Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Общие положения о компенсации морального вреда

1.1 Возникновение и развитие института компенсации морального вреда

1.2 Понятие морального вреда

1.3 Основания компенсации морального вреда

1.4 Определение размера компенсации морального вреда

Глава 2. Особенности правового регулирования отношений по компенсации морального вреда

2.1 Особенности компенсации морального вреда при посягательствах на жизнь и здоровье

2.2 Особенности компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

2.3 Особенности компенсация морального вреда при посягательстве на свободу и личную неприкосновенность

2.4 Особенности компенсация морального вреда при нарушении авторских прав

2.5 Проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу

2.6 Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Заключение

Литература

Введение

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенства общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, провозглашают права и свободы человека, как высшую ценность и предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека (Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и др.).

Конституция РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласив себя правовым государством должна соответствовать этим критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т. е. физические и нравственные страдания, вызванные различными действиями (бездействием).

О том, что в судебном порядке можно требовать компенсации морального вреда, сегодня известно чуть ли ни каждому. Данный правовой институт оказался востребованным обществом. Он логично вписался в правовую модель, закрепленную в Конституции Р Ф, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов защиты гражданских прав выступает компенсация морального вреда. Именно этот способ защиты гражданских прав является предметом изучения дипломной работы.

Правовой институт компенсации морального вреда имеет важное значение для защиты, прежде всего, таких прав и благ, которые носят личный неимущественный характер. Под личными неимущественными благами (в том числе и правами) следует понимать лишенные имущественного содержания блага, неразрывно связанные с их обладателем — человеком. Эти права и блага указанны в Конституции Р Ф и ст. 150 ГК РФ: жизнь и здоровье, честь и доброе имя, достоинство и деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства и другие аналогичные права и блага. Общие признаки этих прав и благ — они не имеют имущественного содержания, принадлежат человеку от рождения (например, здоровье) или в силу закона (например, право авторства), неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Следует иметь ввиду, что приведенный перечень нематериальных благ — не исчерпывающий, и причинение морального вреда в связи с нарушением других не материальных благ также порождает право на компенсацию морального вреда. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указанна в законе. Таким образом, закон ограничивает круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению. Хотя очевидно, что при нарушении имущественных прав у человека почти всегда могут возникать нравственные или физические страдания.

Институт компенсации морального вреда способствует наиболее полной защите личных неимущественных прав человека, что, бесспорно, служит становлению и укреплению демократического правопорядка в обществе. В этой связи тема дипломной работы имеет особое значение и актуальность. При этом она имеет не только теоретическую, но и практическую направленность, позволяя определить пути наиболее полной защиты интересов личности. Об актуальности рассматриваемой темы говорит и тот факт, что проблемы компенсации морального вреда активно обсуждаются сегодня в научной литературе и на страницах периодических изданий. Однако остаются еще принципиальные вопросы, по которым нет однозначной позиции ни в законодательстве, ни в судебной практике. Среди них такие вопросы, как:

ь определение размера компенсации;

ь компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан;

ь проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу и др.

Указанные проблемы составляют предмет данной дипломной работы.

В дипломной работе не исследуется институт компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав в связи с ограничениями объема работы.

Целью дипломной работы является анализ института компенсация морального вреда в российском гражданском праве. В соответствии с указанной целью можно определить следующие задачи дипломной работы.

Во-первых, рассмотрение сущности института компенсации морального вреда, а также истории его возникновения и развития в российском законодательстве.

Во-вторых, характеристика института компенсации морального вреда, включая в том числе исследование оснований, порядка и способов компенсации морального вреда.

В-третьих, исследование особенностей правового регулирования отношений по компенсации морального вреда.

В-четвертых, рассмотрение основных проблем компенсации морального вреда.

В-пятых, изучение и анализ судебной практики по соответствующей категории споров.

В-шестых, формулирование предложений по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

В дипломной работе широко используются научные труды, посвященные проблемам компенсации морального вреда, таких авторов как Эрделевский А. М., Голубев К. И., Нарижний С. В., Шарипов С. Н., Боер А. А., Куркина Н. В. Марченко С.В., Котов В. Д., Корнелюк О. В., Климович Е. С., Клочков А. В., Трубников П., Усков В. и других.

Глава I. Общие положения о компенсации морального вреда

1.1 Возникновение и развитие института компенсации морального вреда

Охрана прав человека на жизнь, здоровье, честь и достоинство — одна из самых актуальных проблем, исследуемых сегодня юридической наукой. Однако и в далеком прошлом философов и юристов интересовал этот вопрос.

В древние времена отсутствовало строгое разграничение между гражданским и уголовным правом и зачастую наказание, накладываемое на виновного в виде штрафа, взыскивалось полностью или частично в пользу потерпевшего. Такое взыскание, в случае его наложения за посягательство на неимущественные права личности, очевидно, можно рассматривать и как денежную компенсацию за нравственные и физические страдания, причинённые пострадавшему.

В дальнейшем, с развитием правовой мысли и постепенным разделением гражданского и уголовного процесса, материальная компенсация моральных страданий потерпевшего стала регулироваться нормами гражданского права. При этом законодательства некоторых стран стали предусматривать для потерпевших от преступлений возможность предъявления гражданского иска о компенсации моральных страданий (наряду с имущественным ущербом) и при производстве по уголовному делу. Однако в последнем случае такая компенсация уже не отождествлялась с уголовным наказанием, а фактически являлась формой гражданско-правовой ответственности за причинение вреда гражданину. Взыскание материальной компенсации за причинённые душевные переживания не является чем-то принципиально новым для законодательства, как нашей страны, так и зарубежных стран. Во многих странах этот институт давно предусмотрен и является неотъемлемой частью их правовых систем. Как известно, институт компенсации морального вреда является, прежде всего, предметом правового регулирования нормами гражданского права. Однако совершенно очевидно, что подавляющее большинство случаев противоправных посягательств на нематериальные блага граждан образуют и состав уголовно-наказуемых деяний, что, по всей видимости, предопределило тесную связь защиты идеальных благ человека и с уголовным судопроизводством. Ещё на заре правовой истории общеобязательные нормы предусматривали возможность компенсировать неосторожные или умышленные телесные повреждения, и даже смерть определённым возмещением убытков. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ комментарий законодательства судебной практики (3-е издание). М.: Изд-во «Волтерс Клувер». 2004. СПС «Гарант».

При этом римское право мало считалось с моральным вредом. В нём под вредом понимался «всякий имущественный ущерб, который кто-либо претерпевает в силу какого-нибудь события … Юридическим основанием обязанности возмещения вреда служит или договор, или правонарушение… Обязанность возместить вред от правонарушения предполагает виновность действующего… Возмещение вреда производится уплатой денежной суммы, на которую увеличилось бы имущество потерпевшего, если бы вредоносное событие не наступило, или если бы обязательство было (своевременно) выполнено», т. е. в основном возмещению подлежал вред, который имел точный денежный эквивалент. Однако уже в римском праве, традиционно делавшем главный акцент на защите имущественных прав граждан, намечалась тенденция и к защите нематериальной сферы жизни человека: жизни, здоровья, чести, достоинства. Установленные ещё Законами Х таблиц вознаграждения — за сломанную кость свободного человека — 300 ассов, за причинение обиды (нанесение побоев, оскорбительных ударов, без ранения) — 25 ассов и т. д. — были несомненной попыткой не только, выражаясь современным языком, возместить вред здоровью, но и материально компенсировать причинённые потерпевшему страдания. За нарушение чужих неимущественных прав на виновного налагался денежный штраф, который шёл целиком в пользу пострадавшего. Широкое распространение денежных выплат в пользу пострадавших играло несомненно прогрессивную роль, выступая в качестве замены существовавшего института кровной мести. «Законы Х таблиц сохраняют принцип талиона лишь при телесных повреждениях и то только тогда, когда стороны не договорятся о штрафе в пользу потерпевшего, причём штраф уже и в этом случае признаётся официальной заменой частой расправы» Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. (2-е изд., доп.) — М.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. С. 57−74.

Страной, наиболее усвоившей принцип компенсации морального вреда, является Англия. Английское право при компенсации вреда не делает никакой разницы между вредом материальным и нематериальным. За всякий вред полагается вознаграждение, если он действительный и серьёзный. Положения англосаксонской правовой системы можно обнаружить в законодательствах многих государств. Это связано с тем, что Англия была крупнейшей колониальной державой.

Российское законодательство и практика компенсации неимущественного вреда имеет глубокие корни. Один из наиболее значимых историко-правовых памятников — Русская правда Х-ХI вв. содержит в себе ряд норм, предусматривающих ответственность за причинение неимущественного вреда. Первый отечественный кодекс — Русская Правда предусматривает целый ряд статей, направленных на защиту жизни, здоровья, чести, а также имущественной сферы жизни человека. При воровстве, незаконном пользовании чужой вещью помимо возмещения имущественного ущерба устанавливалось особое денежное вознаграждение «за обиду». Например, в ст. 34 Пространной редакции Русской Правды говорится, что в случае кражи коня, оружия или одежды кроме возвращения похищенного виновный платит собственнику ещё 3 гривны за обиду. Немало внимания уделяется материальной ответственности за посягательство на честь и достоинство человека, например за такое, как рвение усов и бороды как символ мужественности или за удар не обнажённым мечом. Статья 2 Краткой редакции Русской Правды в случае нанесения телесных повреждений предоставляет потерпевшему альтернативу: либо самому мстить обидчику, либо, в случае отказа от мести, получить с последнего три гривны за обиду. Шарипов С. Н. Проблемы реализации права на компенсацию морального вреда в период становления и России правового государства. С. 75.

Право на предъявление материального требования за убийства (виры) и оскорбление сохранялись и в последующих правовых актах: в Судебниках 1497 и 1550 гг. Оба Судебника содержат целый ряд статей о взыскании за бесчестье, т. е. о выплате в пользу обиженного определенной денежной суммы, при этом размер суммы зависит от того, к какому сословию пострадавший принадлежит. Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. С. 66.

Соборном уложении 1649 г. в общих чертах правила взыскания компенсации за личную обиду просуществовали до XVII в. При Петре I были внесены дополнения об оскорблении чести в Воинский и Морской уставах, а при Екатерине II издан манифест о поединках. Боер А. А. Институт возмещения морального вреда в русском дореволюционном праве// Юрист. 2004. № 2. С. 60.

Для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», но не требованием о выплате денежной компенсации — подобный образ действий и мышления был, допустим лишь для «подлого» сословия; напротив, требование со стороны дворянина о выплате денег за нанесенное ему оскорбление навсегда закрывало бы для него двери в приличное общество. После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательного (хотя уже и по другим основаниям) отношения к компенсации в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такой компенсации, в связи, с чем и гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни возможности его компенсации.

Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о компенсации морального вреда в денежной форме.

Существо этой доктрины заключалось в том, что принцип компенсации морального вреда рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию. Она основывалась, в частности, на демагогических утверждениях о невозможности измерять достоинство советского человека в презренном металле, хотя подобных предложений никто и не делал; поскольку идея сторонников компенсации морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязанности правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т. е. деньги рассматривались в качестве не эквивалента перенесенных страданий, а источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект, причиненный психике человека в результате нарушения его прав.

После «полной победы социализма в СССР» эти дискуссии прекратились, и в дальнейшем в результате соответствующей пропаганды в общественном правосознании представления о недопустимости оценки и компенсации морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественных компенсаций за причиненные физические или нравственные страдания (преподносившиеся в достаточно гротескном виде) воспринимались как чуждые социалистическому правовому регулированию.

Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенсации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

В 60-х годах признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения.

Высказываемые в поддержку принципа компенсации морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем обстоятельством, что законодательство ряда других социалистических государств (ПНР, ЧССР, ВНР, ГДР) предусматривало возмещение морального вреда. Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или, по крайней мере, трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, учитывая, что при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам принцип эквивалентности неприменим.

Понятие «моральный вред» было легализовано в российском гражданском праве лишь с принятием 12 июня 1990 г. Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации». Хотя он и не раскрывал содержания этого понятия, в ст. 39 закона предусматривалось, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред компенсируется в денежной форме, в размере, определяемом судом.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г., где моральный вред определялся как «физические или нравственные страдания».

Российские законодатели пошли по пути включения норм о компенсации морального вреда в отдельные законодательные акты: Закон Р Ф от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды», Закон Р Ф от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», Закон Р Ф от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей», Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 г., Закон Р Ф от 22 января 1993 г. «О статусе военнослужащих» и др.

Пленум Верховного Суда Р Ф в постановлении № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изм. и доп. от 6 февраля 2007 г.) рассмотрел отдельные аспекты применения законодательства о компенсации морального вреда. Это постановление содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако ничего не дало для установления единообразия в решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу.

1.2 Понятие морального вреда

Вопросы определения понятия морального вреда условий его причинения, оценки и порядка компенсации нельзя отнести к числу не исследуемых в современной юридической литературе. Напротив, они пользуются, скорее, повышенным вниманием правоведов, что обусловлено повышенной актуальностью темы, сложностью ее теоретического обоснования, недостатками существующего правового регулирования, непоследовательностью правоприменительной практики.

Как известно, современное законодательство считает моральным вредом физические или нравственные страдания. Об этом говорится в абз. 1 ст. 151 ГК РФ, предусматривающем денежную компенсацию в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину иные нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф № 10 от 20. 12. 1994 г. под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутации, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Термин «страдание» предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеваниями, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Эрделевский А.М. в своей работе говорит о необходимости четкой терминологии для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Так, хотя Верховный Суд Р Ф не дает общего определения страданий, из приведенного текста следует, что речь идет о нравственных страданиях, под которыми понимаются переживания человека. «Указывая, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, Верховный Суд Р Ф, таким образом, допускает возможность компенсации вторичного морального вреда».

Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания), переносит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), испытывает переживания и по этому поводу вторичные нравственные страдания, то нет оснований не признать совокупный моральный вред. Аналогичная ситуация будет и в том случае, если первичный моральный вред будет причинен в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания. Эрделевский отмечает, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» и «вред здоровью». Физические страдания — это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред представляет собой любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному «биологическому функционированию». Это с медицинской точки зрения есть нормальное протекание всех психофизиологических процессов в организме человека. Физический вред — это вред материальный и вместе с тем неимущественный.

Негативные изменения, происходящие в организме (т.е. в материальной сфере потерпевшего), могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности. «Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере — в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный».

Неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания т. е. боль, удушье, тошнота и т. п.) и негативных представлений или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживания может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние.

При постановке вопроса об эмоциональном состоянии лица, его психофизическом состоянии принимается во внимание мнение психолога и ставится вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы. При определении судом глубины страданий помимо оценок самого потерпевшего, его близких, сотрудников учитывается мнение специалиста (врача), ибо только врач может дать квалифицированное заключение о действительных эмоционально-психических и физических нарушениях, наступивших в результате причиненного морального вреда.

Полезно опираться на опыт зарубежных стран, где моральный вред понимают как психиатрический вред, нервный шок, нервное потрясение или обыкновенное потрясение.

Обязательства причинителя вреда носят внедоговорный характер. Причинитель морального вреда должен его компенсировать путем денежных выплат.

Компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Для большей ясности проведем грань между понятиями «возмещение» и «компенсация». Так, возмещение в смысловом значении основано на замене утраченного, как правило, чем-то равнозначным. Компенсация в русском языке в основном рассматривается как вознаграждение. Итак, поскольку возмещение морального вреда в принципе невозможно, будет верным вслед за российским законодателем принять к употреблению сочетание «компенсация морального вреда».

Поэтому и моральный, и физический вред после нанесения по своему существу являются необратимыми и в гражданско-правовом смысле возмещению не подлежат. Используя уголовно-правовую терминологию (ст. 76 УК РФ), они могут быть лишь «заглажены». С этой точки зрения необходимо согласиться с мнением об имеющейся неточности в п. 5 ст. 152 ГК РФ, где говорится о возможности возмещения морального вреда, и признать, что понятие морального вреда предполагает возможность его компенсации, а не возмещения. Но принципы компенсации физических и нравственных страданий не могут быть одинаковыми. Следовательно, моральный вред может существовать в виде:

— физических страданий (первичных и вторичных, как следствие нравственных);

— нравственных страданий (первичных и вторичных, как следствие уже существующих нравственных и физических страданий); и возникает по причине: причинения неимущественного вреда гражданину; причинения имущественного вреда гражданину; причинения вреда третьим лицам.

Особое внимание следует обратить на взаимосвязь понятий «моральный вред» и «неимущественный вред». Однако моральный вред является разновидностью неимущественного вреда. В то же время моральный вред может быть результатом нарушения как неимущественных, так и имущественных прав.

Специфика взаимосвязи имущественного и неимущественного вреда в том, что причинение неимущественного вреда может вызвать имущественный ущерб. Так, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию (о чём речь идёт в ст. 152 ГК РФ), может быть вынужден сменить место жительства, понеся при этом имущественные убытки.

1.3 Основания компенсации морального вреда

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом оснований или условий ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

1) страданий, т. е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

2) противоправные действия (бездействия) причинителя вреда;

3) причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

4) вины причинителя вреда (кроме случаев, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ).

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего. Так, слезы — одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды, но это может явиться только косвенным доказательством причинения морального вреда.

На наш взгляд, следует применять презумпцию причинения морального вреда неправомерным действием и предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений и будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда, доказав это обстоятельство.

В настоящее время применение презумпции причинения морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п. 1 ст. 56 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст. 56 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о его компенсации в пользу потерпевшего. Однако обзор практики российских судов показывает обратное. Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст. 55 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства — прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного, ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации. Таким образом, суд имеет возможность применять принцип презумпции причинения морального вреда в процессе осуществления предоставленных ему законом полномочий в отношении оценки доказательств.

Пленум Верховного Суда Р Ф в постановлении N 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, «посягали» на него. Такой вывод следует из ст. 151 ГК, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение порочащих сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений.

Следующим условием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т. е. противоречие их нормам объективного права. Законодатель устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное». Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует отметить, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Если же неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то, хотя бы это действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Примером является Закон Р Ф от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» (с изменениями от 25 ноября 2006 г.).

Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск. Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч.2 ст. 24 Конституции Р Ф. Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Так, право на адвокатскую тайну установлено ст. 8 Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (с изменениями от 24 июля 2007 г.), запрещающей адвокату разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи; банки в соответствии со ст. 25 ФЗ «О банках и банковской деятельности» (с изм. от 24 июля 2007 г.) должны сохранять тайну в отношении счетов и вкладов клиентов; в соответствии со ст. 14 Закона Р Ф «о трансплантации органов и тканей человека» (с изм. от 9 февраля 2007 г.) врачам и иным сотрудникам учреждения здравоохранения запрещается разглашать информацию о доноре и реципиенте, ст. 16 «Основ законодательства РФ о нотариате» (с изм. от 26 июня 2007 г.) обязывает нотариуса хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии»

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме, как умысла, так и неосторожности.

Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Но правильное определение вида умысла является существенным лишь для определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Что касается неосторожности, она может выражаться в самонадеянности или небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае самонадеянности правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть, Несмотря на то, что гражданское законодательство не подразделяет неосторожность на ее виды, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности — простой или грубой неосторожности.

Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

Так ст. 1100 ГК устанавливает основания, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, если:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т. п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п. 3 ст. 1079 ГК). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности и др.).

1.4 Определение размера компенсации морального вреда

В современном российском гражданском праве продолжается дискуссия по вопросам, связанным с порядком определения размеров компенсации морального вреда. Одни авторы отмечают необходимость применения математических формул и определения сумм компенсации в соответствии с расчетом, другие полагают, что основу этих расчетов должна составлять совокупность личностных и иных особенностей индивида.

Невозможность точной оценки причинённых душевных страданий во многом предопределяет известную ещё с прошлых веков доктрину о том, что при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является неотъемлемой составной частью правового института компенсации морального вреда.

Законодатель определил, что за нанесенный моральный вред нарушитель должен ответить не только извинениями, публичными или личными, раскаянием, искренним или вынужденным (что всегда имело место в человеческом обществе), но и… денежной компенсацией. Причем в п. З ст. 1099 ГК РФ установлено, что «…компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда». Об этом же говорит Закон Р Ф «О защите прав потребителей», в ст. 15 которого определено «Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков». Таким образом, сколько бы эмоций и пламенных страстей не содержалось в заявлениях истцов и выступлениях адвокатов, в конечном счете моральный вред должен быть выражен в весьма прозаической форме -- в виде… цифры, отражающей денежную компенсацию морального вреда, нанесенного истцу, т. е. в рублях. Да, именно так определил законодатель: цифра в рублях завершает поток любых самых красноречивых и убедительных устных и письменных доводов и аргументов. Но, естественно, возникает вопрос: как же подойти к определению этой цифры? И не только определить это для себя, т. е. истца (что всегда субъективно), но доказать ответчику и убедить судью.

В действующем российском законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие точно определить размер суммы компенсации морального вреда. А недостаточная его конкретность не позволяет выработать единообразную практику взыскания сумм компенсации морального вреда. Д. В. Котов, резюмируя это положение, справедливо полагает, что из-за отсутствия единообразной практики решения данного вопроса судьи вынуждены самостоятельно, исходя из своего понимания права, на основе собственных убеждений и жизненного опыта, определять размер денежной компенсации морального вреда.

Думается, что в каждом судебном заседании по указной категории дел этот вопрос следует доказывать, поскольку при постановке судебного решения судья вынужден определять размер компенсации морального вреда причиненного гражданам, с учетом многообразия характеров, их неповторимости и самобытности, а также обстоятельств дела. Более того, каждый гражданско-правовой спор имеет свои особые составляющие и отличительные черты.

Анализ ст. 151 ГК РФ позволяет сделать вывод: законодатель достаточно полно прописал критерии определения размеров компенсации морального вреда. Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» содержатся весьма значимые для правоприменителя соответствующие разъяснения.

Однако нельзя не отметить, что основу определения размеров компенсации морального вреда составляет эмпирическое начало, потому что базисная основа определения какого-либо его уровня до настоящего времени не разработана. Поэтому судьи вынужденно обращают внимание на судебные решения коллег, что позволяет им сформировать некую прецедентную основу для единообразного определения сумм компенсации морального вреда. Анализ судебных решений данной категории дел позволяет убедиться, что в большинстве из ни содержаться ссылки на ст. 151, 1101 ГК РФ. При этом вопрос считается исследованным.

Что касается необходимости «установления обязанности судей мотивировать размер определяемой судом компенсации», в этом случае судье достаточно выполнить требования ст. 198 ГПК РФ. На наш взгляд введение дополнительных норм нецелесообразно, поскольку вышеуказанная норма обязывает судью, рассматривающего дело, обосновать свои выводы в мотивировочной части решения фактами и правовыми нормами. Обстоятельства, составляющие предмет доказывания, подлежат тщательной проверке судом, которому затем предстоит высказать мотивированное мнение по каждому из них, не ограничиваясь ссылкой на нормы материального права, применяемые при вынесении судебного решения, в том числе при рассмотрении вопросов компенсации морального вреда.

Для минимизации судебной ошибки при определении размеров компенсации морального вреда в соответствии со ст. 79 ГПК РФ целесообразно назначать соответствующую экспертизу. В настоящее время подобные экспертизы проводятся достаточно часто.

А.М. Эрделевский разработал математический метод определения размера компенсации морального вреда, суть которого выражена в нижеприведенной формуле.

D = d x fv х i х c х (1 — fs) x p.

В этой формуле приняты следующие обозначения:

D — размер компенсации действительного морального вреда;

d — размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv — степень вины причинителя вреда, при этом 0 < fv < 1;

i — коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < i < 2;

c — коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 < c < 2;

fs — степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 1.

P — Коэффициент имущественного положении причинителя вреда, который должен приниматься во внимание при совершении правонарушения по неосторожности в пределах от 0, 5 до 1 включительно.

Но это не единственный метод определения размера компенсации морального вреда. В некоторых исследованиях основным объективным показателем признается время, которое истец вынужден затратить на реализацию гарантированной Конституцией Р Ф судебной защиты своих прав и свобод. При этом Е. С. Климович рекомендует учитывать экстремальные условия, в которых истец защищает свои права. Предлагается использовать для оценки денежной компенсации морального долга полное расчетное время, затраченное истцом на судебную защиту своих прав (Трасч.), которое может быть определено по формуле:

Трасч. = Тфакт. * Ксл. ,

где Тфакт. -- фактическое общее время, реально затраченное истцом на реализацию судебной защиты своих прав на всех этапах судопроизводства (от первого обращения до полной реализации искового заявления);

Ксл. -- коэффициент сложности ситуации, учитывающий нервное и стрессовое состояние истца при реализации судебной защиты своих прав (принимая во внимание приведенный выше пример, в большинстве рассматриваемых исков о компенсации морального вреда значение величины коэффициента Ксл. может принимать значения от 1 до 3). Определив полное расчетное время, далее можно рассчитать размер денежной компенсации морального вреда, нанесенного истцу. Дело в том, что истец -- прежде всего гражданин своей страны: он где-то работает или ранее работал, получает или зарплату или пенсию, т. е. час его времени каким-то образом уже оценен (работодателем, государством), и объективность данной оценки не оспаривается. Используя это обстоятельство, можно определить денежную сумму, которую истец мог бы получить за расчетное время, затраченное им на реализацию защиты своих прав, и считать эту сумму минимальной компенсацией за моральный вред (Смв):

Смв = Трасч. * Стариф. ,

где Трасч. -- полное расчетное время (в часах), затраченное истцом на защиту своих прав;

Стариф. -- тарифная ставка истца (заработная плата в час).

В качестве Стариф. могут быть использованы действующая на момент вынесения судебного решения тарифная ставка истца (если он является работником бюджетной сферы) или средний заработок истца в час, рассчитанный исходя из его официального годового дохода (кстати, эти сведения имеются в государственной налоговой инспекции по месту жительства истца и использование их можно рассматривать как одно из проявлений системного подхода к решаемой задаче). В случае, если истец является пенсионером, тарифная ставка истца может быть определена исходя из 170 рабочих часов в месяц. В качестве тарифной ставки может быть также использована средняя заработная плата по стране при том же количестве рабочих часов в месяц. Использование величины тарифной ставки конкретного истца более предпочтительно, так как соответствует ст. 1101 ГК РФ, поскольку в определенной степени учитывает «…индивидуальные особенности потерпевшего». Необходимо отметить, что в предлагаемой схеме расчета значение только одной величины -- коэффициента сложности ситуации (Ксл.) определяется до некоторой степени субъективно, т. е. исполнителем расчетов (истцом) или судьей, хотя пределы изменения этой величины (от единицы до трех) достаточно объективны. Остальные величины, содержащиеся в расчетных формулах, имеют объективный характер: могут быть измерены и подтверждены документально.

Пример расчета: Для осуществления самозащиты своих гражданских прав истец выполнил следующие действия, потребовавшие соответствующих затрат времени: 1). Изучил нормативно-правовые документы: ГК РФ -- ст. 12, 150, 151,1099,1101 и др. и комментарии к ним; ГПК РФ -- и комментарии к нему; Закон Р Ф «О защите прав потребителей» и комментарии к нему; 2). Провел досудебные действия (подготовлена претензия, организованы встречи с ответчиком). 3). Подготовил исковое заявление, сдал его в экспедицию суда. 4). Участвовал в судебных заседаниях, получил судебное решение. 5). Подготовил кассационную жалобу. 6). Участвовал в заседании Московского городского суда, получил решение, вступившее в законную силу. 7). Обратился в Службу судебных приставов за взысканием денежной компенсации с ответчика в соответствии с судебным решением. Перечисленные процессы должны учитывать полные расходы времени, в том числе и транспортные, которые составляют до 15--20% от общих расходов. Итого на защиту своих прав истец затратил 170 ч (Тсум. = 170 ч). Коэффициент сложности ситуации, учитывающий нервное и стрессовое состояние истца при хождении по различным присутственным местам, где его никогда и нигде не ждут, принят в среднем равным 2. Данный коэффициент определяется по согласованию с судьей, учитывая, что он изменяется в пределах: 1 -- 3 (Ксл. = 2). Заработная плата истца в месяц составляет 2500 руб., число рабочих часов в месяц -- 170 ч. В целом минимальная сумма денежной компенсации морального вреда (Смв) при самозащите истцом своих прав для данного примера составляет: Смв = 170 * 2 * (2500: 170) = 5000 руб.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой