Особенности обеспечения экономического роста в современной России

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Особенности обеспечения экономического роста в современной России

Введение

Достижение устойчивых темпов роста является основной задачей любого государства, не исключение и Россия. Экономический рост служит основой решения большинства социально-экономических проблем. Более того, он является главным фактором цивилизационного прогресса и одновременно — результатом развития науки, культуры, техники, институционального развития.

Рост экономики любой страны принадлежит к числу важнейших целей и задач. Экономический рост является количественный и качественный показатель уровня жизни населения в стране. Ведутся интенсивные исследования по источникам и факторам экономического роста, разрабатываются многочисленные модели и стратегии роста. Разработка государственного воздействия, регулирования экономики в достижении экономического роста.

Актуальность темы исследования состоит в том, что в России множество особенностей обеспечения экономического роста. Что в целом составляет противоречивый и трудно измеряемый процесс, который не может проходить прямолинейно, по восходящей линии. Количественные и качественные изменения в экономике, периоды роста и спада, положительные и отрицательные тенденции.

Отечественная наука всегда уделяла большое внимание к исследованию экономического роста, хотя и вошло в экономические понятия России позднее остальных стран. Работой над особенностями обеспечения и исследованием природы экономического роста занимались многие российские ученые, в том числе Агапова Т., Болдов О. Н., Вербин А. А., Орлов В. П. и т. д., а также Орехова Е. А. и Челнокова О. Ю.

Зарубежная экономическая мысль по исследуемой проблеме представлена работами таких авторов как Й. А Шумпетер «Теория экономического развития», П. Самуэльсон «Основания экономического анализа», немецкий статистик Э. Энгель, шведский экономист Г. Мюрталь и т. д.

Основная цель работы является исследование особенностей обеспечения экономического роста в современной России, а также разработка прогнозов экономического роста в ближайшем будущем.

Для достижения поставленной цели в работе поставлены следующие задачи:

- раскрыть понятие экономического роста и факторы его обеспечения

— определить стратегии обеспечения экономического роста

— раскрыть оценки качества обеспечения экономического роста в современной России

- рассмотреть инновационное обеспечение экономического роста

- рассмотреть инвестиционное обеспечение экономического роста

— выявить особенности государственной политики в обеспечении экономического роста в современной России

Объектом исследования данной работы является национальная экономика России.

Предметом исследования данной работы является экономические отношения хозяйствующих субъектов, районов, регионов, стран выявление особенностей.

Методологической и теоретической основой дипломной работы являются научные труды российских и зарубежных учёных по проблемам обеспечения экономического роста в России.

При проведении исследования и систематизации полученных данных применялись статистические методы сравнения обобщенных показателей, анализ динамических рядов, выборочные обследования и графические методы, финансовый анализ.

При разработке теоретических положений дипломной работы в рамках системного подхода к изучению особенностей обеспечения экономического роста применялись методы историко-логического, структурно-функционального, количественного анализа, методы научного абстрагирования, графического моделирования.

Информационную базу исследования составляют статистические и аналитические материалы российских информационно-статистических агентств, таких как, Государственный комитет по статистике Российской Федерации, центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, а также материалы периодических изданий. Практическим материалом для анализа в данной работе, послужили отчётные и прогнозные данные Центрального банка Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Федеральной службы государственной статистики.

1. Содержание обеспечения экономического роста в современной экономике

1. 1 Экономический рост и факторы его обеспечения

экономический рост инновация государство

Экономический рост всегда вызывает повышенный интерес теоретиков и практиков. Категория экономического роста является важнейшей характеристикой общественного производства при любых хозяйственных системах. Экономический рост служит основой решения большинства социально-экономических проблем. Более того, он является главным фактором цивилизационного прогресса и одновременно — результатом развития науки, культуры, техники институционального развития.

Экономический рост есть увеличение производства товаров и услуг в масштабе всего национального хозяйства. Но в более широкой трактовке он включает в себя повышение уровня занятости, увеличение производства товаров и услуг на душу населения и улучшение ряда других показателей, например, увеличение свободного времени членов общества.

Экономический рост — это количественное и качественное совершенствование общественного продукта за определенный период времени. Экономический рост означает, что на каждом данном отрезке времени в какой-то степени облегчается решение проблемы ограниченности ресурсов и становится возможным удовлетворение более широкого круга потребностей человека.

В самом общем виде экономический рост означает количественное и качественное изменение результатов производства и его факторов (их производительности). Свое выражение экономический рост находит в увеличении потенциального и реального валового национального продукта (ВНП), в возрастании экономической мощи нации, страны, региона. Это увеличение можно измерить двумя взаимосвязанными показателями: ростом за определенный период времени реального ВНП или ростом ВНП на душу населения. В связи с этим статистическим показателем, отражающим экономический рост, является годовой темп роста ВНП в процентах.

Экономический рост можно рассматривать как долгосрочный аспект динамики совокупного предложения или, что более точно, потенциального объёма выпуска. Анализ его факторов и закономерностей является одним из центральных вопросов макроэкономической теории.

Под экономическим ростом обычно понимают увеличение реального дохода в экономике (ВВП (таблица 1), ВНП или НД), а также рост реального выпуска в расчете на душу населения (иногда выделяют и рост дохода в расчете на одного занятого. Этот показатель может отличаться от показателей роста дохода в расчете на душу населения, поскольку отражает уровень и динамику экономической активности населения.). Соответственно, для измерения экономического роста используются показатели абсолютного прироста или темпов прироста реального объёма выпуска в целом или на душу населения.

Таблица 1. Валовой внутренний продукт России в текущих ценах, млрд. руб.

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

7305,6

8943,6

10 819,2

13 208,2

17 027,2

21 609,8

26 917,2

33 247,5

41 276,8

38 786,4

44 939,2

Экономический рост называется экстенсивным, если он осуществляется за счет привлечения дополнительных ресурсов и не меняет среднюю производительность труда в обществе. Интенсивный рост связан с применением более совершенных факторов производства и технологии, т. е. осуществляется не за счет увеличения объемов затрат ресурсов, а за счет роста их отдачи. Интенсивный рост может служить основой повышения благосостояния населения. Обычно говорят о преимущественно интенсивном или экстенсивном типе экономического роста в зависимости от удельного веса тех или иных факторов, вызвавших этот рост. В соответствие составляют прогнозы (таблица 2).

Экономический рост обеспечивается целым рядом факторов. Их можно рассматривать как стимулирующие рост и как тормозящие его. Так же условно можно объединить в три группы: исходные условия, макроэкономическая политика, внешние силы.

К исходным условиям относятся: исходный уровень ВВП, ожидаемая продолжительность жизни, объем полученного образования. Основные закономерности их влияния следующие. При более низком начальном уровне среднедушевого ВВП происходит более быстрый рост (но только при условии, что остальные объясняющие переменные сохраняют постоянные значения). Ожидаемая продолжительность жизни имеет сильную положительную связь с темпами роста, т.к. она служит индикатором и для всех остальных качественных характеристик функционирования общества. Объем полученного образования (среднее число лет среднего и высшего образования) существенно связан с последующими показателями экономического роста. Продолжительность полученного начального образования практически не оказывает влияния на темпы роста.

К макроэкономическим факторам относятся: уровень инфляции, бюджетный дефицит, государственное потребление, выигрыш при обмене валют на черном рынке. Растущие уровень инфляции и дефицит бюджета оказывают отрицательное воздействие на экономический рост. Увеличение доли государственного потребления в ВВП (за вычетом военных расходов и расходов на образование) вызывает падение темпов экономического роста. Выигрыш при валютном обмене на черном рынке обратно связи с ростом. Этот выигрыш равен нулю для стран, где нет ограничений на валютные курсы.

К внешним силам условно можно отнести: норму фертильности, условия внешней торговли (цены на импорт, экспорт, таможенные тарифы), влияние мировых кризисов (кризис 2008—2009 года).

Таблица 2. Прогноз основных экономических показателей

Факторы экономического роста часто группируют в соответствии с типами экономического роста. К экстенсивным факторам относят рост затрат капитала, труда (в некоторых случаях выделяются земля или природные ресурсы, но считается, что для промышленно развитых стран они не являются особенно важными факторами экономического роста), к интенсивным — технологический прогресс, экономию на масштабах, рост образовательного и профессионального уровня работников, повышение мобильности и улучшение распределения ресурсов, совершенствование управления производством, соответствующее улучшение законодательства и т. д., то есть всё, что позволяет качественно усовершенствовать как сами факторы производства, так и процесс их использования. Иногда в виде самостоятельного фактора экономического роста выделяют совокупный спрос как главный катализатор процесса расширения производства. есть и другие квалификации факторов (рис. 1).

В качестве причин, сдерживающих экономический рост, часто называют ресурсные и экологические ограничения, широкий спектр социальных издержек, связанных с ростом производства, а также неэффективную экономическую политику правительства.

Одним из глобальных внешних факторов стал кризис разразившийся в США и распространившийся на большей части мирового сообщества. Оформив факторы и проблемы, которые были наиболее важными в экономическом развитии России и которые соответственно должны будут находиться в центре экономической политики настоящего времени и ближайшего будущего.

Первое. Существенное обострение финансовой (бюджетной) ситуации. В Россию вновь вернулся бюджетный дефицит, которого страна не знала на протяжении почти десятилетия. После финансового кризиса 1989−1998 гг., достигшего острейшей фазы дефолта в 1998 г. Рост цен на нефть обеспечивал сбалансированный бюджет, который стал на какое-то время символом посткоммунистической России.

/

/

Рис. 1 Факторы, обеспечивающие экономический рост

Интенсивное погашение внешнего долга сделало к началу кризиса Россию страной с одной из самых низких в мире долговых нагрузок. Теперь ситуация изменилась. Страна попробовала жить с дефицитом в 2009 г., и никакой катастрофы не произошло. В результате увеличения аппетитов возникла парадоксальная ситуация: страна имеет дефицитный бюджет при среднегодовой цене на нефть почти в 80 долл. /барр., тогда как еще несколько лет назад и цена в 30 долл. позволяла сводить федеральный бюджет с профицитом. Формально ситуация не выглядит тревожной. Уровень государственного долга остается низким, и страна имеет широкие возможности для заимствований — как в рублях, так и в иностранной валюте. Бюджетный дефицит не очень велик по сравнению с раз витыми странами — 3,5−4% ВВП. Однако при выведении из расчетов рентной составляющей бюджетный дефицит оказывается на уровне 13% ВВП. То есть страна оказывается в исключительной зависимости от колебаний мировых цен на энергоресурсы — т. е. от факторов, от России ни в коей мере не зависящих.

Второе. После снижения инфляции в 2009 г. и в первой половине 2010 г. индекс потребительских цен вновь начал расти, достигнув по итогам года 8,8%. Иными словами, инфляция остается одной из самых высоких в странах «двадцатки», сопоставимой только с инфляцией в Индии и Турции (табл. 2).

Отчасти это вполне естественный процесс, сопровождающий возобновление экономического роста. На волне экономического спада динамика цен стала тормозиться, однако российская экономика все равно оставалась высоко инфляционной — на минимуме инфляция снизилась до 8,8% в годовом исчислении. От этого уровня и начался ее рост по мере преодоления рецессии. Однако есть и два других — так сказать, негативных — источника раскручивания инфляции. С одной стороны, это фактор засухи и исключительно низкого урожая зерновых, что отражается на всем индексе сельскохозяйственного производства, с другой стороны — фактор бюджетной политики, поскольку мощное наращивание бюджетных расходов не может не сказаться на ценах. Можно говорить и о монетарных факторах инфляции, поскольку происходило эмиссионное финансирование бюджетного дефицита — за счет Резервного фонда и валютных интервенций в период притока капитала вначале года. Рост инфляции в российской ситуации является фактором гораздо более проблематичным, чем в развитых странах. Там инфляция стала бы фактором (и показателем) оживления производства, и даже следующее за инфляцией ужесточение денежной политики будет оставаться в пределах нескольких процентных пунктов. У нас инфляция должна привести к повышению процентных ставок и к сохранению их на двузначном уровне, что является серьезным фактором, препятствующим экономическому росту. В этой ситуации следовало ожидать развертывания заимствований российских фирм на внешних рынках, предлагающих более дешевые финансовые ресурсы. Эти заимствования действительно в 2010 г. стали нарастать, причем особенно активны были здесь нефинансовые институты (в отличие от докризисного времени).

Третье. Россия столкнулась со значительным оттоком капитала. В этом отношении ситуация здесь диаметрально противоположна другим странам БРИК: в Бразилии, Индии и Китае наблюдается мощный приток капитала. В обоих случаях возникает вопрос о целесообразности ограничения свободы перемещения капитала и о введении контроля капитала, но только для решения противоположных задач — для ослабления стимулов притока для снижения волатильности (собственно, Бразилия уже ввела «налог Тобина») или для недопущения опасного оттока капитала.

Существует несколько причин оттока капитала. Общая неопределенность перспектив развития экономического кризиса. Это и сохранение высокого уровня коррупции, когда часть расходуемых бюджетами всех уровней средств остается в руках чиновников, которые предпочитают помещать накопленное в безопасные места (последнее подтверждается относительно небольшими суммами разовых переводов средств за границу, что стало характерно именно для минувшего года). Коррупция из феномена микроэкономического становится макроэкономическим фактором.

Также одновременно сокращается сальдо платежного баланса по счету текущих операций в связи со значительным ростом импорта, что, в свою очередь, является реакцией на рост социальных расходов бюджета. Больший платежеспособный спрос трансформируется в спрос на дешевые товары, которые в современной ситуации являются преимущественно импортными.

В условиях кризиса при относительной стабильности валютного курса соотношение доходности операций на рынке и страновых рисков существенно изменилось из-за сохранения высоких рисков и снижения доходности — другие развивающиеся рынки оказываются более надежными при сопоставимом уровне доходности. Отечественные потребительские товары по соотношению цена / качество также не выдерживают конкуренции с импортом. Эти обстоятельства обусловили отток капитала. Увеличение спроса на импорт привел к ослаблению курса рубля, что, в свою очередь, станет фактором ограничения импорта. Это будет зависеть как от действий денежных властей, так и от фискальной политики. «Центробанк способен влиять на курсообразование, плавно ослабляя рубль, чтобы сдерживать приток импорта. Это будет противоречить задачам таргетирования инфляции и вновь подчеркнет, что проблемы отечественного производства для Центробанка остаются более важными, чем обеспечение стабильности цен и валюты. Перспективы платежного баланса зависят и от характера бюджетной политики. Неумеренная бюджетная экспансия (особенно в части социальных выплат) может стать фактором устойчивого роста спроса на импорт, т. е. появления двойного дефицита (бюджета и счета текущих операций платежного баланса)».

Четвертое. Ситуация на рынке труда к концу 2010 г. оказалась значительно лучше, чем ожидалось в начале года. К декабрю 2010 г. общая численность безработных (по методологии МОТ) снизилась на 0,7 млн чел. и достигла 5,7 млн чел., численность официально зарегистрированных безработных снизилась на 183,1 тыс. чел. — до 1,9 млн чел. Можно сделать вывод, что феномена jobless recovery (восстановления производства при отставании в восстановлении занятости), характерной для системных кризисов, в нашей стране не наблюдается. С точки зрения социально-политической стабильности такую ситуацию можно только приветствовать. Однако у нее есть два возможных объяснения, которые не позволяют оценивать восстановление рынка труда однозначно позитивно.

Во-первых, феномен jobless recovery является оборотной стороной, индикатором структурной трансформации экономики. Он означает усиление структурной безработицы, т. е. появление новых рабочих мест и нехватку для них людей с имеющейся квалификацией. Иными словами, jobless recovery является непременным фактором модернизации, с которой связан выход из кризиса. Отсутствие этого феномена требует специального обсуждения вопроса о наличии или об отсутствии модернизации на выходе из кризиса. В этом же направлении воздействует на экономику и политическое давление на бизнес и регионы с требованием обеспечивать занятость.

Во-вторых, в специфической демографической ситуации современной России отсутствие отставания по занятости от восстановления экономики может свидетельствовать о более активном выходе на пенсию, т. е. о снижении безработицы за счет не только роста занятости, но и сокращения рабочей силы в трудоспособном возрасте.

Оба объяснения не противоречат друг другу, и, скорее всего, в реальной практике 2010 г. оба они имели определенное влияние на реальное развитие ситуации.

Если рассматривать с точки зрения социальной стабильности такое развитие событий полезно. Однако с точки зрения решения задач модернизации ситуация на рынке труда пока не поддается однозначной интерпретации.

Сделаны важные шаги в направлении международной интеграции — «Таможенный союз — Единое экономическое пространство», а также в вопросах присоединения к ВТО. Для России оба процесса важны как способы стимулирования конкуренции товаропроизводителей. Стремясь сочетать антикризисные меры с модернизацией, российское правительство в последние два года начало задействовать некоторые новые элементы в своей экономической политике, существенно отличающиеся от того, что было характерно для 2000−2008 гг. Прежде всего, это новая макроэкономическая реальность — устойчивое сохранение бюджетного дефицита и наращивание бюджетных заимствований. Этому способствовало наличие значительных резервов, а также низкий уровень государственного долга, сложившийся к началу кризиса. Другой новацией политики, естественным образом вытекающей, является поворот к политике роста налогов. За последнее время были существенно повышены социальные отчисления (прежде все в Пенсионный фонд), а также усилилось налогообложение углеводородов. Фискальная логика этих мер достаточно понятна — в условиях курса на рост расходов бюджета повышение налогов практически неизбежно. По словам министра финансов, повышение налогов должно быть продолжено и в дальнейшем. Однако налицо и то, что повышение налогообложения труда дестимулирует структурную модернизацию, так как наиболее болезненно влияет на отрасли с высокой долей затрат труда в отличие от отраслей сырьевых. Стремясь к некоторому смягчению негативного воздействия роста налогов, власти стали более активно задействовать дискретные (точечные) меры экономической политики. Наиболее ярким примером является инновационная зона «Сколково», для резидентов которой был предложен беспрецедентный набор налоговых и административных льгот. От низкой ставки социальных отчислений до введения собственных (выделенных из общей системы) правоохранительных, налоговых и таможенных органов. По сути, это попытка создать точку инновационного роста так, как это должно быть обеспечено в современном развитом постиндустриальном обществе. Это важный эксперимент, перспективы, развития которого будут иметь далеко идущие последствия для экономической и социальной жизни России. «Фактически был взят курс на выделение и адресную поддержку „национальных чемпионов“ — отдельных отраслей и секторов, которые по тем или иным причинам представляются перспективными» — В. Мау (рис. 2)

Начало было положено, когда была создана госкорпорация «Роснанотех», а правительство решило, что именно нанотехнологии являются ведущим звеном научно-технического прогресса, «за которое надо всеми силами ухватиться» (приложения). Далее было выделено пять приоритетных направлений развития науки и технологий (энергоэффективность и энерго-сбережение, в том числе разработка новых видов топлива; ядерные технологии; космические технологии, прежде всего связанные с телекоммуникациями; медицинские технологии; стратегические информационные технологии, включая создание суперкомпьютеров и программного обеспечения).

Рис. 2 Особые экономические зоны

Источник: Официальный Интернет-ресурс Департамента особых экономических зон и проектного финансирования Министерства экономического развития Российской Федерации

Следом пересмотр особых экономических зон, создание определенного технологического кластера. Примером этого может стать «Титановая долина» в Свердловской области.

В целях компенсации роста социальных налогов для малого бизнеса (понимая, что часть бизнеса уйдет в тень), в конце 2010 г. было принято решение о снижении на два года страховых взносов в Пенсионный фонд с 26 до 18% для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей, работающих в сфере производства и оказания социальных услуг.

В 2010 г. вновь актуальной темой стала приватизация. Правительство приняло масштабную программу приватизации, по которой в частные руки должны уйти как пакеты акций, в которых государство является миноритарием, так и миноритарные пакеты акций крупнейших государственных компаний или компаний с абсолютным доминированием государственного пакета. Среди последних — «Роснефть», РЖД, «Русгидро», Сбербанк, ВТБ и другие. По-видимому, задачами приватизации будет являться привлечение стратегических инвесторов (соответственно получение инвестиционных ресурсов и улучшение корпоративного управления), а также пополнение доходов бюджета. Однако первая задача в современной ситуации должна быть ключевой, хотя только время покажет, удастся ли ее решить на практике.

Именно эти факторы, проблемы, условия ограничивают экономический рост в России. Они обесславливают поведение экономических агентов, а в частности государства в выборе той или иной экономической стратегии для обеспечения благосостояния граждан и экономического роста страны.

1. 2 Стратегии обеспечения экономического роста

Выбор эффективной экономической стратегии процесс сложный для каждой страны, региона и подвергается различным видам рисков. Исторические особенности, климатические особенности, политические и демографические особенности в разное время имели множество сочетаний и выстраивались в соответствии с моделями экономического роста в различные стратегии. Каждая стратегия основывается на определённой модели роста.

Большинство моделей роста исходит из того, что увеличение реального объема, с выпуска происходит прежде всего под влиянием роста основных факторов производства — труда и капитала. Фактор «труд» обычно слабо поддаётся воздействию извне, тогда как величина капитала может быть скорректирована определенной инвестиционной политикой. Как известно, запас капитала в экономике со временем сокращается на величину выбытия (амортизации) и увеличивается за счет роста чистых инвестиций. Вполне очевидно, что экономический рост ценен не сам по себе, а в качестве основы повышения благосостояния населения, поэтому качественная оценка роста часто дается через оценку динамики потребления.

Наиболее простой кейнсианской моделью роста является модель Е. Домара, предложенная в конце 1940-х годов. Технология производства представлена в ней производственной функцией Леонтьева с постоянной предельной производительностью капитала (при условии, что труд не является дефицитным ресурсом). Модель Домара исходит из того, что на рынке труда существует избыточное предложение, что обусловливает постоянство уровня цен. Выбытие капитала отсутствует, отношение К/У и норма сбережений — постоянны. Выпуск зависит фактически от одного ресурса — капитала. Для простоты можно принять также инвестиционный лаг равным нулю.

Фактором увеличения спроса и предложения в экономике служит прирост инвестиций. Если в данном периоде инвестиции выросли на, то, и соответствии с эффектом мультипликатора, совокупный спрос возрастет на ДI, то в соответствии с эффектом мультипликатора, совокупный спрос возрастет на

ДYAD=ДIm=ДI (l/l-b)=ДI (l/S)

где m — мультипликатор расходов,

b — предельная склонность к потреблению,

S — предельная склонность к сбережению.

Увеличение совокупного предложения составит ДYAS=aДK, где, а — предельная производительность капитала (по условию — постоянна). Прирост капитала ДK обеспечивается соответствующим объемом инвестиций I, потому можно записать: ДYAS=aI.

Поскольку в условиях равновесия инвестиции равны сбережениям, I=S, а S=sY при, s=const, уровень дохода является величиной, пропорциональной уровню инвестиций, и тогда ДY/Y=ДI/I=as.

Таким образом, согласно теории Е. Домара, существует равновесный темп прироста реального дохода в экономике, при котором полностью используются имеющиеся производственные мощности. Он прямо пропорционален норме сбережений и предельной производительности капитала, или приростной капиталоотдаче, (ДY/ДK). Инвестиции и доход растут с одинаковым постоянным во времени темпом.

Р.Ф. Харрод построил специальную модель экономического роста (1939 г.), включив в неё экзогенную функцию инвестиций (в отличие от экзогенно заданных инвестиций у Домара) на основе принципа акселератора и ожиданий предпринимателей (предпосылки модели Харрода остаются теми же, что и в модели Домара).

Предприниматели планируют объем собственного производства, исходя из ситуации, сложившейся в экономике в предшествующий период: если их прошлые прогнозы относительно спроса оказались верными и спрос полностью уравновесил предложение, то в данном периоде предприниматели оставят темпы роста объема выпуска неизменными; если спрос в экономике был выше предложения, они увеличат темпы расширения производства; если предложение превышало спрос в предшествующем периоде, они снизят темпы роста. Такой темп роста обеспечивает полное использование производственных мощностей (капитала), но полная занятость при этом не всегда достигается.

Анализ соотношений между гарантированным и фактическим темпами роста позволил сделать следующий вывод: если фактически запланированный предпринимателями темп роста предложения отличается от гарантированного темпа роста (превышает или не достигает его), то система постепенно отдаляется от состояния равновесия.

Часто обе модели объединяют в одну модель Харрода-Домара. Обе модели приводят к выводу, что при данных технических условиях производства темп экономического роста определяется величиной предельной склонности к сбережению, а динамическое равновесие может существовать в условиях неполной занятости.

Ограниченность данных моделей задана уже предпосылками их анализа. Например, используемая в них производственная функция Леонтьева характеризуется отсутствием взаимозаменяемости факторов производства — труда и капитала, что в современных условиях не всегда соответствует действительности. Модели Домара и Харрода неплохо описывали реальные процессы экономического роста 1920−1950-х гг., но для более поздних наблюдений (1950-е — 1970-е гг.) наиболее успешно использовалась неоклассическая модель Р. Солоу (рис. 3).

Неоклассические модели роста преодолевали ряд ограничений кейнсианских моделей и позволяли более точно описать особенности макроэкономических процессов. Р. Солоу показал, что нестабильность динамического равновесия в кейнсианских моделях была следствием невзаимозаменяемости факторов производства. Вместо функции Леонтьева он использовал в своей модели производственную функцию Кобба-Дугласа, в которой труд и капитал являются субститутами. Другими предпосылками анализа в модели Солоу являются: убывающая предельная производительность капитала, постоянная отдача от масштаба, постоянная норма выбытия, отсутствие инвестиционных лагов.

Рис. 3 Неоклассическая модель Р. Солоу

В исходном состоянии экономика имела устойчивый запас катала k1*, при котором инвестиции равнялись выбытию. После повышения нормы сбережения инвестиции выросли на (i?1-i1), а запас капитала (k1*) и выбытие (dk1) остались прежними. В этих условиях инвестиции начинают превышать выбытие, что вызывает рост запаса капитала до уровня нового равновесия k2*, которое характеризуется более высокими знаниями фондовооруженности и производительности труда (выпуск на одного занятого, у).

Взаимозаменяемость факторов (изменение капиталовооруженности) объясняется не только технологическими условиями, но и неоклассической предпосылкой о совершенной конкуренции на рынках факторов.

Необходимым условием равновесия экономической системы является равенство совокупного спроса и предложения. Предложение описывается производственной функцией с постоянной отдачей от масштаба.

Совокупный спрос в модели Солоу определяется инвестициями и потреблением. Доход делится между потреблением и сбережениями в соответствии с нормой сбережения. В условиях равновесия инвестиции равны сбережениям и пропорциональны доходу. Производственная функция определяет предложение на рынке товаров, а накопление капитала — спрос на произведенный продукт. Динамика объёма выпуска зависит от объёма капитала. Объём капитала меняется под воздействием инвестиций и выбытия: инвестиции увеличивают запас капитала, выбытие — уменьшает. Инвестиции зависят от фондовооруженности и нормы накопления, что следует из условия равенства спроса и предложения в экономике. Норма накопления определяет деление продукта на инвестиции и потребление. Она непосредственно влияет на устойчивый уровень фондовооруженности.

Чем выше норма сбережения (накопления), тем более высокий уровень выпуска и запаса капитала может быть достигнут в состоянии устойчивого равновесия. Однако повышение нормы накопления ведёт к ускорению экономического роста в краткосрочном периоде, до тех пор, пока экономика не достигнет точки нового устойчивого равновесия.

Для дальнейшего развития модели Солоу поочередно снимаются две предпосылки: неизменность численности населения и его занятой части (их динамика предполагается одинаковой) и отсутствие технического прогресса. Рост населения аналогично выбытию снижает фондовооруженность, хотя и по-другому — не через уменьшение наличного запаса капитала, а путем распределения его между возросшим числом занятых. Учет в модели Солоу технологического прогресса видоизменяет исходную производственную функцию. Предполагается трудосберегающая форма технологического прогресса, т. е. технологический прогресс осуществляется путем роста эффективности труда с постоянным темпом. Рост эффективности труда в данном случае аналогичен по результатам росту численности занятых.

Таким образом в модели Солоу найдено объяснение механизма непрерывного экономического роста в режиме равновесия при полной занятости ресурсов. Представленная модель не свободна и от недостатков. Модель анализирует состояния устойчивого равновесия, достигаемые в длительной перспективе, тогда как для экономической политики важна и краткосрочная динамика производства и уровня жизни. Многие экзогенные переменные модели Солоу было бы предпочтительнее определять внутри модели, поскольку они тесно связаны с другими ее параметрами и могут видоизменять конечный результат. Модель не включает также целый ряд ограничителей роста, существенных в современных условиях — ресурсных, экологических, социальных. Используемая в модели функция Кобба-Дугласа, описывая лишь определенный тип взаимодействия факторов производства, не всегда отражает реальную ситуацию в экономике. Эти и другие недостатки пытаются преодолеть современные теории экономического роста.

Сторонники концепции «экономики предложения» полагают, что увеличение темпов роста при полной занятости возможно прежде всего путём сокращения регулирующего вмешательства извне в рыночную систему.

Одной из проблем, выдвинутых в начале 1970-х гг., стала проблема негативных последствий быстрого роста, связанного с вовлечением и переработкой все большего количества сырьевых ресурсов. Сырье и топливо становятся дефицитными, в то время как потребности населения в них непрерывно растут. Исходя из этого противоречия, группа исследователей под руководством Денниса и Донеллы Медоуз сделала парадоксальный вывод об опасности «глобальной катастрофы». Ресурсы истощаются, и фаза роста должна закончиться в ближайшие 100 лет.

При существующих тенденциях роста человечество подойдет к определенному «пределу», за которым ему грозит катастрофа — разрушение городов, истощение ресурсов, природные катаклизмы.

В докладе Денниса Медоуза говорится об опасностях технического прогресса и экономического роста. Обращается внимание на усиливающееся загрязнение окружающей среды, негативные последствия промышленного шума, увеличивающийся год от года выброс вредных веществ, ухудшение среды проживания в городах, гибель и исчезновение животных, сокращение запасов рыбы, высыхание рек и озер, сокращение источников чистой воды. Не решена проблема утилизации промышленных и бытовых отходов. По мере увеличения производства товаров и услуг происходит ухудшение качества жизни.

Недостаток доклада Д. Медоуза — отсутствие в нем позитивных предложений и рекомендаций. Назрела необходимость переосмыслить прежние представления о существе и содержании «привычных» категорий, таких как, например, общественные затраты, ценность, товар.

Каждая из этих моделей соответствовала развитию в то или иное время развитию экономической мысли. Обеспечивала реализацию тех или иных задач. Не исключение и современный период. Решение сложных экономических проблем, с которыми столкнулся мир (и прежде всего развитые страны), требует глубоких структурных реформ, преодоления накопившихся в мире дисбалансов — и появления новой модели роста. Именно в 2010 г. в мире начались и набрали силу дискуссии об этой новой модели, а в США появился даже специальный термин для обозначения предмета дискуссии — New Normal. Предстоит разобраться в вопросах соотношения и взаимосвязи экономик Запада и Востока (прежде всего США и Китая), Севера и Юга (особенно в рамках ЕС). Это предполагает урегулирование глубоких макроэкономических (и особенно платежных) дисбалансов. Предстоит выработать адекватную модель глобального финансового регулирования, поскольку всем стало очевидно, что именно из финансовой сферы исходит основная угроза стабильности. А в условиях глобализации регулирование финансовых потоков не может быть ограничено национальными юрисдикциями. Предстоит реструктурировать мощные социальные сектора развитых стран (включая Россию) — прежде всего пенсионные системы и системы здравоохранения, которые были сформированы в условиях индустриальной эпохи и которые оказываются неэффективными в условиях постиндустриальных вызовов (как демографических, так и собственно экономических). Предстоит сформировать новую международную валютную систему, понять, какие валюты будут играть роль мировых. Причем, определяясь с этим вопросом, необходимо будет избежать валютных войн и гонки девальваций, на грани чего мир оказался осенью 2010 г. Решение всех названных проблем требует времени. Времени не только и не столько на принятие решений, сколько на их интеллектуальное осмысление и выработку вариантов действия. Именно эти вопросы будут стоять в центре внимания нового этапа кризиса — этапа, в который мир вступил в 2010 г. и который будет продолжаться и в 2011 г.

В 2010 г. в России в основном продолжалась экономическая политика предшествующего года. Однако акцент теперь был сделан не на спасение отдельных экономических агентов (предприятий, банков), а на поддержание условий для обеспечения экономической и социальной стабильности. Банки и фирмы стали возвращать долги государству и одновременно вновь начался рост внешних заимствований большого бизнеса (в отличие от предыдущих лет, теперь кредиты брали преимущественно предприятия нефинансового сектора).

В России восстановился экономический рост, хотя темп роста был существенно ниже, чем в 2000—2007 гг. Как и в предыдущие годы, рост был выше, чем в развитых странах, но ниже, чем в других странах БРИК — в Китае, Индии и Бразилии. Правда, из-за существенного спада в разгар кризиса (9% ВВП и почти 15% в промышленности) задача восстановления экономики теперь стоит гораздо более остро. Существенно более сложной стало и решение задачи вхождения России в пятерку самых крупных по ВВП стран к 2020 г. (таблица 3)

Учёные института экономической политики им. Гайдара дают следующие определения сложившейся стратегии в России и мире. Одной из иллюзий начала структурного кризиса является ожидание восстановления «старого доброго времени» — преодоления неурядиц и восстановления старой модели роста. Это ошибочная стратегия. Кризис, подобный нынешнему, предполагает формирование новой модели экономического развития, и лишь с ее появлением начинается преодоление кризиса. А преимущества на выходе из кризиса получают те страны, которые способны сформировать эту модель и наиболее последовательно и решительно реализовать ее на практике. Именно в обретении новой модели роста состоит стимулирующая роль структурного кризиса и шанс отдельных стран в результате кризиса совершить рывок в своем развитии.

Таблица 3

Основные сводные показатели базисного варианта прогноза

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2020

2025

2030

Реальные доходы

100

102,4

107,4

106,1

108,0

110,6

117,1

122,8

154,8

198,0

255,0

Реальная заработная плата

100

97,3

97,3

98,9

101,8

104,9

109,8

115,0

144,7

182,0

229,0

Реальная трудовая пенсия

100

111,2

141,5

143,7

148,0

152,5

160,4

168,7

217,1

279,2

358,9

Расходы на товары и услуги

100

95,0

97,6

100,2

105,9

108,4

110,4

116,0

148,2

179,6

215,9

Индекс потребительских цен

100

111,6

123,6

134,3

144,4

152,3

160,7

169,6

221,6

289,6

378,5

Индекс ВВП

100

100,0

94,2

92,5

93,6

95,9

98,5

102,6

131,7

163,1

202,9

Численность занятых в организациях, млн. чел.

49,4

47,7

47,9

47,8

47,7

47,7

47,62

47,57

47,4

47,3

47,28

Численности пенсионеров, млн. чел.

30,2

30,6

31

31,4

31,8

32,2

32,6

33,01

35,17

37,46

39,9

Соотношение средней заработной платы и средней трудовой пенсии, %

28,3

37,0

37,0

37,0

37,0

37,2

37,3

37,5

38,2

39,0

40,0

Первый вариант предполагает развитие существующей модели роста и ее адаптации к вызовам по мере их появления. Государство в этой конструкции является основным источником роста — и как источник ключевых финансовых ресурсов, и как нейтрализатор «рыночной стихии», и как держатель ключевых институтов, необходимых для экономического роста. Государство определяет приоритеты, концентрирует на них политический и финансовый ресурс, выстраивает финансовую систему, опираясь на принадлежащие государству банки и биржи, напрямую руководит ключевыми производственными компаниями (контролирует «командные высоты»). Государственный спрос не только на товары и услуги, но и на институты оказывается здесь системообразующим. От государства же зависит в значительной мере и спрос домохозяйств.

Второй вариант предполагает усиление роли частных источников роста (частных фирм и домохозяйств). Они должны замещать и постепенно вытеснять государство из предпринимательской зоны. Государство должно создавать максимально благоприятные условия для функционирования частных экономических агентов, стимулировать их интерес к развитию, т. е. стимулировать предложение товаров и услуг на рынке.

Выбор между экономикой спроса и экономикой предложения лежит в основе характерной для всего ХХ века дискуссии между кейнсианскими и неоклассическими моделями экономического роста. Еще более актуальна эта тема для стран с развивающейся экономикой (или для стран догоняющей модернизации). Анализируя опыт Германии и России второй половины XIX — начала XX в., А. Гершенкрон показал, что в условиях догоняющего развития государство должно брать на себя компенсацию рыночной неопределенности, особенно слабости только зарождающихся рыночных институтов. Однако последующее развитие событий показало, что за это избыточное вмешательство государства обществу впоследствии приходится платить немалую цену — политическую и экономическую. «Большое государство» закостеневает и с какого-то момента становится препятствием для современного экономического роста, и для преодоления этого препятствия требуется затратить немало ресурсов, а то и принести жертвы.

Действующая модель роста — экономика спроса, основными элементами этой модели являются обеспечение высокого уровня социальной и политической стабильности в обществе в качестве ключевой цели, к которой стремится правительство. Наличие высоких и растущих цен на углеводороды, наращивание бюджетных расходов как важнейшего источника спроса, постепенное повышение налогов, сохранение значительного инфляционного потенциала, усиление роли индивидуальных (адресных) решений в противовес созданию общих правил игры. Сложившаяся в 2000-х годах и действующая поныне модель экономического роста основывается на наличии значимых, дешевых и незаработанных финансовых ресурсов, источником которых является не рост производительности труда, а благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Собственно, такая модель с некоторыми модификациями существует в России с 1970-х годов, и в настоящее время она является почти столь же популярной, как и в то первое десятилетие ее эксплуатации. Быстро растущие расходы государственного бюджета или требуют еще более быстрого роста цен на энергоресурсы, или оборачиваются бюджетным дефицитом. Государство выступает важнейшим источником спроса в экономике. Прежде всего это спрос со стороны средних и бедных слоев населения, связанных с государственным бюджетом (пенсионеры, безработные, государственные служащие и военные, а также примыкающие к ним работники госкорпораций). Существенную роль играет финансирование силовых структур в части как содержания военнослужащих, так и закупки вооружений. (Впрочем, 2010 г. стал в определенном смысле переломным, поскольку Россия объявила о крупных военных закупках в странах НАТО.) Другой мощной сферой государственного спроса являются инвестиции в инфраструктуру. Однако, понимая высокий уровень коррупции в этом секторе, правительство весьма осторожно в своих инфраструктурных вложениях — в отличие от социальных расходов. Выбор между приоритетом инфраструктурным и социальным является непростым. Социальные расходы попадают на более конкурентный рынок, и они действительно могут обеспечить рост потребления. Инфраструктурные сектора более монополизированы, и инвестиции в них приводят к повышению цен (тарифов), а не к росту предложения соответствующих товаров и услуг.

В то же время социальные расходы в значительной мере влияют на рост инфляции, а также вызывают повышенный спрос на товары дешевого импорта. Как показала практика последних лет, рост спроса на дешевые товары и услуги удовлетворяется не отечественным товаропроизводителем, а поставками из стран с дешевым трудом (прежде всего из Азии). Это ограничивает стимулирующий потенциал бюджетных расходов. В какой-то мере этот спрос можно было бы компенсировать курсовой политикой, т. е. сдерживанием укрепления рубля, однако возможности денежных властей в этой сфере весьма ограниченны — особенно при данном высоком уровне цен на углеводороды.

Еще одной проблемой социальных расходов является их необратимый характер. Отказаться от взятых социальных обязательств можно только в условиях тяжелого политического и экономического кризиса. Здесь нельзя прибегнуть к аргументам отсутствия должного уровня доходов бюджета. Расходы на инфраструктуру в этом смысле гораздо более политизированные, от них легче отказываться.

Приоритет социальной стабильности в этой модели будет подталкивать к проведению консервативной политики на рынке труда — к политике, препятствующей высвобождению занятых, а значит, и к структурному обновлению. Высвобождение будет допустимо только очень осторожное и под контролем государства. Это может давать серьезные позитивные результаты, как продемонстрировал пример АвтоВАЗа в 2010 г. Однако тиражирование этого опыта в массовом масштабе практически невозможно.

Обеспечение макроэкономической и социальной стабильности при отказе от структурных реформ будет требовать роста налогов, т. е. пересмотра политики последних 15 лет.

Наконец, экономика, основанная на государственном спросе, принципиально более склонна к сохранению и поддержанию монополий, а также к инфляции. Монополии будут обеспечивать стабильность экономико-политической ситуации, хотя и ценой более низкого качества товаров и услуг при более высокой инфляции. Доминирование государственного спроса смягчит потребность экономических агентов в снижении инфляции, поскольку государственные инвестиции будут более важны, чем частные, а именно для частного инвестора более важна низкая инфляция как предпосылка снижения процентных ставок. Государство будет, по-видимому, усиливать индивидуальный (адресный) характер своих решений, предоставляя стимулирующие льготы для отдельных типов инвесторов и производителей — льготы, компенсирующие повышение налогов, высокие процентные ставки и высокие административные барьеры.

Таблица 4

Рост для структурной модернизации — экономика предложения. Модернизация должна будет сделать основной акцент не только (и даже не столько) на темпы роста, сколько на его качество. Это требует выработки новой модели роста и стратегии роста, основанной на стимулировании предложения товаров и услуг, т. е. на создании условий для успешного функционирования и развития агентов экономической жизни. Можно выделить следующие основные элементы этой модели:

· снижение, а не рост бюджетной нагрузки относительно ВВП, т. е. снижение расходов бюджета и налогов. Практически все успешные примеры догоняющего развития в постиндустриальном мире происходили в странах с бюджетной нагрузкой ниже, чем в странах самых передовых;

· восстановление макроэкономической сбалансированности, т. е. сокращение бюджетного дефицита при рационализации и повышении эффективности бюджетных расходов;

· валютная политика должна быть благоприятна для инвестиционного процесса. Это означает поэтапное продвижение к превращению рубля в региональную резервную валюту. В связи с тем что существенно снижается эффективность стимулирования внутреннего производства путем сдерживания укрепления курса национальной валюты, необходимо на практике перейти к таргетированию инфляции, что позволит удерживать процентные ставки на приемлемом для инвесторов уровне;

· обеспечение открытости экономики как важнейшего условия стимулирования внутренней конкуренции, развитие Таможенного союза, единого экономического пространства, присоединение к ВТО и ОЭСР, в перспективе продвижение к единому экономическому пространству с ЕС, что может рассматриваться в качестве стратегической цели внешнеэкономической политики. Все это не отрицает мер по текущей поддержке несырьевого экспорта;

· нейтрализация конъюнктурных доходов — возвращение к идеологии и практике формирования Стабилизационного фонда из средств, вырученных от продажи углеводородов выше определенной (и не изменяемой на протяжении нескольких лет) цены;

· глубокое реформирование отраслей человеческого капитала (социального сектора), прежде всего пенсионной системы и здравоохранения. Приведение их в соответствие с демографическими и финансовыми реалиями постиндустриального времени. Усиление частных и индивидуальных принципов функционирования этих секторов, а также согласование их развития с формированием источников долгосрочных инвестиций;

· последовательное проведение приватизации с доминированием в ней не фискальных, а социальных и политических задач — формирование широкого слоя не олигархических собственников средств производства (среднего и крупного бизнеса), формирование среднего класса и привлечение стратегических инвесторов. Такого рода приватизация будет создавать спрос на модернизацию, макроэкономическое оздоровление и структурные реформы, о которых выше шла речь.

Как показал 2010 г., восстановление экономического роста не стало синонимом выхода из кризиса. Экономическая ситуация остается неустойчивой, зависящей в значительной мере от государственного спроса. Необходимость поддержания высокого уровня бюджетных расходов при ограниченной возможности повышения налогов предполагает наращивание государственных заимствований, что создает для правительств всех стран проблемы не только текущего, но и долгосрочного характера — по долгам придется платить, причем в течение долгого времени. Правительства ведущих стран мира стоят перед выбором — тяжелым и принципиально важным для перспектив глобального экономического развития. Это выбор между ужесточением бюджетной политики и продолжением бюджетного стимулирования.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой