение общеопасного насилия в отношении одних лиц (невинных жертв) в целях склонения к определенному поведению других лицДаниленко Н. Н. Терроризм: понятие и явление // Закон. 2011. № 2. С. 119; Рыльская О. А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма // Российский следователь. 2012. № 3. С. 42. Таким образом, понятие «террористический акт» можно рассматривать на двух уровнях, на каждом из которых он охарактеризован с различной полнотой:

1. На международном уровне рассматриваемое понятие дается в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001г.)Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.) // Бюллетень международных договоров. 2004. № 1. С. 29 — 36., где «террористический акт» определен как какое-либо деяние, признаваемое преступлением в одном из договоров, перечисленных в Приложении к данной Конвенции. Речь идет о следующих договорах:

а) Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г.)Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г.) // БВС РФ. 2003. № 12. ;

б) Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 г.)Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР и иностранными государствами. М., 1975. С. 45;

в) Международная Конвенция о борьбе с захватом заложников (принята Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г.)Международная Конвенция о борьбе с захватом заложников (принята Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979) // Сб. международных договоров СССР. Вып. XLIII. М., 1989. С. 99 — 105.; 4) Конвенции о физической защите ядерного материала (Вена, 3 марта 1980 г.)Конвенции о физической защите ядерного материала (Вена, 3 марта 1980) // СПС КонсультантПлюс. ;

г) Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию (Монреаль, 24 февраля 1988 г.)Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию (Монреаль, 24 февраля 1988) // Действующее международное право. Т. 3. М., 1997. ;

д) Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988 г.)Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988) // Действующее международное право. Т. 3. М., 1997. ;

е) Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе (Рим, 10 марта 1988 г.)Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе (Рим, 10 марта 1988) // СПС КонсультантПлюс;

ж) Международная Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (принята Генеральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1997 г.).

Кроме того, любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту. Цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения.

2. На уровне национального уголовного законодательства Российской Федерации понятие террористического акта дано в Федеральном законе «О противодействии терроризму"О противодействии терроризму: Федеральный закон от 06. 03. 2006. № 35-ФЗ // СЗ РФ. № 17. Ст. 1205. и в ст. 205 Уголовного Кодекса РФУголовный кодекс РФ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954. Террористический акт по смыслу национального законодательства является составной частью более широкой категории — преступлений с признаками (элементами) терроризирования, суть которых состоит в понуждении к совершению каких-либо действий или отказу от них путем устрашения, преступлений, в которых одно действие (бездействие), направленное на устрашение, имеет вспомогательное значение по отношению к основному действию — понуждению к выполнению требований, выступая способом основного действияМеждународная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 15. 12. 1997 г. Ратифицирована Федеральным законом от 13. 02. 2001. № 19-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 8. Ст. 702; № 35. Ст. 3513.

По ряду объективных признаков террористический акт имеет определенные сходства с диверсией. Основные различия, как представляется, заключаются в следующем: во-первых, если диверсия объективно выражается лишь в совершении взрывов, поджогов и иных общеопасных действий, то террористический акт подобными действиями не исчерпывается и включает в себя также угрозу их совершения; во-вторых, если при совершении диверсии действия виновных направлены на само причинение того или иного вреда (разрушение или повреждение предприятий, зданий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения и т. д.), то при террористическом акте — на воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями; в-третьих, диверсанты действуют тайно и не афишируют свою деятельность, тогда как террористы обычно действуют открыто, демонстративно, с предъявлением своих требований и амбиций.

С террористическим актом нередко путают и действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти. От акта терроризма следует отличать также совершение общеопасных действий на почве хулиганских побуждений. Основное отличие здесь можно усмотреть по мотивации и целям преступного посягательства.

По внешним признакам террористический акт может иметь общие черты с умышленным убийством, совершенным способом, опасным для жизни многих лиц. Данный вид убийства имеет место тогда, когда для лишения жизни потерпевшего виновный избирает такой способ, который создаёт реальную опасность для жизни других лиц. Реальная опасность для жизни лиц создается и при акте терроризма, который в качестве структурного элемента может включать в себя и совершение действий, приводящих к гибели людей в результате общеопасного способа насильственного акта, однако при террористическом акте лишение жизни одного или нескольких лиц каким бы то ни было способом не составляет целевую направленность действий виновного, тогда как при умышленном убийстве общеопасным способом лишение жизни потерпевшего есть тот основной результат, к которому стремится виновный, избрав столь опасный способ совершения убийстваГайдук Э. Г. Терроризм в современном обществе // Юрист. 2012. № 11. С. 41.

Таким образом, сложившееся понятие террористического акта в уголовном законодательстве России является результатом длительного исторического процесса, и соответствует нормам международного права, раскрывающим понятие террористического акта.

Глава II. Основы квалификации террористического акта

§ 1. Объективные, субъективные и квалифицирующие признаки террористического акта

Высокая степень общественной опасности терроризма требует от мирового сообщества принятия эффективных мер противодействия ему. В настоящее время действует немало международно-правовых документов, относящихся к проблеме борьбы с терроризмом (последние были указаны в предыдущем параграфе данной работы).

Основой борьбы с терроризмом в России является Федеральный закон от 06. 03. 2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму"Федеральный закон от 06. 03. 2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146. Уголовно-правовой механизм противодействия терроризму составляют ст. 205, 205. 1, 205.2 и 207 УК РФ.

Террористический акт является преступлениям против общественной безопасности. Преступления против общественной безопасности относятся к числу наиболее опасных посягательств, запрещенных уголовным законодательством. Поскольку эти преступления нарушают нормальные условия жизнедеятельности людей, реализации их прав и интересов, функционирования общественных и государственных институтов, поддержания общественного порядка, производства различного рода работ и обращения с источниками повышенной опасности, состояние борьбы с ними всегда находится в центре внимания со стороны широких слоев населения. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка — деяния, ответственность за которые предусмотрена нормами, включенными в раздел IX Уголовного Кодекса Российской Федерации, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, а также общественные отношения, обеспечивающие общие условия безопасности человека в местах публичного назначения, условия безопасности личности и общества в тех сферах экономики, где используются технологии, сырье и материалы, потенциально вредные для населения и экологии, либо сама производственная сфера является потенциально вредной, а также условия безопасности оборота общеопасных веществ, предметов и материалов. Преступления, перечисленные в разделе IX Уголовного Кодекса, объединяет родовой объект — общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность и общественный порядок. Непосредственный объект рассматриваемого преступления — террористического акта — общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность. Причем общественные отношения как внешние — между государствами, народами и нациями, так и внутренние — между классами, партиями, группами.

Под общественной безопасностью следует понимать совокупность общественных отношений, в рамках которых осуществляется безопасная жизнедеятельность граждан, общества, нормальное условие деятельности предприятий, учреждений и организаций, безопасное использование радиоактивных, химических и бактериологических веществ, надлежащее и безопасное использование оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ и т. д. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. профессора Л. В. Иногамовой — Хегай. 2-е изд., испр. и доп. М.: Инфра — М, 2009. с. 186. Дополнительными объектами террористического акта альтернативно или совокупно являются: безопасность жизни, здоровья людей, прав собственности, не связанных с порядком распределения материальных благ; жизнь людей; нормальное функционирование органов власти; иные значимые социальные ценности.

С объектом тесно связан предмет. В качестве предмета террористической деятельности могут выступать наиболее заметные участники общественных отношений. А также существующие между ними коммуникации и связи, изменение нормального состояния которых может затронуть интересы части или всего населения данного региона. Например, угроза взрыва атомной электростанции или склада с отравляющими веществами может использоваться террористами с целью удовлетворения своих политических требованийРоманенко Н. Г. Постатейный комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под. ред. д-ра юр. наук, проф. А. И. Чучаева. М.: Инфра — М; Контракт, 2009. С. 441.

Объективная сторона террористического акта выражается в: 1) совершении взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями; 2) угрозе совершения указанных действийУголовный Кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954. Первая форма характеризуется деянием, последствием и причинной связью между ними. Деяние выражается в совершении взрыва, поджога или иных действий. Это означает, что взрыв, поджог или иные действия такого же характера совершаются в местах нахождения людей, имущества, расположения различного рода производственных объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, на транспортных коммуникациях, промышленных производствах, использующих опасные для населения сырье, материалы, оборудование.

Под взрывом следует понимать мгновенное разложение какого-либо вещества, сопровождающееся образованием сильно нагретых, с высоким давлением газов, которые носят разрушительный характер по отношению к другим объектам материального мира. Под поджогом следует понимать намеренное, с преступным умыслом, вызывание пожара для уничтожения огнем имущества, в том числе зданий и сооружений, в которых могут находиться людиРоманенко Н. Г. Постатейный комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под. ред. д-ра юр. наук, проф. А. И. Чучаева. М.: Инфра — М; Контракт, 2009. С. 439. Кроме того, объективная сторона террористического акта может встречаться не только в единичных, разовых действиях (поджог, взрыв, разрушение здания, заражение местности), но и в продолжаемых деяниях, состоящих из ряда взаимосвязанных посягательств на жизнь, здоровье, имущество, объединенных общим замыслом и целью запугать население. Например, погромы, сопровождаемые убийствами и насилием среди населения, групповые вооруженные нападения и массовые убийства с применением таких орудий, средств и методов, которые явно предназначены для устранения жителей и возбуждения паники. Предполагается, что «иные действия» подразумевают лишь активную форму поведения человека, хотя террористический акт иногда может быть осуществлен путем бездействия.

Под иными действиями, кроме взрывов и поджогов, следует понимать любые действия, способные повлечь указанные в ст. 205 УК последствия. В частности, к ним могут относиться: разрушение системы энергоснабжения и жизнеобеспечения населенных пунктов и предприятий, заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами, распространение эпидемий и эпизоотии, устройство аварий, затопление местности и т. д., невыполнение обязанности по своевременному отключению производственных процессов в энергетике, на транспорте, в добывающей промышленностиДаниленко Н. Н. Терроризм: понятие и явление // Закон. 2012. № 2. С. 119. Преступление имеет формальный состав и считается оконченным, если указанные в ст. 205 Уголовного кодекса действия уже совершены или возникла реальная угроза их осуществления, проведены необходимые подготовительные действия. Для оконченного состава преступления не требуется фактического наступления указанных в УК последствий. Достаточно, чтобы соответствующие действия создавали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или наступления иных общественно опасных последствий. Реальность угрозы осуществления террористических действий определяется тем, способна ли она вызвать у отдельного человека, группы людей или властей опасения, что угроза будет осуществлена, а ущерб, который будет нанесен этими действиями, — значимым. Угроза может быть выражена устно или письменно. Но заметим, что содержание понятия «значительный имущественный ущерб» представляется весьма расплывчатым, тем более в условиях существенного разрыва в доходах разных слоев населения. Таким образом, законодатель оставляет определение «значимости» ущерба на усмотрение суда. Понятие значительного имущественного ущерба не связано с определенной стоимостью.

Определяющим является то, насколько уничтожение и повреждение этого имущества, либо угроза такого уничтожения, способны повлиять на действия органов власти. Этот признак должен применяться при сравнительно ограниченной ценности имущества в зависимости от того, насколько устрашающим является способ уничтожения. Например, взрыв в общественном месте автомобиля с целью добиться от властей определенных действий должен квалифицироваться по ст. 205 УК, в то же время сожжение валютных ценностей, соответствующих стоимости этого автомобиля, с той же целью при определенных обстоятельствах может квалифицироваться по ст. 167 УКРыльская О.А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма // Российский следователь. 2010. № 3. С. 42.

Субъектом террористического акта может быть любое вменяемое лицо, являющееся гражданином РФ, иностранцем или лицом без гражданства и достигшее четырнадцатилетнего возраста. Данное положение представляется чрезвычайно важным, так как в национальном и религиозном терроризме принимает участие довольно много подростков, которые в силу своего возраста легко попадают под влияние взрослых.
Участие в террористическом акте требует для террориста внутреннего самооправдания, хотя бы вначале. Задача — вовлечь большую массу людей, для которых, как правило, цели террора столь высоки, что оправдывают любые средства.

Через «возвышенные мотивы» обычно вовлекают молодежь, которая, в силу умственной и моральной незрелости, легко «затягивается» на радикальные национальные, социальные или религиозные идеи. Вовлекают ее чаще всего через тоталитарные (т.е. полностью подавляющие волю людей и подчиняющие их только воле «учителя»), религиозные или идеологические секты типа «Аум Синрике» или «Красных бригад». Длительное нахождение членов террористических групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической тренировке, включающей и специальные (ведущие к зомбированию) технологии психологической обработки, приводит к появлению специфической среды, которую по аналогии с уголовной средой можно назвать терроросредой с особым типом сознания людей, составляющих эту среду. Одновременно оппозиционным группам населения дают понять, что в обмен на обязательства, взятые на себя терроросредой, эти группы тоже должны взять на себя обязательство поддержки террористов. Возникает своеобразная круговая порука, позволяющая лидерам терроросреды требовать от указанных групп финансирования, снабжения, укрывательства, поставки рекрутов и т. п. Этим в террор прямо или косвенно втягиваются уже большие группы населения, создающие его социальную базу и затрудняющие создание в обществе сопротивления терроризму.

Субъективная сторона террористического акта характеризуется прямым умыслом и целью воздействия на принятие решения органами государственной власти или органами местного самоуправления либо международными организациями.

Оказание воздействия на принятие решений выражается в побуждении соответствующих субъектов к совершению действий, нужных или выгодных для террористов, в создании такой ситуации, когда органы власти оказываются перед необходимостью вынужденно принимать незаконные или неоправданные решения ради обеспечения безопасности граждан и общества.

Мотивы не являются обязательным признаком террористического акта и на квалификацию содеянного не влияют. По своей мотивации терроризм подразделяется на политический, националистический, религиозный, корыстный и т. п.

Квалифицированными видами террористического акта (ч. 2 ст. 205) являются совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»); совершение террористического акта, повлекшего по неосторожности смерть человека (п. «б») или причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий (п. «в»).

Соглашение между соучастниками на совершение террористического акта должно состояться до совершения взрыва, поджога и иных действий, а соучастники должны действовать как соисполнители.

Совершение акта терроризма организованной группой означает, что он совершается устойчивой группой лиц, предварительно объединившихся для осуществления теракта. Независимо от того, какую роль выполняло то или иное лицо, действия каждого участника организованной группы квалифицируются по ч. 3 ст. 205 УК.

Особо квалифицированными видами террористического акта являются деяния, предусмотренные частями первой или второй ст. 205 УК РФ, если они: а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ; б) повлекли умышленное причинение смерти человеку.

Террористический акт, сопряженный с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения, представляет особую опасность в силу особых свойств предмета посягательства либо используемых средств совершения преступления. К объектам атомной энергии относятся: сооружения и комплексы с ядерными реакторами, атомные станции, суда, космические аппараты, сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами и т. д. К ядерным относятся материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества. Радиоактивные вещества — это вещества, испускающие ионизирующее излучение. Под источниками радиоактивного излучения понимаются комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение.

Примечание к ст. 205 содержит поощрительную норму. Освобождение лица от уголовной ответственности возможно при сочетании двух обязательных условий: а) своевременного предупреждения органов власти или иного способствования предотвращению осуществления акта терроризма и б) отсутствия в действиях лица иного состава преступления.

Своевременным является такое предупреждение, которое предоставляет органам власти реальную возможность предотвратить грозящий акт терроризма. Органы власти — это органы государственной власти или органы местного самоуправления, имеющие отношение к борьбе с преступностью, обеспечению общественной безопасности и предотвращению чрезвычайных происшествий. Иное способствование может означать совершение виновным любых действий, имеющих цель предотвращения террористического акта (изъятие или разрядка взрывного устройства, эвакуация людей с места возможного преступления, предупреждение их о возможности взрыва, поджога и т. п.).

Если лицо совершило все необходимые в данной конкретной обстановке действия, но по причинам, от него не зависящим (недостаточная квалификация саперов или их отсутствие на момент разминирования, неблагоприятные погодные условия и т. п.), предотвратить теракт не удалось, на это лицо распространяется действие примечания к ст. 205 УК РФ.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сказать, что состав преступления в виде террористического акта имеет весьма сложную конструкцию. Вместе с тем, основным элементом, позволяющим отграничить данный состав преступления от похожих составов, предусмотренных УК РФ, является субъективная сторона преступления: указанное деяние характеризуется наличием у террориста цели воздействия на принятие решения органами власти или органами местного самоуправления либо международными организациями.

§ 2. Проблемы установления способа совершения террористического акта

По смыслу ст. 205 УК РФ целью террористического акта является воздействие на принятие решений органами власти или международными организациями. Способ достижения цели террористами также указан в диспозиции ст. 205 УК РФ — совершение взрыва, поджога или иных действий. При этом понятие таковых охватывает бесконечное множество вариантов преступного поведения. К тому же объективную сторону террористического акта составляет и угроза совершения указанных действий.

Конструктивным признаком деяния, предусмотренного ст. 205 УК РФ (кроме его цели и способа), является тесно связанное с ним осознание виновным прогнозируемых последствий совершаемых действий. К ним относится устрашение населения, опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных общественно опасных последствий. При этом их характер является оценочнымКокошин А. А. Заметки о проблеме ядерного терроризма в современной мировой политике. М.: Едиториал УРСС, 2009.

Как видно из приведенной выше уголовно-правовой характеристики террористического акта, существенное значение для квалификации определенных действий по ст. 205 УК РФ имеет способ их совершения. Он должен создавать опасность причинения последствий, указанных в ст. 205 УК РФ. Известно, что способ в уголовном праве определяется как совокупность приемов, методов, орудий и средств, которые используются для совершения общественно опасного деяния. Термин «экологический», используемый в понятии «экологический терроризм», как раз и указывает на специфический способ совершения преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ. Именно поэтому в указанном контексте можно ставить знак равенства между понятиями «экологический терроризм» и «экологический террористический акт"Добрецов Д.Г., Поляков Ю. Ю. Терроризм экологической направленности как угроза экологической безопасности: правовые проблемы и правоприменительная практика // Использование и охрана природных ресурсов в России. 2008. № 1 (85). С. 106.

Экологический способ — собирательное понятие. Под ним подразумевается такая совокупность приемов, методов, орудий и средств, применение которых опасно для экологии. Экология в интересующем нас смысле — это взаимодействие живых организмов между собой и с окружающей средой. Речь идет не о конкретных людях или представителях животного и растительного мира, компонентах неживой природы, а о самом механизме существования природы, сбои в котором могут привести к чудовищным, трудно прогнозируемым последствиям. Человечество, с одной стороны, является центром этого взаимодействия, а с другой — не более чем одним из звеньев сложнейшей цепи, уничтожение которого возможно путем воздействия на остальные элементы системы. Совершенно не важно, какие действия совершает виновный, главное — их потенциальная возможность нарушить механизм существования природы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой