Особенности психологических защитных механизмов и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Теоретические аспекты исследования проблемы формирования психологических защит и копинг-поведения у детей подросткового возраста из неблагополучных семей

1.1 Психологические защитные механизмы как психологический феномен

1.2 Копинг-поведение и его связь с защитными механизмами

1.3 Влияние семьи на формирование защитных механизмов и копинг-поведения у детей подросткового возраста

1.4 Психолого-педагогические средства формирования защитных механизмов и совладающего поведения у подростков

2. Эмпирическое исследование психологических защитных механизмов и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей

2.1 Организация исследования

2.2 Анализ результатов исследования по методике Плутчика-Келлермана-Конте «Индекс жизненного стиля»

2.3 Анализ результатов исследования по методике способов совладания Р. Лазаруса и С. Фолкмана

2.4 Анализ результатов исследования по методике «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях»

2.5 Рекомендации по формированию эффективных психологических защитных механизмов и совладающего поведения у подростков из неблагополучных семей

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Актуальность. Психологическая защита — неосознаваемый психический механизм, направленный на минимизацию отрицательных переживаний человека, регулирующий поведение человека, повышая его приспособляемость и уравновешивая психику. С другой стороны, он часто выступает как преграда личностного развития.

Большинство защитных механизмов формируется в раннем детстве, позволяя ребенку закрыться, спрятаться от внешних трудностей и опасностей. Основополагающей детерминантой психического развития ребенка являются отношения в семье, нарушение которых часто приводит к дисгармонии эмоционального развития личности, патопсихологии, гипертрофии психологических защит у ребенка. Неоспоримо, что семейные условия воспитания, социальное положение семьи, род занятий ее членов, материальное обеспечение и уровень образования родителей в значительной мере определяют уровень психического здоровья ребенка.

Актуальность и значимость исследования проблемы формирования психологических защит и копинг-механизмов связана и с происходящими в настоящее время социально-экономическими, культурными, политическими изменениями в обществе, которые оказывают влияние на процесс развития личности и ее социализации. Особенно важно это влияние в переходный период развития. Социальные перемены в государстве и семье ведут к возрастанию эмоционального дискомфорта, внутренней напряженности у подростков, которые испытывают как собственные трудности, так и, отраженно, сложности близких взрослых. В связи, с чем возрастает интерес к изучению формирования механизмов психологических защит, способствующих поддержанию стабильности и эмоционального принятия подростками себя и своего окружения.

Психологические защиты и механизмы совладания (копинг-поведение) рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов реагирования индивидов на стрессовые ситуации. Ослабление психического дискомфорта осуществляется в рамках неосознанной деятельности психики с помощью механизма психологических защит. Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленной на устранение ситуации психологической угрозы.

Изучению проблемы формирования и определения роли защитных механизмов в развитии личности посвящены работы З. Фрейда, К. Хорни, А. Фрейд, А. Маслоу, Ф. Перлза и др. В отечественной психологии исследованием психологических защит у человека занимались Д. Н. Узнадзе, В. Н. Мясищев, Ф. В. Бассин, Е. Л. Доценко, Э. И. Киршбаум, И. М. Никольская, P.M. Грановская и др. Исследованием стратегий совладания занимались Е. Р. Исаева, Р. Лазарус, В. Н. Мясищев, Н. А. Сирота, Э. Хайма, Т. Л. Крюкова, М. В. Сапоровская, Е. В. Куфтяк.

Проблема. Определение особенностей психологических защит и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей позволит расширить представление о причинах, лежащих в основе их деструктивного поведения и описать способы преодоления их негативных последствий.

Обозначенные актуальность и проблема стали основанием для выбора темы исследования: «Особенности психологических защитных механизмов и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей»

Объект исследования — психологические защитные механизмы и копинг-стратегии у подростков.

Предмет исследования — особенности психологических защитных механизмов и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей.

Цель исследования — обосновать проблему изучения психологических защитных механизмов и копинг-механизмов у подростков из неблагополучных семей, разработать рекомендации по формированию эффективных защитных механизмов и стратегий совладающего поведения у подростков из неблагополучных семей.

Задачи исследования:

1. Рассмотреть проблему изучения механизмов психологической защиты и копинг-поведения в науке;

2. Исследовать основные механизмы психологической защиты и копинг-стратегий у подростков из неблагополучных семей.

3. Описать влияние семьи на формирование защитных механизмов и копинг-поведения у детей подросткового возраста.

4. Разработать рекомендации по формированию эффективных психологических защитных механизмов и стратегий совладающего поведения у подростков из неблагополучных семей.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что:

— подростки из неблагополучных семей склонны снимать возникшее напряжение с помощью неконструктивных механизмов психологических защит в отличие от подростков из благополучных семей;

— подростки из неблагополучных семей чаще используют неэффективные стратегии совладания в трудных ситуациях по сравнению с подростками из благополучных семей.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных результатов психологами, социальными педагогами при определении путей оптимизации психического развития у подростков из неблагополучных семей с целью формирования у них более эффективных механизмов психологических защит и копинг-стратегий.

Методы исследования: анализ психологической и педагогической литературы, синтез, обобщение — теоретические методы; тестирование, опрос, качественный анализ результатов исследования — практические методы исследования.

База исследования: МОУ СОШ № 73 г. Владивостока.

Структура работы: Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы (49 наименований), приложения.

подростковый защитный механизм совладание

1. Теоретические аспекты исследования проблемы формирования

психологических защит и копинг-поведения у детей подросткового

возраста из неблагополучных семей

1.1 Психологические защитные механизмы как психологический

феномен

Своему происхождению термин «психологическая защита» обязан 3. Фрейду и являлся самым первым выражением динамической позиции в психоаналитической теории. Впервые этот термин появился в 1894 г. в работе Фрейда «Защитные нейро-психозы» и был использован для описания борьбы «Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов [47].

Цель психологической защиты — снижение эмоциональной напряженности и предотвращение дезорганизации поведения, сознания и психики в целом. Механизмы психологической защиты обеспечивают регуляцию, направленность поведения, редуцируют тревогу и эмоциональное напряжение [2].

Как отмечают И. М. Никольская, Р. М. Грановская, проблема психологической защиты содержит в себе центральное противоречие между стремлением человека сохранить психическое равновесие и теми потерями, к которым ведет избыточное вторжение защит [34].

Единой классификации механизмов психологической защиты не существует, хотя имеется множество попыток их группировки по различным основаниям. По мнению Б. Д. Карвасарского, все защиты можно разделить на несколько групп [48].

В первую группу входят защиты, которые не производят переработки информации, но либо ее вытесняют, либо подавляют, либо блокируют или отрицают. Вытеснение — механизм, описанный Фрейдом в 1895 г., и означает перевод травматического содержания из сознания в бессознательное. Как и другие защитные механизмы, вытеснение начинает создавать проблемы, во-первых, если оно не справляется со своей функцией — удержания мыслей вне сознания; во-вторых, если оно стоит на пути позитивных аспектов жизни; в-третьих, если действует при исключении других, более удачных способов преодоления трудностей. С экономической точки зрения этот механизм является дорогостоящим, т.к. вытесненный материал должен удерживаться в области бессознательного. Близкими к вытеснению считаются механизмы перцептивной защиты (искажение информации, повышение порогов чувствительности), подавление как более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожной информации; в отличие от вытеснения, которое направлено на репрезентации, подавление направляется на аффекты, блокирование — торможение мыслей, эмоций, действий, отрицание — отвергание ситуаций, конфликтов, игнорирование неприятной информации.

Во вторую группу входят защиты, направленные на искажение содержания мыслей, чувств, поведения личности. Это — рационализация, при помощи которой субъект стремится дать логически связное и морально приемлемое объяснение той или иной установки, поступка, идеи, чувства, подлинные мотивы которых остаются в тени. Этот термин был введен Э. Джонсом в статье «Рационализация в повседневной жизни». Традиционным примером защиты является рационализация по типу «сладкого лимона» и «кислого винограда». Иными словами, если с человеком случается неприятность, он может ее «подсластит «, сделав не такой травматической (например, рассматривать свой неуспех как важную составляющую жизненного опыта), или наоборот, если он не получает чего-то приятного, то может сделать его менее значимым, «кислым» (например, желаемую, но недоступную работу оценить как неинтересную и малооплачиваемую).

К понятию рационализации близко понятие «интеллектуализация», но их следует различать [48].

Интеллектуализация — процесс, посредством которого субъект стремится выразить в дискурсивном виде свои конфликты и эмоции, чтобы овладеть ими. Одна из наиболее ясных трактовок механизма принадлежит Анне Фрейд, который понимается как стремление выразить свои влечения, облекая их в мыслительные конструкции, логически выстраивая. Переживание заменяется рассуждением. Характерным признаком интеллектуализации является рассудочный способ представления и попытки решения конфликтных тем без ощущения связанных с ситуацией аффектов.

Изоляция — механизм, похожий на интеллектуализацию, и означает разрыв мысли или поступка с другими мыслями или сторонами жизни субъекта. Проявлениями изоляции могут быть остановки в процессе мышления, применение формул и ритуалов. Она выступает как нежелание говорить на ту или иную тему, запрет на ее обсуждение. Нередко изоляция рассматривается как отделение аффекта от содержания и присоединение его к менее значимому представлению. Изоляция, по мнению Ж. Бержере, возникает у больных с навязчивыми состояниями [48].

Формирование реакции (реактивное образование) характеризуется совладанием с неприемлемыми импульсами, эмоциями, личностными свойствами посредством замены их на противоположные. Так, пациент с вытесняемой враждебностью по отношению к окружающим неосознанно принимает установку и поведение послушного человека, а, например, безразличие может скрываться за демонстрируемым вниманием и участием.

Смещение проявляется в том, что реальный объект, на который могли бы быть направлены чувства негативного содержания, заменяется менее безопасным. Пример маленького Ганса остается классическим примером смещения: агрессивные действия против отца вызывают страх кастрации, вследствие этого фигура отца заменяется другим объектом — лошадью. Смещение наблюдается у фобических больных.

Проекция — операция выделения и локализации в другом лице или вещи тех качеств, чувств, желаний, которые субъект не признает и отвергает в самом себе. Этот механизм обнаруживается при паранойе. Проекция имеет несколько значений. В первом смысле проекция означает уподобление окружающего мира себе, т. е. готовность отвечать на возбуждения сообразно своим мыслям, чувствам, настроениям и способностям. Проекции в таком понимании носит название атрибутивной. Она положена в основу работы проективных тестов (Теста Роршаха и Тематического апперцептивного теста). Во втором значении проекция означает уподобление одного человека другому, например, в фигуре своего начальника человек видит своего отца. Считается, что это не очень удачная иллюстрация проекции, поскольку она ближе к понятию переноса. Третий смысл проекции состоит в отождествлении себя с другими людьми, героями, персонажами, реально существующими личностями. И в четвертом значении проекция употребляется также часто, как в первом, и практически совпадает с тем, что понимал под проекцией З. Фрейд. Это — приписывание другим людям побуждений, желаний, мыслей, которые человек не замечает у себя. Многие психоаналитики, прежде всего сам Фрейд, считали, что проекция и интроекия играют важную роль в возникновении противоположности между субъектом и внешним миром. Интроекция означает принятие в себя, поглощение всего того, что вызывает удовольствие, а проекция — вынесение вовне, отторжение неприятного и пугающего [48].

Идентификация — приписывание себе чувств, мыслей, настроений, свойственных другому человеку. Существует первичная и вторичная идентификация. Первичная связана с поглощением объекта с целью установления базовой идентичности. Вторичная возникает на фаллической стадии и связана с установлением половой идентичности. Одним из видов этого механизма является идентификация с агрессором. Она означает, что для того, чтобы избавиться от чувства страха, который вызывает враждебная фигура, субъект устанавливает с ней контакт, либо принимая роль, либо поглощая сам объект. Другим видом рассматриваемого механизма является проективная идентификация как проекция себя на какой-либо объект с целью установления контроля над ним.

Третью группу составляют психологические защиты, приводящие к разрядке эмоционального напряжения. Один из таких механизмов — реализации в действии, при котором аффективная разрядка осуществляется посредством активации экспрессивного поведения. Реализация в действии может служить основой для развития различных зависимостей — алкогольной, наркотической и других вариантов фиксации личности.

Соматизация тревоги проявляется в вегетативных и конверсионных синдромах путем трансформации психоэмоционального напряжения в соматические, моторные и чувственные симптомы. Это — телесное выражение вытесненных представлений.

Сублимация — направление сексуальной энергии на несексуальную деятельность, например, на художественное творчество, интеллектуальное исследование и другие социально значимые объекты.

К четвертой группе могут быть отнесены механизмы манипулятивного типа. При регрессии происходит возвращение на более ранние стадии личностного развития, проявляющееся в демонстрации беспомощности, зависимости, инфантильных чувствах, мыслях и действиях. Это — своеобразный уход от реальности, от проблем, которые вызывают тревогу.

Уход в фантазии — удовлетворение фрустрированной потребности в области воображения, приукрашивания, переоценка своих возможностей с целью придания значимости собственному Я.

Уход в болезнь — стремление отказываться от ответственности и самостоятельности решения проблем; механизм связан с феноменом «вторичной выгоды». Принятие роли больного освобождает человека от необходимости действовать, позволяет быть зависимым и нуждающимся в сочувствии и поддержке [48].

Г. Келлерман, Р. Плутчик выделяют восемь механизмов: отрицание, вытеснение, проекция, рационализация, замещение, регрессия, реактивные образования, компенсация [36].

Существуют и другие защиты — всемогущий контроль, идеализация и обесценивание, расщепление и диссоциация и проч., которые выделяются в иных классификациях.

Современные исследования в этой области направлены на разграничение «механизмов защиты Я», которые являются достаточно хорошо проработанными, и механизмов «Себя». В первом случае мы имеем дело с такой организацией, которая является частью субъекта, направленного на объект. Во втором случае субъект выступает объектом для самого себя (Ж. Бержере) [16].

Существуют большие сложности в разграничении механизмов защиты и совладания (coping behavior). Наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой психологическая защита характеризуется отказом индивида от конструктивного решения проблемы, а способы совладания подразумевают необходимость проявлять продуктивную активность, стремление справиться с трудностями. Можно сказать, что предметом психологии совладания является изучение механизмов эмоциональной и рациональной регуляции человеком своего поведения с целью оптимального взаимодействия с жизненными обстоятельствами или их преобразования в соответствии со своими намерениями.

Многие авторы обращают свое внимание на особенности проявления защитных механизмов у детей. К примеру, А. Фрейд полагала, что каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретным инстинктивным поведением и связан, таким образом, с конкретной стадией детского развития. Она связывает фазы развития защитных механизмов с развитием Эго [46].

Е.С. Романова, Л. Р. Гребенников отмечают, что с помощью психологической защиты у детей стабилизируется так называемая «позитивная «Я"-концепция» и ослабляется эмоциональный конфликт, угрожающий ее стабильности. Определяющую роль в формировании защитных механизмов авторы отводят семье [39].

И.М. Никольская и Р. М Грановская считают, что у ребенка каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными, инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с определенной фазой индивидуального развития. Побудителем формирования защит, по мнению авторов, являются возникающие в онтогенезе различные виды тревоги, типичные для детей. Формирование полноценной системы психологической защиты происходит по мере взросления ребенка, в процессе индивидуального научения и развития. Индивидуальный набор защитных механизмов зависит от конкретных обстоятельств жизни, от многих факторов внутрисемейной ситуации, от отношений ребенка к родителям, от демонстрируемых ими паттернов защитного реагирования [34].

Обострение социально-экономических проблем, прежде всего, повлияло на наиболее уязвимые слои и группы населения, в первую очередь на детей. Они оказались наименее защищенной и наиболее страдающей группой населения. Упал уровень физического, психического и психологического здоровья детей. Существенно снижается их интеллектуально-образовательный потенциал, изменились культурно-нравственные ценности. Ухудшение состояния здоровья детей прослеживается от начала обучения в школе к его концу, то есть процесс обучения в школе является фактором риска для здоровья учащихся [16].

Данные проблемы наиболее остро проявляются в подростковом возрасте, в котором происходят фундаментальные изменения в сфере самосознания, уточнение построения Я-концепции. Содержание последней является одним из наиболее важных результатов воспитания и обучения, т. е. того, что составляет содержание и формы социализации ребенка. Она также способствует дальнейшему, осознанному или неосознанному, построению поведения, определяет социальную адаптацию личности подростка, является регулятором его поведения и деятельности. Наличие позитивной Я-концепции в этом возрасте, самоуважения являются необходимым условием положительного развития и социальной адаптации. Неблагоприятная Я-концепция (слабая вера в себя, боязнь получить отказ, низкая самооценка), возникнув, приводит в дальнейшем к нарушениям поведения.

Подросток, утративший самоуважение, находится в постоянном конфликте с самим собой, сам себя отвергает и сам с собой не согласен, что очень быстро приводит либо к дезорганизованному поведению, либо к депрессии, которая делает невозможным любое поведение. Данные проблемы не могут не сказаться на здоровье подростка.

Я — концепция способствует достижению внутренней согласованности личности, является активным началом, важным фактором в интерпретации опыта, и источником ожиданий — представлений о том, что должно произойти. Я-концепция — совокупность представлений человека о самом себе — является регулятором поведения [16].

Меняется и развивается подростковая Я-концепция. Очевидно, что изменение представлений о себе может являться процессом болезненным, так как в подростковом возрасте он протекает наиболее интенсивно и динамично. Развитие Я-концепции в подростковом возрасте начинается с уяснения качеств своего «наличного» Я, оценки своего тела, внешности, поведения, имени, способностей. Например, принятие подростком своего тела определяет принятие себя. Отношение к себе с точки зрения довольства или недовольства своим телом, различными его частями и индивидуальными особенностями является существенным компонентом сложной структуры самооценки и имеет огромное влияние на самореализацию личности во всех сферах жизни.

Кроме того, вокруг образа Я формируется определенный вид психологических защит, направленных на сохранение этого образа, поэтому стиль поведения — это совокупность действий, направленных на стабилизацию и развитие принятых представлений о себе.

Подростку свойственна тенденция экстраполировать даже внешнюю дефектность собственного Я на свою личность в целом: если подросток имеет какие-то недостатки (иногда только кажущиеся), то он начинает ощущать (или придумывать) негативные реакции окружающих, сопровождающие его при любом взаимодействии с окружающей средой.

Адекватная Я-концепция и самооценка имеют значение в формировании навыков межличностных отношений и социальной адаптации. Большое расхождение между Я-реальным и Я-идеальным или Я-реальным и Я-зеркальным ставит подростка в такие условия, что он вынужден либо осознавать и принимать источник расхождения в оценках, делая, таким образом, выбор в сторону своего развития и сохраняя ядро своей личности, либо, накапливать напряжение, а затем искать «легкие» способы его снятия. Большое расхождение между Я-реальным и Я-идеальным считается тревожным симптомом, т.к. нередко ведет к нарушениям поведения и социально- психологической адаптации ребенка [16].

Таким образом, плохая социальная адаптация, связанная с расхождением в Я-концепции, ее негативной направленностью и низкой самооценкой приводят к нарушениям психологического здоровья. В этом случае единственным сохраняющим фактором выступает психологическая защита, которая искажает негативное воздействие, давая возможность индивиду приспособиться и не конфликтовать с самим собой и окружающими.

Защитные механизмы выполняют функцию сохранения целостности Я — концепции, исключая или искажая информацию, которая расценивается субъектом как неблагоприятная и разрушающая первоначальное представление о себе. Защитные механизмы включаются в тот момент, когда достижение цели конструктивным и прямым способом не может быть осуществлено. Таким образом, они являются способом организации частичного или временного психического равновесия, необходимых для выработки реальных способов преодоления фрустрации.

Теперь перейдем к рассмотрению особенностей психологической защиты в подростковом возрасте на примерах.

Примерами юношеской регрессии могут служить их склонность к идеализации знаменитостей; амбивалентность поведения, его колебания от одной крайности к другой.

Перенос. Одним из видов переноса является уход, наиболее часто встречаемым вариантом которого является фантазия. Защитная фантазия символически удовлетворяет блокируемое желание: «Можно сказать, что счастливый никогда не фантазирует, это делает только неудовлетворенный. Неудовлетворенные желания являются движущими силами фантазий, каждая фантазия — есть явление желания, корректура действительности, которая чем-то не удовлетворяет индивида» [17,с. 45].

У подростка, которого обидели, как ему кажется, незаслуженно, обида переинтерпретирует ситуацию, где его как бы обидели окружающие. А затем в своих «дневных грёзах» он воображает как умирает, его хоронят и горюют. С его смертью все понимают, кого они обижали. Таким образом, в фантазии совершается акт самоподтверждения и строятся желаемые отношения, где объектом является сам подросток.

Следующим видом переноса условно можно назвать «переживание из вторых рук»: если у человека в силу объективных и субъективных причин нет возможности реализовать свои желания и интересы «здесь и сейчас».

Подросток мечтает о море, хочет стать моряком, капитаном дальнего плавания. Но для исполнения мечты отсутствуют возможности: море далеко, нет денег, мал возрастом, надо много учиться, но не хочется. Тогда это желание реализуется на замещающих объектах: книги о море, фильмы о приключениях на море. Хотя удовлетворения полностью нет, оно сохраняется, может даже и длительное время, т.к. ситуация т.о. контролируется, да и безопаснее так.

Перенос может осуществляться и во сне, если невозможен в состоянии бодрствования. Подростку снятся эротические сцены, часто они заканчиваются непроизвольным семяизвержением.

Перенос, осуществляемый в результате ошибочного обобщения схожих ситуаций носит название трансфера. В основе лежит тенденция к повторению закрепившегося раньше поведения в ситуациях неравенства позиций.

Ученик переносит на нового, ни в чем еще не повинного учителя, враждебные отношения с предыдущими педагогами. Новому учителю достается от ученика, он расплачивается за грехи своих коллег. Враждебные отношения переносятся учениками благодаря наработанному общему негативному отношению к школе — и в этом ошибочность обобщения в переносе — все учителя [16].

Рационализация проявляется в размышлении над вопросами «Зачем жить, если рано или поздно умрешь?». Тогда они придумывают и вносят в жизнь смысл, а некоторые наоборот отказываются от размышления над данным вопросом.

Следующим видом психологическая защита является ирония. Подросток в результате своей двойственной позиции: не дитя, но еще не взрослый, иронически относится и к детскости и ко взрослым. Подросток иронизирует по поводу тех ролей, которые ему навязывают взрослые, и к ним самим с их старомодными представлениями о жизни. Тем самым он преодолевает империализм взрослых.

Если брать защиту, используемую на уроках в школе, то Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х. Р. Конте считают, что эти механизмы имеют свои характеристики и словесное выражение. Они привели в пример характеристики защитных механизмов в ситуации, когда подросток обидно отчитал учитель за невыполненное задание (работа защиты идет с эмоцией гнева). В нашей работе мы приведем лишь несколько защитных механизмов.

Замещение — «нападай на что-нибудь, что представляет это». Реакция: «У нашего учителя на редкость противная дочь».

Проекция — «порицай это». Реакция: «Мой учитель просто ненавидит меня», «Мы все не в восторге от нашего учителя».

Рационализация — «оправдай себя». Реакция: «Он так сердится, потому что у него плохое настроение» [36,с. 57].

Не возникает сомнений в том, что защитные механизмы обычно складываются у человека «неуверенно себя чувствующего в жизни». Самодостаточная личность наиболее успешно освобождается от негативного влияния психологических защит и менее «чувствительна» к их возникновению. Важнейший путь освобождения от патологического действия защитных механизмов — целостное развитие личности, ее самосознания, а также формирование адекватной возможностям жизненной перспективы.

Таким образом, описано около 20 видов механизмов психологической защиты. Основными из них являются:

· вытеснение — устранение из сознания неприемлемых влечений и переживаний;

· реактивное образование (инверсия) — трансформация в сознании эмоционального отношения к объекту на прямо противоположное;

· регрессия — возврат к более примитивным формам поведения и мышления;

· идентификация — бессознательное уподобление угрожающем у объекту;

· рационализация — рациональное объяснение человеком своих желаний и действий, истинные причины которых коренятся ив иррациональных социально или личностно неприемлемых влечениях;

· сублимация — преобразование энергии сексуального влечения в социально приемлемые формы активности;

· проекция — приписывание другим людям собственных вытесненных мотивов, переживаний и черт характера;

· изоляция — блокирование отрицательных эмоций, вытеснение из сознания связей между эмоциональным переживаниями и их источником

1.2 Копинг-поведение и его связь с защитными механизмами

На протяжении всей жизни практически каждый человек сталкивается с ситуациями, субъективно переживаемыми им как трудные, «нарушающие» привычный ход жизни.

Переживание таких ситуаций зачастую меняет и восприятие окружающего мира, и восприятие своего места в нем. Изучение поведения, направленного на преодоление трудностей, в зарубежной психологии проводится в рамках исследований, посвященных анализу «coping» — механизмов или «coping behavior».

«Копинг» — это индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее собственной логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями [1].

Под «копингом» подразумеваются постоянно изменяющиеся когнитивные, эмоциональные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними и внутренними требованиями, которые оцениваются как напряжение или превышают ресурсы человека с ними справиться [33].

Проблема «копинга» (совладания) личности с трудными жизненными ситуациями возникла в психологии во второй половине ХХ в. Автором термина был А. Маслоу. Понятие «coping» происходит от английского «cope» (преодолевать).

В российской психологии его переводят как адаптивное, совпадающее поведение, или психологическое преодоление. Первоначально понятие «копинг-поведение» использовалось в психологии стресса и было определено как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления влияния стресса. В настоящее время, будучи свободно употребляемым в различных работах, понятие «копинг» охватывает широкий спектр человеческой активности — от бессознательных психологических защит до целенаправленного преодоления кризисных ситуаций. Психологическое предназначение копинга состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации.

Понятие «копинг» интерпретируется по-разному в разных психологических школах.

Первый подход — неопсихоаналитический. Копинг-процессы рассматриваются как эго-процессы, направленные на продуктивную адаптацию личности в трудных ситуациях. Функционирование копинг-процессов предполагает включение когнитивных, моральных, социальных и мотивационных структур личности в процессе совладания с проблемой. В случае неспособности личности к адекватному преодолению проблемы включаются защитные механизмы, способствующие пассивной адаптации. Такие механизмы определяются как ригидные, дезадаптивные способы совладания с проблемой, препятствующие адекватной ориентации индивида в реальной действительности. Иначе говоря, копинг и защита функционируют на основании одинаковых эго-процессах, но являются разнонаправленными механизмами в преодолении проблем [31,с. 45].

Второй подход определяет копинг как качества личности, позволяющие использовать относительно постоянные варианты ответа на стрессовые ситуации. А. Биллингс и Р. Моос выделяют три способа совладания со стрессовой ситуацией.

1. Копинг, нацеленный на оценку, — преодоление стресса, включающее в себя попытку определить значение ситуации и ввести в действие определенные стратегии: логический анализ, когнитивная переоценка.

2. Копинг, нацеленный на проблему, — совладание со стрессом, имеющее целью модифицировать, уменьшить или устранить источник стресса.

3. Копинг, нацеленный на эмоции, — преодоление стресса, включающее в себя когнитивные, поведенческие усилия, с помощью которых человек пытается уменьшить эмоциональное напряжение и поддержать аффективное равновесие [19].

В третьем подходе копинг выступает как динамический процесс, который определяется субъективностью переживания ситуации и многими другими факторами. Р. Лазарус и С. Фолькман обозначили психологическое преодоление как когнитивные и поведенческие усилия личности, направленные на снижение влияния стресса. Активная форма копинг-поведения, активное преодоление, является целенаправленным устранением или ослаблением влияния стрессовой ситуации. Пассивное копинг-поведение, или пассивное преодоление, предполагает использование различного арсенала механизмов психологической защиты, которые направлены на снижение эмоционального напряжения, а не на изменение стрессовой ситуации [31].

Р. Лазарус выделил три типа стратегий совладания с угрожающей ситуацией: механизмы защиты Эго; прямое действие — нападение или бегство, которое сопровождается гневом или страхом; совладание без аффекта, когда реальная угроза отсутствует, но потенциально существует.

Копинг-поведение возникает, когда человек попадает в кризисную ситуацию. Любая кризисная ситуация предполагает наличие некоего объективного обстоятельства и определенного отношения к нему человека в зависимости от степени его значимости, которое сопровождается эмоционально-поведенческими реакциями различного характера и степени интенсивности [45]. Ведущими характеристиками кризисной ситуации являются психическая напряженность, значимые переживания как особая внутренняя работа по преодолению жизненных событий или травм, изменение самооценки и мотивации, а также выраженная потребность в их коррекции и в психологической поддержке извне.

Психологическое преодоление (совладание) является переменной, зависящей по крайней мере от двух факторов — личности субъекта и реальной ситуации. На одного и того же человека в разные периоды времени событие может оказывать различное по степени травматичности воздействие.

Существуют различные классификации копинг-стратегий.

В некоторых теориях копинг-поведения выделяют следующие базисные стратегии:

1. Разрешение проблем;

2. Поиск социальной поддержки;

3. Избегание [43].

Конфликтологи выделяют три плоскости, в которых происходит реализация копинг-стратегий поведения: поведенческая сфера; когнитивная сфера; эмоциональная сфера. Виды копинг-стратегий поведения разделяются и с учетом степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные, неадаптивные.

А.В. Либин в рамках дифференциальной психологии рассматривает психологические защиты и совладание как два различных стиля реагирования [27]. Под стилем реагирования понимается параметр индивидуального поведения, характеризующий способы взаимодействия человека с различными сложными ситуациями, проявляющиеся либо в форме психологической защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности личности, направленной на разрешение проблемы. Стили реагирования являются промежуточным звеном между случившимися стрессовыми событиями и их последствиями в виде, например, тревожности, психологического дискомфорта, соматических расстройств, сопутствующих защитному поведению, или же характерных для совладающего поведения душевного подъема и радости от успешного решения проблем.

Л.И. Анцыферова исследует динамику сознания и действия личности в трудных обстоятельствах жизни, которые являются результатом психической переработки индивидом жизненных невзгод с позиций своей, лишь частично осознаваемой «теории» мира. При этом, рассматривая жизненные трудности, необходимо учитывать главное — ценность, которая в определенных условиях может быть потеряна или уничтожена. Это обстоятельство и делает ситуацию стрессовой [1].

Для того чтобы сохранить, защитить, утвердить данную ценность, субъект прибегает к различным приемам изменения ситуации. Так, чем более значимое место в смысловой сфере личности занимает находящийся в опасности объект и чем более интенсивной воспринимается личностью «угроза», тем выше мотивационный потенциал совладания с возникшей трудностью.

В настоящее время, по мнению С.К. Нартова-Бочавер [33], выделяют три подхода к толкованию понятия «coping». Первый, развиваемый в работах Н. Хаан, трактует его в терминах динамики Эго как один из способов психологической за щиты, используемой для ослабления напряжения. Этот подход нельзя назвать распространенным прежде всего потому, что его сторонники склонны отождествлять coping с его результатом. Второй подход, отраженный в работах А. Г. Биллингс и Р. Н. Мус, определяет «coping» в терминах черт личности — как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом [13]. Однако, поскольку стабильность рассматриваемых способов очень редко подтверждается эмпирическими данными, это понимание также не обрело большой поддержки среди исследователей.

И, наконец, согласно третьему подходу, признанному авторами Р. С. Лазарус и С. Фолкмен, «coping» должен пониматься как динамический процесс, специфика которого определяется не только ситуацией, но и стадией развития конфликта, столкновения субъекта с внешним миром.

В теории преодоления (совладания, копинг-поведения) Лазарус различает два процесса: временное облегчение и непосредственные двигательные реакции. Процесс временного облегчения выражается в форме смягчения страданий, связанных с переживанием стресса, и в уменьшении психофизиологических воздействий с помощью двух способов.

Первого — симптоматического: употребление алкоголя, транквилизаторов, седативных препаратов, тренировка мышечной релаксации и др. методы, направленные на улучшение физического состояния. И второго — интрапсихического, рассматривая этот способ с точки зрения A. Фрейд [46], но при этом называя «механизмами когнитивной защиты»: идентификация, перемещение, подавление, отрицание, формирование реакции и интеллектуализация. Непосредственные двигательные реакции относятся к реальному поведению, направленному на изменение взаимоотношений человека с окружающей средой, и могут выражаться в действиях, направленных на фактическое уменьшение существующей опасности и снижение ее угрозы. При этом Лазарус не отделяет «защитные» процессы от процессов «совладания» (coping processes), полагая, что «это те средства, при помощи которых личность осуществляет контроль над ситуациями, угрожающими, расстраивающими или доставляющими ей удовольствие».

Дискуссии по проблеме отношения копинг-поведения и психологической защиты продолжаются по настоящее время.

Разграничение механизмов защиты и совладания представляет собой значительную методическую и теоретическую трудность. Защита считается внутриличностным процессом, а совладание рассматривается как взаимодействие с окружающей средой. Некоторые авторы считают эти две теории абсолютно независимыми друг от друга, но в большинстве работ они рассматриваются, как взаимосвязанные. Предполагается, что желание личности всегда затрагивает оба механизма с целью преодоления конфликта. Следовательно, поведение совладания основывается на искажении отражения. Эти авторы, придерживаясь теории единства совладания и защиты, выяснили, что некоторые стратегии совладания и защитные механизмы позитивно взаимосвязаны: путем регрессии и невербального выражения боли достигается внимание и забота со стороны окружающих.

Среди отечественных исследователей понятия «механизмы психологической защиты» и «механизмы совладания» (копинг-поведение) рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов и реагирования индивидом на стрессовые ситуации, дополняющие друг друга [44]. Ослабление психического дискомфорта осуществляется в рамках неосознанной деятельности психики с помощью механизмов психологической защиты. Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленной на устранение ситуации психологической угрозы.

Стратегии поведения, включающие в себя психологические защиты и совладание, являются различными вариантами процесса адаптации и подобно внутренней картине жизненного пути подразделяются на соматически, личностно и социально ориентированные, в зависимости от преимущественного участия в адаптационном процессе того или иного уровня жизнедеятельности [9]. Использование системного подхода в сохранении здоровья предполагает учет психических и фактических воздействий среды, свойств личности, опосредствующих эти воздействия, биологических механизмов регуляции стресса, механизмов регуляции стресса, механизмов, обуславливающих нозологическую специфичность.

Таким образом, копинг-поведение — форма поведения, отражающая готовность индивида решать жизненные проблемы. Это поведение, направленное на приспособление к обстоятельствам и предполагающее сформированное умение использовать определенные средства для преодоления эмоционального стресса. При выборе активных действий повышается вероятность устранения воздействия стрессоров на личность. Особенности этого умения связаны с «Я-концепцией», локусом контроля, эмпатией, условиями среды. Совладающее поведение реализуется посредством применения различных копинг-стратегий на основе ресурсов личности и среды. Одним из самых важных ресурсов среды является социальная поддержка. К личностным ресурсам относятся адекватная «Я-концепция», позитивная самооценка, низкий нейротизм, интернальный локус контроля, оптимистическое мировоззрение, эмпатический потенциал, аффилиативная тенденция (способность к межличностным связям) и другие психологические конструкты.

1.3 Влияние семьи на формирование защитных механизмов и копинг-

поведения у детей подросткового возраста

В условиях стресса психологическая адаптация человека происходит, главным образом, посредством двух механизмов: психологической защиты и копинг-механизмов.

Чтобы взаимодействовать с трудной, кризисной ситуацией, необходимы навыки совпадающего поведения — особого социального поведения, смысл которого — овладеть, разрешить или смягчить, привыкнуть либо уклониться от требований, предъявляемых кризисной ситуацией, а также, возможно, предотвратить, своевременно разгадав ее неразрешимость или опасность. Совладающее с трудностями поведение, или копинг, — это сознательное целенаправленное поведение в отличие от поведения защитного. Оно создает семейный фундамент стойкости, высокой жизнеспособности, адаптивности и по-разному представлено в семье как целом так и у членов семьи.

Копинг является стабилизирующим фактором, помогающим семье осуществить психологическое приспособление во время переживаемого стресса. Совладающее поведение — это целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, — через осознанные стратегии действий. Это сознательное поведение направлено на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю, или на приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю [22,с. 16]. При таком понимании совладающее поведение важно для социальной адаптации здоровых людей. Стили и стратегии совладания рассматриваются как отдельные элементы сознательного социального поведения, с помощью которых человек справляется с жизненными трудностями [7]. Другими словами, совладание, или копинг, — это то, как человек выдерживает, терпит, привыкает, избегает и / или разрешает стрессовую, то есть напряженную ситуацию.

Исследователи установили, что адаптивные возможности копинг-поведения увеличиваются под действием более сильных стрессоров. Это означает, что чем сильнее стрессор, тем более явно выражено совладающее поведение у хорошо адаптирующихся людей и семей. Российские семьи имеют, в основном, средний уровень совладания.

Однако в некоторых случаях выраженность копинга существенно увеличивается: у людей, переживших неожиданный развод; у мужчин-мужей, возвратившихся после участия в боевых действиях к мирной, в том числе семейной жизни.

Итак, понятно, что семьи могут по-разному реагировать на стресс.

Способы (стратегии и стили) функционального, или продуктивного, копинга семьи в стрессовой ситуации обычно включают:

1)поиск информации, понимание стрессовой ситуации, события;

2)поиск социальной поддержки от близкого окружения, родственников, друзей, соседей, других людей, находящихся в подобных ситуациях, и профессионалов;

3)гибкость семейных ролей;

4)оптимизм, веру в лучшее;

5)улучшающееся общение семьи, налаженную коммуникацию;

6)включенность всех членов семьи в разрешение проблемы, трудности [21].

Продуктивный копинг обычно имеет позитивные последствия для семейного функционирования: разрешение проблемы, трудной ситуации, снижение уровня напряжения, тревоги, дискомфорта, душевный подъем и радость преодоления. Если ситуация не может быть разрешена прямо и в короткий срок, возникают новая оценка ситуации и новая оценка себя в ситуации, в основе которых лежит изменение отношения членов семьи к проблеме, позитивное истолкование происходящего («могло бы быть и хуже», «это урок всем нам, впредь будем умнее»). Важно отметить, что при этом не снижается мотивация достижения, сохраняются реалистичный подход к оценке события и способность семьи мобилизовать силы.

Непродуктивный копинг связан с преобладанием эмоциональных реакций на ситуацию, своеобразным «застреванием» на них и проявляется в виде погружения в переживания, самообвинении, обвинении друг друга, вовлечении одним членом семьи других в свое непродуктивное состояние. Так иногда некоторые члены семьи непрестанно жалуются, сожалеют, обижаются на «несправедливость» жизни по отношению к ним, вместо того, чтобы действовать. Избегание как стиль совладания также может быть непродуктивным. Оно проявляется в виде ухода от проблемы, попыток не думать о ее решении вообще, желании забыться во сне, «растворить» свои невзгоды в алкоголе или компенсировать отрицательные эмоции едой, спрятаться за спиной компетентных людей, гарантирующих социальную поддержку и решение проблемы вместо самой семьи. Нередко это поведение характеризуется наивной, инфантильной оценкой происходящего.

Эффективность копинга проявляется в продолжительности позитивных последствий. Они могут быть либо кратковременными: обычно их измеряют по психофизиологическим и аффективным показателям, по тому, насколько быстро люди возвращаются к уровню дострессовой активности; либо долговременными, оказывающими влияние на психологическое благополучие семьи, улучшение ее социального функционирования (обычно их трудно учесть).

Вопрос об эффективности любого копинг-стиля является открытым. Дело в том, что те способы поведения, которые помогают в одних ситуациях, могут не работать в других. Например, известно, что восстановление эмоционального баланса при помощи пассивных стратегий (не через решение проблемы) используется более интенсивно, если источник стресса неясен, и у человека нет знаний, умений или реальных возможностей уменьшить его. Использование проблемно ориентированного копинга в совершенно неподдающейся контролю ситуации также оказывается малопродуктивным, истощает ресурсы [21].

Уровень и качество преодоления жизненных трудностей зависят от того, насколько успешно функционирует семья, то есть от того, как она выполняет свои главные функции. Функции семьи — это деятельность семьи, направленная наудовлетворение потребностей ее членов и общества в целом. Нормально функционирующая семья — это семья, которая обеспечивает необходимый минимум благосостояния, социальной защиты и развития ее членов. Дисфункциональная семья — та, в которой выполнение функций оказывается нарушенным, вследствие чего возникают предпосылки для проявлений горизонтальных и вертикальных стрессоров.

У понятия «неблагополучная семья» нет четкого определения в научной литературе. Употребляются синонимы данного понятия: деструктивная семья; дисфункциональная семья; семьи группы риска; негармоничная семья [14].

Различают следующие типы неблагополучных семей: педагогически некомпетентная; конфликтная; аморальная; асоциальная.

Рассмотрим совладеющее со стрессом поведение в семьях с нормальным и нарушенным функционированием [21].

Таблица 1 — Совпадающее поведение в семьях с нормальным и нарушенным функционированием

Семейные параметры

Функциональная семья

Дисфункциональная семья

Идентификация стрессора

Четкое, принятие

Нечеткое, отрицание

Локус проблемы

Это общее дело

Это дело одного человека

Подход к проблеме

Решение

Обвинение других

Терпимость друг к другу

Высокая

Низкая

Участие и забота

Прямые, явные

Непрямые, неявные

Общение

Открытость

Уход в себя, закрытость

Сплоченность

Высокая

Низкая

Семейные роли

Гибкие

Жесткие

Использование ресурсов

Полное

Неполное

Насилие

Нет

Есть

Употребление алкоголя, наркотиков

Редко

Часто

Наличие лидера

Один лидер либо равенство

Отсутствие лидера, «паралич решений»

Далеко не всегда испытывающая стресс семья прибегает к копинг-поведению, предпочитая поведение защитное. Под психологической защитой понимают подсознательную систему моделей поведения, сформированную на основе жизненного опыта человека и ограждающую его от отрицательных эмоций страха, тревоги, возникающих на основе травмирующей информации из внешнего мира либо вследствие потенциально стрессогенных обстоятельств. Известные психотерапевты А. Я. Варга, А. И. Захаров, А. С. Спиваковская, Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис описывают условия, при которых семья в трудных жизненных ситуациях склонна использовать, скорее, механизмы психологической защиты, чем сознательного совладания. Это наличие сильно мифологизированной семейной истории, плохо осознаваемые хронические конфликты, эмоциональная зависимость, непроясненные границы. Зачастую семья обладает в основном дисфункциональными стабилизаторами равновесия семейной системы [48]. По мнению А. Я. Варги, ими могут стать дети, болезни, нарушения поведения (например, цикличность супружеских измен и физического насилия). В некоторых семьях родители не ссорятся только тогда, когда ребенок болеет. Приступ астмы может возникать у ребенка, бессознательно усвоившего эту закономерность, при малейших признаках ссоры. Если он долгое время является стабилизатором семейной системы, отделение от родителей в подростковом возрасте происходит очень трудно и болезненно [10].

Существуют общезначимые факторы, стабилизирующие семейную систему и уменьшающие уязвимость семьи к стрессу. По данным зарубежных и отечественных авторов (Д. Брайт, Ф. Джонс, Д. Майерс, А. С. Спиваковская, Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис), к ним относятся: социальный и профессиональный статус, решение проблемы путем совладения, взаимная поддержка в семье и поддержка тех людей, с которыми связаны какой-либо деятельностью (супружеские пары без детей). В семьях с детьми-дошкольниками и школьниками важны религиозность (вера), поддержка окружения и приспособление к более широкой социальной группе, частью которой они себя ощущают. Семьи с подростками используют иные факторы: статус и доход, взаимная поддержка семьи и супруга (супруги), внутренняя сплоченность семьи, поддержка более широкой социальной группы. И наконец, семьи на стадии «пустого гнезда» подчеркивают защитную ценность совпадающих навыков, внутренней сплоченности семьи и поддержки окружения, с которым их связывает какая-либо деятельность [21].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой