Особенности протекания подросткового кризиса в современном обществе

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский городской психолого-педагогический Институт

Факультет психология образования

Дипломная работа

Тема: Особенности протекания подросткового кризиса в

современном обществе

Студентки 5 курса

Новиковой

Татьяны

Леонардовны

Научный руководитель:

Профессор, доктор психологических наук

Обухова Людмила Филипповна

Москва 2001

МВД РФ

Содержание

Введение

Часть I. Теоретические взгляды на проблему подросткового возраста

1.1. Характеристика подросткового возраста, в рамках теории «эго — идентичности», по Э. Эриксону.

1.2. Современные тенденции молодежной социализации.

1.3. Ценности и идеалы подростков из неформальных групп общения.

1.4. Характер преступлений среди несовершеннолетних. Не соотнесение подростками групповой и индивидуальной ответственности за свои поступки.

Часть II Экспериментальное исследование

2.1. Статистические данные социологических опросов на проблему

«Подросток о себе и о семье…».

2.2. Анализ прессы. Современное состояние интересов подростков.

2.3. Анализ факта влияния общественных и личностных факторов на

протекание подросткового кризиса.

2.4. Основные выводы.

Библиография.

Введение.

Данная работа посвящена проблеме подросткового возраста, а именно вопросу о роли современного общества по отношению к особенностям протекания подросткового кризиса в этом обществе. Важнейшей характеристикой подросткового возраста является спонтанное и неравномерное развитие как некоторых определенных психических процессов, так и формирование психологической личности подростка в целом.

Ущербность в этом возрасте, отсутствие необходимого внимания, понимания и признания для подростка, у окружающих его близких людей может привести к несформированности и диффузии кризиса, что в результате ведет к бесполезности существования в обществе для самого человека. На развитие подростков в значительной степени влияет общество, в котором они растут. Именно в обществе юные учатся налаживать отношения с окружающими, приспосабливаться к различным ситуациям, бороться с окружающими трудностями. Формирование личности юношей и девушек, их роль и будущее во многом зависят от ожиданий общества. Общественные структуры и управление могут как помочь подросткам удовлетворить свои потребности, так и создать новые проблемы, стимулируя роль напряжения и разочарованности. Поскольку подростки — одна из составных частей общества, мы должны понимать, в чем состоят их социальные запросы, и как можно влиять на юношей и девушек этого возраста.

В этой работе будет предпринята попытка проследить особенности взглядов и интересов подростков на сегодняшний день, а также, мы попытаемся обнаружить влияние некоторых факторов на протекание подросткового кризиса и обнаружить как вообще, в целом, происходит этот процесс.

Актуальность данной темы связана с необходимостью разобраться, как происходит процесс формирования кризиса в современном обществе и что на самом деле оказывает влияние на уход подростка из «реального общества» в другой социум при полной или недостаточной сформированности этого кризиса.

В связи с этим в работе поставлены следующие задачи:

1. Провести теоретический анализ представлений об особенностях подросткового возраста, современных тенденциях молодежной социализации, ценностей и идеалов современных подростков.

2. Экспериментально изучить процесс влияния общества на протекание подросткового кризиса.

Гипотеза исследования:

Процесс формирования подросткового кризиса подтвержден влиянию современного общества.

Метод для экспериментального изучения:

Анализ современной прессы для подростков.

Часть 1. Теоретические взгляды на проблему подросткового возраста

1.1. Характеристика подросткового возраста в рамках теории «эго-идентичности» по Э. Эриксону.

Юность считается очень важным периодом в психосоциальном развитии человека. Уже не ребенок, но еще и не взрослый, подросток сталкивается с различными социальными требованиями и новыми ролями, что и составляет существо задачи, которая предъявляется человеку в этом возрастном периоде. Новый психосоциальный параметр, появляющийся в юности, на положительном полюсе предстает в виде эго-идентичности, на отрицательном полюсе — в виде ролевого смешения. Задача, с которой встречаются подростки, состоит в том, чтобы собрать во едино все имеющиеся к этому времени знания о самих себе (какие они сыновья или дочери, студенты, спортсмены, музыканты и т. д.) и интегрировать эти многочисленные образы в себя в личную идентичность, которая представляет осознание прошлого и будущего. Эриксон подчеркивает психосоциальную сущность эго-идентичности, обращая пристальное внимание на конфликт внутри самого эго, то есть на конфликт идентичности и ролевого смешения. Основной упор делается на эго и на то, как на него влияет общество, в особенности группы сверстников. Следовательно, эго-идентичность можно определить следующим образом. Растущая и развивающаяся молодежь, переживающая внутреннюю физиологическую революцию, прежде всего пытается укрепить свои социальные роли. Молодые люди иногда болезненно, часто из любопытства, проявляют озабоченность тем, как они выглядят в глазах других, по сравнению с тем, что они сами думают о себе; а также тем, как сочетать те роли и навыки, которые они культивировали в себе раньше, с идеальными прототипами сегодняшнего дня… Появляющаяся интеграция в форме эго-идентичности — это больше, чем сумма идентификации, приобретенных в детстве. Это сумма внутреннего опыта, приобретенного на всех предшествующих стадиях, когда успешная идентификация приводила к успешному уравновешиванию базисных потребностей индивидуума с его возможностями.

Таким образом, чувство его эго-идентичности представляет собой возрастную уверенность индивида в том, что его способность сохранять внутреннюю тождественность и целостность (психологическое значение эго) согласуется с оценкой его тождественности и целостности данной другими [21].

В определении идентичности, данном Эриксоном, можно выделить три элемента.

Первое: молодые люди и девушки должны постоянно воспринимать себя «внутренне тождественными самим себе». В этом случае у индивидуума должен сформироваться образ себя.

Второе: значимые другие люди также должны видеть «тождественность и целостность в индивидууме.

Это значит, что юным нужна уверенность в том, что выработанное ими раньше внутренняя целостность будет принята другими людьми, значимыми для них.

Третье: молодые люди должны достичь «возрастной уверенности» в том, что внутренние и внешние планы этой целостности согласуются между собой. Их восприятие себя должно подтверждаться опытом межличностного общения посредством обратной связи.

Согласно Эриксону, основ для благополучной юности и достижения интегрированной идентичности закладывается в детстве. Однако за пределами того, что подростки выносят из своего детства, развитие личной идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми они себя идентифицируют. Например, Эриксон обращал внимание на то, как чрезмерная идентификация с популярными личностями вырывает «расцветающую идентичность» из ее социального окружения, тем самым подавляя личность и ограничивая растущую идентичность. [14]

Уязвимость подростков для стрессов, сопровождающих резкие социальные, политические и технологические изменения, Эриксон рассматривает как фактор, который тоже может серьезно мешать развитию идентичности. Подобные изменения способствуют возникновению чувства неопределенности, тревоги разрыва связей с миром. Они представляют угрозу и для многих традиционных и привычных ценностей, которые подростки усвоили еще в детстве. По крайней мере, некоторые проявления этой неудовлетворенности общепринятыми социальными ценностями находят свое выражение в пропасти между поколениями. Неспособность юных достичь личной идентичности приводит к тому, что Эриксон называл кризисом идентичности. Кризис идентичности, или ролевое смешение чаще всего характеризуется неспособностью выбрать карьеру или продолжить образование.

Многие подростки, страдающие от специфичного для этого возраста конфликта, испытывают пронзительное чувство своей бесполезности, душевного разлада и бесцельности. Они ощущают свою неприспособленность, деперсонализацию, отчужденность и иногда кидаются в сторону «негативной» идентичности — противоположной той, что настойчиво предлагают им родители, сверстники. В этом ключе Эриксон интерпретирует некоторые виды делинквентного поведения. Однако неудачи в достижении личной идентичности необязательно обрекают подростка на нескончаемые поражения в жизни. Ведь Эриксон подчеркивая, что жизнь — это постоянные изменения. Благополучное разрешение проблем на одной жизненной стадии не дает гарантии, что они не появятся вновь на следующих стадиях или что не будет найдено новое решение старых проблем. Эго-идентичность — это борьба «на всю жизнь». [14]

Во многих, а может быть и во всех обществах определенной части подростковой непуляции разрешены и законодательно закреплены определенные отсрочки в принятии ими ролей взрослых. Для обозначения этих интервалов между подростковостью и взрослостью Эриксон ввел термин психосоциальный мораторий. Например, в США и других технологически развитых странах психосоциальный мораторий институционализирован в форме системы высшего образования, что дает возможность молодым людям попробовать определенное количество различных социальных и профессиональных ролей до того, как они решают, что им нужно на самом деле. Или другой пример: многие молодые люди бродяжничают, обращаются к различным религиозным системам или пробуют альтернативные формы брака и семьи до того, как найдут свое место в обществе.

Положительное качество, связанное с успешным выходом из кризиса периода юности — это верность. Эриксон использует термин верность в значении «способность подростка быть верным своим привязанностям и обещаниям, несмотря на неизбежное противоречие в его системе ценностей». Верность — краеугольный камень идентичности, она представляет собой способность юных принимать и придерживаться морали, этики и идеологии общества. А идеология, согласно Эриксону, — это неосознанный набор ценностей и посылок, отражающий религиозный, научное и политическое мышление культуры; цель идеологии — «создание образа мира, достаточно убедительного для поддержания коллективного и индивидуального чувства идентичности» [Erikson, 1958, r. 22].

Идеология представляет молодым людям упрощенные, но четкие ответы на главные вопросы, связанные с конфликтом идентичности: «Кто я?», «Куда я иду?», «Кем я хочу стать?». 14].

1.2. Современные тенденции молодежной социализации.

Задачи данной главы — проследить ход основных тенденций молодежной социализации в современном обществе. На сегодняшний день картина не изменилась еще со времен перестройки. Основные варианты молодежной социализации — это норма и отклонения от нее. Нормальные неформалы стремятся к возрождению своей страны на основе нравственности и духовной свободы. Но что такое «нормальные неформалы»? Один только термин — неформалы, современное общество воспринимает уже, как что-то противоправное, неформальное, а значит нигде не числящееся, не имеющее прав. И тут же появляется негативная реакция на подобную терминологию и ее непринятие. А на самом деле нормальные неформалы — это как раз те молодые люди, юноши, подростки, которые считают себя свободными от общества, от его законов и требований. Они сами себе устанавливают и диктуют свои законы, морали и права. Они живут «по-своему», у них свой мир, свой социум. Они провозглашают свои, свободные, взгляды и идеи на жизнь. Они никому не навязывают свою точку зрения, а просто открыто показывают что, вот, они такие и лучше будет, если общество будет принимать их такими какие они есть. Они хотят так жить.

Пути нормальной и отклоняющейся социализации молодежи находятся в рамках той культуры, в которой эта молодежь существует. И в тот момент, когда данная культура начинает не соответствовать определенным требованиям и запросам молодежи, она начинает уходить на второй план и терять свою значимость. Ведь культура определяет очень многое в среде подростков, она помогает им с жизненными установками, определяя их основную роль в обществе, в своем социуме или группе.

Из прошлого, когда в 70-е — 80-е гг. расцвет национализма и шовинизма достиг наивысшей степени своего развития, уже в конце 80-х — начале 90-х гг. молодежь отвергла данную пропаганду. И приобрела новую идею, идею Западной культуры. Повальное поклонение молодежи западной культуре, привело к ханжескому отношению к своей собственной.

Подросток начинает видеть и осознавать преимущество западной и недостатки своей культуры. Выделяются такие крупные взаимосвязанные течения, как потребительство и подражание всему западному, зарубежному. Молодые люди хотят жить лучше, соответствовать высоким стандартам современного общества, их очень мало утешает соображение о том, что в 20−30 лет назад жили гораздо хуже. Они тогда не жили и это их не волнует. Отсюда и интерес ко всему западному, прежде всего, к бытовой технике, несравненно лучшей по качеству, чем отечественная, к одежде и т. д. Для того, чтобы естественное желание жить лучше превратилось в принципиальную установку на материальное обогащение, чтобы желание узнать и использовать передовой западный опыт обернулась «низкопоклонством» перед всем западом. Для этого необходимо одно — отсутствие идейного противовеса. И действительно, чем громче провозглашались противоположные идейные ценности, бескорыстие, патриотизм, интернационализм, тем больше они оборачивались нестерпимой для молодежи обстановки мертвой бюрократической лжи. Все чаще в молодежной среде раскрывается характер потребительства. Потребительство оборачивается хищничеством. Именно эта проблема — хищническая психология хищнических ценностей и соответственно с этим поведением является сегодня центральной проблемой в молодежной подростковой среде. Данная мысль следует в другую проблему, проблему уже отклоняющейся социализации молодежи, которая вытекает в более сложные ее формы деликвентного, противоправного поведения подростков. Когда парень 13−15 лет «задушенный» тем, что у большинства его сверстников есть модные джинсы, а у него их нет, а вернее нет средств и возможностей их приобрести, идет на крайние меры, а конкретно либо на кражу, либо на какое-то другое преступление, во чтобы-то ни стало приобрести эти джинсы.

Выработанный «комплекс неполноценности» перед западом есть результат двух обстоятельств. Первое — наше очевидное отставание в области технике, в уровне жизни, в обеспечении людей правом на свободное перемещение, свободное высказывание своих взглядов и т. д. все это порождает естественное желание «тянуться», «догонять».

Однако подобное законное стремление переходит в настоящий комплекс национальной неполноценности лишь при наличии второго обстоятельства. Когда развивается органическая, внутренняя национальная культура в самой стране, у человека есть внутренняя опора, и какие бы преимущества ни были у той или иной страны в экономическом, социальном и т. п. плане, комплекс неполноценности такому человеку не грозит. [6].

Вот это «не-хамелеонская» психология вырабатывается не потому, богаче страна или беднее, а потому, развивается ли в ней собственная культура или нет. Если развивается то, разумеется, нужен и диалог с иной культурой, но именно открытый диалог, а не подражание. Если же царит застой в культуре, то ослаблено противоядие против простейшей реакции — подражания. А противоядие здесь лишь в одном: в свободном развитии национальной культуры, особенно в молодежной среде. Только так постепенно возникает спонтанное, не навязанная никем свыше реакция против подражания и здоровая основа для диалога. Опять-таки и здесь нетерпеливое ожидание скорых результатов, подталкивание процесса может лишь отдалить эти результаты, лишь завести процесс в тупик. Также очевидно то, что очень легко говорить о диалоге, о внимании к проблемам молодежи, но очень трудно соблюдать это на практике.

Когда что-то идет явно «не туда» срабатывает безусловный рефлекс «быстрого реагирования». В общем, главное сводится к тому, что на социальные процессы, происходящие в молодежной среде нельзя нелепо, механически давить извне, прямо требуя того результата, который нам нужен. Это давление чаще всего разворачивается бумерангом. На органические социальные процессы можно действовать только в соответствии с их внутренней логикой. Главное — понять, попытаться каким-то образом войти изнутри в их мир, в их контркультуру. Только тогда можно увидеть из чего состоит внутренняя жизнь подростков-неформалов, увидеть и услышать их по-настоящему. Открытые сердца, только там, внутри контркультурного мира. Ведь, на самом деле, пока еще нет точных научных статистических данных о том, как влияет на подростков участие в различных его молодежных движениях, здесь нужны массовые психологические исследования, которые тоже, к сожалению, пока не проведены. Известны лишь причины вхождения в контркультуры, а также какие ценности и идеалы соответствуют молодежи из неформальных течений. Об этом подробнее говорится в главе 1.3.

1.3. Ценности и идеалы подростков из неформальных групп общения.

Для того чтобы понять «трудных» подростков и юношей из неформальных молодежных групп, надо знать историю возникновения и развития этих групп в мире, их современные виды, причины возникновения.

Г. Хебнер дает краткий очерк послевоенной истории неформальных молодежных групп в странах Запада, где они приобрели наибольшую выраженность. Возникновение их связано с неприятием молодежью сложившихся в их странах общественно-экономических систем, социальных и духовных ценностей. Это протест против существующих порядков и поиск более справедливых и достойных форм человеческого существования. Этот молодежный протест значительно усилился в период общественных переломов и кризисов. В конце 40-х — начале 50-х годов в различных западных странах стали появляться в значительном количестве небольшие группы молодежи, стремившиеся обособиться от окружающего общества, противопоставить себя ему. У них появились особые прически и одежда, специфические жесты и язык, способы поведения и особые формы искусства, в первую очередь музыки. Для них характерен пристальный интерес к самому себе и себе подобным, к музыке, и в тоже время пробуждающееся стремление к участию в политической жизни. Таковыми были, в частности, битники, не имевшие постоянного места жительства, обитавшие в подвалах, носившие примитивные одежды. Свой образ жизни они демонстративно противопоставляли презираемому ими буржуазному комфорту. Они были заняты поисками смысла жизни и не отвергали работу, но лишь по желанию и насколько это необходимо для поддержания жизни [13].

1953 — 1954 гг. — начало Эры рок-н-ролла. Его звезды: Билли Хейли, Бадди Холли, Чак Берри, Элвис Престли. Рок-н-ролл возник из соединения африканского блюза и музыки североамериканского юга. С помощью дискотек рок начал формировать новый тип массовой культуры, затрагивая широкий круг проблем — от секса до внешней политики. Правящие круги западных стран, преодолев первоначальную враждебность, не препятствовали распространению рока. Они лишь постарались с помощью средств массовой информации убрать в музыке ноты протеста и использовать ее в таком виде для «спускания пара из котла» — устранение общественного недовольства, отвлечение внимания от острых и нерешенных социальных проблем.

В сходное положение попали представители распространившейся в середине 60-х годов бит-музыки (Битлз, Роллинг Стоун, Дейв Кларк, Файв). Отражая широкий спектр молодежных проблем битлы, естественно, стремились сделать свою музыку — протест популярной. Она стала производиться и продаваться в большом количестве [19].

В середине 50-х годов появились во многих европейских странах «сердитые молодые люди», одетые в кожаные пиджаки. Возраст их составлял от 14 до 20 лет. Они были выходцами из бедных рабочих семей, многие из них потеряли в войну отцов и не имели работы. Стремясь привлечь внимание общественности, к своему драматическому положению, они громили витрины магазинов, оформление улиц и мест большого скопления людей. Позднее возникло сходное движение теддов. В слепой ненависти и гневе они выходили на улицы и обрушивали свою ярость не только на имущество, но и на случайных прохожих, особенно небелого цвета кожи.

В 1964 году появилась молодежная группа mods. Возраст участников колебался от 12 до 20 лет. Это выходцы из семей квалифицированных рабочих. Пародируя принятые в обществе манеры поведения, они были подчеркнуто тщательны в одежде и прическах. Трудясь в рабочие дни недели, они бунтовали по выходным в местах публичного отдыха. Выступая подобно «сердитым молодым людям» и теддам, против окружающих, они делали это в скандальной кричащей форме. [19].

На смену всем предшествующим молодежным группам пришло несравненно более массовое и мощное хип-движение. Своего пика оно достигло в 1967 году. В течение ряда лет хиппи заполняли улицы больших городов Западной Европы и Северной Америки. В большинстве своем хиппи вышли из зажиточных мелкобуржуазных семей, некоторые — из «высшего света». В противоположность идеалам современного западного общества хиппи выдвинули свою, более гуманистическую как они считали, систему ценностей. «Творите любовь, а не войну» — один из лозунгов хип-движения. Они подчеркивали красоту земного мира, радости, богатства человеческих чувств. В одежде хиппи использовали красочные атрибуты разных национальных культур: буддистские четки, индейские талисманы, амулеты, мокасины, европейские гитары и губные гармошки. Символом хип-движения были цветы. Они означали для них любовь и естественную, не изуродованную условностями человеческую жизнь. Хиппи критиковали поколение отцов за то, что оно опошлило и сделало карикатурным все естественные проявления человеческой сущности: труд, общение, игру, юмор. Короче, жизнь стала и «кладбищем комфорта и роскоши», а хиппи не хотели быть «заживо похороненными». Они протестовали против приглаженности, серости, однотонности жизни, ее бездушности, подчиненности формальным правилам, подавления индивидуальности.

Позже, по признанию одного из лидеров хиппи А. Кофмана, их заговор становился все более агрессивным. Дети цветом теряли мирный лад и обрастали шипами. В 1966 году под влиянием хип-движения произошло бурное выступление левацки настроенных студентов в Париже. Выдвинув абстрактные лозунги («фантазию — к власти!» и т. п.), студенты устраивали массовые демонстрации протеста, создавали баррикады, провоцировали столкновения с полицией. К студентам примкнула часть парижских горожан. Только вмешательство демократических сил предотвратило правовое подавление студенческого бунта властями. С ними вступили в переговоры. В результате студенты добились демократизации и усовершенствования системы высшего образования в стране, удовлетворения некоторых требований трудящихся. К политическим проблемам добавились экономические: пребывание в крупных городах больших групп неорганизованной молодежи приводило к голоду в их среде, болезням и эпидемиям. Это заставило хиппи заняться материальным производством. Создаются небольшие ремесленные мастерские, сельскохозяйственные фермы. Причем диггеры, особое направление в хип- движении, пытаются игнорировать товарно-денежные отношения. В их магазинах все остается даром. [8]

Заметным явлением в хип-движении было создание коммун. Так, в одних США в конце 60-х годов их было более трехсот. В это время часть молодежи видит выход из затруднений движения хиппи в нарочестой политизации своего поведения, в поисках «политической конфронтации с господствующей системой». Они называли себя хиппи. Призывая к революционной активности, хиппи не проводили никакой продолжительной просветительской и политической работы среди масс. Революционные изменения в обществе они связывали не с качественными его преобразованиями, а с изменением стиля жизни. Они не применяли понятий «собственность», «общественные отношения», но любили говорить о конфликте поколения. Делили мир на «молодых» и «старых». В августе 1968 года в Чикаго заседал съезд демократической партии, обсуждавшей кандидатов в президенты США. Высмеивая существующие формы американской демократии, 15 тысяч кипи организовали марш в этот город. Их встретили полицейские дубинки и гранаты со слезоточивым газом. Три дня продолжалось жестокое избиение протестующей молодежи. После этого движение йипи с его наивной программой борьбы с существующим строем общества перестает существовать. [19]

Кризис движения хиппи привел значительную часть молодежи к разочарованию и подавленности, обратил к крайне субъективным формам противопоставления себя обществу. Во многих молодежных коммунах стала внедряться идея сексуальной революции, новых и свободных отношений между полами, члены коммуны вели общее хозяйство, сообща воспитывали детей, некоторые из них имели общих сексуальных партнеров. Бросая вызов существующему обществу, фальшивым формам интимных отношений, проведники «сексуального освобождения» публично совершали половые акты. Некоторые из них рассматривали сексуальную революцию как часть революции социалистической, связывая с первой дальнейший прогресс общества, значительное повышение производительности труда, творческий расцвет личности. Однако это движение быстро потеряло свой протестующий смысл, нередко сводясь на практике к дискуссиям на темы порнографии. Предприимчивые дельцы использовали этот взрыв интересов молодежи к сексу: в западных странах появились в большом количестве секс-магазины, секс-журналы, эротические центры. Выражением крайнего отчаяния и протеста была возникшая на грани 60-х и 70-х годов «революция озарения посредством наркотиков». Утверждалось, что лишь путем систематического принятия наркотических средств становится возможным развитие чувственности, «раздвижение» понимания мира, установление связей между людьми. Для многих молодых людей в этом и сегодня видится единственный путь разрешения их трудных жизненных проблем. [10]

В эти же кризисные годы молодежного движения возникают разнообразные революционные секты. Они стремятся «евангилизировать контркультуру». Получают также распространение и другие религиозные взгляды и верования, особенно связанные с индуистской философией.

В 70-е годы возникают и более «мирные», целеустремленные виды молодежного несогласия с обществом: движения «зеленых», группы новой демократии, защиты прав женщин, безработных и т. д. молодежь проводит компании «Рок против правых», «Нет стартовым площадкам для третьей мировой!». Таким образом, насущная, животрепещущая проблема современного общества попадает в центр внимания молодежи, активно включающейся в движение протеста.

С середины 70-х годов в развитых капиталистических странах распространяется движение рокеров. Это преимущественно молодые люди из низко оплачиваемых семей, рабочие и учащиеся. Мчась на своих мотоциклах с головокружительной скоростью по пустынным улицам больших городов, рокеры испытывают «чувство сладостного освобождения от оков общества». Рокеры стремятся найти удовлетворяющие их идеалы жизни в общении с себе подобными в своих рок-клубах. В Германии распространяется такое движение, в котором его участники называют себя нацирокерами. Исповедуя неофашизм, они с ненавистью преследуют всех «левых». [19]

Массовое распространение в настоящее время получили «клубы болельщиков», так называемые «фэн-клубы». Подчас члены этих клубов не просто спортивные болельщики, а пропагандисты экстремизма и насилия, межнациональной розни.

Большую известность в современном мире получили панки. Чувствуя себя брошенными и преданными обществом, они, негодуя, сознательно стремятся вызвать у членов этого общества отрицательную реакцию, даже отвращение к себе. «Шокировать и провоцировать!» — их лозунг. В особенности сказанное относится к группам панк-рока. Подобные взгляды находят выражение даже во внешнем облике панков, разительно отличающемуся от всех других людей: у них гладко выбритые черепа, экстравагантные прически, причудливо расписанные красной или черной краской лица, разодранная одежда, на шеях ошейники для собак. Многие из них мрачно и безнадежно смотрят в будущее, но некоторые группы находят выход в прогрессивных формах политической борьбы. Так, летом 1976 года английские панки выступали под лозунгом: «Любить музыку — ненавидеть расизм». Отсюда пошло движение «рок против расизма».

В последующие годы возникло и стало широко распространяться новое молодежное неформальное движение — киберпанкизм. Оно происходит от слов «кибернетика» и «панк». Американский писатель У. Гибсон в романе «Невроманктик» описал мир киберпанков, в котором живут девушки с остекленевшими взорами и взвинченные юноши. Мозги молодых людей присоединены к техническим устройствам, усиливающим умственные возможности. Имеются две категории киберпанков: осознающие и не осознающие свою принадлежность к киберпанкам. Вторых значительно больше. Это люди разных профессий, возрастов, социальной принадлежности, которые страстно влюблены в компьютеры. В новой субкультуре киберпанков персональный компьютер ценится очень высоко. Полотна киберпанков, выполненные средствами компьютерной графики, уже выставляются в картинных галереях. Журналы киберпанков издаются на компьютерах и передаются на экраны по компьютерным сетям.

Киберпанки сжились с техникой, чего не смогли сделать все предшествующие неформальные объединения молодежи.

Изложенное показывает, что нельзя по-обывательски сводить сущность неформального молодежного движения в западных странах к причудам и странностям «бесящейся от жира», «неизвестно чего хотящей», «похотливой и развратной» молодежи. Причины возникновения движения неформалов на Западе в трудностях нахождения молодежью своего места в жизни, обостренного восприятия социальных несовершенств и несправедливости, юношеском максимализме, своеобразном сочетании рассудочности с большой эмоциональностью и т. д. Социальное преломляется через возрастное и индивидуально-личностное. Понятно, что это преломление в сознании и воплощение в поведении далеко не всегда бывает правильным. Поэтому зрелых людей поражает своеобразие и неожиданность форм молодежного протеста, которые заслоняют от них содержание, смысл его. В то же время нельзя закрывать глаза на то, что некоторые неформальные молодежные группы под влиянием слепой ненависти встают на путь преступления и насилия.

Этого любое цивилизованное общество терпеть не должно. [18]

Неформальные группы молодежи появились и у нас в России после Великой Отечественной войны. Общество активно восставало тогда против «плесени», затем «стеляг» и т. д. в период перестройки, демократии и гласности количество неформальных молодежных объединений резко возросло. Изучение их проведенное, в частности, А. П. Файном, выявляет наличие многих уже знакомых нам форм молодежного движения Запада. Сегодня молодежные движения как многие общественные движения современности имеют глобальный характер. Наша молодежь, переставая быть молодежью закрытого общества, широко включилась в него, перенимая достоинство и недостатки неформалов других стран. В то же время у наших неформальных молодежных движений имеется и своя специфика. Они редко и свои, особые формы. Остановимся на том, какие неформальные объединения подростков и юношей существуют в наших крупных городах [17].

Различные неформальные группы молодежи, как отмечает А. П. Файн, нередко контактируют и даже взаимодействуют друг с другом, хиппи, металлисты, панки часто знают друг друга, могут переходить из одного молодежного движения в другое. Правые экстремисты вступают во временные союзы с металлистами и панками. Экстремисты левого толка выступают объединенным фронтом против представителей всех остальных молодежных направлений. В крупном городе существуют обычно эпицентры взаимодействия различных групп неформалов — районные и городские. Районные места сборищ находятся обычно на окраинах. Там собирается много металлистов, небольшие группы панков, бриткеров, рокеров, обычно дружески относящихся друг к другу и враждующие с ними левые экстремисты. Подростки обычно знакомятся с неформалами и подключаются к ним в районных эпицентрах. Затем они могут переходить в группы городского эпицентра (где-нибудь на главных улицах).

Исследователи различают конструктивные и неконструктивные неформальные объединения. Первые нередко выступают за более радикальные формы общения. Некоторые неформалы ставят более узкие задачи: сохранение и восстановление памятников истории и культуры, защита здоровья и пр. конструктивные группы состоят обычно из взрослых и юношей.

Наряду с ними существуют неконституционные объединения, формирующиеся преимущественно из подростков.

Мотивы и формы участия молодежи в неформальных объединениях разные. Одних влечет туда только любопытство и они функционируют в самом внешнем слое движения, имеют к нему отношение «по касательной». Для других — это вид проведения досуга, для третьих — поиск альтернативного образа жизни. Последних хорошо показывает И. В. Розин, описывая современных московских хиппи.

Хиппи — это люди со своей философией и своими правилами поведения. Они объединяются в систему. Это своего рода клуб, войти в который может каждый. Для этого надо систематически участвовать в мероприятиях Системы («тусоваться») и познакомиться с другими ее членами [17].

Движение хиппи возникло у нас во второй половине 60-х годов. В начале оно было связано с интересом молодежи к джинсам и другой «хипповской» одежде, а затем и к книжной продукции идеалов этого движения. Достигнув апогея в конце 70-х годов хип-движение стало затем вытесняться панками, металлистами, брейкерами. Однако во второй половине 80-х годов возникла новая волна интереса молодежи к хиппи.

Московская Система насчитывает сейчас около 2 тысяч участников от 13 до 36 лет. В ней состоят школьники, студенты, рабочие, представители научной, технической и художественной интеллигенции. Система делится на две группы («тусовки»). В них бывает два слоя: «пионеры» и «олдовые», или «мамонты». К первым относятся подростки, недавно ставшие хиппи, старательно усваивавшие эту роль. «Олдовые» — старые члены Системы, серьезно вникающие в проблемы политики, религии, мистики, художественного творчества [13].

Все хиппи носят длинные распущенные волосы, обычно расчесывая их на прямой пробор. Нередко лоб и затылок хиппи охватывает тонкая повязка. Известно три основные причины ношения длинных волос этими людьми. 1) это более естественное, ближе к природе; 2) Иисус Христос носил длинные волосы и бороду, хиппи ему подражают; 3) длинные волосы позволяют лучше улавливать излучение космического разума, являясь своего рода индивидуальными «антеннами».

Хиппи носят джинсы, свитера, футболки, вышедшие из моды пальто. Одежда нередко рваная и потрепанная или ей специально придается такой вид: искусственно делаются дырки, ставятся яркие заплаты на джинсах и куртках. На одежде нередко делаются надписи на английском языке. Все хиппи носят украшения («феньки»): браслеты на руках (из бисера, кожаные или деревянные), бусы на шее, крестики на кожаных шнурках, изображения знаков зодиаков, черепа и т. д. у современного хиппи на груди повешен «ксивник» — небольшого размера прямоугольный мешочек из джинсовой ткани, в нем находятся документы и деньги.

Хиппи считают, что человек должен быть свободен, прежде всего внутренне. Свободен человек и в любви. Раньше свободу любви у хиппи сводилась к возможности открыто вступить в интимную связь с тем, кого любишь, теперь хиппи говорят о любви, способствующей единению людей. Хиппи проповедуют пацифизм: они призывают не отвечать на насилие насилием, выступают против службы в армии. Хиппи верят в иную, «высшую» реальность, существующую наряду с обыденной, в которой мы все живем. Выйти к ней можно через изменения состояния сознания посредством медитации или искусства [9]. Отсюда большой интерес хиппи к проблемам религии и творческой деятельности.

Характерным для современных хиппи является стремление к естественности. Это выражается у них в желании не изменять того, что происходит само собой (например, не стричь волос); не производить каких-то целенаправленных активных действий, бездействовать; быть непритязательными в быту, уметь переносить невзгоды и лишения. Хиппи — романтики, любят все яркое, оригинальное, творческое. Они хотят быть свободными личностями, независимыми от общественных условностей. Поэтому в жизни хиппи действуют импульсивно. В то же время они стремятся к новым отношениям в обществе, построенным на любви к другим людям. Однако декларируемая хиппи естественность демонстративна, пародийна. Она является известным вызовом современному обществу, которое хиппи критикует.

Характеристику других молодежных объединений в нашей стране дает А. П. Файн. Так, распространенной нас группой являются панки, о которых мы уже упоминали в историческом обзоре движения неформалов. Внешний вид их нарочисто непригляден: петушинообразный гребень на голове, цепочки на лице, вызывающее разностилие в одежде (кожаный пиджак на голом теле, холщовая ткань на тонкой рубашке с жабо). Жаргон панков груб, поведение часто вызывающе непристойное. Многие из них употребляют наркотические и токсикоманические вещества. Панки перемещаются из города в город, устанавливают между собой связи. Особенно их активность отмечается в Москве, Санкт-Петербурге и столицах прибалтийский республик. Появление панков в городе связано обычно с увеличением количества драк, грабежей и других форм насилия с целью надругательства над личностью. Получили известность у нас группы мажоров: «псевдоамериканцы», «псевдоангличане», «псевдофранцузы» и т. д. они носят одежду и обувь, изготовленную в соответствующей западной стране. Использование носильных вещей производства какой-либо другой страны осуждается. Мажоры собираются около интуристовских гостиниц, магазинов, а также на тусовки, где происходит демонстрация и оценка приобретенных элементов туалета. Среди мажоров формируется образ активного, предприимчивого сильного человека, знающего два-три иностранных языка. Мажоры против наркотиков, многие из них активно занимаются спортом.

Имеется заметный слой подростков, подражающих мажорам. Они называются «редники». Последние накапливают капитал, перепродавая среди знакомых импортные рубашки, кроссовки, куртки, которые они приобретают у иностранцев. Включение в деятельность мажоров ведет у большей части подростков к падению интереса к учебе в школе, к нежеланию осваивать какую-либо профессию. Напротив, другая часть мажоров считает свое нахождение в группе временным, до накопления какого-то минимума материальных средств. [17]

Получили распространение молодежные группы, объединенные увлечением каким-либо определенным занятием. Среди них наиболее известны брейкеры (поклонники брейк-данса), скейтбордисты (езда на специальных досках) и рокеры. Как уже известно, рокеры всегда с мотоциклами. Они не только прекрасно водят машину, но и совершают на них акробатические трюки. Многие рокеры не имеют водительских прав. Отмечены случаи угона ими чужих мотоциклов, заправки машин из бензобаков личных автомобилей. В некоторых случаях рокеры вступают в связь с уголовными элементами, нанимающими их для экспорта своих автомобилей из других неблаговидных дел. Наиболее многочисленной группой неформалов становятся поклонники металлического рока. Он имеет несколько признанных разновидностей: «тяжелый металлический рок» («хэви метал рок»), «черный металлический рок («блэк метал рок»), «скоростной металлический рок («спид метал рок»). Для этой музыки свойственен жесткий ритм, мощность звучания. Среди металлистов склонных к правонарушениям поклонники ансамблей «спид-метал». Уже сам их внешний вид вызывающ и агрессивен: в черной одежде, с остро отточенными шипами, большим количеством металла, помещенном на груди, перевернутым крестом, на майках выполненное краской слово «сатана» на английском языке. Они исповедуют культ сатаны, часто называя себя «сатанистами». Сатанисты поддерживают ансамбли, призывающие к насилию, жестокости, проповедующие расизм, шовинизм. Они склонны к хулиганским поступкам, к провоцированию враждебных столкновений различных молодежных групп и участию в них. К металлистам примыкают группы подростков, которых привлекает не столько рок-музыка, сколько модный костюм неформалов или желание прикрыть им свои неблаговидные поступки. Они получили название «лохи». Поверхностно разбираясь в проблемах металлического рока, лохи выступают блюстителями «чистоты» правил металлиста, ведут себя с окружающими очень вызывающе и агрессивно. Было бы несправедливо говорить о противоправном поведении всех металлистов. В частности, среди таких подростков имеются постоянные знатоки и ценители металлического рока, занятые в основном прослушиванием и обсуждением музыкальных произведений подобного жанра. Они миролюбивы, не увлекаются атрибутикой, готовы контактировать с официальными организациями. В настоящее время получают распространение не так уж многочисленные, но привлекающие заметное внимание встревоженного общества правоэкстремистские группы. В основном они проповедуют неофашизм. Выглядят внешне обычно так: узкие брюки, черные куртки, белые рубашки с черным узким галстуком, ботинки или кирзовые сапоги.

Многие делают татуировку: фашистская свастика и другие символы «коричневых». В группах такая же система соподчинения, как у гитлеровских фашистов: «гаупштурмфюреры», «штурмбанфюреры», и «оберы» и т. д.

В нацистских группах проповедуется культ сильной личности. Расизм, шовинизм, имеется интерес к черной магии. Многие члены этих групп систематически занимаются физической подготовкой.

Правые экстремисты не скрывают своих взглядов, готовы активно вступать по ним в дискуссию. Остальные неформалы, кроме панков и черных металлистов, не питает к ним симпатии, нередко осуждают их воззрения. Надо сказать, что подростки в нацистских группах увлекаются в основном атрибутами и ритуалами своей организации.

Дело весьма осложняется, когда во главе группы становится взрослый человек с подлинно реакционными взглядами. Тогда такая группа становится социально опасной. Известны молодежные группы левоэкстремистского типа.

Члены этих групп стригутся под полубокс, носят зачесанные назад волосы, обычно полностью бреют лицо, на груди носят значки с изображением видных советских партийных и государственных деятелей.

Члены этих групп крайне неприязненно относятся к приверженцам западных культуры и идеологии, ведя против них настоящую войну: освистывают приезжающих к нам западных артистов, отнимают у мажоров импортные вещи, отрезают длинные волосы у хиппи и т. д. Часто такие действия сопровождаются избиением неформалов-«западников».

На этом мы закончили описание характерных особенностей наиболее распространенных в нашей стране неформальных молодежных объединений. Существуют различные мнения по поводу того, как к ним относятся различные общественные категории. Одни люди считают, что все неформальные группы молодежи следует запретить и немедленно распустить. Другие, напротив, призывают способствовать развитию неформальных групп, дающих возможность старшим подросткам и юношам «перебиться» и найти себя в жизни.

Как все крайние точки зрения, эти воззрения ошибочны. Нельзя дать правила, верного по отношению ко всем группам. Слишком различны они по своим устремлениям: от просоциальных до общественно опасных и противоправных. Поэтому начинать надо с учения особенностей тех неформальных групп, с которыми педагогам и психологам приходится сталкиваться.

Второе: к каждому члену неформальной группы надо найти свой особый, индивидуальный подход. Для этого надо разобраться в особенностях его личности, биографии, причинах и обстоятельствах его вхождения в данное молодежное объединение.

О требованиях к психологическим исследованиям неформальных групп достаточно подробно говорят Д. И. Фельдштейн и Л. А. Радзиховский. Они, в частности, указывают на необходимость выработать умение ставить себя на место школьника-неформала, вести с ним диалог на равных, добиваться взаимопонимания.

Каковы первостепенные задачи изучения групп неформалов? Начинать следует с получения самых общих сведений о них: сколько подобных неформальных объединений в данной местности; каково количество участников в каждом из них; кто в них входит (возраст, пол, национальность, социальное происхождение, образование, семья); связаны ли они с антисоциальными группами, правонарушителями, наркоманами, хулиганами; имеется ли у членов группы стремление к алкоголизму, спекуляции или развратному поведению.

Далее следует получить ответы на вопросы социологического характера: интересы и культурны1 уровень членов группы; социальные и нравственные ценности (идеалы, убеждения, стремления) и т. д.

Желательно выяснить структуру и динамику группы: кто может быть членом группы, как определяется лидер объединения молодежи, отношение к внешнему миру, наличные тенденции к росту или распаду группы. Затем следует получить фактический материал для разработки психологической характеристики наблюдаемого неформального объединения молодежи.

Так, важно понять мировосприятие членов группы. Например, как смотрят на окружающую среду, людей и предметы неформалы, увлекающиеся рок-музыкой? Можно ли сравнивать их взгляд на вещи со взглядом профессиональных музыкантов? Необходимо также выявить. Какие личностные особенности развивает у себя на деле представитель той или иной неформальной группы.

К примеру, определить, действительно ли хиппи добры, а фанаты- агрессивны. Важно также выяснить, как смотрят на неформалов окружающие: другие подростки и различные взрослые люли. А как сами члены молодежных групп представляют себя в глазах окружающих? Нужно установить типологию существующих групп, их взаимодействие между собой в районе и перспективу развития.

Теперь об индивидуальном подходе к школьнику — «неформалу». Начинать следует с выяснения причин вхождения в определенную неформальную группу каждого конкретного ее члена. Выше, при описании краткой истории таких групп, были упомянуты некоторые такие причины.

Следует напомнить. Что сам возраст подростка и юноши, некоторые важные особенности личности взрослеющего человека могут служить основой формирования соответствующей мотивации.

Особенности личности школьников среднего и старшего подросткового возраста, создающие психологическую основу их стремления к включению в неформальные молодежные организации, рассматривал И. А. Невский. Он связывает участие значительного количества подростков в этих группах с тем, что им труднее самоутверждаться в жизни, чем юношам и взрослым, а также с их ярко выраженным интересом к игровым элементам деятельности, которых много у неформалов (атрибуты одежды и групповые ритуалы). В этом плане важно также учитывать недостаточность социального опыта подростков, их не совсем развитую критичность сознания при значительно возросшей общественной активности и стремлении к независимости и самостоятельности.

Следует учитывать и потребность подростков к общению с образцовой для них группой сверстников и желанию уподобиться им, эмоционально-волевую неустойчивость этих школьников и т. д.

Ко всему этому необходимо добавить и отсутствие занятости интересным и полезным для них делам в школе и вне ее, недостаток престижного общения и позитивных стимулов к активной и эмоционально напряженной деятельности, невозможность самоопределения и самовыражения имеющимися средствами.

Отрицательное влияние на подростков оказывают семьи, целиком поглощенные добыванием материальных средств существования или стремящиеся лишь к обогащению, с низкими духовными потребностями и малой общественной активностью.

И.А. Невский провел также психологический-педагогический анализ причин участия школьников. В первую очередь подростков в неформальных молодежных объединениях. Эти причины, по его мнению следующие:

стремление учащихся среднего и старшего школьного возраста к необычному для них и некритически усваиваемому современному западному искусству;

низкая успеваемость многих таких подростков и отчуждение от классного коллектива;

отсутствие постоянных содержательных интересов общественно полезной деятельности, равнодушие к учебе;

потребность в эмоциональной разрядке, характерной даже для хороших учеников;

одинаковость в требованиях ко всем ученикам, а также задержки в умственном развитии у части таких учащихся;

недостаток внимания к молодежи в семьях, бездарность, вызывающая у школьников чувство одиночества, заброшенности, ненужности, беззащитности;

новизна. Своеобразие впечатлений, получаемых в группах сверстников-неформалов, чувство свободы;

возможность выявить протест против собственного бесправия, консервативных форм обучения и воспитания в школе, отрицательных явлений в семье и т. д.

Таковы причины вхождения подростков и юношей в неформальные объединения. А вот что сообщают по этому поводу сами участники «дворовых тусовок», т. е. групп по месту жительства. Данные получены Санкт-Петербургскими социологами, обследовавшими более 40 таких групп.

Юноши составили 70% участников этих неформальных объединений, а девушки — 30%. В абсолютном большинстве эти группы состоят их несовершеннолетних. Интересующее нас сообщение сделал социолог Н. Кофырин. Приводим его слова: «Среди наиболее важных причин, побудивших молодых людей «уйти в неформалы», — потребность в друзьях, в чем-то необычном, а также конфликты в школе, дома, недоверие взрослым, протест против формализма и вранья. Почти каждый восьмой пришел в группу, потому что не «знал, как жить дальше». Как видно, мнения ученых и ребят во многом совпадают, но кое в чем и разнятся.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой