Особенности копинг-стратегий у подростков

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Современный мир, который нас окружает, становится с каждым годом сложнее: увеличивается поток информации, растет нагрузка на психику, сам человек претерпевает значительные трансформации. Человек поставлен перед необходимостью решать все более ответственные задачи, включаться в новые межличностные и общественные отношения, учитывать большее количество факторов, которые способствуют продуктивной и успешной деятельности. Стремительное изменение социальной среды заставляет человека искать новые алгоритмы и формы поведения, которые позволяют быстрее адаптироваться к новой ситуации, при этом используя имеющийся жизненный опыт, когнитивные способности, проактивность, творческий потенциал и инициативность. Это делает актуальным изучение совладания с трудными жизненными ситуациями как механизма адаптации к изменяющимся социальным условиям у современных подростков.

Проблему копинг-стратегий исследовали множество зарубежных (Д. Амирхан, Н. Селье, Дж. Роттер, Р. Лазарус, Р. Плутчик, С. Фолкман) и отечественных авторов (Н.М. Никольская, Р. М. Грановская, С. В. Фролова, Н. А. Сирота, В.М. Ялтонский). В результате теоретических и экспериментальных исследований было выявлено, что для совладания со стрессом каждый человек использует собственные стратегии (копинг-стратегии) на основе имеющихся у него психологических резервов и личностного опыта (личностные ресурсы или копинг-ресурсы). Поэтому стресс-преодолевающее поведение начали рассматривать как результат взаимодействия копинг-ресурсов и копинг-стратегии. Копинг-стратегии — способы управления стрессирующим фактором, возникающие как ответ личности на воспринимаемую угрозу. Копинг-ресурсы — относительно стабильные характеристики людей и стресса, способствующие развитию способов совладания с ним.

В настоящее время поведенческие копинг-стратегии подразделяются на активные и пассивные, адаптивные и дезадаптивные. К активным стратегиям относят стратегию «разрешение проблем», как базисную копинг-стратегию, включающую все варианты поведения человека, направленные на разрешение проблемной или стрессовой ситуации и стратегию «поиск социальной поддержки», включающую поведение, направленное на получение социальной поддержки от среды. К пассивному копинг-поведению относятся варианты поведения, включающего базисную копинг-стратегию «избегание», хотя некоторые формы избегания могут носить и активный характер. Большой интерес вызывают возрастные и половые различия копинг-поведения. В использовании копинг-стратегий существует определенная возрастная динамика. С увеличением возраста повышается вероятность использования активных проблемосовладающих поведенческих стратегий (Petrosky M., BirkimerJ., 1991). Копинг-поведение подростков до сих пор остается еще малоизученным.

На сегодняшний день проблематика копинг-стратегий активно исследуется в самых разных сферах и на примере самых разных типов деятельности. Серьёзное внимание уделяется изучению связи копинг-стратегий, которые применяет индивид, с его эмоциональным состоянием, успешностью в социальной сфере и т. д. Что касается сферы самосознания личности, то, к сожалению, работы по изучению соотношения копинг-стратегий и самооценки личности пока представлены в психологической литературе очень слабо. Различные копинг-стратегии применяются на основе ресурсов личности и среды. Человек эффективен в совладании, когда имеет позитивные копинг-ресурсы, такие как интеллект, поддержка семьи и значимых лиц, а также здоровье и материальные ресурсы. В рамках данного положения нас заинтересовала проблема соотношения самооценки личности и специфики используемых копинг-стратегий.

Самооценка, т. е. оценка личностью себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей, безусловно, относится к базисным качествам личности. Именно она во многом определяет взаимоотношения с окружающими, критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. В отечественной психологии начало фундаментальных исследований феномена отношения человека к себе было положено благодаря трудам И. С. Кона, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, А. Г. Спиркина, И. И. Чесноковой, Е. В. Шороховой. Необходимо отметить, что в отечественной психологии понятие единой, целостной самооценки не получило своего развития: большинство исследований посвящены частным самооценкам, которые являясь факторами саморегуляции личности, не позволяют судить о сущности отношения человека к себе как таковом.

Даная работа посвящена проблеме изучения копинг-стратегий поведения подростков с различным уровнем самооценки. Самооценкой подростка регулируется его поведение, а самооценка формируется в ходе общения с окружающими людьми.

Объект исследования — совладающее поведение в подростковом возрасте.

Предмет исследования — копинг-стратегии подростков с различным уровнем самооценки.

Цель исследования — выявить особенности копинг-стратегий подростков.

Гипотеза исследования заключается в том, что у подростков с адекватной самооценкой преобладают активные копинг-стратегии.

Поставленная цель и гипотеза исследования определяют собой необходимость решения следующих задач.

1. Осуществить теоретический анализ состояния проблемы копинг-стратегий поведения подростков с различным уровнем самооценки в научной психологической литературе;

2. Выявить доминирующие копинг-стратегии у подростков с различным уровнем самооценки;

3. Исследовать взаимосвязь уровня самооценки с копинг-стратегиями подростков.

База исследования и характеристики выборки. Исследование проводилось на базе Многопрофильного лицея № 11 им. Мендельсона г. Ульяновска. В исследование приняли участие учащиеся седьмых классов. Общее число испытуемых — 50 человек в возрасте тринадцати и четырнадцати лет.

Методы исследования. В исследовании применялись:

во-первых, теоретические методы (анализ, обобщение, сравнение, сопоставление);

во-вторых, эмпирические методы (метод тестирования), а именно:

тест «Нахождение количественного выражения уровня самооценки» по С. А. Будасси;

проективный тест «Исследование самооценки по методике Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан»;

методика Д. Амирхана «Индикатор копинг-стратегий»;

в-третьих, методы математической обработки данных (описательная статистика, t-критерий Стьюдента, r-критерий корреляции Пирсона).

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученного в исследовании материала для создания программы повышения адаптивного потенциала личности подростков, имеющей своими задачами развитие их копинг-ресурсов и коррекцию неадекватной самооценки; а также в консультативной и психопрофилактической работе с подростками и их родителями.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ ПОДРОСТКОВ

1.1 Психологический анализ понятия копинг-стратегий личности

Копинг, копинговые стратегии (англ. coping, coping strategy) -- это то, что делает человек, чтобы справиться (англ. to cope with) со стрессом. Понятие объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы справиться с запросами обыденной жизни. Близкое понятие, широко используемое и глубоко разработанное в русской психологической школе, -- переживание (Ф. Е. Василюк). Впервые термин появился в психологической литературе в 1962 году; Л. Мэрфи применил его, изучая, каким образом дети преодолевают кризисы развития [11; С. 70]. Четыре года спустя, в 1966 году Р. Лазарус в своей книге «Psychological Stress and Coping Process» («Психологический стресс и процесс совладания с ним») обратился к копингу для описания осознанных стратегий совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями.

Более точно копинг-поведение определяется так: копинг -- это «непрерывно меняющиеся когнитивные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними и/или внутренними требованиями, которые оцениваются как чрезмерные или превышающие ресурсы человека» [51]. Авторы [9; 20; 25; 29 и др.] подчеркивают, что копинг -- это процесс, который все время изменяется, поскольку личность и среда образуют неразрывную, динамическую взаимосвязь и оказывают друг на друга взаимное влияние.

Психологи, занимающиеся проблематикой копинг-поведения, придерживаются разных точек зрения на эффективность стратегий совладания. С одной стороны многие теории учитывают, что копинг-стратегии по своей сути могут быть как продуктивными, функциональными, так и непродуктивными, дисфункциональными, а с другой стороны существуют авторы, с точки зрения которых неотъемлемой характеристикой копинг-поведения является его полезность; они определяют совладание как «адаптивные действия, целенаправленные и потенциально осознанные» [11].

Альтернативная точка зрения состоит в том, что копинг не всегда является продуктивным; его эффективность зависит от двух факторов: ответной реакции и контекста, в котором эта стратегия реализуется [38].

Исследователи копинг-стратегий в попытках систематизировать и создать стройную классификацию выделяют несколько уровней обобщенности того, что предпринимает индивид, чтобы справиться со стрессом: это копинговые действия, копинг-стратегии и копинговые стили. Копинговые действия (то, что индивид чувствует, думает или делает) часто группируются в копинг-стратегии, стратегии, в свою очередь, группируются в копинговые стили (например, группу стратегий, которая представляет собой концептуально похожие действия). Например, таким стилем может быть «Обращение к другим». Иногда термины копинговые действия и копинг-стратегия используются как взаимозаменяемые, в то время как копинговые стили в общем относятся к действиям или стратегиям, которые последовательно используются индивидом, чтобы справиться со стрессом. Другие похожие термины -- это копинговые тактики и копинговые ресурсы.

Реакции совладания нацелены на то, чтобы повлиять либо на окружающий мир, либо на самого себя, либо на то и другое. Этому соответствует в определенной степени два вида совладающего поведения: копинг, ориентированный на проблему, и копинг, сфокусированный на эмоциях (R. Lazarus, 1966).

Разными авторами предложены различные типы копинг-стратегий:

1) Копинг, ориентированный на ситуацию (активное влияние, бегство или уход, пассивность);

2) Копинг, ориентированный на репрезентацию (поиск информации, вытеснение информации);

3) Копинг, ориентированный на оценку (переоценка или придание смысла; изменение цели).

В теории копинг-поведения выделяются следующие базисные копинг-стратегии: копинг-стратегия разрешения проблем, копинг-стратегия поиска социальной поддержки и копинг-стратегия избегания.

Одной из важнейших копинг-стратегий является копинг-стратегия разрешения проблем — комплекс навыков для эффективного управления ежедневными проблемными ситуациями. Разрешение социальных проблем рассматривается как когнитивно-поведенческий процесс, путем которого личность обнаруживает эффективные стратегии преодоления проблемных ситуаций, встречающихся в повседневной жизни, как основная копинг-стратегия, целью которой является открытие широкого круга альтернативных решений, способствующих общей социальной компетентности.

Копинг-стратегия поиска социальной поддержки является одним из самых мощных копинг-ресурсов. Социальная поддержка, смягчая влияние стрессоров на организм, тем самым сохраняет здоровье и благополучие человека. Социальная поддержка может оказать не только позитивный, но и негативный эффект, последний связан с чрезмерным и неуместным оказанием поддержки, что может привести к потере чувства контроля и к беспомощности. При этом очень важно знание субъективной оценки адекватности получаемой социальной поддержки для определения психологического состояния индивида.

Следующей копинг-стратегией является копинг-стратегия избегания. Она становится одной из ведущих поведенческих стратегий при формировании аддиктивного поведения [52].

При этом формируется тенденция к немедленному снятию, избеганию возникающего в стрессовой ситуации эмоционального напряжения путем редукции. С другой стороны, копинг-стратегия избегания — это механизм поведения, основанный на недостаточно развитой системе личностно-средовых копинг-ресурсов и активных копинг-стратегий. Это стратегия, направленная на совладание со стрессом, способствующая его редукции, но обеспечивающая функционирование и развитие индивида на более низком функциональном уровне.

Основным отличием защитных автоматизмов от копинг-стратегий является неосознанное включение первых и сознательное, целенаправленное использование последних. Другие авторы считают, что отношение между копинг-поведением и защитными автоматизмами более сложное. Стратегии совладания рассматривают не только как осознанные варианты бессознательных защит, но и как родовое, более широкое понятие по отношению к ним, включающее в себя как бессознательные, так и осознанные защитные техники. В рамках этого второго подхода автоматизмы психологической защиты выступают только как один из возможных способов реализации копинг-поведения. Так, проекцию и замещение можно трактовать как часть стратегии совладания по типу конфронтации, изоляцию и отрицание как часть стратегии по типу отдаления.

Таким образом, в основе каждой из поведенческих, эмоциональных и интеллектуальных копинг-стратегий может лежать не один, а несколько различных защитных интрапсихических механизмов. Например, когда человек сознательно игнорирует неприятную ситуацию или даже подшучивает над ней, это частично может основываться на отрицании, частично на рационализации. В случае сознательного ухода в работу неосознанно включаются защитные механизмы замещения и/или сублимации. Следовательно, целесообразно рассматривать понятие «копинг» как более широкое по своему содержанию, чем понятие «защитный механизм».

Копинг-стратегии, или что-то же, сознательно сформулированные способы совладания, успешно осуществляются при соблюдении трех условий: достаточно полном осознавании возникших трудностей; знании способов эффективного совладания именно с ситуацией данного типа; умением своевременно применить их на практике [53].

Фрейд указывал, что существуют два основных способа справляться с тревогой. Первым, более здоровым способом, он считал взаимодействие с порождающим тревогу явлением: это может быть и преодоление препятствия, и осознание мотивов своего поведения, и многое другое. Вторым же, менее надежным и более пассивным способом является способ справиться с тревогой за счет бессознательной деформации реальности (она может быть внешней и внутренней), т. е. способ формирования какого-либо защитного механизма. В современной психологии эта идея обрела новое звучание в виде разделения понятий защитные стратегии и стратегии совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями. Стратегии совладания могут быть различны, но они всегда осознаны, рациональны и направлены на источник тревоги (например, ученик, тревожащийся по поводу конкретного экзамена, может выбирать различные стратегии для подготовки к нему и успешного его прохождения). Защитные же стратегии предполагают бессознательное, нерациональное поведение.

Р. Лазарус выделил два глобальных типа реагирования при стрессе: проблемно ориентированный и субъектно ориентированный. Первый связан с рациональным анализом проблемы, с построением плана разрешения трудной ситуации и проявляется в самостоятельном анализе случившегося, в обращении за помощью к другим, в поиске дополнительной информации. Второй касается эмоционального реагирования на ситуацию, он не сопровождается конкретными действиями, поскольку человек пытается не думать о проблеме вообще, стремится забыться во сне, отвлечься от отрицательных эмоций, принимая алкоголь или поглощая еду, вовлечь других в свои переживания.

Р. М. Грановская и И. М. Никольская (2001) установили, что взрослые чаще всего используют следующие способы совладания с внутренним напряжением [11]: взаимодействуют с продуктами человеческого творчества (читают книги, слушают музыку, ходят в музей) или сами рисуют, сочиняют стихи, поют, т. е. творчески самовыражаются; ищут поддержку у друзей и знакомых; погружаются в работу; сменяют вид активности с психической на физическую (занятия спортом, прогулки, водные процедуры) или используют так называемые приемы «за-» (заесть, заспать, залюбить, загулять, затанцевать); обдумывают возникшую ситуацию.

У детей и подростков копинг-стратегии иные. Наиболее характерными являются следующие: остаюсь один, сам по себе; обнимаю, прижимаю, глажу; плачу, грущу; борюсь, дерусь; молюсь; прошу прощения, говорю правду; говорю сам с собой; думаю об этом; стараюсь забыть; стараюсь расслабиться, оставаться спокойным; смотрю телевизор, слушаю музыку.

Копинг-стратегии современными авторами оцениваются с точки зрения их эффективности или неэффективности, а за критерий эффективности принимается понижение чувства уязвимости к стрессам [38].

Так, например, получены данные, что копинговые реакции, фокусированные на проблеме (например, попытка изменить что-то в стрессовых взаимоотношениях с другим человеком или между другими людьми в своем социальном окружении) связаны с более низкими уровнями отрицательных эмоций в стрессовых ситуациях, которые воспринимаются как контролируемые. Кроме того, применение проблемно-фокусированных копинг-стратегий отрицательно связано с проблемами в поведении и социальными проблемами. При этом показано, что дети и подростки, меньше применяющие проблемно-фокусированные копинг-стратегий, переживают больше проблем в адаптации. Напротив, частое использование эмоционально-фокусированного копинга связано с более серьёзными проблемами в поведении, а также с большим количеством симптомов тревожности и депрессии.

Такие стратегии, как поиск социальной поддержки, агрессивный копинг (например, вербальная или физическая агрессия для того, чтобы решить проблему или выразить чувства), отрицание также, похоже, связаны с компетентностью и способностью к адаптации. В пользу эффективности стратегии «поиск социальной поддержки» свидетельствуют и данные, полученные в других исследованиях. Здесь было показано, что школьники (мужского пола), получавшие более высокие баллы по шкале успеваемости, активнее использовали данную копинг-стратегию. Положительной оценки также заслуживает такая стратегия, как активное решение проблем. Так, было показано, что подростки, способные к активному решению проблем, демонстрируют большую легкость в адаптации. Экспериментальные исследования предоставляют различные данные относительно того, как оценивать такую стратегию, как избегающий копинг (избегание стрессовых мыслей или ситуаций на поведенческом и когнитивном уровне). С одной стороны, он связывается с более высоким уровнем депрессии, тревоги, со сложностями адаптации в школе. Напротив, другие исследователи демонстрируют, что дети со стратегией избегания демонстрируют меньше проблем с поведением в школе и, по отзывам учителей, обладают большей социальной компетентностью. Возможно, что избегающий копинг положительно связан с социальной успешностью в том случае, когда стрессовая ситуация является неконтролируемой и когда избегание помогает предотвратить разрастание негативной ситуации. Кроме того, исследователи предполагают, что избегающий копинг может быть полезен в ситуациях непродолжительного стресса, но в случае длительных стрессовых ситуаций избегание расценивается как неадаптивная реакция.

Неоднозначно оценивается и такая копинг-стратегия, как «позитивная переоценка ситуации». С одной стороны, придание проблеме позитивного значения уменьшает стресс и служит эмоциональному приспособлению к нему; с другой стороны, изменение отношения отвлекает от решения конкретных практических проблем. Тем не менее, представляется, что стратегия позитивной переоценки может быть эффективна в ситуации, когда субъект не может контролировать результат [50].

Стратегии, направленные на решение проблем, в общем, являются более эффективными, чем стратегии, назначение которых -- совладание с отношением индивида к проблеме. Но, как бы то ни было, исследования также свидетельствуют, что применение сразу нескольких способов совладания более эффективно, чем выбор только одного конкретного способа реагирования на ситуацию. Как уже было сказано, эффективность копинг-стратегий зависит как от самой реакции, так и от контекста, в котором эта реакция осуществляется. Копинг-стратегии, неэффективные в одних ситуациях, могут оказаться вполне эффективными в других; например, стратегии, неэффективные в ситуации, которая неподконтрольна субъекту, могут быть эффективны в ситуациях, которые субъект способен контролировать и изменять в желаемую сторону.

Собственная оценка по отношению к нашим способностям справляться с жизненными событиями основывается на предыдущем опыте действий в подобных ситуациях, вере в себя, на социальной поддержке людьми, самоуверенности и раскованности (Лазарус, 1982).

Таким образом, на основе анализа работ различных авторов можно выделить три подхода к понятию «копинга»: определение копинга в терминах черт личности — как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовое событие; рассмотрение копинга в качестве одного из способов психологической защиты, используемой для ослабления напряжения. Сторонники этого подхода склонны отождествлять копинг с его результатом. К третьему подходу принадлежат Лазарус и Фолкман, согласно которым копинг должен пониматься как динамический процесс, постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие попытки управлять внутренними и (или) внешними требованиями, которые оцениваются как напрягающие или предвосхищающие ресурсы личности.

Это определение имеет несколько важных отличий от других концепций копинга. Первое: копинг рассматривается как «постоянно изменяющийся»; второе: делается различие между копингом и чисто адаптивным поведением, копинг ограничивается реакциями, когда ресурсы личности оценены как напрягающие, предвосхищающие. Третье: Лазарус отличает копинг от его результата, так как копинг — это «попытка преодоления», которая включает больше, чем просто результат.

Интересная в рамках проблематики данного исследования модель стресса и копинга Дж. Р. Эдвардса (1988) содержится в Приложении 1 к работе. Она показывает влияние копинг-поведения, в том числе, и на личностные черты, которые подвергаются самооцениванию индивидом.

Модель стресса и копинга представляет собой обобщение, сделанное Дж. Эдвардс на основе анализа теории стресса и копинга, и включает элементы, рассматриваемые в теории мотивации, теории принятия решения и контроля. Автор определяет стресс как негативное расхождение между состоянием в данный момент и желаемым состоянием при условии, что наличие этого расхождения значимо для человека. Процесс начинается с оценки и осознания критического момента. На осознание влияют не только особенности человека и его физическое и социальное окружение, но также доступная информация и собственные когнитивные структуры реальности.

Расхождение воздействует на психическое и физическое самочувствие, а также на копинг, то есть на усилия личности по смягчению этих негативных воздействий. Копинг, в свою очередь, влияет на самочувствие, воздействуя на детерминанты стресса следующим образом [51]:

1) Непосредственно меняя значимые аспекты физического и социального окружения;

2) Изменяя личностные характеристики;

3) Изменяя информацию, на которой основаны чувства;

4) Видоизменяя чувства посредством когнитивной перестройки действительности;

5) Регулируя желания для уменьшения расхождения;

6) Уменьшая значимость расхождения.

Продукт самооценки, в свою очередь, через «негативное расхождение» между актуальным состоянием человека и желаемым состоянием, влияет на выбор копинг-стратегий.

Как отмечает Эдвардс, человек может сознательно создавать набор копинг-стратегий, оценивать возможные последствия каждого варианта и выбирать стратегию, которая сводит к минимуму последствия стресса и улучшает самочувствие. Однако человек не всегда выбирает рациональный подход.

1.2 Возрастные особенности копинг-стратегий подростков

Набор жизненных ситуаций, как и репертуар способов их разрешения могут существенно меняться на протяжении жизненного пути человека. Подростковый возраст охватывает период от 10−11 до 14−15 лет. Начало этого периода характеризуется появлением ряда специфических черт, важнейшими из которых являются стремление к общению со сверстниками и желание утвердить свою самостоятельность, независимость, личностную автономию. Традиционно подростковый возраст рассматривается как период отчуждения от взрослых. Ярко выражены не только стремление противопоставить себя взрослым, отстаивать свою независимость и права, но и ожидание от взрослых помощи, защиты и поддержки. Важный фактор психического развития в подростковом возрасте — общение со сверстниками, которое выделяют в качестве ведущей деятельности этого периода. Стремление подростка занять удовлетворяющее его положение среди сверстников сопровождается порой повышенной комфортностью к ценностям и нормам группы сверстников. Подростковый возраст — время бурного и плодотворного развития познавательных процессов. Период характеризуется становлением избирательности, целенаправленности восприятия, становлением устойчивого произвольного внимания, логической памяти и теоретического мышления [39]. Центральное личностное новообразование этого периода — становление нового уровня самосознания, Я-концепции, выражающейся в стремлении понять себя, свои возможности и особенности, свое сходство с другими людьми и свое отличие — уникальность и неповторимость. В подростковом возрасте еще активно продолжается процесс обучения способам психологического преодоления жизненных трудностей, особая роль в успешности которого принадлежит особым эмоционально поддерживающим взаимоотношениям со стороны значимых взрослых.

Копинг-поведение подростков до сих пор остается еще малоизученным. Далеко не всегда учитывается специфика самой кризисной социально-психологической ситуации, сфера ее возникновения.

Е.Н. Туманова выявила следующие типичные кризисные ситуации в жизни подростков. Это неприятности в таких сферах, как: семья («ссоры в семье»); взаимоотношения со сверстниками («конфликт с другом»); взаимоотношения со значимым взрослым («конфликт с учителем»); учебная деятельность («неудача на контрольной»); здоровье («болезни, травмы») [51].

Исследование отношения к будущему у современных подростков с 5 по 11 класс выявило следующие тенденции [7].

1. Стремление к учебе и, особенно к профессиональной деятельности от класса к классу снижается;

2. В жизненных планах подростков семья занимает весьма скромное место (брак, забота о старшем поколении, стремление иметь детей);

3. Стремление осознавать свое место в мире не очень велико, но к старшим классам немного возрастает.

4. Значительное количество учеников в своих ответах отразили неверие в свои силы, страх перед будущим.

Бланкард с соавторами провели сравнительное возрастное исследование предпочтения форм психологического преодоления. Обнаружены отчетливые возрастные закономерности в выборе способа копинг-поведения. Эмоционально-отреагированные формы с возрастом утрачивают популярность, сохраняя высокую частоту использования лишь у лиц с ярко выраженной феминностью, а проблемно-ориентированные формы психологического преодоления напротив, используются чаще, но их применение сильно зависит от рода проблем, с которыми сталкивается субъект. Если в подростковом возрасте наиболее характерными является стремление к эмоциональному разрешению жизненных трудностей (поскольку это часто релевантно содержанию самих проблем), то в пожилом возрасте преобладают духовные, религиозные способы сопротивления стрессу [35]

Поскольку развитие успешных стратегий преодоления трудностей крайне важно для решения задач развития в периоде взросления, возникает вопрос о возможности стимулировать эти стратегии, способствуя, таким образом, конструктивному разрешению самых серьезных жизненных проблем. Эти принципы разработаны Майхенбаум Д. и их эффективность подтвердилась [44].

Большую важность представляет информация о роли познавательных способностей в возникновении проблемы. Так, мысли о своем ничтожестве, некритическое восприятие стереотипных мнений, недооценка доступных стратегий или другие «негативные представления» могут повлечь за собой нарушение адаптации.

Постоянное внимание к негативным и ложным высказываниям о себе самом и о собственном поведении может стать причиной неэффективности преодоления своих трудностей.

Должны использоваться основополагающие стратегии разрешения проблем (определение проблемы, предвидение последствий, оценка реакции и т. д.).

Должны использоваться модели поведения и оценки, подтвердившие свою эффективность. Следует усилить концентрацию внимания и положительную самооценку.

Постепенное усложнение выдвигаемых перед подростками задач облегчает достижение все более сложных целей.

К. Накано (1991), изучая адаптацию к повседневным стрессам у старшеклассников, установил, что активная поведенческая борьба с трудностями, концентрация на решении способствует укреплению психологического благополучия субъекта, а избегание и эмоциональное регулирование, напротив, приводят к появлению или усилению невротической симптоматики. Эти результаты, полученные в Японии, были аналогичны полученным в США; это дает повод говорить, что такие закономерности не подвержены влиянию культурных традиций. (Нартова-Бочавер) [38].

Копинг-стратегия избегания используется индивидом после повторной неудачи, а более активные копинг-стратегии — в сходных ситуациях. Стратегия избегания оказывает отрицательное влияние и на эффективность интеллектуальной деятельности индивида.

Д. Шек исследовала способы преодоления критических ситуаций в раннем юношеском возрасте, в качестве основного предмета внимания она изобрела такие формы социальной поддержки, как когнитивная, инструментальная, эмоциональная, материальная помощь. Так, буферная роль социальной поддержки усиливалась по мере увеличения силы стресса, причем особо важной оказалась эмоциональная поддержка. Социальная поддержка смягчает воздействие стресса на организм, тем самым сохраняет здоровье и благополучие человека и способствует развитию индивида.

Итак, важную роль в подростковом возрасте играет социальная поддержка. В этот период идет интенсивный процесс обучения способам психологического преодоления жизненных трудностей, и главную роль в успешности данного процесса играет совместная деятельность со взрослым. В этом возрасте ведущей в формировании личностных качеств является учебно-познавательная деятельность [28].

Вместе с тем, Гринина О. В., Кича А. И. (1995) отмечают высокий процент заболеваемости психоневрологическими и психосоматическими заболеваниями среди подростков.

Это связано с большим напряжением в учебе и межличностных отношениях, что приводит к выработке компенсаторно-приспособительных систем и механизмов личности (В. А. Сергеев). Что касается социального окружения, то отмечается вспышка гедонистических установок в молодежной подростковой среде, как способ уйти от травмирующих проблем и возрастающих трудностей. Социологическое исследование показывает, что в системе ценностных ориентаций современной российской молодежи стремление к развлечениям и удовольствиям прочно занимает вторую позицию после материального дохода, заметно опережая (более чем в два раза) такие ценности, как служение людям, забота об общем благе (Сибирев В.А., Головин И. А., 1998).

Саморазрушающим называл В. Франкл стремление к счастью, когда в основе его лежат чувственные удовольствия. Именно такие стремления определяют внутренние неврозы. Чем больше человек стремится к наслаждению, тем больше он удаляется от цели.

Стремление к жизни «по принципу удовольствия» является определяющим и смыслообразующим мотивом инфантилизма. Поэтому самосознание подростка направляется лишь «по линии наименьшего сопротивления», что детерменирует включение защитных механизмов преодоления [32].

Таким образом, люди, столкнувшись с невозможностью изменить свое отрицательное эмоциональное состояние продуктивным путем и не имеющие эффективных способов психологической защиты, оказываются перед возможностью возникновения невроза [32].

Л.С. Мовсесян и М. В. Кондратьевой предпринята попытка эмпирического изучения взаимосвязи уровня самооценки и копинг-стратегий поведения подростков. Подростки с нормальной самооценкой демонстрируют обратно пропорциональную корреляцию с ответственностью, что, возможно, свидетельствует о неумении или нежелании признания своей роли в разрешении проблемы. В эмпирической группе подростков с высокой самооценкой наблюдается тенденция к взаимосвязи с бегством, что свидетельствует о мысленном или поведенческом стремлении человека избежать проблемы [36].

Н.А. Сирота и В. М. Ялтонский, следуя подходу Р. Лазаруса, рассматривают копинг как «деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям» [53]. Они рассматривают ряд особенностей преодоления эмоционального стресса подростками.

Механизмы преодоления эмоционального стресса у подростков определяют развитие и формирование различных вариантов поведения, приводящих к адаптации, либо дезадаптации индивида. Эти поведенческие модели могут сменять друг друга, претерпевая определенное прогрессивное развитие, и могут носить ригидный, фиксированный характер с последовательным усложнением, приводящим к возникновению нарушений.

Механизмы преодоления эмоционального стресса представляют собой сложные паттерны личностно-средового взаимодействия, включающие концепцию «Я», контроль, системы вербальной, невербальной коммуникации и другие составляющие.

Реализация механизмов преодоления стресса происходит на различных взаимозависимых уровнях: эмоциональном, когнитивном, соматическом, поведенческом. Наиболее четко измеряемым уровнем реализации механизмов преодоления стресса у подростков является поведенческий уровень.

Преодоление стресса подростками может быть связанным с экстернальной либо интернальной по отношению к среде направленностью контроля, эмпатическими, аффилиативными тенденциями, чувствительностью к отвержению. Выраженным влиянием на преодоление стресса обладает система социальной поддержки индивида и способность к ее восприятию.

В подростковом возрасте механизмы преодоления стресса носят динамический и транзиторный характер, обеспечивают развитие индивида, способствуют или препятствуют включению биологических и социальных факторов риска развития поведенческих, психосоматических и психических нарушений.

Н. А. Сирота и В. М. Ялтонский на основе своих исследований копинг-поведения подростков разработали три теоретические модели [53].

Модель активного адаптивного функционального копинг-поведения. Для этой модели характерно сбалансированное использование соответствующих возрасту копинг-стратегий с преобладанием активных стратегий, направленных на разрешение проблем и поиск социальной поддержки, преобладание мотивации на достижение успеха над мотивацией избегания неудач, готовность к активному противостоянию среде. Психологический фон для преодоления стресса обеспечивают следующие личностно-средовые копинг-ресурсы: позитивная Я-концепция, развитость восприятия социальной поддержки, интернальный локус контроля над средой, эмпатия и аффилиация, относительно низкая чувствительность к отвержению, наличие эффективной социальной поддержки.

Модель пассивного, дисфункционального копинг-поведения. Характеризуется преобладанием пассивных копинг-стратегий над активными, дефицитом социальных навыков разрешения проблем, интенсивным использованием детских копинг-стратегий, не соответствующих возрасту. В качестве ведущей используется копинг- стратегия «избегание». Преобладает мотивация избегания неудачи. Неготовность к активному противостоянию среде, подчиненность ей; негативное отношение к проблеме, оценка ее как угрозы; псевдокомпенсаторный, защитный характер поведения, отсутствие направленности на стрессор, как причину психоэмоционального напряжения. Низкая эффективность функционирования блока личностно-средовых ресурсов: негативная, слабо сформированная Я-концепция, неразвитость восприятия социальной поддержки, эмпатии, аффилиации, интернального локуса контроля. Относительно высокая чувствительность к отвержению.

1.3 Самооценка как одно из центральных образований личности

Самосознание личности — сложный психический процесс, особая форма сознания, характеризующаяся тем, что оно направлено само на себя. В процессе самосознания человек выступает в двух лицах: он — и познающий, и познаваемый.

Важной стороной самосознания и показателем достаточно высокого уровня его развития является формирование такого его компонента, как самооценка. Это оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей, является существенной стороной самосознания. Самооценка регулирует всю деятельность и поведение личности. Авторство данного понятия принадлежит У. Джеймсу. В своей теории он разделил личность на три части, имея в виду [13]: ее составные элементы; чувства и эмоции, вызываемые этими элементами (самооценка); поступки, вызываемые этими элементами личности (забота о самом себе и самосохранение).

Анализ психологических механизмов формирования глобальной самооценки позволяет, вслед за И. С. Коном [23], утверждать, что в ее основании обнаруживаются такие процессы как усвоение субъектом внешних оценок (это может быть и непосредственное отражение чужих оценок, и равнение на генерализированного другого), социальное сравнение по признакам «лучше — хуже» или «похожий — непохожий» и самоатрибуция, когда индивид заключает о себе и о своих внутренних состояниях, наблюдая и оценивая свое поведение в различных ситуациях.

Традиционно глобальная самооценка личности рассматривается как производная от ее частных самооценок. Выделяют три подхода в описании механизмов формирования глобальной самооценки из частных самооценок: глобальная самооценка как конгломерат частных самооценок, которые связаны с различными аспектами Я-концепции; как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости; как иерархическая структура, включающая частные самооценки, интегрированные по сферам личностных проявлений и в комплексе составляющие обобщенное «Я», которое находится наверху иерархии.

Понимание глобальной самооценки как простой суммы частных самооценок подвергается критике. Наиболее популярным среди исследователей является второй подход, когда влияние частной самооценки на глобальную самооценку варьирует в зависимости от уровня ее значимости: высокий уровень значимой парциальной самооценки выраженно повышает общую самооценку, в то время как низкий уровень существенно снижает. Вклад менее значимых самооценок в общую самооценку соответственно оказывается меньшим. Как первый, так и второй подходы не получили в современной психологии эмпирического подтверждения, их концептуальные основания подвергаются критике [22].

В психологии самосознания имеют место расхождения относительно содержания глобальной самооценки. Она рассматривается как переживание, устойчивое чувство, пронизывающее «образ Я»; как устойчивое чувство в адрес собственного «Я», которое содержит ряд специфических модальностей, различающихся как по эмоциональному тону переживания «Я», так и по семантическому содержанию, как система переживаний, включенных в процесс самосознания, отражающая внутренние ценности личности, принятые ею в отношении самой себя [21], как «накапливающийся аффект на себя», связанный с мерой удовлетворенности своими действиями, результатом реализации намеченных целей, как чувство самодовольства-недовольства собой, как чувство собственного достоинства [18], как «аффективно-моторный эквивалент», сливающийся с общим витальным фоном организма, как эмоционально окрашенное состояние личности, «ощущение» собственной ценности, осознание того, за что мы ответственны, что мы должны делать, а что нет, если не хотим уронить или лишиться своего человеческого достоинства.

Несмотря на существенные различия в понимании содержания глобальной самооценки, она отражает такую сторону отношения человека к себе как его чувство «за» или «против» себя. Это чувство характеризуется относительной устойчивостью, слабой дифференцируемостью и мало зависит от актуального восприятия себя человеком. При этом чувство «за» или «против» себя традиционно рассматривается как устойчивая личностная черта (свойство), которая складывается постепенно и приобретает привычный характер.

Так, человек с высоким самоуважением верит в себя, считает, что может преодолеть свои недостатки. Развитое позитивное чувство в адрес «Я» как устойчивая личностная черта является центральным звеном внутреннего психического мира человека, оно лежит в основе единства и целостности его личности, согласовывает и упорядочивает внутренние ценности, завершает структуру характера. Самоотношение как свойство личности теснейшим образом связано с целями ее жизни и деятельности, с ее ценностными ориентациями, выступает важнейшим фактором образования и стабилизации ее единства [22]. Выступая устойчивой личностной чертой, самоотношение тесно связано с другими свойствами личности, особенно волей. Оно влияет на формирование содержания, структуры и формы проявления целой системы психологических особенностей личности.

Человек с низким самоуважением — это человек с устойчивым чувством неполноценности, ущербности [17], ранимостью, чувствительностью к внешним воздействиям, оторванностью от реального взаимодействия с другими людьми. В сфере деятельности такое отношение к себе может проявляться в непоследовательности и нерешительности. Личность с пониженным самоуважением отличается неустойчивым внутренним миром, не обладает твердой и последовательной линией поведения в общении, во взаимоотношениях с другими людьми.

Отечественные психологи, рассматривая проблему самооценки человека, в первую очередь подчеркивают важность его деятельности. Они считают, что самооценка, как и другие личностные образования, формируется в результате деятельности, и через осознание результатов своей деятельности человек приходит к осознанию себя как субъекта этой деятельности, к оценке своих возможностей и качеств (В. А. Горбачева, Н. Е. Акудинова, И. Н. Бронников). Причём, главную роль в формировании личности играет социальная среда, издержки семейного и школьного воспитания, рабочий коллектив и т. д. Факторы наследственного характера: тип нервной системы, физическое состояние организма и т. д. играют второстепенную роль.

Т. Шибутани [64] считал самооценку ядром функционального единства организации ценностей личности. Ведущая роль самооценке отводится в рамках исследования проблем самосознания: она характеризуется как стержень этого процесса, показатель индивидуального уровня его развития, его личностный аспект, органично включённый в процесс самопознания. С самооценкой связываются оценочные функции самопознания, вбирающие в себя эмоционально — ценностное отношение личности к себе, специфика понимания ею самой себя.

Согласно взглядам Б. Г. Ананьева, самооценка является наиболее сложным и многогранным компонентом самосознания (сложный процесс опосредованного познания себя, развёрнутый во времени, связанный с движением от единичных, ситуативных образов через интеграцию подобных ситуативных образов в целостное образование — понятие собственного Я), являющимся прямым выражением оценки других лиц, участвующих в развитии личности.

А.И. Липкина, рассматривая самооценку как свойство личности, определяет ее как сложное, динамическое личностное образование, в котором интегрируется как представление об уже достигнутом, так и «проект будущего», имеющее значение для регуляции поведения и деятельности, — то есть подчеркивается синтез в самооценке «имеющегося» и «возможного».

Структура самооценки представлена двумя компонентами — когнитивным и эмоциональным. Первый отражает знания человека о себе, второй — его отношение к себе как меру удовлетворённости собой [40].

Основными характеристиками самооценки являются: её уровень (высокий; средний; низкий); соотношение с реальной успешностью (адекватная; неадекватная); особенности её внутреннего строения (конфликтная либо бесконфликтная).

Самооценка может быть оптимальной и неоптимальной [23]. При оптимальной, адекватной самооценке субъект правильно соотносит свои возможности и способности, достаточно критически относится к себе, стремится реально смотреть на свои неудачи и успехи, старается ставить перед собой достижимые цели, которые можно осуществить на деле. К оценке достигнутого он подходит не только со своими мерками, но и старается предвидеть, как к этому отнесутся другие люди: товарищи по работе и близкие. Иными словами, адекватная самооценка является итогом постоянного поиска реальной меры, т. е. без слишком большой переоценки, но и без излишней критичности к своему общению, поведению, деятельности, переживаниям. Такая самооценка является наилучшей для конкретных условий и ситуаций.

К оптимальной относятся самооценки «высокий уровень» и «выше среднего уровня» (человек заслуженно ценит, уважает себя, доволен собой), а также «средний уровень» (человек уважает себя, но знает свои слабые стороны и стремится к самосовершенствованию, саморазвитию).

Самооценка может быть неоптимальной — чрезмерно завышенной или слишком заниженной.

На основе неадекватно завышенной самооценки у человека возникает неправильное представление о себе, идеализированный образ своей личности и возможностей, своей ценности для окружающих, для общего дела. В таких случаях человек идет на игнорирование неудач ради сохранения привычной высокой оценки самого себя, своих поступков и дел. Происходит острое эмоциональное «отталкивание» всего, что нарушает представление о себе. Восприятие реальной действительности искажается, отношение к ней становится неадекватным — чисто эмоциональным. Рациональное зерно оценки выпадает полностью. Поэтому справедливое замечание начинает восприниматься как придирка, а объективная оценка результатов работы — как несправедливо заниженная. Неуспех предстает как следствие чьих-то козней или неблагоприятно сложившихся обстоятельств, ни в коей мере не зависящих от действий самой личности.

Человек с завышенной неадекватной самооценкой не желает признавать, что все это — следствие собственных ошибок, лени, недостатка знаний, способностей или неправильного поведения. Возникает тяжелое эмоциональное состояние — аффект неадекватности, главной причиной которого является стойкость сложившегося стереотипа завышенной оценки своей личности. Если же высокая самооценка пластична, меняется в соответствии с реальным положением дел — увеличивается при успехе и снижается при неудаче, то это может способствовать развитию личности, так как ей приходится прикладывать максимум усилий для достижения поставленных целей, развивать свои способности и волю [23; 40; 47].

Самооценка может быть и заниженной, т. е. ниже реальных возможностей личности. Обычно это приводит к неуверенности в себе, робости и отсутствию дерзаний, невозможности реализовать свои способности. Такие люди не ставят перед собой труднодостижимых целей, ограничиваются решением обыденных задач, слишком критичны к себе.

Слишком высокая или слишком низкая самооценка нарушают процесс самоуправления, искажают самоконтроль. Особенно это заметно в общении, где лица с завышенной и заниженной самооценкой выступают причиной конфликтов. При завышенной самооценке конфликты возникают из-за пренебрежительного отношения к другим людям и неуважительного обращения с ними, слишком резких и необоснованных высказываний в их адрес, нетерпимости к чужому мнению, проявлению высокомерия и зазнайства. Низкая критичность к себе мешает им даже замечать, как они оскорбляют других высокомерием и непререкаемостью суждений.

При заниженной самооценке конфликты могут возникать из-за чрезмерной критичности этих людей. Они очень требовательны к себе и еще более требовательны к другим, не прощают ни одного промаха или ошибки, склонны постоянно подчеркивать недостатки других. И хотя это делается из самых лучших побуждений, все же становится причиной конфликтов в силу того, что немногие могут терпеть систематическое «пиление». Когда в тебе видят только плохое и постоянно указывают на это, то возникает неприязнь к источнику таких оценок, мыслей и действий [23].

Аффект неадекватности возникает как попытка лиц с завышенной самооценкой оградить себя от реальных обстоятельств и сохранить привычную самооценку. Это приводит к нарушению отношений с другими людьми. Переживание обиды и несправедливости позволяет чувствовать себя хорошо, оставаться на должной высоте в собственных глазах, считать себя пострадавшим или обиженным. Это возвышает человека в его собственных глазах и исключает недовольство собой. Потребность в завышенной самооценке удовлетворяется и отпадает необходимость изменить ее, т. е. вплотную заняться самоуправлением. Неизбежно возникают конфликты с людьми, которые имеют иные представления о данной личности, ее способностях, возможностях и ценности для общества. Аффект неадекватности — это психологическая защита, она является временной мерой, поскольку не решает главной задачи, а именно — коренного изменения неоптимальной самооценки, выступающей причиной возникновения неблагоприятных межличностных отношений.

От степени адекватности самооценки зависит правильность постановки целей, выбор их трудности, составления программ действий.

Высокая или низкая самооценка может быть устойчивой характеристикой человека, связанной с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Как показано Л. Н. Корнеевой (1984), заниженная самооценка чаще наблюдается у людей со слабой нервной системой, инертностью торможения и высокой тревожностыо; завышенная самооценка характерна для индивидов с сильной нервной системой и высокой тревожностью, а устойчиво завышенная самооценка наблюдается у субъектов со слабой и средней силой нервной системы и низкой тревожностью. Адекватная самооценка характерна для людей с низкой или средней степенью тревожности.

Лица с адекватной самооценкой, по данным Л. Н. Корнеевой, стратегии поведения и деятельности формируют адекватно целям деятельности. Успех оказывает стимулирующее действие, а неудача не вызывает резких негативных эмоциональных реакций, наоборот, способствует проявлению настойчивости в достижении цели и стремлению определить действительные причины неудачи. Эти люди обладают обоснованной уверенностью в себе. 3ащитныe механизмы активизируются ими незначительно. Учебная и профессиональная деятельность характеризуются высокой стабильностью, кроме того, им свойственна достаточно полная реализация собственных возможностей [51].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой