Особенности психологической готовности старших подростков и юношества к супружеским взаимоотношениям

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

на тему: Особенности психологической готовности старших подростков и юношества к супружеским взаимоотношениям

Введение

Актуальность проблемы. Проблема психологической готовности к супружеским взаимоотношениям является актуальной как в теоретическом (А.Б. Добрович, Л. М. Иванова, Дж. Браун, Д. Кристенсен, Г. Навайтис и др.), так и в практическом (Д.Д. Еникеева, В. П. Левкович, В. М. Розин и др.) аспектах. Имеющиеся в данной сфере исследования подтверждают, что у специалистов не сложились однозначные представления об условиях и средствах ее обеспечения. Анализ научных трудов в общей (Р.С. Немов, А. Я. Чебыкин, Л. М. Фридман и др.); социальной (Г.М. Андреева, С. И. Голод, А. Н. Сизанов и др.); космической и инженерной (Р.А. Белозоров, М. И. Дьяченко, С. Маслюк и др.); спортивной (П.А. Рудик, В. А. Плахтиенко, А. Ц. Пуни и др.) и других отраслях психологии показывает, что применяемые подходы к оценке психологической готовности, выделению ее видов и структурных особенностей зависят от многих как внутренних, так и внешних факторов. При этом можно отметить, что психологическая готовность имеет также и ряд закономерностей, уточнение которых составляет существенное значение для теории и практики ее формирования.

Особую актуальность приобретает проблема психологической готовности к супружеским взаимоотношениям в связи с возрастанием конфликтности между супругами (Л. Богданович, Е. С. Калмыкова, Б. Ю. Шапиро, С. Г. Шуман и др.); явлений несовместимости (С. Кратохвил, Н. Н. Обозов, А. Н. Обозова и др.); снижением культуры семейных взаимоотношений (К. Витек, В. Е. Кемиров, В. Сатир, Т. М. Трапезникова и др.) и, как следствие, увеличением распада семей (Т.В. Андреева, А. Лидина, Н. Н. Нарицын, В. П. Шейнов и др.). Также в современной педагогической и возрастной психологии, по мнению ученых (И.Д. Бех, О. М. Кикинежди, Я. Л. Коломинский, Ю. А. Миславский, Л. А. Снигур, Н. В. Рымашевский и др.), недостаточно отработаны условия целенаправленного формирования психологической готовности подрастающего поколения к супружеским взаимоотношениям. С учетом этого, нами избрана тема курсовой работы «Особенности психологической готовности старших подростков и юношества к супружеским взаимоотношениям».

Цель исследования - определить особенности психологической готовности старших подростков и юношества к супружеским взаимоотношениям.

Задачи исследования:

1. Уточнить сущность и содержание психологической готовности к супружеским взаимоотношениям.

2. Выявить и систематизировать основные виды психологической готовности к супружеским взаимоотношениям.

3. Определить психологические особенности супружеских взаимоотношений.

4. Проанализировать факторы, обуславливающие психологическую готовность к супружеским взаимоотношениям.

5. Выявить особенности старшего подросткового возраста, как сенситивного периода для формирования готовности к супружеским взаимоотношениям.

Объект исследования — психологическая готовность к супружеским взаимоотношениям.

Предмет исследования - ведущие детерминанты психологической готовности старших подростков и юношества к супружеским взаимоотношениям.

Методы исследования. Для решения поставленных задач использованы теоретические методы исследования: анализ, синтез, обобщение, классификация.

Объем и структура работы. Курсовая работа изложена на 61 странице печатного текста. Работа включает введение, две главы, заключение, библиографию из 48 источников.

Раздел 1. Исследование теоретико-методологических основ психологической готовности к супружеским взаимоотношениям

1. 1 Уточнение сущности и содержания явлений психологической готовности

Проблема психологической готовности в различных аспектах является достаточно актуальной. Обобщение многих работ (В. Даль, Н. Шведов, И. Олейник, И. Сидоренко [14] и др.) показывает, что прямо или косвенно понятие готовности рассматривается в филологической литературе, где уточняется корневое значение слова «готовность». Кроме того, сущность и содержание психологической готовности раскрывается многими исследователями (П. Анохин, В. Апаториева, Ф. Генов, Л. Нерсесян, Е. Савченко, Р. Шайхтдинов, А. Чебыкин [31; 49] и др.) различных отраслей психологии при характеристике самого факта готовности как такового.

Анализируя исследования, представленные в разных толковых и терминологических словарях, а также научной литературе, можно констатировать, что понятие «готовность» характеризует стремление к осуществлению какого-либо действия (Б. Волин, Д. Ушаков, В. Зинченко Н. Шанский, Т. Боброва, В. Яременко и др.). П. Анохин [3] считает, что готовность — это настройка необходимых функций психики на реализацию активной деятельности. В связи с этим можно предположить, что готовность не может возникнуть вне общего повышения активности работы головного мозга, так как для этого необходимы биохимические и физиологические действия, настраивающие организм на предстоящую деятельность.

Рассматривая массив публикаций по проблеме психологической готовности в современной литературе, можно говорить о том, что преимущественно ее разработкой занимались исследователи спортивной (В. Плахтиенко, А. Пуни, П. Рудик, А. Чурсин, Р. Шайхтдинов [35; 38; 50; 51] и др.), космической и инженерной (Р. Белозоров, Э. Вересоцкий, М. Дьяченко, С. Маслюк [3; 6; 14; 29] и др.), возрастной и педагогической (С. Ковалев, Е. Кравцова, Е. Савченко, А. Чебыкин, В. Щербин [23; 49; 54] и др.), социальной (Л. Гозман, В. Кемиров, А. Кроник, А. Фернхем, П. Хейвен, А. Яковлев [9; 21; 27; 43; 56] и др.) и других отраслей психологии.

По мнению П. Рудика [38], психологическая готовность — это сложное образование, на которое оказывают влияние психические и познавательные процессы, отражающие важнейшие стороны выполняемой деятельности и эмоциональных компонентов, которые усиливают или ослабляют активность человека, его волевых компонентов, способствующих достижению цели и мотивов поведения.

Другой не менее известный специалист А. Пуни [36] психологическую готовность относит к категории психологических состояний, которые характеризуются такими особенностями, как трезвая уверенность в своих силах, стремление к достижению цели, оптимальное возбуждение, высокая устойчивость нервных процессов, саморегуляция и самооценка. Как считает автор, сущность психологической готовности состоит в возможности своевременного принятия оптимального решения в данной конкретной ситуации; в соответствии с выдвинутыми мотивами и задачами; в психологическом единстве деятельности и состояния; в возможности непрерывного контроля и регуляции результатов каждого совершаемого целенаправленного действия.

Обобщая результаты этих исследований, условно можно выделить два направления к анализу психологической готовности. Во-первых, функциональное, то есть развитие важных психологических функций: мышечно-двигательных ощущений, восприятия, наглядно-действенного мышления, внимания, воли и других компонентов. Во-вторых, психологическую подготовку, рассматриваемую на уровне всестороннего развития психических процессов и личностных свойств.

Большое значение для понимания сущности психологической готовности как некоторого самостоятельного психологического явления имеют исследования М. Дьяченко [14]. Ученый рассматривает готовность в качестве активно-действенного состояния и установки личности на определенное поведение, характеризующееся избирательной, прогнозирующей активностью на стадии подготовки к деятельности. Также им выделено три этапа формирования психологической готовности:

1) определение целей на основе осознаваемых потребностей и мотивов;

2) выработка плана, установок, общих моделей и предстоящих действий;

3) переход появившейся готовности в предметные действия, отвечающие строго определенным средствам и способам деятельности. Однако, как считает автор, для ее развития необходимы определенные знания, умения, навыки, настроенность, ответственность и желание добиться успехов.

Дополняя данные исследования, А. Ганюшкин [7] говорит о том, что психологическая готовность может состоять из четырех уровней:

1) состояние полной готовности (высокая уверенность, помехоустойчивость);

2) готовность, приближающаяся к полной готовности (недооценка сил, излишняя самоуверенность, недостаточная помехоустойчивость);

3) состояние неполной готовности (стойкие психологические барьеры);

4) состояние неподготовленности.

В подтверждение вышесказанного, Л. Нерсесян [31] утверждает, что уровень психологической готовности, ее динамика и колебания представляют собой специфический аспект проявления работоспособности и могут отражать закономерности ее изменений. Следовательно, поддержание высокого уровня психологической готовности имеет огромное значение во всех видах оперативного труда.

Соглашаясь с научными выводами М. Дьяченко, Л. Нерсесяна [14; 31] и других авторов, можно полагать, что все человеческие возможности бывают специфическими и неспецифическими, в свою очередь, они являются слагаемыми психологической готовности и находятся в диалектической взаимосвязи между собой. По мнению ученых, неспецифические возможности характеризуются активным применением средств и способов, общих для решения многих задач; поддержанием внутреннего равновесия; мобилизацией своего опыта и чувств. В этом состоит проявление активности и целостности. Специфические, в отличие от первых, выражаются в особом развитии устойчивых качеств и свойств личности, а также в их актуализации, которая строго соответствует требованиям решения задач и условиям времени.

Что касается анализа психологической готовности в педагогической и возрастной психологии, то она рассматривается в трудах В. Полищук [36], Л. Фридмана [44], А. Чебыкина [49] и других ученых. Обобщая эти работы, можно отметить, что психологическая готовность формируется на определенном личностном фоне, который включает целеустремленное выражение личности, волевые и интеллектуальные качества, а также направленность на определенное поведение.

В то же время в социальной психологии (Н. Каразина, Г. Крайг, В. Куницина, А. Пиз, Ч. Сандерс [28; 34] и др.) психологическая готовность представляет собой психологический процесс, раскрывающий реально действующую связь в рамках «субъект-объект» и «субъект-субъект» на фоне индивидуальных, избирательных и сознательных потребностей личности.

Обобщая исследования Л. Коростылевой, Л. Панковой, А. Сизанова, И. Трухина Б. Шапиро [25; 33; 41; 52] и других ученых, можно полагать, что психологическая готовность к браку и семье строится на основе понимания каждого человека общественной значимости своих действий, ответственности за них и определенных обязательств по отношению к партнеру и детям.

Подводя итоги, можно предположить, что психологическая готовность — это состояние личности, которое характеризуется избирательной активностью на основе осознаваемых потребностей и мотивов для выполнения конкретных действий, связанных с высокой саморегуляцией и волевой устойчивостью. Поэтому для возникновения психологической готовности к определенной деятельности необходимы: понимание данной деятельности, осознание ответственности, уверенности в достижении поставленной цели, а также осмысление и оценка условий для реализации действий на основе прошлого опыта. В связи с этим недостаточность психологической готовности к конкретному виду деятельности, как следствие, приводит к неадекватным реакциям, ошибкам и к не согласованности функционирования психических процессов тем запросам, которые реализуются в данной ситуации.

1.2 Систематизация и характеристика основных видов психологической готовности

Виды психологической готовности, в психологии рассматриваются в зависимости от специфики деятельности. В социальной, возрастной, педагогической, семейной психологии виды психологической готовности отождествляются в рамках:

1) установки (Ж. Годфруа, Г. Олпарт, Д. Узнадзе [38] и др.);

2) готовности к общению (М. Каган, Д. Карнеги, А. Кроник, Е. Кроник, [17; 19; 27] и др.);

3) индивидуальной и коллективной (Г. Андреева, Л. Гримак, А. Яковлев [11; 56] и др.);

4) одиночества (А. Реан, К. Хорни, Л. Шнейдер [48; 53] и др.);

5) интимных отношений (Д. Еникеева, А. Корегин, Ю. Щербатых, З. Фрейд, И. Кон, И. Юнд [15; 24; 54] и др.);

6) эмоциональных отношений (C. Агарков, Э. Берн, Л. Гозман, Д. Джампольски, Э. Фромм [1; 4; 9; 45] и др.);

7) нравственно-этических отношений (Т. Гуртко, А. Ковалев, В. Сатир [12; 22; 40] и др.)

8) супружеских взаимоотношений (Г. Богданов, А. Волкова, Е. Калмыкова [5; 8; 18] и др.) и прочих.

Рассмотрим особенности перечисленных подходов более подробно.

Анализ работ исследователей Д. Узнадзе, Г. Олпарта, Ж. Годфруа [14], показал, что установка выступает в роли готовности к реализации актуальной потребности, которая обеспечивает устойчивый, целенаправленный характер протекания соответствующей деятельности и служит основой целесообразной активности человека, а также выражает внутреннюю позицию человека, его взгляды и ориентации.

Установка первоначально рассматривалась в экспериментальной психологии (Л. Ланге, Г. Мюллер, Т. Шуман) при анализе обусловленного прошлым опытом фактора «готовность действовать», некоторым образом определяющего скорость реагирования на воспринимаемую ситуацию, иллюзии восприятия, а также для описания возникающего при постановке задачи неосознаваемого состояния готовности, обуславливающего направленность психических процессов.

В социальной психологии понятие «установка» используется при изучении отношения личности к различным социальным объектам, механизмам саморегуляции, устойчивости и согласованности социального поведения. По мнению Ж. Годфруа [7], она является ориентиром «полной готовности» и имеет три измерения: когнитивное, аффективное и поведенческое.

Обобщая эти и другие исследования, можно отметить, что установка рассматривается как целостно-личностное состояние, которое предшествует деятельности и определяет ее осуществление. Однако установка и психологическая готовность отличаются друг от друга по своей психологической природе. В одном случае — это актуализация сформированных в предшествующих опытах психических явлений, а в другом — психическое образование, возникающее под влиянием определенных задач, требований и обстоятельств.

Помимо установки, учеными (Г. Андреева, Э. Берн, Л. Гримак [4; 11] и др.) выделены такие виды психологической готовности, как индивидуальная и коллективная готовность. Данные виды проявляются при объединении людей для совместной деятельности и основаны на механизмах внушения, взаимовлияния, подражания, соперничества, стремления к самоутверждению, симпатии и других.

К. Хорни [48] в своей работе раскрывает психологическую готовность к одиночеству, которая формируется на основе невротического состояния личности, подчинения желанию избежать множества проблем, стремления к независимости и самодостаточности. Существенно влияют на ее развитие базальная тревога и недоверие к окружающим. Это связано с тем фактом, что одинокий человек не ограничивает собственную свободу, не испытывает скуку, а поглощен только самим собой. Следует добавить, что установка на одиночество в процессе жизнедеятельности имеет тенденцию к изменению (у мужчин в 40 — 45 лет, у женщин в 30 — 35 лет), это связано с периодом, когда человеком предпринимаются попытки обрести спутника жизни (Н. Хамитов, Л. Шнейдер [53] и др.).

Резюмируя отечественную и зарубежную литературу (А. Кроник, Е. Кроник, В. Каган, Б. Херсонский [27] и др.), можно выделить особый вид психологической готовности — это готовность к общению, которая является самостоятельной ценностью и одной из основных социальных потребностей человека. По мнению С. Рубинштейна «…при общении с людьми происходит ориентация на их поведение, поскольку каждый человек, как бы расшифровывает значение внешних данных и раскрывает смысл получаемого текста на основе внутреннего психологического плана. В связи с этим в процессе общения с окружающими вырабатывается определенный, более или менее автоматический, функционирующий подтекст к их поведению…"[32, 57]. В подтверждение вышеизложенного В. Головахой и Л. Петровской уточнены ведущие виды общения — это межличностный контакт, межличностная коммуникация, межличностное взаимодействие, интимно-личностное общение, межличностные взаимоотношения. Следует также отметить, что психологическая готовность к общению функционирует только тогда, когда личность проявляет активную деятельность в сфере общения с другими людьми. Однако в отношениях между людьми используются отрицательный и положительный типы общения, что приводит к самозащите от собеседника или к открытости, доверию и сопереживанию.

В то же время психологическая готовность личности к взаимодействию рассматривается в работах С. Агаркова, Дж. Брауна, Д. Кристенсена, В. Левковича [1] и других авторов. Обобщая их, можно предположить, что взаимодействие — это процесс воздействия партнеров друг на друга, порождающий их взаимную обусловленность и связь. Многие ученые считают, что взаимодействие бывает осознанным и недостаточно осознанным (проявление субъективных намерений, установок и эмоций). Также выявлены два основных вида взаимодействия: сотрудничество и соперничество.

Относительно психологической готовности к доверию (Л. Коростылева, С. Ключникова, В. Сысенко [25; 42] и др.), можно сказать, что она формируется с раннего детства и является стержневым элементом социального и психологического благополучия. Высокий уровень доверия к себе способствует самовыражению личности, следовательно, низкий — приводит к развитию низкой самооценки и низким притязаниям. Однако если доверие к миру превышает доверие к себе, то возрастает подверженность внешним влияниям на фоне недоверия к своим возможностям, поэтому необходимо иметь высокий уровень доверия к себе на фоне открытости к окружающему миру.

Исходя из задач нашей работы, хотелось бы более подробно рассмотреть психологическую готовность к супружеским взаимоотношениям, которая является ключевым звеном благополучия семьи в целом. Но на современном этапе обнаружены два ее вида — это вступление в брак на законном основании и психологическая готовность человека к альтернативным отношениям. Как нам известно, зарубежные и отечественные психологи называют ведущие факторы, способствующие развитию альтернативных отношений. Последние включают:

1. Пробный брак;

2. Бездетный брак, обуславливающий неготовность к рождению и воспитанию детей (В. Бойко, В. Сатир [40] и др.);

3. Открытый брак связан с психологической и сексуальной незрелостью супругов (C. Кратохвил, А. Розенфель [26] и др.).

4. Свингерство (обмен супругами) и многоженство, возникающие на основе сверхуверенности в себе и отсутствия эмоциональной связи с родителями и сверстниками в детстве (А. Антонов, Р. Зилер [2] и др.);

5. Гомосексуальные пары образуются при дефиците мужского влияния, страхе перед партнером, заниженной самооценке и других личностных особенностях. подростковый юношеский готовность супружеский

Итак, анализируя исследования П. Волина [7], Н. Нарицына [30] и других ученых, на формирование психологической готовности к гражданскому браку оказывают значительное влияние внутренние (неуверенность, тревожность, ожидание, проверка прочности отношений, сексуальная удовлетворенность и др.) и социально-экономические факторы (социальное окружение, материальная заинтересованность, средства массовой информации и др.). Известно, что внебрачное сожительство практикуется как среди молодежи, так и среди людей самых различных возрастных групп. При этом мнения по поводу прочности таких отношений очень противоречивы, но, обобщая работы В. Квинна [20] и Ф. Райса [37], установлено, что супружеские отношения, начавшиеся до вступления в законный брак, более подвержены фактору риска.

Что касается психологической готовности к супружеским взаимоотношениям, то Э. Эриксон [45] рассматривает ее как сложный социально-психологический процесс, в основе которого лежит достаточно сформированная духовная зрелость, побуждающая человека к поиску интимной психологической близости, к единению против изоляции и одиночества. С точки зрения С. Ковалева, Н. Рымашевского, А. Сизанова, В. Торохтия, [22; 23; 39] и других авторов, психологическая готовность человека к супружеским взаимоотношениям формируется с того момента, когда человек осознает свою готовность к особым интимным чувствам без опасения некой потери в себе. Устанавливая данные отношения, каждая личность получает возможность заботиться о близком человеке, принимать участие в его решениях, нести ответственность за партнера, создает условия для собственной безопасности и защищенности. Эти отношения также способствуют развитию таких личностных особенностей у человека, как уважение, открытое общение, подвижность в исполнении супружеских ролей, равноправие, аутентичность и открытое партнерство.

Хотелось бы отметить, что ведущую роль в супружеских взаимоотношениях играет психологическая готовность к самоподаче, которая заключается в умении направить восприятие партнера по определенному пути, то есть стереотипное представление, управление партнером, сообщение информации. В своих трудах В. Третьяков [45] раскрывает несколько видов самоподачи, в частности, превосходства, привлекательности, актуального состояния и причин поведения.

Важным моментом в сфере супружеских взаимоотношений специалисты (А. Корегин, С. Кратохвил, Э. Фромм, Ю. Щербатых [24; 26; 45; 46]) считают психологическую готовность к интимным отношениям, а именно удовлетворение важных человеческих потребностей в общении, взаимопонимании, уважении, сексуальной связи, где мощной движущей силой является любовь. Однако существует ряд отличий, связанных с половым диморфизмом супругов, на которые в значительной степени оказывают влияние гендерные и иные стереотипы, проявляющиеся на различных уровнях взаимоотношений и обуславливающиеся культорологическими особенностями, прежде всего личностной зрелостью и способностью к установлению долговременных позитивных отношений. Превалирование своеобразных потребностей на данном уровне, особенно, на начальных стадиях супружеских взаимоотношений, порой проявляется в недостаточном учете потребностей иных уровней, которые несут серьезные последствия. В качестве теорий, объясняющих притяжение на интимном уровне, можно назвать «химические» теории любви, характеризующие притяжение мужчин и женщин, а также «закон полового притяжения» между совершенной женщиной и совершенным мужчиной. Существует миф о том, что сексуальная гармония является важнейшим условием счастливого брака. Однако исследования В. Сатира [40] свидетельствуют о том, что женщины, не удовлетворенные интимными отношениями, тем не менее, признают свой брак как благополучный. Из этого следует, что сексуальная гармония основывается не только на совместимости физиологии и знании техники, а, прежде всего, она должна быть мотивированна чувством любви и взаимного уважения, а также владением этикой, эстетикой, психологией и культурой полового общения.

В доступной нам литературе (Г. Балл, Г. Богданов, А. Волкова, Г. Навайтис [2; 5; 7; 8] и др.) мы выделили психологическую готовность к семейной адаптации. Ее следует рассматривать как процесс приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни, где формируется семейный уклад, происходит распределение функций и ролей, а также вырабатывается гармоничность в отношениях между партнерами. При этом С. Голод [10] считает, что адаптация супругов к семейной жизни представляет собой систему активных и направленных действий, ориентированных на поддержание динамического равновесия и обеспечивающих при его изменении возможность эволюции. Автором выделено семь видов адаптации: духовная, психологическая, сексуальная, информационная, родственная, культурная и бытовая, которые содержат иерархическую структуру и предопределяются фазой развития семьи. Также отмечено, что успешность адаптации зависит от личных особенностей супругов. Таким образом, достижение оптимального ее уровня связано с уменьшением выраженности таких личностных проявлений, как тревожность, экспрессивность, недоверчивость и подозрительность. Поэтому партнеры, легко прошедшие период адаптации, способны рационально решать конфликтные ситуации, отличаются дипломатичностью и конформностью, что, в свою очередь, способствует развитию позитивных супружеских взаимоотношений.

Безусловно, психологическая готовность к эмоциональным отношениям, по мнению В. Владина, Л. Гозмана, Д. Джампольски, А. Добровича [9] заключается в удовлетворении потребностей супругов в ласке, заботе, внимании, взаимопонимании и других проявлениях, то есть в позитивно эмоциональных чувствах. К. Хорни [48] в своей работе выделяет пять основных специфических потребностей, характерных для мужчин (сексуальное удовлетворение, спутник по отдыху, привлекательность супруги, восхищение, ведение домашнего хозяйства) и женщин (проявление чувств, общительность, честность, финансовая поддержка), состоящих в браке. Ведущую роль в эмоциональных отношениях между супругами играют такие факторы, как психологическая культура общения, согласованность в действиях, проведение совместного досуга на основе чего формируется семейная субкультура.

Рассматривая психологическую готовность к нравственно-этическим отношениям (И. Гребенников, Г. Макеев, Б. Титов [12] и др.), можно говорить о том, что каждая личность имеет определенную систему ценностей, которая обуславливает мотивацию деятельности, поведения и влияет на развитие индивидуальных особенностей. Анализ работ В. Ковалева, В. Сысенко [22; 23; 42] показал, что психологическая готовность к нравственно-этическим отношениям раскрывает такие критерии, как способность принятия новой системы обязанностей и ответственности; уважение прав и достоинств каждого члена семьи; признание принципа равенства и согласия между супругами, а также исполнение супружеского долга.

Кроме вышеперечисленных видов психологической готовности к супружеским взаимоотношениям, отмечен еще один — это ориентация на рождение детей и их воспитание. С точки зрения Г. Богдановой [5] и других исследователей, он обуславливается природным инстинктом самосохранения в виде инстинкта продолжения рода.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что психологическая готовность к супружеским взаимоотношениям — это относительно устойчивое состояние личности, характеризующее определенную систему социальных установок, жизненных ценностей, ориентированных на позитивные супружеские взаимоотношения. Среди ее основных видов выделяют: готовность к позитивной коммуникации, нравственно-этическим, эмоциональным и интимным отношениям, которые способствуют развитию устойчивых супружеских взаимоотношений.

1.3 Психологические основы супружеских взаимоотношений

В научной литературе понятия «брак и семья» имеют разные значения. Так А. Г. Харчев [47, 12] определяет брак как «исторически меняющуюся социальную форму отношений между мужчиной и женщиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует половую жизнь, устанавливает супружеские, родительские права и обязанности».

По мнению Э. Г. Эйдемиллера [55, 12], «семья — это живая система, обменивающаяся информацией и энергией с внешней средой, где внутренние и внешние колебания приобретают новый уровень сложности и дифференцированности и, сопровождаясь реакцией, возвращаются в устойчивое состояние. Когда колебания усиливаются или ослабевают, то наступает кризис, трансформация которого приводит данные взаимоотношения на новый уровень функционирования».

На основе анализа работ различных авторов (C. Голод, В. Дружинин В. Зацепин [10; 13; 16] и др.), можно говорить о том, что семья и брак возникли на довольно позднем этапе развития общества. Их формирование прошло через ряд отношений между мужчиной и женщиной, которые определялись экономическим базисом общества и были порождением своего времени. Еще в глубочайшей древности отношения между полами регулировались биологическими импульсами и потребностями. Такая форма отношений называлась — промискуитетом, а данное явление — эндогамией. Впоследствии, из-за часто возникающих осложнений на сексуальной почве, рождения больных детей было введено половое табу, то есть экзогамные связи (запрет интимных связей внутри рода). Данное обстоятельство привело к возникновению первой формы супружеских отношений — групповому дуально-родовому браку. Формой общежития являлась родовая коммуна, состоящая из мужских и женских групп, обеспечивающая не только биологическое воспроизводство, но также вскармливание и воспитание детей, связанных с женской группой.

Во времена матриархата общество постепенно перешло к новой форме отношений — парному браку, в связи с избирательными отношениями между партнерами. Женщина в те далекие времена обладала таинственной, магической силой и полной свободой до брака и вовремя его. Родство считалось по материнской линии, так как трудно было установить отцовство. Супруги жили отдельно и имели раздельное хозяйство в рамках первичного рода (Н. Обозов [32] и др.). Позже, в эпоху патриархата, при возникновении частной собственности и отделении парной семьи от рода, семья приобрела новую высшую форму — моногамную (в некоторых странах полигамную) большую семью, которая объединяла родственников по прямой и боковой линии. При этом мужчина приобрел полную власть над женщиной, и родство уже считалось по отцовской линии. В данных отношениях не могло быть и речи об истинной гармонии, так как они превратились в некое равновесие грубости, в частности, пренебрежения со стороны мужа и терпимости со стороны жены. Таким образом, интимные отношения между супругами имели свою форму дискриминации женщины, то есть чувства жены не принимались во внимание, она являлась лишь средством удовлетворения половой потребности мужа. В этот период времени стыдливость и половая сдержанность наряду с покорностью мужу стали ведущими функциями женского морального воспитания (Домострой, ХVI в.).

Впервые в истории равенство мужчин и женщин перед законом провозгласила Французская революция (1793), а именно в брак стали вступать по взаимному согласию, семья создавалась на основе любви, разрешались разводы, детей разграничивали на законных и незаконных, в то же время менялись взгляды на интимные отношения мужчин и женщин.

В XVIII веке образовалась малая индивидуальная семья, состоявшая из 2-х — 3-х поколений прямых родственников. А в начале ХХ века утвердилась новая форма — нуклеарная семья, в которую входили супруги и их дети (В. Дружинин [13]). В ней различают три типа властных структур: патриархальная семья (власть принадлежит мужу), матриархальная (власть принадлежит жене) и эгалитарная (равноправие).

В настоящее время анализ эволюционных процессов, происходящих в современной семье, позволяет определить магистральное направление развития супружеских взаимоотношений, а именно от обезличенно-ролевого взаимодействия с жестким нормативным закреплением внутрисемейных обязанностей через кризис патриархальной моногамии к либерализации внутрисемейных отношений, а также возрастанию роли гуманистических ценностей и зарождению духовно-личностного взаимодействия.

Исходя из исследований Ю. Алешиной, Э. Эйдемиллера, В. Юстицкиса [55] и других ученых жизнедеятельность семьи можно условно разделить на пять стадий: 1) семья до рождения ребенка; 2) с детьми — дошкольниками; 3) с детьми школьного возраста; 4) со взрослыми детьми; 5) после ухода детей. На каждой из представленных стадий формируются свои специфические отношения, уклад и образ жизни.

Обобщая работы И. Гребенникова, С. Шумана, М. Эриксона, Дж. Хейли [23; 34] и других авторов, можно предположить, что отношения супругов обуславливаются важнейшими функциями, способствующими развитию специфических сфер жизнедеятельности семьи. Рассмотрим лишь некоторые из них, так как именно они более всего определяют бытие и существование в семье закона круговой причинности супружеских взаимоотношений. Итак, нравственно-эмоциональная сфера формируется на сложившейся системе ценностей и обеспечивает эмоциональную стабильность супружеских взаимоотношений, а также духовное развитие супругов (Н. Самоукина, В. Сысенко, Н. Обозов [32; 42] и др.). Интимная сфера, по мнению А. Липпиуса, А. Корегина, С. Кратохвила, В. Рыжкова, Э. Фромма [24; 26; 45; 46] характеризует удовлетворение сексуально-эротических потребностей партнеров и биологическое воспроизводство общества. Относительно хозяйственно-бытовой сферы можно сказать, что она включает наличие материальной базы, согласованность при распределении ролей и обязанностей, воспитание детей, а также обуславливает мотивационные и волевые компоненты, необходимые для сплоченности супругов (Ю. Алешина, А. Волович, Н. Обозов В. Шейнов, Л. Шнейдер [32; 53] и др.).

Таким образом, в семье образуется системная совокупность взаимных требований и функций, формирующая способы семейного взаимодействия и соответствующую структуру семьи (ее состав, совокупность взаимоотношений и реализация функций). Ролевая структура, в свою очередь, определяет степень идентификации с внутрисемейной ролью, соотношение власти и контроля, а также отражает как характер обязанностей, так и их связанность с полом, традициями, желаниями и потребностями супругов. С развитием семьи (добрачное общение, заключение брака, молодая семья, зрелая семья) наборы ролей расширяются. Однако исполнение ролей, ограниченных узкими рамками, не соответствует потребностям членам семьи, что приводит к подавлению последних или удовлетворению их вне семьи. Для успешного выбора ролей супругам необходимо скорректировать свои роли и обогатить их новым содержанием, а не использовать роли, привнесенные из родительской семьи.

Следует отметить, что в зависимости от формы семьи (традиционной, партнерской или промежуточной) существуют и различные системы распределения семейных ролей. Например, традиционные роли продиктованы традициями и половыми стереотипами и предполагают выполнение женой внутрисемейных функций (рождение и воспитание детей, ведение хозяйства и др.), то есть полное подчинение жены интересам и требованиям мужа, что, в свою очередь, ограничивает сферу деятельности жены. В отличие от предыдущей, партнерская форма формируется на основе равной социальной и экономической ответственности за поддержание статуса семьи и дает возможность для развития индивидуальности партнеров. А промежуточная — имеет более выраженную социальную направленность на интересы супругов, хотя жена и жертвует некоторыми своими интересами, зато взамен получает дополнительные возможности для самореализации.

На основе вышесказанного, учеными описаны типы супружеских взаимоотношений, основанные на реакциях и поведении супругов в семье, однако в различных научных источниках они представлены неоднозначно. Ссылаясь на исследования В. Зацепина [16, 30], по качеству отношений в семье выделяют:

1) благополучные, счастливые семьи;

2) устойчивые;

3) проблемные (отсутствие взаимопонимания и сотрудничества);

4) конфликтные (неудовлетворенность семейной жизнью);

5) социально неблагополучные (низкий культурный уровень супругов);

6) дезорганизованные семьи (процветание культа силы). Попытки решить данную проблему также предпринимаются в работах Э. Берна, С. Кратохвила, В. Сатир [4; 26; 40] и других авторов. Обобщая их, супружеские взаимоотношения можно свести к следующим видам: кооперации, конкуренции, сотрудничеству, соревнованию и антагонизму (вынужденные отношения), которые обуславливаются личностными проявлениями супругов.

Ввиду этого можно полагать, что супружеские взаимоотношениями, по своей сути, это субъективные связи и отношения между супругами, которые основываются на определенных побуждениях и содержат различное поведение партнеров, их эмоции, чувства, познание и волевую устойчивость. На их развитие значительное влияние оказывают направленность партнеров, их личностные особенности, образование, возраст и другие факторы, которые мы рассмотрим далее более подробно.

По мнению Л. Рона Хаббарда [35], супружеские взаимоотношения в своей основе являются постулативными, так как постулат подразумевает мысль человека, действующего на фоне полного самоопределения. Однако данная мысль включает в себя прошлые, настоящие или будущие действия и решения, принятые самой личностью. Следовательно, супружеский союз существует и сохраняется благодаря созданию ряда позитивных постулатов, что приводит к стабильности в отношениях, в обратном случае, он прекратил бы свое существование. Дополняя эти исследования, Э. Эйдемиллер [55] утверждает, что супружеские постулаты могут быть привнесены из родительской семьи или ближайшего окружения и критично, рефлексивно не переосмыслены либо сформированы вопреки представлениям о семье родителей. Таким образом, автор выделяет среди них ситуационные, психологические и нравственные виды постулатов, которые отражают «наивную концепцию личности».

Обобщая работы отечественных и зарубежных ученых, весь комплекс супружеских отношений можно разделить на два основных периода: до вступления в брак и после вступления в брак. Добрачный период, в свою очередь, состоит из двух этапов: на первом (до знакомства) — формируются общие представления о браке и семье, определяются ценностные ориентации и установки, а также проходит процесс поиска и выбора брачного партнера (потенциального) согласно сложившимся эталонам и в соответствии с личной мотивацией; на втором (после знакомства) — идет проверка отношений между потенциальными супругами и подготовка к браку, а также формируются мотивы, побуждающие вступить в брак, а именно любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения и другие факторы (C. Ковалев [23]).

Как видно из трудов Э. Эйдемиллера [55], второй период состоит из нескольких фаз — это выбор партнера, романтизация отношений, индивидуализация (формирование правил), стабильность — изменяемость, фаза экзистенциальной оценки.

Следует отметить, что уровень, глубина и стабильность супружеских отношений непосредственно связаны с взаимной оценкой личности партнера. Например, пристрастное отношение на первых этапах совместной жизни часто выражается в недооценке или переоценке супруга, что связано с собственной самооценкой. Из этого следует, что пока человек не достиг определенной внутренней гармонии и стабильности, то ему трудно вырабатывать адекватные формы отношений, а истинную цену себе и партнеру он осознает только в критических ситуациях.

Также установлено, что ведущая роль в развитии супружеских взаимоотношений принадлежит половой дифференциации супругов, которая представляет одну из актуальных проблем в изучении социально-психологических процессов. Различия между мужчинами и женщинами еще недостаточно представлены в отечественных исследованиях семьи и брака, а отсутствие у брачных партнеров знаний о социально-психологических особенностях полов, как отмечают некоторые исследователи служат одной из причин негативных супружеских отношений и распада семей. Так, женщинам стереотипно приписывают субъективность суждений и социально-престижную ориентацию, а мужчинам — объективность и прагматизм. Существует и стереотипная дифференциация образов «хорошего мужа» и «хорошей жены»: чаще муж рассматривается как «добытчик», а жена — как «хранительница семейного очага» (Л. Коростылева [25]). Известно, что для женщин образ идеального супруга более значим, так как у них ярче выражена связь восприятия партнера с самопринятием, а у мужчин — с самооценкой. Женщины негативно относятся к мужчинам, у которых недостаточно сформированы семейные установки, наблюдается безволие и слабохарактерность, а также, если мужчины не проявляют позитивные эмоциональные чувства. В свою очередь, мужчины не признают у женщин такие особенности, как неопрятность, неупорядоченный образ жизни, бурное проявление эмоций и чрезмерную занятость.

Хотелось бы добавить, что иллюзии о семейном счастье и долговечности супружеских взаимоотношений порождают некую психологическую пассивность и потребительство, а существующие закономерные трудности, вытекающие из природы супружеских взаимоотношений, супруги приписывают собственной несостоятельности или несостоятельности своего партнера. В связи с этим ученые А. Добрович, В. Сысенко [42] и др.) выделили ведущие составляющие, обуславливающие формирование стабильных супружеских взаимоотношений. В частности, это эмоциональная зрелость, характеризующая отзывчивость без требований эквивалентной отдачи со стороны партнера; ответственность, которая несет в себе упорядочивание форм поведения супругов; взаимодействие как позитивное влияние супругов друг на друга, благодаря чему развивается их взаимная обусловленность и связь; психологическая совместимость, где главная роль принадлежит взаимодополняемости личностных особенностей супругов, способствующих единству и устойчивости отношений, которые определяют эмоциональный фундамент семьи и взаимное приспособление супругов к семейной жизни.

Подводя итоги, можно констатировать, что супружеские взаимоотношения подверглись в процессе исторического развития определенным переменам. Следовательно, каждая культура порождает свою нормативную модель семьи со специфическими правилами, обязанностями, функциями и соответствующим поведением. В связи с этим на современном этапе выявлено значительное ослабление регулирующего воздействия ранее установленных и закрепленных в общественном сознании норм и стандартов поведения, то есть исчезли некоторые ведущие функции, игравшие существенную роль в традиционной семье, а также изменились функциональные роли, типичные для супругов. Также отмечено, что в представлении многих людей супружеские отношения превращаются, в основном, в средство удовлетворения потребностей в интимном и неформальном общении. Исходя из этого, отечественными и зарубежными психологами выделены доминирующие типы поведения между супругами: кооперативный, конкурентный, сотруднический, соревновательный и антагонистический. Установлены и основные сферы жизнедеятельности семьи: хозяйственно-бытовая, нравственно-эмоциональная и интимная, где нарушения в одной из них негативно отражаются и на других.

Выводы по первому разделу

В современной психологической науке определение психологической готовности представлено неоднозначно. Отмечено, что под психологической готовностью рассматривается состояние, которое характеризуется избирательной активностью личности на основе осознаваемых потребностей и мотивов, связанных с высокой саморегуляцией и эмоционально-волевой устойчивостью. Ее формирование происходит в определенных условиях воспитания и может перейти в качество личности.

Установлено, что психологическая готовность к супружеским взаимоотношениям — это относительно устойчивое состояние личности, характеризующее определенную систему социальных установок, семейных ценностей, ориентированных на позитивные супружеские взаимоотношения. Существенное влияние на ее формирование оказывают личностные проявления, возрастные и гендерные особенности, модель родительской семьи, социально-экономические условия, средства массовой информации и другие факторы.

Выделены основные виды психологической готовности к супружеским взаимоотношениям, характер выраженности которых может изменяться с приобретением жизненного опыта, возраста и специфики гендерных стереотипов. В частности, это коммуникативная, эмоционально-интимная, нравственно-этическая, готовность к материнству и другие виды.

Раздел 2. Особенности психологической готовности старшеклассников к супружеским взаимоотношениям

2. 1 Факторы, обуславливающие психологическую готовность к супружеским взаимоотношениям

Проблема психологической готовности к супружеским взаимоотношениям является достаточно актуальной в связи с большим количеством трудностей, возникающих в данной сфере человеческой деятельности. Исследованием этой проблемы занимались и продолжают заниматься многие отечественные и зарубежные ученые: Г. Богданов, А. Волкова, Д. Еникеева, Л. Шнейдер [5; 7; 8; 15; 53] и многие другие. Поиск факторов, обуславливающих психологическую готовность к супружеству, включает переменные личностных свойств, процессов, качеств и состояний. Однако факторы, оказывающие влияние на чувство удовлетворенности супружескими взаимоотношениями и, следовательно, на их устойчивость, многочисленны; им в противовес, существуют факторы, разрушающие супружеские узы. Как показал анализ доступной нам научной литературы, все факторы можно разделить на две группы (внутренние и внешние), но в связи с тем, что они представлены неоднозначно, поэтому рассмотрим лишь некоторые.

Во многих исследованиях (С. Ковалев, В. Сатир, Э. Фромм [23; 40; 45] и др.) отмечено, что любовь способствует развитию супружеских взаимоотношений. В сущности, среди партнеровкоторые вступают в брак на основе любви и общности взглядов выявлено максимальное количество позитивных отношений между супругами. Однако лицам, ориентированным исключительно на свои чувства без сохранения духовной близости, пришлось пережить разочарование. Поэтому, как утверждает Н. Рымашевский [39], иногда любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению супружеского союза, так как причиной данного явления выступает партнер не учитывающий, что он живет с реальным человеком, обладающим уникальными психологическими способностями.

Фактор выбора спутника жизни также является ориентиром благополучия в семье. Причем выбор брачного партнера может быть продиктован влечением к родителю противоположного пола, которое имело место в раннем детстве, а порой влечение к человеку, чьи личностные особенности дополняют собственные или имеют противоположные черты характера. В том или ином случае в основе выбора лежит тщательный анализ достоинств и недостатков потенциального партнера, производимый в период ухаживания (А. Сизанов, В. Сысенко [41; 42] и др.).

По мнению Э. Эйдемиллера [55], фактор представления партнеров о своей будущей семье (внутренняя картина) играет часто определяющую роль в жизни семьи. При этом создается установка на определенное восприятие ситуаций, предопределяется ожидание и притязания партнеров, а также понимание семейных проблем и возможности их решения.

Удовлетворенность браком, с точки зрения Н. Нарицына [30], содержит удовлетворенность интимными отношениями, исполнение семейных ролей и обязанностей наряду с мерой согласия относительно основных семейных проблем.

Психологическая совместимость или личностные характеристики супругов, как считают А. Волкова и Н. Обозов [7; 32], особенно важны в развитии супружеских взаимоотношений. Известно, что психологическая совместимость партнеров способствует развитию понимания, одобрения и принятия партнера, следовательно, является источником моральной и эмоциональной поддержки. Что касается несовместимости, то она проявляется в дисгармонии и выражается в конфликтности и отчужденности супругов. В ряде исследований психологической совместимости выделены признаки подобия личностных черт. Однако А. Волкова [7] в своем исследовании указывает, что тенденцию к контрасту имеют черты общительности, реализма, доверчивости, консерватизма и искушенности, обусловленные природными факторами. Очевидно, поэтому ученые утверждают, что заниженная самооценка партнеров (тревожность, зависимость, замкнутость) негативно влияет на стабильность отношений между супругами. Причем выделены два варианта данной самооценки — это недостаток социальной компетентности и слабоволие.

В качестве наиболее важного фактора следует отметить фактор взаимодействия, характеризующий взаимовлияние и взаимопонимание между супругами. Взаимовлияние сопровождается обменом мыслей, чувств, поступков и охватывает не только «верхние пласты» отношений, но и способствует развитию определенных семейных ценностей, а также изменениям характерологических и интеллектуальных особенностей партнеров. Взаимопонимание, в свою очередь, обуславливает установление связи между супругами (согласие или несогласие). Однако полное взаимопонимание, как видно из работ Н. Рымашевского [39] не всегда является согласием, так как во взаимопонимании участвует когнитивный процесс, а в согласии — эмоциональный и поведенческий. Сам когнитивный процесс обеспечивает точность, полноту охвата внешних и внутренних психологических характеристик и глубину раскрытия личности. А по мере увеличения точности понимания подключаются эмоциональный и регулятивный компоненты, в результате чего происходит согласие или несогласие.

Безусловно, и семейные ценности, которые отражают совпадение, ориентационное единство взглядов, отношений супругов к общественным нормам, правилам и принципам формирования, оказывают значительное влияние на развитие и функционирование семьи. В настоящее время, как видно из работ А. Ильина, А. Реана [24] и других авторов, эти ценности переместились как бы на второй план, уступая место ценностям интимного характера. Однако следует заметить, что по мере взросления личности на смену романтически окрашенным ценностям приходят более практичные, а именно уверенность в собственных силах и осознание собственной компетенции, обеспечивающие ощущение целостности и удовлетворенности браком.

Следующий фактор психологической и эмоциональной зрелости, как утверждает А. Маслоу [35], характеризует отсутствие чрезмерного эгоизма, агрессивности и наличие способности признавать собственные ошибки, комфортность, безопасность и стремление к постоянному самосовершенствованию.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой