Основные черты глобальной экономики

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа по истории экономики

Содержание

  • Отличительные черты современной глобальной экономики
  • Глобальная экономика, ее основные черты
  • Европейский союз и Россия: разногласия и точки соприкосновения
  • Современные геоэкономические регионы
  • Структура глобальной экономики
  • Регионы современной России в геоэкономическом измерении
  • Список литературы

Отличительные черты современной глобальной экономики

Последние десятилетия ХХ века ознаменовались бурным развитием интеграционных процессов, протекающих в мировой экономике, и достижением ими наивысшей степени своего развития. В современных условиях страны не в состоянии осуществлять свое развитие без учета приоритетов и норм поведения других участников мирохозяйственной деятельности. Все это позволяет сделать вывод о возникновении новой тенденции в развитии международной экономики — ее глобализации http: //www. creativeconomy. ru/articles/8327/. Под глобализацией большинство исследователей понимают огромное увеличение масштабов мировой торговли и других процессов международного обмена в условиях открытой, интегрированной мировой экономики Интрилигейтор М. Д. Глобализация как источник международных конфликтов и обострения конкуренции // Проблемы теории и практики управления, № 6, 1998..

Процесс глобализации экономики можно охарактеризовать следующими чертами.

Во-первых, современные условия хозяйствования отличаются углублением интернационализации производства, которая проявляется в совместном производстве конечного продукта представителями многих стран мира. Организационной формой интернационализации производства являются транснациональные компании. По данным ООН в настоящее время в мире существует более 54 000 материнских ТНК, которые контролируют около 449 000 своих дочерних компаний и отделений за рубежом. Более 40% активов 100 крупнейших компаний мира размещены вне страны базирования материнской компании. На транснациональные корпорации приходится свыше четверти мирового валового продукта. В 1997 г. ТНК реализовали через свои дочерние компании товаров и услуг на сумму в 9,5 трлн. долларов, что превосходит мировой экспорт товаров и услуг, составивший 6,4 трлн. долларов. В 1996 г. в ТНК работали 73 млн. человек, из них 45% в странах происхождения этих компаний.

Другой характерной чертой глобальной экономики является интернационализация капитала, проявляющаяся в увеличении объемов прямых иностранных инвестиций и интернационализации фондового рынка. Известный финансист Дж. Сорос отмечает, что система мирового капитализма «создает благоприятные условия для движения капитала и ведет к быстрому росту мировых финансовых рынков. Ее можно представить в виде гигантского круговорота, всасывающего капитал в финансовые рынки и институты в центре и перекачивающего капитал на периферию — либо непосредственно — с помощью кредитов и инвестиционных портфелей, либо косвенно — через многонациональные компании» Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. — М.: ИНФРА-М, 1999. При этом суммы, с которыми совершаются операции на рынках ценных бумаг, во много раз превышают капитал, реально используемый в коммерческой деятельности. Мерой масштаба глобализации может служить объем международных финансовых сделок, который только на валютных рынках Нью-Йорка ежедневно составляет 1,3 трлн. Долл. Интрилигейтор М. Д. Глобализация как источник международных конфликтов и обострения конкуренции // Проблемы теории и практики управления, № 6, 1998.

Индекс транснациональности рассчитывается как среднее арифметическое трех относительных показателей — доли зарубежных активов во всех активах, объема продаж за рубежом во всем объеме продаж, численности иностранного персонала в общей численности сотрудников.

Третьей чертой, характерной для глобальной экономики, является увеличение масштабов международной миграции рабочей силы, причем как реальной, так и виртуальной. Страны «третьего мира» служат источником неквалифицированной и низкоквалифицированной рабочей силы для развитых стран. В 80-е годы 83% легальных иммигрантов, прибывающих в США, были азиатского или латиноамериканского происхождения и, как правило, не обладали достаточным образованием. В 90-е годы значительное число граждан стран Европы проживало вне национальных границ, в том числе в Германии — 1,7 млн. человек, во Франции — 1,3 млн. чел. При этом общее количество иностранных рабочих, прибывших из-за пределов Европейского Сообщества, превысило 10 млн. человек Иноземцев В. «Глобализация» национальных хозяйств и современный экономический кризис // Проблемы теории и практики управления, № 3, 1999. В то же время современные телекоммуникационные технологии позволяют преодолеть государственные ограничения иммиграционных процессов. Любая компания развитой страны может поручить выполнение, работ исполнителю, находящемуся в другой стране, и быстро получить результат через глобальную информационную сеть Internet.

Еще одной характерной чертой глобальной экономики в настоящее время является усиление интернационализации обмена товарами и услугами на основе углубления международного разделения труда. Объем торговых оборотов всех государств мира с 1950 по 1992 г. г. повысился с 0,3 до 3,5 трлн. долл Там же. Причем все более важным направлением международного сотрудничества становится сфера услуг, которая развивается быстрее сферы материального производства. Если в 1970 г. с экспортом услуг было связано менее 1/3 прямых иностранных инвестиций, то в настоящее время эта доля возросла до 50%, причем интеллектуальный капитал стал наиболее важным товаром на мировом рынке Интрилигейтор М. Д. Глобализация как источник международных конфликтов и обострения конкуренции // Проблемы теории и практики управления, № 6, 1998..

И, наконец, характеризуя процесс глобализации экономики, нельзя не указать на формирование всемирной материальной, информационной, организационно-экономической инфраструктуры, обеспечивающей осуществление международного сотрудничества.

Глобальная экономика, ее основные черты

Мировая экономика в начале 70-х годов XX ст. под влиянием технико-экономических, политико-силовых и социально-психологических факторов стала приобретать черты единого само обеспечивающего и в известной мере устойчивого организма, получившего название «мегаэкономика» http: //econominfo. ru/view-article. php? id=227. Характерной особенностью последнего является то, что финансы, телекоммуникации, средства массовой информации превращаются в ведущие секторы экономики. Именно они образуют глобальные секторы экономики. Однако, несмотря на значимость названных секторов экономики, которые специалисты называют «новой экономикой», такой подход является суженным, неполным и не отражает в полной мере экономическую сущность глобализации. Разделение национальной и мировой экономики на «новую» и «старую» является не совсем корректным. Ведь в так называемой старой экономике представлены не только отрасли, которые являются материальной базой для дальнейшего развития научно-технического прогресса (электроника и электротехника, машиностроение), но и те, которые направлены на удовлетворение потребностей людей (агропромышленный комплекс, образование, медицина, культура). Новая экономика — понятие значительно шире, которое выходит за пределы собственно векториального ее разделения. Она с сочетанием рыночной системы, государственного регулирования экономики и социальной системы. При этом большое значение приобретает социальная стабильность в стране

Ведущую роль в и играют транснациональный капитал и банки, национальные государства, мировые и региональные группировки стран, международные организации, мегаполисы, офшоры и отдельные бизнесмены-транснационалисты. Каждый из этих элементов может участвовать в нескольких глобальных процессах. Сущность глобализационные процессы в экономике приведены.

Основой мегаэкономики является транснациональный капитал. Он является движущей силой процесса глобализации и одновременно регулятором международной системы телекоммуникаций, а также большей части мирового производства товаров длительного пользования: автомобилей, электронного оборудования, самолетов. В целом ТНК контролируют почти 1/3 мирового ВВП, половину промышленного производства, 2/3 мировой торговли и обладают 4/5 всех лицензий и патентов. Крупнейшие ТНК сосредоточены в США, Японии, Великобритании, Германии, Франции при доминирующей роли американских транснациональных корпораций.

По масштабам деятельности отдельные ТНК можно сравнить с национальными хозяйствами отдельных стран по показателю их годового дохода: «Дженерал Мотор» (США), «Даймлер-Крайслер» (США-ФРГ), «Форд Мотор» (США), «Уол-Март Сториз» (США), «Мицуи «(Япония), «Иточи» (Япония), «Мицубиси» (Япония), «Ексон» (США), «Дженерал электрик «(США), «Роял дат Шелл» (Нидерланды — Большая Британия) и т. д.

Сейчас ТНК активно применяют качественно новую форму завоевания международных рынков капитала: используя традиционные финансовые инструменты, а также дерривативы, которые дают право покупать или продавать ценные бумаги, денежные средства, материальные или нематериальные активы на определенных условиях в будущем, финансовые холдинги расширяют сферу услуг по финансовому посредничеству. Все это привело к опережающего роста количества сделок на мировых валютных рынках по сравнению с объемом торговли товарами и услугами. При таких условиях деньги превратились в товар, спекуляция на курсах валют — на наиболее выгодную рыночную спекуляцию.

Для формирования глобальной конкурентной среды на макроуровне характерно интенсивное создание региональных экономических блоков.

Самым мощным из них является Европейский Союз, который выходит на качественно новый этап экономической интеграции, связанный с функционированием монетарного союза. Аналогичные процессы происходят в сфере субрегиональных сотрудничества между странами различной цивилизационного принадлежности. Однако для всех них характерно четко ориентированные на глобальную конкуренцию механизмы регулирования и координации действий. Все более возрастает экономическая и политическая роль мегаполисов, которые являются местом размещения транснационального капитала.

Например, Токио производит вдвое больше товаров и услуг, чем Бразилия; Чикаго — такое же количество товаров, как Мексика.

В начале XXI века транснациональный капитал сосредоточился в 13 крупных мировых центрах. Неотъемлемым элементом глобализации капитала являются оффшорные зоны.

Оффшорные зоны — это небольшие государства или территории, привлекающие иностранных капиталы через предоставление налоговых или иных льгот в осуществлении финансово-кредитных операций с иностранных резидентами и иностранных валюте. Сейчас в мире существует более 100 оффшорных зон, среди которых самой крупной является Панама, где зарегистрировано свыше 330 тыс. офшорных компаний.

Транснациональные корпорации, базирующиеся в семи высокоразвитых странах, — это глобальные субъекты, которые обладают 80−90% все наукоемкой продукции и практически всем экспортом, в частности им принадлежит 46 из 50 макротехнологий, обеспечивающих конкурентное производство, а на остальные страны мира приходится 3−4 макротехпологии. В связи с этим в мире сейчас существует несколько технологических уклада. Семь ведущих стран переходят к пятому, информационно-технологического уклада, другим развитым странам присущ четвертый — индустриальный уклад.

Существующий разрыв между экономиками различных стран дает возможность лидерам получать сверхприбыли, используя механизм ценообразования. Так, продажа 1 т нефти на международном рынке приносит прибыль от 20 до 30 долл., 1 т нефти, потраченная на производство зерна, — 80, на производство мяса — от 300 до 400 долл.; 1 кг промышленной продукции в сфере бытовой техники дает прибыль 500 долл., а в авиации — 1 тыс. долл.

Диспаритет цен, порядки и правила, которые устанавливают транснациональные корпорации в мире, позволяют странам «золотого миллиарда» (такое количество населения в странах «семерки») потреблять 80% мировых производственных ресурсов, производить более 80% экологически опасных отходов. Таким образом, глобализация воспроизводит общую неравномерность и порождает противоречия в мировой экономике, основными из которых являются следующие:

Ныне существуют страны так называемого передового центра («большая семерка), где сосредоточена современная технология, банковская и коммерческая деятельность; страны» периферии «(более 100 стран с населением примерно 4 млрд.), которые являются рынками сбыта продукции, поставщиками сырья и энергоносителей, на их территории размещают экологически вредные производства, а также заводы по сбору технологически сложного оборудования, в частности автомобилей; третья группа стран с населением около 1 млрд. практически исключен из мирового разделения труда. Для них характерен очень низкий уровень жизни, зависимость от внешней помощи.

Страны первой группы не могут ни экономически, ни политически существовать без остальных стран. Ведь даже самой техника и технология требуют постоянного привлечения энергоносителей, металлов, продовольствия и т. д. Поэтому высокоразвитые страны все активнее привлекают к мировому разделению труда менее развиты. Это предопределяет необходимость технического и технологического обновления производства в последних, а следовательно, способствует росту благосостояния населения этих стран.

глобальная экономика европейский союз

В современном мире все чаще происходят техногенные катастрофы: ядерные аварии (Чернобыль), транспортные, энергетические и т. д. Гуманитарные катастрофы порождают насилие, раздор. Таким образом, экономические, технологические, политические, социальные факторы глобализации вызывают противоречия, в которые вовлекаются все страны мира, независимо от размера территории, уровня богатства, экономического или культурного развития. Формирование мегаэкономики и глобального рынка предопределяет ликвидацию национальной экономики, государственного суверенитета, лишает народы права распоряжаться собственными ресурсами, в частности, полезными ископаемыми, землей, водными ресурсами и т. д.

Европейский союз и Россия: разногласия и точки соприкосновения

После празднования юбилейного дня Победы в Москве 10 мая 2005 г. прошла встреча на высшем уровне России и Европейского союза, где намечается утвердить планы, быть может, самых далеко идущих преобразований на Европейском континенте после Второй мировой войны. Впрочем, многие сочтут это сравнение преувеличением, и у них есть для сомнений серьезные основания Статья опубликована 28. 04. 2005 / http: //www. tailand-tours. com/se/novosty/index. php? action=show& nid=3047.

Сравнение окажется оправданным только в том случае, если действительно удастся достичь всех поставленных целей, на что потребуются годы, политическая воля лидеров и невероятная настойчивость.

Европа кончается на Урале — это такая же абсолютная истина, как-то, что Волга впадает в Каспийское море. Но только в географическом смысле. Современные политика и экономика настолько запутали географию, что вопрос о восточной границе Европы в последние годы оказался предметом нешуточных дискуссий. Ответ на него, похоже, вроде бы появился. По меньшей мере, на ближайшие два-три десятка лет.

Европейский союз, насчитывающий 25 стран, определил рубеж своего расширения. Через пару лет он поглотит Болгарию, Румынию Хорватию. Затем будет вести обставленный многочисленными «если» и «но» процесс подготовки к приему Турции. Все, что лежит дальше к востоку, пока не обсуждается http: //www. tailand-tours. com/se/novosty/index. php? action=show& nid=3047. А если и обсуждается (Украина), то в теоретическом плане. Критической массы западноевропейского ядра с его притягательной силой, привлекавшей все новые народы, может не хватить для удержания союза в орбите управляемости. Он попросту растворится в тех, кого принял.

Восточный предел ЕС — только одна часть уравнения, которое Европа решает после разрушения Берлинской стены. Его вторая часть — как сделать, чтобы новая граница союза не стала новой разделительной линией. Неким, пусть не железным, но все же занавесом.

Для государств, которые пока только мечтают стать членами ЕС или вообще никогда в него не войдут, Брюссель придумал формулу «политика европейского соседства». Она предусматривает некоторую степень интеграции этих стран с Евросоюзом, но исключает их участие в руководстве и управлении союзом. Что-то вроде свободной ассоциации «союз+страна». «Политику соседства» предложили государствам Северной Африки и Ближнего Востока — от Марокко до Палестины. Ранее это предложение сделали Украине (кстати, еще до «оранжевой революции» и Молдавии. Есть местечко и для Белоруссии. Пока оно вакантное — ожидают, что в Минске наступят демократические перемены. Недавно в «европейские соседи» определили Грузию, Армению и Азербайджан.

Поначалу в эту компанию включили и Россию. Но она сразу дала понять: масштабы и значение России слишком велики, чтобы среди партнеров Европы стоять в одном списке с Марокко и Молдавией. Для России нужен особый проект. Так родилась идея четырех общих пространств. Речь идет о тех же самых возможностях и обязанностях, вытекающих из европейского соседства, но помноженных на российские размеры и державный статус.

Непростой была история отношений Евросоюза с новой Россией. Через потепления и спады они в целом продвигались вперед. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, подписанное в июне 1994 года на волне вызвавших энтузиазм в Европе перемен в России, долго не ратифицировалось из-за войны в Чечне. В силу оно вступило только в декабре 1997 года. Но уже через два года ЕС принял общую стратегию отношений с нашей страной. Конечная цель — интеграция России в экономическое и социальное пространство ЕС.

Что касается создания общего экономического пространства, то переговоры на эту тему Россия и ЕС начали на майском саммите 2001 года. Дело касалось всего комплекса торгово-экономических отношений и устранения существующих барьеров, главным образом путем сближения правил и норм. Это позволило бы сторонам играть по одним правилам на огромной территории и сформировать общий рынок на 600 миллионов потребителей.

О «четырех общих пространствах» заговорили на встрече в верхах в Санкт-Петербурге в мае 2003 года. Это был выход за рамки одной лишь экономики в более чувствительные сферы. Имелось в виду общее пространство свободы, безопасности и правосудия, пространство сотрудничества в области внешней безопасности, а также общее пространство научных исследований, образования и культуры.

Тогда президент Владимир Путин и лидеры стран ЕС достигли только общей договоренности об этом масштабном стратегическом проекте. И вот уже два года дипломаты и эксперты работают над ее воплощением в конкретных документах — «дорожных картах». Мыслится достичь такого уровня отношений, когда исчезнут многие препоны для торговли и инвестиций, можно будет эффективнее бороться с трансграничной преступностью и терроризмом, обеспечить мир и стабильность в непосредственном окружении России и ЕС, развивать научные и культурные связи, контакты между людьми.

Обоюдный интерес к успешной реализации этой программы очевиден. Но как только дело спускается с небес торжественных деклараций на земной уровень конкретных дел, то оказывается — общего не так уж много, как казалось на первый взгляд. Сказываются груз истории и традиций, разница социальных структур, взглядов на роль государства и права человека. Немало политико-идеологических проблем и пересекающихся экономических интересов, которые осложняют диалог. Брюссель особенно настойчиво подчеркивает, что партнерство с Россией должно быть движимо не только общими интересами, но и основываться на общих ценностях. Это предполагает «откровенное обсуждение действий России, которые противоречат европейским ценностям».

По мнению экспертов в Брюсселе, перспективы создания четырех общих пространств вполне реальны. Но степень готовности сторон к каждому из них неодинакова. Из-за этого, впрочем, не удалось сверстать «дорожные карты» к гаагскому саммиту Россия — ЕС в ноябре 2004 года. Российская сторона предлагала сначала принять те, которые легче согласовать, а над остальными работать дальше. Но европейцы жестко стояли на принципе единого пакета, в котором были бы увязаны обязательства по всем четырем пространствам — торговые тарифы и Чечня, цены на перелеты через Сибирь и научные обмены, инвестиции и даже состояние тюрем.

Откладывать принятие «карт» еще на полгода до следующего саммита было бы просто неудобно. Поэтому за два-три месяца до московской встречи в верхах был проведен напряженный дипломатический марафон. Российские министры зачастили в Брюссель и Люксембург (эта страна сейчас председательствует в ЕС), а еврокомиссары — в Москву. Еще 1 апреля после очередного раунда переговоров в Люксембурге министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что «есть все шансы принять документы на саммите в Москве, … достичь результата можно только на взаимоприемлемой основе».

По мнению российского министра и его европейских собеседников, прогресс налицо. Стороны заметно сузили поле разногласий, точек соприкосновения все больше, и отношения между Россией и ЕС становятся все лучше. Этим область публичной дипломатии ограничилась, и подробности остались на «дипломатической кухне». Стороны хотели, чтобы московский саммит завершился весомыми результатами. Односторонних уступок уже давно никто не делал. Значит, нужны компромиссы. Европейские дипломаты любят повторять афоризм: «Ничто не согласовано, пока не согласовано». Все Уступки в одном могут обеспечить выигрыш в другом. Четыре «дорожные карты» должны быть приняты в едином пакете.

Достаточно далеко удалось продвинуться в рамках общего экономического пространства. Экономическая взаимозависимость очевидна, экономика была долгое время центральной темой сотрудничества Европы и России, стороны накопили много общих наработок, да и сама инициатива на два года старше идеи «четырех пространств». Эти факторы усилились с расширением ЕС на восток, с приемом в него стран обширного региона, который после Второй мировой войны был тесно привязан к СССР.

Наблюдатели в Брюсселе полагают, что вступление России во Всемирную торговую организацию ускорит экономические реформы внутри России, добавит стабильности и предсказуемости ее экономической политике для европейцев, создаст лучшие условия для внедрения европейского капитала и откроет российским экспортерам гарантированные каналы доступа на рынки других членов организации, в том числе ЕС. Есть также намерение расширять сотрудничество в области энергетики и транспорта, включая энергодиалог, систему спутниковой навигации, а также в решении экологических проблем.

Мощный толчок не столько в экономическом, сколько в политическом плане дала ратификация Россией Киотского протокола о глобальном потеплении. Это один из главных мировых проектов, лоббируемых Евросоюзом. Но и накануне московского саммита продолжался торг по вопросам, которые Россия и ЕС не хотели бы так просто бросать в общую корзину, это: стандарты в ядерной энергетике и морском транспорте, сельское хозяйство и цены за перелет европейских авиалайнеров через Сибирь по пути в Японию и Китай.

Больным местом остается грузовой транзит между Калининградской областью и остальной Россией через Литву. Сергей Лавров представил на переговорах в Люксембурге документы, из которых явствует: с тех пор как Литва стала членом ЕС, калининградский грузовой транзит стал дороже. Поскольку членство России в ВТО — дело ближайшего времени, а Киотский протокол вступил в силу, то появляется хорошая перспектива продвижения в экономической повестке дня. И хотя создание общего экономического пространства может оказаться довольно долгой историей, дело пойдет, уверены эксперты. В Еврокомиссии, и в деловых кругах Европы нет полной убежденности в том, что с российской стороны существует искренняя воля к ослаблению протекционизма.

Общее пространство свободы, безопасности и правосудия — направление более сложное. Оно включает сферу юстиции и внутренних дел, в том числе совместную борьбу против терроризма, трансграничной преступности, коррупции, обмен информацией между правоохранительными органами, гармонизацию гражданского и уголовного законодательства, документов и процедур, реадмиссию нелегальных иммигрантов, визовую политику.

В Европе сознают необходимость облегчения визового режима с Россией, совершенствования специального транзитного режима для Калининградской области. По мнению Брюсселя «общее пространство» может строиться только на основе общих ценностей: демократии, власти закона, соблюдения прав человека, поэтому выдвигаются условия: урегулирование в Чечне, завершение переговоров по реадмиссии иммигрантов, ратификация договоров о границе России с Эстонией и Латвией.

Особую остроту приобрела проблема виз, поскольку она близка и понятна не только специалистам, но и растущему числу россиян, отправляющихся в командировки или на отдых в Европу. Визовая проблема превратилась в проблему социально-психологическую. Это обстоятельство заставляет политиков и дипломатов работать еще активнее, чтобы, наконец, решить ее. Как заметил помощник президента России Виктор Иванов, в Люксембург на переговорах по второй «дорожной карте»: «…наши граждане должны реально почувствовать, что мы здесь не просто разговариваем, но и решаем конкретные проблемы. Конечная цель здесь — установление безвизового режима. Об этом говорилось еще на московском саммите в мае 2004 года». Глава российского МИД надеялся, что «цель будет достигнута если не в 2008 году, как обещал бывший глава Еврокомиссии Романо Проди, то вскоре после этого срока».

Продвижение к цели планируется поэтапно. В качестве первого этапа напрашивается решение, которое России уже удалось найти с Германией, Францией и Италией. С ними подписаны соглашения об облегчении визового режима, которые являются основой для будущей договоренности с Евросоюзом. До последнего момента камнем преткновения было соглашение о реадмиссии. Европа не хотела говорить даже об упрощении визового режима до тех пор, пока Россия не обязуется принимать обратно всех незаконных иммигрантов, проникших в ЕС с ее территории. Но такого обязательства Россия не может взять — существует проблема укрепления протяженных южных границ, за которыми находятся «миграционноопасные страны». А полноформатное соглашение обязывало бы принимать и их граждан, проникших в ЕС через Россию.

Выход из тупика нашли в последний момент — на совещании министров юстиции и внутренних дел России и ЕС в Люксембурге в середине апреля. Компромиссный вариант предусматривает на первых порах обязательство России принимать обратно только своих граждан, нелегально перебравшихся в ЕС. Евросоюз, в свою очередь, отказывается от жесткой увязки по времени между соглашением о реадмиссии и упрощением визового режима. Таким образом, Евросоюз, как заметил заместитель председателя Еврокомиссии Франко Фраттини, оказывает России «политическую поддержку» и ощутимую финансовую помощь в укреплении надежности ее южных границ.

Упрощение визового режима будет касаться, в частности, студентов, предпринимателей, ученых, деятелей культуры. Не забыли и о супругах, проживающих в разных странах. Возвращаясь к вопросу о полной отмене виз, необходимо заметить, что здесь помощник президента России Виктор Иванов менее оптимистичен, чем глава МИД: «российская сторона понимает глубину проблемы и считает это долговременной перспективой».

«Дорожная карта» по общему пространству свободы, безопасности и правосудия между ЕС и Россией к предстоящему московскому саммиту практически согласована. Самым трудным оказалось общее пространство внешней безопасности. Оно затрагивает самые разные вопросы, в том числе урегулирование конфликтов. На исходных позициях переговоров стороны были довольно далеки от единства в отношении сотрудничества на так называемом «пространстве общего соседства». В это понятие включаются страны, которые расположены в непосредственной близости одновременно и России, и ЕС. В основном это страны СНГ.

Россия болезненно относится к попыткам Брюсселя все более активно влиять на дела этого региона. Брюссель же считает, что Украина, Молдавия, страны Закавказья и даже Центральной Азии такие же соседи расширенного ЕС, как и России, и у него такое же право заботиться об их стабильности, участвовать в урегулировании конфликтов в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе, Приднестровье.

«Если бы Москва четко объяснила — да, это в наших национальных интересах и вот почему — тогда европейцы бы поняли», — рассуждает Майкл Эмерсон из Центра европейских исследований. По его мнению, в национальных интересах России поскорее урегулировать конфликты и забыть о них. Эксперт уверен, что конфликты отравляют международные отношения несравнимо сильнее, чем реально значат. И могут стать новыми очагами терроризма.

На апрельской встрече с министерской «тройкой ЕС» Сергей Лавров сказал, что Москва готова выслушать новые идеи и изучить новые инициативы по урегулированию «замороженных конфликтов» если таковые Европа представит. Такая готовность Москвы к участию ЕС в решении проблем на постсоветском пространстве, по мнению местных наблюдателей, является новым моментом в ее дипломатии.

В результате, готовя «дорожную карту по внешней безопасности», отметил глава МИД России, стороны «вышли на документ», который основан на равноправии, взаимоуважении, сотрудничестве, выражении взаимного интереса и очевидно сбалансирован. Сергей Лавров призвал Евросоюз «активнее содействовать урегулированию проблемы, связанной с русскоязычным меньшинством, прежде всего в Латвии и Эстонии». По мнению российских дипломатов, страны Балтии стали слабым звеном в соблюдении европейских стандартов в области прав человека.

Меньше всего дипломатической активности наблюдалось вокруг «дорожной карты общего пространства образования, научных исследований и культуры». Значительных препятствий на пути широкого обмена студентами, молодыми учеными, выставками и концертами не просматривается. Евросоюз открывает для российских исследователей свои программы финансирования проектов. Правда, некоторые эксперты в Брюсселе опасаются, что проблемой может стать традиционная связь многих научных исследований и конструкторских разработок в России с обороной. Следовательно, с секретностью.

Можно, конечно, успешно сотрудничать и без «общих пространств», плодотворно и взаимовыгодно, как ЕС сотрудничает и торгует с Китаем. Но Россия и объединенная Европа сделали выбор в пользу сближения, размывания барьеров. Быстро они не исчезнут, и расчистка на пути создания «четырех общих пространств» — дело не трех-четырех лет. Пока речь идет о «дорожных картах», которые бы показали, куда Россия и ЕС хотят прийти, как и через какие этапы.

В экономике «общее пространство» обозначилось.

Евросоюз — основной торговый партнер России. На него сейчас приходится более половины российского внешнеторгового оборота.

Для Евросоюза Россия — не главный, но все же важный коммерческий партнер: ее доля во внешней торговле ЕС составляет 5 процентов. В этом смысле для Союза важнее четыре страны — США, Швейцария, Китай и Япония. Основная доля российского экспорта в Европу приходится на энергоносители (57 процентов) и сырье (сельскохозяйственное и химическое — по 4 процента). Что касается поставок нефти и газа, то Россия покрывает 20 процентов потребностей Евросоюза. Из Европы в Россию идут преимущественно машины и оборудование (34 процента), готовая промышленная продукция, товары широкого потребления.

Евросоюз — это также главный для России источник новых технологий, ноу-хау и инвестиций. Однако для ЕС в этих сферах Россия пока не стала крупным партнером. Торговля услугами составила в 2002 году 10 миллиардов евро. Это менее двух процентов обмена услугами между ЕС и остальным миром.

Европемйский союмз (Евросоюмз, ЕС) — экономическое и политическое объединение 27 европейских государств Райзберг Б.А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Европейский союз // Современный экономический словарь. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2007. Нацеленный на региональную интеграцию, Союз был юридически закреплён Маастрихтским договором в 1992 году (вступившим в силу 1 ноября 1993 года) на принципах Европейских сообществ. С пятьюстами миллионами жителей доля ЕС как целого в мировом валовом внутреннем продукте составляла в 2009 году около 28% (16,4 трлн $) по номинальному значению и около 21% (14,8 трлн $) — по паритету покупательной способности.

С помощью стандартизированной системы законов, действующих во всех странах союза, был создан общий рынок, гарантирующий свободное движение людей, товаров, капитала и услуг, включая отмену паспортного контроля в пределах Шенгенской зоны, в которую входят как страны-члены, так и другие европейские государства. Союз принимает законы (директивы, законодательные акты и постановления) в сфере правосудия и внутренних дел, а также вырабатывает общую политику в области торговли, сельского хозяйства, рыболовства и регионального развития. Семнадцать стран союза ввели в обращение единую валюту, евро, образовав еврозону.

Будучи субъектом международного публичного права, Союз имеет полномочия на участие в международных отношениях и заключение международных договоров. Сформирована общая внешняя политика и политика безопасности, предусматривающая проведение согласованной внешней и оборонной политики. По всему миру учреждены постоянные дипломатические миссии ЕС, действуют представительства в Организации Объединенных Наций, ВТО, Большой восьмёрке и Группе двадцати. Делегации Е С возглавляются послами ЕС.

ЕС — международное образование, сочетающее признаки международной организации (межгосударственность) и государства (надгосударственность), однако формально он не является ни тем, ни другим. В определённых областях решения принимаются независимыми наднациональными институтами, а в других — осуществляются посредством переговоров между государствами-членами. Наиболее важными институтами ЕС являются Европейская комиссия, Совет Европейского союза, Европейский совет, Суд Европейского союза, Европейская счетная палата и Европейский центральный банк. Европейский парламент избирается каждые пять лет гражданами ЕС.

Современные геоэкономические регионы

Геоэкономические регионы — различаются в зависимости от характера их основных ресурсов и типа хозяйственной деятельности. В глобальной геоэкономической конструкции можно выделить шесть основных геоэкономических регионов:

1) Новый Север — транснациональный регион, основой деятельности которого является «штабная экономика»;

2) Запад — расположен в североатлантическом регионе, его основная специализация — создание высоких технологий и высокотехнологичное производство, которые с определенными ограничениями тиражируются затем в других регионах планеты;

3) Новый Восток — расположен в основном в районе Большого тихоокеанского кольца; основа хозяйственной деятельности — массовое промышленное производство, включая наукоемкие и высокотехнологичные товары;

4) Юг — располагается преимущественно в тропической и субтропической зонах; основа геоэкономической ориентации — производство различных видов природного сырья;

5) Северная Евразия — геоэкономическая ориентация имеет смешанный характер, объединяя производство сырья и высокотехнологической продукции; возможная ориентация: производство широкого круга нововведений («интеллектуального сырья»), как инженерных, так и социальных;

6) Глубокий Юг — транснациональное пространство криминальной и околокриминальной (теневой) экономики, геоэкономический андеграунд.

Структура глобальной экономики

Развитие элементов глобального управления в современной экономике приводит к сращиванию хозяйственных и властных функций. Это явление обозначается с помощью понятия геоэкономика, которое и означает слияние политики и экономики в сфере международных отношений, формирование на данном базисе системы стратегических взаимодействий и основ глобального управления Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

Экономика в современном мире во многом выполняет управленческие и властные функции, а власть участвует в решении вполне экономических задач. К тому же и то и другое нередко осуществляется за пределами национальных территорий. Иначе говоря, геоэкономическая конструкция, которая выстраивается в мире, транснациональна и глобальна, хотя и привязана к определенным географическим ареалам.

Есть такой предмет — «китайский шар», представляющий собой пять уменьшающихся шаров, расположенных один внутри другого. Эта конструкция — неплохая модель геоэкономической организации мира. В дальнейшем такую модель мы будем называть особым термином — геокон (геоэкономическая конструкция).

На поверхности геокона находится геоэкономический Новый Север — охватывающая все прочие экономические пространства «штабная экономика», которая генетически связана с североатлантическим регионом, но ее некоторые цели выходят далеко за пределы этого географического ареала. Поэтому мы можем утверждать, что она обладает транснациональным и трансгеографическим целеполаганием. Экономика этой сферы геокона основана на обладании символическим капиталом и возможности глобальной проекции властных решений, принимаемых странами этого ареала. Ее основная деятельность — финансово-правовое регулирование всей совокупности экономических операций. Ее основные отрасли — сфера высококвалифицированных услуг и цифровая экономика. Все вещественное, материальное производство она сознательно передает другим геоэкономическим регионам (см. схему № 1) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

СХЕМА 1

НОВЫЙ СЕВЕР (виртуальный континент)

Специализация второго геоэкономического ареала («первого внутреннего шара») — высокотехнологичное производство, расположенное в североатлантическом регионе. И если первый, транснациональный «этаж» мы можем назвать Севером (или Новым Севером), то данный географически локализуемый регион следует, сохраняя определенную типологическую преемственность, именовать Западом. Североатлантический регион выполняет для мира функции своеобразного «высокотехнологичного Версаче». Он занят производством лекал и образцов, причем далеко не только в области одежды и обуви, но прежде всего в сфере высоких технологий, которые (с определенными ограничениями для военных и некоторых других высоких технологий) тиражируются затем в иных регионах планеты, прежде всего, в тихоокеанском регионе, в пространстве Большого тихоокеанского кольца (см. схему № 2) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

СХЕМА 2

ЗАПАД (новая североатлантическая конфигурация)

На сегодняшний день в геоэкономическом смысле тихоокеанский регион — третий слой («второй внутренний шар») геокона.

Это не только Северная и Юго-Восточная Азия, Австралия и Океания. Ареал включает в себя и такую нетрадиционную ось, как Латинская Америка — Индостан.

Это — Новый Восток, связанный с массовым промышленным производством, включая наукоемкие и высокотехнологичные товары (см. схему № 3) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

СХЕМА 3

НОВЫЙ ВОСТОК (Большое тихоокеанское кольцо)

Следующий, четвертый слой («третий внутренний шар») геокона — Юг, расположенный преимущественно в тропической и субтропической зонах. Основа его геоэкономической ориентации — производство различных видов сырья (см. схему № 4) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html

.

СХЕМА 4

ЮГ (Индоокеанская дуга)

Пятый слой («четвертый внутренний шар») геокона наиболее сложен для анализа с точки зрения его геоэкономической ориентации. Это — «сухопутный океан» Евразии, точнее, пространство Северной Евразии, в политическом отношении во многом связанное с историческими судьбами России. Если бы речь шла о построении формальной модели, то структурообразующим началом данного «большого пространства» — своеобразного геоэкономического Гиперсевера - по ряду косвенных признаков должно было бы стать производство интеллектуального сырья и широкого круга нововведений, как технико-технологических, так и социальных. В этом случае пространственная экономическая организация мира закрепила бы структурные и функциональные отношения «мировой производственной мегамашины» — единого производственного и воспроизводственного комплекса мирового хозяйства. На практике, однако, этого пока не произошло (см. схему № 5) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html

.

СХЕМА 5

ГИПЕР СЕВЕР (русский мир)

Завершает перечень основных элементов пространственной конструкции глобальной экономики транснациональный мировой геоэкономический андеграунд. Своего рода «экономическое подполье», расположенное на совокупной изнанке геокона и объединяющее спекулятивный Квазисевер с откровенно грабительской, «трофейной», криминальной экономикой Глубокого (Глубинного, Крайнего) Юга. Это наследник прежней криминальной и околокриминальной деятельности, которая в новом транснациональном мире, оперируя сотнями миллиардов, если не триллионами, долларов, постепенно приобретает качественно новые характеристики и устойчивое положение в рамках глобального геокона. Его содержание не ограничивается, к примеру, наркотрафиком, хотя последний составляет, наверное, самую заметную и знаменитую часть данной псевдоэкономики. В нем также сосредоточены многочисленные разновидности так называемой теневой экономики, тесно связанные с экономикой легальной, но использующие для своих операций полузаконные, не совсем законные или почти на грани закона схемы деятельности (см. схему № 6) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

СХЕМА 6

ГЛУБОКИЙ ЮГ (метарегион перманентной нестабильности)

Перечисленные выше слои геокона, или «этажи» геоэкономической машины, находятся в определенной системе взаимоотношений: производство природного сырья тесно связано с производством материальных изделий, подобным же образом совмещаются создание интеллектуального «сырья» и производство высоких технологий, наконец, в рамках единого производственного цикла объединены также индустриально-промышленная деятельность и постиндустриальная «экономика услуг», включая финансово-правовые и управленческие (см. схему № 7) Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html.

СХЕМА 7

МИРОВОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА

В возводимой конструкции глобальной экономики таятся непростые проблемы. Сегодня здесь столкнулись две тенденции. Первую мы обозначим как оптимизационную, а вторую как инновационную.

Первая тенденция выражает подход к информации как к базовому ресурсу общества. Поэтому она нацеливает управленческие стратегии на развитие финансово-правовых технологий, на исчерпывающие описание и систематизацию мира, или, если воспользоваться библиотечным термином, его «каталогизацию», и, в конечном счете, предполагает становление равновесной, упорядоченной системы глобального управления.

Вторая тенденция делает ставку на человеческое творчество, на креативность как базовый социально-экономический ресурс. Поэтому здесь главной задачей является получение нового знания и качественное, скачкообразное изменение искусственной среды обитания человечества, приводящее порой к кризисам роста, но в целом обеспечивающее завоевание человечеством все новых высот.

Современная экономика асимметрично объединяет достижения в этих двух сферах: информационной и инновационной (хотя и со все более заметным креном в сторону первой составляющей). Вместе с тем она подготавливает драматичное столкновение интересов между управленческой элитой и производителями нового знания, своего рода новый классовый конфликт двадцать первого столетия.

Так, первая тенденция, основу которой составляет идеал глобального управления, финансово-правового регулирования мировой экономики, долгосрочного перераспределения ресурсов и перманентного взимания на этой основе геоэкономических рентных платежей, тесно связана с транснациональными корпорациями (ТНК) или, как их сейчас принято называть, глобальными корпорациями. Эти экономические организмы обладают колоссальной экономической мощью: достаточно сказать, что в списке 100 крупнейших экономик мира (понимаемых как национальные и транснациональные экономические организмы) 51 позицию занимают ТНК.

Вторая тенденция проявляется в росте числа и качественном развитии разнообразных динамичных, гибких и сверхгибких венчурных предприятий (вплоть до феномена manterprise - «человек-предприятие»). Действительно, основой предприятий новой экономики постепенно становятся не основные фонды и даже не финансовый ресурс, но человеческий капитал. И все чаще — некоторое критическое число творческих личностей, от наличия или отсутствия которых подчас зависит судьба даже самой мощной организации.

Положение и перспективы России в глобальной экономике

К началу XXI в. Россия оказалась на историческом перепутье, возможно, впрочем, как и вся человеческая цивилизация. В мире растет напряжение между двумя векторами экономической деятельности: финансовым и энергетическим. Финансы и энергетика — два камертона современной экономики, тональности которых абсолютно значимы для решения как стратегических, так и насущных проблем практики. На поле, очерченном этими векторами, разворачиваются сегодня геоэкономические игры и «штабные учения» по организации нового мироустройства.

В настоящий момент страна находится на стратегическом распутье. С одной стороны, еще сильна инерция трофейной экономики прошлого десятилетия. С другой — нами хорошо освоена роль сырьевой державы, а значит, и потенциального объекта и субъекта начавшихся масштабных игр в данной сфере. Периодически дает о себе знать тяга к мягким формам неопротекционизма. Разговоры о возможности частичного возвращения к мобилизационным схемам управления не закончены.

Суть нынешней ситуации, в конечном счете, заключена в исторической и смысловой развилке в обществе, одна часть которого развивается во все более сложную, полифоничную и динамичную конструкцию, а другая часть тяготеет к номенклатурной и иерархичной форме устройства.

Россия весьма своеобразное геоэкономическое пространство. Ее экономика парадоксальным образом соединяет в себе структурные черты, как сырьевого Юга, так и высокотехнологичного Севера. Действительно, ряд структурных черт ситуации, складывающейся в российской экономике и обществе (да и на значительной части всего постсоветского пространства), вызывает ассоциации с той непростой частью глобального сообщества, какой является Юг.

Признаки, общие для России и глобального Юга Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html:

преимущественно сырьевой характер экспорта и производства;

низкие показатели качества и продолжительности жизни, резкое расслоение общества, общее ослабление социальной ткани, криминализация социума;

крупномасштабная коррупция, непотизм, клановость;

деградация традиционной системы ценностей, «макдональдизация», гипертрофия издержек идеологии общества потребления;

новые, исторически недостоверные границы, сепаратизм и межэтнические противоречия, локальные конфликты;

факты использования вооруженных сил для решения задач внутри страны.

В то же время российская экономика обладает признаками, в корне отличающими ее от слаборазвитых стран.

Признаки, общие для России и высокоразвитых стран Поляков Л. В. Обществознание. Книга для учителя / http: //www. prosv. ru/umk/obshestvoznanie/6. html:

наличие высокотехнологичных отраслей промышленности;

производство разнообразного инновационного ресурса, высоких технологий и передовых разработок;

наличие высококвалифицированной рабочей силы;

относительно высокое качество общего и специального образования, а также науки.

Все это предполагает трансформацию логики управления страной, развитие социально ориентированной рыночной экономики. На первый план должно выйти повышенное внимание к обустройству культурной и институциональной среды обитания жителей России, к ее качественным параметрам, к уровню морали. Необходимы целенаправленные усилия по развитию человеческого капитала, повышению индекса человеческого развития, расширению пространства сложных взаимодействий и коммуникаций.

Регионы современной России в геоэкономическом измерении

Мировая экономика вступает в период завершения большого цикла своего развития. Мировой экономический кризис — это не просто кризис перепроизводства, но и прежде всего кризис эффективности неолиберальной системы Нурышев Г. Н., доктор полит. наук, профессор, зав. кафедрой социально-политических наук, Санкт-Петербургский государственный университет низкотемпературных и пищевых технологий. «Глобальный экономический кризис: реалии и пути преодоления»,
СПб.: Институт бизнеса и права, 2009 / http: //www. ibl. ru/konf/31 209/98. html. В этих условиях стремительно набирает силу процесс перестройки мировой экономики, затрагивающий без исключения все страны и регионы, который подтолкнул основных игроков мировой хозяйственной арены к поиску новейшей мирохозяйственной структуры, новой конфигурации в раскладе мировых геоэкономических сил Татаркин А. И., Татаркин Д. А. Прогнозные оценки глубины и масштабности мирового кризиса // Геополитика и безопасность. — СПб, 2009. — № 1. — С. 74..

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой