Особенности проявления неуставных взаимоотношений у военнослужащих в процессе адаптации к военной службе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра психологии

направление 30 300. 68 магистратура «Психология»

А.А. Колокольцев, студент Пм — 112 гр.

КУРСОВАЯ РАБОТА:

Особенности проявления неуставных взаимоотношений у военнослужащих в процессе адаптации к военной службе

Проверил:

к. псх. н., доцент

__________ Сафонова Е. В.

Хабаровск

2013

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Теоретические основы изучения особенностей взаимоотношений в воинском коллективе

1.1 Содержательные аспекты взаимоотношений новобранцев в воинском коллективе

1.2 Особенности неуставных взаимоотношений в воинском коллективе

1.3 Причины нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, в основе которых лежат общесоциальные процессы и явления

1.4 Содержательные аспекты феномена «адаптация». Адаптация военнослужащих, проходящих военную службу по призыву

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность исследования определяется потребностями общества и государства в успешной социально-профессиональной адаптации военнослужащих, призванных на военную службу по призыву, в условиях проведения реформ Вооруженных Сил в Российской Федерации.

Перестройка и реформирование большинства сфер российского общества повлекло за собой ряд глобальных социальных и личностных изменений современного человека. Всё более востребованным становится человек, умеющий мобилизовать себя на преодоление трудностей в сложных жизненных ситуациях, способный противостоять агрессивным воздействиям среды.

В психологической науке возникла ситуация, характеризующаяся с одной стороны терминологическим разнообразием понятий и категорий, используемых для описания данного феномена, что связано с феноменологической сложностью изучаемого объекта, а с другой стороны — отсутствием четких критериев, на основании которых становится возможным полно представить субъективные характеристики личности, их связь с базовыми свойствами личности.

На современном этапе одним из главных приоритетов военной политики нашего государства является переходом на комплектования подразделений военнослужащими по призыву со службой на один год с расчетом достаточным для этого времени на обучения и получения практики.

Это связано с рядом обстоятельств: во-первых, отойдет подпонятие как «дедовщина» Вооруженных Сил требует соответствующих изменений в организационной структуре и в системе комплектования войск; во-вторых, в настоящее время изменения, а точнее реформированием, вызванные достижениями сокращения численности Вооруженных Силах, значительно повышают роль каждого военнослужащего; в-третьих, сложностью комплектования армии молодежью призывного возраста и набора на службу по контракту отпадет (сокращение призывного контингента, наличие различных льгот и отсрочек, уклонение от призыва и т. д.), а также достаточно невысоким престижем военной службы.

Тем самым основным направлением в работе офицеров и прапорщиков с личным составом является прогнозирование, работа по воспитательной части и обеспечение качественной адаптации военнослужащих по призыву к воинской среде и различным условиям службы. Но при этом не нуждается в доказательстве тот факт, что от социально-профессиональной адаптации военнослужащего к условиям воинской деятельности зависит успешность этой деятельности, психические состояния, определяющие адекватное поведение, внутренний психологический комфорт, оптимальное взаимодействие с окружающей средой и вся система социальных связей личности в условиях военной службы.

Эффективность деятельности военнослужащих во многом определяется с одной стороны наличием новой социальной ситуации и закрытой сферы жизнедеятельности, а с другой стороны — наличием субъективного ядра личности, важнейшей составляющей которого является самоотношение человека.

Это также связано с тем, что военнослужащие по призыву в корне отличаются от военнослужащих по контракту. Если военнослужащие по контракту — лица мужского и женского пола в возрасте от 20 до 55 лет, то военнослужащие по призыву — юноши в возрасте от 18 до 27 лет, что требует от командиров и начальников всех степеней учитывать при обеспечении условий социально-профессиональной адаптации их физиологические, возрастные и социально-психологические особенности.

Актуальность данного исследования обусловлена следующими причинами и противоречиями:

— особенностью юношеского возраста как периода становления самостоятельности, развития потребности в самоактуализации, свободы выбора и принятия решений и реальной необходимостью подчиняться требованиям командиров, нормам, правилам воинского устава на службе в армии, что нередко связано с игнорированием такой важнейшей структурной составляющей самосознания, как проявления неуставных взаимоотношений;

— разработанностью методик изучения, особенностей проявления неуставных взаимоотношений и адаптации личности и ограниченным использованием результатов исследований для создания благоприятных условий адаптации личности к военной службе.

Данные противоречия определили проблему обнаружения специфики проявлений особенности неуставных взаимоотношений личности в адаптации к новой ситуации (на примере военнослужащих срочной службы).

Проблема исследования:

На основе анализа научных трудов и публикаций отечественных и зарубежных авторов проблема профессиональной деятельности военнослужащих остается недостаточно исследованной. Отдельные стороны явились предметом изучения на уровне диссертационных исследований. Все это позволяет сформулировать проблему, которая состоит в следующем.

Рассмотреть, то, как проявляются особенности неуставных взаимоотношений у военнослужащих в процессе адаптации к военной службе?

Цель исследования: изучить особенности проявления неуставных взаимоотношений у военнослужащих в процессе адаптации к военной службе.

Объект исследования: особенности проявления неуставных взаимоотношений у военнослужащих.

Предмет исследования: особенности проявления неуставных взаимоотношений у военнослужащих в процессе адаптации к военной службе.

Задачи исследования:

1. Проанализировать сущность феномена «неуставных отношений» и специфику его проявления в жизнедеятельности человека (в контексте различных концепций).

2. Выявить сущность и психологические особенности адаптации личности к воинской службе, представленные в современных психологических исследованиях.

3. Соотнести проявления развития и особенности формирования с другими базовыми свойствами личности, составляющими основу личностного адаптационного ресурса.

4. Эмпирически исследовать особенности проявления неуставных отношений у военнослужащих с разным уровнем адаптации к воинской службе.

5. Рассмотреть связь проявления неуставных отношений и склонности к девиантному поведению военнослужащих.

Гипотеза исследования Мы исходили из следующих допущений:

1. Неуставные взаимоотношения могут проявляться в качестве механизма защиты (копинг-стратегии) и связано с уровнем адаптивности военнослужащих.

2. Проявления неуставных отношений у военнослужащих связано с их базовыми свойствами

3. Проявления неуставных отношений связано со склонностью к девиантному поведению военнослужащих.

Методологическую основу исследования составили:

— идеи субъектно-деятельностного подхода (Б.Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, С. Л. Рубинштейн и др.);

— идеи единства сознания и деятельности (Л.С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, А. В. Петровский и др.);

— концепции развития самосознания (И.С. Кон, В. В. Столин, П. Р. Чамата, И. И. Чеснокова и др.) и развития субъективной реальности человека (Б.С. Братусь, Д. А. Леонтьев, М. К. Мамардашвили, В. А. Петровский, В. И. Слободчиков и др.);

— концепции социализации и адаптации личности (Р. Лазарус, А. А. Налчаджян, А. А. Реан, М. М. Решетников, Г. Селье, Д. И. Фельдштейн и др.).

— исследования ученых, связанные с проблемой адаптации к изменяющимся условиям жизни (Е.Ю. Коржова, С. Т. Посохова, Н. И. Сарджвеладзе, Л. Н. Собчик и др.);

— исследования процесса адаптации военнослужащих, предупреждения и профилактики отклонений в их поведении в процессе воинской службы (А.И. Александров, М. И. Дьяченко, Л. Ф. Железняк, А. Г. Маклаков, С. С. Муцынов, Ж. Г. Сенокосов, Н. Ф. Феденко и др.).

Методы исследования:

1. Общенаучные методы: теоретико-методологический анализ исследований отечественных и зарубежных авторов по изучаемой проблеме; сравнительно-аналитический метод.

2. Эмпирические методы исследования: констатирующий эксперимент; наблюдение; работа с документацией; диагностические методики («Адаптивность» разработан А. Г. Маклаковым, С. В. Чермяниным — МЛО-АЛ, «Висбаденский опросник» Н. Пезешкиан, «Опросник для оценки агрессии» Ч. Спилбергера, «Уровень субъективного контроля» версия Е. Ф. Бажина, Е. А. Голынкиной, А. М. Эткинд — УСК, «Индивидуально-типологический опросник» Л. Н. Собчик — ИТО).

Теоретическая значимость: материал проанализирован, структурирован и систематизирован.

Практическая значимость: представленный материал может быть использован военными психологами при работе с военнослужащими.

Глава 1. Теоретические основы изучения особенностей взаимоотношений в воинском коллективе

1.1 Содержательные аспекты взаимоотношений новобранцев в воинском коллективе

В любом воинском коллективе складываются и одновременно сосуществуют два вида отношений. Одни из них, определены законами, уставами, должностными инструкциями. Такие отношения строятся на основе определенного положения, занимаемого каждым в системе военной организации. В воинском коллективе наиболее заметна иерархия отношений по вертикали: отношений между начальниками и подчиненными, старшими и младшими. Например, отношения командира танка и механика-водителя, дежурного по полку и дежурного по роте, разводящего и часового. Каждый из участников таких отношений имеет определенные права, обязанности и предписания как он должен действовать в той или иной ситуации. Эти отношения носят название формальных, поскольку они определены нормативными документами. Обратите внимание, это отношения не между конкретными людьми, а, скорее, между определенными социальными ролями, которые играют люди. Так, когда мы говорим «начальник патруля сделал замечание военнослужащему за нарушение формы одежды», мы имеем в виду именно формальные отношения между двумя категориями военнослужащих. [9]

Само словосочетание «формальные отношения» — очень точно передает их смысл. Форма есть нечто заданное извне, она всегда есть форма чего-то и существует сама по себе только как абстракция. Так и формальные отношения всегда реализуются в виде реальных, жизненных отношений. Такие отношения конкретных людей в конкретной ситуации называют МЕЖЛИЧНОСТНЫМИ или неформальными. Даже вступая во взаимодействие в официальной обстановке по сугубо формальному поводу, люди довольно быстро начинают испытывать те или иные чувства к своим партнерам по общению. Оставаясь личностями в системе безличных общественных отношений, люди неизбежно проявляют свои индивидуальные характеристики. Подчеркнем, формальные отношения всегда реализуются в виде межличностных отношений. Общение начальника и подчиненного это всегда общение двух личностей (лейтенанта Иванова и сержанта Петрова), с присущими им индивидуальными особенностями, которые они волей или неволей учитывают. [9]

Поэтому, неформальные, межличностные отношения невозможно искоренить или игнорировать. Они пропитывают буквально все сферы человеческого взаимодействия. Другое дело, что формальные отношения влияют на характер поведения людей, придают им определенную, сходную для всех форму. Степень этого влияния может быть большей или меньшей, в зависимости от конкретной ситуации. [9]

Природа межличностных отношений существенно отличается от природы формальных отношений: их важнейшая специфическая черта -- эмоциональная основа. Естественно, что набор конкретных чувств безграничен. Однако все их можно свести в две большие группы:

1) соединяющие (дружба, товарищество, симпатия, интерес) — сюда относятся разного рода сближающие людей, объединяющие их чувства. В каждом случае такого отношения другая сторона выступает как желаемый объект, по отношению к которому демонстрируется готовность к сотрудничеству, к совместным действиям и т. д. Среди таких чувств чаще всего называют симпатию, дружбу, любовь.

2) разъединяющие (антипатия, подозрение, игнорирование, конфликт) — сюда относятся разделяющие людей чувства, когда другая сторона выступает как неприемлемая, может быть даже как непереносимый объект, по отношению к которому не возникает желания к сотрудничеству и общению. Среди таких негативно окрашенных чувств выделяют антипатию, вражду, ненависть. [9]

Межличностные взаимоотношения военнослужащих осуществляется в военно-профессиональной, бытовой сфере и сфере досуга. Они опосредствуются содержанием и целями совместной жизнедеятельности, характером руководства, особенностями среды, организацией жизни и быта. Поскольку условия жизнедеятельности воинского коллектива (экстремальный вид деятельности, высокие нагрузки, жесткая система управления, различные ограничения) заметно отличаются от прочих трудовых групп, взаимоотношения между военнослужащими имеют свою специфику. [9]

Прежде всего, это иерархичность, влияние на взаимоотношения статусно- ролевой структуры. Военнослужащие очень часто вступают во взаимоотношения старший — младший (по воинскому званию, должности, специальным обязанностям, сроку службы и уровню подготовки и т. д.). Это неравенство статусов может носить как постоянный характер (офицер — сержант), так и временный (дежурный по общежитию — военнослужащий, проживающий в общежитии). Армейский афоризм гласит: «не бывает так, чтобы не было начальника». И действительно, даже среди двух рядовых одинаковой должности равных по возрасту и сроку службы, выполняющих совместную задачу один обязательно должен быть назначен старшим. [9]

Категоризация является еще одной особенностью межличностного взаимодействия. Военнослужащие часто общаются как представители различных категорий, относящихся к одной или различным возрастным, половым, должностным и другим группам. Так, вступая во взаимодействие с другим военнослужащим, мы всегда четко представляем, что имеем дело с человекам одного со мной или другого подразделения, специальности, рода войск, опыта в службе. Важным для взаимоотношений является деление военнослужащих на проходящих службу по призыву и контракту, имеющих или не имеющих боевой опыт, допущенных или пока не допущенных к несению боевого дежурства, заслуживших краповый берет или не заслуживших и т. д. [9]

Заметна такая особенность взаимоотношений военнослужащих как интенсивность и теснота общения. Пожалуй, не так много сфер человеческой деятельности где люди общаются так долго, тесно (иногда в буквальном смысле!) и так зависят друг от друга. В общежитии, в столовой, в классе, в поле, в бане изо дня в день продолжается взаимодействие сослуживцев. Нахождение в постоянном тесном общении экипажей боевой машины, боевой части корабля, отделения разведчиков и др. предъявляет весьма непростые требования по их психологической совместимости и умению общаться. [9]

Наконец, специфические нормы и ценности воинского коллектива проявляются во взаимоотношениях. Любой военнослужащий помнит, сколь нелегко давались ему первые дни армейской службы, как непросто было подчинить личные потребности целям и задачам подразделения, как трудно было вписаться в ритм жизни подразделения. Во взаимоотношениях военнослужащих особую ценность имеют такие качества как способность мужественно, без нытья преодолевать трудности, не выставлять на показ свои переживания, готовность жертвовать своими интересами ради товарищей, внутренняя собранность, уверенность в себе, внимание к своему внешнему виду и физической форме и др.

· Иерархичность

· Категоризация

· Интенсивность и теснота общения

· Специфические нормы и ценности взаимоотношений

Одним из ярких проявлений взаимоотношений военнослужащих является дружба и войсковое товарищество. Дружба — очень сильное и красивое чувство, второе по силе и частоте описания в художественной литературе. Толковый словарь русского языка" трактует понятие «дружба» как близкие отношения, основанные на взаимном доверии, привязанности, общности интересов. [9]

Происхождение слова «дружба» во многих языках связывается с военной сферой. В понимании близком современному, дружба появилось в средние века. Первые дошедшие литературные источники упоминают о дружбе рыцарей и сообщают, что возникшая между ними дружба была сильнее родства. На Руси понятие дружбы также появилось сравнительно давно и также связано с воинской деятельностью. Следует заметить, что слова «друг» и «дружина» однокоренные. Уже в «Слове о полку Игореве» мы находим свидетельство того, как высоко ценили древнерусские воины дружбу, товарищество. Основной принцип войскового товарищества сформулировал великий русский полководец А. В. Суворов в «Сам погибай, а товарища выручай». [9]

С особой яркостью военное братство проявляется среди военнослужащих — участников боевых действий и войн. Ветераны Великой Отечественной войны, ветераны-«афганцы», участники боевых действий на Северном Кавказе и других «горячих точек» с особым уважением относятся к памяти боевых товарищей, сослуживцев, друзей, с которыми буквально породнились на военной службе, не раз участвовали в опастных операциях по выполнению воинского долга. [9]

Не следует думать, что дружба и товарищество дается само по себе. С одной стороны, великое чувство дружбы может испытать только тот, кто готов к этому: кто ценит личность другого человека, открыть другим, готов делиться с окружающими своими радостями и проблемами, стремиться помочь тому, кому трудно. С другой стороны, настоящая дружба не возникает в «тепличных» условиях. Совместные испытания, перенесенные лишения, пережитые угрозы — одно из условий настоящих дружеских отношений. Для возникновения дружбы и чувства товарищества необходимо и тесное, интенсивное взаимодействие. Как правило, на первых порах становления воинского коллектива это выливается в возникновение напряженности, иногда даже конфликтов. Социальные психологи считают такой конфликтный период в коллективе вполне нормальным, пройдя «притирку» коллектив сплачивается, а достигнутые немалым трудом взаимопонимание и дружеские отношения становятся особо значимой ценностью для людей. [9]

Прочем, в любом, даже самом дружном воинском коллективе помимо соединяющих, положительных взаимоотношений, всегда возникают и отношения негативные, разъединяющие. Вспомним, что основой межличностных взаимоотношений являются чувства и эмоции. И следует помнить, что наличие негативных эмоций одних людей по отношению к другим людям является вполне закономерным. Негативные эмоции возникают, прежде всего, из-за неудовлетворения потребностей и интересов людей. Люди различны по своим интересам и часто бывает, так что интересы людей вступают в противоречие. Например, приближается время праздника, военнослужащий планирует, как проведет свободный день, но вдруг сослуживец, который должен идти в наряд, просит у командира заменить его, объясняя это какими-то важными для него причинами. Конечно, интересы того, кто попал в наряд на праздничный день будут ущемлены, может возникнуть обида сослуживца, вместо которого пришлось заступить, на командира, который назначил в наряд… С негативными чувствами не стоит, да и бессмысленно бороться, запрещать их. Но проблема не в том, что негативные чувства это плохо. Проблема в том, как конкретный военнослужащий поступит в конкретной напряженной ситуации.

Конфликт относится к наиболее острым способам разрешения противоречий между людьми путем активного противоборства и как правило сопровождается сильными негативными эмоциями. Противоборство заключается в стремлении нанести вред (моральный, материальный или физический) своему противнику.

К далеко не все конфликтные ситуации заканчиваются негативно. Исследования психологов показали, что здесь очень много зависит от правильных действий военнослужащих попавших в ситуацию затруднения в межличностных отношениях. [9]

Таким образом, мы видим, что одним из ярких проявлений взаимоотношений военнослужащих является дружба и войсковое товарищество. Тем самым не следует думать, что дружба и товарищество дается само по себе. Только совместные испытания, перенесенные лишения, пережитые угрозы — одно из условий настоящих дружеских отношений. Для возникновения дружбы и чувства товарищества необходимо и тесное, интенсивное взаимодействие. Для того чтобы такой конфликтный период в коллективе прошел вполне нормально, нужно время на сплачивания и «притирку» коллектива, а достигнутые немалым трудом взаимопонимание и дружеские отношения становятся особо значимой ценностью для людей.

1.2 Особенности неуставных взаимоотношений в воинском коллективе

воинский коллектив неуставной взаимоотношение

Российские военнослужащие по своему правовому положению занимают особый статус в обществе в связи с выполнением ими специфических задач по обороне страны, сопряженных с опасностью для жизни. Поэтому они должны неукоснительно соблюдать правила взаимоотношений между собой как на службе, так и вне ее, являющиеся важнейшим условием сплоченности и боевой слаженности воинского коллектива. [15]

Военная служба — вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства. [15]

Понятие «уставные правила взаимоотношений между военнослужащими» в нормативных правовых актах не раскрыто. Это позволяет предположить, что оно имеет собирательный характер.

В каждом из воинских уставов в той или иной степени закреплены правила поведения военнослужащих в различных ситуациях, однако только в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Р Ф есть глава «Взаимоотношения между военнослужащими». Наличие ее указывает на большой объем информации, описывающей, как воинам необходимо строить взаимоотношения между собой. Все это ни в коей мере не может уменьшать значение остальных уставов, либо отрицать их регулирующую функцию в сфере организации воинских взаимоотношений. Чтобы понять, как каждый из уставов регулирует правила взаимоотношений между военнослужащими, сделаем их сравнительный анализ.

Устав внутренней службы Вооруженных Сил Р Ф определяет общие права и обязанности военнослужащих Вооруженных Сил и взаимоотношения между ними, обязанности основных должностных лиц полка и его подразделений, а также правила внутреннего порядка. [37]

Как уже говорилось, он содержит отдельную главу «Взаимоотношения между военнослужащими», разделенную на пять разделов:

1. Единоначалие. Командиры (начальники) и подчиненные. Старшие и младшие;

2. Приказ (приказание), порядок его отдачи и выполнения. Инициатива военнослужащих;

3. Воинское приветствие;

4. Порядок представления командирам (начальникам) и лицам, прибывшим для инспектирования (проверки);

5.О воинской вежливости и поведении военнослужащих. [37]

В этих разделах раскрываются такие принципы взаимоотношений между военнослужащими, как: единоначалие; законность; подчиненность; тактичность и выдержанность; уважение личности; инициативность; сплоченность и другие.

Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Р Ф определяет сущность воинской дисциплины, обязанности военнослужащих по ее соблюдению, виды поощрений и дисциплинарных взысканий, права командиров (начальников) по их применению, а также порядок подачи и рассмотрения предложений, заявлений и жалоб. [10]

В сфере регулирования уставных правил взаимоотношений в главе «Общие положения», в определении понятия воинской дисциплины подчеркивается, что строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных воинскими уставами, является очень важным. Воинская дисциплина обязывает военнослужащих оказывать уважение командирам (начальникам) и друг другу, соблюдать правила воинского приветствия и воинской вежливости. Достижение ВЫСОКОЙ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ как одного из условий сплоченности и боевой слаженности воинского коллектива, в соответствии со ст. 4 Дисциплинарного устава возможно при личной ответственности каждого за выполнение своих обязанностей и требований воинских уставов, а также повседневной требовательностью командиров (начальников) к подчиненным. Последние контролируют их исполнительность, их действия основаны на уважение личного достоинства военнослужащих. [10]

Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Р Ф предусматривает также определенные меры ответственности в отношении военнослужащих, нарушающих уставные правила взаимоотношений.

Устав гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Р Ф определяет предназначение, порядок организации и несения гарнизонной и караульной служб, права и обязанности должностных лиц гарнизона и военнослужащих, несущих эти службы, а также регламентирует проведение гарнизонных мероприятий с участием войск. [38] Он также регулирует уставные правила взаимоотношений между военнослужащими в части организации гарнизонного патрулирования, которое необходимо для поддержания порядка и контроля за соблюдением воинской дисциплины на улицах и в других общественных местах, на железнодорожных станциях, вокзалах, в портах, аэропортах, а также в прилегающих к гарнизону населенных пунктах. Так, в соответствии со ст. 79 Устава гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Р Ф военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, при нахождении их в увольнении допустившие грубое нарушение правил ношения военной формы, невыполнение воинского приветствия или иное проявление недисциплинированности, должны быть начальником патруля лишены увольнения и направлены в сопровождении патрульного в военную комендатуру или возвращены в их воинскую часть, где в отношении к ним должны быть приняты воспитательные меры. В случае неповиновения или сопротивления такого военнослужащего при его задержании начальник патруля имеет право применить к нему силу. [38]

Строевой устав Вооруженных Сил Р Ф определяет строевые приемы и движение без оружия и с оружием, передвижение подразделений и воинских частей в пешем порядке и на машинах, а также порядок выполнения воинского приветствия, проведения строевого смотра. В документе говорится о положении Боевого Знамени воинской части в строю, порядке его выноса и относа. Кроме этого определены обязанности военнослужащих перед построением и в строю и требования к их строевому обучению, а также способы передвижения военнослужащих на поле боя и действия при внезапном нападении противника. [33]

Таким образом, исходя из уставных положений, можно сформулировать понятие «уставных правил взаимоотношений между военнослужащими». Это строго определенные обязательные для всех, без исключения лиц, проходящих военную службу, нормы поведения, строящиеся на основе общепринятых эталонов поведения и особенностей военной службы, предусматривающей выполнение специфических задач обороны страны, сопряженных с опасностью для жизни и здоровья, являющиеся составной частью воинской дисциплины, от неукоснительного выполнения, которых непосредственно зависит сплоченность и боевая слаженность воинского коллектива.

Под нарушениями уставных правил взаимоотношений между военнослужащими понимаются посягательства военнослужащих любых категорий или их групп на личность и права сослуживцев, обостряющиеся по мере безнаказанности до противоправных действий. В их основе лежат конфликтные ситуации или противоречия, затрагивающие социальный статус личности или групп воинов, их честь и достоинство, материальные или духовные интересы. Конфликтные ситуации, возникающие на почве личной неприязни, обид, несдержанности, имеют гораздо меньшую социальную опасность, поскольку носят кратковременный характер. В основе же личностно-групповых и межгрупповых конфликтов лежит неформальное разделение военнослужащих, при котором образуются противостоящие друг другу социальные группы, стремящиеся к утверждению своего положения в подразделении.

Неформальное разделение военнослужащих обладает свойствами быстрого распространения, устойчивости и самовоспроизводства. Это связано с реальной возможностью получения со временем представителями «угнетаемых» групп соответствующих «привилегий» (повышения статуса младшего призыва в связи с увольнением старослужащих). Складывается система организованного физического и психического насилия, призывающая все стороны жизнедеятельности воинских подразделений.

По статистике до 95% глумлений и издевательств совершаются в расположении воинских частей. Из них 52% - в казармах, 25% - в столовых, остальные — при выполнении хозяйственных работ и обслуживания техники. Обычно нарушения уставных правил взаимоотношений совершаются в вечернее и ночное время на глазах суточного наряда, который не принимает должных мер по их предотвращению.

Наиболее характерными формами проявления нарушений уставных правил взаимоотношений стали: избиения военнослужащих более позднего срока призыва; перекладывание на них дополнительных обязанностей по службе и в быту; принуждение к выполнению различных прихотей и воровству; вымогательство денег, ценных вещей, продуктов питания и предметов обмундирования; моральные унижения, оскорбления личного достоинства и угрозы физической расправы.

1. Ухудшение качественного состава призывников, значительная часть которых приходит в армию с уже сформированными установками на жестокость и насилие;

2. Недостаточная работа должностных лиц по наведению твердого уставного порядка, слабый контроль за личным составом;

3. Разрыв между офицерским и рядовым составом, незнание истинного положения дел.

4. Неумение должностных лиц противопоставить нарушениям уставных правил взаимоотношений систему профилактических мер, согласовать действия командиров, штабов, органов воспитательной работы, медицинской и юридической служб.

5. Несоответствие мер дисциплинарного воздействия тяжести совершенных проступков.

6. Попустительство нарушителям и не привлечение их к уголовной ответственности за преступления против личности военнослужащих.

7. Снижение интенсивности боевой подготовки и ее влияния на сплочение воинских коллективов, а также большие физические и эмоциональные нагрузки на личный состав, вызванные его острым некомплектом.

8. Слабая воспитательная работа по формированию у военнослужащих чувства дружбы и войскового товарищества, созданию в воинских коллективах здоровой морально-психологической атмосферы.

9. Отсутствие четкой системы по вводу в строй нового пополнения.

При анализе неформальной структуры воинского коллектива необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, неформальные структуры неоднородны по своему составу: в каждой социальной группе (будь то старослужащие или молодые солдаты, представители той или иной национальности и т. п.) существуют свои «лидеры», «нейтралы», «изгои» и т. п.

Во-вторых, помимо уставной системы определенной воинской организации существует и неформальная система отношений военнослужащих:

«Дедовщина» — неформальное разделение военнослужащих по срокам службы.

«Землячество» — неформальное разделение военнослужащих по национальности или религиозной принадлежности.

«Культ силы" — неформальное разделение военнослужащих по наличию определенных индивидуальных качеств.

«Криминогенный — неформальное разделение военнослужащих по фактор» принадлежности к различным криминогенным группировкам.

«Религиозный — неформальное разделений военнослужащих по принадлежности к религиозным концессиям.

В третьих, под влиянием различных факторов общественного развития именно «дедовщина» и «землячество» в наибольшей степени отвечали объективным потребностям сложившейся в воинских подразделений обстановке, когда уставная система в одиночку уже не могла разрешить все возникающие социальные противоречия. Неформальная система стала компенсировать недостатки формальной (уставной) системы отношений военнослужащих. Формальная (уставная) и неформальная системы взаимоотношений между военнослужащими могут конфликтовать или дополнять друг друга.

В четвертых, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими и, в частности, «дедовщина» существуют в армейской среде не одно десятилетие, и за это время в ней успели сформироваться наряду с положительными и устойчивые негативные традиции, передающиеся из поколения в поколение.

В «чистом» виде формы нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, как правило, не встречаются. Каждая из них в определенный период может выступать в качестве доминирующей. Но это не означает, что другие формы нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при этом отсутствуют. Они существуют, но имеют менее выраженное проявление и могут обозначаться как те или иные признаки.

Как правило, образование неформальных группировок в воинских коллективах происходит на основе общих интересов и, по данным социологических исследований, распределяются следующим образом:

· срок службы --40,5%

· место призыва --20,7%

· общие интересы и увлечения --16,5%

· национальная принадлежность --11,6%

· уровень образования -- 4,1%

· материальное положение до службы в армии -- 2,5%

· религиозная принадлежность -- 1,7%

· другие признаки -- 2,5%

Представители доминирующей в подразделении группы, как правило, отличаются высокими волевыми качествами и хорошим физическим развитием.

«Культ силы» особенно контрастно проявился в подразделениях однопризывного состава. Недостатки в подборе сержантов часто приводили к тому, что в подразделении доминировала группа из числа неформальных лидеров, посягавших на права и личное достоинство своих сослуживцев, в том числе младших командиров.

В условиях, когда молодые люди, принадлежавшие до призыва на военную службу к указанной группе лиц, попадают в подразделение, они, как правило, в короткий период времени добиваются привилегированного положения, несвойственного их статусу ни с точки зрения «дедовщины», ни «землячества». При наличии же в подразделении нескольких таких военнослужащих создаются предпосылки для их объединения во внутренне сплоченную группу, создающую себе имидж высшей «касты», характерный для мест лишения свободы. Для таких, военнослужащих постоянный конфликт с законом и командирами — это образ жизни.

Нарушения уставных правил взаимоотношений все чаще совершаются со стороны групп военнослужащих, призванных из одной местности с тяжелой криминогенной обстановкой. Кроме того, носителями нарушений уставных правил взаимоотношений часто становятся военнослужащие, занимавшиеся до призыва в Вооруженные Силы Российской Федерации коммерцией и имеющие денежные средства, с помощью которых они формируют микрогруппы и довлеют над остальным личным составом.

«Религиозный фактор» проявляется тогда, когда в подразделении отсутствуют в качестве доминирующих форм нарушений уставных правил взаимоотношений «дедовщина"и «землячество», но имеется большое количество военнослужащих различных национальностей без явного преобладания одной из них. В таких условиях могут образовываться группы из представителей мусульманских национальностей. Объектом посягательств при этом оказываются «не мусульмане».

В настоящее время нарушения уставных правил взаимоотношений все чаще совершаются со стороны групп военнослужащих, проходящих службу там же, где они проживали до призыва. Численный перевес местных призывников над другими выделяет их в сильную группировку, имеющую постоянную связь с гражданской средой и способную утверждать свои порядки, затрудняет возможности командиров и воинского коллектива воздействовать на их поведение. Нередки факты, когда группы из числа местных солдат довлеют над младшими командирами, добиваясь привилегированного положения в подразделении, учиняют драки, вымогательства и издевательства над призывниками из отдаленных регионов.

«Землячество» является наиболее живучей формой нарушений уставных правил взаимоотношений. Профилактическая работа часто сводится на нет крепкой внутригрупповой сплоченностью, основанной на национально-психологических особенностях представителей «земляческих групп», национальных и региональных традициях и обычаях.

Опыт свидетельствует, что в качестве наиболее эффективных мер профилактики нарушений уставных правил взаимоотношений на «земляческой» основе чаще всего являются:

1) поддержание командованием подразделений, частей (кораблей) тесных контактов с родителями военнослужащих, местными органами власти и общественными организациями по месту их призыва;

2) формирование у «земляческих» группировок положительной мотивации деятельности;

3) умелая индивидуально-воспитательная работа с их неформальными лидерами;

4) равномерное распределение по подразделениям представителей различных национальностей;

5) выявление лиц, склонных к правонарушениям, ранее участвовавших в противоправных действиях, имевших приводы в милицию, связь с преступными элементами, и проведение с ними целенаправленной профилактической работы.

Основные критерии лидерства в воинском коллективе, по мнению военнослужащих, проходящих службу по призыву, следующие:

а) хорошее физическое развитие (сила);

б) готовность помочь товарищу;

в) срок службы 6 месяцев и более;

г) наличие земляков более ранних призывов в части;

д) отличное владение воинской специальностью;

е) хорошее умственное развитие, коммуникабельность;

ж) исполнение должности младшего командира;

з) наличие друзей среди военнослужащих старших сроков службы;

и) наличие авторитета и доверия у командования подразделения;

к) участие до службы в армии в деятельности криминогенных группировок;

л) участие в период службы в выполнении специальных заданий (в районах чрезвычайного положения и т. п. ;

м) высокий уровень доходов до призыва в Вооруженные Силы и др.

Таким образом, следует, что в данный момент в воинских коллективах в большей части касаешься, неуставные взаимоотношения между военнослужащими процветает не только дедовщина как принято в последние годы считать, точнее два десятилетия говорить. Перед нами предстает картина с большей проблемой, землячество! Хотя это тот же аспект, если его так можно назвать, что и дедовщина. Но с советских времен и начало 2000-х годов призыв шел по всей России, что обеспечивалось равномерным распределением военнослужащих по воинским частям, то с 2009 года был издан приказ призыв военнослужащих производить только в частях находящиеся в регионе проживания. Тем самым способствовало усиления межнационального и межрегионального обострения.

1.3 Причины и факторы нарушений уставных взаимоотношений между военнослужащими

Причины и условия преступности, её детерминированность — ведущая проблема криминологии. Изучение причинных связей в области преступности представляет собой многогранную и достаточно сложную задачу, для разрешения которой можно применить различные методические подходы. Для решения такой задачи, как изучение причин воинских неуставных отношений, представляется целесообразным прибегнуть к двум основным направлениям исследования данной проблематики, используемых современной отечественной криминологией — социологического (макрокриминологии) и психологического (микрокриминологии). Первое направление включает в себя анализ крупных социальных явлений, с вычленением из них криминогенных детерминант и последующим установлением их взаимосвязи с преступным поведением [16]. Второе направление охватывает анализ самого преступного поведения индивидуума, выявление генезиса такого поведения, внешних и внутренних обстоятельств, которые его определяют и тем самым выступают в качестве причин и условий, способствующих совершению конкретного преступления.

Общепризнанным в криминологии является тезис, согласно которому «общество заключает в себе зародыши всех имеющих совершиться преступлений, потому что в нем заключаются условия, способствующие их развитию». Исходя из этого, истоки причин исследуемых нами преступлений следует искать в процессе функционирования общественных механизмов. Однако необходимо учитывать и то обстоятельство, что Вооруженные Силы — это «специфическая часть общества, со своими социально-экономическими, демографическими, организационно-управленческими и правовыми особенностями, которые положительно или отрицательно отражаются на преступности военнослужащих» [20]. Следовательно, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, помимо общих причин, детерминированы и специфическими, вытекающими из особенностей военной службы факторами.

В криминологии всю совокупность факторов, детерминирующих преступность в Вооруженных Силах, принято делить на три основные группы:

1) общие детерминанты преступности, реализуемые через условия жизни, воспитания, учебы и работы правонарушителей до призыва на военную службу;

2) общие детерминанты преступности, специфично преломляющиеся через армейские условия жизни и быта;

3) сугубо воинские детерминанты преступлений военнослужащих.

Применительно к анализу причин исследуемых нами преступлений некоторые авторы расширяют эту классификацию отдельными частными предложениями. Так К. Д. Нечевин считает необходимым дополнить первую группу факторов особенностями личности, врожденными и приобретенными ею до призыва на военную службу [27]. Соглашаясь в целом с указанной классификацией и с уточнениями предложенными К. Д. Нечевиным, мы, со своей стороны, полагаем необходимым дополнить вторую группу факторов особенностями личности правонарушителя, приобретенными им до призыва на военную службу, но проявившимися в результате влияния специфических условий воинской службы и армейского быта. Кроме того, в третью группу факторов рассматриваемой классификации мы предлагаем включить особенности личности, приобретенные ею во время своей службы и исключительно в связи с ней.

Учитывая вышеизложенное, для комплексного анализа причин исследуемых преступлений необходимо рассмотреть общие причины, в основе которых лежат общесоциальные явления и процессы, общесоциальные факторы, специфически преломляющиеся через условия военной службы, и сугубо воинские детерминанты рассматриваемой преступности, а также мотивацию преступного поведения военнослужащего, совершающего преступление на почве неуставных взаимоотношений и некоторые криминогенные составляющие его личности.

Рассматривая причины исследуемых преступлений, лежащие вне сферы воинских отношений и вытекающие из глобальных социальных процессов и явлений нашего общества, следует отметить, что к этому блоку детерминантов традиционно относят социально-экономическую обстановку в обществе, нравственно неблагополучную атмосферу в семьях, недостатки и ошибки в учебно-воспитательной работе дошкольных учреждений и школы, разрыв между уровнем образования и уровнем воспитания, алкоголизм и наркоманию среди отдельной части молодёжи, влияние отрицательных группировок подростков в микросреде двора и улицы, правовой нигилизм, рост правовой незащищённости и невоспитанности молодёжи, социальную напряжённость и другие. [39]

Соглашаясь в целом с указанным перечнем общесоциальных причин нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими и принимая во внимание их иные причины, поддающиеся выявлению, мы предлагаем сосредоточить основное внимание на факторах, имеющих наибольшую детерминационную силу, отсутствие или нейтрализация которых, привела бы к искоренению или минимизации неуставных отношений военнослужащих.

Причины, вытекающие из недостатков и противоречий социально- экономической сферы жизни нашего общества, играют особую роль в детерминации преступности как в самом обществе, так и в Вооруженных Силах.

Происходящие в нашем обществе последние два десятилетия процессы формирования свободного рынка и новых экономических отношений, экономической экспансии и консолидации в руках узких слоев населения основной части экономических ресурсов объективно привели к экономическому и, как следствие, социальному расслоению нашего общества. Образовался огромный разрыв в доходах самых бедных и самых богатых граждан, а динамика роста этой социальной пропасти угрожающе неблагоприятна: в 1991 году этот разрыв составлял 1: 4,5, в 1992 году — 1: 8, в 1993 году — 1: 10, в 1994 — 1: 15 [21], а по данным правительственной программы социальных реформ на 1996 — 2000 годы, рассматриваемый показатель 1995 года составил 1: 24 [31].

Эти процессы не могли не отразиться и на среде призывников, разделив их на два лагеря. Первый — социально защищенный и экономически обеспеченный, второй — его противоположность. Представители первой группы могут позволить себе как легитимные способы уклонения от военной службы (например, поступление в вузы), так и прямо незаконные (подкуп должностных лиц). Представители же второй, малообеспеченной группы, вынуждены идти в армию, так как, с одной стороны, у них нет другой альтернативы, а с другой, для некоторых молодых людей призыв — это едва ли не единственная возможность хотя бы временно «устроить» свою жизнь.

Такое положение дел привело к ряду негативных последствий:

1. Вооруженные Силы Р Ф, по меткому выражению И. М. Мацкевича, «постепенно превратились в „армию рабочих и крестьян“ (примерно 80% военнослужащих по призыву — выходцы из беднейших слоев общества)» [22]. В результате — падение интеллектуального потенциала армии, аккумулирование в ее рядах малограмотных, социально не защищенных молодых людей без перспективы «светлого будущего», накладывающее негативный отпечаток как на отношение военнослужащих к выполнению своих функциональных обязанностей, так и на характер взаимоотношений с сослуживцами.

2. На военной службе все чаще оказываются не вполне здоровые (как в физическом, так и психическом отношении), маловоспитанные, духовно ущербные люди. Своеобразной характеристикой призывников конца 90-х может послужить следующий пример. В апреле 1998 года Военной прокуратурой Московского военного округа было организовано переосвидетельствование призванных на военную службу солдат. Повторную медицинскую проверку прошли свыше 12 500 военнослужащих, из которых 14 человек признано негодными к военной службе, у 76 здоровье не отвечало требованиям, предъявляемым к их воинским специальностям, 822 были госпитализированы, у 636 обнаружен дефицит массы тела, в 209 случаях поставлен диагноз «дистония».

В 1999—2002 гг. при призыве на военную службу отмечен существенный рост социально-значимых заболеваний. Из каждой 1000 освидетельствованных — 68 человек освобождались от призыва в связи с диагностированием у них психических расстройств, а 9 — из-за алкоголизма или наркомании (для сравнения, в 1998 году таких выявлялось только шесть на тысячу). Среди призванных на военную службу в 1999—2002 гг. граждане, имевшие приводы в милицию за совершение антиобщественных поступков составили 8%, злоупотреблявшие спиртными напитками — 15%, наркоманы и токсикоманы — 9%.

С этими данными коррелируют официальные показатели, характеризующие рассматриваемые нами преступления. Согласно данным Главной военной прокуратуры в период с 1994 по 2002 год, следственными органами было зарегистрировано 3145 (16,5% всех зарегистрированных за этот период) преступлений, предусмотренных ст. 335 УК РФ (244 УК РСФСР), совершенных в состоянии алкогольного опьянения, и 108 — в состоянии наркотического.

Таким образом, следует признать, что в настоящее время, на военной службе достаточно часто оказываются малоподготовленные, физически и морально ущербные молодые люди. В результате образуются два взаимообусловленных полюса неуставных отношений — криминогенный и виктимогенный. С одной стороны, духовная и нравственная патология таких военнослужащих позволяет им, не испытывая угрызений совести, издеваться и избивать своих сослуживцев, а с другой, физическая и духовная немощь потенциальных жертв является чуть ли не главным фактором их виктимизации.

Следующей группой общесоциальных детерминант неуставных взаимоотношений являются причины, вытекающие из низкой эффективности позитивного идеологического и информационного обеспечения жизни нашего общества. Идеологическая неопределенность, отсутствие четко выраженных духовных ценностей, идейных ориентиров, политическое безразличие и социальная близорукость — достаточно частые спутники современной молодежи. Одной из главных причин формирования подобных качеств у призывников является низкая эффективность (а иногда и полное отсутствие) позитивного влияния средств массовой информации на формирование общественного мнения об армии и условиях военной службы. Нередко позитивные идеологические и информационные составляющие подготовки молодых людей к службе в армии не просто равны нулю, а имеют откровенно отрицательную направленность. Центральные газеты печатают передовицы с деморализующими сознание будущих солдат броскими заголовками («Минобороны охраняют уголовники», «Игра в кости. Человеческие») и не менее адекватным содержанием.

Мощнейшая сила государственной идеологии не используется по причине отсутствия четкой и ясной идеологической концепции. Причем, такое положение дел длится уже более десяти лет. До сего дня так и не сформирован четкий идеологический стержень, определяющий идейные ценности членов нашего общества и формирующий социальные устремления нашей молодежи. Психология потребительского образа жизни, навязанная нам идеологической машиной развитых зарубежных государств, привела к распространению и укреплению в широких слоях населения худших принципов индивидуализма и макиавеллизма («каждый сам за себя», «победителей не судят», «прав тот, кто сильнее», «цель оправдывает средства» и т. п.). В итоге, призывная молодежь в силу возрастного максимализма без оглядки руководствуется подобными принципами в повседневной жизни, что нередко приводит к противоправному поведению. Трудно не согласиться с мнением Р. Г. Яновского, утверждающего, что в нашем обществе «…нет целостной государственной идеологии и социальной психологии как выразителей гражданского поведения личности, роста общественного самосознания, правовой и духовно-нравственной культуры, чувства патриотизма, гордости за свою страну» [41].

На общем фоне идеологической неопределенности освещение проблемы неуставных отношений в армейской среде средствами массовой информации приобретает особо негативную окраску. Проведенным в 1997 году Центром оперативно-пограничных исследований ФПС России контент-анализом 345 номеров центральных газет общим тиражом 5765 тыс. установлено, что на их страницах было опубликовано 82 материала по исследуемой тематике. Анализ этих материалов позволил сделать следующие выводы: 1) коренные проблемы армии должного места в анализируемых публикациях не занимают; 2) информация, содержащаяся в них, носит спонтанный и дозированный характер; 3) реальные и обоснованные предложения по предупреждению преступлений, в том числе на почве неуставных отношений, отсутствуют; 4) доминирующее место в таких материалах занимают негативные факты и явления, которые, к тому же, в угоду сенсационности иногда «подгоняются» под нужный шаблон; 5) многие материалы носят конъюнктурный характер и страдают серьезными издержками в плане объективности [7].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой