Особенности проявления агрессивности в юношеском возрасте в процессе межличностного взаимодействия

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дипломная работа

Особенности проявления агрессивности в юношеском возрасте в процессе межличностного взаимодействия в юношеском возрасте

Реферат

Объект исследования — агрессивное поведение лиц юношеского возраста.

Цель исследования — изучение особенностей агрессивности в контексте межличностного взаимодействия.

В исследовании использовались следующие методы: 16-факторный опросник Кеттелла (форма А), методика Басса-Дарки,методика Т. Лири.

Актуальность исследования. Молодежь в нашей стране живет сегодня в эпоху стремительного изменения социально-экономических условий и политической напряженности, что часто приводит к усилению проявлений агрессии. Особенности агрессивного поведения таковы, что затрагивая эмоциональную сферу личности, они способствуют усугублению морального диссонанса, формированию стрессового и депрессивного состояний. Высокий уровень агрессии у лиц юношеского возраста является настораживающим фактором, так как негативно влияет не только на учебную деятельность, взаимоотношения с родителями, друзьями, сверстниками, индивидуальное развитие, но и на успешность их будущей личной и профессиональной деятельности.

Практическая значимость данной работы заключается в возможности использования полученных результатов в практике социально-психологического консультирования, а также в коррекционной работе и при проведении тренингов. С помощью используемых в работе тестовых методик психолог получает возможность четко дифференцировать разные уровни агрессивных реакций при разработке путей и способов коррекционной работы с молодежью. Теоретические выводы и практическая разработка могут быть положены в основу курсов по психологии агрессивного поведения и его коррекции для студентов-психологов и практикующих психологов, педагогов.

Введение

В последнее время проблема агрессивного поведения юношества приобретает всё более острую социальную направленность и привлекает внимание юристов, социологов, педагогов, психологов, которые все больше внимания уделяют вопросам контроля агрессивных проявлений и «снижения» агрессивности, в особенности юношеской. Современная реальность заставляет психологов по-новому взглянуть на проблему агрессии в обществе. Агрессивное поведение в наши дни скорее обыденность, чем исключение. Юноши и девушки в нашей стране живут сегодня в эпоху стремительного изменения социально-экономических условий и политической напряженности, что часто приводит к усилению проявлений агрессии с их стороны. Особенности агрессивного поведения таковы, что, затрагивая эмоциональную сферу личности, они способствуют усугублению морального диссонанса, формированию стрессового и депрессивного состояний. Высокий уровень агрессии у лиц юношеского возраста является настораживающим фактором, так как негативно влияет не только на учебную деятельность, взаимоотношения с родителями, друзьями, сверстниками, индивидуальное развитие, но и на успешность их будущей личной и профессиональной деятельности.

В настоящее время большое количество работ посвящено рассмотрению природы и особенностей агрессивного поведения в подростковом возрасте (А.М. Прихожан, Л. М. Семенюк, Л. Соловьева, И. А. Фурманови др.), так как именно данный возрастной этап причисляется учеными психологами к разряду наиболее проблемных. Юношеский возраст, в отличие от подросткового, отечественные и зарубежные психологи (Б.Г. Ананьев, Л. С. Выготский, И. С. Кон, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, Е. Ф. Рыбалко, Д. Б. Эльконин, Э. Эриксонидр.) по общим характеристикам относят к разряду периодов с устойчивым эмоциональным и интеллектуальным развитием. Однако психологические исследования последних лет (Р. Вельдер, А. А. Реан, Ф. Райе, М. С. Калистратова, Г. Шихи) убеждают в том, что проблема агрессивного поведения личности в юности не менее актуальна. По статистике, лица юношеского возраста составляют 11,5% населения нашей страны и совершают 5,7% преступлений, которые сопровождаются той или иной формой насилия. Результаты психологических исследований свидетельствуют о том, что у учащихся гимназий, лицеев и студентов вузов за последние 3−4 года агрессивность увеличилась в среднем в 1,5 раза. Проведенное мною исследование студентов выявило у них высокие показатели склонности к физической и вербальной агрессии. Полученные данные актуализируют проблему проявления агрессивности в юношеском возрасте в процессе межличностного взаимодействия.

Проблема агрессии и агрессивного поведения личности рассматривалась в разное время многими авторами. Однако такой ее важный аспект, как агрессивное поведение личности в юношеском возрасте и условия его коррекции, в современных исследованиях освещен недостаточно.

Изложенное выше определило актуальность настоящего исследования, а также позволило выявить противоречие — несмотря на общественное порицание агрессии, как конфронтационного и деструктивного поведения, она остается распространенной формой межличностного взаимодействия.

Целью исследованияявляется изучение особенностей агрессивности в контексте межличностного взаимодействия.

Объект исследования-агрессивное поведение лиц юношеского возраста.

Предметом исследования являетсяспецифика проявления личностно-психологических составляющих агрессивности студентов в межличностном взаимодействии.

В соответствии с поставленной целью исследования были определены следующиезадачи:

1. Изучить и систематизировать существующий опыт исследований агрессии в отечественной и зарубежной психологии.

2. Теоретически исследовать основные подходы к объяснению причин возникновения агрессии в молодежной среде.

3. Сформировать диагностический инструментарий для эмпирического исследования агрессивности в межличностном взаимодействии.

4. Изучить специфику личностно-психологических составляющих агрессивных реакций у студенческой молодежи.

5. Изучить взаимосвязь агрессивности личности с особенностями межличностного взаимодействия у студентов.

В ходе исследования была выдвинута следующая гипотеза: индивидуальные различия в агрессии представителей студенческой молодежи связаны с их определенными личностными свойствами и проявляются в характере межличностного взаимодействия.

В качестве теоретико-методологической основы исследования выступают: культурно-историческая теория Л. С. Выготского; деятельностный подход к пониманию личности и концепция единства сознания и деятельности, разработанная C. JI. Рубинштейном, А. Н. Леонтьевым и развивающаяся в трудах Б. М. Теплова, К.А. Абульхановой-Славской и др.; теория фрустрации — агрессии Д. Долларда и ее модификации (И. Миллер).

Методы исследования объединяют формализованные и проективные психодиагностические методики: 16-факторный опросник Кэттелла (форма А), методика Басса-Дарки,методикаТ. Лири. Для статистической обработки данных применялся корреляционный, факторный и сравнительный анализ с помощью программного пакета «StatisticaforWindows, Version5. 5».

В исследовании приняли участие 62 студентаБрГУимени А. С. Пушкина в возрасте от 18 до 24 лет.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что агрессивность изучена как проявление межличностного взаимодействия молодежи. Обоснована необходимость рассмотрения агрессивности как одного из свойств человека. Агрессивность представлена как противоречивое составляющее личности студента, обусловленное, с одной стороны, внутренним содержанием психики человека, а, с другой, содержанием самой деятельности, через которую он осуществляет взаимодействие с окружающим миром.

Практическая ценность данной работы заключается в возможности использования полученных результатов в практике социально-психологического консультирования, а также в коррекционной работе и при проведении тренингов. С помощью используемых в работе тестовых методик, психолог получает возможность четко дифференцировать разные уровни агрессивных реакций при разработке путей и способов коррекционной работы с молодежью. Теоретические выводы и практическая разработка могут быть положены в основу курсов по психологии агрессивного поведения и его коррекции для студентов-психологов и практикующих психологов, педагогов.

Материалы исследования были представлены на конференции НИРС-2013.

1. Проявление агрессивности в молодежной среде как социальная проблема современного общества

1. 1 Изучение агрессивности в отечественной психологии

Агрессия (и агрессоры) всегда оценивается резко отрицательно как выражение антигуманизма, насилия, культа грубой силы. В некоторых случаях об агрессивных действиях говорят как об энергично наступательных и дают им положительную оценку. Это обычно делается, когда речь идет оспортивных состязаниях: отсутствие у команды спортивной «злости» или агрессивности оценивается как существенный недостаток. Такая «положительная» агрессия является скорее исключением, имеющим место вузкой специальной сфере. В повседневной жизни встречаются формы грубого насильственного поведения, относящиеся к агрессии. Для научного осмысления человеческой агрессии необходимо уточнить смысл и значение этого понятия. В историко-этимологическом словаре современного русского языка термин «агрессия» (от латинского «agressio») трактуется как нападение, приступ [62, с. 28]. «Агрессивный» (франц. agressif) в словаре иностранных слов [18, с. 8], характеризующийся актами насилия и агрессии, угрожающий миру и безопасности народов; полный неприязни, ненависти, вражды, угрозы. В психологическом словаре [25, с. 6] агрессия рассматривается как мотивационное поведение, акт, который часто может наносить вред объектам атаки-нападения или же физический ущерб другим индивидам, вызывающий у них депрессию, психодискомфорт, неуютность, напряженность, страх, аномальное психопереживание. В литературе используется различная терминология: различают агрессию, агрессивность, агрессивное поведение. Четкого определения понятия «агрессия» до сих пор нет.

Н.Д. Левитов отмечает, что «Под агрессией понимается вредоносное поведение. В понятии „агрессия“ объединяются различные по форме и результатам акты поведения — от таких, как злые шутки, сплетни, враждебные фантазии, деструктивные формы поведения, до бандитизма и убийств» [28, с. 169].Л. М. Семенюк пишет, что встречаются разные трактовки этого понятия: во-первых, под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению [52, с. 7]; во-вторых, по мнению Ю. Б. Можгинского, это акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые вредят другому лицу или объекту [39, с. 6]. Мы согласны с Т. Г. Румянцевой, которая выделяет индивидуальную агрессию и социально-групповую. Индивидуальная агрессия может совершенствоваться не благодаря, а вопреки принятой в обществе системе ценностей и быть свидетельством социального неблагополучия не общества в целом, а либо самого индивида, либо его непосредственного окружения [50, с. 81].В. В. Знаков различает агрессию «инициативную» и"оборонную". Первая имеет место, когда агрессором является зачинщик, авторая — когда агрессия представляет собой реакцию на агрессию [19, с. 20].

Многие авторы разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как процесс, имеющий специфическую функцию и организацию; агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических свойств человека. Агрессию мы рассматриваем как психологическое состояние, вслед за профессором Н. Д. Левитовым, который выделяет в агрессии познавательный, эмоциональный и волевой компоненты. Познавательный и волевой компоненты заключаются в ориентировке, которая требует понимания ситуации, выделения объекта для нападения и «идентификации своих"наступательных» средств" [28, с. 189].

Исключительно важен эмоциональный компонент агрессивного состояния. Как известно, люди существенно отличаются своей эмоциональной сферой. К. Изард[20, с. 256] предлагает классификацию человеческих эмоций, которые делятся на фундаментальные и производные. К первым относятся: интерес-волнение; радость; удивление; горе-страдание; гнев; отвращение; презрение; страх; стыд; вина. Из соединения фундаментальных эмоций возникают различные комплексные эмоциональные состояния. Тревожность может сочетать в себе страх, гнев, вину, интерес, волнение, а эмоциональные компоненты агрессивного состояния - это гнев, одновременно с эмоцией гнева часто активизируются эмоции отвращения и презрения и тогда формируется комплекс эмоций, который мы называем триадой враждебности.

Эмоциональная сторона агрессии не исчерпывается названными эмоциями. Особый оттенок этому состоянию придают переживания недоброжелательности, злости, мстительности, а в некоторых случаях и чувства своей силы, уверенности. Бывает и так, что агрессор переживает радостное, приятное чувство, патологическим выражением которого является садизм. Человек на всех этапах агрессивного состояния (при подготовке агрессии, в процессе ее осуществления и при оценке результатов) переживает сильную эмоцию гнева, иногда принимающую форму аффекта, ярости. Но не всегда агрессия сопровождается гневом и не всякий гнев приводит к агрессии. Совсем неверно было бы считать каждый гнев провоцирующим агрессию. Существует «бессильный гнев» при фрустрации, когда нет никакой возможности снять барьер, стоящий на пути к цели.

При всей важности эмоционального компонента агрессии нельзя недооценивать ее волевой стороны. В агрессивном действии имеются все формальные качества воли: целеустремленность, настойчивость, решительность, в ряде случаев инициативность и смелость. Агрессивное состояние часто возникает и развивается в борьбе, а всякая борьба требует вышеуказанных волевых качеств. Таким образом мы отнесли понятие «агрессия» к категории состояний.

Термин «состояние» применяется нами как временное положение, в котором кто-нибудь или что-нибудь находится. Здесь выступает также значение термина как готовности к действию. Встречаются состояния личностные и ситуативные. Во-первых, прежде всего, выражаются индивидуальные свойствачеловека; во-вторых, особенности ситуации, которые часто вызывают у человека нехарактерные для него реакции. Таким образом, то обстоятельство, что психические состояния часто бывают личностными (то есть выражают ту или иную черту человека), не мешает определять их как временные характеристики психической деятельности. Если, например, человек склонен к аффектации, все же у него аффект является временным целостным психическим состоянием, которое в определенное время начинается и кончается [22,С. 145].

Отдельные вопросы изучения агрессии нашли отражение в работахотечественных психологов Н. Д. Левитова, Т. Г. Румянцевой В.В. Знакова В. Г. Степанова Г. М. Андреевой, которые под агрессией понимают состояние, включающее в себя угрозу, желание напасть, враждебность, а также насильственные действия, наносящие вред объектам нападения.

В психологическом словаре «агрессия — мотивированное деструктивноеповедение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред одушевленным и неодушевленным объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт» [25, с. 10−11].

П.А. Ковалев считает, что агрессивные действия человека обусловлены его агрессивностью, как психологическим свойством личности. Он предлагает следующее определение агрессивности: «Агрессивность — устойчивый набор личностных качеств, который способствует совпадению потребности и цели насильственного поведения» и экспериментально подтверждает, что уровень агрессивного поведения зависит от выраженности усубъекта конфликтных свойств личности. С возрастом детерминация агрессивного поведения изменяется от чисто ярких, импульсивных качеств: вспыльчивости, обидчивости к мстительности и подозрительности [22, с. 28−29]. Иными словами, агрессия представляет собой акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые вредят другому лицу или объекту. Агрессивность, по определению К. К. Платонова — это «…психическое явление, выражающееся в стремлении к насильственным действиям в межличностных отношениях» [43, с. 156].

А.А. Реан понимает под агрессивностью такое свойство личности, которое выражается в готовности к агрессии [48, с. 37]. Для того, чтобы отнести агрессивность к категории свойств личности, необходимо ее соответствие ряду критериев. В философском энциклопедическом словаре свойство определяется так: «Свойство — философская категория, выражающая такую сторону предмета, которая обусловливает его различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к ним. Всякое свойство относительно: свойство не существует вне отношений к другим свойствами вещам. Свойство вещей внутренне присуще им, существует объективно» [26, с. 401].

В.Н. Мясищев указывает: «Психологические отношения человека в развитом виде представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности"[40, с. 16].

Б.Г. Ананьев отмечает: «Формирование начальных свойств личности связано с образованием постоянного комплекса социальных связей, регулируемых нормами и правилами, освоением средств общения, предметной деятельностью с ее социальной мотивацией, осознанием семейных и других ролей в процессе социализации"[4, с. 65].К. К. Платонов описывает свойство личности как частно-психологическую категорию: «…род психических явлений, отличающихся от кратковременных психических процессов и психических состояний большей стойкостью, хотя и поддающихся формированию в процессе воспитания и перевоспитания. Стойкость свойств в личности не в их непрерывности, а в одинаковости при повторных проявлениях. Психические свойства изменяются в результате биологического развития человека от детства до старости.

Могут они меняться и в результате заболевания. Но наиболее всего они изменяются под влиянием социальных условий" [43, с. 56]. По мнению B.C. Мерлина, относительные устойчивость и постоянство- основные признаки, отличающие психические свойства личности [36, с. 81].

Таким образом, основными критериями, позволяющими отнести агрессивность к свойствам личности, являются:

1. Выражение данным свойством некоторого отношения к определенным сторонам действительности.

2. Формирование в процессе социализации и образования постоянногокомплекса социальных связей.

3. Относительная изменчивость под воздействием социальных условий.

4. Относительная устойчивость, постоянство, одинаковость при повторных проявлениях.

То есть агрессивность мы будем понимать как устойчивое личностноесвойство, которое реализуется в поведении такими особенностями как постоянство, сходство, предсказуемость.

Т.Г. Румянцева рассматривает агрессивность как форму социального поведения, так как человеческое агрессивное поведение осуществляется в контексте социального взаимодействия. «В определении поведения в качестве агрессивного решающее место должно принадлежать понятию нормы, отсюда и название данной ориентации. Нормы формируют своеобразный механизм контроля за обозначением тех или иных действий. Когда эти нормы соблюдены, воспринимаемое поведение не будет рассматриваться в качестве агрессивного, независимо от степени губительности последствий такого поведения. И наоборот, если нормы нарушены, на поведение навешивается ярлык агрессии"[50, с. 83−84].

Таким образом, поведение называется агрессивным при наличии двухобязательных условий: 1) когда имеют место губительные для жертвы последствия; 2) когда нарушены нормы поведения.

Хотя нормативный характер представления агрессивного поведения не абсолютизирован, все же его проявления находят отражения в не провоцируемом нападении.

Таким образом, взаимосвязь трех форм агрессии, агрессивности и агрессивного поведения очевидна. «Свойства обнаруживаются и в процессах, и в отношениях, и в состояниях человека,… свойства отношений, состояний в деятельности выступают как свойство личности»- пишет В.Н. Мясищев[40, с. 128].

Социально-опасные последствия агрессивного поведения, привлекая ксебе особое внимание, наполнили этот термин лишь отрицательным смыслом и привели к отрицанию социально одобряемой агрессии.

Действительно, если рассматривать проявление агрессии или развитие агрессивности по типу акцентуаций, то такие черты личности, как доминантность, конфликтность, неспособность к социальной кооперации, могут вызвать негативное отношение.

Однако его никак нельзя признать справедливым. Во-первых, агрессия является неотъемлемой динамической характеристикой активности и адекватности человека. Во-вторых, в социальном плане личность должна неизбежно обладать определенной степенью агрессивности. В «норме» она может оказаться качеством социально приемлемым и даже необходимым. В противном случае, это приводит к податливости, ведомости, конформности, пассивности поведения. При этом нужно признать: агрессивные реакции часто ситуативны и имеют рациально-избирательную направленность. По мнениюЮ.Б. Можгинского, направленность агрессии зависит от особенностей мотивационно-потребностной сферы человека, системы его ценностей и ориентации.

Поэтому, вероятно, уместно разделение на конструктивную и деструктивную агрессивность, где только последняя несет в себе потенциал враждебности, злобности, жестокости. [39, с. 52].

1.2 Социально-психологические теории агрессивного поведения в зарубежной науке

За рубежом агрессия рассматривается как любая форма поведения, нацеленная на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения [12, с. 26]. Социальные психологи досих пор спорят по поводу терминологического определения агрессии. Можносказать, что агрессия — это физическое или вербальное поведение, направленное на причинение кому-либо вреда.

С. Фишбах предложил различать три вида агрессии: случайную, инструментальную и враждебную. X. Кауфман справедливо возражает противтого, чтобы случайное, то есть непреднамеренное действие, принесшее вред, называть агрессивным, но он не прав в том, что сомневается в необходимости различать агрессию инструментальную и враждебную[12]. Правда в некоторых случаях нелегко установить, является ли агрессия средством или целью, отмечает Н.Д. Левитов[28, с. 169].

Г. Паренс различает у людей два типа агрессии: враждебную и инструментальную. Источник враждебной агрессии — это злость. Ее единственная цель — причинить вред. В случае инструментальной агрессии причинение вреда не самоцель, а средство достижения какой-либо иной позитивной цели. Иногда трудно провести различия между враждебной и инструментальной агрессией [41, с. 12].

Р. Лазарус считает основным возбудителем агрессии угрозу, полагая, что угроза вызывает стресс, а агрессия является уже реакцией на стресс. Основное значение здесь имеет то, как человек справляется со стрессом и может ли он предотвратить или ослабить агрессию. Однако не всякая угроза вызывает агрессивное состояние, а с другой стороны, не всегда агрессивное состояние провоцируется угрозой. Вместе с тем, когда агрессия вызывается угрозой, правильное понимание этой угрозы, его объективный анализ и оценка — весьма важные познавательные элементы агрессивного состояния.

От этого понимания зависит само возникновение данного состояния, его форма и сила. Переоценка угрозы может вызвать отказ от агрессии как средства борьбы и сознание своего бессилия. Недооценка угрозы приводит к поражению, иногда к психическому состоянию фрустрации

Анализируя причины враждебной и инструментальной агрессии, социальные психологи выдвинули три важные теоретические концепции. Первая включает теории, в которых агрессивность трактуется как враждебное, инстинктивное свойство индивида (сюда входят теории психоаналитического толка). Во второй описывается агрессия как поведенческая реакция на фрустрацию. Третью составляют концепции, в которых рассматривается агрессивность как характеристика поведения, формирующаяся в результате научения (бихевиоральныетеории).

Нормативные представления агрессивности необходимо учитывать при описании человеческого поведения, без уяснения свойственных данной культуре нормальных канонов невозможно, понимающей особенностей ее существования.

Как справедливо отмечает немецкий ученый Х. Хекхаузен:"Если в обществе явно или неявно поощряется стремление любыми средствами подчинить себе людей (например, держать их в страхе), то таким явлениям, как мафия, - это только доведение до логического конца принятой в обществе системы ценностей, смена которой возможна только в результате радикальных социальных преобразований, а не в следствие изучения особенностей агрессивного действия". Нормы, типы и частота агрессивных форм поведения задаются культурой. «У детей, воспитывающихся в разных культурах, прежде чем они полностью освоят специфические социализирующие нормы своей культуры, тип и частота агрессии совпадают почти полностью» [59, с. 365−370].

В вопросе детерминант агрессивного поведения существует много неопределенностей. А. Бандура считает, что агрессивность обусловлена внутриличностными факторами и внешней средой. К. Лоренс, З. Фрейд придерживаются биологической обусловленности агрессивного поведения [57; 144].

З. Фрейд полагал, что источник человеческой агрессивности — перенесение индивидом энергии примитивного влечения к смерти (которое он назвал «инстинктом смерти») с самого себя на внешние объекты. Взгляды З. Фрейда во многом разделялись и другими психологами, рассматривающими агрессивный компонент мотивации как один из основополагающих в поведении человека.

Новое название эта тема получила благодаря работам одного из основоположников этологии К. Лоренца, который утверждал, что агрессивный инстинкт много значил в процессе эволюции, выживания и адаптации человека [34, с. 30−31].

Но оба ученых единодушны в том, что агрессивная энергия имеет инстинктивную природу. По их мнению, если она не находит разрядки, то накапливается до тех пор, пока не взрывается или пока подходящий стимул не выпустит ее наружу.

Впрочем, следует отметить, что «психогидравлическая» модель К. Лоренца, в основном базируется на часто неоправданном переносе результатов исследований, полученных на животных на человеческое поведение. Другим слабым местом инстинктов является предопределенность способов управления агрессией: считается, что человек никогда не сможет справиться со своей агрессивностью. И поскольку накапливающаяся агрессия непременно должна быть отреагировала, единственной надежной остается направление ее по нужному руслу.

Идея о том, что агрессия — инстинкт, потеряла актуальность, когда она вошла в перечень возможных человеческих инстинктов, охватывающий едва ли не все мыслимое поведение человека. Впоследствии даже многие психоаналитики отошли от «жестких схем» фрейдовской концепции и стали рассматривать не только биологическую, но и социальную сторону агрессии.

Согласно А. Адлеру, агрессивность является качеством сознания, организующим его деятельность. Агрессия понимается в более широком контексте напряжения противостоящих начал. Агрессивное, или выражаясь словамиА. Адлера, «агонизирующее» сознание порождает различные формы агрессивного поведения. Более того, по А. Адлеру, всякое контрпринуждение, т. е. ответная агрессия, является естественной сознательной или бессознательной реакцией человека на принуждение, вытекающей из стремления каждого индивида ощущать себя субъектом, а не объектом [1,с. 146−153].

Другой представитель психоанализа Э. Фромм рассматривал два совершенно разных вида агрессивности. Это оборонительная, «доброкачественная» агрессия, которая служит делу выживания человека; она имеет биологические корни. Другой вид представляет «злокачественную» агрессию — это деструктивность и жестокость, которые определяются различными психологическими и социальными факторами [58, с. 354−427].

«Агрессивность по большей части относится к травматическому материалу из детства и другим биографическим факторам», — отмечает С. Грофф. «Это обычно связано с повторным переживанием воспоминаний, касающихся помех в удовлетворении желания безопасности у ребенка, с вытекающей отсюда фрустрации. Это конфликты вокруг достижения удовольствия в различных либидных зонах, эмоциональная депривация и отверждение со стороны родителей или лиц их замещающих, грубое телесное надругательство» [17, с. 257−258].

К. Хорни объясняет появление агрессивности наличием внутренних неразрешенных конфликтов, например, стремление одержать победу над кем-нибудь и отвращением к самому себе, и страхом перед возмездием. Она делает вывод, что поведение такого человека считается неустойчивым, безответственными негативистским [60, с. 136−145].

Хотя склонность к агрессии может и не квалифицироваться как инстинкт, агрессия все-таки обусловлена биологически, утверждает Д. Майерс [35, с. 410−415].

Агрессия представляет собой сложный поведенческий комплекс, и поэтому невозможно говорить о существовании в человеческом мозгу четко локализируемого «центра агрессии». Наследственность влияет на чувствительность нервной системы к возбудителям агрессии. Химический состав крови -еще один фактор, влияющий на чувствительность нервной системы к стимуляции агрессии. Итак, существуют весомые биологические, генетические и биохимические факторы, способствующие возникновению агрессии. Однако существуют пути ослабления человеческой агрессии

Существует и так называемая фрустрационная теория агрессии какпротивопоставление концепциям влечений. Здесь агрессивное поведение рассматривается как ситуативный, а не эволюционный процесс. Основоположником этого направления исследования человеческой агрессивности считается.

Дж. Доллард. Согласно его воззрениям, агрессия — это не автоматически возникающее в организме человека влечение, а реакция на фрустрацию: попытка преодолеть препятствие на пути к удовлетворению потребностей, достижению удовольствия и эмоционального равновесия. В рассматриваемой теории утверждается, что, во-первых, агрессия всегда есть следствие фрустрации, и, во-вторых, фрустрация всегда влечет за собой агрессию[35].

Схема «фрустрация — агрессия» базируется на четырех основных понятиях: агрессия, фрустрация, торможение и замещение. Как и предыдущая концепция, фрустрационная теория не лишена замечаний. Представителем модифицированной формы теории обусловливания агрессии фрустрацией является Л. Берковиц. Он выдвинул предположение о том, что фрустрация вызывает озлобление и эмоциональную готовность реагировать агрессивно [35, с. 43−44]. Кроме того, он признает, что агрессия не всегда является доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может подавляться. В концептуальную схему «фрустрация — агрессия» Л. Берковец ввел три существенные поправки: агрессия не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; даже при состоянии готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям [35, с. 8].

В процессе своего развития фрустрационный подход претерпел значительные изменения и разделился на два относительно самостоятельных течения. Теория фрустрации-агрессии предназначена для объяснения враждебной агрессии, а не инструментальной.

Теория социального научения агрессии, базирующаяся на понятиях «инстинкта» и «фрустраций», предполагает, что враждебные импульсы прорываются наружу с уровня глубинных эмоций; эти эмоции естественным образом «выталкивают» агрессию изнутри на поверхность. Социальные психологи считают, что, кроме того, человек научается «вытаскивать» наружу свою агрессию [36, с. 376].

Альберт Бандура, ведущий сторонник теории социального научения, убежден, что мы научаемся агрессии не только потому, что это бывает выгодным, но так же перенимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми. Как и большинство прочих социальных навыков, мы усваиваем агрессивную манеру поведения, наблюдая за действиями окружающих и отмечая последствия этих действий [38, с. 25].

По мнению А. Бандуры, повседневная жизнь постоянно демонстрируетнам модели агрессивного поведения в семье, субкультуре и средствах массовой информации. А. Бандура дифференцирует понятия враждебности и агрессивности. В настоящее время теория социального научения является одной изнаиболее эффективных в предсказании агрессивного поведения, особенноесли есть сведения об агрессоре и ситуации социального развития.

1.3 Понятие и социально-психологические характеристики молодежи

Слово «молодежь» (youth — англ., jugent — нем.) в разговорном языке имеет самые различные значения. И в законодательстве, и в общественном мнении грани определения молодежи размыты. Среди исследователей также нет однозначного мнения, что такое молодежь: функция, возрастная стадия или социальная группа? Ряд социологов и психологов отмечают «произвол и неуверенность» в определении этого понятия. Зачастую ставится знак равенства между понятием «молодежь» и «юношество» 18, с. 6.

Позднее более полное определение было дано И. С. Коном: «Молодежь — социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации» 23, с. 352.

Юность — период жизни после отрочества до взрослости (возрастные границы условны — от 15−16 до 21−25 лет). Это период, когда человек может пройти путь от неуверенного, непоследовательного отрока, притязающего на взрослость, до действительного повзросления.

В юности у молодого человека возникает проблема выбора жизненных ценностей. Юность стремится сформировать внутреннюю позицию по отношению к себе («Кто Я?», «Каким Я должен быть?»), по отношению к другим людям, а также к моральным ценностям.

Особенности психического развития в раннем юношеском возрасте во многом связаны со спецификой социальной ситуации развития, суть которой сегодня состоит в том, что общество ставит передмолодым человеком настоятельную, жизненно важную задачу осуществить именно в этот период профессиональное самоопределение.

Принципиально важную характеристику современной ситуации отмечает Б. Д. Эльконин. Отстаивая положение о том, что переживаемый нами исторический период в развитии детства может быть охарактеризован как кризисный, он видит суть этого кризиса в разрыве, расхождении образовательной системы и системы взросления. Нигде этот разрыв не виден столь отчетливо, как в период ранней юности. Возможно, именно этим и объясняется отсутствие единства мнений психологов в вопросе о ведущей деятельности в данный период. Поскольку, по Б. Д. Эльконину, присвоение форм культуры (образования) и освоение взрослости (различных форм самостоятельности и ответственности) оказываются сегодня, по существу, не связанными друг с другом: взросление проходит вне образовательной системы, а образование — вне системы взросления, то, по-видимому, возможно существование, как минимум, двух ведущих деятельностей. В любом случае, вопрос о ведущей деятельности в период ранней юности, который и всегда был дискуссионным, на сегодняшний день остается открытым [27, с. 132].

Задача выбора будущей профессии, профессионального самоопределения принципиально не может быть успешно решена без и вне решения более широкой задачи личного самоопределения, включающей построение целостного замысла жизни, самопроектирование себя в будущее. Обращенность в будущее, построение жизненных планов и перспектив Л. И. Божович считала аффективным центром жизни в юношеском возрасте. Сам переход от подросткового к раннему юношескому возрасту она связывала с изменением отношения к будущему: если подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, то старший школьник смотрит на настоящее с позиции будущего [11, с. 235].

Главное психологическое приобретение ранней юности — открытие своего внутреннего мира. Для ребенка единственной осознаваемой реальностью является внешний мир, куда он проецирует и свою фантазию. Вполне осознавая свои поступки, он не осознает собственных психических состояний. Напротив, для юноши внешний, физический мир — только одна из возможностей опыта, средоточием которого является он сам. Вместе с осознанием своей уникальности, неповторимости, непохожести на других приходит чувство одиночества. Это порождает острую потребность в общении, одновременно повышая его избирательность, потребность в уединении, в тишине природы, в молчании, для того чтобы услышать свой внутренний голос.

Главным измерением времени в самосознании юноши является будущее, к которому он себя готовит. Мечты о будущем занимают центральное место в его переживаниях.

При переходе от подросткового возраста к юношескому происходит изменение в отношении к будущему: если подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, то юноша смотрит на настоящее с позиции будущего. Выбор профессии и типа учебного заведения неизбежно дифференцирует жизненные пути юношей и девушек, закладывает основу их социально-психологических и индивидуально-психологических различий. Учебная деятельность становится учебно-профессиональной, реализующей профессиональные и личностные устремления юношей и девушек.

Ведущее место у старшеклассников занимают мотивы, связанные с самоопределением и подготовкой к самостоятельной жизни, с дальнейшим образованием и самообразованием. Эти мотивы приобретают личностный смысл и становятся значимыми.

Период юности — это период самоопределения. Самоопределение — социальное, личностное, профессиональное, духовно-практическое — составляет основную задачу юношеского возраста. В основе процесса самоопределения лежит выбор будущей сферы деятельности. Однако профессиональное самоопределение сопряжено с задачами социального и личностного самоопределения, с поиском ответа на вопросы: «кем быть?» и «каким быть?», с определением жизненных перспектив, с проектированием будущего.

Характерное приобретение ранней юности — формирование жизненных планов. Жизненный план как совокупность намерений постепенно становится жизненной программой, когда предметом размышлений оказывается не только конечный результат, но и способы его достижения. Жизненный план — это план потенциально возможных действий. В содержании планов, как отмечает И. С. Кон, существует ряд противоречий. В своих ожиданиях, связанных с будущей профессиональной деятельностью и семьей, юноши и девушки достаточно реалистичны [23, с. 45]. Но в сфере образования, социального продвижения и материального благополучия их притязания зачастую завышены. При этом высокий уровень притязаний не подкрепляется столь же высоким уровнем профессиональных устремлений. У многих молодых людей желание больше получать не сочетается с психологической готовностью к более интенсивному и квалифицированному труду. Профессиональные планы юношей и девушек недостаточно корректны. Реалистично оценивая последовательность своих будущих жизненных достижений, они чрезмерно оптимистичны в определении возможных сроков их осуществления. При этом девушки ожидают достижений во всех сферах жизни в более раннем возрасте, чем юноши. В этом проявляется их недостаточная готовность к реальным трудностям и проблемам будущей самостоятельной жизни. Главное противоречие жизненной перспективы юношей и девушек — недостаточная самостоятельность и готовность к самоотдаче ради будущей реализации своих жизненных целей. Цели, которые ставят перед собой будущие выпускники, оставаясь непроверенными на соответствие их реальным возможностям, нередко оказываются ложными. Намеченная перспектива может быть или очень конкретной (и тогда недостаточно гибкой для того, чтобы ее реализация завершилась успехом), или слишком общей, что затрудняет успешную реализацию неопределенностью.

Совокупность психических процессов, посредством которых индивид осознает себя в качестве субъекта деятельности, называется самосознанием, а представления индивида о самом себе складываются в мысленный «образ Я». Уже подросток в 14−15 лет начинает воспринимать и осмысливать свои эмоции уже не как производные от каких-то внешних событий, а как состояние собственного «Я». Юношеское «Я» еще неопределенно, расплывчато, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую необходимо чем-то заполнить [38,с. 94].

Одно из достижений юношеского периода — новый уровень развития самосознания, который характеризуется следующими фактами: открытие своего внутреннего мира во всей его индивидуальной целостности и уникальности; стремление к самопознанию; формирование личной идентичности, чувства индивидуальной самотождественности, преемственности и единства; самоуважение;становление личностного способа бытия.

Центральный психологический процесс юношеского возраста — это формирование личной идентичности. Наиболее детальный анализ этого процесса дают работы Э. Эриксона.

Юношеский возраст, по Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Если юноше не удается разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность, развитие которой может идти по четырем основным линиям[23]:

1) уход от психологической интимности, избегание тесных межличностных отношений;

2) размывание чувства времени, неспособность строить жизненные планы, страх взросления и перемен;

3) размывание продуктивных творческих способностей, неумение мобилизовать свои внутренние ресурсы и сосредоточиться на какой-то главной деятельности;

4) формирование «негативной идентичности», отказ от самоопределения и выбор отрицательных образцов для подражания.

Джеймс Майерс выделил четыре этапа развития идентичности, измеряемых степенью профессионального, религиозного и политического самоопределения молодого человека:

1. «Неопределенная, размытая идентичность» (индивид не выработал еще четких убеждений, не выбрал профессии и не столкнулся с кризисом идентичности).

2. «Досрочная, преждевременная идентификация» (индивид включился в соответствующую систему отношений, но сделал это не самостоятельно, в результате пережитого кризиса, а на основе чужих мнений, следуя чужому примеру или авторитету).

3. Этап «моратория» (индивид находится в процессе нормативного кризиса самоопределения, выбирая свой единственный вариант развития).

4. «Зрелая идентичность» (кризис завершен, индивид перешел от поиска себя к практической самореализации).

Статусы идентичности -- это как бы этапы развития личности, и вместе с тем -- типологические понятия. Первые два статуса свойственны экстерналам, а два последних -интерналам. Самый высокий уровень морального сознания характеризует людей, находящихся в стадии «моратория» или «зрелой идентичности».

Ядро личности и самосознания юноши больше всего зависит от его профессионального самоопределения и достижений в избранной деятельности. Развитие всех компонентов самосознания приводит к формированию «Я-концепции» у юноши. «Я-концепция» — это обобщенное представление о самом себе, система установок относительно собственной личности. Установки, направленные на самого себя, составляют:

1) «образ Я» — представление индивида о самом себе;

2) самооценку — эмоционально окрашенную оценку этого представления;

3) потенциальную поведенческую реакцию — те конкретные действия, которые могут быть вызваны «образом Я» и самооценкой.

В психологии принято выделять две формы Я-концепции- реальную (представление личности о себе, о том, «какой я есть») и идеальную (представление личности о себе в соответствии с желаниями «каким бы я хотел быть»).

Самоопределение, как профессиональное, так и личностное, становится центральным новообразованием ранней юности. Это новая внутренняя позиция, включающая осознание себя как члена общества, принятие своего места в нем [31, с. 356].

Предполагается, что основной характеристикой самоопределившейся личности является сопоставление и соотнесение субъективного осознания себя с определенным стандартом принятых в обществе норм и требований, а также с определенными общественными ценностями.

Л.И. Божович, изучая проблемы формирования личности в онтогенезе, говорит о том, что центральным компонентом социальной ситуации развития в юношеском возрасте выступает потребность в самоопределении.

Л.И. Божович характеризует самоопределение как личностное новообразование юношеского возраста, связанное с формированием внутренней психологической позиции как «совокупности всех отношений ребенка к действительности, сложившаяся в определенную систему, которая является отражением того объективного положения, которое занимает ребенок в системе доступных ему общественных отношений».

По мнению Л. И. Божович, потребность в самоопределении — это потребность в создании определенной смысловой системы, в которой слиты представления о мире и о себе самом, создание этой смысловой системы предполагает нахождение ответа на вопрос о смысле своего собственного существования.

Л.И. Божович подчеркивает, что существенной характеристикой юношеского возраста является устремление в будущее. Следовательно, процесс самоопределения включает в себя не только создание субъективного отношения к себе в настоящем, но и определение себя в будущем. Это положение имеет большое значение для понимания профессионального самоопределения в юношеском возрасте, которое заключается в определении себя как будущего профессионала[11, с. 210].

Потребность в самоопределении представляет собой потребность в создании определенной смысловой системы.

Юноша встаёт в новое отношение к окружающей действительности, осознаёт себя личностью, которая обладает, подобно всем взрослым людям, правом на уважение, самостоятельность и доверие. Он интенсивно усваивает из мира взрослых различные ценности, нормы и способы поведения, которые составляют новое содержание сознания, и превращаются в требования к поведению другого человека и собственному, в критерии оценки и самооценки. По своему содержанию самосознание является социальным сознанием, перенесённым внутрь, по словам Л. С. Выготского [14, с. 155].

Особенности самосознания и самооценки в юношеском возрасте непосредственно отражаются на поведении. При заниженной самооценки подросток недооценивает свои возможности, стремится к выполнению только самых простых задач, что мешает его развитию. При завышенной самооценке он переоценивает свои возможности, стремится выполнить то, в чем не в состоянии справиться, что также негативно сказывается на развитии его личности.

Таким образом, анализируя особенности юношеского возраста, мы пришли к следующему выводу: самоопределение — социальное, личностное, профессиональное, духовно-практическое — составляет основную задачу юношеского возраста. В основе процесса самоопределения лежит выбор будущей сферы деятельности.

По мнению Л. И. Божович, центральным компонентом социальной ситуации развития в юношеском возрасте выступает потребность в самоопределении. Самоопределение имеет ценностно-смысловую природу [11, с. 36].

Как подчеркивает М. Р. Гинзбург, в процессе самоопределения решается проблема взаимоотношения себя и общества, определения себя в обществе и через общество, а это возможно только в области ценностей и смыслов [44, с. 134].

Ценностно-смысловая природа самоопределения проявляется через определение своей позиции относительно общественно выработанной системы ценностей, определение на этой основе смысла своего собственного существования.

Целью самоопределения является определение и обоснование ценностно-смысловых оснований субъективной позиции и выбор форм и способов ее реализации.

1.4 Специфика агрессивного поведения в молодежной среде

Как нами уже отмечалось, неконструктивная агрессивность является признаком либо криминального поведения, либо психопатологического. Некоторые отечественные и зарубежные ученые считают целесообразным подразделять отклоняющееся (девиантное) поведение на преступное (криминальное), делинквентное (допреступное) и аморальное (безнравственное). Данные типы девиантного поведения выделены с учетом особенностей взаимодействия индивида с реальностью, механизмам возникновения поведенческих аномалий. Необходимо выделить делинквентные действия, распространенные среди несовершеннолетних — наркомания, токсикомания, алкоголизм, угон автотранспорта, побеги, домашние кражи, хулиганство, подростковый вандализм, агрессивное и аутоагрессивное поведение, сверхценные увлечения, а также типично подростковые девиации, встречающиеся только при психопатологическом типе — дисморфомания, дромомания, пиромания, гебоидное поведение [21, с. 112].

Итак, агрессивность выступает формой отклоняющегося поведения.Б. М. Левин и М. Б. Левин рассматривают причины различных форм девиации в молодежной среде. Авторы предполагают, что согласованность взаимодействия между членами общества, их интересами, социальными институтами во время резких перемен в любой из сфер жизни общества, нарушается, вследствие того, что старые нормы уже не действуют, а новые еще не оформились. У индивидов «повышается готовность выйти за пределы норм» 47, с. 11, отключаются культурные ограничители, для человека перестают существовать такие понятия, как «нехорошо», «безнравственно». Следующей причиной отклоняющегося поведения может быть прогресс общества. Новый, более качественный, уровень жизни индивидов, конкурентная основа жизни порождает новые конфликты. К человеку предъявляются высокие требования в культурных и трудовых навыках, индивид должен обладать высоким уровнем здоровья. Если человек не соответствует этим, новым, стандартам и не может их достигнуть в короткий срок — он выпадает из жизни общества или становится девиантом. Молодежь является самой восприимчивой частью социума к изменениям жизни, и в то же время, очень динамичной, легко выходящей за рамки, в которые их загоняет общество.

За основу отклоняющегося поведения молодежи авторы берут кризис в отношениях общества и молодого поколения и выделяет такие приметы этого кризиса, как:

Отчуждение. Многие молодые люди чувствуют себя чужими в мире взрослых, они категорически отвергают все, что им предлагается старшим поколением, создавая субкультурные группы со своими правилами и нормами, которые устраивают членов этих групп. Во многих из существующих субкультур, человеческая жизнь не обладает большим приоритетом, формируется не традиционное отношение подрастающего поколения к ней. Кроме того в таких коллективах, как правило, очень сплоченных, ответственность групповая, это влечет то, что каждый конкретный человек не отвечает за свои поступки, а за них отвечает вся группа, вследствие чего индивид легче переступает рамки дозволенного. Так же очень важна степень одиночества молодого человека, если эта степень очень высока, то тогда теряется инстинкт самосохранения и угасает чувство сострадания к ближнему.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой