Особенности перевода фразеологических единиц в текстах французских СМИ

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ДВФУ)

ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

Кафедра романских языков

КУРСОВАЯ РАБОТА

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ТЕКСТАХ ФРАНЦУЗСКИХ СМИ

г. Владивосток 2011

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические предпосылки работы

1.1 Классификация текстов в отечественной и зарубежной лингвистике

1.2 Особенности газетно-публицистического стиля

1.3 Анализ особенностей перевода фразеологических единиц в текстах СМИ

Глава 2. Особенности перевода фразеологических единиц в текстах французских СМИ

2.1 Классификация фразеологических единиц по типам

2.2 Анализ трансформаций при переводе французских статей на русский язык

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Роль средств массовой информации в современном обществе трудно переоценить. Мы сталкиваемся с информационными потоками повсюду, буквально с самого утра. Радио, телевизор, газеты, и, конечно, Интернет — все это источники, благодаря которым современный человек чувствует свою осведомленность о мировых и местных событиях.

При таком разнообразии изданий потенциальный читатель отдает предпочтение тем, что быстрее и эффективнее привлечет его внимание. Такая конкуренция иностранных СМИ и обусловливает необходимость как можно более качественной работы переводчика. Качественный перевод газетных статей гарантирует зарубежному изданию популярность среди читателей других стран.

Этим и объясняется актуальность нашего исследования, посвященного анализу способов передачи образа на русский язык, заключенного во фразеологической единице французского языка.

Цель курсовой работы — рассмотреть варианты перевода фразеологических единиц, употребленных во французской прессе, на русский язык.

Перед нами стоят следующие задачи:

выяснить, какое место занимают тексты СМИ в классификации текстов у советских и зарубежных лингвистов.

определить особенности тестов СМИ

рассмотреть классификации ФЕ и возможные трансформации.

проанализировать способы перевода французских фразеологических единиц на русский язык.

Корпусом материала исследования служили электронные версии статьей таких французских периодических изданий, как Le Monde, Le Figaro, Atlantico, Canard Enchaine, Charlie Hebdo, Le Point. Наиболее насыщенными с точки зрения образности были статьи такой тематики, как политические обзоры, блоги общественных деятелей или читателей. Статьи подобной тематики были переведены, и для данного исследования использовались варианты перевода исключительно фразеологических единиц исходного текста.

Глава 1. Теоретические предпосылки работы

1.1 Классификация текстов в отечественной и зарубежной лингвистике

Прежде чем затрагивать вопрос о переводе в рамках газетных текстов, следует выяснить, какие классификации текстов существуют на сегодняшний день. Такая классификация нужна для предпереводческого анализа, это первый этап работы переводчика, призванный помочь ему предположить те особенности, которые могут встретиться в тексте.

Задачей лингвистики является сведение всех видов текста в одну схему, в одну типологическую систему, но до сих пор ученые не пришли к согласию в вопросе о релевантных признаках текста для подобной классификации. Одни предлагают основываться на жанровой принадлежности текстов, другие оценивают тексты с точки зрения релевантности для перевода, третьи базируют свою классификацию на функционально-стилевой принадлежности произведения.

Рассмотрим взгляды на классификацию фразеологических единиц среди представителей советской лингвистики.

А.В. Федоров на основе стилистических критериев выделяет: 1) информационные тексты, документальные тексты (торгового и делового характера) и научные тексты; 2) общественно-политические тексты (в том числе передовые статьи и речи); 3) (художественно) литературные тексты. [Федоров А. В. Введение в теорию перевода. — М., 1953. ]

В данной классификации тексты СМИ относятся к общественно-политическим текстам.

Э. Верлих различает типы текстов в зависимости от начальных структур, которые могут быть развернуты посредством последовательных «цепочек» (языковых средств, предложений) в текст. Э. Верлих выделяет следующие типы текстов: 1) дескриптивные (описательные) -- тексты о явлениях и изменениях в пространстве; 2) нарративные (повествовательные) -- тексты о явлениях и изменениях во времени; 3) объяснительные -- тексты о понятийных представлениях говорящего; 4) аргументативные -- тексты о концептуальном содержании высказывания говорящего; 5) инструктивные -- например, тексты законов. [Гвенцадзе М. А. Коммуникативная лингвистика и типология текста. Тбилиси, 1986]

Такое разделение текстов позволяет в связи с разнообразием газетных жанров: эссе, репортаж, заметка, очерк, официальные сообщения, отнести их в зависимости от содержания и к дескриптивным и нарративным (аналитический материал), и к объяснительным (комментарии), и даже инструктивные (рецензии).

Несмотря на значимость описанных работ, большинство современных переводчиков и лингвистов пользуются классификацией текстов советского академика В. В. Виноградова, внесшего неоценимый вклад в развитие науки о языке. В своей классификации текстов для перевода он придерживался разделения текстов по трем функциям: общения, сообщения и воздействия. А вот типов текстов В. В. Виноградов выделял шесть.

Разговорные тексты. Они могут подразделяться на разговорно-бытовые, разговорно-деловые и др. Разговорные тексты выполняют, функцию общения, реализуются в устной диалогической форме и ориентируются на взаимную коммуникацию ради каких-нибудь целей.

Официально-деловые тексты, к которым относятся великое множество государственных, политических, дипломатических, коммерческих, юридических и тому подобных документов. У них основная функция сообщения. Как правило, они существуют в письменной форме, которая в некоторых видах документов бывает сравнительно жестко регламентированной.

Общественно-информативные тексты. Они содержат самую различную информацию, проходящую по каналам массовой коммуникации, газетам, журналам, радио и телевидению. Их главная функция — сообщение. Эти тексты могут быть тенденциозными и рассчитанными на определенное воздействие, на обработку общественного мнения. Однако функция сообщения остается у них основной, формирующей типологию текста. Форма этих текстов чаще всего письменная. На радио и телевидении письменные тексты ретранслируются в устной форме. Нечто подобное происходит и с ораторской речью, когда она воспроизводит письменный оригинал.

Научные тексты, имеющие много подтипов, видов и подвидов, в зависимости от областей знаний и назначения. Среди них выделяются, прежде всего, тексты специальные, рассчитанные на профессионалов, и научно-популярные, предназначенные для массового читателя. Всем им присуща функция сообщения и ориентация на логически последовательное, объективное и доказательное изложение содержания. Научные тексты реализуются главным образом в письменной форме. На конференциях, съездах, симпозиумах и т. п. их форма может быть устной.

Художественные тексты, охватывающие все жанровое разнообразие художественной литературы, литературной критики и публицистики. У них две основные взаимосвязанные текстообразующие функции: воздействия и эстетическая. В таких текстах особое значение приобретает форма изложения. В литературе воплощается не только и не столько рациональное, сколько художественное и эстетическое познание действительности. От того, как и в какой форме материализуется содержание, зависит эстетическая ценность произведения и уровень эмоционально-экспрессивного воздействия на читателя. В художественных текстах используются единицы и средства всех стилей, но все эти стилевые элементы включаются в особую литературную систему и приобретают новую, эстетическую функцию. Конечно, художественные тексты следует подразделить на виды, например, соответствующие литературным жанрам. У каждого из видов" окажется своя художественная, языковая и функциональная специфика.

Религиозные сочинения. Их содержание, характеристики отличаются особым своеобразием. Основное место среди них занимают канонические книги Священного писания, апокрифы, Жития святых, проповеди, теологические сочинения. Переводы библейских книг имеют многовековую историю. Библейские переводы связаны с экзегетикой — разделом богословия, трактующем многозначность некоторых текстов Библии и библейской лексику уточнением текстов.

[В.С. Виноградов «Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы М.: Издательство института общего среднего образования РАО, 1988, -- 224 с.].

Что же касается зарубежных ученых, то наибольшей популярностью пользуется среди переводчиков классификация, сделанная в конце XX века немецким лингвистом Катариной Райс. Она следующим образом выделила тексты: по описательной функции языка — тексты, ориентированные на содержание; по выразительной функции языка — тексты, ориентированные на форму; по функции обращения — тексты, ориентированные на обращение. Как мы видим, во взглядах на основополагающие функции текстов К. Райс и В. В. Виноградов солидарны. Но, в отличие от В. В. Виноградова. К. Райс выделяет и четвертую группу, — аудиомедиальные тексты. Речь идет о текстах, зафиксированных в письменной форме, но поступающих к получателю через неязыковую среду в устной форме (речевой или песенной), воспринимаемой им на слух, причем зкстралингвистические вспомогательные средства в различной степени способствуют реализации смешанной литературной формы.

К. Райс к каждому выделенному ее типу текста относит конкретные виды речевой деятельности. Так, к типу текстов, ориентированных на содержание, могут быть отнесены: сообщения и комментарии прессы, репортажи, коммерческая корреспонденция, спецификации товаров, инструкции по эксплуатации технических приборов, патентные описания, грамоты, официальные документы, учебная и специальная литература всех видов, исследования, отчеты, трактаты, специальные тексты гуманитарных, естественных и технических наук.

Ориентированными на форму могут считаться следующие тексты: (литературная) проза (эссе, жизнеописания, фельетоны и т. п.); художественная проза (исторические анекдоты, краткие истории, новеллы, романы), а также все виды поэзии (от басен и баллад до чистой лирики).

Тексты, в которых аппелятивная функция является доминирующей, в которых реклама, агитация, проповедь, пропаганда, полемика, демагогия или сатира выступают как основа или цель языкового высказывания, являются, по мнению немецкой исследовательницы, ориентированными обращение.

Аудиомедиальные тексты — это — тексты, распространяемые радио и телевидением, как, например, радиокомментарии и сообщения, радиоочерки и радиопьесы. Кроме того, к этому типу следует отнести все тексты, образующие единство с музыкой, — от простейших шлягеров и песен до гимнов, хоров, ораторий, а также все сценические произведения, от мюзикла и оперетты до оперы, от комедии до драмы и трагедии.

Как можно видеть, различия между подходами советских лингвистов и немецкого исследователя отличаются незначительно, и все сходятся во мнении, что тексты СМИ следует считать текстами, ориентированными на содержание, но несущими некую субъективную оценку происходящего. [К. Райс Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. — М., 1978. — С. 202−228] (см. Приложение 1).

1.2 Особенности газетно-публицистического стиля

Важной особенностью текстов периодической печати является сочетание в них элементов сообщения и воздействия. Хотя главной функцией СМИ принято считать передачу информации, эта передача всегда преследует определённые цели, она не может быть абсолютно свободной от элементов идеологического, пропагандистского воздействия на аудиторию. В большинстве случаев передача информации сопровождается прямым или скрытым выражением оценки, языковыми средствами и речевыми приёмами, побуждающими аудиторию к определённой реакции на передаваемую информацию.

В самых общих чертах можно выделить две большие группы газетно-публицистических текстов: газетно-журналъную публицистику и социально-политическое красноречие, соотносительные с коммуникативным характером аудитории, на которую направлена пропаганда. Это -- аудитория печатной пропаганды и аудитория устной пропаганды. Специально следует отметить, что, по словам М. П. Брандеса и В. И. Проворотова, политические тексты индивидуализированы по группам людей: возрастным, образовательным, социальным, идеологическим, по интересам и т. д. [М.П. БРАНДЕС, В.И. ПРОВОТОРОВ «Предпереводческий анализ текста». НВИ-ТЕЗАУРУСМосква. 2001]

А.С. Микоян выделил в текстах СМИ семь особенностей, которые отличают их от художественных текстов.

Высокая степень стандартизации используемых средств: большой процент устойчивых и клишированных выражений, различные журналистские штампы, лексикализованные метафоры, стандартные термины и названия и т. п. (эта особенность, прежде всего, характерна для новостных материалов и отражает стремление их авторов создать впечатление абсолютной объективности и беспристрастности).

Экспрессивность языка как способ привлечения внимания читателя, выражения отношения к передаваемой информации, расстановки оценочных акцентов и т. п.; наличие оценочных эпитетов; прямых обращений к читателю (эти особенности чаще всего характеризуют авторские, подписные материалы).

Насыщенность самыми разнообразными реалиями (общественной, политической и культурной жизни), аллюзиями (к литературе, истории, кино и т. п.) и цитатами.

Использование разговорной, сниженной, сленговой и ненормативной лексики используется для эпатажа аудитории и/или привлечения определенной категории читателей).

Широкое использование образной фразеологии и идиоматической лексики (как литературной, так и разговорной и просторечной), в том числе «деформированных» идиом, игры слов, каламбуров, пословиц и поговорок (часто характеризует как подписную, так и «анонимную» журналистику).

Широкое использование иных стилистических средств, приемов и фигур речи — таких как гиперболы, литоты, образные сравнения, метафоры (в том числе развернутые и «застывшие», лексикализованные), метонимия, паронимическая аттракция, иносказания, эвфемизмы и др.

Особая черта письменных текстов СМИ — газетные и журнальные заголовки, построенные на игре слов, на каламбурах, цитатах, аллюзиях и деформированных идиомах.

[Микоян А.С. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА ТЕКСТОВ СМИ, М.: Изд-во МГУ, 2003. ]

Обе группы характеризуются основным стилистическим принципом организации языка в публицистике — сочетанием стандарта и экспрессии, что и обуславливает частое употребление фразеологизмов.

1.3 Анализ особенностей перевода фразеологических единиц в текстах

СМИ

В современной французской прессе фразеологизмам уделяется особое внимание. Придавая текстам определенную стилистическую окраску, они являются показателем экспрессивности, оценочности сообщения. Поэтому необходимо четко их интерпретировать, чтобы передать образность и лингвостилистическую специфику оригинала.

Следует помнить, что в классификации фразеологизмов В. В. Виноградова выделяются 3 типа сочетаний: фразеологические сращения, фразеологические единства (абсолютно неразложимые единицы), фразеологические сочетания и фразеологические выражения. [Виноградов В. В. Русский язык. — М.: Наука, 1972. — 639с.] Все они в меньшей или большей степени функционируют в текстах французских СМИ.

Перевод публицистических текстов с французского языка на русский имеет ряд особенностей, в том числе они относятся к переводу фразеологизмов. Вследствие того, что французский язык СМИ обладает гораздо большей образностью, чем соответствующий пласт русского языка, то переводчику приходится учитывать эту особенность при переводе. Чаще всего французские ФЕ при переводе подвергаются трансформациям деметафоризации или компенсации. Так как во французском чаще, чем в русском, используются внутриязыковые заимствования, то при переводе даже словарные эквиваленты фразеологизмов нередко подвергаются редукции. Трансформации реметафоразации и метонимической дифференциации тоже используется довольно часто.

В качестве фразеологических единиц выступали устойчивые сочетания, идиомы, поговорки, пословицы и окказиональные авторские фразеологизмы.

В ходе отбора фразеологических единиц для нашей работы мы пользовались следующим понятием ФЕ: это некое устойчивое выражение, клише, идиома, которое может представлять собой как обыкновенное словосочетание, так и целое предложение, но в составе которого обязательно есть единицы, утратившее свое изначальное, словарное значение. С одной стороны, мы обращали особое внимание на фразеологизмы пословичного типа, в основе которых лежат реалии, не существующие в русском языке, но с другой стороны, фразеологизмами для нас также являлись интернационально понятные выражения, например библеизмы или окказиональные ФЕ, связанные с событиями, знакомыми как французам, так и русским.

газетный публицистический текст фразеологический французский

Глава 2. Особенности перевода фразеологических единиц в текстах

французских СМИ

2.1 Классификация фразеологических единиц по типам

Корпусом материала нашего исследования послужили чтение и перевод 80и статей французских электронных периодических изданий (Le Figaro, Le Monde, Canard Enchaine, Charlie Hebdo, Le Nouvel Observateur, Atlantico), было выбрано 200 фразелогических единиц. Как мы уже упоминали, в качестве фразеологических единиц выступали устойчивые сочетания, идиомы, поговорки, пословицы и окказиональные авторские фразеологизмы. Тематика текстов строго не ограничивалась. Больше всего примеров было найдено среди статей на тему кинокритики, среди политических и авторских обзоров на тему актуальных политических и международных событий. Чаще всего к использованию образных, клишированных или окказиональных выражений прибегали авторы, которые стремились обозначить свою собственную позицию по тому или иному вопросу. Ярким примером такого типа статей можно считать блоги и рецензии. Также следует отметить частотность употребления ФЕ в заголовках. Зачастую именно в заголовках используют самые яркие и неожиданные сочетания, чтобы привлечь потенциального читателя.

Что касается типов ФЕ, согласно классификации В. В. Виноградова, которые наиболее часто встречались нам в статьях, то это, определенно, фразеологические сращения и фразеологические единства, то есть, те типы ФЕ, в которых наиболее отчетливо проявляется спаянность элементов. Если фразеологические сращения, или идиомы, вовсе семантически неделимые единицы, и вывести смысл из составляющих их элементов нельзя, то фразеологические единства — это устойчивые обороты, в которых тем не менее отчётливо сохраняются признаки семантической раздельности компонентов. А вот фразеологические сочетания, то есть, те, в которых одно из слов употреблено в прямом значении, а второе — во фразеологически связанном, нам практически не встречались. Скорее всего, это связано с тем, что классификация фразеологизмов В. В. Виноградова, на которую мы в основном опирались, была ориентирована на русский язык, и во французском немного примеров такого типа ФЕ. То же можно сказать о фразеологических выражениях, которые, стоит отметить, вообще многими лингвистами не относятся к ФЕ, так как, на их взгляд, лишены основных признаков фразеологизмов, кроме воспроизводимости. Это те клише, которые мы часто используем, даже не осознавая, что это — фразеологизм.

Фразеологические сращения — l’amour vache, aux dents longues, la bete noire, fleur bleu, coup de coeur, levee de bocliers.

Фразеологические единства — donner de la voix, retraite doree; tomber du ciel, fer de lance, va-nu-pieds, onde de choc.

Фразеологические сочетания — tendre l’oreille, prendre le temps; coup de gueule; faire son trou.

Фразеологические выражения — une fois n’est pas coutume, plier bagage, au bon moment; qui aime bien chatie bien, a mechant ouvrier point de bon outil.

Ну почему. Примеры есть, я просто боялась, что неправильно их распределю по типам, поэтому ограничилась тем, в чем была более-менее уверена.

2.2 Анализ трансформаций при переводе французских статей на

русский язык

В первую очередь, говоря о трансформациях, использованных нами при переводе французских статей для данной работы, стоит подчеркнуть, что в большинстве случаев мы не ограничивались каким-то одним преобразованием. Перевод Ф Е иногда требовал смешения таких трансформаций, как модуляция и реметафоризация, например. Но мы укажем те трансформации, которые, на наш взгляд, послужили отправной точкой, основой процесса перевода.

Конечно, самым эффективным и, пожалуй, предпочтительным способом перевода ФЕ является перевод эквивалентом, хотя бы частичным. Но в реальности словарь редко может предложить тот перевод, который в конкретном контексте будет функционировать с той же эффективностью, с какой он функционировал в языке оригинала. Трансформация, использованная нами, и наиболее приближенная к словарному переводу, это реметафоризация. То есть, создание у русского читателя реакции, сходной с той, что возникала у французского рецептора, на основе нового образа.

Например, faire briller les etoiles, когда речь шла о дне рождении Майи Плисецкой, в честь которой именитые танцоры будут танцевать в Париже, мы перевели как дать жару; gros ego, противопоставленное petit ecran, было переведено не как простое сочетание, а как фразеологизм розовые мечты против голубого экрана; faire la maille — не выходит каменный цветок вместо словарного «рассчитаться до копейки»).

Реметафоризациия позволяет сохранить аналогию с неким объектом и в русском тексте. Часто внутриязыковые заимствования становились (особенно в текстах экономической тематики) функционирующими ФЕ и могли получить образный перевод, если не наблюдалось образной избыточности в русском тексте (retirer les billes о дискаунтере, не прижившемся в России, percer le marche russe — покорить российский рынок, fuite des etrangers об экономических провалах инофирм в России).

Бывает и так, что фразеологические сочетания не могут быть дословно переданы на русский язык из-за семантической несочетаемости элементов в русском языке. Например, retraite doree, дословно «золотая пенсия», бессмысленно в русском языке. Чтобы передать смысл выражения, пришлось прибегнуть к реметафоризации и перевести фразеологизм: обеспеченная старость. И хотя в русском языке такое выражение тоже относится к устойчивым, значительная часть образа хорошей жизни у человека пенсионного возраста оказалась утраченной.

Другой пример реметафоризации — перевод ФЕ perdre la bataille выражением уйти ни с чем, которое относится не к военным действиям, а к бытовой лексике.

Часто во французских текстах используются фразеологизмы, основанные на образе технических приспособлений или действий. Например, le gouvernement freine des quatre fers — внутриязыковое заимствование из технической терминологии. Оно и в русском языке получает соответствующее выражение спускать на тормозах. Во фразеологизме amorcer un virage — тоже присутствует образ техники. При переводе удалось передать этот образ военной терминологией — вовремя изменить тактику; своевременно переориентироваться в соответствии с обстоятельствами.

Сферой внутриязыкового заимствования может являться не военная терминология, а, к примеру, спортивная. Enfin sur le ring применительно к возвращению видного политика на арену было переведено с помощью образного выражения «снова в игре». И хотя оригинальный текст относился к политической тематике, использование спортивной лексики в обоих вариантах — французском и русском мы посчитали оправданным, стремясь придать тексту эмоциональности.

Такое преобладание ситуативных ФЕ по сравнению со словарными выражениями можно объяснить тем, что знакомые читателю фразеологизмы не привлекут интерес. Они воспринимаются носителями языка как уже привычные сочетания, и зачастую скрываемый ими образ стерся и перестал быть оригинальным. В то время как неожиданные находки автора, использующего привычные слова в непривычном окружении (внутриязыковые заимствования), обязательно бросятся в глаза читателю. Того же эффекта можно достигнуть с помощью контаминации ФЕ, но не всегда очевидно смешение двух разных сочетаний, и восприятие тем самым усложняется. Чаще всего такие новые ФЕ воспринимаются не как две части разных сочетаний, а как абсолютно немотивированное выражение.

Иногда во французских статьях использовали не ФЕ саму по себе, а ее некую форму. В том числе, мы сталкивались с фразеологической парономазией. Например, окказиональная ФЕ l’envie en rose — это ссылка на название известной песни, ставшей устойчивым выражением в языке, la vie en rose. Наш вариант перевода — мечта в розовом цвете. Такую трансформацию логично отнести к деметфоризации, так как маловероятно, что русскому читателю подобный перевод навеет мысль о песне Эдит Пиаф «Жизнь в розовом цвете».

Вообще трансформация деметафоризации оказалась довольно частотной. Конечно, переводчику следует как можно точнее передать авторскую мысль, используя образность там, где она использована в оригинальном тексте. Однако это не всегда возможно в связи с гораздо меньшей образностью русской публицистики как таковой. Например, мы отказались от образного перевода такого выражения, как coup d’envoi, которое относится к внутриязыковым заимствованиям из спортивной лексики и переводится как подача. В тексте шла речь о начале мирных переговоров, и эквивалентом фразеологизма выступило нейтральное существительное «начало». Сделано это было в связи с тем, что в русском языке уже существует устойчивое сочетание «начало мирных переговоров», и образ спортивного элемента в русском языке снижает важность и существенность такого процесса, как мирные переговоры.

Другой пример отказа от образного перевода демонстрирует, что в русском языке отдается предпочтение сглаживанию острых углов, в то время как французская публицистика стремится всячески подчеркнуть напряженный характер ситуации. Guerre fratricide, ФЕ, использованный для описания накала страстей между Николя Саркози и Доминика де Вильпэна, в переводе утратил значение «братоубийственная война», и был переведен как ярая ненависть. Иначе русский рецептор решил бы, что отношения между кандидатами стали более чем просто напряженными. Это очередной пример, насколько эмоциональны французские тексты и насколько нейтрализованы по сравнению с ними русские.

Бывает и так, что невозможность образного перевода объясняется тем, что внутриязыковое заимствование, послужившее основой метафорического переноса, не актуально для русского языка. Так произошло с выражением fuite des etrangers. Оно, как часто бывает в экономических текстах, выражает образ военных действий. Но русскому языку такая особенность не свойственна, поэтому в данном случае мы предпочли избавиться от образности и деметафоризировать ФЕ — исчезновение иностранцев.

Такая же стилистическая нейтрализация произошла при переводе ФЕ en dents de scie, который был использован для описания отношений между странами. Так как ФЕ здесь использован в переносном значении, что нами был выбран соответствующий эквивалент — слово напряженный. И хотя это слово не отражает такого напряжения и остроты, как во французском тексте, однако мы посчитали, что иначе сочетание стало бы для русского читателя слишком грубым.

Как мы уже упоминали, во французских статьях довольно часто употребляются слова разговорного стиля, в составе устойчивых сочетаний. Чаще всего разговорный французский и разговорный русский язык не во всем идентичны, и то, что приемлемо в иностранной прессе, русский читатель воспримет как грубость или недопустимый жаргон. Поэтому фразеологизмы сниженного стиля чаще всего в переводе нейтрализовались. Например, Fabienne Bourrier illustre sans flonflons ni heroisme hollywoodien une desobeissance civile qui devrait lui redonner foi en l’avenir мы перевели с использованием нейтрального: без помпезности. Фабьен Бурье без помпезности или голливудского героизма олицетворяет гражданскую непокорность, которая могла бы помочь ей верить в будущее.

Наряду к парономазией, в исходных текстах происходили и другие видоизменения фразеологизмов — контаминирование, к примеру. В переводе мы прибегали к контаминированию соответствующих русских ФЕ. Например, французский окказионализм ni Dieu, ni Foot вместо Ni Dieu ni maitre мы перевели как ни Бога, ни спорта., подразумевая, что русский читатель вспомнит Ф Е Не бояться ни Бога ни черта.

Обратная трансформация — устранение контаминации. Например, существует фразеологизм jeter des gonds — выводить из себя и sortir de son caractere — выходить из себя. В статье нам встретился пример объединения этих выражений. La mort d’une jeune femme va pourtant reveiller quelque chose en elle, la faire sortir de ses gonds. В русском варианте этот контекстуальный фразеологизм мы передали единым устойчивым сочетанием: вывести из равновесия. Смерть молодой женщины, тем не менее, может что-то пробудить в ней, выведет из равновесия.

В связи с тем, что тексты СМИ ориентированы на широкую публику, зачастую в них преднамеренно используются выражения разговорного стиля. В таком случае мы прибегали к стилистическому преобразованию и сниженный французский стиль в переводе превращали в разговорный, но литературный русский. Например, courir le guilledou мы перевели как не пропускать ни одной юбки, а etre cuit — мы пропали (а не дело дрянь, как подсказывал словарь).

Расхождения между переводом и оригиналом также наблюдались, когда нам приходилось прибегать к такой трансформации, как описательный перевод. Например, ФЕ costume-cravate пришлось перевести как характерная одежда служащего, так как словарный перевод костюмчик с галстуком вызвал бы у русского рецептора скорее усмешку, чем ассоциацию с чиновником.

К трансформации метонимической дифференциации можно отнести перевод французского фразеологизма levez le nez на русский язык так: оторвите глаза. Основой метонимического переноса в обоих языках являются отношения части и целого, но если во французском частью головы, на которую осуществляется перенос, выбран нос, то в русском это глаза.

Еще одной трансформацией, к которой мы прибегали при переводе ФЕ, является модуляция. Например, в рецензии на фильм использовалось выражение en panne d’audience, которое мы перевели непопулярная. Такой выбор был сделан в связи с тем, en panne de, разговорный фразеологизм, означает за неимением чего-то. Раз у программы не хватает аудитории, значит, она непопулярная.

К окказиональным фразеологизмам можно отнести сквозные метафоры, которые появляются только в конкретном тексте и не выходят за его рамки. Например, говоря о некачественной прессе, журналист употребил в ее отношении следующие метафоры: seul quotidian national generaliste, il est a l’info de qualite ce qu’un dejeuner chez McDonalds est a la gastronomie: pas franchement mauvais, pas vraiment nourissant, pas reelemnt desagreable, mais ne lire que ca ne serait pas ideal pour un bon regime neuronal. В связи с тем, что Макдональдс есть и в России, нет необходимости заменять семантическое ядро сквозной метафоры. В переводе выделенный фрагмент контекста, то есть, окказиональный фразеологизм, сам по себе не передает образа диеты для мозга, но все предложение в целом нельзя назвать деметафоризированным, так как скрытое сравнение сохранено.

Информация в единственной ежедневной газете широкого профиля похожа на завтраки в Макдональдсе: не так уж плохо, не так уж питательно, не совсем отвратительно, но если читать только это — не слишком то это полезно будет для функционирования нейронов. Более яркий пример сохранения сквозной метафоры в русском языке можно привести, описывая перевод другого отрывка из той же самой статьи. On a deja fait l’analogie: lorsqu’on va au fast food, c’est pour avaler un truc rapide entre deux rendez-vous, pas pour etre initie aux nouvelles saveurs de la cuisine moleculaire. В русском фразеологизм, основанный на пересечении понятий кухни и умственного труда, получил аналогичное метафоричное выражение. Уже проводили аналогию: если мы ходим в фаст фуд, то для того, чтобы перекусить чем-то в перерыве между встречами, а не для того, чтобы познакомиться с новыми оттенками вкусов мыслительных кулинарных изысков.

Часто фразеологизмы, сами по себе имеющие определенный словарный эквивалент, при переводе получали дополнительную коннотацию в связи с конкретным контекстом. Такую трансформацию мы отнесли к расширению, хотя, безусловно, строго к лексическим преобразованиям ее отнести нельзя. Например, статья о новом фильме «Рио», который выделился красочным оформлением, называлась так: Le box office reprend quelques couleurs. Выделенный фразеологизм имеет значение: восстановиться, прийти в себя. Но в контексте перевода рецензии на яркий детский мультфильм было бы уместнее добавить эмоциональности названию. Мы перевели его так: кинотеатры расцветились всеми цветами радуги.

Зачастую у образных французских выражений не было фиксированного словарного эквивалента, и мы искали объяснение этим сочетаниям в других источниках. И чтобы передать образность, использовались традиционные сочетания, уже успевшие укорениться в словарях. Данный вид трансформации мы отнесли к дифференциации значения, так как широкое значение во французском языке передано без его полного уточнения. Например, французское предложение La premiere est ce personnage «droit dans ses bottes» qui se rebelle tout a coup contre la routine мы перевели следующим образом. Во-первых, этот персонаж «с несгибаемым стержнем» борется с обыденностью.

Все представленные случаи перевода фразеологизмов часто встречаются при переводе французских СМИ. Однако предпочтительней, если переводчику достаточно воспользоваться словарными эквивалентами идиом или устойчивых сочетаний «существительное + прилагательное» или «глагол + существительное». Например, tendre l’oreille переводится держать ухо востро, а aux dents longues — с большими амбициями.

Заключение

В ходе работы были проанализированы способы перевода фразеологических единиц в текстах французских периодических изданий. Мы выяснили, что трансформации, к которым прибегает переводчик, могут лежать на пересечении нескольких научных точек зрения на классификацию трансформаций в теории переводоведения. Очень часто приходится комбинировать трансформации или даже придумывать окказиональные методы передачи образа, как например контаминация эквивалентных фразеологизмов в русском языке. Все эти трансформации служат одной цели: выполнить функцию текстов СМИ, ориентированных на воздействие, и вызвать у читателя ту реакцию, которую задумал автор оригинального текста.

Отдельно следует упомянуть, что предложенный нами перевод далеко не ограничен не только трансформациями из общепринятых теоретических работ, но и воображением самого переводчика. Даже в ходе нашей работы мы для многих ФЕ подбирали несколько эквивалентов, и каждый казался нам подходящим и адекватным. Выбор трансформации для перевода обусловливается, кроме функции воздействия, еще и стилистическим чутьем переводчика. Например, если необходимо перевести статью реакционной газеты, то любой, даже самый нейтральный ФЕ посредством расширения или реметафоризации с параллельным стилистическим снижением, можно сделать более выделяющимся и, следовательно, эффективным.

Еще один вывод, сделанный нами в ходе работы, заключается в том, что передача ФЕ, в составе которых есть аллюзии, ссылки на события международного или локального масштаба, представляют собой так называемый вызов для переводчика. Всегда приходится искать оригинальный способ дать русскому рецептору возможность прочувствовать ту иронию, уважение или серьезность того, что хотел сказать французский автор, даже если фоновых знаний для этого у читателя может не быть. Тогда самой подходящей трансформацией, на наш взгляд, является описательный перевод.

В заключение отметим, что многообразие выбора трансформаций для переводчика призвано помогать доносить информацию до иноязычного рецептора как можно более полно, эстетично и содержательно, и в нашей работе мы постарались выделить основные способы такой передачи информации.

Список литературы

1. Брандес М. П., Проворотов В. И. «Предпереводческий анализ текста». Москва, НВИ-ТЕЗАУРУС. 2001, 123 с.

2. Виноградов В. В. Русский язык. — М.: Наука, 1972. — 639с.

3. Виноградов В. С. «Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы) М.: Издательство института общего среднего образования РАО, 1988, — 224 с.

4. Гвенцадзе М. А. Коммуникативная лингвистика и типология текста. Тбилиси: Изд-во Тбил. унив-та, 1986 — 315 с.

5. Комиссаров В. Н. Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике:. — М.: Международные отношения 1978., — 232 с.

6. Левит З. Н. Лексикология французского языка — М.: Высшая школа 1979 — 268 с.

7. Миньяр-Белоручев Р.К., Общая теория перевода и устный перевод. — М.: Воениздат, 1980. -- 237 с.

8. Назарян А. Г. Фразеология современного французского языка: Учеб. -- 2-е изд. перераб. и доп. -- М.: Высш. шк., 1987. -- 288 с.

9. Райс К. Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. — М.: Международные отношения, 1978, — 228 с.

10. Федоров А. В. Введение в теорию перевода. — М., Издательство литературы на иностранных языках, 1953 — 336 с.

11. Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. (Газетно-информационный и военно-публицистический перевод.) — М.: Воениздат, 1973. — 280 С.

Словари

12. Бардоши В., Эттингер Ш. Фразеологизмы французского языка, словарь-практикум, Уральское издательство, 2002. — 248 с.

13. Гак В. Г. Ганшина К.А. Новый французско-русский словарь/ В. Г. Гак, К. А. Ганшина — 11 изд., стереотип. — М.: Медиа, 2006

14. Le Petit Robertpar Paul Robert. Dictionnaire alphabetique et analogique de la langue francaise. Redaction dirigee par A. Rey et J. Rey — Debove. Paris: Dictionnaires le Robert, 1992

Интернет — ресурс

15. Микоян А. С. Проблемы переводов текстов СМИ — URL: http: //evartist. narod. ru/text12/12. htm (07. 03. 10).

16. www. lefigaro. fr

17. www. lepoint. fr

18. www. lemonde. fr

19. www. canardechaine. fr

20. www. charliehebdo. fr

21. www. atlantico. fr

Приложение 1

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой