Особенности производства по уголовным делам против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Теоретические аспекты уголовно-процессуального права
  • 1.1 Понятие, сущность и назначение уголовного процесса
  • 1.2 Сущность и значение уголовно-процессуального закона, его действие во времени, пространстве и по лицам
  • Глава 2. Особенности производства по уголовным делам против интересов службы в коммерческих и иных организациях
  • 2.1 Общая характеристика преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях" УК РФ
  • 2.2 Рассмотрение дела на примере Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород (Нижегородская область)
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

Уголовно-процессуальное право относится к числу фундаментальных дисциплин, обеспечивающих профессиональную подготовку специалистов с высшим юридическим образованием, а также является одной из профилирующих учебных дисциплин, составляющих основу юридического образования. Кроме того, уголовный процесс, как направление государственной деятельности, является одной из форм реализации уголовной политики, которая в свою очередь входит в качестве составной части в государственную политику в сфере противодействия преступности.

Особую актуальность знания в области уголовно-процессуального права приобретают в современных условиях противодействия организованной преступности, в которой уголовно-процессуальный закон выступает основным средством борьбы государственных органов охраны правопорядка, призванных противостоять нарастающему количеству преступности.

Цель уголовного судопроизводства состоит в защите прав и законных интересов как лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и лиц, незаконно и необоснованно обвиненных или осужденных за совершение преступления, либо незаконно ограниченных в их правах и свободах. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования виновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Свидетеля относят к иным участникам уголовного процесса незаинтересованных в исходе уголовного дела, основным предназначением которых является оказание содействия сторонам по делу в процессе сбора, закрепления и исследования доказательств по уголовному делу.

уголовное дело коммерческая служба

Любое процессуальное действие, совершаемое с целью раскрытия преступления, строго регламентировано уголовно-процессуальным законодательством. Процесс заслушивания показаний свидетеля называется «допрос свидетеля»; а документ, которым оформляется допрос, носит название «протокол допроса свидетеля».

Следует отметить, что показания свидетеля очень часто являются одним из важных источников доказательств и необходимых сведений для полного и всестороннего раскрытия преступления. Свидетелем признается лицо, которому ввиду тех или иных обстоятельств известны факты, имеющие значение для дела.

Объектом исследования являются особенности производства уголовным делам о преступлениях предусмотренных гл. 23 УК РФ.

Целью исследования является изучение уголовно — процессуального процесса.

Для реализации поставленных целей исследования было необходимо разрешить следующие задачи:

дать определение уголовно — процессуальному праву;

определить особенности преступлений предусмотренных гл. 23 УК РФ;

рассмотрение дела на примере Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород (Нижегородская область)

В ходе исследования использовались правовой, сравнительно-правовой, проблемно-теоретический, формально-логический, системный методы, методы анализа и синтеза.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Теоретические аспекты уголовно-процессуального права

1.1 Понятие, сущность и назначение уголовного процесса

Уголовный процесс представляет собой деятельность компетентных государственных органов и должностных лиц по расследованию и рассмотрению уголовных дел. Именно эта деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, направленная на защиту граждан и общества от преступных посягательств, составляет содержание уголовного процесса. Свойства уголовно-процессуальной деятельности [1, с. 45]:

а) представляет собой разновидность государственной деятельности;

б) может осуществляться только определенными субъектами — специально на то уполномоченными государственными органами и должностными лицами. Граждане и общественные объединения могут участвовать в ней и активно влиять на ее ход;

в) протекает в определенной, четко установленной законом форме;

г) имеет свои задачи. Назначением уголовного процесса в соответствии со ст. 6 УПК является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Таким образом, уголовный процесс — это вид государственной деятельности, которая осуществляется в определенной законом форме компетентными государственными органами и должностными лицами при участии граждан и общественных объединений, направленная на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения. Уголовный процесс иначе называют уголовным судопроизводством. Этим понятием охватывается вся деятельность по делу, последовательно осуществляемая органами дознания, следователем, прокурором и судом [3, с. 154].

Понятие уголовного процесса тесно связано с понятием уголовно-процессуального права. Чаще всего под ним уже давно многие подразумевают совокупность норм, правил поведения, санкционированных государством и предназначенных для регламентации производства по уголовным делам. Но существует и иной, пока что не получивший достаточно убедительного объяснения и широкого признания, взгляд — уголовно-процессуальным правом иногда называют ту часть юридической науки, объектом которой является уголовный процесс. А кое-кто склонен так называть соответствующую учебную дисциплину, преподаваемую тем, кто изучает юриспруденцию. Предугадать будущее подобного нововведения совсем нетрудно. По сути своей оно отражает стремление заменить слова «уголовный процесс» словами «уголовно-процессуальное право». А это вполне можно расценить, как попытку приделать новый ярлык к вещи, которая давно находится в употреблении. Уголовно-процессуальное право как совокупность правил (норм) поведения является одной из многочисленных отраслей, из которых состоит право в целом, и в силу этого оно находится в проявляющихся по-разному связях с ними. Наиболее близко уголовно-процессуальное право связано с уголовным правом. Последнее, как известно, образует санкционированная государством совокупность норм, предусматривающих основания и принципы уголовной ответственности, определяющих, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливающих виды наказаний или иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. Что касается уголовно-процессуального права, то образующая его совокупность норм регламентирует приемлемый, с точки зрения обеспечения прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства, порядок реализации установленных уголовным законом правил. Многие юристы, пишущие о проблемах соотношения уголовного и уголовно-процессуального права, с известной долей упрощения часто утверждают: уголовное право дает ответ на вопрос «что?» (что считается преступлением, что следует применять к тем, кто совершил преступление, и т. д.), а уголовно-процессуальное — на вопрос «как?» (как выявить и раскрыть преступление, как изобличить привлекаемое к ответственности лицо, как обеспечить его права и законные интересы, как оградить от ошибок и злоупотреблений должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам, и т. д.). Однако можно встретить и иное отношение к данной проблеме. В последние годы на страницах российских юридических изданий начинает распространяться модное среди некоторой части юристов из западных государств — внешне эффектное, но явно искажающее действительное положение дел — утверждение, что уголовное право это — де «меч, разящий правонарушителей», а уголовный процесс — «щит, оберегающий личность от государственной репрессии». Несостоятельность этого или подобных утверждений очевидна. Они основаны на противопоставлении уголовного права и уголовного судопроизводства, на приписывании им антагонистических функций. Между тем именно им должна отводиться роль одновременно и «меча», и «щита». Уголовное право, устанавливая четкие и жесткие условия признания человека виновным в совершении преступления и применения к нему мер наказания, ограждает его от незаконных репрессий, т. е. выполняет в определенной мере функцию «щита». Равным образом уголовное судопроизводство может быть не только «щитом», но и «мечом» — уголовное наказание «разит» преступника только после того, как выносится в соответствии с установленной процедурой обвинительный приговор, он вступает в законную силу и обращается судом к исполнению. Содержание многих норм уголовно-процессуального права взаимосвязано с уголовно-правовыми предписаниями (понятия преступления и его состава предопределяют подход к уголовно-процессуальной формулировке предмета доказывания по уголовным делам; концепция вменяемости или невменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности, существенно воздействует на порядок назначения или изменения принудительных мер медицинского характера; предписания об основаниях освобождения от уголовной ответственности в значительной мере положены в основу правил прекращения уголовных дел и т. д.). Юристы уже много лет ведут дискуссию о том, какому праву принадлежит приоритет — уголовному или уголовно-процессуальному. До сравнительно недавнего времени в течение нескольких десятилетий почти господствующим было мнение о первичности уголовного права и вторичности уголовно-процессуального. В последние годы назойливо навязывается иное мнение, в силу которого приоритет отдается уголовному судопроизводству. Сторонники этих точек зрения, естественно, находят какие-то объяснения в обоснование своих взглядов. Но дискуссия по данному поводу, если смотреть на нее с точки зрения реальной значимости для определения содержания уголовного или уголовно-процессуального законодательства и для практики его применения, вполне может быть отнесена к числу схоластических, представляющих интерес только для «кабинетных мыслителей», оторванных от правотворческой и правоприменительной практики. Поиски так называемой приоритетности рассматриваемых отраслей права по отношению друг к другу, естественно, сопровождаются обоснованием степени важности каждой из них, а это в конечном счете ведет к их противопоставлению. Разумнее было бы не противопоставлять или «подчинять» друг другу уголовное и уголовно-процессуальное право, а, признав их тесную связь, исходить из того, что каждая из этих отраслей права имеет свой предмет и ориентируется на применение своих методов. Уголовно-процессуальные нормы по своему содержанию и задачам (целям) имеют связь с нормами и других отраслей права — уголовно-исполнительного, гражданского процессуального, административного, гражданского, международного и проч. Она проявляется во многом. К примеру, вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда (т.е. вопросы реабилитации), должны решаться в тесной увязке с правилами, содержащимися в гражданском законодательстве; с этим же законодательством подлежит согласованию взыскание в пользу потерпевших от преступлений денежных компенсаций за моральный вред; нормы административного права призваны содействовать преодолению некоторых негативных явлений, связанных с производством по уголовным делам (скажем, непредставление информации по требованию должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам, воспрепятствование выполнению гражданами функций присяжных заседателей); вопросы выдачи преступников по требованию иностранных государств, оказания правовой помощи по просьбам зарубежных правоохранительных органов и ряд подобных им решаются с соблюдением норм международного права. Связь уголовно процессуального права с другими отраслями права можно проследить и по ряду иных направлений [40, с. 110].

Уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в определенном порядке, поэтапно. Такие этапы (части) процессуальной деятельности называют стадиями уголовного процесса. Они сменяют одна другую в строгой последовательности и тесно связаны общими задачами и принципами судопроизводства. Вместе с тем для каждой стадии свойственны и свои непосредственные задачи, свой круг субъектов, определенная форма процессуальной деятельности, специфический характер уголовно-процессуальных правоотношений и, наконец, итоговое процессуальное решение, завершающее деятельность на данной стадии и знаменующее переход дела на следующую ступень, стадию процесса. Каждая предыдущая стадия является предпосылкой для последующей, а каждая последующая — содержит контрольные механизмы для проверки деятельности на предыдущей стадии. В совокупности стадии образуют систему уголовного процесса. Стадийное построение уголовного судопроизводства обеспечивает глубокое исследование обстоятельств уголовного дела и установление истины по нему. Выделяют следующие стадии российского уголовного процесса: [16, с. 169]:

1) возбуждение уголовного дела;

2) предварительное расследование;

3) подготовительные действия судьи к судебному заседанию;

4) судебное разбирательство;

5) пересмотр судебных решений, не вступивших в законную силу в апелляционном и кассационном порядке;

6) исполнение приговора.

Кроме этих шести основных существуют две исключительные стадии уголовного процесса. Их исключительность объясняется тем, что они могут осуществляться после вступления приговора в силу и его исполнения. Это производство в надзорном порядке и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств [20, с. 220].

В основе уголовно-процессуальной деятельности лежат определенные исходные положения, которые выражают ее наиболее важные черты и свойства и определяют основы ее осуществления. Такие положения называют принципами уголовного процесса. Принципы уголовного процесса объективны по своему содержанию. Они определяются теми экономическими и социальными реалиями, которые существуют в обществе и отражают уровень демократизма самого общества. Принципы носят нормативный характер, т. е. они закреплены в нормах права. Подавляющее большинство принципов российского уголовного процесса закреплены в Основном Законе — в Конституции. По своей сути процессуальные, принципы носят императивный, т. е. властно-повелительный характер. Они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств. Как правило, принципы уголовного судопроизводства распространяются на все его стадии, и в обязательном порядке — на центральную стадию — судебное разбирательство. Именно принципы определяют систему построения уголовного судопроизводства, его важнейшие институты. Принципы, на которых базируется уголовно-процессуальная деятельность, выступают в качестве важнейших гарантий обеспечения прав участников процесса и решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством [8, с. 99]. Таким образом, принципы уголовного процесса — это закрепленные в Конституции или в текущем законодательстве основные положения, определяющие порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности, выражающие ее наиболее существенные черты и свойства, гарантирующие права и законные интересы участников процесса, и обеспечивающие достижение задач уголовного судопроизводства. Принципы уголовного процесса действуют не изолированно, а в рамках целостной системы, где значение каждого принципа обусловлено не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы. Нарушение любого принципа процесса приводит, как правило, к нарушению других принципов и тем самым к нарушению законности при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности. Только в системе принципы уголовного процесса приобретают подлинную правовую и социальную значимость. В зависимости от их законодательного закрепления принципы уголовного процесса можно разделить на две группы: конституционные, т. е. те, которые закреплены в Конституции, и иные — те, которые закреплены в текущем законодательстве (в УПК). В свою очередь, конституционные принципы можно разделить на общеправовые, которые значимы не только в сфере уголовного судопроизводства, но и во всех иных отраслях государственной деятельности, и собственно отраслевые уголовно-процессуальные принципы. К общеправовым принципам относятся законность, публичность и уважение прав и интересов личности. В сфере уголовного судопроизводства эти правовые положения наполняются специфическим содержанием. Принцип законности при производстве по уголовному делу означает, что суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять закон, противоречащий УПК. Нарушение норм УПК при производстве по делу влечет признание недопустимыми полученных доказательств. Все решения суда, прокурора, следователя, органа дознания должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ст. 7 УПК). Принцип публичности уголовного судопроизводства означает, что уголовно-процессуальная деятельность осуществляется от имени государства и в интересах всего общества. Возбуждение уголовного дела и дальнейшее производство по нему осуществляются не потому, что потерпевший обращается в соответствующие органы с просьбой о защите своих нарушенных прав, а потому что государство берет на себя обязанность борьбы с преступлениями. Волеизъявление граждан, учреждений и организаций при решении вопроса о начале производства по делу и его прекращении не имеет правового значения, так как в соответствии с принципом публичности дознаватель, следователь и прокурор обязаны в пределах своих полномочий в каждом случае поступления заявления или сообщения о преступлении провести необходимую проверку и решить вопрос о возбуждении уголовного дела [8, ст. 144]. Однако из этого правила есть некоторые исключения. Так, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных [7, ст. 115, 116, ч.1 ст. 129 и 130], считаются уголовными делами частного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя и представителя) и подлежат прекращению в связи с примирением сторон [8, ч.2 ст. 20]. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 131, ч.1 ст. 136, ч.1 ст. 137, ч.1 ст. 138, ч.1 ст. 139, ст. 145, ч.1 ст. 146, ч.1 ст. 147 УК, считаются уголовными делами частно-публичного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по зат явлению потерпевшего, но не подлежат обязательному прекращению за примирением сторон [ч.3 ст. 20]. Но даже уголовные дела частного и частно-публичного обвинения могут быть возбуждены при отсутствии заявления потерпевшего, если, по мнению дознавателя, следователя или прокурора, указанные преступления совершены в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии, или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами [7, ч.4 ст. 20]. Кроме того, дела о преступлениях, направленных против интересов службы в коммерческих и иных организациях (глава 23 УК), возбуждаются также только по заявлению руководителя данной организации или с его согласия, но при условии, что этими деяниями не причинен вред интересам других организаций, граждан, общества и государства [8, ст. 23]. Социально-правовой смысл принципа публичности заключается в том, что им обеспечивается сочетание интересов по охране прав и законных интересов личности с задачей борьбы с преступностью. При этом принцип публичности уголовного судопроизводства не может рассматриваться как право следователя, прокурора или суда игнорировать заявления и жалобы граждан. Все должностные лица, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны разъяснить участникам процесса их право на заявление ходатайств, а также должны рассмотреть и обоснованно разрешить все заявленные ходатайства и жалобы. Принцип уважения прав и законных интересов личности представляет собой комплексный принцип, включающий ряд относительно самостоятельных положений: уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность личности, охрану прав и свобод человека и гражданина, неприкосновенность жилища и тайну частной жизни граждан. Уважение чести и достоинства личности означает, что в ходе уголовного судопроизводства запрещаются действия и решения, унижающие честь лица и человеческое достоинство либо создающие опасность для жизни и здоровья участников процесса. Никто не может подвергаться насилию, пыткам или другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению [7, ст. 9]. В соответствии с правилом о неприкосновенности личности никто не может быть задержан по подозрению в преступлении или заключен под стражу при отсутствии законных оснований, предусмотренных УПК. Без судебного решения лицо не может быть задержано на срок свыше 48 часов. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, установленного УПК. Содержание под стражей арестованных или задержанных должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью [7. ст. 10].

Охрана прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве возложена на суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя, которые обязаны разъяснять участникам процесса их права и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Лица, обладающие свидетельским иммунитетом, при согласии дать показания предупреждаются о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств. При наличии достаточных данных о том, что участникам процесса, их близким родственникам или иным близким лицам угрожают применением насилия или иными опасными противоправными действиями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные законом меры безопасности в отношении этих лиц. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав судом и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению в порядке и по основаниям, установленным УПК [8, ст. 11].

Неприкосновенность жилища [7, ст. 12] означает, что его осмотр производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения, кроме случаев, когда производство осмотра жилого помещения, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства. Тайна частной жизни граждан — это обеспечение тайны переписки, телеграфных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Обыск, наложение ареста на телеграфные отправления, их выемка, контроль и запись переговоров могут производиться только на основании судебного решения, кроме случаев, не терпящих отлагательства [8, ст. 13].

К отраслевым принципам относятся следующие положения [32, с. 145]: осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону, национальный язык судопроизводства, обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту, презумпция невиновности, состязательность уголовного судопроизводства. Принцип осуществления правосудия только судом предусматривает исключительное право суда рассматривать и разрешать уголовные дела. Этот принцип сформулирован в статье 49 и 118 Конституции [7, ст. 8]: никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, предусмотренном УПК. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено в соответствии с УПК. Данный принцип создает такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебного решения возможна не иначе как вышестоящим судом в определенном, установленном законом порядке. Вступившие в законную силу судебные решения приобретают общеобязательное значение для всех государственных органов, общественных объединений и граждан. Принцип независимости судей и подчинения их только закону закреплен в статье 120 Конституции. В силу данного принципа всякое вмешательство в осуществление правосудия не допустимо. Никто не вправе оказывать давление на судей, указывать, как следует разрешать конкретное уголовное дело и т. п. Вмешательство в какой-либо форме с целью воспрепятствовать объективному рассмотрению дела преследуется в уголовном порядке [7, ст. 294]. Судьи разрешают уголовные дела, руководствуясь законом и своим внутренним убеждением, основанным на исследовании всех обстоятельств дела и собственной оценке доказательств. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Суд не связан ни выводами обвинительного заключения, ни мнением сторон [7, ст. 17]. Данный принцип определяет также взаимоотношения судов различных звеньев судебной системы. Кассационная и надзорная инстанция, проверяя правосудность приговора, при определенных основаниях вправе отменить его и вернуть дело на новое судебное рассмотрение, дав обязательные для нижестоящего суда указания. Однако это не ущемляет принцип независимости судей и не противоречит ему. В своих указаниях вышестоящий суд не вправе касаться тех вопросов, которые разрешаются по внутреннему убеждению судей: о доказанности или недосказанности обвинения, о преимуществе одних доказательств перед другими, о мере наказания статьи 386 УПК. Независимость судей и подчинение их только закону проявляется и во взаимоотношениях судей, входящих в состав суда при разрешении конкретного дела. Каждый судья свободно выражает свое мнение и при несогласии с другими вправе изложить особое мнение." Принцип национального языка уголовного судопроизводства означает, что судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в РФ республик. В военных судах производство ведется на русском языке. Участвующим в деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства и жалобы, знакомиться с материалами дела, выступать в суде на родном языке или на другом языке, которым они владеют; бесплатно пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном УПК. В случаях, предусмотренных УПК, следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому и другим участникам процесса на том языке, которым они владеют статьи 18 УПК. Принцип презумпции невиновности, закрепленный в статьи 49 Конституции статьи 14 УПК, означает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Презумпция невиновности является объективным правовым положением, выражающим отношение государства к лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления. Данный принцип определяет правовой статус обвиняемого и подозреваемого в ходе уголовного судопроизводства и влечет за собой ряд важнейших правовых последствий [23, с. 142]:

1) подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; обвинительный приговор может быть вынесен только при наличии достаточных и достоверных доказательств и не может быть основан на предположениях; все сомнения в виновности, которые не могут быть устранены в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого; недоказанная виновность обвиняемого по своим правовым последствиям означает доказанную невиновность. Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на статьи 16 УПК включает в себя ряд положений [33, с. 112]: а) закон наделяет этих участников процесса широким кругом процессуальных прав, позволяющих им оспаривать выдвинутое против них обвинение или подозрение, доказывать свою непричастность к" преступлению; б) эти права они могут осуществлять лично или с помощью защитника и (или) законного представителя. Защитник и законный представитель являются самостоятельными участниками уголовно-процессуальной деятельности и имеют ряд собственных прав, позволяющих им оказывать помощь обвиняемому и подозреваемому в защите их прав. Нарушение прав защитника и законного представителя всегда нарушает и права подзащитных. В случаях, предусмотренных УПК, обязательное участие защитника и законного представителя подозреваемого и обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по делу. В указанных в законе случаях подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно; в) право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечить возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами. Принцип состязательности сторон, закрепленный в статье 123 Конституции [7, ст. 15], характеризует такое построение процесса, при котором функции обвинения, защиты и разрешения дела размежеваны между различными субъектами процесса, отделены друг от друга. Они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты наделены равными процессуальными правами, равноправны перед судом [41, с. 103].

1.2 Сущность и значение уголовно-процессуального закона, его действие во времени, пространстве и по лицам

Уголовно-процессуальный закон является источником уголовно-процессуального права, единственной внешней формой его выражения. Он устанавливает порядок уголовного судопроизводства, единый и обязательный по всем уголовным делам, для всех судов и органов прокуратуры и предварительного расследования статьей 1 УПК. Внутренним содержанием уголовно-процессуального закона являются нормы уголовно-процессуального права [33, с. 69]. Уголовно-процессуальный закон регулирует общественные отношения в области уголовного судопроизводства, т. е. отношения государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, между собой и с другими участниками процесса, их взаимное поведение, состоящее в определенных действиях или в воздержании от запрещенных законом действий. Тем самым уголовно-процессуальный закон создает правовые основы уголовно-процессуальной деятельности, направленной на защиту прав и законных интересов личности. Основные элементы механизма правового регулирования, созданного уголовно-процессуальным законом, состоят в том, что он [25, с. 136]:

1) ставит перед органами предварительного расследования, прокурором и судом определенные задачи;

2) формулирует принципы их деятельности;

3) предоставляет им необходимые полномочия;

4) указывает основания, при наличии которых эти полномочия могут быть реализованы;

5) устанавливает порядок производства процессуальных действий;

6) определяет права и обязанности участников процесса.

Подвергая процессуальную деятельность тщательной правовой регламентации, уголовно-процессуальный закон вместе с тем оставляет место для выбора наиболее целесообразных правовых средств решения возникающих задач, для применения различных тактических приемов проведения тех или иных действий. Действие уголовно-процессуального закона во времени. При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время проведения соответствующих следственного, судебного, иного процессуального действий или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК [7, ст. 4]. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве. Производство по уголовному делу на территории РФ независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с УПК, если международным договором Российской Федерации не установлено ига Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц. Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами или лицами без гражданства, ведется на территории РФ в соответствии с правилами УПК. Процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством РФ в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий испрашивается через Министерство иностранных дел РФ статьи 3 УПК.

Базой уголовно-процессуального законодательства, как и любой иной отрасли российского законодательства, является Конституция. Она имеет высшую юридическую силу и прямое действие. В Основном Законе сформулированы основы организации и деятельности суда, прокуратуры, закреплены важнейшие принципы осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Специальным кодифицированным уголовно-процессуальным законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который принят Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ. УПК вводится в действие с 1 июля 2002 г., но отдельные его нормы будут введены с 1 января 2003 г. и с 1 января 2004 г. Именно он определяет порядок уголовного судопроизводства на территории РФ. В систему уголовно-процессуального законодательства включаются также ряд иных федеральных законов, которые регламентируют устройство и компетенцию судов, статус судей, полномочия и принципы деятельности прокуратуры, задачи и полномочия милиции, принципы организации, права и обязанности адвокатов и т. д. [30, с. 145]

Составной частью правовой системы РФ являются общепризнанные нормы международного права и международные договоры, заключенные РФ, в том числе регламентирующие права человека в сфере уголовного судопроизводства. Поэтому они также относятся к системе действующего уголовно-процессуального законодательства. Если этими нормами или международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены УПК, применяются правила международного договора статьи 1 УПК. Кроме того, в систему уголовно-процессуального законодательства должны быть включены решения Конституционного Суда Р Ф, обязательные на всей территории страны, для всех органов власти, местного самоуправления и граждан. Решение Конституционного Суда Р Ф о признании закона не соответствующим Конституции исключает его из правовых оснований для решений других судов.

Глава 2. Особенности производства по уголовным делам против интересов службы в коммерческих и иных организациях

2.1 Общая характеристика преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях" УК РФ

В действующем Уголовном кодексе РФ законодатель дифференцировал ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях глава 23 УК. Данные преступления имеют много общего между собой, у некоторых из них даже схожие названия, например «злоупотребление полномочиями» статья 201 УК и «злоупотребление должностными полномочиями» статья 285 УК. Несмотря на это, такие преступления существенно различаются [21, с. 112].

С учетом новизны главы УК РФ о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях, характеристика признаков их составов представляет несомненный интерес.

Дадим характеристику к статьям гл. 23 УК РФ, где обращается внимание на спорные моменты их законодательной регламентации, содержатся рекомендации о квалификации таких уголовно наказуемых деяний.

Злоупотребление полномочиями статья. 201. Состав данного преступления определяется законом как использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства [35, с. 156].

Рассматриваемый состав преступления является двуобъектным. В качестве основного объекта — нормальная деятельность конкретной коммерческой или иной некоммерческой организации. Дополнительный объект права и законные интересы граждан, государственных или негосударственных организаций.

Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает в себя три элемента [28, с. 201]:

1) использование лицом своих полномочий вопреки законным интересам организаций;

2) последствия в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства;

3) причинная связь между поведением служащего и этими последствиями.

Использование своих полномочий при совершении рассматриваемого преступления может быть как в форме активных действий, так и в форме бездействия.

Существенный вред от злоупотребления полномочиями может выражаться как в виде материального (имущественного) ущерба различным собственникам, так и в виде причинения физического вреда, нарушения прав и законных интересов граждан, общественных и государственных интересов.

Статья 201 УК РФ предусматривает два вида злоупотребления полномочиями — основной, содержащийся в положениях ч. 1, и квалифицированный — в части 2. Квалифицирующим признаком является причинение этим деянием тяжких последствий.

Коммерческий подкуп статья 204. Под общим названием «коммерческий подкуп» рассматриваемая статья содержит описание двух тесно связанных преступлений: незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, вознаграждения имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего (ч.1 и 2) и незаконное получение этим лицом такого вознаграждения (ч.3 и 4).

Статья 204 УК имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством (получение взятки — ст. 290 и дача взятки — ст. 291). Принципиальное их отличие в объекте преступления.

Объектом коммерческого подкупа является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Предметом преступления могут служить деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также услуги имущественного характера.

Коммерческий подкуп в виде незаконной передачи вознаграждения предусматривает основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2) виды преступления. Квалифицированный вид преступления характеризуется совершением его неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Неоднократность определяется общими положениями, предусмотренными статьей 16 УК РФ. Необходимо учитывать, что в случае, если к моменту совершения преступления судимость за прежнее преступление снята или погашена в установленном законом порядке, либо истекли сроки давности уголовного преследования за прежнее преступление, то неоднократности не будет.

Части 3 и 4 ст. 204 УК РФ регламентируют уголовную ответственность за незаконное получение вознаграждения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Часть 3 ст. 204 УК предусматривает ответственность за состав преступления. Часть 4 признает получение незаконного вознаграждения квалифицированным видом, если это преступление совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо лицом, получившим незаконное вознаграждение неоднократно, либо если получение незаконного вознаграждения сопряжено с вымогательством.

Под вымогательством понимается требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передачи ему материальных ценностей или оказания безвозмездной услуги имущественного характера, под угрозой нарушения интересов дающего или умышленное поставление этого лица в такие условия, при которых он вынужден передать вознаграждение для обеспечения своих законных интересов.

Закон установил два самостоятельных основания освобождения от уголовной ответственности только для лиц, осуществивших незаконную передачу вознаграждения управленческому работнику коммерческой или иной организации:

1) вымогательство этого вознаграждения;

2) добровольное сообщение о состоявшемся подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Под добровольным сообщением понимается сообщение, сделанное по собственному желанию лица при осознании им того обстоятельства, что о данном им вознаграждении не известно органам власти.

Под преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях понимают общественно опасные деяния, посягающие на нормальную деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. В главу «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» включены всего четыре статьи, содержащие описание признаков преступлений, которые можно разделить на две группы: общие составы (злоупотребление полномочиями — ст. 201, коммерческий подкуп — ст. 204 УК); специальные составы (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами ст. 202, превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб — ст. 203 УК).

Согласно гражданскому законодательству коммерческие организации — это организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов и т. п.

Иные организации — это некоммерческие организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие прибыли между участниками. Они создаются в форме кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений, благотворительных или иных фондов и т. п.). По своей конструкции преступления, предусмотренные ст. 201, 202, 203 УК РФ, имеют материальные составы. В число обязательных признаков этих преступлений входят общественно опасные последствия и причинная связь. Лишь ст. 204 УК (коммерческий подкуп) имеет формальный состав [29, с. 44].

Принципиальные отличия составов преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях от преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления состоит в особенностях субъекта этих преступлений, что и определяет иной объект посягательства.

Субъектами рассматриваемых преступлений являются лица, выполняющие в этих организациях управленческие функции, т. е. лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческих либо некоммерческих организациях независимо от форм собственности.

Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами статья 202 УК и превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб статья 203 УК закон относит к специальным составам преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Эти два преступления отличаются от других, предусмотренных главой 23, субъектами, в качестве которых выступает не любое лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих и иных организациях, а конкретно указанные в диспозициях ст. 202 и 203 УК РФ.

Родовым объектом данных преступлений являются интересы службы в коммерческих и иных организациях, так как любая организация, коммерческая или некоммерческая, имеет свои органы управления и аппарат, в который входят лица, наделенные определенными полномочиями. Следовательно, интересы службы заключаются в правильном функционировании аппаратов управления этих организаций, надлежащем исполнении управленческими paботниками своих функций на благо своих организаций и не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, государства в целом.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной формой вины.

2.2 Рассмотрение дела на примере Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород (Нижегородская область)

21 января 2011 года Автозаводским районным судом, в г. Нижний Новгород было рассмотрено дело № 1−281/2011 года, возбужденное по уголовным делам против интересов службы в ООО «Торговый Дом Вертикаль» ст. 30 ч. 3, 204 ч.1 УК РФ, Уголовного Кодекс Р Ф.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 1−281/2011 года

город Нижний Новгород [21. 01. 2011]

Автозаводский районный суд г. Н. Новгорода составе судьи Назаровой Н. Г., государственного обвинителя помощника прокурора Автозаводского района г. Н. Новгорода Трофимовой Е. В., подсудимой Ужовой Т. Н., защитника адвоката Макаровой А. К., конторы № 67 НОКА Паняева О. Д., гражданского истца Вашкиной Е. В., представителя гражданского истца Комшиловой Е. Н., при секретаре Барсегян А. М., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению:

Ужовой Т.Н., 30. 12. 1975 г. р., уроженки г. Н. Новгорода, на иждивении дочь, 09. 11. 1999 г. р, проживает по адресу: ул., Костина, 13, ранее не судима.

Обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 204 ч.1 УК РФ, суд

УСТАНОВИЛ:

21. 05. 20 010 г. на основании трудового договора Потемкин, был принят на должность директора коммерческой организацией ООО «Торговый Дом Вертикаль», основной целью которого являлось извлечение прибыли посредством оказания услуг в области полиграфии. Потемкин, являясь директором имеющего юридический адрес ул. Костина, 13, фактически расположенного по адресу: ул. Костина, выполняя управленческие функции, направленные на реализацию стратегий развития, защиту законных прав и интересов общества, заботясь о сохранности имущества и прочих материальных ценностей общества, содействуя получению максимальной прибыли, обладая полномочиями по непосредственному руководству деятельности общества, в том числе распоряжению имуществом и денежными средствами Общества, совершению сделок, связанных с приобретением и отчуждением имущества Общества, в 12. 08. 2011 г. обратился к подсудимой Ужовой Т. Н., являющейся директором «Сервис» с целью покупки ламинатора пакетного «So Good 230». Подсудимая Ужова Т. Н. в ответ на обращение Потемкина А. А. предложила последнему приобрести данный ламинатор пакетный по заведомо завышенной цене, а именно за 7950 рублей, то есть совершить действия вопреки интересам своим на что Потемкин А. А. первоначально ответил согласием. И 16. 08. 2011 г. Потемкин А. А. за приобретение ламинатора перечислил деньги в сумме 7950 рублей на счет ООО «Сервис».

16. 08. 2011 около 17 часов 30 минут, подсудимая Ужова Т. Н., являясь секретарем общества с ограниченной ответственностью «["Ф"]», находясь в офисе ООО «Сервис», расположенном по адресу: 603 059 г. Нижний Новгород ул. Витебская, 31−4, действуя умышленно, из корыстной заинтересованности, незаконно передала лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации — Потемкин в виде коммерческого подкупа деньги в сумме 3500 рублей, за совершение действий в интересах Ужовой Т. Н., то есть за приобретение ламинатора пакетного «So Good 230» по заведомо завышенной цене, а так же за заключение в дальнейшем между ООО «Сервис» и ООО «Торговый Дом Вертикаль», договоров на покупку оборудования для офисов и типографий по завышенным ценам. Однако Потемкин отказался принять предмет коммерческого подкупа, в связи с чем, подсудимая Ужова Т. Н. не смогла довести преступление до конца по причинам от неё независящим.

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Ужова Т. Н. вину не признала, пояснила, что с 21. 05. 20 010 г. работает в ООО «Сервис», которое занимается оптовой торговлей полиграфического оборудования и расходными материалами. В конце 13. 08. 2011 г. ей на сотовый телефон позвонил мужчина, который впоследствии оказался сотрудником «Торговый Дом Вертикаль», Потемкин А. А., сказал, что хочет приобрести оборудование для небольшой типографии, на что она ответила, что это не телефонный разговор, договорились встретиться у нее в офисе. Через неделю Потемкин А. А. приехал к ней в офис, привез с собой факсовый лист, на котором был указан список оборудования и его стоимость. Она увидела, что стоимость оборудования была завышена, о чем сказала Потемкину и предложила это же оборудование, но по более низкой цене. Потемкин А. А. жестами, потирая пальцами, стал показывать, что ему нужны деньги, смысл заключался в том, что нужно было вернуть разницу в стоимости оборудования ему, после чего уехал. Ее смутило то, что Потемкин А. А. не разбирался в том оборудовании, которое хотел приобрести. Через 3−4 дня ей снова позвонил Потемкин А. А., сказал, что пока хочет приобрести только ламинатор. Они договорились о встрече в ее офисе. Через 3 дня Потемкин А. А. принес реквизиты своей фирмы, где было указано, что он директор ООО «Торговый Дом Вертикаль». Между ними состоялся разговор по поводу небольшого ламинатора. Она предложила ему ламинатор по цене 4400 рублей, на что ООО «Торговый Дом Вертикаль», согласился, после чего взял листок бумаги, на котором указал, что хочет приобрести ламинатор за цену, чтобы ему лично вернулась разница в сумме 3500 рублей. Она выписала ему счет на сумму 7950 рублей, с которым Потемкин А. А., уехал, впоследствии оплатив его. В конце 16. 08. 2011 Г. она привезла ламинатор в офис Потемкин А. А вместе со счетом-фактурой. Потемкин А. А отказался подписать накладную, мотивируя тем, что на данный момент у него собой нет печати. Затем она уехала, оставив ему ламинатор. После этого Потемкин А. А ей неоднократно звонил на сотовый телефон, просил, чтобы она привезла ему коммерческое предложение. 17. 08. 2011 г. она приехала в офис к Потемкин А. А, привезла коммерческое предложение и конверт с деньгами в сумме 3500 рублей, которые предназначались Потемкину А. А. После этого в кабинет вошли сотрудники милиции, спросили, что здесь происходит. Вину не признает, так как Потемкина А. А она не подкупала, а передала ему 3500 рублей, которые он сам у нее просил. Подсудимая Ужова Т. Н. пояснила, что ранее работала в фирмах, занимающихся оптовой торговлей полиграфического оборудования, принадлежащих Пенкину Р. Г. Когда она перестала работать в данных организациях и открыла свою фирму ООО «Сервис», то Потемкин А. А, являясь конкурентом, стал распространять ложную информацию о том, что якобы она мошенница, похитила в его фирмах информацию. Подсудимая Ужова Т. Н. отрицая виновность, указала, что в отношении неё со стороны Потемкина А. А. имела место провокация коммерческого подкупа, она полагает, что тот, будучи в сговоре с Каргиным А. Ж. искусственно создавал доказательства совершения ею преступления.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой