Особенности перцептивной модальности и интонации у дошкольников с ОНР III уровня, имеющих стертую форму псевдобульбарной дизартрии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В структуре различных речевых дефектов отмечаются нарушения формирования комплекса интонационных средств. Наиболее часто нарушается такой компонент интонации как мелодика. Нарушения мелодико-интонационной стороны речи влияют на школьную успеваемость, в частности по родному языку (В.Т.А. Сорокина).

На сегодняшний день у многих детей, поступающих в школу, имеются различные речевые нарушения, не скоррегированные в дошкольном возрасте (по данным В.Т. А. Сорокиной, количество таких детей иногда достигает 50%). В исследованиях условно выделяется три группы первоклассников: учащиеся, не имеющие нарушений речи (51,5%), дети, имеющие патологию речи, не отягощенную нарушением мелодико-интонационной стороны речи (37,6%) и первоклассники с речевыми нарушениями, у которых наблюдается также нарушение мелодико-интонационного высказывания (12,4%) (В.Т.А. Сорокина).

Как видно, процент детей, составляющих третью группу, достаточно велик; это обуславливает необходимость разработки методик по формированию интонационной стороны речи у младших школьников. Однако эти дети обычно не охватываются логопедическими занятиями, так как подобные проблемы выявляются в процессе глубокого и детального обследования детей. Часто первоклассники, имея не выявленные нарушения интонационной стороны речи, продолжают оставаться с типологическими трудностями, оказывающими влияние на их школьную успеваемость.

Помимо этого, нарушения мелодико-интонационной стороны речи влияют также на коммуникативную деятельность детей, так как интонация обладает различными функциями — фонетической, эмоционально-экспрессивной, синтаксической, смыслоразличительной и стилистической. У детей возникают проблемы межличностного общения, усвоения норм социального поведения и формировании эмоционально-волевой сферы, то есть сказывается на развитии личности в целом (И.А. Поварова, В. И. Смирнов, В.Т.А. Сорокина).

Языковые способности человека зависят от особенностей организации сенсорно-перцептивной системы. Ведущий сенсорный канал восприятия определяет своеобразие процессов получения, переработки и передачи информации. Дети дошкольного возраста поливосприимчивы и способны к соотнесению разномодальных ощущений (Р. Бандлер). После 7 лет мозг начинает реагировать на перегрузки включением специальных фильтров внимания и одна из модальностей становится ведущей. Сохранение полисенсорного режима восприятия делает ребенка «вундеркиндом». Однако у детей с общим недоразвитием речи (ОНР) уже в 4−5-летнем возрасте проявляется моноканальная направленность восприятия. Процесс восприятия у них проходит в моно-бисенсорном режиме, что ограничивает их коммуникативно-познавательные возможности. Состояние речевых способностей, умений и навыков, а также суперсегментного уровня речи (интонационная сторона речи) детей зависит от уровня развития их сенсорно-перцептивной системы (Б.Г. Ананьев, Г. А. Ванюхина, В.А. Ковшиков).

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что данная проблема является достаточно актуальной на сегодняшний день и требует тщательной и подробной разработки.

Актуальность проблемы позволяет выбрать тему курсовой работы «Изучение общих речевых навыков и перцептивной модальности, обеспечивающих интонационную выразительность речи у дошкольников с общим недоразвитием речи», определить предмет, объект, гипотезу и задачи исследования.

Цель исследования: описать особенности перцептивной модальности и интонации, а также выявить ведущую перцептивную модальность у детей дошкольного возраста с ОНР.

Объект исследования: сенсорно-перцептивная система и интонационная сторона речи дошкольников с нормальным и нарушенным речевым развитием (ОНР).

Предмет исследования: особенности перцептивной модальности и интонации у дошкольников с ОНР III уровня, имеющих стертую форму псевдобульбарной дизартрии.

Гипотеза исследования состоит в предположении, что недоразвитие процессов сенсорно-перцептивной модальности влияет на уровень сформированности интонационной стороны речи: чем гармоничнее и равномернее развиты все виды сенсорно-перцептивной системы, тем выше уровень сформированности интонационной стороны речи.

Сформулированная цель и гипотеза исследования определили задачи:

Проанализировать теоретические подходы к данной проблеме в психолого-педагогической литературе.

Сформировать пакет диагностических методик по выявлению уровня сформированности интонационной стороны речи и перцептивной модальности у детей дошкольного возраста.

Проанализировать и обобщить полученные данные, сформулировать выводы.

Для реализации сформулированных целей и проверки выдвинутой нами гипотезы подобран специальный комплекс методов исследования.

— метод сбора анамнестических данных;

— методы теоретического анализа (анализ психолого-педагогической литературы);

— неэкспериментальные диагностические методы (метод наблюдения);

— экспериментальный метод исследования;

— метод логопедического обследования;

Методологической основой исследования явились труды Б. Г. Ананьева, Г. А. Ванюхиной, Н. И. Жинкина, Р. Е. Левиной, А. Р. Лурия, Н. В. Светозаровой, А. К Цеплитис, Н. В. Черемисиной, Л. В. Щерба и др.

База исследования. В опытно-экспериментальном исследовании принимали участие 20 детей дошкольного возраста, составивших основную группу (дети с ОНР III уровня со стертой формой псевдобульбарной дизартрии) и группу сравнения (нормально развивающиеся дети). Исследование осуществлялось на базе МДОУ «Детский сад комбинированного вида № 184» и МДОУ Центр развития ребенка «Детский сад № 137» г. Хабаровска. Исследование проводилось в период с 06. 04. 2009 г. по 16. 05. 2009 г.

Структура работы представлена введением, двумя главами, заключением, приложением. Первая глава составляет теоретическую часть исследования, где указывается современное состояние исследуемой проблемы, перцептивная модальность как средство формирования интонационной выразительности и особенности общеречевых навыков и интонационной выразительности у дошкольников с ОНР. Вторая — содержит описание практической деятельности, куда включена характеристика основной группы и группы сравнения, описаны методы диагностики исследуемых параметров, констатирующий эксперимент, а также полученные в ходе него результаты. В заключении сделан вывод по двум главам работы. Библиографический список включает в себя 57 источников.

Глава 1. Научно-теоретическое обоснование формирования интонационной выразительности речи посредством перцептивных процессов

1. 1 Интонационная сторона речи в свете различных научных изучений

Интонация является одним из важнейших компонентов языка. При этом она также является неотъемлемой частью речевой деятельности в целом и представляет собой единство взаимосвязанных компонентов — мелодики, паузирования, интенсивности, ударения, темпа, тембра и ритма [2].

Речевое общение обычно протекает в двух формах — устной и письменной. При этом письменность — явление более позднее. Устная же форма с момента возникновения языка есть способ его существования как средства выражения мысли и средства общения.

Наша речь фонетически представляет собой звуковой поток (цепь звучаний). Эта цепь распадается на звенья, которые являются фонетическими единицами — это фразы, такты, фонетические слова, слоги и звуки. Звуки речи употребляются не изолированно, а в составе слогов, тактов и фраз. Таким образом, все эти фонетические единицы неразрывно связаны, представляют собой единую систему и носят название сегментный уровень языка. Вместе с тем каждая фраза интонационно оформлена. Интонация (надсегментный уровень) накладывается на фонетические единицы языка, членя их на смысловые такты (синтагмы, фразы) и, одновременно объединяя их [3].

Изучением интонации в разное время и в разных аспектах занимались актеры, режиссеры, литературоведы (и стиховеды), лингвисты (фонетисты, фонологи, синтаксисты), психолингвисты и методисты, описавшие ряд частных и общих закономерностей интонации и взаимосвязи ее компонентов, указавшие пути к изучению и анализу ее фактов и решившие многие вопросы интонологии [4].

В 70−80 гг. XX в. существенно увеличилось число специальных исследований, посвященных интонации, были получены новые научные результаты. На сегодняшний день исследованием данной проблемы занимаются различные ученые (Л.А. Копачевская, Е. А. Ларина, Г. А Османова, Л. А. Позднякова, В.Т. А. Сорокина др.).

Тем не менее, работы отечественных и зарубежных авторов показывают, что проблема интонации остается актуальной, а в наши дни и представляет несомненный интерес в теоретическом и практическом отношении не только для лингвистов и литературоведов, но и для психолингвистов и специалистов по проблемам нарушения речевого развития.

Вопросами интонации занимались многие ученые, начиная уже с античных времен. В основном интонация изучалась в теории публичной речи. Например, по данным А. К. Цеплитис, можно прийти к выводу, что в Древней Греции и в Древнем Риме были осознаны и частично описаны такие явления, как речевая мелодия (и ее отличия от мелодии в музыке), пауза, темп, членение потока речи, ритм [5]. Возможность выделять из звучащей речи какие-то элементы, относимые в наши дни к интонации, была замечена давно. Например, Ф. Брасс отмечает, что о мелодии и паузе говорил еще Платон. У Аристотеля упоминается мелодия, пауза, темп, динамика. В 1724 г. Фабрициус пишет о скорости и замедлении, силе и ослаблении, повышении и понижении голоса в нашей речи [5].

Специальные исследования интонации, как отмечает А. К. Цеплитис, ведутся в теории публичной речи и в языкознании (фонетике и фонологии), при этом выделяют специальный раздел фонетики — «интонология». В теории публичной речи исследователи описывают интонацию, исходя из наблюдений над обиходной и сценической речью, и целью этих анализов является формулировка правил использования интонации при произнесении письменного текста (Артоболевский, 1940; Сосницкая, 1944; Блинов, 1958; Аксенов, 1960; Гвоздев, 1957; Баженов, Черкишин, 1960; Горбушина, 1961; Кравцов, 1962; Груздева, Куцкая, 1964; Кузьмичева, 1967, Урнова, 1968 и др.) [5]. Согласно лингвистической точке зрения, интонация является непременным элементом просодики и рассматривается как одно из основных средств оформления речевого высказывания, как совокупность просодических элементов речи, участвующих в передаче смысла сообщения [2] (В.А. Артемов, В. В. Виноградов, Е. А. Брызгунова, А. М. Антипова, К. К. Барышникова, С. М. Гайдучик, О. Х. Цахер и др.).

Н.Д. Светозарова выделяет следующие основные подходы к пониманию интонации:

— синтаксический, когда интонация включается в систему средств передачи синтаксических отношений;

— фонологический, когда интонация представляется как система оппозиций, а ее единицы дополняют список фонологических единиц;

— фонетический, когда интонация рассматривается как средство оформления высказываний, создания их целостности, и как средство членения речевого потока на минимальные в смысловом отношении единицы.

Существует также особый подход к пониманию интонации, когда она признается самостоятельным уровнем языковой структуры, обладающим самостоятельным уровнем языковой структуры, обладающим своими формальными и смысловыми единицами (Т.М. Николаева, 1974, 1977) [6].

Говоря об интонации, необходимо отметить, что она есть явление полифункциональное. Рассматривая различные источники по проблеме интонации, можно заметить, что различные исследователи по-разному подходят к вопросу выделения и характеристики функций интонации. Можно выделить следующие основные функции интонации (Г.Н. Иванова-Лукьянова): фонетическую, эмоционально-экспрессивную, синтаксическую, смыслоразличительную и стилистическую. Фонетическая функция интонации заключается в том, что интонация формирует синтагму (фразу), придавая ей смысловую и фонетическую цельность, одновременно разделяя речевой поток на ритмико-смысловые единства. Эмоционально-экспрессивная функция интонации заключается в передаче различных оттенков высказывания, выражающих эмоциональное состояние говорящего, его волеизъявление, а также экспрессивность высказывания. Синтаксическая функция состоит в выражении синтаксических значений в звучащей речи. Выполняя смыслоразличительную функцию, интонация помогает различать смысл фраз с одним и тем же лексико-грамматическим оформлением при помощи движения тона. Интонация также способна сообщить информацию о том, какому стилю принадлежит высказывание: кому адресовано и с какой целью — в этом состоит ее стилистическая функция [8].

Возвращаясь к пониманию интонации как многокомпонентного единства, можно сказать, что различные исследователи по-разному решают вопрос о количестве и характере элементов из которых состоит интонация. Например, Л. В. Бондаренко, Е. А. Брызгунова, М. В. Гордина, И. А. Зимняя и др. выделяют мелодический, динамический, временной компоненты и тембр произнесения. Другие (И.Я. Блинов, Н. В. Черемисина, В.Н. Ярцев) — включают в ее состав паузы. Некоторые исследователи (В.А. Артемов, М. М. Галеева, Ж.Б. Веренинова) определяют интонацию как единство таких элементов как мелодика, интенсивность, длительность (темп), паузу и тембр [2]. Л. В. Щерба говорил, что в языковедении под интонацией чаще всего «разумеют изменение высоты голоса (мелодика), силы звука (ритмика), относительной длительности (или „количества“), отдельных звуков (просодия) и тембра голоса той или иной речевой единицы, начиная от предложения и кончая слогом или отдельными звуками» [7, с. 168]. Такие исследователи как Г. Н. Иванова-Лукьянова, Л. А. Вербицкая, рассматривая интонацию в более широком смысле, выделяют семь ее компонентов: мелодику, громкость (интенсивность), тембр, темп и ритм, пауза и ударение [8; 9].

Каждый элемент интонации в лингвистике был подробно рассмотрен и тщательно исследован.

Одним из важнейших и сложных компонентов интонации является мелодика речи (изменение частоты основного тона при произнесении). Мелодика — это изменение высоты тона при произнесении фразы (О.В. Филиппова). Разные мелодические фигуры (повышение или понижение тона) могут изменять характер высказывания [10]. Функции мелодического компонента интонации различны. Во-первых, она является связующим звеном между отдельными частями звучащего текста; во-вторых, интонация определяет коммуникативный тип предложения (повествовательный, вопросительный, восклицательный). Еще одной функцией является участие в создании мелодии и типовых мелодических контуров синтагмы (констатирующей, восклицательной, перечислительной и др.); помимо этого интонация выполняет семантическую и эмоциональную нагрузку [2]. Е. А. Брызгунова выделила и описала семь основных мелодических фигур — контуров, получивших название «интонационные конструкции». Интонационные конструкции (ИК) отличаются движением мелодики на трех участках фразы: в предцентровой части, в центре, где мелодика ломается и в постцентровой части. В качестве формальных признаков ИК выступают место интонационного центра и мелодические характеристики, а также такие признаки, как интенсивность, тембр, длительность. Основными И К являются: ИК-1, ИК-2, ИК-3, ИК-4, ИК-5. Рассмотрим каждую ИК в отдельности.

ИК-1. Интонационный центр на ударном гласном последнего слова, перед ним находится предцентровая часть, движение тона на которой ровное. На гласном интонационного центра тон понижается и до конца ИК в постцентровой части остается стабильным. Такая И К характерна для завершенного повествования.

ИК-2. Интонационный центр на ударном гласном первого слова, движение тона ровное или нисходящее, словесное ударение усилено. Так оформляются вопросы с вопросительным словом, побудительные предложения, предложения со значением сопоставления.

ИК-3. Интонационный центр на том же слове, что и в ИК-1, но в данном случае тон резко повышается. Это характерно для оформления общего вопроса.

ИК-4. В предцентровой части тон довольно высокий, на гласном центра он понижается, а затем повышается, высокий уровень держится до конца ИК. Такое оформление свойственно переспросу, побуждению, незаконченному повествованию.

ИК-5. В отличие от других, эта ИК имеет два центра. На первом тон повышается, на гласном второго центра понижается. Такое оформление свойственно для восклицательной интонации [19, с. 38].

ИК-6. Интонационный центр характеризуется повышением тона, сохраняющимся до конца конструкции, такое оформление придает эмоциональную окраску высказыванию.

ИК-7. На гласном центра тон резко повышается. Этот гласный заканчивается смычкой голосовых складок, что придает высказыванию отрицательно-эмоциональное значение (Л. В. Бондарко) [15].

Перейдем к рассмотрению другого компонента интонации — паузированию. Фраза есть ритмико-интонационное, синтаксическое и смысловое единство. Основным фонетическим средством фразы является интонация. На границах фраз происходит характерная смена тона, которой нередко сопутствует пауза [8]. Пауза — это перерыв в речи; она выступает как средство членения речи. С помощью пауз происходит членение речевого потока на более мелкие составляющие: текст — на абзацы, абзацы — на фразы, фразы — на синтагмы. «Пауза акустически означает прекращение звука, физиологически -- прекращение артикуляции» (Зиндер, 1979) [10, с. 16]. Характер паузирования определяется двумя моментами: местом возникновения пауз и их продолжительностью. Паузы расчленяют речь на соотносимые отрезки сообразно смыслу и грамматическим связям между словами, а также под влиянием различных психологических моментов и психологических состояний говорящего, в стихотворной речи — ее ритмическому строению [17]. Пауза выполняет лингвистическую и физиологическую функции. Основная лингвистическая функция паузы -- передача смыслового членения высказывания и характера связи между его элементами. Физиологически пауза важна, т.к. служит остановкой для «перевода» дыхания в процессе речи. Т. е. это так называемые «дыхательные паузы», возникающие вследствие необходимости сделать вдох для удовлетворения физиологических потребностей и для поддержания оптимального подскладочного давления в процессе речи [17]. А. А. Реформатский подчеркивал непосредственную, первостепенную и необходимую связь пауз со стилистикой. Пауза регулирует темп и ритм высказывания, организует речь говорящего; она также играет ведущую роль той или иной реплики, того или иного текста в стилистике [18].

Известно, что любой живой организм и каждый орган в отдельности функционируют в определенном темпе и ритме. Темп и ритм — характеристики присущие движению, они проявляются как в движении неорганической материи, так и в движении материи органической (Н.С. Лейтес, Э. А. Голубева, Б. Р. Кадыров, 1980) [12, с. 84]. Рассмотрим подробнее эти компоненты.

Темп — это скорость протекания речи в единицу времени (О.В. Филиппова). Темп речи — процессуальная характеристика речи, обусловленная наследственными механизмами (скоростью протекания нервных и психических процессов, например мыслительных) и формирующаяся в ходе индивидуального развития во взаимодействии с окружением (В.Х. Манеров, 1997). Л. Р. Зиндер (1964, 1979) считает, что помимо понятия темпа как компонента интонации, существует понятие «темп речи», т. е. скорость артикуляции [12]. Темп речи является одним из средств суперсегментного уровня языка, которые оказывают влияние на функционально-стилистическую дифференциацию текста; он определяется количеством слов или слогов в единицу времени. При этом отмечается, что темповая характеристика свойственна только звучащему тексту. Темп зависит от целого ряда явлений индивидуальных и языковых свойств. К явлениям языкового порядка, оказывающим влияние на темп звучащего текста, относятся скорость произношения слов, характер синтагматического членения и паузирования, ритмика текста [8]. Темп (длительность) характеризует относительную скорость произнесения отдельных слов в синтагме или одной синтагмы по отношению к другой, обусловлен содержанием высказывания, функцией составляющих его слов: служебные слова произносятся быстрее, чем знаменательные, среди знаменательных медленнее произносятся слова, имеющие смысловую нагрузку. С точки зрения восприятия, темп, как отмечают многие ученые (И.А. Поварова и др.), — величина не абсолютная, а относительная, т.к. человек воспринимает не абсолютную величину темпа, а его изменчивость. Исходя из этого, изменчивый или стабильный характер темпа является функционально значимой величиной [12]. Среди явлений, оказывающих на темп речи непосредственное влияние, можно выделить скорость произношения слов в единицу времени, характер паузирования, интонационное членение, логические ударения и интонацию. Говоря о темпе, нельзя не отметить большую роль его в разграничении важного и менее важного в речи, а также в характеристике звучащих текстов разных стилей [10]. Т. е. темп в этом случае признается ведущим, определяющим параметром при описании стилей произношения. Следует отметить, что темп речи зависит от стиля произношения и смысла речи, эмоционального отношения говорящего, эмоционального содержания высказывания [4]. По мнению некоторых ученых (Агафонова, 1974; Цеплитис, 1974; Соболева, 1978 и др.) темп зависит также от индивидуальных и ситуативно обусловленных характеристик, т. е. на темп может влиять психическое состояние и конституциональные особенности человека [6]. Помимо прочего темп тесно связан с ритмом: временная изохронность, равнодлительность единиц звучащей речи — одно из важнейших условий существования ритма (Н.В. Черемисина).

Ритм в широком смысле лежит в основе жизнедеятельности человека: работы сердца, дыхания, смены дня и ночи, труда и отдыха, сна и бодрствования и т. д. Человеческая речь тоже ритмична, поскольку в ее основе лежит ритмичное дыхание. Ритм — это регулярное чередование однотипных явлений (О.В. Филиппова). Таких явлений в речи несколько:

— чередование ударных и безударных слогов;

— чередование моментов молчания и говорения;

— чередование восходящих и нисходящих интонаций;

— равномерность следования друг за другом логических ударений

и т.д.

Приведенные в качестве примера явления являются фонетическими аспектами ритма, однако некоторые ученые выделяют помимо этого семантические аспекты: чередование тем, образов, ассоциаций. Большинство лингвистов (Г.Н. Иванова-Лукьянова, О. В. Филиппова и др.) рассматривают ритм все же как явление фонетическое, в котором участвуют разные единицы суперсегментной фонетики; причем, чем больше таких единиц привлечено к оценке ритмичности текста, тем полнее будет представлено это явление [10]. Ритм — это закономерное расчленение временной последовательности раздражений на группы, объединяемые вокруг выделяющихся в том или ином отношении раздражений, т. е. акцентов [14]. Т. е. ритм предполагает в качестве необходимого условия ту или другую группировку следующих друг за другом раздражений, некоторое расчленение временного ряда. О ритме можно говорить только тогда, когда ряд равномерно следующих друг за другом раздражений расчленяется на определенные группы, причем группы могут быть одинаковыми и неодинаковыми. Однако не всякая группировка и расчленение временного ряда образуют ритм. Обязательным условием ритмической группировки, а, следовательно, и ритма вообще, является наличие акцентов, т. е. более сильных и выделяющихся в каком-либо отношении раздражений. Без акцентов не может быть и ритма [13].

Основными характеристиками ритма являются: слоговая, фразовая, интонационная. Основной единицей стихотворного ритма является слог; определенный порядок ударных и безударных слогов составляет своеобразие ритма стихов. Поэтому не случайно многие исследователи ритма прозы принимали слог за единицу измерения прозаического ритма. Однако такой подход оказывается не очень удачным. Т.к. прозаический ритм включает в себя не только чередования ударных и безударных слогов, но также является непрерывным потоком, состоящим из фраз, ограниченных паузами и выделенных интонационно, то следует принять во внимание и вторую характеристику ритма, выделенную А. М. Пешковским. Ею является измерение ритма величиной фраз. По сравнению со слоговой характеристикой фразовая обладает способностью варьирования, т.к. интонационное членение текста отличается различной вариативностью в зависимости от способа прочтения. Третья ритмическая характеристика — интонационная. Для изучения прозаического ритма интонация является немаловажной характеристикой: она определяется автором, и ее контуры проступают в любом чтении. В устной речи можно заметить плавность либо, наоборот, неровности в интонационной характеристике ритма путем обнаружения большего или меньшего числа сочетаний внутри предложений разных интонационных типов [10].

Таким образом, ритм входит в суперсегментные характеристики, т. е. в состав интонационной системы языка, обусловлен принципом антропоцентризма (который действует в процессе порождения и восприятия речи и отражается в структуре и системе языка) и соотнесен с физиологическими характеристиками (с дыхательным ритмом) [12]. По мнению Н. И. Жинкина, интонация путем циклических повторений создает ритм речи. Посредством темпо-ритмической организации устной речи формируются и становятся взаимозависимыми не только артикуляторно-дыхательные программы и комплексы просодических характеристик, но и становится возможным лексико-грамматическое структурирование [14].

Рассмотрим еще один немаловажный компонент интонации — логическое ударение. Под логическим ударением понимают выделенность слова в высказывании, обусловленную особой семантической или эмоциональной значимостью (Г.Н. Иванова-Лукьянова). Можно выделить любую часть высказывания. Средствами выражения логического ударения являются [15]:

— усиление словесного ударения (т.е. ударения в слове);

— повышение или понижение тона на ударном слоге выделенного слова;

— увеличение длительности, которое достигается усилением напряженности артикуляции ударного слога;

— тембр.

Перемещение логического ударения меняет смысловой акцент высказывания. При интонационном выделении определенных слов повышается степень их кратковременного запоминания. Можно отметить, что в случае, когда говорящий четко делает логическое ударение, т. е. расставляет акценты на важных словах, слушателю не составляет труда определить ключевые слова и следить за логикой мыслей. Правильная расстановка ударений в речи помогает слушателям ориентироваться в информации, отделять важное, основное от не столь важного. Т. е. те слова, которые выделяются ударением, непосредственно и несут основную информацию [10]. Точно сказал об этом Л. В. Щерба: «Логическое ударение есть не что иное, как характерное видоизменение интонации предложения, выделяющее так называемое логическое сказуемое» [7, с. 159].

Русский язык является примером языка с исключительным разнообразием акцентных (т.е. предоставляемых ударением) возможностей. Т.к. ударение в нем может падать на любой слог слова, оно способно выполнять смыслоразличительную функцию. Помимо этого ударение в русском языке является не только разноместным, но к тому же еще и подвижным: оно может смещаться при изменении грамматической формы слова [16].

Логическое ударение является составляющей частью ритмико-интонационного строения текста; при этом из всех других составляющих эта часть более всего связана с передачей семантики текста. Поэтому логическое ударение может считаться двойственным по своей природе: с одной стороны, оно является выражением семантических отношений в тексте, с другой — элементом его фонетической структуры [8].

Таким образом, термин «логическое ударение» используется для обозначения особой выделенности, подчеркивая слова или группы слов с помощью средств суперсегментной фонетики.

Следующим компонентом интонации, который служит только для выражения ее эмоционального аспекта, является тембр. Тембр важен для акустической характеристики и восприятия своеобразия отдельных звуков и для интонации (эмоционально-экспрессивная функция). Тембром в интонации называют дополнительную окраску звучания, сообщающую речи различные эмоционально-экспрессивные оттенки [4]. Следует отличать интонационный тембр от индивидуального, природного. У каждого человека есть данный ему от природы тембр голоса, благодаря которому голоса людей различаются. Этот тембр не является элементом интонации; он зависит от строения речевого аппарата. Элемент интонации — это интонационный тембр, который создается взаимодействием диапазонной высоты и интенсивности. Согласно «Словарю лингвистических терминов» О. С. Ахмановой, существуют тембр I и тембр II. Тембр I характеризует голос каждого индивида, а тембр II является «суперсегментной характеристикой, окраской речи, придающей ей те или другие экспрессивно-эмоциональные свойства». То есть интонационный тембр способен придать речи те или иные экспрессивные или эмоциональнее оттенки; он участвует в выражении эмоций, эмоционального отношения в речи или чего-либо средствами интонации. Тембр является тем эмоциональным компонентом, который сразу принимаются на слух и способны непроизвольно вызывать соответствующую реакцию слушателей. Сколько выражаемых в интонации эмоций, столько оттенков тембра в ней [10]. Таким образом, в отличие от других компонентов интонации просодический тембр, прежде всего, обеспечивает оформление фразы, особенно эмоционально-оценочных типов высказывания.

Динамический компонент интонации — интенсивность — во многом соотносится с темпоральными средствами: важное, новое произносится с большей интенсивностью, менее важное либо уже известное — с меньшей. Интенсивность — это сила произнесения, громкость; измеряется звуковой энергией (О.В. Филиппова). Интенсивность указывает не только на громкость, но также может выражаться в шепоте, следовательно, ее можно охарактеризовать как плотность потока звуковой энергии (Л.В. Лопатина). В артикуляционном плане интенсивность зависит от степени произносительных усилий, определяемой величиной подсвязочного давления, активностью дыхательных мышц и напряжением периферийных произносительных органов; акустически она определяется амплитудой колебания. Интенсивность возрастает с увеличением общего эмоционального напряжения. Положительные и активные эмоции обычно характеризуются повышением, а отрицательные и пассивные — понижением общего уровня интенсивности. Высокий уровень громкости отличает побудительные (особенно приказы и команды) и восклицательные предложения (Н.Д. Светозарова) [6]. Основной функцией интонационной интенсивности является семантическая, т. е. изменение интенсивности сегмента, которое выражает часть содержания высказывания; выделение говорящим той его части, «которую он хочет особенно подчеркнуть» (Мурашева, 1961). Л. В. Лопатина, Л. А. Позднякова выделяют три функции интонационной интенсивности: интеллектуальную, волюнтативную и эмотивную. Интеллектуальное значение интенсивности выражается относительной важности какого-либо сегмента высказывания (т.е., как уже было сказано выше, в более значимых сегментах фразы или высказывания интенсивность увеличивается, а в менее значимых — уменьшается). Волюнтативное значение достигается в виде повышения уровня интенсивности высказывания, содержащего побуждение. Эмотивная функция выражается в изменении интонационной интенсивности под влиянием эмоционального состояния [15].

С точки зрения психолингвистики, интонация является основой для осуществления конкретного коммуникативного намерения, служащая оптимизации восприятия речи [2]. Н. И. Жинкин говорил: «Нельзя представить себе человека, говорящего без интонации, мимики и жеста. < …> Человеческое ухо тонко замечает общий звуковой тонус речи, повторения, хизитации, остановки, повышение и понижение основного тона и т. п. и оценивает все это по смыслу. Произносить речь непросто. Трудность регулировки интонации в просодии состоит в том, что говорящий, имея подготовленный замысел, должен интуитивно учесть двойственность управлении и подчиняется только смысловому замыслу, а не автоматической динамике произносительных навыков. Иначе возникает заикание» [20, с. 89−90].

В психолингвистике нет единого подхода к объяснению интонации как знака, используемого в речевой деятельности общения. Некоторые психолингвисты (Т.М. Дридзе, И.С. Торопцев) относят интонацию к знакам языка с учетом ее семантической функции. Другие (В.А. Ковшиков, В.П. Глухов) выделяют интонацию как отдельный, самостоятельный знак речевой деятельности. При этом они утверждают, что интонационное оформление речевых высказываний как бы накладывается на уже готовую структуру речевого высказывания, объединяясь с каждым ее семантическим элементом (словом или словосочетанием). То есть при таком подходе, интонация рассматривается как универсальный знак речевой деятельности, без которого полноценное речевое общение невозможно. Исходя из этого, можно сказать, что сегментные и суперсегментные средства языка в речевой деятельности, как правило, неотделимы друг от друга и образуют единое целое [11].

В.А. Ковшиков и В. П. Глухов с позиций психолингвистики отмечают немаловажную роль суперсегментного уровня языка на овладение письменной речью. Как заверяют исследователи, то, что в устной речи принято называть просодией (ритмико-мелодическое и интонационно-выразительное оформление речевых высказываний), в письменной речи выражается в виде знаков препинания и многих других графических средств. То есть с одной стороны, они служат для объединения или разъединения единиц и элементов языка, а с другой — используются для выражения тех или иных значений [11].

В отраслях, изучающих интонацию, установлен единый объект исследования, представляющий собой определенную группу явлений в речевом сигнале. Так как интонация изучается в различных областях науки, необходимо обобщение результатов различных исследований и совместное изучение различными дисциплинами интонации как многокомпонентного единства (А.К. Цеплитис).

1. 2 Перцептивная модальность как средство формирования интонационной выразительности речи

Значение живого устного слова неоспоримо, так как лекция, доклад, беседа, выступление — любые формы устного повествования — являются повседневным явлением в нашей жизни. Устная речь всегда имеет большой запас средств для передачи мыслей и чувств: это и мимика, и жесты, и интонация, и т. д. В то же время языковые способности человека зависят от особенностей организации сенсорно-перцептивной системы (Б.Г. Ананьев, Г. А. Ванюхина).

В литературе уже неоднократно указывалась роль речи в формировании психических процессов (Л.С. Выготский, А. В. Запорожец, Е. К. Каверина, М. М. Кольцова, Т. Е. Конникова, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, Н. Г. Морозова, Г. Л. Розенгард-Пупко, Л. С. Славина, Ф. И. Фрадкина, Д. Б. Эльконин, Ф. Я. Юдович, и др.). А. Р. Лурия, Ф. Я. Юдович отмечают, что важное значение общения ребенка со взрослым заключается в том, «что овладение словесной системой перестраивает все основные психические процессы у ребенка и что слово оказывается, таким образом, мощным фактором, формирующим психическую деятельность». Речь, являясь основным средством общения, становится также средством углубленного анализа и синтеза действительности и «высшим регулятором поведения» (И.П. Павлов) [21]. Владение речью позволяет человеку подняться над непосредственным, наглядным восприятием, анализировать его данные, соотнести воспринимаемые объекты с определенными категориями и строить свое поведение соответственно глубокому «категориальному» отражению мира. А. Гельб, К. Гольдштейн, Г. Хэд подчеркивали важную роль речи, которую она играет в построении сложных психических процессов [21]. Таким образом, речь и психические процессы неразрывно связаны, и ее роль в формировании психических процессов неоценима.

Но существует и обратная связь речи с высшими психическими процессами, в частности с восприятием. Речь человека, его языковые и интонационные способности, как уже было сказано выше, тесно связаны с организацией его сенсорно-перцептивной системы.

Перцепция — это восприятие, непосредственного отражения объективной действительности органами чувств [22]. Восприятие как один из высших психических процессов позволяет ребенку осваивать и познавать окружающий его мир, несформированность его вызывает мозаичность представлений ребенка и задерживает его развитие.

А.В. Запорожецем (1941) была разработана теория формирования перцептивного действия. Им было доказано, что в основе любого познавательного процесса лежат практические действия, в частности, что восприятие и мышление являются системой свернутых, «перцептивных действий», в которых происходит уподобление основным свойствам предмета и, за счет этого, формирование перцептивного или мыслительного образа. Перцептивные действия, которые реализуются с помощью различных наборов перцептивных операций, рассматриваются им как основные структурные единицы процесса восприятия, обеспечивающие построение предметного образа. Само восприятие трактуется им как овладение все более сложными видами перцептивных действий, основанных на сопоставлении свойств воспринимаемых объектов с системами сенсорных эталонов, которыми ребенок овладевает в детстве. Первоначально происходит овладение внешнедвигательными формами обследования объектов на основе материальных эталонов, затем (после интериоризации) образуются собственно перцептивные действия, состоящие из все более свернутых движений воспринимающих органов, при этом материальные эталоны сменяются эталонными представлениями [23]. Для систематизации свойств окружающего мира используются сенсорные эталоны. Сенсорный эталон -- система сенсорных качеств предметов. Исходно они выделяются в процессе общественно-исторического развития как ряд систем сенсорных качеств (звуковысотная шкала музыкальных звуков, фонемы языка, геометрические фигуры). Сенсорные эталоны необходимы ребенку для усвоения и использования в качестве образца при обследовании объектов и анализе их свойств. Их усвоение обеспечивает процесс развития человеческого восприятия.

Таким образом, восприятие -- это познавательный психический процесс, состоящий в целостном отражении предметов, ситуаций и событий, возникающий при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Воспринимая, человек не только видит, но и смотрит, не только слышит, но и слушает, а иногда он не только смотрит, но рассматривает или всматривается, не только слушает, но и прислушивается; он часто активно выбирает установку, которая обеспечит адекватное восприятие предмета; воспринимая, он таким образом производит определенную деятельность, направленную на то, чтобы привести образ восприятия в соответствие с предметом, необходимое в конечном счете в силу того, что предмет является объектом не только осознания, но и практического действия, контролирующего это осознание [25]. В результате деятельности восприятия (перцептивной деятельности, от лат. perceptio -- восприятие) в субъективном пространстве формируется образ восприятия, или перцептивный образ объекта, ситуации или иного события, который обладает свойствами, отличными от свойств ощущений, на основе которых он строится. Также необходимо отметить, что каждый образ восприятия является результатом интеграции ощущений нескольких модальностей, прежде всего зрительной, слуховой и тактильно-кинестетической (Н.В. Бордовская, А. А. Реан, С. И Розум) [24].

Сенсорно-перцептивные явления есть, как было сказано выше, отражение объективной действительности и регуляторы действий; однако вместе с тем они «относятся к коренным феноменам жизнедеятельности, связанным с глубокими слоями целостной структуры человеческого развития и личности». Человеку в целом соответствует сенсорно-перцептивная организация как единая система анализаторов всех без исключения модальностей (Б.Г. Ананьев) [27, с. 181]. Восприятие не исчерпывается лишь тремя модальностями. Можно отметить, что процесс восприятия имеет полимодальный характер и условно его можно представить в виде соощущений сенсорной горизонтали и сенсорной вертикали (Г.А. Ванюхина). Сенсорную горизонталь обслуживают физические органы чувств, которые воспринимают информацию посредством движения, осязания, зрения, слуха, обоняния и вкуса. Сенсорную вертикаль составляют иерархически организованные механизмы познавательного процесса [26]:

— интуитивное чувство (предчувствие) начальной ступени познания рождает познавательный интерес и определяет его направление;

— эмоционально-волевые и эмоционально-оценочные чувства эмотивной ступени познания формируют желание, стремление, усилие, мотив и оценку деятельности;

— кинетические, кинестетические, визуальные, аудиальные, обонятельные и вкусовые чувства сенсомоторной ступени познания (сенсорная горизонталь) принимают информацию из внешнего мира;

— чувство воображения символьно опосредованной ступени познания дает представление о комплексном образе предмета по следам эмоциональных и сенсомоторных соощущений, развивающее способности отображения, изображения, моделирования, схематизации;

— аналитико-синтетическое чувство логически опосредованной ступени познания определяет свойства и назначение познаваемого объекта при сравнении и установлении причинно-следственных связей;

— вербальное чувство лингвистически опосредованной ступени познания.

Таким образом, перцептивная модальность является непосредственным отражением объективной действительности различными органами чувств, при этом это не только физические ощущения, получаемые посредством пяти каналов восприятия (зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния), т. е. сенсорная горизонталь, но и их предшественники, сопровождающие процесс познания, образующие сенсорную вертикаль. Перцептивная система человека полимодальна по своему составу и представлена последовательностью сенсомоторного, символьного, логического и лингвистического этапов процесса получения, обработки и передачи информации. Так как этот комплекс обеспечивается различными ассоциативными включениями, которые способны к согласованию, замещению и переносу функций, это открывает неограниченные возможности для развития и коррекции.

Как всякая иерархическая организация, сенсорная вертикаль подчиняется эволюционному принципу сохранения и развития предшествующих свойств в последующих. Например, в вербальных структурах присутствует интонация (речевые эмоции). Поэтому следует заметить, что различные модальности могут являться также средством формирования и интонационной выразительности.

А.А. Бодалев [1995] говорит о том, что достижение положительного результата в общении, как правило, связано с адекватным чувственным отражением общающихся. При этом отрицательный результат в общении часто оказывается следствием неадекватного отражения внешней экспрессии общающихся, неправильной интерпретацией информации друг о друге. Несформированность интонационной стороны речи также может приводить к непониманию в общении, следствием чего может являться нарушение коммуникативной деятельности, поскольку нарушаются основные функции интонации: эмоционально-экспрессивная, фонетическая, синтаксическая, смыслоразличительная, экспрессивная. В итоге на первый план в восприятии человека выступают те качества, которые в данный момент являются наиболее значительными и наиболее информативными. Такой способностью обладают невербальные средства общения личности, которые можно отнести к сенсорно-перцептивным способностям человека [29]. Под сенсорно-перцептивными способностями понимаются индивидуально-психологические особенности личности, проявляющиеся в качественных характеристиках восприятия различных свойств предметов, объектов и явлений [28]. К таким способностям относятся чувства сенсорной горизонтали и чувства сенсорной вертикали (Г.А. Ванюхина).

Таким образом, различные модальности восприятия являются составляющими процесса вербального и невербального общения; в то же время вербальное общение невозможно без интонационного оформления связных высказываний. Помимо этого, модальности восприятия подвержены возрастным и личностным изменениям и являются динамичной сенсорно-перцептивной системой, напрямую связанной с восприятием человеком окружающего мира, невозможным без интонационного компонента речи. Активизация различных видов восприятия, выделение ведущей перцептивной модальности помогает оптимально развить интонационною сторону речи либо скоррегировать ее недостатки, т. е. позволяет не только достичь нормативных показателей развития, но и добиться максимально успеха в развитии интонационной выразительности речи.

1. 3 Особенности общеречевых навыков и интонационной выразительности у дошкольников с ОНР

К общим речевым навыкам относят: фонационное (речевое) дыхание, координация дыхания, голосообразования и артикуляции, мимика и выразительность движений, способность понимать и выражать различные эмоции, сила голоса, высотный диапазон голоса, темпо-ритмическая организация высказывания, восприятие и воспроизведение основных интонационных типов оформления высказывания (повествовательного, вопросительного, восклицательного) (Г.А. Османова, Л.А. Позднякова) [38].

Общее недоразвитие речи у детей с нормальным слухом и сохранным интеллектом представляет собой специфическое проявление речевой аномалии, при которой нарушено или отстает от нормы формирование всех компонентов речевой системы: лексики, грамматики, фонетики, фонематических процессов [30].

Р.Е. Левиной была разработана периодизация проявлений общего недоразвития речи (ОНР): от полного отсутствия речевых средств общения до развернутых форм связной речи с элементами фонетико-фонематического и лексико-грамматического недоразвития. В этой периодизации выделяют три уровня речевого недоразвития, отражающие типичное состояние компонентов языка у детей дошкольного и школьного возраста.

Первый уровень характеризуется ограниченными речевыми средствами общения. Активный словарный запас детей состоит из небольшого количества нечетко произносимых обиходных слов, звукоподражаний и звуковых комплексов. При этом детьми широко используются указательные жесты и мимика; также дети пользуются одним и тем же комплексом для обозначения предметов, действий, качеств, обозначая разницу значений интонацией и жестами. В зависимости от ситуации лепетные образования можно расценить как однословные предложения. В речи детей преобладают корневые слова, лишенные флексий. Пассивный словарь шире активного, тем не менее, у детей, находящихся на низком уровне речевого развития, отмечается ограниченность импрессивной стороны речи (Г.И. Жаренкова, 1967). Понимание значений грамматических изменений слова отсутствует или находится в зачаточном состоянии; звуковая сторона речи характеризуется фонетической неопределенностью, отмечается нестойкое фонетическое оформление; фонематическое развитие находится в зачаточном состоянии. Характерной чертой речевого развития детей этого уровня является ограниченная способность восприятия и воспроизведения слоговой структуры слова.

Переход ко второму уровню речевого недоразвития характеризуется возросшей речевой активностью ребенка. При этом уровне общение осуществляется посредством использования постоянного, но все еще искаженного и ограниченного запаса общеупотребительных слов. Речевая недостаточность проявляется отчетливо во всех речевых компонентах: значительно отстает от возрастной нормы словарный запас, фонетическая сторона речи характеризуется наличием многочисленных искажений звуков, замен и смешений, типичными являются затруднения в усвоении звукослоговой структуры слова. Наблюдаются и многочисленные грубые ошибки в употреблении грамматических конструкций; также у детей выявляется недостаточность фонематического восприятия, их неподготовленность к овладению звуковым анализом и синтезом.

Третий уровень речевого недоразвития характеризуется наличием развернутой фразовой речи с элементами лексико-грамматического и фонетико-фонематического недоразвития. Характерной особенностью является недифференцированное произнесение звуков, когда один звук заменяет одновременно два или несколько звуков данной или близкой фонетической группы. Отмечаются также нестойкие замены, когда звук в разных словах произносится по-разному; смешения звуков, когда изолированно ребенок произносит определенные звуки верно, а в словах и предложениях их взаимозаменяет. Часто нарушенной также оказывается звукослоговая структура слов: дети нередко искажают в речи трех-четырехсложные слова, сокращая количество слогов, переставляя и заменяя звуки и слоги; встречаются также сокращения при стечении согласных в слове. У детей с третьим уровнем ОНР на фоне относительно развернутой речи наблюдается неточное употребление многих лексических значений. Нередко дети заменяют название части предмета названием целого предмета, нужное слово — другим, сходным по значению. В свободных высказываниях преобладают простые распространенные предложения, почти не употребляются сложные конструкции. В речи детей, имеющих ОНР третьего уровня встречаются аграмматизмы. При этом большое количество ошибок наблюдается в использовании как простых, так и сложных предлогов. Понимание обращенной речи приближено к норме, однако понимание логико-грамматических структур, выражающих причинно-следственные, временные и пространственные отношения затруднено.

Помимо выделенных Р. Е. Левиной трех уровней речевого недоразвития установлена еще одна категория детей, которая может быть определена как четвертый уровень речевого недоразвития — нерезко выраженное недоразвитие речи (Т.Б. Филичева). У таких детей обнаруживаются незначительные нарушения всех компонентов языка, что чаще всего выявляется в процессе детального обследования при выполнении специально подобранных заданий [31].

Описанные выше пробелы в развитии фонетики, лексики и грамматического строя у детей школьного возраста проявляются отчетливо при обучении в школе, создавая большие трудности в овладении письмом, чтением и учебным материалом.

Часто ОНР может сочетаться с таким речевым нарушением как псевдобульбарная дизартрия, причем в данном случае речь идет о ее минимальных проявлениях.

Дизартрия — это нарушение произносительной стороны речи, обусловленное органической недостаточностью иннервации речевого аппарата (Ю.А. Блинков, Л. С. Волкова, С. А. Игнатьева и др.). Дизартрия является следствием органического поражения центрального характера, приводящего к двигательным расстройствам; при этом чаще всего дизартрия возникает в результате поражения центральной нервной системы при детском церебральном параличе, но может возникнуть и на любом этапе развития ребенка вследствие нейроинфекции, травм, опухолей мозга [32]. В зависимости от того, какой именно отдел двигательной системы пострадал, определяются клинические формы дизартрий. При всех формах дизартрий нарушается звукопроизношение за счет неточной моторной установки для воспроизведения тех или иных фонематических признаков. Кроме того, внятность произношения снижается в связи с усилением саливации и появлением характерных хлюпающих звуков. Просодические характеристики речи также нарушаются. В соответствии с локализацией очага поражения выделяют бульбарную, псевдобульбарную, экстрапирамидную, мозжечковую и корковую формы дизартрии [33].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой