Основные фонетические процессы в немецких говорах Кировской области

Тип работы:
Статья
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Основные фонетические процессы в немецких говорах Кировской области

Ю. В. Березина

Чередование аллофонов также является следствием коартикуляции — взаимной адаптации и уподобления реализации фонем. Каждый «живой» речевой континуум как сложный комплекс [1] представляет собой большое поле для такого взаимодействия фонем, где увеличивается число контекстов реализации фонем и усиливается влияние супрасегментных факторов. Все это формирует фонетические характеристики значимых единиц как элементов речи, не только как элементов словаря.

Основными фонетическими процессами в немецких говорах Кировской области являются аккомодация (озвончение, палатализация, лабиализация, спирантизация), различные виды ассимиляции и диссимиляции.

В рамках коартикуляции звуки воздействуют друг на друга в двух направлениях:

антиципация: артикуляция предшествующего звука влияет, подготавливает артикуляцию последующего звука;

инерция: артикуляция последующего звука сохраняет элементы артикуляции предшествующего звука.

Аккомодация

Поскольку количественно прикрытые слоги преобладают над неприкрытыми и закрытыми, то более распространенными сочетаниями гласных и согласных можно считать сочетания модели «согласный + гласный» (CV).

Данный факт также подтверждает, что характеристики согласного довольно часто зависят в значительной степени от последующего гласного, потому что звуки, находящиеся в составе одного слога, связаны друг с другом более прочно, чем, например, постпозитивный согласный, который вполне может отделяться от гласного слоговой границей.

Итак, воздействие гласного на предшествующий согласный проявляется в следующих случаях: Преимущественно закрытые гласные переднего ряда вызывают палатализацию согласных. Губные согласные имеют высокую степень палатализации: p’enzion Pension, fi: l viel.

Артикуляция палатализованных согласных характеризуется появлением дополнительного фокуса, когда язык принимает свободное положение и подготавливается к артикуляции гласного. Также палатализованный статус принимают заднеязычные. Данная фонетическая позиция приближает их к заднесреднеязычным (изменение локализации фокуса): k’eselro:m Kesselraum, g’e:t geht. При палатализации переднеязычных, например смычных, наблюдается аффрикатизация последних, также это происходит вследствие увеличения площади контакта языка с твердым небом: t’estam’ent Testament. К тому же переднеязычные в говоре артикулируются как дорсальные и поэтому сильно подвержены смягчению.

Гласные заднего ряда, особенно высокого подъема, вызывают веляризацию согласного. В отличие от невеляризованных согласных у веляризованных наблюдается снижение усилений в области высоких частот и снижение тембра согласного: vol. da wollte. Огубленные гласные обусловливают лабиализацию предшествующего согласного. Лабиализации подвержены все согласные, которые могут выступать перед огубленным гласным относительно своей дистрибуции. Кроме того, лабиализованные согласные характеризуются более глубоким образованием перед гласными заднего ряда преимущественно низкого подъема, которые и вызывают лабиализацию последних. Действие гласного на последующий согласный имеет сходные характеристики по сравнению с описанными выше палатализацией, веляризацией и лабиализацией, которые распространяются только на начало согласного, захватывая его незначительную часть, но данные характеристики влияния гласного на последующий согласный выражены не так ярко. Все же заднеязычные [0] и [k] достаточно сильно палатализованы после узких гласных переднего ряда, например: ve: k' - Weg, tsurik' - zuruck, e0' - eng, di0'k — Ding.

Губной [v] также после переднего узкого долгого [i] характеризуется сильной палатализацией, например: bri: v’a — Briefe.

По отношению к участию голоса в говоре распространена аккомодация гласных и глухих согласных с последующим озвончением последних. Чаще всего процесс озвончения фиксируется в позиции между гласными, а именно в интервокальной позиции, где большое влияние имеют инерция и предвосхищение. В говорах стабильно меняют глухой статус на звонкий все глухие щелевые (кроме [h]), звонкий смычный [t], аффриката [ts]. Процесс озвончения закономерен и распространяется не только в рамках слова, но и в пределах синтагмы, например: d°az iz aina gu: da ide: — das ist eine gute Idee; І9 vil' z aox me: r niijt tu: n — ich will das auch mehr nicht tun; das forar va: r zo: stark / daz di: ku: xan un. dan gants svarts gebra:. dan zint — das Feuer war so stark, der Kuchen ist ja unten gantz schwarz gebrannt.

Большое распространение находит в говорах такой вид аккомодации, как спирантизация, которая является одним из главных признаков системы согласных рассматриваемых говоров. Спи- рантизации подвержены, прежде всего, звонкие согласные как имеющие более слабую смычку и вообще отличающиеся более слабой артикуляцией по сравнению с глухими. Наличие голоса у звонких также значительно упрощает приспособляемость их к соседним гласным, поскольку голосовые связки работают непрерывно [2]. Акустически наличие спирантизации выражается в появлении шумовых составляющих на участке, соответствующем смычной фазе согласного.

Немецкие говоры Кировской области представлены в основном спирантизированными реализациями смычных /g/ и /b/, где смычные, оказавшись на месте перехода от одного гласного к другому, приобретают характер щелевого, например: za: ya — sagen, tsvivelHan — Zwibelchen. Звонкие /v/ и /у/ способны в интервокальном положении подвергаться оснантизации, что обусловлено расширением щели согласного, уменьшением воздушности и выражается в ослаблении шума трения [3].

Глухие крайне редко спирантизуются в речи

Переднеязычный [t] в говоре не переходит в фрикативный, смычка при его образовании более энергичная.

Ассимиляция

Артикуляционное уподобление двух соседних звуков, в частности согласных, осуществляется по следующим признакам: 1) по способу артикуляции; 2) по месту артикуляции; 3) по глухости/звонкости (участию голоса).

В пределах слова реализация сочетания двух смежных плозивных согласных звуков характеризуется потерей первого смычного фазы рекурсии, а второго смычного — фазы экскурсии. В итоге гоморганное сочетание превращается в долгий согласный, например: vek°: oman `wegkommen', aos: an `aussehen', а в гетероорганном сочетании первый согласный становится имплозивным.

В гоморганном сочетании /рш/ наблюдается частичная имплозивность первого элемента сочетания /р/. Ртовый взрыв заменяет фаукальный, что является следствием опускания небной занавески на участке перехода ко второму элементу — звуку /m/, например: apmeldan `abmelden'. Прерывание губной или ртовой смычки при этом не фиксируется.

Гетероорганные сочетания имеют следующие отличительные черты:

В сочетании, где предшествует согласный более глубокого образования, взрыв практически не проявляется акустически, поскольку он сопряжен лишь с отделением активного органа от пассивного, за которым не следует выхода воздуха, например: smekt `schmeckt', vekt `weckt'. Сочетание воспринимается на слух как долгий смычный с достаточно глубокой экскурсией и более передней рекурсией. О присутствии в сочетании первого согласного свидетельствует акустическое качество предшествующего гласного, когда в сочетании в качестве первого элемента выступает более передний согласный, например: glaopt `glaubt'. В таком случае он сохраняет взрыв, но весьма слабый, потому что объем воздуха, заключенного в пространстве между передней и задней смычкой, очень мал. Итак, сочетание ге- тероорганных смычных характеризуется сохранением взрыва первого согласного при том, что смычка второго данному взрыву предшествует.

В гоморганных сочетаниях смычного и щелевого звуков рекурсия первого соединяется с экскурсией второго: смычка переходит в щель, и сочетание фонетически считается аффрикатой, например: apfu: r `abfuhr', gu: t sou `gut so'.

В гетероорганных сочетаниях смычных и щелевых элементы не теряют своей самостоятельности. Как щелевой в сочетании со смычным или другим щелевым не оказывает никакого влияния и не испытывает их воздействия в отношении способа образования [5].

Сочетание согласных «ndr» имеет свою особенность в говорах. В данном случае плозивный полностью уподобляется вибранту. Артикуляция вибранта отличается высокой интенсивностью, увеличивается его длительность и количество ударов, например: hunr: t `Hundert', vunr: `Wunder'.

Следует отметить, что во фразе на границе слов при сочетании двух одинаковых согласных длительность «удвоенного» согласного чаще всего не увеличивается, а данное сочетание произносится как один звук, например: mainumer war finf `meine Nummer war funf, main fatar wa: reijt `mein Vater war recht'.

Уподобление согласных по действующему органу приводит к полной ассимиляции соседних звуков, например: is sla: fe `ich schlafe'. Минимальная адаптация будет сводиться к приобретению соседними согласными окраски особого рода. Сонант /l/ перед /t/ и /s/ принимает веляризованный статус. А тембр /s/ будет отличаться в сочетаниях [st] и [Sm].

Признак участия голоса в процессе ассимиляции соседних согласных проявляется в говоре в следующих фактах.

Влияние предыдущего сонанта и последующего гласного приводит к озвончению в середине слова глухих согласных, например: trirka (n) — getrurgan `trinken — getrunken', kalt — kal. da `kalt — kalte (Tage)' (смычка ослабляется). Перед конечными глухими происходит оглушение звонких, например: farkauvan — farkauft `verkaufen — verkaufst (du)'.

Модификация согласных фонем также обусловлена просодически. В безударном слоге может происходить редукция согласных, которая в некоторых случаях проявляется в ослаблении артикуляции, когда активный речевой орган не имеет сильного напряжения, а объемы и интенсивность воздушной струи также уменьшаются, например: заднеязычный [x] редуцируется до фарингального [h]: nouh — noch, oh — auch. Все это может происходить потому, что традиционно безударный гласный не является напряженным и склонен к смешанной артикуляции в случае, если он не реализуется полностью.

Качество звуков также зависит от их места в синтагме. Произносительные органы в конце синтагмы вновь занимают положение покоя, в результате чего артикуляция к концу синтагмы ослабляется. Происходит оглушение звонких согласных звуков. В начале же фонации все звуки артикулируются четко и энергично, с высокой степенью интенсивности. Известно, что характер звука связан со своим положением в слове. Взаимная адаптация звуков в рамках одного слога происходит сильнее, активнее, чем на границе слогов. Уровень редукции повышается еще к тому же с ускорением темпа речи.

Описанные выше признаки и факты, их влияние на модификацию и функционирование фонем в потоке речи также ведут к качественным изменениям в фонетическом оформлении значимых единиц или количественным сдвигам их фонемного состава: добавление или опущение одной или нескольких фонем. К тому же модификация фонем в речевой цепи — явление как регулярное, так и ситуативное.

Диэрезы

Аферезис

Отпадение начального звука или группы звуков может носить спонтанный характер и проявляться, прежде всего, у безударных или слабоударных слов, которые преимущественно начинаются на гласный. Данный фонетический факт встречается чаще всего у наиболее употребительных привычных словосочетаний. Аферезису более подвержены артикли и местоимения, например: s < es, des `es, das', н < ін `ich', va: s < va: r es `war es', m < dem `dem', n < in, den `in', `den'.

В говорах зафиксирована форма причастия, где полностью редуцируется приставка, например: vorn `geworden', и частичная редукция одного начального звука также относящегося к приставке причастия, например: abroxen `gebrochen'.

Синкопа фонетический звуковой немецкий говор

Синкопа, как и аферезис, в говоре не носит регулярного характера. Ее случаи в речи информантов единичны, например: faste: a `(ich) verstehe', gatan `Garten', unsam `in unserem (Dorf)', когда перед щелевым синкопируется [r]. По причине редукции исчезают постальвеолярный фрикативный, например: gra: t `gereicht', заднеязычный фрикативный, тапример: g (a)za:t `gesagt', переднеязычные смычные, например: vern `verden', aiar `immer', zalz `Salts' и переднеязычный носовой, например: fuftsiH `funfzig'.

Апокопа

Спонтанное отпадение одного или нескольких звуков происходит в следующих случаях:

довольно часто апокопируется сонант [r], а также слог, в состав которого он входит, например: va: < var `war', trigka < trigker `Trinker', Doxta < doxta «Tochter»;

сонант [n], например: klo: < klo: n `klein', eldr < eldern `Eltern', du <. du: `tun';

фрикативный [h], например: i < i: `ich';

смычный [t], например: un (on) < unt `und', пін < niHt `nicht', is < ist `ist';

нечасто редуцируется суффикс второго причастия (et), но только в том случае, если основа глагола заканчивается на -t, например: g (a)slaxt `geschlachtet', gahairat `geheiratet', gaarbait `gearbeitet';

зафиксировано также отпадение сочетаний согласных /nd/ и /st/ например: zi < zi: `sind', ha: < hast `hast'.

Аугментация

Протеза и эпитеза в немецкой речи информантов отсутствуют. В говорах присутствует лишь эпентеза, которая представлена только в одной лексеме, например: слабый звонкий [v] возникает в слове `Januar' как januvar < januvar, где несет функцию разделения двух гласных [6].

Согласным звукам в говоре свойственна большая лабильность, поэтому основную смыслоразличительную функцию в слове несут гласные. Роль согласных в смыслоразличении гораздо меньше, вследствие чего они сильно обусловлены позицией и комбинаторным окружением. Согласные в исследуемых говорах достаточно легко уподобляются соседним звукам и варьируются от позиции к позиции.

Примечания

Потапова Р. К., Линднер Г. Особенности немецкого произношения: учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. М.: Высш. шк., 1991. С. 51.

Зиндер Л. Р. Общая фонетика. М.: Высш. шк. ,

С. 228.

Серых Ю. В. Звуковой строй и акустическое качество ударного вокализма южногессенского (са- маркинского) немецкого островного говора на Алтае: дис. … канд. филол. наук. СПб., 1996. С. 151.

Зиндер Л. Р. Указ. соч. С. 228.

Серых Ю. В. Указ. соч. С. 152−153.

Там же. С. 154−160.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой