Основные факторы, способствующие становлению реального правового государства в России

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

1. 1 Состояние разработанности теории правового государства

1. 2 Понятие и сущность правового государства

1. 3 Принципы правового государства

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ СТАНОВЛЕНИЮ РЕАЛЬНОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИИ

2. 1 Правовое государство, гражданское общество — к новому менталитету государствоорганизованного народа

2. 2 Конституционное мышление — одно из условий перехода к правовому государству

ГЛАВА 3. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА — ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

3. 1 Обеспечение прав и свобод человека — верховная функция правового государства

3. 2 Переход к правовому государству — реальная задача для России

3. 3 Правовое государство и глобальный мир

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

правовое государство конституционное мышление

Правовое государство в нашей стране пока еще не относится к числу самых воспринимаемых идей. Более того, в стране, где уже была выдвинута идея «государства правды"[1], где людей долгое время призывали строить коммунизм сегодняшние идеи правового государства вряд ли очень вдохновят.

К тому же можно сказать, что с некоторого времени в нашей стране позитива стало очень мало: любят больше критиковать всех и все. Нам не нравилось и досоветское время, и советское, а теперь не нравится и постсоветское время. Мы критикуем американцев, хвалим китайцев, а иногда наоборот.

Справедливое или правовое государство — это может еще долгое время не являться конкретной реальностью, например, по отношению к России, Китаю и т. д., но вряд ли будет правильным отнести все это к числу только нереализуемых мечтаний, если речь пойдет о Германии, Испании и некоторых других, уже продвинутых в этом отношении государств.

Нельзя здесь не сказать и о том, что и состояние осмысленности вопросов правового государства в научной литературе остается не достаточно определенным. Так, даже в позднее советское время[2] идеи правового государства многими советскими учеными воспринимались в штыки, считались сугубо буржуазными и абсолютно непригодными для нашей страны. Например, известный теоретик права С. С. Алексеев в 1978 г. писал, что «лживы и фальшивы правовые лозунги и формулы в эксплуататорском обществе, каким коварным обманом они являются для трудящихся. Это относится, в частности, к славословиям буржуазных идеологов о так называемом „правовом государстве“, о том, что дескать именно оно, правовое государство, то есть государство, построенное на неких „правовых идеях“, способно в эксплуататорском обществе решать все социальные проблемы. Ничуть не бывало! Любое „правовое“ буржуазное государство дает широчайший простор для господства сильного, для всевластия капитала». 3]

Смешение сути и параметров правового государства продолжалось и после официального признания необходимости формирования в нашей стране правового государства на XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза 28 июля 1988 г. 4]

Правовое государство многими российскими учеными воспринималось как продолжение гуманного социалистического. Об этом свидетельствуют названия десятка работ, опубликованных до принятия Конституции Российской Федерации в 1993 г. 5]

Да и после закрепления правового характера государства в ст. 1 Конституции Российской Федерации 1993 г. на практике государственно-правового строительства идеи и положения правового государства больше всего игнорировались. Достаточно сказать, что в ежегодных Посланиях Президента Российской Федерации начиная с 2001 г. ни разу не упоминалось словосочетание «правовое государство». Характерным в этом отношении является Послание Президента Российской Федерации за 2004 г. где семь раз упоминается, что нам необходимо построить сильное государство, но ни разу не было сказано о его правовом характере.

Эти настроения, идущие от верхов российской государственной службы довольно охотно поддерживались многими представителями научной общественности. Причем попытки невосприятия, даже сопротивления проникновению идей правового государства почти с каждым годом нарастают, приобретают все более острый характер.

Так, если в 2001 г. можно было встретить такие неудовлетворенные заявления, как: «новоявленные борцы за народное дело отнесли рыночную экономику, буржуазную демократию, правовое государство, приоритет отдельной личности перед коллективом к разряду высших человеческих ценностей"[6], то в 2009 г. уже можно встретить более хлесткие заявления. Например, профессор А. Дугин довольно агрессивно утверждает: «Рынок, демократия, права человека- вон из России. Идеология прав человека абсолютно аморальна, поскольку предполагает право на грех. Для православных — это неприемлемо». 7]

Дело не только в том, что отсутствие правителя в государстве того времени ничуть не лучше отсутствия закона, понимаемого в духе того же времени. Главное заключается в том, что правовое государство нельзя оправдать наличием лишь закона: лучше некоторых законов вообще бы не было. Да к тому же в те далекие времена речь шла вовсе не о правовом государстве. Зачатки правового государства, по нашему мнению, появились значительно позже, а точнее только в Новое время. Конечно, наше мнение совсем не является господствующим. Более того в литературе по теории государства сплошь и рядом утверждается о том, что идеи правового государства возникли еще в античное время.

Отсюда актуальной научной проблемой на сегодня остается проникновение в то время, когда созрели общественно-политические условия для возникновения идей и положений правового государства. Определение этого времени, по нашему мнению, имеет важнейшее значение. По существу, речь идет о том, от каких общественно-политических условий необходимо отталкиваться при рассуждении о правовом государстве. Тем более, что даже в новейших отечественных учебниках и иной юридической литературе история возникновения идей правового государства, по нашему мнению, опирается отнюдь не на глубокие научные исследования. Это подтверждается и тем, что диапазоны расхождения времени возникновения идей правового государства у разных авторов доходят до тысячи и более лет. Так, например, В. Н. Хропонюксчитает, что идеи правового государства возникли во времена Сократа, Демокрита, Платона, Аристотеля,[9] а в учебнике «Политология» под редакцией В. Н. Лавриненко утверждается, что родоначальником теории правового государства считается английский философ Джон Локк, изложивший данную концепцию в Двух трактатах о правлении (1690)[10]

Целью дипломной работы является рассмотрение и изучение вопросов становления правового государства на примере России, особенностей этого процесса и его итогов.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

— рассмотреть понятие «правовое государство» и его принципы;

— рассмотрение предпосылок возникновения правового государства в России;

— выделение этапов становления правового государства в России.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

1.1 Состояние разработанности теории правового государства

Несмотря на общее позитивное отношение обществоведов к идеям и положениям правового государства с момента их возникновения, они не воспринимались однозначно. Всегда находились представители обществоведческих наук и особенно науки теории государства, не согласные с ними. Поэтому не разобравшись с теми или иными спорными положениями правового государства вряд ли можно плодотворно двигаться в направлении поиска как путей его формирования, так и оправдания эффективной деятельности.

Так, в работе Ю. М. Батурина и Р. З. Лившица «Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению» можно встретить характерные для современной теории правового государства противоречивые утверждения.

Во-первых, правовое государство они не считают самостоятельным типом государства и неоднократно употребляют понятия «социалистическое правовое государство», «буржуазное правовое государство». В теоретическом плане такой путь раскрытия теории правового государства, по нашему мнению, является тупиковым: в теории и реальности нет и не может быть ни буржуазного, ни социалистического правового государства. Теория правового государства опирается на собственные ценности, а не на ценности буржуазного или социалистического общественно-политического строя.

Во-вторых, авторы считают, что «идея правового государства имеет многовековую историю, она уходит корнями в античное общество"[1], а затем, приводя первые упоминания о правовом государстве в молодой советской республике, утверждают: «В то время отсутствовали многие предпосылки для того, чтобы советское государство стало подлинно правовым: не получили достаточного развития законодательство, институты и механизмы обеспечения его соответствия Конституции, защиты прав и законных интересов граждан, не достигла необходимого уровня правовая культура населения и общества в целом и т. д. «[2]. От несостоявшейся правовой государственности исходят авторы и в последней главе, которую они посвятили прогнозу построения правового государства в нашей стране. 3]

В-третьих, и самое главное, авторы совершенно правильно цитируют слова К. Маркса о том, что «свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный"[4]. Далее они в основном говорят о формальных признаках правового государства. В работе мы не нашли рассуждения ни о гражданском обществе, ни об учреждаемости правового государства государствообразующим обществом.

Более того, авторы подчеркивают, что основное назначение государства — это управление обществом, а отсюда правовое государство есть правовой орган управления обществом. 5] Однако такое утверждение они не согласовывают с поддержанным ими же правильным утверждением К. Маркса о том, чтобы «превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный».

В-четвертых, авторы употребляют понятие «признаки правового государства», но перечисляют в основном принципы или характерные черты правового государства. 6] Если четко не определиться в признаках государства вообще (в том числе и в признаках правового государства), то трудно разобраться в отличиях правового государства от неправовых..

Большое внимание проблемам правового государства уделял В. С. Нерсесянц. Под правовым государством он понимает «правовую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина. 7]

Такое определение правового государства, возможно, и приемлемо, но В. С. Нерсесянц начинает историю правового государства с античного времени, то есть с того времени, когда индивиды (рабы, женщины и т. д.) вряд ли являлись «носителями прав и свобод человека и гражданина». В лучшем случае многочисленные высказывания мудрецов античного мира, касающиеся роли и значения законов, можно истолковать применительно к «государству законов», или к «государству законности» Но В. С. Нерсесянц критикует концепцию «государства законов» и «государства законности», правильно считая, что правовое государство нельзя сводить к государству законов. 8]

Обращаясь к трудам К. Гербера, Д. Дайси, Г. Еллинека, Р. Иеринга, Н. И. Коркунова, П. Лабанд, А. Эсмена, придерживающихся юридико-позитивистской концепции правового государства, то есть положения о том, что государство становится правовым, если оно самоограничивает себя им же самим созданным позитивным правом, В. С. Нерсесянц критикует их за то, что они отрицают различие права и закона. В этих условиях, по мнению В. С. Нерсесянца, сторонники юридико-позитивистской концепции государство представляют в виде силы, произвольно творящей право, возвышающейся над правом, а с другой — в самом этом произвольном праве усматривают средство для ограничения, обуздания и «связывания» произвольной силы его собственного творца (т.е. государства), причем реализация этого благопожелания зависит опять-таки от прихоти самой власти, его «самоограничения». 9]

Тут же В. С. Нерсесянц критикует Г. Кельзеня за его отожествления права и государства и считающего, что «всякое государство есть правовое государство». «Кельзен, — пишет В. С. Нерсесянц, — под правопорядком (и в качестве права, и в качестве государства) имеет в виду только позитивное право с любым произвольным содержанием. Между тем теоретически ясно, и практика это убедительно подтверждает, что законы могут исполняться, законность соблюдаться и в том случае, когда они вместе с установившим их государством носят антигуманный, деспотический, террористический-словом, антиправовой характер. Какой толк от таких законов, законности и „правопорядка“, которые легализуют произвол властей и бесправие подвластных?». 10]

К сожалению, эти совершенно правильные мысли и слова В. С. Нерсесянца не учитываются им же самим, когда он пытается доказать наличие идей правового государства в античные времена, ссылаясь на высказывания «семи мудрецов», Платона, Аристотеля и др. 11]

Более того, по мнению В. С. Нерсесянца, государство конституируется только на основе «правовых законов», а все остальные, что до сих пор в истории считалось государством, было различными видами деспотизма, принципиально отличающимися от государства. 12] Это его мнение также противоречит его же утверждению об идеях правового государства, возникших еще в античном мире.

«Для правового государства, подводит итоги своего исследования В. С. Нерсесянц, необходимо, но далеко не достаточно, чтобы все, в том числе и само государство, соблюдали законы. Необходимо, чтобы эти законы были правовыми, чтобы законы соответствовали требованиям права как всеобщей, необходимой формы и равной меры (нормы) свободы индивидов. Для этого необходимо такое государство, которое исходило бы из принципов права при формировании своих законов, проведение их в жизнь, да и вообще в процессе осуществления всех иных своих функций. Но все это возможно лишь в том случае, если организация всей системы политической власти осуществлена на правовых началах и соответствует требованиям права». 13]

Но механизмов (или «технологии») превращения законов в соответствии «требованиям права как всеобщей, необходимой формы и равной меры (нормы) свободы индивидов» В. С. Нерсесянц не сообщает. За это его критикуют и другие, не согласные с неимаверным преувеличением роли и значения правовых законов, ученые. Так, О. Э. Лейст пишет, что «в многовековой истории человечества вообще трудно найти „правовые законы“. Если считать право воплощением свободы, равенства, справедливости, то история права начинается только с XVII—XVIII вв., а все предыдущее право (законы Хаммурапи, законы Ману, римское рабовладельческое право, все право Средних веков, в России- Русская правда, все Судебники и Уложения и т. п.) не должно считаться правом. Получается, что „либертарная концепция“ как бы упраздняет большую часть истории права». 14]

Таким образом, связанность государства так называемым «правовым законом» на тщательную проверку оказывается также не достаточно убедительной из-за большой неопределенности самого понятия «правовой закон» и невозможности его реализации на практике.

Весьма оригинальную точку зрения относительно понятия правового государства занимает В. А. Четвернин. Он пишет: «В реально существующих государствах власть в разной мере ограничена правом. Понятие же правового государства предполагает максимальное ограничение власти правом… Представления о правовом государстве изменяются в ходе исторического прогресса государства. То, что считалось максимальным ограничением власти правом в Германии в первой половине XIX в., когда возникло понятие правового государства (Rechsstaat), сегодня уже таковым не считается. Знания о правовом государстве постоянно обогащаются. Так, что правовое государство — это нормативная модель, предполагающая высокий уровень развитости права и государственности, отражающая уровень, уже достигнутый в наиболее развитых странах». 15]

По мнению В. А. Четвернина, все государства в какой-то мере правовые (так же, как и у Г. Кельзена), поскольку у них есть право. Но в отличие от Г. Кельзена власть ограничивается у В. А. Четвернина не любым законом, а только правовым. В. А. Четвернин правовое государство считает идеальным типом государства, на который должны ориентироваться реальные современные государства. 16]

Современная Россия, по его мнению, не является правовым, скорее всего она является полицейским государством. 17]

Правовое государство рассматривает как «общечеловеческий социально-политический идеал» П. М. Рабинович. 18] В связи с этим он пишет, что концепция правового государства «может использоваться гражданами для идеологического обоснования их ожиданий и требований по отношению к государству, к его правовой политике». 19]

В то же время подчеркивая, что «правовое государство- это государство реальных прав человека», П. М. Рабинович дает следующее определение правового государства: «Правовое государство — это государство, в котором юридическими средствами реально обеспечиваются максимальное осуществление, охрана и защита основных прав человека». 20] Но ведь реализованный идеал перестает быть идеалом и становиться или реальностью или переходит на стадию практической реализацией этих идей. Как бы подтверждая все это, П. М. Рабинович перечисляет те конкретные государства, которые провозгласили себя правовыми. Однако в числе их не оказались США, Великобритания, Франция, Канада, Австрия и некоторые другие, где вместо словосочетания «правовое государство» употребляется или подразумевается другое, соответствующее понятию правовое государство, а именно понятие «правление права».

Несколько противоречиво рассуждает П. М. Рабинович и тогда, когда он в качестве исходного положения современной общей теории правового государства признает первичность права по отношению к государству, а отсюда и связанность государства этим правом. 21] Это утверждение П. М. Рабинович делает несмотря на то, что в дальнейших рассуждениях о правовом государстве он уделяет серьезное внимание конкретным историческим факторм, таким как: экономический строй и социальная структура общества, исторические, национальные, культурные традиции и условия, международная обстановка и т. д. 22] Однако не четкая увязанность правового государства с социально-экономическими, культурологическими, духовно-нравственными факторами у П. М. Рабиновича остается, а это, в свою очередь, влияет и на соотношение правового государства как идеала с реальным правовым государством, наличие которого не вызывает у него никакого сомнения. Противоречия между идеальным и реальным правовым государством у П. М. Рабиновича остается также не разрешенным.

Нельзя не обратить внимание на изыскание проблем правового государства со стороны А. В. Полякова в его фундаментальном научном труде. 23]

Во-первых, А. В. Поляков дает исчерпывающий перечень литературы, посвященной вопросам правового государства..

Во-вторых, А. В. Поляков к пониманию правового государства подходит как к идеологическому феномену. 24] Утверждая, что «гражданское общество, демократия и правовое государство оказываются синонимами индивидуалистического общества, организованного на правовых началах»,[25] в основном он ведет речь лишь о либеральном правовом государстве, скорее всего не замечая того, что понятие «правовое государство» употребляют без прилагательного «либеральное» как немецкиеученые, труды которых нередко цитирует и А. В. Поляков. Также без этого прилагательного понятие правовое государство употребляется в конституциях многих стран. К тому же в дальнейших рассуждениях А. В. Полякова и особенно тогда, когда он делает длинные ссылки на труды Ж. Бодрийяра, Н. А. Бердяева обнаруживается не очень-то толерантное его отношение к либерализму, а отсюда и к либеральному правовому государству. 26]

Нас не совсем устраивает и отношение А. В. Полякова к состоянию понимания правового государства в России. Так, он пишет: «Российское посттравматическое правосознание последнего десятилетия XX в. характеризуется завышенными требованиями к правовому государству, имеет место мифологизация его образа. В силу специфики российского правового менталитета сама концепция новой модели государственности может получить социальное признание лишь при условии придания такому государству универсальных социальных качеств и сакрального значения. Выполняя компенсаторскую функцию, правовое государство воспринимается при этом как социальный идеал, неведомый и таинственный Китеж-град, отыскание которого разом решит все социальные проблемы и придаст смысл жизни общественному целому. Соответственно и в правоведении с построением правового государства ученые связывают жизнь и смерть российского народа». 27]

В стране, то есть в России, где в основном торжествует правовой нигилизм в различных формах, завышенный интерес к идеям правового государства вполне понятен. Но даже в этих условиях российской действительности, мы не встречали здесь попыток ни сакрализации правового государства, ни увязывания проблем построения правового государства с жизнью или смертью российского народа.

В другой работе «Формирование правового государства в России: путь к справедливому обществу» авторы вовсе не называют его даже идеальным, отрицают типологическую самостоятельность правового государства. В частности, они пишут: «Генезис теории правового государства имеет свои периоды, фактически совпадающие с этапами социально-экономического развития человечества, то есть перехода его из одной экономической формации в другую. С относительной точностью ими могут быть следующие: а) идеи правового государства периода античности; б) теория правового государства в период феодализма; в) представления о правовом государстве в эпоху Возрождения; г) теоретический и социальный интерес к правовому государству в период ранних буржуазных революций; д) теория правового государства в период капитализма; е) теория правового государства в странах социализма». 28]

Несмотря на то, что здесь же утверждается: «Для возникновения и развития правового государства необходимы определенные условия: экономические; социально-политические; нравственные; историко-этические; правовые, а также международные"[29], авторы не замечают, что такие условия в период античности, да и в период феодализма вряд ли были.

Следуя по технологии формационного подхода к типологии государств, авторы проявляют непоследовательность: например,"опустили" рабовладельческий период, но зато включили период Возрождения, который вряд ли вписывается в формационный подход.

Несмотря на то, что авторы этого труда вышли на правильные ориентиры построения справедливого общества, то есть через правовое госндарство, они неоднократно употребляют такие понятия, как: буржуазное правовое государство, социалистическое правовое государство, не очень-то задумываясь над совместимостью таких понятий, прежде всего, в сущностном плане. Ведь сущностной особенностью отличаются не только буржуазные и социалистические государства, но и правовое.

Трудно совместить в одной работе и такое утверждение, как «разделение властей- один из фундаментальных принципов правового государства"[30], когда здесь же объявляется социалистическое правовое государство. Ведь почти общеизвестно, что теоретики социалистического государства отрицали институт разделения властей, относя его к числу буржуазной пропаганды. Да и сама идея правового государства основоположниками теории социалистического государства и их последователями отрицалась.

В целом авторы труда «Формирование правового государства в России: путь к справедливому обществу», к нашему сожалению, не только не создали более или менее самостоятельную теорию правового государства, но и снизили планку необходимости реализации идеи правового государства на практике. Так, они пишут: «Рассматривая современное развитие идеи правового государства, следует избегать преувеличения ее роли и степени распространения. В современной Росси правовое государство предстает в большей степени как конституционный принцип, лозунг, руководство к действию». 31]

По этому поводу хотелось бы, во-первых, сказать, что преувеличения роли правового государства в Росси никогда не было. Это наше мнение подтверждается и трудами ученых, занимавшимися проблемами правового государства в дореволюционной (1917) России и отношением к идеям правового государства в советское время. По нашему глубокому убеждению, у постсоветской России нет другой приемлемой в современных условиях альтернативы государственному устройству, кроме правового государства. 32] Да и чтобы мы не сделали в плане реализации идей и положений, образующих правовое государство в реальность, вряд ли они будут преувеличением не только в нашей стране, но и где бы то ни было в другом месте.

Что касается толкования положений действующей Конституции Российской Федерации о правовом государстве в качестве лозунга, принципа, то такие утверждения трудно воспринимать. Речь идет не просто о прямом искажении текста Конституции страны, где однозначно утверждается, что Россия есть правовое государство, но и о попытках демобилизации усилий общественности в направлении до формирования институтов правового государства, реализации их в жизнь.

По нашему мнению, юридической общественности Российской Федерации вместе с другими прогрессивными слоями населения, руководствуясь ст. 15 Конституции о прямом действии ее положений, следовало бы больше стремиться к реализации всех идей и положений правового государства на практике, а не потакать тем (включая многих государственных чиновников), кто тормозит движение России по пути правового государства.

Один из авторов, занимающихся вопросами правового государства, пишет: «В настоящее время каждая монография, каждый учебник по теории государства и права содержит раздел, посвященный правовому государству, соответственно существует достаточно много определений правового государства. Приведенные в этих работах дефиниции позволяют сделать вывод о том, что юридическое понимание термина „правовое государство“, его наполненность рассматриваются авторами с различных, порой диаметральных позиций». 33]

Однако в дальнейшем изложении автор приходит к довольно отрицательному выводу относительно позитивной природы и перспектив развития в России правового государства. Он пишет: «Закрепленное на конституционном уровне определение России как правового государства является несколько неуместным, не отражающим достижения юридической науки в данной области знаний и как следствие — некорректным"[34].

Он предлагает называть Россию государством с авторитарным режимом,[35] не задумываясь о бесперспективности такого предложения.

По мнению В. Г. Графского, правовое государство представляет собой недостижимую, несбыточную цель, теоретическую модель, своего рода, особый горизонт развития общества. Правовое государство- это идеал, идеальный тип государства, понятие с исторически изменяющимся содержанием. 36]

Правовое государство может быть идеалом и даже идеалом всего человечества. Но правовое государство вряд ли может быть идеальным типом государства. Об этом мы скажем более подробно в следующих параграфах этой работы, а здесь хотелось бы отметить лишь то, что понятие «идеальный» к типологии государств вряд ли может быть применимо. Может ли быть государство идеальным (без изьянов) для целей типологии? Или в данном случае В. Г. Графский, используя понятие «идеальный тип государства», хочет показать принципиальнуюнереализуемость правового государства на практике? В любом случае проблема типологической идентификации правового государства остается.

В юридической литературе немало случаев отождествления правового государства с либеральным государством, а в последние годы и с- социальным государством.

Разбираясь в соотношении этих понятий, хотелось бы сказать, что теория государствоведения не знает таких типов государств, как либеральное и социальное. Если даже считать корректным употребление понятия «либеральное государство», то оно относится не к типу государства, а к его режиму. Поэтому либеральное государство корреспондируется не с правовым государством, а с тоталитарным. Именно критическая реакция на абсолютические, тоталитарные государства обусловила появление идеи либерального государства.

Если сказать точнее, то либерализм в свое время возник не по поводу природы государства, а по поводу пресечения его деятельности, в первую очередь, в сфере экономики. Первыми либералами следует считать тех, кто выступал против государственного вмешательства в экономику, за свободу предпринимательства. Эта идея являлась фундаментом либерализма.

Потом появились оппоненты либералов, которые выступали также против тоталитарного государства, но отстаивали право государства регулировать вопросы социального неравенства, порожденного рыночной экономикой. Себя они называли социал-демократами, а государство, по их мнению, должно было быть социальным.

Как либералы, так и социалисты, главным образом, речь вели в рамках пределов вмешательства государства в экономическую жизнь общества.

Идея же правового государства, на наш взгляд, возникла как консенсус между либералами и социалистами: правовое государство охватывает и либеральные ценности и ценности социал-демократов. Правовое государство осуществляет свою деятельность в режиме правовых (справедливых) законов, исходящих от тех, кто создает материальное условие для развития общественной жизни.

Что же касается соотношения правового и социального государства, то действующая Конституция Российской Федерации совершенно правильно разделяет правовой и социальный характер нашего государства (ст. 1- правовое, а ст. 7 -социальное). Причем правовой и социальный характер нашего государства соотносятся не так, как пишут об этом авторы упомянутого уже труда «Формирование правового государства в России». Так, они пишут: «Несмотря на тесную взаимосвязь правового и социального государства, они все же характеризуют различные аспекты государственного бытия: правовое государство- политико- правовой, а социальное государство- социально-экономический. Поэтому есть все основания согласиться с мнением авторов, считающих, что социальное государство выступает в качестве одной из моделей правового государства». 37]

Во-первых, нельзя считать, что правовое государство интересуется лишь политико- правовой жизнью общества, а социальное-социально-экономической. На свете вряд ли было и есть какое-то государство, которое бы в какой-то мере не занималось социально-экономической стороной жизни общества. Экономическая жизнь, а также социальная сфера — важнейшие стороны деятельности государства, в том числе и правового государства. Более того, правовое государство как раз и воспринимается человечеством, потому, что оно лучше чем неправовые государства занимается и социально-экономическими проблемами общества. Это положение вытекает и из того, что правовое государство- это самостоятельный тип государства, он лучше всех иных (доправовых) государств занимается и социальными вопросами. Социальность государства- это важнейшая функция правового государства, отсюда правовое государство несоциальным просто не может быть.

Во-вторых, социальное государство не может быть моделью правового государства. Социальность присуща любому государству, но в разной степени. Лучше других социальные функции может выполнять лишь правовое государство.

В юридической и политической литературе иногда встречается непринятие правового государства из-за того, что в словосочетании «правовое государство» имеется некий плеоназм, т. е. словесное излишество. 38] Они говорят, что любое государство является правовым потому, что без права государство не может функционировать. Думается, что они ошибаются: ведь в таких понятиях как «теократическое государство», «тоталитарное государство» никто не находит плеоназма. Когда мы говорим «правовое государство», то акцент падает на природу государства: правовое государство сущностно отличается от тех, которые таковыми не являются. Правовое государство, в отличие от всех иных, сушествовавших ранее, является справедливым государством. Поэтому правовое государство сущностно отличается не только от тоталитарного или теократического государства, но и от правового понятия государства в духе сочинений известного немецкого ученого Г. Кельзена.

Правовое понятие государства при логическом развитии приводит не только к плеоназму, но и к отрицанию, перерождению правового государства. Так, один из учеников Л. И. Петражицкого Г. К. Гинс писал: «Перерождение права всего государства происходило постепенно. Вначале государство ограничивалось расширением своей деятельности. С позиции наблюдателя оно перешло к более активной роли, приняв на себя, главным образом, защиту интересов широких масс населения, ограждение трудящихся и потребителей от злоупотребления экономическим могуществом предпринимателя и финансиста. Рабочее законодательство и контроль над деятельностью синдикатов и трестов знаменует новый этап в развитии государства». 39]

По всей логике рассуждения Г. К. Ганса видно, что он ведет речь о возможных метаморфозах правового понятия государства в духе концепции Ганса Кельзена о правовом характере любого государства. Между тем правовое понятие государства в духе Г. Кельзена необходимо отличать от понятия «правовое государство». Если правовое понятие государства Г. Кельзен призывал применить ко всем государствам, то понятие «правовое государство» олицетворяет самостоятельный исторический тип государства.

Формированию правового государства в нашей стране, с точки зрения некоторых экономистов, не хватает материально-производственных предпосылок, то есть мы бедны, чтобы быть правовым государством. 40] Отдельные социологи свое невосприятие правового государства объясняют недостатком уровня культуры наших граждан. Думается, что как те, так и другие опять же заблуждаются и именно в области понятия правового государства, наделяя его какими-то усложненными, а по сути несвойственными для него признаками. Между тем правовое государство- это по существу справедливое государство, признающее естественные права и свободы человека и строго их соблюдающее. Конституция нашей страны по многим параметрам соответствует требованиям правового государства. Не хватает лишь строгого соблюдения этих требований и прежде всего со стороны действующей власти. Разве должностные лица государственной власти живут хуже, чем простые люди (госслужащие получают зарплату плюс пользуются всевозможными льготами и в общей сложности живут в десятки раз лучше простых людей), но берут еще взятки, злоупотребляют служебным положением. Речь идет о грубом нарушении требованиям Уголовного кодекса должностными лицами самого государства и об отсутствии в стране действительной борьбы с такого рода нарушениями закона (нарушаются требования подбора кадров, берут на работу «своих», преданных, а их приходится не столько наказывать, сколько выгораживать). Поэтому ждать, когда мы будем богатыми и культурными, как говорится, зря время терять. Напротив, экономическому и культурному процветанию наших рядовых граждан сегодня мешает отсутствие строгого следования за требованиями Конституции и законов страны.

Анализируя литературу, посвященную проблемам правового государства, нельзя забывать, что понятие правовое государство- это чисто европейское, а, точнее, немецкое изобретение, которое больше встречается в конституциях стран континентальной Европы. В англосаксонской семье правовых систем общественные отношения, соответствующие содержанию понятия «правовое государство», охватываются понятием «правление права». Иногда употребляется понятие «конституционное демократическое государство"[41], «правление закона». 42] Но сущность и природа государства остаются такими же, как и при употреблении понятия «правовое государство». Поэтому нельзя признать правильным нередко встречающиеся утверждения о том, что Конституция США не предусматривает правовое государство, поэтому там нет и правового государства. Правовой характер современного государства США, Канады, Великобритании, Австралии полностью сравним с уровнем правового государства Германии, Испании, Франции и т. д.

В целом как видно из проведенного нами анализа представлений о правовом государстве, на сегодня в этой сфере наблюдается полный разнобой. Поэтому в дальнейшем исследовании хотелось бы более подробно остановиться на исходных положениях правового государства, а также на его составляющих факторах.

1.2 Понятие и сущность правового государства

Хотелось бы отметить, что авторы, обращающиеся к проблеме сущности государства, отмечают сложность этой категории. Особенно сложной она стала после отказа от марксистско-ленинской теории государства: ведь тогда проблема сущности государства сводилась только к классовому подходу. Теперь классовый подход отвергнут, но потребность в сущностной характеристике государства остается.

Проблему сущности правового государства, конечно, же невозможно объяснить классовым подходом: по нашему мнению, государство, формируемое на основе классового подхода, правовым не может быть по определению. Если кто-то все еще придерживается представления о буржуазном правовом государстве, о социалистическом правовом государстве, то они, на наш взгляд, не убедительны. Прилагательное «правовое» к буржуазному или социалистическому государству ничего существенного не добавляет: буржуазное государство по своей сущности остается классовым, то же самое и с социалистическим государством. Ведь государства называются буржуазными или социалистическими, прежде всего, на основании сущностно- содержательной характеристики: буржуазное государство создается, содержится и служит капиталу, социалистическое- задумывалось как орудие служения пролетариату.

Сущносто-содержательная характеристика любого государства раскрывается ответом на вопрос, что такое государство и зачем оно нужно. В историческом плане государство-это орган насилия, принуждения, служения капиталу, гражданскому обществу и т. д.

Правовое государство тоже государство и все, присущие государству сущностные черты ему тоже не чужды. Поэтому подход к определению сущности правового государства необходимо выбрать такой же, как и к определению сущности государства вообще. При этом мы должны лишь освободиться от зацикленности на марксистко-ленинском классовом подходе к определению сущности государства.

В современной теории государства значительная часть ученых приходит к выводу о том, что сущностью государства является присущая ему реальная власть, которая определяет содержание, назначение и функционирование государства, то есть то, чему или кому служит власть[1].

Действительно, что же может быть сущностью государства, если оно, единственно в своем роде, в отличие от других явлений может и должно функционировать только в режиме публично-властных полномочий. Так функционировали и функционируют все государства.

Правовое государство также обладает публично-властными полномочиями. Однако правовое государство потому и является новым историческим типом государства, что оно, по нашему мнению, наделяется этими полномочиями в особом порядке, а не так, как это делали и делают доправовые государства.

К сожалению, в имеющейся литературе по правовому государству сущность правового государства специальному исследованию не подвергалась. Речь в большей мере ведется о характерных признаках правового государства, Многие авторы ограничиваются перечислением лишь его признаков. Так, в Большом энциклопедическом словаре читаем: «Правовое государство, в политическо — юридической теории государство, важнейшими признаками которого являются: господство закона во всех сферах общественной жизни; связанность законом государства и его органов; судебная защита прав граждан и взаимная ответственность государства и личности. Правовое государство- неотъемлемый элемент демократии». 2]

Здесь правовое государство не только определяется перечислением его признаков (о спорности термина «признаки правового государства» см. § 4 настоящей главы), но и оно низводится до элемента демократии. По нашему мнению, потребность в правовом государстве возникла не для развития институтов демократии, а в большей мере для устранения изъянов демократии[3]. Изъяны демократии чаще всего проявляются тогда, когда большинством голосов ущемляются права меньшинства. В правовом государстве должна быть предусмотрена невозможность нарушения основных прав человека даже большинством голосов. Конфликт между большинством и меньшинством должен быть разрешен не так называемым голосованием, а на основе принципов правового государства и в первую очередь через реализацию категории «справедливость».

Сущностно характеризуя правовое государство многие авторы на первое место выдвигают связанность государства правом. Особенно это характерно для представителей отечественной юридической науки, где в постсоветское время получило сильное развитие концепция правового закона. Сторонников этой концепции не удовлетворяет связанность государства только законом, а непременно необходимо связать государства правовым законом.

Отсюда, если первоначально (в дореволюционной России, а также в первые годы образования СССР) возникали вопросы о том, как государство может позволять связать себя законом, к тому же принятым им же, то после «изобретения» понятия «правовой закон» вопросы удвоились: необходимо было еще понять и показать на практике откуда же берутся правовые законы. Поэтому сущностно- содержательная характеристика правового государства, как государства «связанного» правом, так и остается глубоко спорной.

Тоже самое можно сказать и о дискуссионности утверждения о том, что в правовом государстве должно обеспечиваться и господство правового закона во всех сферах общественной жизни. Во-первых, проблема опять же возникает в господстве закона, создаваемого самим государством или с его участием, а отсюда речь идет о самоограничении государства, то есть ограничения самого себя. Во-вторых, государство не только должно самоограничивать самого себя законом, но и правовым законом, природа которого не понятно не только реальному правотворческому органу, но и многим представителям правовой науки.

Таким же образом можно проанализировать и другие принципы (признаки) правового государства, перечисленные в научной литературе, которые одновременно как бы образуют сущностно- содержательную основу правового государства. Общим для всех этих принципов правового государства является то, что к сущностно- содержательной характеристике правового государства почти все авторы, занимающиеся проблемами правового государства, подходят с позиции права, больше уповая на связанность государства правом. В последние годы (в постсоветское время) усилиями отдельных авторов (прежде всего представителями либертарной концепции права) само понятие права также значительно усложнилось, то есть при рассмотрении вопросов правового государства крен ушел не только в сторону права, а не на государства[4], но и значительно усложнилось само понятие права.

Между тем, если речь вести о правовом государстве как о типе государства, то основное внимание должно было быть обращено на сущностно- содержательную сторону государства, названного в континентальной Европе правовым.

В отличие от представлений о правовом государстве, сложившихся в нашей стране у основоположников теории правового государства (т.е. у немцев), правовое государство в сущностно- содержательном плане понимается несколько по другому. Так, А. Жалинский и А. Рерихт пишут: «Правовое государство в трактовке немецких авторов проявляет себя в двух различающихся состояниях: в формальном смысле — законностью государства, а в материальном смысле — государство справедливости». 5]

Да и в нашей отечественной литературе в последние годы ряд авторов стал выделять государствоведение от правоведения, и несмотря на теснейшую связь государства и права, многие вопросы государствоведения предлагать изучать отдельно.

Ксущностно-содержательной характеристике правового государства необходимо подходить с выпячивания факторов, приведших к радикальному изменению роли и значения государства в общественной жизни. В частности, основными сущносто- содержательными принципами (началом) правового государства являются: появление учения о народном суверенитете; конституционализм; государствообразующий народ как единственный источник власти и носитель суверенитета; зарождение гражданского общества и т. д. В сущносто- содержательной характеристике правового государства большое значение имеет появление идей различения в сфере организации общественной жизни двух начал: персоноцентризма и системацентризма. По существу, речь идет о переходе от общинных отношений, как первичных в организации общественной жизни людей, к гражданским, т. е. о переходе к условиям подлинного гражданского общества. О сущности этих начал и об особенностях их проявления в жизни россиян подробно можно узнать из монографии А. В. Оболонского. 8]

Хотелось бы подчеркнуть, что если к сущностно- содержательной характеристике правового государства мы не подойдем с позиций отмеченных нами выше, политико-правовых и социально- экономических начал, а только с позиций связанности государства правом, то мы, по существу, не будем говорить о правовом государстве как о самостоятельном типе государства. Ведь субстанцией (активным основанием, определяющим формы бытия явлений) правового государства является непосредственное участие гражданского общества (институтов гражданского общества) в формировании органов власти и в определении направлений их деятельности. Учреждаемость государственной власти институтами гражданского общества и подконтрольность ее деятельности тем же институтам являются основой правового государства.

После преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства, о его второстепенной роли в обществе (после политической партии) мы хорошо усвоили объективную и незаменимую роль государства в обществе. Однако у нас, к сожалению, до сих пор нет четкого понимания того, что в теории государства, как и в теориях естественных наук, выработаны и существуют определенные жесткие схемы, объясняющие полноту и достаточность факторов, образующих то или иное государство. Так, любое государство может быть охарактеризовано полностью, если в этой характеристике перечислены сущность (содержание) и форма, основные признаки. На что конкретно (на сущность или форму) обращать внимание в том или ином конкретно-историческом случае- это, конечно, зависит от поставленной цели и задачи и т. д. Но в любом случае в поле зрения должны находиться все характеризующие то или иное государство факторы. Причем на первом месте сущностная характеристика государства, то есть чье это государство: политический союз граждан, как изображали государство в античном мире; государство государя, как считали во времена абсолютизма; государство капиталистов; государство трудящихся и т. д. Форма государства не всегда жестко привязана к его сущности.

В истории были и есть злоупотребления со стороны действующей власти относительно сущности и формы того государства, при котором она (власть) функционировала. Например, основоположники марксизма-ленинизма тщательно изучали и достаточно убедительно разоблачали лживость теории государства всеобщего благоденствия. Они также раскрывали декларативность буржуазной демократии. На проверку оказалась негодной и теория социалистического демократического государства.

Сущностная же характеристика постсоветского государства в России до сих пор остается не ясной. В начале девяностых годов прошлого столетия обозначился переход от социалистического государства к правовому. Об этом свидетельствуют и соответствующие формулировки и положения, закрепленные в Конституции Российской Федерации 1993 года. Однако судьба переходного периода остается не понятной, сущность того государства, при котором нам жить и работать- не определенной.

Так, в посланиях Президента страны, особенно в последние годы, о правовом государстве, закрепленном в Конституции страны ничего не говорилось, а ставилась задача о необходимости то сильного, то эффективного государства. В посланиях же Президента за 2008 — 2009 годы говорится о демократическом государстве, но о правовом государстве тоже нет ни слова. Но, как уже отмечалось, демократическое государство- это государство, охарактеризованное со стороны формы, а не сущности государства.

В то же время лидеры КПРФ и некоторых других политических партий акцентируют свое внимание на сущностную сторону сегодняшнего российского государства. Так, лидеры КПРФ считают, что сегодня в России функционирует капиталистическое либерально-олигархическое государство. 9]

Действующая власть не отстаивает конституционно-закрепленную сущность российского государства. Между тем выдвижение на первый план правового характера российского государства, то есть правового государства, помог бы всем прогрессивным силам современной России сделать правильные акценты при разрешении всех сегодняшних недуг России: от смешения формы и содержания функционирующего сегодня государства, возможного открытого извращения сущности действующего государства со стороны оппозиционных сил и т. д. Ведь именно правовое государство во всем современном мире мыслится как самое справедливое государство. Сущность правового государства сводится к его справедливости, стремлению во всех направлениях своей деятельности к справедливому решению стоящих задач. В то же время правовое государство по своей форме просто не может не быть демократическим.

Перечисленные нами сущносто- содержательные начала правового государства довольно давно известны и в нашей научной литературе. Однако долгое время эти начала у нас не выдвигались в качестве основы формирования государства вообще, правового государства в частности. Этому воспрепятствовала и приверженность нашей официальной государственной идеологии к системоцентрической цивилизации, да и большая заинтересованность нашей действующей государственной власти в замалчивании идей и положений правового государства. 10]

Юридическая же научная мысль в постсоветский период больше увлеклась правопониманием, нежели государствопониманием, государствоведением. Вместо того, чтобы государство сделать правовым большая часть ученых занялась обоснованием — желанием сделать право правовым, подчинить государство праву.

Между тем проблема правового характера государства опирается не на связанность государства правом, а на учреждаемость правового государства гражданским обществом, подотчетность государства перед институтами гражданского общества. Если этого нет, то разговоры о связанности государства правом так и останутся разговорами. Об этом свидетельствует вся история развития человечества и особенно история развития нашего государства и анализ попыток формирования правового государства в России.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой