Особенности поведения подростков в неполных семьях на примере социально-реабилитационного центра "Отрадное"

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

тема: «Особенности поведения подростков в неполных семьях на примере социально-реабилитационного центра «Отрадное»

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты изучения проблемы поведения подростков, воспитывающихся в неполных семьях

1.1 Характеристика подросткового возраста

1.2 Кризис подросткового возраста

1.3 Становление самосознания в подростковом возрасте

1.4 Влияние неполной семьи на особенности поведения и развитие личности подростка

Выводы по главе 1

Глава 2. Методологические аспекты исследования и эмпирическое исследование влияния неполной семьи на особенности поведения подростка

2.1 Организация исследования

2.2 Обоснование методов исследования

2.3 Математико-статистическая обработка данных

2.4 Результаты исследования и их обсуждение

2.5 Рекомендации по гармонизации личностного развития подростков в неполных семьях

Выводы по главе 2

Заключение

Список литературы

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Важнейшим институтом социализации подрастающего поколения является родительская семья. Именно в семье формируются основы характера человека, его отношения к труду, моральным и культурным ценностям. Семья была и остается важнейшей социальной средой формирования личности и основой в психологической поддержке и воспитании. Серьезные социально-экономические и духовно-нравственные трудности нашей жизни являются существенным фактором, который дестабилизирует традиционные семейные отношения.

Семейная жизнь сложилась с давних пор так, что родительские обязанности делятся между отцом и матерью, и притом делятся неравномерно, но огромные проблемы в воспитании ребенка возникают с увеличением числа неполных семей и ныне не являются редкостью одинокая мать, разведенные родители.

А.С. Макаренко в своих исследованиях придавал особое значение структуре семьи. Он ввел понятие «полная» и «неполная семья», понимая под этим семью, которая не имеет отца или матери. От того, какая по структуре семья, зависит и воспитание, и успешная социализация ребенка. Дети из неполных семей, как правило, более ранимы, имеют ряд комплексов, мама обеспокоена своим социальным положением разведенной женщины. Мать не имеет психологической поддержки, ей не с кем разделить ответственность за своего ребенка. Она все проблемы взваливает на свои плечи. В результате — депривация ребенка и матери.

В последнее время проблемы, связанные с семьёй, приобретают всё большую актуальность в обществе. Современная семья претерпела серьёзные изменения: уменьшился её размер и количество детей, не столь велики стали роли старшего брата и сестры, не безоговорочно влияние старшего поколения. Но самое главное то, что резко возросло количество разводов — распадается почти каждый второй брак. А ведь развод — это сильное потрясение для всех членов семьи, и в первую очередь, для детей.
Много говорят и пишут о проблемах неполной семьи. Но наличие полной семьи не дает никаких гарантий хорошего воспитания, а неполная семья не означает, что в ней обязательно будут возникать проблемы. Дети в полных и неполных семьях развиваются по одинаковым биологическим и психологическим закономерностям, на них распространяются одни и те же нормы воспитания. Общепризнанная разница заключается в том, что на одной стороне более благоприятные условия развития, чем на другой. Но и это относительно. Жизнь ребёнка только с матерью или только с отцом развивает в нём такие качества, которые невозможно найти у других детей. Приведут ли они к хорошему или плохому результату, зависит от целого ряда факторов.

Проблема исследования связана с противоречиями, обусловленными:

· уменьшением размера семьи и количеством детей в ней, снижением роли старшего брата и сестры, неоднозначностью влияния старшего поколения, с одной стороны, а с другой — возрастанием сложностей социализации;

· резким возрастанием количества разводов и беззащитностью детей в ситуациях распада семьи.

Научная новизна. Вместе с тем в научном плане остаются невыясненными психологические механизмы воздействия условий неполной семьи на душевный мир ребенка, возможности целенаправленной коррекции поведения у подростков из неполных семей и другие актуальные вопросы, требующие дальнейшего изучения. Это и определило выбор темы нашего исследования. В отличие от множества работ по похожим тематикам, в данной мы рассматриваем отличие поведения подростков из неполных семей, от полных семей входящих в группу риска: семьи алкоголиков, беднейшие семьи и семьи в которых зафиксированно насилие над детьми.

Цель исследования — выявить особенности поведения у подростков, воспитывающихся в неполных семьях, и разработать программу, направленную на коррекцию его негативных проявлений.

Объект исследования — поведение подростка.

Предмет исследования — особенности поведения и факторы, влияющие на его становление у подростков из неполных семей.

Гипотеза исследования. Мы предположили, что семья оказывает непосредственное влияние на формирование поведения подростка: в неполных семьях (по сравнению с полными) поведение подростков отличается некоторыми негативными особенностями проявления. К числу таких особенностей относятся: внутриличностная конфликтность, повышенная рефлексия, тревожность, самообвинение и другие.

В соответствии с целью и выдвинутой гипотезой были поставлены следующие задачи:

1. проанализировать психологическую литературу, посвященную изучению данной проблемы;

2. определить понятия «неполная семья» и источников ее формирования в современной психологии;

3. подобрать методологический инструментарий, адекватный поставленной цели;

4. провести эмпирическое исследование, сформулировать выводы и предоставить необходимые рекомендации.

Методологическая база исследования. В соответствии с целью и задачами работы применялись как теоретические, так и эмпирические методы исследования. Основной теоретический метод исследования — анализ и интерпретация психологических текстов по изучаемой проблеме. Среди эмпирических методов использовались стандартизированные и адаптированные к задачам исследования опросники.

Достоверность полученных результатов обеспечивалась подсчетом с помощью статистической программы «Mat. Slat.» — оценкой разности выборочных средних арифметических величин Т-критерия Стьюдента.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в работе практических психологов, педагогов, а также при подготовке научно-методических материалов по работе со студентами. На основе полученных результатов можно будет уменьшить недопонимание между родителями и подростками, как в полных, так и в неполных семьях.

Глава 1. ТЕОРИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ПОВЕДНИЯ ПОДРОСТКОВ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В НЕПОЛНЫХ СЕМЬЯХ

1.1 Характеристика подросткового возраста

подросток неполный семья личность развитие

Подростковый возраст обычно характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания. Французский этнограф и историк Ф. Ариес предположил, что подростковый возраст впервые возник в XIX в., а XX в. уже стал веком тинейждеров. В настоящее время, когда в развитых странах мира контроль родителей за развитием ребенка продолжается вплоть до брака, этот период жизни имеет тенденцию к постепенному увеличению. По современным данным, он охватывает почти десятилетие — от 11 до 20 лет. Но еще в 30-х гг. XX в. П. П. Блонский писал, что российским детям еще предстоит завоевать подростковый период. Он был убежден, что это позднее, «почти на глазах истории происшедшее приобретение человечества». Л. С. Выготский также подходил к подростковому периоду как к историческому образованию. Как и П. П. Блонский, он считал, что особенности протекания и продолжительность подросткового возраста заметно варьируются в зависимости от уровня развития общества1. Немов Р. С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учебн. заведений. В 3 кн. — 4-е изд. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. — Кн. 1: Общие основы психологии. — 688 с. [28, c. 97].

Представим основные периодизации подросткового возраста.

Рассмотрение подросткового возраста требует четкого выделения его границ. Вопрос о границах и критериях, которые изменчивы, условны и определяются конкретно-историческими обстоятельствами, особенностями общественного развития, имеет принципиальное значение. Характерно, что еще в конце XIX в. в Толковом словаре В. Даля подросток определялся как «дитя на подросте» в 14--15 лет. В 20-е гг. нашего столетия подростковый возраст, характеризуясь, по мнению Э. Шпрангера, стремлением к освобождению от детских отношений зависимости, рассматривался уже в пределах от 13 (у девочек), 14 (у мальчиков) до 17 лет Абрамова Г. С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов.- М.: Сфера, 1992.

Существует несколько определений рубежей данного возраста. Например, Г. Гримм очерчивает подростничество в 12--15 лет у девочек и 13--16 лет у мальчиков. Согласно периодизации Дж. Биррена, этот период охватывает 12--17 лет. В новейшей классификации Д. Б. Бромлей данный возраст дается в границах 11--15 лет. На эту же продолжительность, с 11 до 15 лет, указывают авторы лонгитюдинального исследования Института развития человека Калифорнийского университета.

Ж. Пиаже рассматривал подростничество в границах 12--15 лет. В схеме возрастной периодизации, принятой на XII Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии, подростковый возраст был определен-- 12--15 лет для девочек и 13--16 лет для мальчиков [2, c. 72].

Представляется, что наиболее адекватно очерчены границы подросткового возраста в периодизации онтогенеза, предложенной Д. Б. Элькониным, где акцент делается не на физическом развитии организма, в отличие от всех вышеупомянутых периодизаций, когда подростковый период рассматривается как пубертатный, а на появлении новых психических образований, обусловливаемых сменой и развитием ведущих типов деятельности. Границы подросткового возраста в данной периодизации устанавливаются между 10, 11 и 15, 16 годами Эльконин Б. Д. Психология развития: учебное пособие для ВУЗов. М.: Академия И Ц, 2007. — 143 с. Мы придерживаемся именно этой периодизации, так как она разработана с учетом установленных в настоящее время закономерностей психического развития растущего человека.

Опираясь на возрастную периодизацию Д. Б. Эльконина, можно согласиться с тем, что основные задачи подросткового возраста Эльконин Б. Д. Психология развития: учебное пособие для ВУЗов. М.: Академия И Ц, 2007. 67 с. :

1) «Оборвать» связи с родителями, эмоционально отделиться от них, стать самостоятельной личностью.

2) Перейти к выбору гетеросексуального объекта.

3) Научиться не только «брать», но и «давать» другим.

4) Научиться ответственности, умению заботиться о себе и, в конечном итоге, работать.

Все перечисленные задачи решаются параллельно и зачастую болезненно.

Пубертатный возраст (кризис) — переходное от детства время, в течение которого организм достигает биологической половой зрелости. Соответствует периоду полового созревания у девочек в среднем с 12 до 16 лет, у мальчиков — с 13 до 17−18 лет. На его протяжении происходит активация половых желез, обусловливающая быстрое соматическое и половое развитие девочки и мальчика. К концу периода полового созревания организм в анатомическом и функциональном отношении готов к продолжению рода. В последние годы во всех странах отмечается выраженная тенденция к ускоренному развитию детей и более раннему наступлению половой зрелости, чем это наблюдалось 80−100 лет назад. Причина этого явления не совсем ясна. Предполагают, что акселерация связана с цивилизацией и урбанизацией населения, изменением характера питания, чрезмерным потреблением белков и сахара Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. Вузов. — 6-е изд., стереотип. — М.: Издательский центр «Академия», 2000. — 54 с. [27, c. 54].

Пубертатный возраст — важный, ответственный и нелегкий этап жизни, который характеризуется полным отсутствием гармонии. Вытягивается туловище, непропорционально растут конечности. Подросток не успевает привыкнуть к столь быстрому росту, движения его угловаты, походка неуклюжа. Ни мальчик с пробивающимися усиками, ни девочка с вполне развившимися женственными формами еще не пришли во взрослый мир, но уже покинули мир детства. Потеря равновесия вызвана перестройкой гормональной системы организма, разницей в темпах физического, духовного развития подростка и степенью его социальной зрелости, самостоятельности. Все это не может не отразиться и на психическом состоянии [27, c. 55].

Ведущая деятельность подросткового периода — интимно-личностное общение со сверстниками. Эта деятельность является своеобразной формой воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей, формой освоения этих отношений. Отношения со сверстниками более значимы, чем с взрослыми, происходит социальное обособление подростка от своей генеалогической семьи [27, c. 55].

Основные новообразования.

1. Формирование «Мы» — концепции. Иногда оно принимает очень жесткий характер: «мы — свои, они — чужие». Поделены территории, сферы жизненного пространства. Это не дружба, отношения дружбы еще только предстоит освоить как отношения близости, увидеть в другом человеке такого же, как сам. Это, скорее, поклонение общему идолу.

2. Формирование референтных групп. В подростковом возрасте среди детей начинают выделяться группы. Сначала они состоят из представителей одного пола, впоследствии возникают тенденции к объединению подобных групп в более крупные компании или сборища, члены которых что-то делают сообща. С течением времени группы становятся смешанными. Еще позже происходит разделение на пары, так что компания состоит только из связанных между собою пар. Ценности и мнения референтной группы подросток склонен признавать своими собственными. В его сознании они задают оппозицию взрослому обществу. Типичная черта подростковой группы — чрезвычайно высокая конформность. К мнению группы и ее лидера относятся некритически. Диффузное «я» нуждается в сильном «мы», инакомыслие исключено [2, c. 39].

3. Чувство взрослости. Объективной взрослости у подростка еще нет. Субъективно она проявляется в развитии чувства взрослости и тенденции к взрослости:

1) Эмансипация от родителей. Ребенок требует суверенности, независимости, уважения к своим тайнам. В возрасте 10−12 лет дети еще пытаются найти взаимопонимание у родителей. Однако разочарование неизбежно, так как ценности их различны. Но взрослые снисходительны к ценностям друг друга, а ребенок — максималист и не принимает снисхождения к себе. Разногласия происходят в основном по поводу стиля одежды, прически, ухода из дому, свободного времени, школьных и материальных проблем. Однако в самом главном дети все же наследуют ценности родителей. «Сферы влияния» родителей и сверстников разграничены. Обычно от родителей передается отношение к фундаментальным аспектам социальной жизни. Со сверстниками же советуются по части «сиюминутных» вопросов [2, c. 41].

2) Новое отношение к учению. Подросток стремится к самообразованию, причем часто становится равнодушным к отметкам. Порой наблюдается расхождение между интеллектуальными возможностями и успехами в школе: возможности высокие, а успехи низкие.

3) Взрослость проявляется в романтических отношениях со сверстниками другого пола. Здесь имеет место не столько факт симпатии, сколько форма отношений, усвоенная от взрослых (свидания, развлечения).

4) Внешний облик и манера одеваться.

Эмоциональное развитие подростка

Подростковый возраст считается периодом бурных внутренних переживаний и эмоциональных трудностей. По результатам опроса, проведенного среди подростков, половина 14-летних временами чувствуют себя настолько несчастными, что плачут и хотят бросить всех и все. Четверть сообщила, что им кажется иногда, что люди смотрят на них, говорят о них, смеются над ними. Каждому 12-му в голову приходили идеи самоубийства Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия: Учебн. Пособие для студ. Пед. вузов/ Сост. И науч. Ред. В. С. Мухина, А. А. Хвостов. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 112 с. 9, c. 112].

Типичные школьные фобии, которые исчезли в 10−13 лет, теперь снова появляются в слегка измененной форме. Преобладают социальные фобии. Подростки становятся застенчивыми и придают большое значение недостаткам своей внешности и поведения, что приводит к нежеланию встречаться с некоторыми людьми. Иногда тревожность парализует социальную жизнь подростка настолько, что он отказывается от большинства форм групповой активности. Появляются страхи открытых и закрытых пространств [9, c. 113].

Воображение и творчество подростка

Игра ребенка перерастает в фантазию подростка. По сравнению с фантазией ребенка, она более творческая. У подростка фантазия связана с новыми потребностями — с созданием любовного идеала. Творчество выражается в форме дневников, сочинения стихов, причем стихи пишут в это время даже люди без всякой крупицы поэзии [27, c. 56].

Есть еще второе русло — объективное творчество (научные изобретения, технические конструкции). Оба русла соединяются, когда подросток впервые нащупывает свой жизненный план. В фантазии он предвосхищает свое будущее.

Базальная потребность возраста — понимание. Чтобы ребенок был открыт для понимания, должны быть удовлетворены предыдущие потребности.

Аномалии личностного развития подростков.

Подростковый возраст — манифестация тех аномалий личностного развития, которые в дошкольном периоде существовали в латентном состоянии. Отклонения в поведении свойственны почти всем подросткам. Характерные черты этого возраста — чувствительность, частая резкая смена настроения, боязнь насмешек, снижение самооценки. У большинства детей со временем это проходит само собой, некоторым же нужна помощь психолога [27, c. 57].

Расстройства бывают поведенческие и эмоциональные. Эмоциональные — преобладают у девочек. Это депрессия, страхи и тревожные состояния. Причины обычно социальные. Нарушения в поведении в четыре раза чаще бывают у мальчиков.

Когнитивное (познавательное) развитие в подростковом возрасте.

В этом возрасте все большее значение приобретает теоретическое мышление, способность устанавливать максимальное количество смысловых связей в окружающем мире. Именно в этом возрасте вырабатывается формальное мышление, то есть подросток уже может рассуждать, не связывая себя с конкретной ситуацией, может действовать в логике рассуждения [27, c. 58].

Как правило, в подростковом возрасте внимание, память, воображение уже вполне подчиняются ребенку. У подростка меняется доминирующий механизм запоминания, им становится смысловое запоминание. Воображение в подростковом возрасте может превратиться в самостоятельную внутреннюю деятельность.

Развитие речи в подростковом возрасте характеризуется расширением богатства словаря и усвоением множества значений, которые способен закодировать словарь родного языка. Подросток, в зависимости от стиля общения и личности собеседника, способен варьировать свою речь. Таким образом, каждый собеседник как носитель языка предлагает свой состав употребляемых слов, значений и смыслов.

1. 2 Кризис подросткового возраста

Подростковый возраст, как и все другие, заканчивается кризисом. Хотя иногда весь подростковый период называют «кризисным» Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту / Под ред. И. В. Дубровиной. М., 2003. — 49 с. [39, c. 49].

В течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и самому себе (первая фаза подросткового возраста -- 12−15 лет) и развиваются процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь (вторая фаза подросткового возраста -- 15−17 лет; ее часто называют периодом ранней юности).

Кризис подросткового возраста, в отличие от кризисов других возрастов более затяжной и острый, так как в связи с быстрым темпом физического и умственного развития у подростков возникает много таких, актуально действующих потребностей, которые не могут быть удовлетворены в условиях недостаточной социальной зрелости школьников этого возраста. Таким образом, в этот критический период депривация потребностей выражена значительно сильнее, и преодолеть ее, в силу отсутствия синхронности в физическом, психическом и социальном развитии подростка, очень трудно [39, c. 50].

Кризис подросткового возраста отличается и еще в одном, весьма существенном отношении. Дело в том, что в младших возрастах депривация вновь возникших потребностей связана преимущественно с внешними препятствиями (запретами взрослых, неизменившимся образом жизни ребенка, сковывающим его активность и т. п.); в кризисе же подросткового возраста не меньшую роль играют и внутренние факторы: запреты, накладываемые подростком на самого себя, ранее сформировавшиеся психологические новообразования (привычки, черты характера и пр.), часто мешающие подростку достигнуть желаемого и, прежде всего им самим избранного образца.

1.3 Становление самосознания в подростковом возрасте

Периодом возникновения сознательного «Я», — пишет И. С. Кон, — «как бы постепенно ни формировались отдельные его компоненты, издавна считается подростковый возраст» Кон И. С. Категория «Я» в психологии // Психол. ж — л., 1981 г., т.2., № 3, 22 с[22, c. 25].

Развитие самосознания в подростковом возрасте настолько ярко и наглядно, что его характеристика и оценка значения для формирования личности в эти периоды практически едина у исследователей разных школ и направлений. Авторы достаточно единодушны в описании того, как протекает процесс развития самосознания в этот период: примерно в 11 лет у подростка возникает интерес к собственному внутреннему миру, затем отмечается постепенное усложнение и углубление самопознания, одновременно происходит усиление его дифференцированности и обобщенности, что приводит в раннем юношеском возрасте (15−16 лет) к становлению относительно устойчивого представления о самом себе, Я-концепции; к 16−17 годам возникает особое личностное новообразование, которое в психологической литературе обозначается термином «самоопределение» Кон И. С., Фельдштейн Д. И. Отрочество как этап жизни и некоторые психолого-педагогические характеристики переходного возраста. // Хрестоматия по возрастной психологии. Учебное пособие для студентов: Сост. П. М. Семенюк. Под ред. Д. И. Фельдштейна. — М.: Международная педагогическая академия, 1994. — 76 с. 19, c. 76].

С точки зрения самосознания субъекта оно характеризуется осознанием себя в качестве члена общества и конкретизируется в новой, общественно значимой позиции.

Рост самосознания и интереса к собственному «Я» у подростков вытекает непосредственно из процессов полового созревания, физического развития, которое является одновременно социальными символам, знаками повзросления и возмужания, на которые обращают внимание и за которыми пристально следят другие, взрослые и сверстники.

Ценнейшее психологическое приобретение отрочества — открытие своего внутреннего мира. Для ребенка единственной сознаваемой реальностью является внешний мир, куда он проецирует и свою фантазию. Вполне сознавая свои поступки, ребенок обычно еще не осознает собственных психических состояний

Напротив, для подростка, внешний, физический мир только одна из возможностей субъективного опыта, сосредоточением которого является он сам. Обретая способность погружаться в себя и наслаждаться своими переживаниями, подросток открывает целый мир новых чувств, красоту природы, звуки музыки, ощущение собственного тела. Подросток в 14−15 лет начинает воспринимать и осмысливать свои эмоции уже не как производные от каких-то внешних событий, а как состояния своего собственного «Я». Даже объективная, безличная информация нередко стимулирует молодого человека к интроспекции, размышлению о себе и своих проблемах [22, c. 26].

Открытие своего внутреннего мира очень важное, радостное и волнующее событие, но оно вызывает также много тревожных и драматических переживаний. Вместе с сознанием своей уникальности, неповторимости, непохожести на других приходит чувство одиночества. Подростковое «я» еще не определено, расплывчато, диффузно, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую чем-то необходимо заполнить. Отсюда растет потребность в общении и одновременно повышается избирательность общения, потребность в уединении Зимбардо Ф. Формирование самооценки. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара. Изд. Дом «Бахрах», 2003. — 110 с. [15, c. 110].

До подросткового возраста свои отличия от других привлекали внимание ребенка только в исключительных, конфликтных обстоятельствах. Его «Я» практически сводится к сумме его идентификаций с разными значимыми другими людьми. У подростка положение меняется. Ориентация одновременно на нескольких значимых других делает его психологическую ситуацию неопределенной, внутренне конфликтной. Бессознательное желание избавиться от прежних идентификаций делает его активным в рефлексии, а также активизирует чувство своей особенности, непохожести на других, что вызывает весьма характерное для отрочества чувство одиночества или страх одиночества [22, c. 28].

Развитие самосознания, как и любого сложного психического новообразования, проходит ряд сменяющих друг друга стадий. С этой точки зрения подростковый возраст можно охарактеризовать как начало формирования нового уровня самосознания, как период развития и углубления интегративных качеств. Интенсивное развитие того уровня самосознания будет осуществляться в юношеском возрасте. Его специфические черты — повышение значимости для формирования Я-концепции, системы собственных ценностей и усиление личностного, психологического, динамического аспекта восприятия — позволяют оценивать его как уровень, характерный для зрелой личности [22, c. 30].

В литературе, посвященной Я-концепции, можно найти два ее развернутых определения. Первое определение принадлежит Роджерсу (1951). Он утверждает, что Я-концепция складывается из представлений о собственных характеристиках и способностях индивида, представлений о возможностях его взаимодействия с другими людьми и с окружающим миром, ценностных представлений, связанных с объектами и действиями, и представлений о целях или идеях, которые могут иметь позитивную или негативную направленность. Таким образом, это — сложная структурированная картина, существующая в сознании индивида как самостоятельная фигура или фон и включающая как собственно Я, так и отношения, в которые оно может вступать, а также позитивные и негативные ценности, связанные с воспринимаемыми качествами и отношениями Я — в прошлом, настоящем и будущем [15, c. 100].

Во втором определении, принадлежащем Стейнсу (1954), Я-концепция формулируется как существующая в сознании индивида система представлений, образов и оценок, относящихся к самому индивиду. Она включает оценочные представления, возникающие в результате реакций индивида на самого себя, а также представления о том, как он выглядит в глазах других людей; на основе последних формируются и представления о том, каким он хотел бы быть и как он должен себя вести.

Наиболее полное отражение Я-концепция получила в книге Р. Бернса «Развитие Я-концепции и воспитание» (1986). Именно на эту работу мы и будем опираться, раскрывая понятие Я-концепции, выделяя её структурные компоненты 1. Бернс Р. Развитие Я — и воспитание. М.: Наука, 1986. 5].

Я-концепция как совокупность установок «на себя»

Выделение описательной и оценочной составляющих позволяет рассматривать Я-концепцию как совокупность установок, направленных на самого себя. В большинстве определений установки подчеркиваются три главных элемента [5, c. 28]:

· Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки).

· Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая).

· Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к Я-концепции эти три элемента установки можно конкретизировать следующим образом [5, c. 29]:

· Образ Я — представление индивида о самом себе.

· Самооценка — аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.

· Потенциальная поведенческая реакция, то есть то конкретные действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой.

Предметом самовосприятия и самооценки индивида могут, в частности, стать его тело, его способности, ого социальные отношения н множество других личностных проявлений, вклад которых в Я-концепцию мы рассмотрим в дальнейшем. А сейчас сосредоточимся на трех основных составляющих Я-концепции.

Когнитивная составляющая Я-концепции

Представления индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того, основываются ли они на объективном знании или субъективном мнении, являются ли они истинными или ложными. Конкретные способы самовосприятия, ведущего к формированию образа Я., могут быть самыми разнообразными [5, c. 30].

Описывая какого-то человека, мы обычно прибегаем к помощи прилагательных: «надежный», «общительный», «сильный», «совестливый» и т. д. Вес это — абстрактные характеристики, которые никак не связаны с конкретным событием или ситуацией. Как элементы обобщенного образа индивида они отражают, с одной стороны, устойчивые тенденции в его поведении, а с другой — избирательность нашего восприятия. То же самое происходит, когда мы описываем самих себя: мы в словах пытаемся выразить основные характеристики нашего привычного самовосприятия. Их можно перечислять до бесконечности, ибо к ним относятся любые атрибутивные, ролевые, статусные, психологические характеристики индивида, описание его имущества, жизненных целей и т. п. Все они входят в образ Я с различным удельным весом — одни представляются индивиду более значимыми, другие — менее. Причем значимость элементов самоописания и соответственно их иерархия могут меняться в зависимости от контекста, жизненного опыта индивида или просто под влиянием момента. Такого рода самоописания — это способ охарактеризовать неповторимость каждой личности через сочетания ее отдельных черт [5, 31].

Оценочная составляющая Я-концепции

Качества, которые мы приписываем собственной личности, далеко не всегда являются объективными, и, вероятно, с ними не всегда готовы согласиться другие люди. Быть может, лишь возраст, пол, рост, профессия и некоторые другие данные, обладающие достаточной неоспоримостью, но вызовут разногласий. В основном же в попытках себя охарактеризовать, как правило, присутствует сильный личностный, оценочный момент. Иными словами, Я-концепция — это не только констатация, описание черт своей личности, но и вся совокупность их оценочных характеристик и связанных с ними переживаний. Даже такие на первый взгляд объективные показатели, как рост или возраст, могут для разных людей иметь разное значение, обусловленное общей структурой их Я-концепции. Скажем, достижение сорокалетнего возраста одни считают порой расцвета, а другие — началом старения. Рост 170 см одни мужчины воспринимают как приемлемый, даже оптимальный, другим он кажется недостаточным. Большая часть подобных оценок обусловлена соответствующими стереотипами, бытующими к той или иной социальной среде. Например, чрезмерная полнота повсеместно считается нежелательной, и люди, кажущиеся себе слишком толстыми (хотя, может быть, они вовсе не являются таковыми в глазах других), нередко приходят к ощущению своей неполноценности. Ибо человеку свойственна тенденция экстраполировать даже внешнюю дефектность собственного Я на свою личность в целом [5, c. 32].

Если человек обладает непривлекательной внешностью, физическими недостатками, является социально неадекватным (даже если ему это только кажется), то он ощущает негативные реакции окружающих (часто тоже только кажущиеся), сопровождающие его при любом взаимодействии с социальной средой. В этом случае на пути развития позитивной Я-концепции могут возникать серьезные затруднения. Даже эмоционально нейтральные на первый взгляд характеристики собственной личности обычно содержат в себе скрытую оценку. Скажем, такой малозначимый элемент Я-концепции, как местожительством может в некоторых случаях приобретать оценочное звучание, связанное, например, с «престижностью» данного района в глазах определенной социальной группы. Задумавшись над любой из характеристик вашего самоописаниям вы, скорее всего, в каждой из них сможете обнаружить хотя бы легкий оценочный оттенок, существующий иногда лишь на периферии сознания. В самом деле, мужчина вы или женщина, сопутствует вам успех или вас преследуют неудачи, спортсмен вы или болельщика обладаете высоким или низким ростом — все эти характеристики, как и множество других, содержат в себе скрытый оценочный смысл, источником которого является ваша субъективная интерпретация реакций других людей на эти качества, а также то обстоятельство, что вы воспринимаете их как на фоне объективно существующих стандартов, так и через призму общекультурных, групповых или индивидуальных ценностных представлений, усвоенных вами в течение жизни. Аффективная составляющая установки существует в силу того, что ее когнитивная составляющая не воспринимается человеком безразлично, а пробуждает в нем оценки и эмоции, интенсивность которых зависит от контекста и от самого когнитивного содержания [5, c. 33].

Человек усваивает оценочный смысл различных характеристик, присутствующих в его Я-концепции. При этом усвоение новых оценок может изменять и значение усвоенных прежде. Например, школьник, успешно сдающий экзамены, считает себя способным учеником. Он горд и доволен собой, поскольку это признается другими: его успехи вызывают положительные реакции учителей, встречают поддержку в семье и вообще имеют благоприятный социальный резонанс. Однако эта позитивная самооценка может оказаться поколебленной в результате срыва на экзаменах или в случае, если в кругу сверстников ценность успеваемости будет вытеснена на второй план каким-нибудь другим ценностным ориентиром, скажем спортивными достижениями. Кроме того, по мере взросления способный школьник может обнаружить, что успехи в учебе сами по себе еще не приносят счастья и не являются гарантией успеха в других жизненных ситуациях. В этом случае общая самооценка может снизиться, но в целом оставаться позитивной. Таким образом, самооценка, но является постоянной, она изменяется в зависимости от обстоятельств. Источником оценочных значений различных представлений индивида о себе является его социокультурное окружение, в котором они нормативно фиксируются в языковых значениях. Например, слова «скучный», «толстый», «ленивый» содержат имманентную негативную оценку, в то время как «умный», «смелый», «надежный» — позитивную. Источником оценочных представлений индивида могут быть также социальные реакции на какие-то его проявления и самонаблюдения [5, c. 34].

Психологические исследования становления Я-концепции человека в процессе его жизнедеятельности идут по нескольким направлениям. Прежде всего изучаются сдвиги в содержании Я-концепции и ее компонентов — какие качества сознаются лучше, как меняется с возрастом уровень и критерии самооценок, какое значение придается внешности, а какое умственным и моральным качествам. Далее исследуется степень его достоверности и объективности, прослеживается изменение структуры образ Я в целом — степень его дифференцированности (когнитивной сложности), внутренней последовательности (цельности), устойчивости (стабильности во времени), субъективной значимости, контрастности, а также уровень самоуважения. По всем этим показателям переходный возраст заметно отличается как от детства, так и от взрослости, имеется грань в этом отношении и между подростком и юношей [5, c. 34].

В подростковом возрасте происходит постепенная смена «предметных» компонентов Я-концепции, в частности, соотношение телесных и морально-психологических компонентов своего «Я». Подросток привыкает к своей внешности, формирует относительно устойчивый образ своего тела, принимает свою внешность и соответственно стабилизирует связанный с ней уровень притязаний. Постепенно на первый план выступают теперь другие свойства «Я» — умственные способности, волевые и моральные качества, от которых зависит успешность деятельности и отношения с окружающими.

Данные об устойчивости образа Я не совсем однозначны. В принципе она, как и устойчивость прочих установок и ценностных ориентаций, с возрастом увеличивается. Самоописания взрослых менее зависят от случайных, ситуативных обстоятельств. Однако в подростковом и раннем юношеском возрасте самооценки иногда меняются очень резко Деркач А. А., Старовойтенко Е. Б., Кривокулинский А. Ю. Реализация концепции «Я» в системе жизненных отношений личности. — М., РАУ, 1993. — 88 с. [13, c. 88].

Что касается контрастности, степени отчетливости образа Я, то здесь также происходит рост: от детства к юности и от юности к зрелости человек яснее осознает свою индивидуальность, свои отличия от окружающих и придает им больше значения, так что образ Я становится одной из центральных установок личности, с которой она соотносит свое поведение. Однако, с изменением содержания образа Я существенно меняется степень значимости отдельных его компонентов, на которых личность сосредоточивает внимание.

В подростковом возрасте масштаб самооценок заметно укрупняется: «внутренние» качества осознаются позже «внешних», зато старшие придают им большее значение. Повышение степени осознанности своих переживаний нередко сопровождается также гипертрофированным вниманием к себе, эгоцентризмом. В подростковом возрасте это бывает часто Шибутани Т. Я — концепция и чувство собственного достоинства. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара. Изд. Дом «Бахрах», 2003 г. 140 с. [40, c. 140].

Исследования содержания образа Я, проведенные под руководством И. В. Дубровиной, показали, что на границе подросткового и раннего юношеского возрастов в развитии когнитивного компонента Я-концепции происходят существенные изменения, характеризующие переход самосознания на новый более высокий уровень Немов Р. С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учебн. заве-дений. В 3 кн. — 4-е изд. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. — Кн. 1: Общие основы психологии. — 60 с. [28, c. 60].

Представление подростка или юноши о себе всегда соотносится с групповым образом «мы» — типичного сверстника своего пола, но никогда не совпадает с этим «мы» полностью. Образы собственного «Я» оцениваются старшеклассниками гораздо тоньше и нежнее группового «мы». Юноши считают себя менее сильными, менее общительными и жизнерадостными, но зато более добрыми и способными понять другого человека, чем их ровесники. Девушки приписывают себе меньшую общительность, но большую искренность, справедливость и верность.

Свойственное многим подросткам преувеличение собственной уникальности с возрастом обычно проходит, но отнюдь не ослаблением индивидуального начала. Напротив, чем старше и более развит человек, тем более находит он различий между собой и «усредненным» сверстником. Отсюда — напряженная потребность в психологической интимности, которая была бы одновременно самораскрытием и проникновением во внутренний мир другого. Осознание своей непохожести на других логически и исторически предшествует пониманию своей глубокой внутренней связи и единства с окружающими людьми Бернс Р. Я — концепция и Я — образы. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара. Изд. Дом «Бахрах», 2003 г., 76 с. [6, c. 76].

В 14−15 лет особенно сильно актуализируется проблема несовпадения реального Я и идеального Я. По мнению И. С. Кона это несовпадение вполне нормальное, естественное следствие когнитивного развития Кон И. С. Категория «Я» в психологии // Психол. ж — л., 1981 г., т.2., № 3, с. 44 [22, c. 44].

При переходе от детства к отрочеству и далее самокритичность растет. Так, в изученных Е. К. Матлиным сочинениях десятиклассников, описывающих собственную личность, в 3,5 раза больше критических высказываний, чем у пятиклассников. Ту же тенденцию отмечают психологи из других стран. Чаще всего в подростковом возрасте жалуются на слабоволие, неустойчивость, подверженность влияниям и т. п., а также на такие недостатки как капризность, ненадежность, обидчивость.

Расхождение Я-реального и Я-идеального образов — функция не только возраста, но и интеллекта. У интеллектуально развитых подростков расхождение между реальным Я и идеальным Я, т. е. между теми свойствами, которые индивид себе приписывает, и теми, которыми он хотел бы обладать, значительно больше, чем у их сверстников со средними интеллектуальными способностями Михеева И. Н. Я — концепция и конфликт в сфере нравственной жизни личности. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара. Изд. Дом «Бахрах», 2003. — 20 с. [26, c. 20].

В конце подросткового возраста представления о себе стабилизируются и образуют целостную систему «Я-концепцию».

1.4 Влияние неполной семьи на особенности поведения и развитие личности подростка

Опыт семейного общения с самых ранних этапов развития ребенка ложится в фундамент его общей установки к миру социальных отношений и собственному Я. Формирование личности может рассматриваться как результат усвоения ребенком определенных параметров отношения к нему родителей Елизаров А. Н. Ценностные ориентации семьи как фактор родительско-юношеского конфликта.: Диссертация канд. псих. наук. — М. 1995. — 88 с. [14, c. 88].

Клинические наблюдения и экспериментальные исследования позволяют систематизировать виды родительско-детских отношений, все реальное многообразие которых охватывается двумя независимыми измерениями: любовь -- враждебность и автономия -- контроль. Ось «любовь -- враждебность», или «приятие -- отвержение», измеряет непосредственное эмоциональное отношение и восприятие ребенка родителем. Приятие, экспрессивно выражаемое или имплицитно присутствующее у родителя в виде родительской установки,-- это нежная забота о ребенке, понимание его внутреннего мира, терпимость к индивидуальным психофизическим особенностям, уважение его самостоятельности, поощрение инициативы. Неприятие -- это отношение к ребенку как «не к тому», невнимательность, пренебрежительность, жестокость. Ось «автономия -- контроль» описывает использующиеся в семейном воспитании типы дисциплинарной регуляции поведения ребенка. Оптимальным является наличие определенной дисциплинарной системы, одинаково разделяемой обоими родителями; к неэффективным или даже патогенным относят крайние типы контроля -- полную автономию, граничащую с безнадзорностью, и чрезмерно строгий, жесткий контроль, предполагающий абсолютное подчинение родительской воле, пресечение всякой инициативы и самодеятельности ребенка [14, c. 89].

Особенно остро стоит вопрос о контроле по отношению к детям подросткового возраста. Родители должны знать, что непрестанные нравоучения, наставления, проработки и стремление жестко регламентировать жизнь подростка воспринимаются им как проявления неуважения, недоверия, ущемление прав на свободу и самостоятельность. Живой, активный с обостренным чувством взрослости подросток непременно начнет борьбу против гнета взрослых, что обычно выливается в шумные семейные скандалы, вспышки обоюдного раздражения и агрессии, приводит, случается, к побегам из дома. Дети робкие, с повышенной ранимостью, привязанностью к родным реагируют на родительские ограничения иначе: обычно слезами, самообвинениями и угрызениями совести, утрированным послушанием вплоть до полного отказа от собственных устремлений и самостоятельности. Плоха и другая крайность, когда предоставление абсолютной независимости подростку по существу оборачивается равнодушием, пренебрежением родителей к его духовному миру, а ребенком переживается как собственная ненужность, излишнее бремя для семьи [14, c. 90].

Исследование связи между формой общения подростка в семье и степенью адекватности и устойчивости его самооценки показало, что у подростков, имевших доверительные отношения с родителями, преобладала адекватная и устойчивая самооценка, а для подростков из семей с регламентированным (жестким) типом общения была более характерна неустойчивая и неадекватная самооценка. Тестовые данные также свидетельствуют о наличии положительной корреляции между самооценкой младших подростков (10-- 12 лет) и стилем детско-родительских отношений. Так, высокая самооценка и хорошая социальная и личная адаптированность сочетаются с наличием теплых, доверительных отношений между детьми и родителями, требовательностью и строгой дисциплиной одновременно с уважением и относительной автономией подростка. Дети с низкой самооценкой, выраженным чувством собственной изолированности и ненужности, малой социальной активностью и неудовлетворенностью в межличностных контактах имели негативный опыт внутрисемейных отношений: преобладание «воспитательных» рациональных воздействий над непосредственным эмоциональным отношением, наказание как основной способ контроля, отсутствие четкой воспитательной программы. Таким образом, благоприятным условием развития позитивной самооценки можно считать эмоциональную вовлеченность родителей в жизнь ребенка, не препятствующую, однако, развитию его самостоятельности [36, c. 50].

Анализ литературы и опыт консультативной работы позволяет выделить ряд неадекватных способов воздействия родителей на образ Я ребенка. Показано, что разнообразные искажения видения ребенка родителями обусловлены психологическим неблагополучием самих родителей. Так, матери с такими чертами характера, как тревожность, ригидность, гиперсоциализированность, склонны бессознательно приписывать ребенку негативные черты, в настоящий момент отсутствующие или выраженные в минимальной степени («комплекс умной Эльзы» из известной сказки братьев Гримм). Образ ребенка искажается под воздействием неблагоприятных ожиданий матери, страха, что ребенок повторит черты нелюбимого человека (мужа, матери) или в ребенке воплотятся собственные нежелательные качества, которые бессознательно проецируются на ребенка. При этом, чем старше становится ребенок, тем очевиднее конфликт между потребностью в самоутверждении, уважении и признании права на самостоятельность и навязываемым ему обесцененным образом Я. Этот конфликт усугубляется еще и тем, что ребенок всегда стремится к согласию с родителями, удовлетворяя таким образом свою потребность в присоединении, эмоциональном «мы», причем нередко ценой за ощущение своей защищенности является отождествление собственной Я-концепции с искаженным, внушаемым образом. Метафорически это можно было бы выразить словами: «Пусть я плохой, но я ваш, я с вами». Родительский образ становится мотивом, т. е. способом удовлетворения потребности в афилиации. Возникает риск, что побуждаемый этим образом (вопреки осознанным стремлениям родителей) ребенок будет развивать именно те качества и образцы поведения, которые вытекают из негативного родительского образа. Тот же механизм обусловливает и развитие ребенка в направлении самосовершенствования, если у родителей сложился позитивный образ ребенка; однако при условной родительской любви есть риск, что развитие результирует в уродливую форму: ребенок из кожи вон лезет, пытаясь соответствовать образу «хорошего ребенка» Соколова Е. Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителями и ребенком и формирование аномалий личности // Семья и формирование личности. М., 1981. C. 51 [36, c. 51].

Анализ жалоб и проблем, с которыми родители обращаются в Центр психологической помощи семье при факультете психологии МГУ и НИИ общей и педагогической психологии, показывает, что объектами внушающего воздействия родителей чаще всего являются: 1) волевые качества ребенка -- целеустремленность, собранность; 2) дисциплинированность как строгое неукоснительное следование родительским требованиям; 3) моральные качества -- честность, доброта, отзывчивость; 4) интересы -- прежде всего интерес к школьным занятиям, реже внешкольные хобби. В зависимости от установок родителей ребенок воспринимается как в той или иной мере обладающий или не обладающий выделенными качествами -- соответственно ребенку внушается позитивный или негативный образ Я. Особенность родителей, обращающихся в консультацию, состоит в явной пере- или недооценке ребенка по значимым для родителя параметрам. Искажение образа ребенка проявляется в феноменах приписывания «плохости» -- нечестности, расхлябанности, приписывания слабости -- безволия, неспособности постоять за себя, инвалидации -- обесценивания планов, намерений, увлечений ребенка. Конечно, родители, обращающиеся в психологическую консультацию, по-видимому, имеют некоторые основания для негативной оценки каких-то черт ребенка или его поведения в определенных ситуациях. Однако чрезмерно завышенный объем требований, моральный ригоризм в сочетании с аффективно неадекватной формой предъявления претензий (использование ярлыков, окончательных родительских приговоров) заставляет рассматривать родительские реакции как неосознанную компенсацию чувства неудовлетворенности собой, низкого самоуважения. Ребенок, в свою очередь, воспринимает все это как недоверие к своим возможностям, непонимание его внутреннего мира. Рассогласование между растущим собственным опытом и невозможностью соответствовать ожиданиям родителей порождает глубокий внутренний конфликт в самосознании ребенка, чреватый искажениями развития по невротическому типу [36, c. 55].

Самоотношение ребенка до определенного периода является отражением отношения к нему взрослых, прежде всего родителей. Ребенок усваивает ценности, параметры оценок и самооценок, нормы, которыми снабжают его родители и по которым он начинает оценивать себя сам, а также образ себя как обладающего теми или иными качествами и чертами. Вместе с тем по одному только характеру объективно сложившейся ситуации и родительского отношения нельзя однозначно предсказать, как это отразится во внутреннем мире ребенка. Экспериментальные исследования показывают, что данные о восприятии ребенком родительских установок могут более достоверно объяснить развитие самооценки ребенка, чем объективная оценка родительского отношения. Невозможно правильно определить направление и пути коррекционной работы с семьей, минуя собственную активность ребенка, мир его субъективных переживаний. Любое эмоциональное отношение родителей и методы воздействия, направленные на ребенка, приобретают свой смысл только в его психологических реакциях. Каждый ребенок стремится определить свое место в семье, выбирая путь к этому так, чтобы постичь ощущение общности и реализовать стремление к собственной значимости и самоуважению. Кроме того, развитие собственного социального опыта, расширение контактов с окружающими, появление новых «значимых других», овладение собственным поведением приводят к разрушению прежнего линейного отношения оценки и самооценки. Показано, что уже в предподростковом возрасте внешние оценки и самооценка могут значительно расходиться [36, c. 56]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой