Основы виндикации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Первый профессиональный университет

Московский юридический институт

Юридический факультет

Реферат

Основы виндикации

Работ выполнил студент

Полиновский К.Д.

II курс, группа ПИЮ-Юм11. 12−1

Москва, 2013

Оглавление

Введение

1. Место виндикации в системе гражданско-правовых способов защиты права собственности

2. Условия удовлетворения виндикационного иска. Причины и необходимость ограничений виндикации в пользу добросовестного приобретателя

3. Правовые последствия удовлетворения (отказа в удовлетворении) виндикационного иска

4. Процессуальные аспекты виндикации

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Виндикационные иски — сравнительно редкое явление в судебной практике, поэтому невозможно говорить о какой-то особой актуальности данной работы. С одной стороны, деликтные отношения, в общем, не свойственны гражданскому праву, тогда как виндикационный иск, по существу, иск деликтный: в редких случаях имущество может оказаться в чьем- либо незаконном владении без вины третьих лиц. Поэтому часто, когда гражданское правонарушение (в данном случае — незаконное лишение собственника его имущества) в то же время является преступлением (кража, мошенничество и др.), многие вопросы, связанные с возвратом похищенного имущества, решаются в рамках уголовного процесса, где дознаватель, следователь, прокурор по должности принимают меры к его розыску и возврату. Поэтому в этих случаях может не возникать необходимости в предъявлении виндикационных исков. Наконец, подавляющее большинство случаев незаконного лишения собственника его движимого имущества возникают на бытовом уровне и часто «выпадают» из сферы правового воздействия, поскольку доказать свое право в виндикационном процессе, особенно на движимую вещь, очень трудно — в результате чего, эти дела часто либо решаются «по соглашению сторон», либо так и остаются нерешенными, но редко доходят до суда. Таким образом, основную массу виндикационных исков составляют иски об истребовании недвижимости (вообще тех вещей, права на которые регистрируются) из-за важности этих объектов и относительной легкости доказывания прав на них и иски об истребовании особо ценных движимых вещей.

С другой стороны, в действующем праве в части правового регулирования отношений по виндикации существует большое количество спорных вопросов и даже проблем. В частности, неоднозначно решается вопрос об объеме возмещения необходимых расходов на содержание вещи, которого может требовать незаконный владелец; об ответственности незаконного владельца за ухудшение или уничтожение вещи; о судьбе улучшений, произведенных недобросовестным незаконным владельцем; об условиях изъятия вещи у добросовестного приобретателя и правовом режиме вещи в отношении которой виндикационный иск собственника отклонен; о соотношении виндикационных исков с иными способами защиты прав (например, реституции) и др. При этом законодательные пробелы в регулировании отношений по виндикации до сих пор не урегулированы — не в последнюю очередь именно потому, что виндикационные иски редко возникают на практике. По этой причине виндикационные иски весьма интересны для юриста с чисто теоретической точки зрения — другое дело, что многие из спорных вопросов могут так и остаться в области теории и потому быть малозначительными для практики.

Далее, виндикационные иски представляют собой интерес для юриста с той точки зрения, что они предъявляют самые широкие по своему объему вещно-правовые требования: при помощи этого иска собственник истребует не только саму вещь, но может также требовать у незаконного владельца возврата или возмещения стоимости всех доходов, полученных за время его недобросовестного владения. С другой стороны, закон обязывает самого собственника возмещать необходимые расходы и стоимость улучшений, произведенных незаконным владельцем, а также предусматривает условия, при наличии которых иск вообще не подлежит удовлетворению.

1. Место виндикации в системе гражданско-правовых способов защиты права собственности

ГК предусматривает различные способы защиты прав собственности, в том числе виндикационные иски. Для выяснения особенностей виндикации было бы целесообразно в общих чертах охарактеризовать систему способов защиты права собственности и определить место виндикационных исков среди них. Немаловажно, что понятие «способ защиты права собственности» не всегда трактуется одинаково: иногда в него включают такие способы защиты, предметом которых является не право собственности как таковое, а имущественный интерес лица (например, к ним причисляют иски о возмещении убытков, о возврате неосновательного обогащения и др.). Поэтому, необходимо различать способы защиты от права собственности и способы защиты имущественных интересов лица.

К числу способов защиты права собственности относятся, в первую очередь, вещно-правовые способы защиты, а также некоторые договорные иски, плюс иски, вытекающие из других институтов гражданского права. Основное различие и соотношение этих двух видов исков состоит в том, что, во-первых, основание и предмет вещно-правовых исков определены в законе, а договорных исков — в конкретном договоре, и во-вторых, если по поводу данной вещи заключен договор, то, в силу его обязательности для сторон, договорной иск, по общему правилу, устраняет вещно-правовое требование. Например, иск из договора аренды, если он направлен на возврат удерживаемой арендатором вещи, защищает (хотя и косвенно) субъективное право собственности арендодателя на эту вещь. То же можно сказать и о реституции, если предметом недействительной сделки была индивидуально-определенная вещь или о требовании лица, признанного умершим (после его явки) о возврате принадлежавших ему вещей. В отличие от них, способы защиты имущественного интереса всегда направленны на получение не конкретной индивидуально-определенной вещи, а определенной стоимости (стоимость вещи, ее повреждений, предоставление иной вещи взамен уничтоженной, возмещение убытков, возврат неосновательного обогащения и др.). Эти способы, хоть и не имеют своим непосредственным объектом субъективное право собственности, но могут быть связаны с ним. Кроме того, на защиту субъективного права собственности могут быть направлены такие предусмотренные ст. 12 ГК РФ способы защиты права, как: признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; признание недействительным акта органа гос. власти и органа местного самоуправления.

Вещно-правовые способы защиты характеризуются тем, что направлены непосредственно на защиту субъективного права собственности, как абсолютного права, не связаны с каким-либо конкретными обязательствами, «следуют за вещью» и имеют целью либо восстановить владение, пользование и распоряжение вещью, либо устранить препятствия или сомнения (иски о признании) в осуществлении этих полномочий.

Традиционно к числу вещно-правовых исков относят виндикационные и негаторные иски. Первые направлены на защиту владения, вторые — на устранение препятствий в пользовании и распоряжении вещью. Спорным в теории является вопрос о самостоятельности исков о признании. Одни ученые считают иски о признании права собственности составляющим элементом либо виндикационных, либо негаторных исков, другие — рассматривают его как самостоятельное вещно-правовое требование. И виндикационный, и негаторный иски основаны на праве собственности (ином праве), поэтому доказанность права собственности на вещь является необходимым условием их удовлетворения. В этом смысле иски о признании могут поглощаться этими исками. Но, в литературе приводятся примеры ситуаций, когда истец желает лишь юридически формализовать свое право на вещь, не предъявляя каких- либо иных требований, кроме того, он может просто не иметь оснований для заявления таких требований. Например, лицо правомерно владеет вещью, владение никем не нарушается и никто не создает препятствий пользованию и распоряжению, поэтому виндикационный и негаторный иск не может быть заявлен. Но ему по каким-либо причинам необходимо официальное признание права на вещь. В этом случае иск о признании будет иметь самостоятельное значение. Впрочем, этот спор во многом имеет лишь теоретическое значение, т.к. частные случаи исков о признании содержатся в ГК РФ (например, иски давностного владельца о признании за ним права собственности на вещь после истечения срока давности), а иные, в отсутствие прямого указания закона, судебная практика подводит под ст. 12 ГК РФ, где признание права названо в качестве общего способа защиты гражданских прав.

Виндикационный иск — это требование не владеющего вещью собственника к владеющему вещью несобственнику о возврате этой вещи в натуре. Это внедоговорное требование, основанное только на вещном праве. Однако, наличие действительного договора по поводу передачи владения вещью исключает виндикационный иск, и в соответствующих случаях предъявляется договорной иск. Как способ защиты субъективного права собственности, виндикационный иск всегда направлен на изъятие индивидуально-определенной вещи, существующей на момент рассмотрения дела в суде. Поэтому, в случае уничтожения вещи, ее переработки, потребления или невозможности ее индивидуализировать виндикационный иск прекращается. При наличии предусмотренных законом условий могут возникнуть иные исковые требования, направленные на защиту имущественных интересов бывшего собственника, например, из причинения вреда или неосновательного обогащения. Виндикационный иск «следует» за вещью. Соответственно, он может быть предъявлен к любому лицу, фактически незаконно владеющему спорной вещью. Если в ходе рассмотрения дела в суде вещь выбывает из владения ответчика, то процесс против него прекращается, а истец получает право на новый иск к новому ответчику.

В теории выделяют понятие абсолютной (неограниченной) и ограниченной виндикации. Классическим примером неограниченной виндикации считается виндикационный иск в римском праве. Здесь виндикация применялась в «чистом» виде. Собственник мог виндицировать свою вещь у всякого, у кого ее застанет, хотя бы оно перешло через десятки рук по формально законным основаниям. Однако, как указывалось в литературе, «…никакой юридический быт не мог допустить безусловного, неуклонного проведения этих правил. Это выражается всего яснее в учреждениях спецификации, экспроприации и давности» (в римском праве). Все названные в цитате обстоятельства, по существу, ограничивают право собственника на изъятие своего имущества из чужого владения. Таким образом, говоря об абсолютной виндикации надо учитывать, что это понятие — относительно, и оно не означает ничем не ограниченную возможность собственника истребовать свою вещь из чужого незаконного владения. Виндикация абсолютна лишь в том смысле, что нет тех ограничений, которые вводятся в целях защиты добросовестного приобретателя.

Понятие ограниченной виндикации сложилось в Средние века под влиянием ограничений, содержание которых сводилось к следующему: «Кто приобрел движимую вещь от лица, не управомоченного на передачу права собственности на нее, тот защищался от каких- либо исков со стороны собственника вещи, если эта вещь была отдана собственником отчуждателю добровольно, то есть по какой-нибудь сделке… Если же вещь выходила из рук собственника против его воли или даже без его на то воли, например, путем кражи, грабежа, потери, и затем пускалась в оборот путем сделок, то приобретатели таких вещей от исков собственника не защищались и, следовательно, должны были отдавать им приобретенные вещи». Этот новый принцип получил название «Hand muss Hand wahren» и оказал определенное влияние на содержание действующих норм о виндикации современных государств. В дореволюционном русском законодательстве виндикационный иск был закреплен в таком виде: «всякий, владевший незаконно чужим имуществом, несмотря на то, добросовестное или недобросовестное было это владение, обязан по окончательному решению суда возвратить имущество его настоящему хозяину». То есть законодательно здесь был закреплен римский принцип абсолютной виндикации. Однако, как указывается в литературе, судебная практика всякий раз обходила это правило и в случае споров право собственности на вещь признавала за добросовестным приобретателем по возмездным сделкам, если только сама вещь не являлась похищенной или потерянной. В действующем законодательстве РФ закреплен принцип равной защиты всех форм собственности. Соответственно, все различия в виндикации имущества, связанные с его нахождением в собственности частных лиц или государства, устранены. ГК РФ закрепляет одно общую модель виндикационного иска, ограниченного в пользу добросовестного приобретателя (ст. 301−303, 305 ГК РФ).

Как любое правоотношение, виндикационный иск имеет следующие элементы: субъект, объект виндикации и содержание виндикационных отношений.

Для обозначения субъектов виндикационного отношения в теории применяются понятия активной и пассивной легитимации. Первым обозначается лицо, имеющее право требовать возврата вещи из чужого незаконного владения (истец). Второе понятие относится к лицу, обязанному вернуть вещь. Правом требовать возврата вещи по общему правилу обладает ее собственник. Ст. 305 ГК РФ распространяет его также на лиц, не являющихся собственниками, но имеющих право владеть вещью, вытекающее из закона или договора. Обязанным выдать вещь (то есть ответчиком) считается лицо, фактически и без законных оснований владеющее этой вещью (ст. 301 ГК РФ) Если ответчик не владеет вещью, то есть не осуществляет над ней фактического господства, ему нечего возвращать собственнику. Если он определенным образом связан с незаконным изъятием вещи из владения собственника, но не владеет ею, к нему можно предъявить иск о возмещении убытков, но виндикационный иск в этом случае не подлежит удовлетворению, поскольку он всегда направлен на возврат вещи в натуре.

Содержанием виндикационных отношений будут права и обязанности собственника (иного владельца) и незаконного владельца. Права эти довольно подробно отрегулированы в статьях ГК о виндикации (ст. ст. 301−303, 305 ГК РФ). В частности, здесь закреплены условия удовлетворения и отказа в удовлетворении требований собственника; правила о расчетах сторон при виндикации и др. Однако, в этих статьях есть также и некоторые существенные пробелы. Например, не решен вопрос о правовом положении вещи, в отношении которой виндикационный иск собственника был отклонен; не определена возможность добросовестного незаконного владельца требовать возмещения необходимых расходов на содержание вещи, произведенных в период, когда он не знал о незаконности своего владения; о судьбе улучшений вещи, произведенных недобросовестным незаконным владельцем и др. Все эти вопросы отдельно рассматриваются в разделе 2.4.

2. Условия удовлетворения виндикационного иска. Причины и необходимость ограничений виндикации в пользу добросовестного приобретателя

Виндикационный иск, никогда не существовал в виде абсолютного требования. Начиная с римского права, существовал ряд ограничений, хотя не входивших непосредственно в правила о виндикационных исках, но, по существу, лишавших собственника возможности вернуть вещь, выбывшую из его владения. В то же время, имеются и такие ограничения, которые входят в саму конструкцию виндикационного иска. Первые вид ограничений можно назвать косвенными, а второй — прямыми ограничениями виндикации.

Косвенные ограничения. В действующем ГК существует группа норм, составляющих самостоятельные институты, но имеющих отношение к возможности собственника истребовать свою вещь из чужого незаконного владения: исковая давность (ст. 195−208 ГК РФ); приобретательная давность (ст. 234 ГК РФ); правила о находках и безнадзорных животных (ст. 227−229, 230−232 ГК РФ); о последствиях явки лица, объявленного умершим (ст. 46 ГК РФ); и некоторые правила об оспоримых сделках (ст. 173, 174 ГК РФ). Эти нормы, имеют сходство в том, что они определенным образом конкурируют с правилами о виндикации, и либо ограничивают, либо расширяют право собственника вещи истребовать свое имущество у третьих лиц по сравнению с тем как это право предусмотрено статьями о виндикации (правила об оспоримых сделках и о последствиях явки лица, объявленного умершим), либо прямо лишают его такой возможности (исковая давность, приобретательная давность, находка, безнадзорные животные).

В вышеназванных статьях о недействительных сделках перечисляются условия, при которых сделка признается недействительной. Если предметом такой сделки является индивидуально-определенная вещь, то эти ситуации можно рассматривать как специальные случаи неуправомоченной передачи права на вещь, т. е. создаются условия для предъявления виндикационного иска. Однако в перечисленных случаях виндикационный иск собственника вещи (юридическое лицо, доверитель) удовлетворению не подлежит, и он должен руководствоваться правилами о последствиях совершения недействительных сделок.

Почти то же можно сказать и о правилах о последствиях явки лица, объявленного умершим. Согласно п. 1 ч. 2 ст. 46 ГК РФ «Независимо от времени своей явки гражданин может потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества, которое безвозмездно перешло к этому лицу после объявления гражданина умершим…», что расширяет право истребовать свое имущество для лица, объявленного умершим, по сравнению с условиями виндикационного иска (ограниченного пределами трехлетней исковой давности с момента незаконного лишены имущества).

Лицо, право которого нарушено, может требовать его защиты в пределах срока исковой давности. Общие положения ГК о требованиях, на которые исковая давность не распространяется, не содержат изъятий в отношении виндикационных исков (ст. 208 ГК РФ). Статьи о виндикации также не содержат специальных указаний по этому поводу. Поэтому на виндикационные иски распространяется общий срок исковой давности в три года. Таким образом, виндикационные иски ограничены во времени.

Приобретательная давность со времен римского права считается способом приобретения собственности на вещь, уже имеющую собственника. На «ничейные» вещи право собственности приобреталось сразу, с момента завладения ими. На первый взгляд, этому положению не соответствуют правила ГК о бесхозных вещах (ст. 225 ГК РФ), право собственности на которые приобретается, в том числе, и по давности владения (то есть вещь не имеет собственника, но собственность на нее приобретается не сразу). Однако на самом деле т.н. «бесхозные» вещи чаще всего являются утерянными, т. е. юридически имеют собственника. Поэтому Г К и устанавливает, что на некоторые «бесхозные» вещи собственность приобретается по давности владения. Таким образом, приобретательная давность как способ приобретения права собственности на вещь применяется к вещам, уже имеющим собственника и в этом смысле ограничивают во времени право собственника истребовать свою вещь из чужого владения. То же можно сказать и по поводу правил о находках и о безнадзорных животных (ст. ст. 227−229, 230−232 ГК РФ). Лицо, нашедшее вещь, либо лицо, задержавшее безнадзорных животных, как правило, знают, что эти вещи являются чужой собственностью. Но при выполнении предусмотренных законом требований получают право собственности на находку или безнадзорных животных. То есть эти правила, по существу, представляют собой сокращенные сроки приобретательной давности и также ограничивают право на виндикацию.

С учетом сказанного, можно сделать вывод о том, что вышеназванные правила ГК, хотя и не связаны напрямую с виндикационными исками, но, в конечном счете, ограничивают их во времени или по содержанию (по сравнению с правилами статей о виндикации).

Прямые ограничения виндикации (в пользу добросовестного приобретателя)

А. по возмездной сделке с соблюдением всех требований закона приобретает вещь у В. и спокойно владеет ею, считая себя её собственником. Через некоторое время появляется С. и предъявляет к А. требование о возврате вещи, обосновывая его тем, что он является собственником этой вещи, а В. продал ее незаконно. Здесь сталкиваются интересы двух добросовестных участников имущественного оборота. Один из них — собственник, законно владевший вещью, незаконно лишился ее и имеет полное право требовать ее возврата. Второй — добросовестный приобретатель, приобрел вещь, заплатив за нее определенную цену. Он также имеет право рассчитывать на защиту закона. Решить данное противоречие таким образом, чтобы полностью были учтены интересы и первого, и второго — невозможно. Чьи-то интересы будут ущемлены. Какому из них отдать предпочтение? ГК разрешает это противоречие в пользу добросовестного приобретателя, устанавливая, что вещь, добросовестно приобретенная по возмездной сделке не может быть виндицирована, если она выбыла из владения собственника по его воле. Любое общественное отношение, входящее в предмет определенной отрасли права, можно отрегулировать по-разному, наполнив конкретную правовую норму каким угодно содержанием. Но из всех возможных вариантов регуляции законодатель выбирает один, чем-то при этом руководствуясь. Почему данное общественное отношение отрегулировано именно так, а не иначе? Ответы здесь должны быть разными, поскольку особенности регулирования конкретного общественного отношения, конкретные цели определяются особенностями самого этого общественного отношения. Но, все-таки, всевозможные ответы в конечном счете могут быть сведены к двум: данное отношение регулируется так, а не иначе либо потому, что это справедливо, либо потому, что это целесообразно в каком-то отношении. Таким образом, в сфере правотворчества, в отличие от правоприменения, принцип целесообразности является одним из основных. Сказанное полностью применимо и к отношениям собственника неправомерно отчужденной вещи и добросовестного приобретателя.

Почему законодатель защищает интересы добросовестного приобретателя? Право виндикации ограничивается в пользу добросовестного приобретателя не ради него самого, а постольку, поскольку это служит интересам оборота в условиях рынка. Обеспеченность оборота требует создать такие условия, которые необходимы, чтобы побудить участников оборота к совершению желаемой сделки. Необходимо, в целях ускорения оборота вещей, свести к минимуму легитимацию прав на них, таким образом, что внешнего факта держания было бы достаточно для признания держателя управомоченным на распоряжение вещью. Такое положение вещей значительно облегчает оборот движимостей, которые составляют основную массу товарного оборота. В особенности это относится к вещам, изначально созданным для участия в обороте (бумаги на предъявителя, деньги). Следовательно, лицо, добросовестно доверившееся этому факту держания должно быть защищено от виндикации в случае, если держатель на самом деле не был управомоченным отчуждателем. Отсюда — ограничение виндикации в пользу добросовестного приобретателя, что является достаточным стимулом к совершению желаемой сделки.

Условия удовлетворения виндикационного иска.

Статья 302 ГК РФ предусматривает, что:

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество у приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя".

Таким образом, закон устанавливает, что виндикационный иск может быть удовлетворен при наличии любого из следующих четырех условий:

— Вещь выбыла из владения собственника помимо его воли;

-·Вещь приобретена безвозмездно;

— Возмездный приобретатель был недобросовестным;

— В отношении денег и ценных бумаг на предъявителя виндикационный иск удовлетворяется только при условии недобросовестности приобретателя.

Вещь считается выбывшей из владения собственника помимо его воли, если она была потеряна, похищена у него либо выбыла иным образом. Главным образом, споры возникают по поводу понятия «хищение». Это понятие в основном уголовно-правовое. УК предусматривает пять форм хищения: кража, грабеж, разбой, мошенничество, растрата и присвоение. Считается, что понятие «хищение», применяемое в УК, шире «хищения», о котором говорится в ГК. В частности, сюда не относят присвоение и растрату. Сомнительно, нужно ли исключать из понятия «хищения» (по ГК) мошенничество. Обоснованно исключение из этого понятия растраты и присвоения, т.к. в этих случаях собственник растраченных или присвоенных вещей по своей воле вверяет их виновному. Однако, при мошенничестве вопрос должен решаться иначе, поскольку здесь собственник передает вещь вследствие обмана со стороны мошенника, то есть против своей воли. Он не может нести ответственность за то, что не обладает достаточной проницательностью, чтобы понять обман. Отсутствие такой проницательности — объективное, а не субъективное явление, поэтому не может быть поставлено в вину собственнику. К случаям, когда имущество выбывает из владения собственника «иным образом помимо его воли» могут быть отнесены как отдельные виды преступлений, не считающихся хищением (например, вымогательство), так и правомерные действия. Например, проф. Б. Б. Черепахин считает, что под это понятие можно подвести случаи вынужденной поклажи, поскольку здесь лицо передает вещь на хранение в чрезвычайных условиях, вынужденно, поэтому его нельзя обвинить в неосторожном выборе контрагента

Действующее законодательство добросовестным признает приобретателя, который не знал и не мог знать о неуправомоченности отчуждателя. Если для определения содержания первого из этих понятий дается относительно определенный критерий, то содержание второго из них более спорно. Выражение «не мог знать» говорит об отсутствии у приобретателя должной осмотрительности, то есть предполагает вину в форме неосторожности. Но из этой формулировки не ясно, какой из двух видов неосторожности имеется в виду: простая или грубая неосторожность. По общему мнению, для наличия недобросовестности недостаточно простой неосмотрительности, а необходимы умысел или грубая неосторожность. При этом «при разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и другое». Но существует и другая точка зрения, в соответствие с которой, «требуется незнание не только в следствие грубой небрежности, но и в силу простой неосмотрительности. Это мнение критиковалось еще Б. Б. Черепахиным: «Едва ли можно согласиться с мнением Г. Амфитеатрова… Встав на эту точку зрения, мы потребуем от приобретателя постоянной настороженности и подозрительности по отношению к продавцу, а этого мы требовать не можем…» Здесь важно выяснить, возлагает ли формулировка «не мог знать» на приобретателя обязанность совершить какие — либо активные действия, с целью выяснить управомоченность отчуждателя (например, собрать информацию об отчуждаемой вещи, потребовать от продавца доказательств права собственности и др.) Очевидно, этот вопрос необходимо решать, исходя из тех целей, для достижения которых законодатель вообще вводит ограничения виндикации.

С учетом сказанного, можно полагать, что выражение «не мог знать» подразумевает, что приобретатель, с одной стороны, не обязан совершать каких-либо активных действий для получения дополнительной информации об отчуждаемой вещи. Но, с другой стороны, если фактическая обстановка, в которой совершается сделка, дает разумные основания для подозрений, то наличие любой степени вины должно свидетельствовать о недобросовестности приобретателя.

Наиболее жесткие ограничения законом установлены для виндикации денег и ценных бумаг на предъявителя. Нельзя согласиться с мнением, что закон предусматривает такие ограничения, т.к. эти вещи всегда определяются родовыми признаками, поэтому не могут быть индивидуализированы и, следовательно, виндицированы. Если бы виндикация этих вещей была бы невозможна по определению, то не было бы необходимости устанавливать законодательный запрет на их виндикацию. Но, в некоторых случаях индивидуализация этих вещей возможна. А невозможность истребовать их от добросовестного приобретателя, по общему, мнению обусловлена повышенной оборотоспособностью и, поэтому, необходимостью более надежной защитой их приобретателей.

3. Правовые последствия удовлетворения (отказа в удовлетворении) виндикационного иска

Говоря о правовых последствиях удовлетворения (отказа в удовлетворении) виндикационного иска, можно выделить три группы вопросов, подлежащих рассмотрению:

— Расчеты сторон по доходам и расходам.

— Ответственность незаконного владельца за повреждение или уничтожение вещи.

— Правовое положение вещи, в отношении которой виндикационный иск собственника был отклонен.

При решении названных вопросов применяются как собственно правила о виндикации, так и нормы иных гражданско-правовых институтов, а вопрос об ответственности незаконного владельца за повреждение или уничтожение вещи, строго говоря, вообще выходит за рамки отношений по виндикации. Он должен решаться на основе общих правил о деликтной ответственности, поэтому в данной работе не рассматривается.

1. Правила о расчетах сторон при изъятии вещи из чужого незаконного владения содержатся в ст. 303 ГК РФ, гласящей: «При истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Владелец как добросовестный, так и недобросовестный, в свою очередь вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества.

Добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждения имущества. Если такое отделение улучшений невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не свыше размера увеличения стоимости имущества".

Таким образом, закон при осуществлении расчетов по-разному определяет права и обязанности незаконных владельцев в зависимости от их добросовестности или недобросовестности. Недобросовестный владелец возвращает собственнику все доходы, которые он получил или мог получить с самого начала незаконного владения вещью. В то же время он может требовать возмещения всех необходимых расходов на содержание вещи за весь период владения ею. Добросовестный владелец сам приобретает доходы от вещи до тех пор, пока он не узнал о незаконности своего владения, но право на возмещение необходимых расходов получает лишь с момента, как стал недобросовестным. Только ему, по общему, правилу, принадлежит право на возмещение стоимости неотделимых улучшений.

Под доходами понимаются любые поступления от вещи, полученные как в результате ее естественного развития, так и в ходе ее экономического использования, то есть как натуральные, так и денежные поступления. При этом, говоря о доходах, которые владелец «должен был извлечь», отмечается, что на владельце не лежит обязанность извлекать доходы. Поэтому, выражение «должен был» надо понимать, как реальную возможность извлечь доход при данном способе хозяйственного использования вещи, а не как обязанность хозяйственного использования вещи с целью получения дохода. Доходы, которые владелец теоретически мог, но не должен был извлечь из имущества, в расчет не принимаются.

В теории выделяют три вида расходов: необходимые, полезные и издержки роскоши. В принципе, невозможно заранее дать исчерпывающий перечень всех конкретных расходов и соответствующим образом классифицировать их. В литературе дается лишь общая характеристика каждого из названных видов расходов.

Необходимые расходы-издержки владельца, которые вызываются необходимостью поддерживать имущество в исправном состоянии, без осуществления которых вещь погибнет или претерпит существенные ухудшения или не может быть использована по своему хозяйственному назначению.

Полезные расходы (улучшения) — это затраты на имущество, которые с одной стороны не диктуются необходимостью его сохранения, но с другой стороны носят обоснованный, полезный характер, т.к. улучшают эксплуатационные свойства вещи, повышают ее качества или увеличивают стоимость.

Издержками на роскошь признаются «…произвольные затраты владельца, которые не отражаются на деловых качествах вещи в положительном смысле, но увеличивают приятность вещи…».

Отнесение расходов к одной из названных категорий имеет практическое значение, поскольку от такой классификации зависит возможность требовать их возмещения. По общему правилу, правом на возмещение необходимых расходов обладают как добросовестный, так и недобросовестный незаконный владелец; на возмещение полезных расходов (улучшений) только добросовестный владелец, а издержки на роскошь не возмещаются ни тому, ни другому (в соответствующих случаях владелец может лишь отделить такие улучшения, если это возможно без повреждения вещи).

В теории различие между необходимыми расходами и улучшениями вещи традиционно усматривается в том, что стоимость вещи увеличивается только за счет улучшений. Необходимые расходы направлены на поддержание вещи в нормальном состоянии без увеличения ее ценности. Сложности возникают лишь при расчетах по необходимым расходам. Вопрос об улучшениях вещи решен отдельно, и напрямую не связан с полученными добросовестным владельцем доходами.

В действующих Кодексах нет прямого ответа на вопрос о возмещении не покрытых расходов добросовестного владельца. Этот законодательный пробел, и его предлагалось восполнять при помощи правил о неосновательном обогащении. В действующих и РФ в статьях о неосновательном обогащении прямо говорится о возможности их применения к требованиям о возврате имущества из чужого незаконного владения, если иное не установлено в законе и не вытекает из существа соответствующих отношений (ст. 1103 ГК РФ). На основе положений этих статей делается вывод о том, что пока данный пробел в нормах о виндикации не устранен, добросовестный владелец должен требовать возмещения не покрываемых доходами расходов как неосновательного обогащения. Но, возможность применения правил о неосновательном обогащении, не является бесспорной. Неясно, действительно ли отсутствие в ст. 303 ГК РФ указаний о судьбе непокрываемых расходов добросовестного владельца является пробелом, или, что более вероятно, это осознанное решение законодателя, который таким образом возлагает на добросовестного владельца определенный «риск» неполучения доходов или же считает, что такой владелец в любом случае извлекает пользу от использования чужой вещи и поэтому обязан нести необходимые расходы на ее содержание.

Что касается улучшений вещи, произведенных недобросовестным незаконным владельцем, то закон никак не решает этот вопрос, точнее в соответствующей статье указывается лишь на право добросовестного владельца либо отделить улучшения, либо требовать возмещения их стоимости, а о судьбе улучшений произведенных недобросовестным владельцем прямо ничего не говорится. Это также считается законодательным пробелом и на практике предлагается восполнить его следующим образом. Недобросовестный владелец имеет право оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не вправе требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены.

Вопрос о правовом положении вещи, в отношении которой виндикационный иск собственника не подлежит удовлетворению, является, видимо, одним из самых спорных в современной теории и на практике. Ст. 275 и 302 ГК РФ дают лишь процессуальное решение вопроса: «в иске собственнику должно быть отказано и в дальнейшем такие иски не могут быть приняты к рассмотрению как тождественные». Но какие материально-правовые последствия наступают после отказа в иске, правила о виндикации не определяют. Нет конкретного ответа на этот вопрос и в других статьях ГК. В результате создается неопределенность в правах как бывшего собственника, так и добросовестного приобретателя. Особенно остро эта проблема возникает по поводу виндикации недвижимости. Добросовестный приобретатель в отношении движимых вещей, в принципе, может осуществлять любое из правомочий собственника и без официального подтверждения права собственности на эту вещь. Даже отсутствие правомочий собственника в данном случае как бы сглаживается за счет относительной легкости оборота движимостей. В случаях же с недвижимыми вещами одного решения суда об отказе в виндикационном иске не достаточно. Истец останется собственником до тех пор, пока не будет зарегистрирован переход права собственности. А для такой регистрации необходимо наличие правовых норм, дающих основание признать добросовестного приобретателя собственником вещи, которых в законе нет. По поводу недвижимости эта проблема получила определенное решение в постановлении Пленума ВАС РФ от 25. 02. 98, но это постановление не может считаться универсальным решением вопроса, поэтому он остается открытым.

Таким образом, при отказе собственнику в удовлетворении виндикационного иска сохраняет ли он право собственности на спорную вещь? Какими правами на нее обладает добросовестный приобретатель? Высказанные в литературе различные точки зрения на эти вопросы могут быть сведены к двум следующим:

1) Собственник вещи утрачивает право собственности на нее с момента отказа в виндикационном иске и собственность переходит к добросовестному приобретателю.

2) Добросовестный приобретатель получает право собственности на вещь не сразу, а лишь по истечении установленного законом срока приобретательной давности.

Следует заметить, что вторая позиция юридически более безупречна, поскольку такое решение вопроса возможно на основе общих правил о приобретательной давности, тогда как для юридической обоснованности первой точки зрения необходимо, чтобы соответствующий способ приобретения (прекращения) права собственности был прямо закреплен в статья ГК о способах приобретения (прекращения) права собственности. Однако, исходя из принципа целесообразности, более правильной будет первая точка зрения, поскольку в противном случае до истечения срока давности добросовестный владелец не мог бы совершать юридически полноценных сделок с данной вещью — т. е. при таком подходе добросовестный приобретатель не получал бы той защиты, для обеспечение которой законодатель вводит ограничения виндикации.

Таким образом, добросовестный приобретатель должен становиться собственником с момента приобретения вещи у неуправомоченного отчуждателя или, во всяком случае, с момента отказа в удовлетворении виндикационного иска собственника. Как было сказано выше, такое решение вопроса предусмотрено в постановлении Пленума ВАС РФ от 25. 02. 98, п. 25 которого гласит: «Если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество.

Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК РФ), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано.

Если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю".

Это постановление определенным образом разрешает проблему, но имеет ряд недостатков. Во-первых, в нем говорится лишь о случаях, когда собственником предъявлен иск, и в его удовлетворении отказано. В нем не указывается, какие права имеет добросовестный приобретатель до предъявления иска собственником и, в частности, может ли он заявить иск о признании своего права собственности на вещь. Во-вторых, оно решает вопрос только в отношении вещей, права на которые регистрируются. В-третьих, хотя по действующему законодательству постановления Пленума ВАС обязательно для исполнения всеми нижестоящими судами, но оно не может восполнять законодательный пробел, т.к. должно лишь толковать закон, а не подменять собой норму права. А в данном случае происходит именно это, поскольку Гражданское законодательство не дает конкретного основания для подобного вывода. В-четвертых, постановление Пленума обязательно лишь для системы арбитражных судов. Суды общей юрисдикции не обязаны ему следовать, а Пленум Верховного суда РФ аналогичных постановлений не принимал. Поэтому, вопрос остается открытым при разрешении общегражданских споров.

Таким образом, проблема правового режима вещи, в отношении которой виндикационный иск собственника отклонен, остается открытой. Для ее решения в юридической литературе не раз предлагалось внести в ГК изменения, суть которых сводилась к одному: поскольку в ГК перечень оснований возникновения и прекращения права собственности является исчерпывающим, то для решения вопроса необходимо внести изменения именно в эти перечни. Таким образом, проблема получит четкое законодательное разрешение. Например, проф. Рахмилович В. А предлагает следующее: виндикация защита право собственность

1. Предусмотреть соответствующее основание возникновения права собственности у добросовестного приобретателя. Для этого — можно внести дополнительный абзац в ч. 2 ст. 218 ГК РФ, следующего содержания: «Право собственности у добросовестного приобретателя возникает при наличии предусмотренных ст. 302 оснований для отклонения иска собственника».

2. Внести соответствующую поправку в главу об основаниях прекращения права собственности и дополнить ч. 1 ст. 235 словами: «в частности, когда имущество не может быть истребовано собственником по основаниям, предусмотренным ст. 302». Аналогичные поправки требуется внести в и дополнить соответственно ч. 2 ст. 172 (внести новый абзац следующего содержания: «Если названные в п. 1 ч. 2 договоры заключены лицом, которое не было управомочено собственником на отчуждение вещи, то право собственности у добросовестного приобретателя возникает при наличии предусмотренных ст. 275 оснований для отклонения иска собственника) и ч. 1 ст. 279.

4. Процессуальные аспекты виндикации

Процессуальный аспект виндикации не менее важен его материально-правового аспекта. Можно даже сказать, особую сложность отношениям по виндикации придает именно процессуальная сторона вопроса, обусловленная особенностями объекта спора и предметом требований истца. Основанием для требований истца в виндикационном процессе (собственность, право владения и др.) должно быть какое-либо право, доказать наличие коего довольно трудно, особенно, если спорной является движимая вещь. Особенности оборота движимостей всегда требовали сведения к минимуму условий легитимации прав на них. Имея положительное значение для оборота, это отрицательно сказывается на процессуальных аспектах отношений по поводу движимости. В спорах о недвижимости доказывание облегчается существованием системы регистрации прав на них, когда у истца имеется на руках формально бесспорное доказательство своего права.

Кроме того, сложности в доказывании могут быть обусловлены и материально-правовыми особенностями виндикационных исков. В период действия принципа абсолютной виндикации, если истец приобрел право собственности на вещь по производному способу, ему необходимо было обосновать правомерность цепочки сделок, в результате которых вещь попала к нему. Ведь если данная правовая система с одной стороны не допускает добросовестное приобретение права собственности от несобственника, а, с другой, — виндикационный иск основан на праве собственности, то для удовлетворения иска не достаточно доказать, что ты приобрел вещь у субъекта А. Нужно еще доказать, что этот, А был собственником, а если он, в свою очередь, получил эту вещь от В, то — что собственником был также и В, и т. д. — до субъекта, который приобрел право собственности на спорную вещь по первоначальному способу. Не случайно в Средние века доказывание в виндикационном процессе получило название «дьявольского доказывания». Введение в последующий исторический период ограничений виндикации и, соответственно, возможности добросовестного приобретения собственности от несобственника, значительно облегчило доказывание основания виндикационного иска, допустив ограничиться лишь обоснованием того, что твой непосредственный контрагент был собственником или что ты не знал о его неуправомоченности, т. е. являешься добросовестным приобретателем. Тем не менее, доказывание в виндикационном процессе традиционно считается одним из сложных.

Конкретное содержание процессуальных отношений при виндикации определяется по общим правилам гражданско-процессуального законодательства. Поэтому, говоря о процессуальных аспектах виндикации, можно выделить три основные группы вопросов:

1) Истцы и ответчики по виндикационному иску.

2) Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию в процессе.

3) Распределение бремени доказывания между сторонами.

1. Истцы по виндикационному иску определяются в соответствии со ст. 301, 302 ГК РФ. Ими являются собственник вещи или иное лицо, имеющее вытекающее из закона или договора право на вещь. Ответчик — лицо, в фактическом владении которого на момент предъявления иска находится спорная вещь. Так как виндикационный иск — вещный, ответчиком по нему может быть любое лицо, поэтому именно факт нахождения вещи у данного лица легитимирует его как надлежащего ответчика. Все названные обстоятельства, как правило, не могут быть установлены на момент предъявления иска, и вопрос о ненадлежащем истце или ответчике выясняется в ходе процесса.

2. Предметом доказывания в гражданском процессе считаются обстоятельства, на которые стороны ссылаются в подтверждение своих требований и возражений, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Круг таких обстоятельств вытекает из материально-правовых норм, регулирующих отношения сторон и положенных в основание исковых требований. При виндикационных исках — это ст. 301−303 ГК РФ. Устанавливая условия предъявления иска и условия и последствия его удовлетворения, эти статьи определяют также предмет доказывания по делу, в который могут входить:

1) Существование спорной вещи в натуре,

2) наличие права собственности (или иного права) на нее у истца,

3) Нахождение вещи у ответчика,

4) Условия выбытия вещи из владения истца,

5) Условия ее поступления к ответчику,

6) Факт получения ответчиком доходов и их размер,

7) Производство ответчиком расходов на содержание вещи и ее улучшений, их размер.

Здесь дан общий перечень вопросов, подлежащих исследованию в процессе. Понятно, что в каждом конкретном деле он может различаться. Видимо, в любом виндикационном процессе необходимо выяснить наличие лишь первых трех из названных обстоятельств. Все остальные можно считать факультативными, зависящими от конкретных требований сторон.

Таким образом, в виндикационном процессе в первую очередь необходимо обосновать три обстоятельства: существование вещи, нахождение ее у ответчика и право собственности (другое право) на нее у истца. Поскольку конкретные особенности доказывания зависят от особенностей конкретных дел, здесь необходимо дать лишь общую характеристику доказывания названных обстоятельств. Необходимость наличия вещи в натуре и нахождения ее у ответчика, определяются особенностями самого виндикационного иска, который всегда направлен на изъятие индивидуально — определенной вещи. Доказывание условий выбытия вещи из владения собственника и поступления ее к ответчику необходимо не всегда, а только при возражениях ответчика на иск. Как уже отмечалось, виндикационный иск основан непосредственно на праве собственности и в каких-либо иных условиях удовлетворения не нуждается, если на них не ссылается ответчик. Вопросы доказывания при расчетах сторон, опять же, определяются материально — правовыми условиями виндикации. Необходимо доказать факт получения доходов или реальную возможность их получения, конкретный размер, а также — производство и размер расходов на вещь и ее улучшений. При доказывании применимы все предусмотренные ГПК средства доказывания.

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе о доказывании права на вещь, который, как уже отмечалось, является одним из сложных в виндикационном процессе. При обосновании этого права, в принципе, можно использовать любое средство доказывания, скажем, свидетельские показания, письменные доказательства (договор) и др. Если доказывание производится при помощи свидетельских показаний, необходимо, чтобы свидетели были очевидцами совершения истцом сделки по приобретению спорной вещи, а не просто видели ее во владении истца, например, в его квартире и т. п. При спорах по поводу недвижимости достаточным доказательством существования права на вещь будет свидетельство о регистрации этого права в едином реестре прав на недвижимость. В то же время, в литературе высказано мнение, что если в ходе виндикационного процесса возникает спор о праве на недвижимость и есть основания считать, что свидетельство о праве выдано на основе несоответствующих закону фактов, то этот вопрос может быть решен в рамках виндикационного процесса параллельно с вопросом о судьбе виндикационного иска, т. е. наличие свидетельства о праве не является для суда обязательным доказательством существования права на вещь. Например, Скворцов О. Ю. пишет: «…Однако сам по себе факт государственной регистрации перехода права собственности на спорную вещь не является самодостаточным доказательством законности владения этой вещью. Государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество должна быть оценена судом в совокупности с иными обстоятельствами, в частности, с законностью сделки, на основании которой произошла смена собственника. (…) В судебном процессе, как нам представляется, возможно оспаривание права собственности даже несмотря на наличие его государственной регистрации.». Однако, такое мнение не соответствует закону. В законе РФ от 21. 07. 97. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ст. 2 п. 1, установлен принцип достоверности данных единого гос. реестра прав. Это значит, что регистрация права является необходимым и достаточным доказательством существования права, обязательным для всех, в том числе и всех государственных органов, до тех пор, пока соответствующее свидетельство о праве не отменено. В силу этого же принципа, раз право официально зарегистрировано, то если произошла ошибка, оно может быть признанно недействительным, но, опять же — только официально. Поэтому, суд в подобных случаях не имеет право не считаться с фактом регистрации. И если в виндикационном процессе возникает спор о действительности произведенной регистрации права и, соответственно, о праве истца на вещь, то производство по виндикационному иску должно быть приостановлено на основании ст. 105 ч. 1 п. 1 ГПК РА до разрешения вопроса о действительности свидетельства о праве в отдельном производстве.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой