Особенности применения специальных знаний при вовлечении несовершеннолетних в сферу уголовного судопроизводства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

На протяжении последних десятилетий в специальной литературе довольно часто обосновывалась необходимость привлечения к допросу лиц, не достигших 18 лет, специалиста-психолога (как альтернативы педагогу, участие которого в ходе рассматриваемого следственного действия регламентировано уголовно-процессуальным законом уже давно). Законодатель учел многочисленные пожелания теоретиков и практиков и в нормах УПК РФ предусмотрел возможность участия в допросе несовершеннолетних психолога, однако коснулась эта новелла, к сожалению, только лишь подозреваемых и обвиняемых указанного возраста.

Педагогические и психологические знания в уголовном судопроизводстве

Конечно, альтернатива педагогу была необходима и в этом случае, ведь педагоги, как правило, имеют дело с подростками, не допускающими правонарушений, в отличие от практикующих психологов. В свете обеспечения защиты прав несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве указанное нововведение Кодекса представляется вполне логичным и своевременным. На практике же дело зачастую обстоит следующим образом: следователь, имеющий достаточный опыт работы с несовершеннолетними правонарушителями, с годами постигший все их психологические особенности, вправе прибегнуть еще и к помощи психолога при допросе указанных лиц. А в случае допроса несовершеннолетних потерпевших или свидетелей, когда помощь квалифицированного специалиста следователю действительно необходима (особенно, если участник следственного действия — малолетний), оказать ее, получается, некому.

Да, нормами УПК РФ предусмотрена возможность привлечения педагога к допросу несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего. Но бывают ситуации, когда необходимо допросить ребенка, например, 4-х лет. Какую помощь здесь окажет педагог (пусть даже начальной школы), если опыт его работы ограничивается 6-летними детьми? В указанном случае целесообразней пригласить психолога, работающего в детском дошкольном учреждении. Владея знаниями о психологических возможностях восприятия и передачи информации именно 4-летними детьми, он не будет пассивным наблюдателем, а окажет реальную помощь следователю. Тем более в арсенале практикующего детского психолога всегда есть способы быстрого расположения к себе ребенка.

Опять же психолог просто необходим на стадии подготовки к допросу несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, когда для установления психологического контакта с допрашиваемым и построения наиболее оптимальной тактики дальнейшего допроса необходимо оперативно определить особенности его темперамента и характера. Некоторые авторы выступают с предложением использования для этого «психологических тестов в виде компьютерных программ типа MMPI, теста Кеттелла, характерологического опросника и метода исследования уровня субъективного контроля, которые позволяют получить данные о характере несовершеннолетнего, его ориентации, уровне эмоциональности и интеллектуального развития».

При этом субъектом реализации на практике указанной рекомендации предполагается именно следователь. Конечно, эта мысль заслуживает внимания с позиций свидетельства значимости изучения психологических особенностей допрашиваемого. Но тестирование с помощью означенных методик (даже при условии использования компьютерных программ для обработки полученных от несовершеннолетних данных) — достаточно трудоемкий процесс, занимающий не один час. К тому же проанализировать и верно прокомментировать результаты подобных процедур способен только специалист. По данным проведенного нами анкетного опроса, 67,3% следователей признали в настоящее время затруднительной реализацию на практике идеи использования психологических тестов для изучения личности несовершеннолетних свидетелей (потерпевших). Против выступили 14% опрошенных, аргументировав свою позицию тем, что тестированием должен заниматься психолог, чье участие в данном следственном действии закон не регламентирует.

В таких условиях представляется целесообразным привлекать психолога к участию в допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего как специалиста (в порядке ст. 168 УПК РФ). На стадии подготовки к следственному действию практикующему детскому психологу достаточно нескольких минут для выяснения, например, характера взаимоотношений между ребенком и его родителем, вызванным следователем для участия в допросе.

При помощи специальных методик психолог способен незаметно для испытуемых получить достоверную информацию об истинном положении дел в семье. Так, предложив матери и ребенку совместное выполнение простого задания, однако поставив их в зависимость друг от друга (например, малолетнему завяжут глаза, а мать попросят руководить его действиями при помощи слов) и ограничив время выполнения задания, психолог восстановит картину их действительного отношения друг к другу. Как правило, мать, подавляющая ребенка, не может сдержаться, начинает выходить из себя и даже кричать, если ребенок выполнит что-то, не соответствующее ее указаниям.

Если после этого ребенок потеряется, начнет чаще ошибаться, а потом и вовсе замкнется в себе, у психолога будут все основания не рекомендовать следователю присутствие матери при допросе малолетнего, во избежание получения от последнего показаний в угоду матери. Во время допроса ребенок будет постоянно смотреть на ее реакцию, опасаясь сказать что-нибудь не то. Естественно, это только затруднит и без того непростой процесс получения показаний от малолетнего.

При допросе несовершеннолетних потерпевших по делам о половых преступлениях следователю целесообразно наладить контакт с психологом из реабилитационного центра (если, конечно, потерпевшие обращались за квалифицированной психологической помощью), что позволит избрать наиболее щадящую тактику допроса и избежать обострения последствий причиненной преступлением психологической травмы.

О необходимости участия психолога (как альтернативы педагогу) при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших заявили 56,7% работников правоохранительных органов, принимавших участие в анкетном опросе. Без помощи квалифицированного психолога абсолютно невозможно обойтись: 1) если несовершеннолетнему преступлением причинена психологическая травма (так считают 42% от общего числа опрошенных); 2) если допрашиваемый — малолетний (соответственно, 28,7%).

Можно привести еще много примеров тех преимуществ, которые дает привлечение специалиста-психолога к участию в допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших (и, соответственно, законодательная регламентация такой возможности как альтернативы присутствию педагога в следственном действии). Вместе с тем некоторые авторы считают, что педагог и психолог «не являются ни равнозначными, ни взаимозаменяемыми специалистами для целей уголовного судопроизводства». Для последних нужны специалисты с базовым психологическим (а не педагогическим) образованием и только в области психологии личности.

С учетом изложенного представляется целесообразным:

— дополнение ст. 168 УПК РФ «Участие специалиста» положениями примерно следующего содержания: «При производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего в возрасте до шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие специалиста в области возрастной или педагогической психологии обязательно. При производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет специалист в области возрастной или педагогической психологии приглашается по усмотрению следователя»;

— изложение ч. 1 ст. 58 УПК РФ «Специалист» в следующей редакции: «Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для оказания помощи в их проведении, для содействия в обнаружении…», что создаст общую правовую основу для привлечения указанных выше специалистов. На наш взгляд, указанное совершенствование норм уголовно-процессуального закона будет способствовать повышению результативности не только допроса, но и иных следственных действий, проводимых с участием лиц, не достигших 18 лет, а также послужит дополнительной гарантией обеспечения прав и законных интересов вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства несовершеннолетних.

Проблемы использования следователями в ходе производства с участием несовершеннолетних собственных педагогических и психологических знаний

Под профессиональными участниками производства по уголовным делам с участием несовершеннолетних применительно к названной форме использования специальных знаний мы понимаем участников, имеющих юридическое образование (юристов-профессионалов), — дознавателя, следователя, прокурора, судью и адвоката.

В юридической литературе некоторые авторы если и выделяют в качестве самостоятельной формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве такую, как использование собственных специальных знаний, то субъектом использования называют исключительно следователя. Складывается впечатление, что ни дознаватель, ни прокурор, ни тем более судья не вправе применять в уголовном процессе свои специальные знания. Безусловно, это не так.

Собственные специальные знания вышеперечисленных участников уголовного судопроизводства приобретаются ими в рамках образовательного процесса, когда они получают юридическое образование, и в дальнейшем — в ходе переподготовки и повышения квалификации. В литературе справедливо отмечается, что эти знания касаются получения навыков непосредственного применения технико-криминалистических методов и средств обнаружения, фиксации, предварительного исследования следов и других объектов в ходе следственных действий, умения оценить их доказательственное значение, навыков применения тактических приемов выполнения следственных действий. Так называемые «собственные специальные знания» будущие дознаватели, следователи, прокуроры, судьи и адвокаты получают при изучении прикладных наук, к которым относят криминалистику, судебную медицину, судебную психиатрию, судебную (юридическую) психологию, судебную бухгалтерию, правовую информатику, судебную статистику и т. д.

Источником собственных специальных знаний может быть и самообразование. Так, в ходе проведенного нами опроса следователей и дознавателей им задавался вопрос: «Обращаетесь ли Вы при подготовке к допросу несовершеннолетнего обвиняемого в необходимых случаях к специальной литературе (по криминалистической тактике, психологии, педагогике и т. д.)?» Около 8% опрошенных обращаются к такой литературе всегда или в большинстве случаев, 41% - только в особо сложных случаях. К сожалению, 23% следователей (дознавателей) не имеют возможности обращаться к специальной литературе по причине ее отсутствия и/или нехватки рабочего времени, а 28% - считают свои имеющиеся знания и приобретенный опыт вполне достаточным, чтобы провести допрос несовершеннолетнего без обращения к данной литературе.

Между тем, как справедливо отмечается в науке, применение достижений психологии и ее важнейшей части — юридической психологии — в практической деятельности юриста имеет актуальный характер. Психологические знания необходимы для того, чтобы при изучении материалов дела дать оценку условиям, при которых были получены доказательства (факты), правильно осуществить психологическое воздействие на лиц, оказавшихся в орбите правосудия, критически осмыслить собственное поведение и характер своих действий. Они позволяют юристу воспитывать в себе и развивать волевые, интеллектуальные, характерологические, психофизические и другие профессионально важные психологические качества. Отсюда важнейшая задача — пропаганда психологических знаний, повышение психологической культуры юриста.

Безусловно, наличие у профессиональных участников производства по уголовным делам собственных специальных знаний в области педагогики и психологии позволяет им качественно проводить различные процессуальные действия с участием несовершеннолетних, используя эти знания в первую очередь при подготовке к следственным действиям (в том числе при изучении личности несовершеннолетнего), определении их тактики, установлении психологического контакта с несовершеннолетним, оценке полученных результатов.

Например, С. В. Матвеев, исследуя особенности оценки показаний несовершеннолетних в уголовном процессе, справедливо отмечает: «…оценка достоверности показаний несовершеннолетних, малолетних участников уголовного судопроизводства состоит в том, что: 1) изучаются нравственнопсихологические особенности несовершеннолетних источников информации (повышенная внушаемость, впечатлительность, недостаточная сформированность адаптивных поведенческих навыков, чувство взрослости, незрелость мышления, недостаточность опыта и знаний, склонность к самостоятельности и в то же время к подражанию, фантазии и т. п.); 2) изучается влияние данных особенностей личности несовершеннолетнего на процесс формирования показаний…».

Безусловно, оценка доказательств как необходимый этап процесса доказывания — это прерогатива следователя (дознавателя) и суда. Но оценка показаний несовершеннолетних (в том числе малолетних) требует особого подхода в силу вышеуказанных их нравственно-психологических особенностей. Разумеется, она не может быть переложена на лицо, сведущее в вопросах педагогики и психологии. Однако нет сомнений в том, что без использования собственных и привлеченных (сторонних) педагогических и психологических знаний оценка показаний несовершеннолетних будет ненадлежащей. Поэтому следователю в этом деле не обойтись без использования педагогических и психологических знаний в формах, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом.

Основоположник отечественной школы судебной психологии А. Р. Ратинов верно подметил, что каждый следователь в процессе работы, иногда сам того не замечая, неизбежно опирается на данные психологии, но это — эмпирическая, житейская психология, основанная на личном опыте, знании жизни и людей. Однако наряду с эмпирическими юристу необходимы и научные знания.

«Укоренилось неверное представление о том, что чуть ли не каждый опытный человек, а тем более юрист, вместе с тем и опытный психолог», — отмечает А. Экмекчи. Исходя из этого, некоторые считают, что вместо использования специальных психологических (педагогических) знаний следует повысить квалификацию следователей и судей с тем, чтобы они овладели основами судебной психологии, и тогда вопрос об использовании данных психологической науки по делу будет полностью разрешен. Однако необходимо учитывать, что, во-первых, будущими юристами изучается, как правило, только общая и юридическая (судебная) психология, а возрастная — нет; во-вторых, никакие собственные педагогические (психологические) знания следователя (даже при их наличии) не могут заменить помощь педагога (психолога) как лица, имеющего соответствующее образование, опыт работы с подростками и постоянно общающегося с ними. Знание основ педагогики и психологии только помогает юристу (дознавателю, следователю, прокурору, судье, равно как и адвокату) лучше разобраться в вопросах, связанных с этими науками, и не более того.

При анкетировании дознавателей и следователей мы интересовались, считают ли они свой уровень педагогических и психологических знаний достаточным для того, чтобы обходиться в производстве по делам несовершеннолетних без помощи педагога (психолога). Треть опрошенных ответила на этот вопрос положительно, так как в период обучения в ВУЗе получила прочные знания в области педагогики и психологии или постоянно повышает уровень этих знаний чтением специальной литературы, посещением тематических семинаров и т. д. Почти 13% респондентов считают свои знания в указанной сфере недостаточными. И более половины опрошенных дознавателей и следователей (что не может не радовать) в любом случае считают необходимой помощь педагогов (психологов) в производстве по делам с участием несовершеннолетних, так как они имеют специальное образование и опыт работы с подростками.

По данным других исследователей, выяснявших уровень готовности сотрудников ОВД к профилактической работе с несовершеннолетними, 19,8% из 198 опрошенных признались, что имеют затруднения в использовании знаний юридической психологии, 21,4% - в использовании знаний психологии и педагогики в деятельности сотрудников ОВД, 23,4% - в использовании знаний возрастной педагогической психологии.

Как справедливо отмечает И. А. Макаренко при исследовании личности несовершеннолетнего обвиняемого, криминалистически значимая информация о ней может быть доказательственной, т. е. поступающей из процессуальных источников, которые перечислены в ч. 2 ст. 74 УПК РФ (показания родственников, знакомых, заключения экспертов и т. д.), и ориентирующей, которая может быть получена в том числе на основе специальных знаний следователя, почерпнутых им из научных источников по возрастной психологии и педагогике. Наличие этих знаний у следователя и суда является достаточно полезным и принципиальным. Например, обладая знанием о типичных особенностях подростков различных возрастных периодов, следователь при появлении в процессе расследования конкретного несовершеннолетнего сможет, используя метод дедукции (об общего — к частному), определить нравственно-психологические свойства этого подростка, что является важным для решения задач расследования и применения наиболее эффективных мер воспитательного воздействия.

Заключение

Специальные знания следователя в области педагогики и/или психологии в зависимости от их объема также могут позволить ему правильно интерпретировать внешние проявления подростка, наблюдаемые следователем в ходе общения с ним, и оперативно использовать полученную информацию (выводы, сделанные на основе собственных специальных знаний) в дальнейшем (например, при решении вопроса о производстве отдельных следственных действий (допросов, экспертизы и т. д.), об избрании меры пресечения, при определении тактики следственных действий).

уголовное судопроизводство психолог допрос

Список литературы

1. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россинская Е. Р. Криминалистика: учебник / под ред. Р. С. Белкина. М., 2007.

2. Зинин А. М., Майлис Н. П. Судебная экспертиза: учебник. М., 2008.

3. Сорокотягина Д. А., Сорокотягин И. Н. Судебная экспертиза: учебное пособие. Ростов-на-Дону, 2006.

4. Матвеев С. В. Особенности оценки достоверности показаний несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве России // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (к пятилетию УПК РФ): материалы Международной научно-практической конференции. М.: МГЮА, 2007.

5. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 2008.

6. Экмекчи А. О судебно-психологической экспертизе // Советская юстиция. 2008. № 6. Павлов И. В., Павлова И. И., Фогель Е. В. Подготовка курсантов к профилактике правонарушений несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2009. № 3.

7. Лосев Д. М. Некоторые аспекты проблемы психологического контакта при допросе несовершеннолетнего // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 2007.

8. Макаренко И. А. Участие специалиста-психолога при допросе несовершеннолетнего обвиняемого // Право и рынок: Материалы Всероссийской научной конференции. Барнаул, 2004.

9. Селина Е. В. Применение специальных познаний в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Краснодар, 2008.

10. Матвеев С. В. Получение информации от несовершеннолетних, ее оценка и использование в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.

11. Харчиков А. В. Проблемы получения и оценки свидетельских показаний несовершеннолетних на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой