Особенности разговорной речи в автобиографических повестях И.С. Шмелева

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского

Филологический факультет

Кафедра современного русского языка и методики его преподавания

Курсовая работа

по современному русскому языку

Тема: Особенности разговорной речи в автобиографических повестях И.С. Шмелева

Чита, 2010 г.

Содержание

Введение

Глава I. Понятие разговорной речи

§ 1. Определение статуса разговорной речи

§ 2. Особенности разговорной речи

а) лексические

б) синтаксические

в) морфологические

Глава II. Элементы разговорной речи в автобиографических повестях И.С. Шмелева

§ 1. Краткая характеристика биографии И. С. Шмелева, особенности его языка

§ 2. Языковые особенности повестей

а) лексические

б) синтаксические

в) морфологические

Заключение

Список литературы

Введение

Иван Сергеевич Шмелев — маг и волшебник русского языка, который, несмотря на жестокие удары судьбы, чувствовал огромную любовь от воспоминаний о России, ее природе, ее людях — о чем и писал.

«В его книгах — крепчайший настой первородных русских слов, пейзажей — настроения, поражающие своей высокой лирикой, сам лик Родины — в ее кротости и поэзии» [Олег Михайлов. Вступительная статья в повестях И. Шмелева. М., 1989. Стр. 19]

Вспоминательные книги «Богомолье», «Лето Господне» — являются художественной вершиной шемелевского творчества, где, проникая в слово, автор использует все богатство русского языка. Восхищает то, что он с помощью слова умеет передать тончайшие оттенки движений человека, его настроений, особенности его видения мира.

Актуальность работы, посвященной языку произведений И. С. Шмелева, определяется:

1 — в изучении творчества самого автора, который в свое время был практически неизвестен, так как, эмигрировав за границу, писал свои лучшие произведения там, а также, в рассмотрении особенностей его языка;

2 — в исследовании особенностей разговорной речи на примере художественных произведений, в данном случае на примере автобиографических повестей И. С. Шмелева «Богомолье» и «Лето Господне»;

3 — в выделении особенностей повестей автора, его языка, при их написании, в курсе школьной программы;

4 — в рассмотрении функционирования языковой системы в разговорной речи при более обширном исследовании всех ее сторон (лексики, морфологии и др.);

5 — в выявлении зависимости разговорной речи, которая встречается нами и реализует свои особенности в повседневном общении носителей русско-литературного языка, от условий ее протекания, ситуативности и др.

Цель заключается в исследовании особенностей разговорной речи в автобиографических повестях Ивана Сергеевича Шмелева.

Задачи:

1. Определив статус разговорной речи и выявив ее особенности, в том числе лексические, синтаксические и морфологические, дать общее определение разговорной речи.

2. Рассмотреть и проследить элементы разговорной речи в автобиографических повестях И. С. Шмелева.

3. Сделать общее заключение.

Объект: разговорная речь, отраженная в тексте повестей И. С. Шмелева.

Предмет: языковые особенности.

Материалы для исследования — повести И. С. Шмелева «Богомолье» и «Лето Господне».

Теоретическая значимость состоит в изучении разговорной речи на примере повестей И. С. Шмелева. Автор использует различные лексические пласты языка — литературно-правильную речь повествования, церковно-славянскую лексику и разговорную речь. Устная речь главного героя — мальчика Вани наполнена голосами взрослых людей, а мир взрослых — это, прежде всего, их бытовая жизнь. Итак, на примере произведений автора мы должны найти и определить лексические, синтаксические и морфологические особенности разговорной речи.

Практическая значимость: Выявив и определив особенности разговорной речи в автобиографических повестях писателя, мы можем найти им широкое применение при обучении детей в школе, на уроках современного русского литературного языка и культуры речи.

Глава I. Понятие разговорной речи

§ 1. Определение статуса разговорной речи

Наш язык постоянно развивается, совершенствуется, изменяется. При этом неизменно он выполняет свое важнейшее назначение — служит средством общения. Одним из постоянных и неиссякаемых источников обогащения русского литературного языка является и разговорная речь.

Разговорная речь — одна из разновидностей устной литературной речи, обслуживающая повседневное обиходно-бытовое общение, которая выполняет функцию общения и воздействия. [Лингвистический энциклопедический словарь" под ред. Ярцевой В. Н., стр. 407].

Так, одной из основных черт, определяющих условия реализации разговорной речи, является черта «неофициальность общения», чем она (РР) противопоставлена книжно-письменному кодифицированному литературному языку, который обслуживает сферу официального общения.

Ученые по-разному определяют статус разговорной речи, ее отношение к литературному языку. Некоторые исследователи рассматривают ее как устную разновидность в составе литературного языка (О.А. Лаптева, Б.М. Гаспаров), или как особый стиль (О.Б. Сиротинина). [Г.Г. Инфантова]. Группа ученых Института русского языка РАН под руководством Е. А. Земской разработала концепцию, согласно которой русская разговорная речь (РР), являясь не кодифицированной разновидностью литературного языка, противопоставлена кодифицированному литературному языку (КЛЯ) и отличается от него как с точки зрения экстралингвистической (т.е. условиями употребления), так и с точки зрения собственно языковой (т.е. своими системно-структурными свойствами). Таким образом, КЛЯ и РР — это как бы две подсистемы внутри литературного языка, реализация их определяется коммуникативными условиями: КЛЯ обслуживает сферу официального общения (личного и публичного), РР — сферу неофициального, неподготовленного личного общения.

Происходящие социально-политические перемены, конечно, оказывают определенное влияние на русскую языковую ситуацию: происходит, с одной стороны, широкое вторжение разговорных элементов в устную публичную речь, в язык средств массовой коммуникации, а с другой стороны — активизация употребления иноязычных слов, элементов официально-деловой речи в повседневном бытовом общении.

Как мы знаем, сфера разговорной речи — это сфера бытовых отношений, для которых свойственна неофициальность и непринужденность, преобладание устной формы общения (обычно в виде диалога). Речь неподготовленная, спонтанная.

Более подробно особенности РР даны в монографии под редакцией Е. А. Земской «Русская разговорная речь», в которой выделяют три особенности внеязыковой ситуации при РР. Это:

1. Неподготовленность речевого акта, т. е. речь устная, спонтанная, при которой вследствие неофициальности общения отсутствует забота о средствах выражения. А это приводит к частым перестройкам фразы, либо к добавлениям каких-либо элементов к готовой фразе.

Эта речь не обдуманная изначально и строится не путем логического развертывания мысли, а постоянным присоединением ассоциативным нанизыванием других мыслей.

2. Непринужденность речевого акта, т. е. между говорящими отсутствуют официальные отношения, отношения их могут быть дружескими, родственными, либо нейтральными. Также нет установки, имеющей официальный характер (это не научное сообщение, не лекция или доклад). Предметная обстановка также влияет на условия протекания РР.

3. Непосредственное участие говорящих в речевом акте — т. е. это общение двух или нескольких лиц, не разделенных ни временем, ни пространством.

Разговорная речь тематически не ограничена, основа ее, конечно — устная форма, где интонация первична и всегда одна. А при изменении интонации наша фраза может иметь множество значений, и порядок слов в ней может быть различен.

Итак, предлагается определить термином «разговорная речь» — неподготовленную речь носителей литературного языка, обнаруживающуюся в условиях непосредственного общения при неофициальных отношениях между говорящими и отсутствии установки на сообщение, имеющее официальный характер. [Е.А. Земская. Монография «Русская разговорная речь», стр. 17].

§ 2. Особенности разговорной речи

а) лексические особенности

Разговорная речь от других разновидностей литературного языка отличается своей лексической бедностью.

В процессе общения пониманию высказываемого при неточности выражения помогут жесты, мимика, да и сами предметы, о которых идет речь. Т. е. они могут включаться в контекст, заменяя языковые средства выражения. Ср.: А — А куда же Саша-то делся? Б — Он (наклоняет голову к сложенным вместе ладоням, показывая жестом «спит»).

Поэтому говорящий не думает о форме выражения своих мыслей, так как уверен, что его поймут в любом случае. В результате происходит засорение речи словами-паразитами, встречаются частые повторения одних и тех же слов, «лишние» слова, либо неточные выражения.

А — Все дело в том, Лена, тут дело не в этом, тут дело самое главное заключается в том, что нужно, чтоб они были заинтересованы в этом.

Разговорные тексты в лексико-стилевом отношении неоднородны: в них можно встретить прежде всего слова, связанные с повседневной жизнью, бытом, так называемые бытовизмы (ложка, кастрюля, сковородка, тряпка, веник), слова, имеющие ярко выраженный разговорный (иногда и смешенный) оттенок (загвоздка, насобачиться, грязнуля и т. п.), слова стилистически нейтральные, составляющие основной пласт современного литературного языка (работа, отдыхать, теперь, некогда и мн. др.), специальную терминологическую лексику.

Обычно в неофициальной обстановке с хорошо знакомыми людьми мы можем говорить на любую тему: о повседневных домашних делах, работе, политике, друзьях и знакомых и т. д. При этом языковые особенности говорящего (например, его склонность к шутке, игре со словами, а может быть и включение в речь книжно-письменной лексики — очень ярко проявляются в таких ситуациях непринужденного общения.

Типичной чертой разговорной лексики является синкретизм (совпадение грамматических форм) и полисемность (слово имеет несколько значений), широко распространены в разговорной речи так называемые слова-«губки», значение которых определяется ситуацией. Например, общее значение слова времянка — «нечто временное», но в зависимости от условий разговора, оно может иметь различные смыслы: «временный, дом. лестница, печка» и т. п.

В разговорной речи существуют свои способы именований, так как в процессе общения собеседникам легче построить новое слово «к случаю», чем воспроизвести уже существующую лексическую единицу. Так используются такие приемы:

— субстанцивация (мясное блюдо — мясное, процедурный кабинет — процедурная и т. п.);

— семантическое стяжение словосочетаний (дипломная работа — диплом, вирусный грипп — вирус, химическая завивка — химка и др.);

— построение номинаций на основе метонимического переноса (В обед (во время обеденного перерыва) встретимся?).

Иногда могут встречаться такие слова, употребляемые говорящим, которые становятся понятными только собеседнику. В них может быть скрыт целый смысл. При этом используется необычная сочетаемость слов в тексте (Ой, а твой день рождения мы не обсудим (не обсудили, как мы будем отмечать твой день рождения). Мы можем встретить типичные выражения: (выключи суп, убавь музыку) и др.

В результате возникают целые ряды слов-дублетов: половник, поварешка, черпалка, разливалка.

Для передачи каких-либо оттенков смысла, а также для заполнения пауз при быстрой речи используется знаменательная лексика. Это обычно вводные слова, частицы. Одни, например, постоянно употребляют в своей речи слово значит, другие — понимаешь, третьи — знаешь. особенно часто встречается употребление частиц — вот и ну. (Танюша, ну ты когда же это самое пойдешь к Татьяне Михайловне?)

Роль частиц и междометий в РР велика. Часто частицы (иногда союзы но, но ведь с противит. значением) обозначают смыслы, которые лексически в тексте не выражены. (Но ведь я просила (а ты не сделал)). Часто встречаются частицы субъективно-модальных значений вроде, вроде бы, разве что, тебе, что ли, ну, что же (Тебе что ли отдать? Вроде бы я поняла).

При попытке найти нужное слово в потоке речи употребляются местоимения — это, это самое (Мама, а вот Ира ходила на день рождения этого… Сальникова).

Разговорные тексты отличаются высокой экспрессией. например, при преувеличении эмоциональность высказывания говорящего передается с помощью

1 — повтора лексем (Нам очень-очень понравилось);

2 — употребления местоимения такой (Она у вас такая умница!) и др.

Итак, лексические особенности разговорной речи прежде всего заключаются в:

а) широких возможностях использования любого слова русского языка;

б) в отсутствии каких-либо ограничений в использовании разговорной лексики;

в) образовании новых слов и расширении значения слов.

Чем богаче словарный запас говорящего, тем привычнее для него устные выступления (быстро «приходит на ум» нужное слово), тем лучше достигается взаимопонимание в разговорах.

б) синтаксические особенности

Разговорная речь характеризуется различными синтаксическими особенностями.

Это связано с тем, как мы уже отмечали, что в условиях разговорной речи нет времени на предварительное обдумывание предложений, поэтому даже в речи культурных людей встречаются негладкие конструкции, наблюдается перестройка фраз на ходу: (Но когда я пришел домой / то на меня ужаснулись!)

Нередко, думая и говоря одновременно, человек непроизвольно заполняет паузы. Для этого широко используются частица вот и там. (Но надо сказать Вам что он… имел гипнотическое воздействие на других // Потому что вот Николай Константиныча Дмитриева (…))

Как мы знаем, основной синтаксической единицей является предложение, которое характеризуется следующими признаками:

— предикативность (выраженность категорий модальности и времени);

— наличием связи между составляющими, их смысловая и интонационная завершенность.

В разговорной же речи далеко не все единицы речевого потока являются предложениями. Например, одна предикативная единица может в конкретной ситуации распадаться на несколько самостоятельных интонационных частей: (два приятеля договариваются о встрече)

А — Встречаемся завтра.

Б — В пять.

А — На пл. Ленина.

При письменной фиксации устной РР используется особая система обозначений, цель которых — как можно естественно передать особенности звучания. Обычно для этого используются знаки вопроса и восклицания при завершении высказывания, которое произнесено с вопросительной, или восклицательной интонацией. также используют многоточие (…) — пауза при подыскивании подходящего слова, или при обрыве высказывания.

Своеобразен в РР и порядок слов. Функция же порядка слов почти не действует, так как нет времени на обдумывание. Интересно то, что слова здесь располагаются в последовательности формирования мысли. При этом наиболее значимое слово в таких конструкциях выносится в начало. Ср.: Шапка не видел где моя? В разговорной речи членение предложения выражается интонационно, выделяется голосом (с помощью лексического ударения). Словосочетания обычно разрываются (Очень он книги любил читать — разорваны. Очень любил, читать книги), часто зависимые члены предшествуют главным.

Встречаются словосочетания с необычным лексическим наполнением (читать взахлеб, этажный вопрос).

Также для разговорной речи характерны «двуглагольные» конструкции типа пойду принесу, сижу читаю, которые широко используются в художественной литературе для воссоздания разговорной речи.

Итак, мы выявили, что с точки зрения синтаксических особенностей, разговорная речь очень интересна и увлекательна построением предложений, расположением слов внутри предложения. Особое внимание выделяем выразительности речи, при помощи которой говорящий пытается передать оттенки своих чувств, мыслей.

в) морфологические особенности

В морфологии нет особых отличий от КЛЯ в наборе единиц отличается она особыми разговорными звательными формами (типа Пап!, Мам, а мам!)

Причастные и деепричастные обороты в РР почти не употребляются, так как в устной речи они затрудняют восприятие сказанного, понимание того, что хочет сообщить говорящий, они удлиняют предлоги и усложняют его структуру. Даже А. С. Кушкин писал: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, также, как разговорный язык некогда не может быть совершенно подобным письменному. Не одни местоимения сей и оный, но и причастия вообще и множество слов, необходимых обыкновенно избегаются в разговоре. Мы не говорим: карета, едущая по мосту, слуга, метущий комнату; мы говорим: которая едет, который метет. [Кушкин А. С. Полн. собр. соч., т. VII, с. 438−439 (письмо к издателю)]

РР почти не знает страдательных оборотов (не Дом выстроен еще отцом, а Дом выстроил еще отец).

Ей не свойственны употребления кратких форм прилагательных, причем прилагательные могут функционировать не только в строго закрепленной за ними позиции, но и в любой позиции по отношению к существительным, а также вне сочетания с существительным.

Очень богата РР релятивами — это слова, употребляемые в речи с общим значением реакции на слова собеседника или ситуацию. [Сиротинина О. Б. Современная разговорная речь и ее особенности, с. 78]. Эти слова могут выражать — согласие / несогласие (да, нет, ладно, она, как же); оценки разного рода (сила! дело! факт!); побуждение (стоп! тсс! ну!, шш!).

Релятивы неизменяемы и нечленимы, хотя широко употребимы. (Тебе нравится эта песня? — Ерунда! Муть!). Глаголы интересны своими временными формами. Здесь настоящее и прошедшее время может быть в значении будущего. (Я сейчас в автобусе еду (говорящий сидит дома и рассказывает), около базара сели. Сели и кукурузу кушают).

Наряду с частями речи в РР присутствуют единицы, лишенные грамматических показателей (функции склонения и спряжения), они различаются между собой семантикой.

Грамматическое значение у неизменяемых классов слов можно определить лишь с помощью контекста, поэтому, выделяя этот класс, учитывают их сочетаемость с другими единицами языка и семантику. Это предикативы, их разделяют на два подкласса:

1) междометно-глагольные слова (типа бац, ля-ля, бу-бу-бу);

2) предикативы-оценки (типа не ах, того, так себе).

Еще в РР функционируют такие классы слов:

— аналитические прилагательные, выполняющие функцию определения;

— релятивы (коммуникативы) — слова или выражения, представляющие собой нечленимые высказывания (типа В самый раз! Идет! Ничуть!).

Междометно-глагольные слова совмещают черты междометий и глаголов (бах, ля-ля); выполняет функции сказуемого.

Многие из таких слов соотносят с формами глагола (хлоп — хлопать — хлопнуть; бац — бацать — бацнуть и др.).

Эти слова употребляются в экспрессивной речи, когда говорящий стремится к особой живописности и наглядности. (Он мне бу-бу-бу, бу-бу-бу, сил нет слушать; она с ним ля-ля, ля-ля).

От многих междометно-глагольных слов легко образуются глаголы. При этом используются интерфикс -к-, ля-ля — лялякать, шу-шу — шушукаться.

Предикативы-оценки — их значение — качественно-характеризующее, оценочное, а по семантике ближе к имени прилагательному. Сюда входят слова местоименного, наречного и междометного происхождения типа того (произносят [таво]), так себе, очень даже, очень-очень, вообще, совершенно, ай-я-яй, ой-йо-ой. (Если картина будет так себе, можно будет уйти.).

Предикативы, т. е. их семантика уточняется только в условиях контекста.

Итак, мы выявили,

1) что РР отличается от КЛЯ тем, что в ней неизменяемые знаменательные слова представлены более широко, они очень употребительны;

2) морфологические особенности РР являются следствием условий ее бытования, например, не употребляются в РР формы, трудные для восприятия при устном общении (деепричастия, причастия), очень мало используются существительные и особенно прилагательные, так как предметы и их признаки чаще видны собеседникам, широко применяются местоимения и частицы.

Итак, разговорная речь есть одна из реализаций литературного русского языка.

Выявили, что она также подчиняется правилам русского литературного языка, в ней действуют речевые нормы, есть свои синтаксические и интонационные конструкции, а слова распределены по грамматическим классам. В чем и заключается ее основное отличие от диалектов, просторечий и жаргонов.

В отличие же от других разновидностей литературного языка, разговорная речь — речь не кодифицированная, т. е. в ней нет изложения каких-либо правил, свойственных для образцового варианта языка.

Другими словами, говорящий свободен в изобретении новообразований, использовании неточных обозначений, он может даже фразу перестроить на ходу, но так как разговорная речь нормированная разновидность литературного языка, то, учитывая, что она еще и является не кодифицированной ее разновидностью, ее нормам свойственна вариативность, которая затрудняет отграничение ошибок, оговорок и т. п. явлений, встречающихся в ней.

Мы рассмотрели разговорную речь, выявили ее особенности, проявляющиеся в процессе общения, а также нормы, их характерные черты, которые встречаются нами в речи многих носителей литературного языка.

Глава II. Элементы разговорной речи в автобиографических повестях И.С. Шмелева

§ 1. Краткая характеристика биографии И. С. Шмелева, особенности его языка

Иван Сергеевич Шмелев родился в Кадашевской слободе Замоскворечья 21 сентября 1873 года. Отец писателя принадлежал купеческому сословию, но торговлей не занимался, а был подрядчиком, хозяином большой плотничьей артели. Он занимает особое место в детских впечатлениях, в благодарной памяти Шмелева. Именно ему он посвящает самые проникновенные, поэтические строки. О матери, Евлампии Гавриловне Савиной он писал редко, об отце — бесконечно. Семья отличалась патриархальностью, истовой религиозностью. Хозяева и работники вместе постились, вместе соблюдали обряды и нравственные заветы старины, ходили на богомолье. Жили не просто рядом, но и вместе. И это отсутствие раздвоенности, единство духовных принципов и образа жизни оказали огромное влияние на развитие нравственного мира мальчика.

Сознание ребенка формировалось под разными влияниями. Его двор оказался для него же первой школой правдолюбия и гуманизма.

«В нашем дворе, — рассказывал Шмелев, — появлялись люди всякого калибра и всякого общественного положения. Во дворе стояла постоянная толчея. Работали плотники, каменщики, маляры.

Эти «Архимеда и мастаки», как называл их отец, пели смешные песенки и не лазили в карман за словом. Слов было много на нашем дворе — всяких. Это была первая прочитанная мною книга — книга живого, бойкого и красочного слова. Здесь я слушал летними вечерами рассказы о деревни, сказки и ждал балагурство. Здесь я впервые почувствовал тоску русской души в песне, которую пел рыжий маляр. Я видел, как бьются на стенках, как метким и острым словом поражают противника, как пишут письма в деревню и как их читают. Здесь я почувствовал любовь и уважение к этому народу, который все мог.

Во дворе было много ремесленников — бараночников, сапожников, портных. Они дали мне много слов, много неподражаемых чувствований и опыта. Двор наш явился для меня первой школой жизни — самой важной и мудрой. Здесь получились тысячи толчков для мысли. И все то, что тепло бьется в душе, что заставляет жалеть и негодовать, думать и чувствовать, я получил от сотен простых людей с мозолистыми руками и добрыми для меня, ребенка, глазами". ["Русская литературе" 1973, № 4, с. 142−143].

Впечатления и воспоминания автора о своем детстве, о людях, которые окружали его — все это, преображенное, возникает на страницах его книг.

Его первым литературным дебютом стал рассказ «У мельницы», опубликованный в 1895 г. в журнале «Русское обозрение».

За плечами Шмелева гимназия и юридический факультет Московского университета (1894−1898), напряженные духовные искания, для него характерен некий консерватизм вкусов и эстетических пристрастий, нежелание следовать «моде». Он говорит, что «У русской литературы своя „столбовая дорога“. Реалистическая манера изображения сочетается у автора с романтикой, порою уходом в фантазию, мечту, бреды и сны» («Неупиваемая чаша», «Это было»).

Окончив университет в 1898 г., он отправился во Владимир-на-Клязьме служить налоговым инспектором. В 1905 г. Шмелев возвращается к мысли, что настоящее дело в жизни для него может быть только одно — писательство.

Настоящий громкий успех принесла ему повесть «Человек из ресторана», написанная в 1910 г.

Иван Сергеевич писал много о простых людях России конца XIX века, о революции, любовно и проникновенно — о детстве и юности. Он был любящим отцом и тяжело пережил гибель своего сына во время гражданской войны. Вторую половину жизни Шмелев провел в эмиграции, в Париже. И все же, несмотря на жестокие удары судьбы, он очень тосковал по России, русскому человеку. Он рассказывал о своих ностальгических переживаниях А. И. Куприну: «Думаете, весело я живу? Я не могут теперь весело! И пишу я — разве уж так весело? На миг забудешься (…) Сейчас какой-то мистраль дует, и во мне дрожь внутри, и тоска, тоска. (…) Доживаем свои дни в стране роскошной, чужой. Все — чужое. Души-то родной нет, а вежливости много (…) Все у меня плохо, на душе-то» {Цит. по кн.: К. А. Куприна. Куприн — мой отец. М., 1979, с. 240−241].

Только о самом сокровенном — родном и дорогом могли быть написаны такие книги, как «Богомолье» и «Лето Господне», которые входят в замоскворецкий цикл рассказов о русской жизни 1870−1880 гг. XIX столетия. В центре повестей — автобиографический персонаж — Ваня, совсем еще ребенок. Его восприятие мира вокруг: звуки, запахи, вкусы, увиденные глазами ребенка — все предстает перед нами. А это: православная Русь конца XIX в., центром которой является златоглавая Москва, период жизни, сохранивший веру, дух любви, мудрое терпение — все это некий «утраченный рай» детства повествователя, который он в разлуке с Родиной воскрешает в своей памяти.

Без сомнения, своеобразен и уникален язык автора. Главное в авторском владении словом — это видение, понимание и способность передать глубинный, исконный смысл слова. Кажется, что его язык впитал в себя говор всех представителей народных слоев: от богатых купцов до мещан и мужиков.

Проникая в слово, Шмелев использует все богатство русского языка: и литературно правильную речь, и церковно-славянскую лексику и просторечия.

Вот что писал о языке Шмелева И. А. Ильин, убеждающий читателя в том, что надо быть очень внимательным, чутким к языку писателя. «Отдаваясь этому стилю, вы чувствуете, что он заставляет вас петь вместе с собой, нестись, спотыкаться, вскакивать, опять нестись, взвиваться, обрушиваться и обрывать рассказ от отсутствия воздуха… И при всем при этом язык прост. Всегда народен. Часто простонароден. Так говорит или народная русская голица, или вышедшая из народа интеллигенция, часто с неправильностями и искаженьицами, которые совсем непереводимы, но так желанны в народном произношении и вдруг этот сочный язык делается жестким, приобретает сердитость, ядреность, крепость, загоняет вам в душу одним ударом точные афоризмы, с тем, чтобы опять распуститься в ту непередаваемую певучую доброту и ширину, в которой уже столько веков купается русская душа» (6,2; 112).

Поэтому читать повести Шмелева очень легко и интересно.

§ 2. Языковые особенности повестей

Видя человека изнутри народной жизни, изнутри его мировосприятия, Шмелев часто дает слово самому персонажу, пишет в форме повествования от первого лица. Поэтому стиль и язык повестей Шмелева «Лето Господне» и «Богомолье» необычен. Стиль очень интересный — это речь маленького мальчика, которому сначала нет еще и семи лет. Мы можем выявить творческий замысел автора: «показать православную Русь сквозь искренность, чистоту и нежность младенчества». [Ильин, 1996, с. 534}.

В повести «Лето Господне» он воссоздает не только восприятие окружающего мира мальчиком Ваней, но в его слово включает и взрослые голоса. Например, эпизод с Ваней и другими, когда они захотели «лезти выше» на колокольню, но не решились, а Ваня объясняет: «И Анюте страшно, да и меня что-то затошнило, — ну, дальше не стали лезть, компанию чтобы не расстраивать». Здесь страшно Ване, но он явно ссылается на решение взрослых: не лезть потому, чтобы: «компанию не расстраивать».

Как мы видим, повествование строится как устная речь мальчика, наполненная голосами взрослых, а мир взрослых — это прежде всего их бытовая жизнь, в которой они часто используют просторечия. Также в жизни Вани и взрослых большую роль играет религия, общение со священниками, поэтому в рассказах много церковнославянских слов и выражений («отроча», «не мечите», «говорят бисера…» и мн. др.).

А теперь на примерах повестей автора «Лето Господне» и «Богомолье» рассмотрим более подробно лексические, синтаксические и морфологические особенности разговорной речи.

а) лексические особенности

Иван Сергеевич вошел в литературу как писатель, мастерски владеющий богатством народной речи. Он сам объяснил идею своей книги: «Вот пишу… Праздники и как они в быту отражались, и ритм их — и во всем глубокий смысл: духовный, божественный, душевность народная. Все события исходят «из сердечной глубины верующего ребенка».

«Детский» сказ передает впечатления ребенка от каждого нового предмета, воспринимаемого также в звуке, цвете, запахах. Это определяет особую роль в тексте цветовой и звуковой лексики, т. е. слов, характеризующих запах и свет. Даже мир воспринимается ребенком по-особому: через яркие краски, чистые звуки и волнующие запахи.

«Рождество… Чудится в этом слове крепкий, морозный воздух, льдистая чистота и снежность. Самое слово это видится голубоватым».

Как мы знаем, язык непрерывно развивается, изменяется и словарный состав языка. С течением времени некоторые слова для нас становятся непонятными, поскольку предметы и явления, которые они называли — исчезают — это историзмы. наряду с историзмами, выделяют архаизмы — это устаревшие слова, названия не устаревших, современных вещей, признаков, явлений, для которых существуют более поздние наименования.

Устаревшие слова в большом количестве встречаются нами и в повестях Шмелева.

Шмелев рисует постижение детской душой духа православной веры. текст поэтому включает в себя многочисленные цитаты из молитв, церковных песнопений. («Я сегодня читал в Евангелие, что гробы отверзлись и многие телеса усопших Святых воскресли», «…Ангелы поют на небесах»). С их помощью создается образ православной Руси.

Повествование в «Лете Господнем» и «Богомолье» ведется от первого лица, писатель обращается к сказу, мастером которого он был.

Мы обнаруживаем, что это рассказ ребенка, в которого перевоплощается взрослый повествователь.

Для современных читателей могут быть непонятными слова, рисующие пестрый мир, окружающий мальчика. Нами встречаются в тексте названия, которые просто исчезли из обихода:

— профессий (разносчики, мороженщики, грушники, квасники, сбитенщики);

— предметов обихода (плетушки, миговки, пасочницы);

— блюд (сбитень, калья, Рязань, коливо);

— одежды и обуви (порты, пояска, онучи, сермяга).

Среди устаревших слов, встречающихся в романах, есть слова, устаревшие для автора (разговеться, пасочница, приказчик). Употребляя их, автор стремится показать устаревшую эпоху, о которой он повествует. Другие слова являются современными для автора, но для нас — это архаизмы (сбитенщик, портмойня, трешница, полтинник).

Употребляют эти слова в основном такие герои как старенький «филенщик» Горкин, вечно пьяный Василь Василич и герой, от лица которого ведется повествование. Чаще других в повестях встречаются следующие типы устаревших слов:

— старославянизмы (блага, причастие, ифимоны, Вознесение);

— собственно лексические историзмы (т.е. слова, устаревшие целиком) (четвертной билет — 25 рублей, побаз — лавка мучная, сермяга — верхняя одежда);

— семантические архаизмы (слова, употребляющиеся в устаревшем значении) (полтинник — 50 копеек, бунт — связка, восстание)

— собственно лексические архаизмы (слова, устаревшие целиком) (леонпансье — леденец, сень — беседка, сернички — спички);

— лексико-словообразовательные архаизмы (слова, в которых устарела только какая-то морфологическая часть) (у бассейны, угол нянина сундука).

Итак, в лексике повестей Шмелева нами отмечено большое количество устаревших слов, употребляемых автором:

1 — чтобы красочнее и достовернее изобразить описываемую эпоху;

2 — чтобы мы — читатели — как бы вникли и прочувствовали дух того мира, в котором жил ребенок — герой романа.

автобиографический литературный языковой шмелев

б) синтаксические особенности разговорной речи

Сказ, характерный для индивидуального стиля Шмелева, строится на концентрации сигналов разговорной речи прежде всего с помощью ее синтаксических средств. При этом граница между стилизуемой детской речью и речью народной, к богатствам которой обращается писатель, размывается. [Н.А. Николина «Филологический анализ текста» М., 2003 г., с. 111].

«Устность» рассказа в тексте подчеркивается с помощью особой графической формы слова, воспроизводящей удлинение звука или членение слова, которая отражает интонационные особенности эмоционально окрашенной речи.

— Такой мороз, что все дымится… Вот мо-роз…; По обе стороны, внизу, зеленые огороды, конца не видно… Ночью тут жу-уть; А горы высо-кие, чуть ли не выше колокольни.; В доме открыты форточки, и слышен плачущий и зовущий благовест — по-мни… по-мни… Это жалостный колокол, по грешной душе плачет.

Интересно повествование автора и в том, что в нем сочетаются элементы «детского» сказа и сказа взрослого повествователя, который часто обращается к конкретному адресату: Ты хочешь, милый мальчик, чтобы я рассказал тебе про наше Рождество. Ну, что же… Не поймешь чего — подскажет сердце.

В повестях часто встречаются предложения с однородными членами:

— На кирпичах, на бревнах, на настилке каретника, даже на крыше погреба и конуре Бушуя — народ и народ, с мешками и полушубками вверх овчиной, с топориками и пилами, которые цепляют и тонко звенят, как струнки.

При их перечислении создается ощущение быстрой смены событий.

Есть предложения как с сочинительной, так и с подчинительной связью.

Понедельник, и все у нас в доме чистят.

Я проснулся рано, а солнце уже гуляет в комнате.

Отец отмечает, что и я здесь.

А они потому такие, что какими-то вексельками людей душат.

Присутствуют сравнительные обороты — Грядет Царица Небесная надо всем народом. Валятся, как трава, и Она тихо идет над всеми.

Образ звучащей, произносимой речи находит особое пунктуационное оформление. Любимый знак писателя — многоточие, указывающее на незавершенность высказывания, отсутствие точного определения, и даже на эмоциональное состояние рассказчика.

«Смотрю на свечку, на живой огонек, от пчелок. Смотрю на мохнатые вербешки… — таких уж никто не сделает, только Бог… Слышу вдруг треск… и вспыхнуло! — вспыхнули у меня вербешки. «

Заметно, что структура повествования сложная. Здесь, для изображения прошлых времен, в форме сказа автор создает иллюзию речи. Речи, наполненной звуками, разговорами простых людей.

в) Морфологические особенности

Разговорной морфологии, как мы выявили, свойственна большая свобода от различных ограничений: как в построении парадигм имени и глагола, так и в построении форм слова.

Язык книги с точки зрения морфологии необычен. Он (язык) впитывает в себя говор всех представителей народных слоев (от богатых купцов до мещан и мужиков, приехавших из самых далеких российских провинций).

Образ звучащей речи создается многочисленными звукоподражателями, которые отражают состояние природы или окружающей обстановки. Текст как бы озвучивается при включении в него разнообразных глагольных междометий и звукоподражаний.

«Начинается сонное шипенье, будто по снегу рубят, — так жвакает. А потом — туп-туп-туп… тупы-туки…тупы-туки…; теперь уже везде капель: Вон как капель играет… тра-та-та-та!; И вдруг… соловей… живой… Робея, тихо, чутко… первое свое подал, такое истомно-нежное…ти-пу…ти-пу…чок-чок-чок…тритрррр…но это нельзя словами…

В предложениях мы можем встретить употребление разнообразных частиц: а, вот, ну, да, хоть, вроде, что ли, которые служат для передачи в тексте смысловой и эмоциональной информации.

Частица да — употребляется при припоминании чего-либо:

«Да что вы-с…- ухмыляется Денис — из снегу слепил Андрюшка, на глаз прикидывали с ним, а потом водичкой подмаслили».

Ну — при непосредственном обращении к собеседнику, принятии какого-либо решения:

«Ну, — говорит, — буду сокола вашего стеречь. — Ну, что еще… надо слушаться».

А — как начальный элемент фразы, как средство установления контакта, непринужденности:

«А ну, рабу божию Григорию скажи, царь Соломон премудрый…»

Среди существительных встречается звательная форма, которая употребляется в функции обращения (в основном при обращении на ты):

— Горка… Гряди ко мне…

_ Ну чистое ты дите, Василич!

— Родненький ты мой, голубочек!

Прослеживаются существительные и прилагательные с уменьшительно-ласкательным суффиксом, которые употребляются при особом ласковом обращении (хлебушек, вязочки, папенька, елочка, новенькая, низенький, серенький, тепленькая и мн. др.).

Глаголы наблюдаются в основном в форме настоящего времени несовершенного вида, при этом создается впечатление реальности происходящего, которое можно представить наглядно (тормошит меня, макает бараночку, почмокивает сладко, хлюпает кипяток, валит из самовара пар).

Характерной особенностью повествования Шмелева является употребление таких глаголов как: помню, вижу — в форме настоящего времени как неких сигналов припоминания взрослого повествователя. Эти сигналы связаны с различными сферами чувственного восприятия: это, например, глагол слышу, вводящий описания звуков, или запахов: «Подымается кислый пар, — священный. Я и теперь его слышу из дали лет».

Встречаются вариантные формы местоимений, присущие только разговорной речи: ты — те; она — у ней и др.; форма Вин.п. ж.р. местоимения сама — саму.

— Хвост у ней реденький, к крупу пушится звездочкой.

— Я те на Пасхе свожу, дам все понятие…

— Я те расскажу потом, чего наш Мартын — плотник уделал.

Так, морфологические особенности разговорной речи выявленные в повестях Шмелева, помогают нам вникнуть в «живой» язык его произведений.

Итак, мы определили основные лексические, синтаксические и морфологические элементы разговорной речи в автобиографических повестях И. С. Шмелева «Лето Господне» и «Богомолье».

Шмелев с помощью разговорной речи в величайшей простоте создает утонченную и незабвенную ткань русского быта; этим словам и образам не успеваешь дивиться, их поглощаешь воображением или наслаждаешься.

Заключение

Мы провели литературно-исследовательскую работу по выявлению особенностей разговорной речи на примерах автобиографических повестей И. С. Шмелева «Лето Господне» и «Богомолье», которые вызывают особый интерес в качестве богатейших источников для языковедческих исследований.

По определению А. И. Куприна: «Шмелев — последний из русских писателей, у которых еще можно учиться богатству, мощи и свободе русского языка». Поэтому его произведения выступили в качестве материала для исследования особенностей разговорной речи.

Итак, мы рассмотрели черты разговорной речи, обнаруживаемые в бытовом общении носителей русско-литературного языка.

Список литературы

1. Бабайцева В. В. «Русский язык» / Учебник для 5−11 кл. 3-е изд. М., 2009.

2. Земская Е. А. «Русская разговорная речь». М., изд-во «Наука», 1973. (монография).

3. Ильин И. А. «О тьме и просветлении». Книга худ-й критики. М., «Скифы», 2010.

4. Карпов И. П. «Шмелев в школе». Книга для учителя. — М.: Дрофа, 2004.

5. Лаптева О. А. «Теория современного русского литературного языка» — М.: Высш. шк., 2003.

6. Лекант П. А. «Современный русский литературный язык». 2-е изд., М.: Высш. шк., 2008.

7. Мазнева О. «Русский язык 9 и 11 классы» / Учебное пособие. — М.: «АСТ-пресс школа», 2003.

8. Николина Н. А. «Филологический анализ текста»: учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. зав. — М.; Издательский центр «Академия», 2003.

9. Николина Н. А. «Поэтика повести И. С. Шмелева «Лето Господне» // Русский язык в школе — 2009 — № 6, стр. 69.

10. Ожегов С. И. Словарь русского языка под ред. Шведовой Н. Ю. М., 1986.

11. Сиротинина О. Б. «Русская разговорная речь». М.: Просвещение, 1983.

12. Сиротинина О. Б. «Современная разговорная речь и ее особенности». М.: Просвещение, 1974.

13. Шанский Н. М. «Лингвистический анализ и лингвистическое комментирование художественного текста» // Русский язык в школе — 1983 — № 3 — стр. 62.

14. Шанский Н. М. «Устаревшие слова в лексике современного русского литературного языка» // Русский язык в школе — 2007 — № 3 — стр. 27−33.

15. Шмелев И. С. «Избранное». М.: Изд-во «Правда», 1989.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой