Особенности самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Особенности самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте

Содержание

Введение

Глава 1. Гендерные особенности самосознания в подростковом возрасте

1.1 Исследование самосознания подростков в историческом контексте

1.2 Теоретические подходы в определении самосознания

1.3 Особенности самосознания подростков

1.4 Проблема гендерных различий в психологии

Глава 2. Эмпирическое исследование особенностей самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте

2.1 Методическое обеспечение и организация исследования

2.2 Анализ результатов исследования

Заключение

Библиографический список

Приложение

Введение

Психологическое понимание феномена личности неразрывно связано с категорией самосознания. В современной психологической науке проблема самосознания человека и его внутреннего мира занимает одно из ведущих мест и это не случайно. Самосознание, являясь ядерной личностной структурой, оказывает регулирующее влияние на все стороны жизнедеятельности человека (Б.Д. Ананьев, Л. И. Божович, У. Джеймс, И. С. Кон, Т. Мак-Партланд, К. Хорни, Л. С. Рубинштейн, В. С. Мерлин, А. Г. Столин, И. И. Чеснокова и др.). От уровня и характера самосознания зависит то, в какой мере человек в состоянии сам создавать свою личность, и какую личность он создает.

Элементарные проявления самосознания в онтогенезе, возникают очень рано. Однако наиболее интенсивно оно развивается в подростковом возрасте, что обусловливается появлением качественно новой социальной ситуации развития, которая определяет строго закономерным образом весь стиль жизни ребенка. Особое сочетание внутренних процессов развития и внешних условий проявляется в изменении внутренней позиции подростка, что обуславливает возникновение у него новой потребности, выступающей в форме стремления к взрослости и самостоятельности. В связи с этим значительно повышается восприимчивость его к усвоению норм и способов поведения, а также ценностных ориентаций, свойственных взрослым людям. Происходит своеобразная переориентация с детских норм и ценностей на нормы и ценности взрослых. Стремясь удовлетворить эту наиболее актуальную, социально значимую потребность и занять достойное место среди сверстников и взрослых, подросток невольно вынужден постоянно обращаться к анализу своего поведения и деятельности, всматриваться в себя, сравнивать себя с взрослыми и ровесниками, взвешивать свои возможности, выискивать недостатки, задумываться над самоусовершенствованием.

Таким образом, самосознание в подростковом возрасте становится одним из важнейших механизмов саморегуляции и саморазвития личности. Исследование особенностей самосознания подростков является одной из наиболее актуальных психолого-педагогических проблем, но наиболее эффективным оно может быть только с учетом психологических особенностей пола. Между тем, серьезное исследование психологии половых различий в этом возрасте только еще начинается, и эмпирические данные весьма противоречивы.

В таком случае тема нашего исследования звучит как «Особенности самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте».

Целью является изучение особенностей самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте.

Объектом исследования выступает самосознание подростков.

Предметом исследования являются особенности самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте.

Задачи:

1. Изучение теоретического материала.

2. Подбор диагностического инструментария, необходимого для исследования особенностей самосознания.

3. Проведение эмпирического исследования особенностей самосознания юношей и девушек в подростковом возрасте.

4. Обработка и сравнительный анализ полученных данных.

Методы исследования:

В теоретической части работы был использован метод анализа научной литературы, классификация позиций различных авторов. В эмпирической части исследования использовался комплекс методик: «Тест двадцати утверждений на самоотношение» (М. Кун и Т. Мак-Портленд), «Методика косвенного измерения системы самооценок (КИСС)» (Федотова Е. О), «Тест эгоцентрических ассоциаций», «Методика изучения самооценки» (Т. Дембо — С. Рубинштейн).

Методы обработки:

Для обработки данных, полученных в результате исследования, использовались: сравнение средних значений, процентный анализ, контент-анализ. Статистическая обработка данных включала в себя сравнение выборок и корреляционный анализ. Для сравнения выборок использован U-критерий Манна Уитни, расчет коэффициентов корреляции проведен с использованием R Спирмана.

Гипотеза: мы предполагаем, что в развитии самосознания существуют различия у юношей и девушек подросткового возраста, проявляющиеся в самооценке, образе «Я» и эгоцентризме.

Практической значимостью работы является то, что материалы могут быть использованы в практике учителей старших классов, в работе практического психолога.

Теоретическая ценность состоит в том, что данная работа расширяет и углубляет имеющиеся представления об индивидуально-психологических свойствах личности, гендерных особенностях самосознания в подростковом возрасте.

Исследование проводилось в период: с декабря 2007 года по март 2008 года, в котором приняло участие 20 юношей и 20 девушек, являющихся учащимися общеобразовательной школы № 28 города Красноярска.

самосознание подросток гендерный

Глава 1. Гендерные особенности самосознания в подростковом

возрасте

1.1 Исследование самосознания подростков в историческом контексте

В 20−30-е годы ХХ-го века начался период, который в последствии получил название — «подростковый бум». Исследованиями в этой области занялись многие ученые. В частности: Ш. Бюлер, Л. С. Выготский, Э. Шпрангер, В. Штерн, З. Фрейд, К. Хорни и другие.

В период 30−40-х годов в центре повышенного внимания психологии оказалось сознание и самосознание. Активнейшее участие в изучении данного вопроса принимали не только отечественные психологи и физиологи, но и зарубежные. Проводимые ими исследования не потеряли актуальности и на сегодняшний день.

В российской культуре отрочество и юность, или переходный период между детством и взрослостью, длится почти целое десятилетие. Часто бывает трудно точно определить начало и конец этого периода [11].

Психология развития — один из старейших разделов возрастной психологии. Не смотря на это, как заметил Л. С. Выготский, общих теорий в ней гораздо больше, чем твердо установленных фактов. Психологи не сомневались в стадиальном характере развития человека и его самосознания, и в том, что подростковый возраст занимает в этом процессе особое, привилегированное место. Главным образом спор шел о том, какие именно факторы (биологические, социальные или биографические), определяют содержание и характер его протекания [17].

П. Блос попытался решить проблему окончания отрочества, он выделил 4 психологических критерия, позволяющих провести границу между типичными структурами подросткового и взрослого самосознания. Первый из этих критериев, то, что П. Блос называет «вторичным процессом индивидуализации в отрочестве». Его механизмы соотносимы с механизмом интроспекции первого объекта любви, образа матери, позволяющим ребенку сформулировать первое примитивное представление о самом себе и наметить первую грань между субъектной реальностью и внешним миром. Механизмы этих процессов вновь актуализируются во время переходного периода. Однако в это время будет найдена грань между двумя субъективными: представлением о себе и инториоризованными родительскими образами, что необходимо связать с отдельным или деидеализирующим объектом любви и что, согласно Блосу, может вызвать такие разрушительные последствия для личности, как уход в свой внутренний мир и в асоциальное поведение.

Второй критерий связан с «временной протяженностью» самосознания. Подросток впервые сталкивается с реальностью времени, необходимостью правильного опознавания своего прошлого и составлением планов на будущее. Экзистенциональная тревога, связанная с этим новым опытом, впервые сталкивает его с трагическими аспектами бытия. Отныне юноша осознает «остаточные травмы», отмеченные наружными шрамами ностальгии и навеки утерянными детскими иллюзиями, являющимися не чем иным, как личной драмой каждого человека. Согласно П. Блосу, этот длительный процесс становления взрослого самосознания, завершается формированием половой принадлежности. Это понятие отлично от той «родовой принадлежности», которая была сформирована ранее, когда ребенок столкнулся с необходимостью принятие телесного образа «Я» определенного пола. Это наиболее общий процесс, ибо он включает в себя интеграцию неадекватных (мужских или женских) составляющих родовой принадлежности в рамках новой психической структуры — Я-концепции, что ведет к новому, постепенному отказу от инвариантных привязанностей и к формированию характерных для взрослого стабильных личностных отношений [33].

Отрочество — период жизни, отмеченный ходом истории. На самом деле, возрастные категории, которые разделяют жизненные этапы и указывают на границы между поколениями, варьируются в разных эпохах. Это касается этапа перехода от возраста подростка к возрасту взрослого. Следует принять, что исторический переход в современной литературе по психологии подростка, как, впрочем, и по все современной психологической литературе, фактически отсутствует.

Желание психологов описать универсальные законы развития оставляет впечатление ширмы, за которой скрывается определяющее влияние исторического процесса на развитие человека.

М. Дебесс, известный французский специалист по подростковому возрасту, считал, что «ошибкой было бы думать, что юность меняется вслед за эпохой… Конечно, в ней отражается веяние своего времени. Но позади изменчивых образов юности стоит вечная юность во все времена, верная сама себе в своих тенденциях, законах развития, своих представлениях о мире вещей в мире людей. Именно эти закономерности нуждаются в открытии и определении».

С тех пор различные теоретические, и особенно недавние эмпирические исследования в русле так называемой новой социальной истории, показали иллюзорность представления о психологическом развитии, как основанном на неизменных законах. Вне исторических, материальных и культурных условий. Бесспорным новатором в этой области является Филипп Ариес. Он считает «датой рождения» отрочества период 1900-х годов, а юношеское сознание как чувство принадлежности к группе, имеющей общие заботы и устремления, в Европе стало общим явлением только в конце первой мировой войны. С этого момента отрочество распространилось во времени, оттесняя детство вверх по течению жизни, а зрелость — вниз. Таким образом, совершился переход от эпохи без отрочества к эпохе ХХ-го века, когда отрочество становится любимым возрастом [33].

С. Холл в 1904-м году опубликовал свое первое исследование по отрочеству, в котором впервые описал амбивалентность и парадоксальность подростка, выделив ряд основных противоречий, присущих этому возрасту. Содержание подросткового периода С. Холл описывает как кризис самосознания, преодолев который, человечество приобретает «чувство индивидуальности». Его называют отцом психологии переходного возраста, так как он первым предложил концепцию, объясняющих данное явление, и очертил круг проблем, связанных с этим возрастом. Представления С. Холла о переходности, промежуточности данного периода развития, о кризисных, негативных аспектах этого возраста, и сегодня представляют ядро психологии подросткового возраста [14].

Первыми систематическими исследованиями подросткового самосознания за рубежом занимался представитель биогенетической теории — немецкий философ, психолог Э. Шпрангер. Он считал, что главной задачей психологии является познание внутреннего мира личности. Э. Шпрангер рассматривал подростковый возраст внутри юношеского (у девушек с 13 до 19 лет, у мальчиков с 14-ти до 21-го года). Первая фаза этого возраста — собственно подростковая — ограничивается 14−17 годами. Она характеризуется кризисом, содержанием которого является освобождение от детской зависимости. Э. Шпрангер разработал культурно-психологическую концепцию подросткового возраста. Он описал три типа развития отрочества: первый тип характеризуется резким, бурным, кризисным течением, когда отрочество переживается как «второе рождение», в итоге которого возникает новое «Я». Второй тип развития — плавный, медленный, постепенный рост, когда подросток приобщается к взрослой жизни без глубоких и серьезных сдвигов в собственной жизни. Третий тип — процесс развития, когда подросток сам активно и сознательно формирует и воспитывает себя [17].

Л.С. Выготский имел свою точку зрения на данный вопрос и разработал культурно-историческую концепцию, в которой изучил особенности подросткового возраста и отметил новообразования: развитие рефлексии и на ее основе самосознания, как таковой новообразовательной возможности понимания себя, связанной с отсутствием мира собственных переживаний, систематизации познания и упорядочения которых становится возможной только с появлением систематизации в понятиях [33].

Развитие рефлексии у подростка, писал он, не ограничивается только внутренними изменениями самой личности, в связи с возникновением самосознания для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей. Развитие самосознания, как никакая другая сторона душевной жизни, считал Л. С. Выготский, зависит от культурного содержания среды [28].

Сильное влияние на теорию юности и вообще переходного возраста оказал психоанализ. Его родоначальник — австрийский психиатр З. Фрейд, не создал систематической теории, но выдвинул целый ряд важных положений о природе подростковой и юношеской сексуальности, эмоциональных процессов и особенностей развития юношеской личности. Его идеи были развиты многочисленными последователями [30].

Самым влиятельным представителем неофрейдизма в психологии развития вообще, и юношеского возраста особенно, был американский психолог Э. Эриксон. Развитие человека по Э. Эриксону, связывается из трех взаимосвязанных, хотя и автономных процессов: соматического развития, изучаемого биологией, развития сознательного «Я», изучаемого психологией, и социального развития, изучаемого общественными науками. Э. Эриксон подразделяет весь жизненный цикл на восемь фаз, каждая из которых имеет свои специфические задачи. Пятая фаза — юность — характеризуется появлением чувства своей неповторимости, индивидуальности, непохожести на другой, в отрицательном же варианте возникает диффузное, расплывчатое «Я», ролевая и личностная неопределенность. Э. Эриксон подробно анализирует механизмы самосознания, новое чувство времени, психосексуальные интересы, а также патогенные процессы и варианты развития юности. [30].

Самосознание не дано изначально, оно возникает постепенно, в меру того, как человек с помощью слова научится понимать самого себя. Становление подросткового самосознания включает три основные задачи развития:

Самосознание временной протяженности собственного «Я», включающая детское прошлое и определяющая для себя проекцию в будущее.

Осознание себя как отличного от постороннего и родительского мнения о себе.

Обеспечение системы выборов, которая обеспечивает целостность личности (выбор профессии, половой поляризации, идеологических установок) [33].

Отечественные психологи А. Галич, А. Потебня, И. Сеченов и др. рассматривали развитие самосознания и самосознания в неразрывном единстве субъекта и объекта, считая, что осознание человеком своей ближайшей среды и осознание им самого себя осуществляется им в одно и то же время, то есть человек сразу выступает и как «Я», и как «не Я». Исходя из рефлекторной природы психики, И. Сеченов сформулировал свою концепцию самосознания. Он считал, что человек беспрерывно получает впечатления от собственного тела. Одни из них воспринимаются обычными путями, другие идут как бы изнутри тела и являются в сознании в виде очень неопределенный темных чувствований. А. Галич, А. Потебня и И. Сеченов рассматривая субъект и объект в единстве, утверждают, что сознание возникло сразу в двух своих формах — в форме предметного сознания и самосознания [36].

Изучение подросткового возраста и его значение в становлении самосознания личности было заложено более 100 лет назад. Различные теории отечественных и зарубежных авторов позволяют увидеть многогранность подходов к исследованию самосознания. Некоторые из них мы рассмотрим в следующем параграфе.

1.2 Теоретические подходы в определении самосознания

Сознание возникло в процессе эволюции. Сознание всегда есть использование информации об окружении и самом себе для решения жизненных проблем. Человек находится на ступень выше животного в развитии, отличается тем, что его сознание вырастает в самосознание. Это становится возможным благодаря общественной жизни и линии второй сигнальной системе, речи [31].

Способность к самосознанию и самопознанию — исключительное достояние человека, который в своем самосознании осознает себя как субъекта сознания, общения и действия, становясь в непосредственное отношение к самому себе.

Самосознание — высший уровень развития сознания, основа формирования умственной активности и самостоятельности личности в ее суждениях и действиях. Коротко самосознание можно определить как образ себя и отношение к себе. Эти образы и отношения неразрывно связаны со стремлением к самоизменению, самосовершенствованию. И одна из высших форм самосознания — попытка найти смысл в собственной деятельности, что нередко вырастает в попытки отыскать смысл жизни. Моментом рождения самосознания был тот, когда человек впервые задал себе вопрос, что за силы дают ему творить, исследовать и подчинять себе мир, какова природа его разума, каким законам подчиняется его духовная жизнь. Кратко это событие можно выразить так: если раньше мысль человека направлялась на внешний мир, то теперь она обратилась на саму себя. Человек отважился с помощью мышления начать исследовать само мышление [38].

Самосознание — это сложная психологическая структура, включающая в себя в качестве особых компонентов, как считает В. С. Мерлин, во-первых, сознание своей тождественности, во-вторых, сознание своего собственного «Я» как активного, деятельного начала, в-третьих, осознание своих психических свойств и качеств, и, в-четвертых, определенную систему социально-нравственных самооценок. Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически, но формируются они не одновременно. Зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание «Я» — примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему.

А.Г. Спиркин дает следующее определение: «Самосознание — это осознание и оценка человеком своих действий и их результатов, мыслей, чувств, морального облика и интересов, идеалов и мотивов поведения, целостная оценка самого себя и своего места в жизни. Самосознание — конституирующий признак личности, формирующийся вместе со становлением последней» [37].

Самосознание имеет своим предметом сознание, следовательно, противопоставляет ему себя. Но в то же время сознание сохраняется в самосознании в качестве момента, поскольку ориентировано на постижение своей собственной сущности. Если сознание есть субъективное условие ориентировки человека в окружающем мире, знание о другом, то самосознание есть ориентировка человека в собственной личности, знание человека о самом себе, это своего рода «духовный свет, обнаруживающий и себя, и другое» [37].

Благодаря самосознанию человек осознает себя как индивидуальную реальность, отдельную от природы и других людей. Он становится существом не только для других, но и для себя. Основным значением самосознания, по мнению А. Г. Спиркина, следует считать «просто сознание нашего наличного бытия, сознание собственного существования, сознание самого себя, или своего „Я“» [34].

Самосознание является венцом развития высших психических функций, оно позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относится к себе. Осознание себя в качестве некоторого устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности, которая независимо от меняющихся ситуаций способна оставаться сама собой.

Однако А. Н. Леонтьев, характеризовавший проблему самосознания как проблему «высокого жизненного значения, венчающую психологию личности, расценивал в целом как «нерешенную, ускользающую от научно-психологического анализа».

Самосознание представляет собой некоторое действие, акт, с помощью которого все предметы и процессы, которые я могу воспринимать, относятся мною к тому, что можно назвать «Я».

В структуре нашего самосознания «Я» играет особую роль. Любые действия — и предметные, и психологические могут выступать в качестве действий направленных на соотнесение с «Я» и тогда они выступают в качестве действий реализации самосознания. Это действие соотносится с «Я» и, тем самым, является самосознательным действием.

Самосознание существует как постоянное повторение актов сравнения себя с некоторым образом, который хранится где-то в его душе. Этот образ представляет собою множество свойств, которые соотносятся и крепко срослись с его именем. Он выступает как скелет самосознания, используемый для сравнения. Самосознание же осуществляет выбор поведения с учетом Я — концепции.

Самосознание повышает эффективность деятельности, однако оно способствует появлению рассогласования между реальным поведением и Я — концепцией. Если их невозможно устранить путем предметной деятельности, то включаются механизмы психологической самозащиты делающие это рассогласование более терпимым. Защитные механизмы могут обнаруживаться в любом поведении [31].

Развитие самосознания человека неразрывно связано с процессом самопознания, как процесса наполнения самосознания содержанием, связывающим человека с другими людьми, с культурой и обществом в целом; процесс, происходящий внутри реального общения и благодаря ему, в рамках жизнедеятельности субъекта и его специфической деятельности.

Феномены самопознания касаются вопроса о том, как происходит самопознание, в том числе и того, что уже усвоено или присвоено, превращено в «Я» субъекта и в его личность, и какие формы приобретают результаты этого процесса в самосознании.

Как научное понятие Я-концепция вошла в обиход специальной литературы сравнительно недавно, может быть потому в литературе, как отечественной, так и зарубежной, нет единой его трактовки; ближе всего по смыслу к нему находится самосознание. Я-концепция — это динамическая система представлений человека о самом себе, в которую входит как собственно осознание своих физических, интеллектуальных и других качеств, так и самооценка, а также субъективное восприятие влияющих на данную личность внешних факторов. Р. Бернс, один из ведущих английских ученых в области психологии, серьезно занимавшийся вопросами самосознания, так определяет это понятие: «Я-концепция — это совокупность всех представлений человека о самом себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом „Я“ или картиной „Я“. Составляющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя. Я-концепция, в сущности, определяет не просто то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на свое деятельное начало и возможности развития в будущем» [28].

Хотя самосознание и возникает вследствие развития сознания, между ними имеется и существенная разница. Осознание самого себя в начале всегда возникает в результате отождествления самого себя с тем, что я считаю непосредственно относящимся ко мне. Это, прежде всего, мое тело, мои близкие, предметы, которые принадлежат мне [31].

Основой самосознания является психическое отражение — естественное явление, возникающее в процессе усложнения и обогащения реактивности живого организма на условия внешней среды. Психическое отражение — качественно новая ступень отражения — физиологического. Последний сформировался на основе фундаментального — физического [9].

Самосознание представляет собой неразрывное единство трех его сторон — когнитивной (самопознание), эмоциональной (отношение к себе) и регуляторной (самоконтроль). Самосознание — рефлексия — процесс познания человеком самого себя, своего внутреннего мира, анализ собственных мыслей и переживаний, размышление о самом себе; осознание того, как воспринимают и оценивают человека его окружающие. Самонаблюдение, соотнесение, самоанализ — все вместе ведут к развитию рефлексии [26].

На основе рефлексивных факторов в последствие складывалась способность формировать более или менее четкие представления о самом себе. Это представления о своих качествах и возможностях, на основе которых складывался образ собственного «Я» (самосознание) и его эмоциональная оценка [7].

Самосознание — одна из самых сложных и самых субъективно важных задач. Ее сложность вызвана многими причинами:

Человек должен развить свои познавательные способности, накопить соответствующие средства, а потом применять их;

Должен накопить материал для познания;

Всякое получение знаний о себе уже фактом своего получения меняет субъекта.

Выделяют следующие формы самосознания:

человек осознает себя в самых различных контекстах своих проявлениях; имеет представление о строение своего тела;

самочувствие: состояние тела, его функций, отношение к окружению, напряженность потребностей и многое другое. Оно дает общее представление о состоянии. В момент воображения потребности человек осознает не только то, что ему хочется есть, в его голове появляется суждение: «Я хочу есть». [40]

Самосознание может порождать такие психические образования, как чувство неполноценности, тщеславие, неумеренную гордость, необъяснимую тревогу, зависть, отсутствие покоя, неудовлетворенность и многие другие чувства, которые иногда терзают человека до такой степени, что он был бы согласен расстаться с теми преимуществами, которые дает самосознание. Имея ненасытное стремление к успеху, человек не может успокоиться ни на минуту. Пользуясь взаимной любовью — страдает от страха ее потери, имея деньги — часто думает, что их мало, а, сравнивая свои успехи с успехами другого, разочаровывается в себе.

Было бы идеально добиться такого уровня индивидуального развития, чтобы, развивая самосознание, усовершенствовать его возможности не внося этой ужасной платы за могущество, или хотя бы уменьшив ее до терпимого уровня [31].

Самосознание личности в различных его проявлениях — результат развития и становления личности в условиях, которые по-разному сказываются для каждого. Процесс развития личности предполагает постоянную трансформацию самооценки, самоуважения, самочувствия человека, другими словами — динамику его самосознания [45].

Степень адекватности образа «Я» выясняется при изучении одного из важнейших его аспектов — самооценки личности.

Самооценка — оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Если оставить в стороне удовлетворение естественных потребностей, все, что человек делает для себя, он делает, вместе с тем, и для других и, может быть, в большей степени для других, чем для себя, даже если ему кажется, что все обстоит как раз наоборот [45].

Самооценка часто служит средством психологической защиты. Желание иметь положительный образ «Я» нередко побуждает индивида преувеличить свои достоинства и преуменьшить недостатки. В целом адекватность самооценок с возрастом, по-видимому, повышается [22].

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он нередко сталкивается с противодействием окружающих, отвергающих его претензии, озлобляется, проявляет подозрительность, мнительность или нарочитое высокомерие, агрессию, и, в конце концов, может устроить межличностные конфликты. Чрезмерно низкая самооценка может свидетельствовать о развитии комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе, отказа от инициативы, безразличия, самообвинения и тревожности [45].

М. Розенберг, проводя фундаментальное исследование (1965-й год), изучал учащихся средних школ и установил, что высокая самооценка определяется заинтересованностью родителей в ребенке, внимании их к его успехам, достижениям в учебе. Р. Бахман (1970-й год) обнаружил связь высокой самооценки у старшеклассников с хорошими семейными взаимоотношениями. В это понятие он включал теплые отношения между членами семьи, наличие в семье совместной деятельности, участие детей в принятии решений на семейном совете. В. Куперский (1967-й год) выделяет три основных условия формирования у ребенка высокой самооценки:

Принятие родителями ребенка.

Установление ими ясных и однозначных правил, регламентирующих его поведение.

Предоставление ребенку свободы действия в установленных родителями границах.

В. Куперский особенно подчеркивает необходимость, с одной стороны, строгого контроля, а с другой — теплое отношение к ребенку и его внутреннее принятие.

Обычно самооценку интерпретируют как одномерную переменную, которая складывается из множества конкретных представлений индивида о себе. Однако есть немалый смысл в том, чтобы выделить ряд универсальных аспектов самооценки на основе более общего теоретико-личностного подхода. Это дает возможность сделать ее анализ менее зависимым от особенностей каждого индивида, опираясь на то, что, так или иначе, объединяет всех [33].

Самооценка тесно связана с уровнем притязаний личности. Уровень притязаний — это желаемый уровень самооценки личности (уровень образа «Я»), проявляющийся в степени трудности цели, которую индивид ставит перед собой. Стремление к повышению самооценки, в том случае, когда человек имеет возможность выбрать степень трудности очередного действия, порождает конформизм двух тенденций: с одной стороны — стремление повысить притязания, чтобы пережить максимальный успех, а с другой стороны — снизить притязания, чтобы избежать неудачи. В случае успеха уровень притязаний обычно повышается, человек проявляет готовность решать более трудные задачи, при неуспехе — соответственно снижается.

Формирование уровня притязаний определяется не только предвосхищением успеха или неудачи, но, прежде всего, тем, что иногда смутно осознается и плохо учитывается прошлый успех или неудача. В ряде исследований было показано, что среди испытуемых существуют лица, которые в случае возникновения риска более озабочены не тем, чтобы добиться успеха, а тем, чтобы избежать неудачи.

Самосознание личности, используя механизм самооценки, чутко регистрирует соотношений собственных притязаний и реальных достижений. Еще в начале ХХ-го века американский психолог У. Джонс высказал важную мысль о том, что определяющий компонент образа «Я» личности — самоуважение — характеризуется отношением действительных ее достижений к тому, на что человек претендует, рассчитывает [45].

Понятие самоуважения многозначно. Во-первых, это чрезвычайно важный компонент самосознания; а во-вторых, оно подразумевает и удовлетворенность собой, и принятие себя, и чувство собственного достоинства, и положительное отношение к себе, и согласованность своего личного и идеального «Я». Психологические тесты и шкалы самоуважения измеряют более или менее устойчивую степень отношения индивида к самому себе. Но высокое самоуважение отнюдь не синоним зазнайства, высокомерия и не самокритичности. Человек с высоким самоуважением считает себя не хуже других, верит в себя и в то, что может преодолеть свои недостатки. Низкое самоуважение, напротив, предполагает устойчивое чувство неполноценности, ущербности, что оказывает крайне отрицательное воздействие на эмоциональное состояние и социальное поведение человека. Но неудовлетворенность собой и высокая самокритичность не всегда свидетельствует о пониженном самоуважении. Несовпадение идеального и реального «Я» — вполне нормальное, естественное следствие роста самосознания и необходимая предпосылка целенаправленного самовоспитания [38].

У. Джеймс предложил формулу, где числитель выражал реальные достижения, а знаменатель — притязания человека:

Самоуважение = (успех) / (притязание).

При увеличении числителя и уменьшении знаменателя дробь, как известно, возрастает. Поэтому человеку для сохранения самоуважения в одном случае необходимо приложить максимальные усилия и добиться успеха, что является трудной задачей; другой путь — снижение уровня притязаний, при котором самоуважение, даже при весьма скромных успехах, не будет потеряно [45].

Исходя из вышеперечисленных теорий мы можем сделать следующий вывод:

Самосознание, являясь вершиной сознания, позволяет человеку оценить свои действия, мысли, их результаты, найти свое место в жизни. Это процесс, результатом которого является развитие и становления личности.

Самосознание существенно отличается от сознания, так как сознание есть знание о другом, а самосознание — знание себя, которое формируется в процессе социализации.

На данный момент нет единого подхода в изучении самосознания и его компонентов, так как ученые используют в своих исследованиях различные методы, кроме того, происходят кардинальные изменения в экономической, политической и духовной сферах жизни.

1.3 Особенности самосознания подростков

Личность — это конкретный человек, как носитель сознания. Личностью не рождаются, а становятся в процессе становления человека, в общении и жизнедеятельности. Каждая личность индивидуальна и оригинальна совокупностью своих свойств. На раннем этапе формирования личности уровень субъективно-личностных отношений диктуется главным образом взрослыми, а в подростковом возрасте они определяются расширяющимися общественными обязанностями, учением и ростом индивидуального самосознания. В этот период значительно изменяется социальный состав подростка [15].

Известно, что в подростковом и юношеском возрасте усиливается стремление к самовосприятию, к осознанию своего места в жизни и самого себя как субъекта отношений с окружающими. С этим сопряжено становление самосознания [45].

С физиологической точки зрения подростковый возраст по скорости физиологических изменений можно сравнить с фетальным периодом внутриутробного развития и с двумя первыми годами жизни, хотя кризис подросткового возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов [11].

Переходный период — возраст, характеризующийся отмиранием старого, когда ребенок теряет многое из приобретенного прежде (Л.С. Выготский). Это период, в котором происходит смена некоторого «объективистского» взгляда на себя извне, на субъективную, динамическую позицию изнутри [39].

В течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и к самому себе. И развивающиеся процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь. Однако, в отличие от младенцев, подростки, наблюдая весь этот процесс, испытывают горести и радости; они наблюдают за происходящими с ними изменениями со смешанным чувством интереса, восхищения и ужаса. Удивленные, смущенные и неуверенные в себе подростки постоянно сравнивают себя с другими. В этот период подростки постоянно сравнивают себя со своими идеалами, и это является одной из проблем переходного периода. [6]

Период отрочества — юности совпадает с рядом физиологических изменений, в результате которых тело ребенка превращается в тело взрослого человека. Эти изменения происходят резку, поэтому подросткам и членам их семей приходится быстро адаптироваться к новому образу, говорящему о том, что детство осталось позади [11].

Совершающееся в ранней юности открытие внутреннего мира сопряжено с переживанием его как ценности. Открытие себя как неповторимо уникальной личности неразрывно связано с открытием социального мира, в котором этой личности предстоит жить. Юношеская рефлексия есть, с одной стороны, осознание собственного «Я» («Кто я?», «Какой я?» «Каковы мои способности?», «За что я могу себя уважать?»), а с другой — осознание своего положения в мире («Каков мой жизненный идеал?», «Кто мои друзья и враги?», «Кем я хочу стать?», «Что я должен сделать, чтобы и я сам, и окружающий мир стали лучше?»). Первые, обращенные к себе вопросы ставит не всегда сознавая это, уже подросток. Вторые, более общие, мировоззренческие вопросы ставит юноша, у которого самоанализ становится элементом социально-нравственного самоопределения.

Трудность заключается в том, что ранняя юность, создавая внутренние условия, благоприятные для того, чтобы человек начал задумываться для чего он живет, не дает средств, достаточных для ее решения. Хорошо известно, что проблема смысла жизни не только мировоззренческая, но и вполне практическая. Ответ на нее содержится как внутри человека, так и вне его — в мире, где раскрываются его способности, в его деятельности, в чувстве социальной ответственности. А ведь это как раз и образует тот дефицит, который подчас весьма болезненно ощущается в юности. Таким образом, замыкаясь на самом себе, поиск смысла жизни как бы обречен на то, чтобы остаться лишь упражнением юношеского мышления, что создает реальную опасность устойчивого эгоцентризма и ухода в себя, особенно у юношей с чертами невротизма или предрасположенного к нему в связи с особенностями предшествующего развития (низкое самоуважение, плохие человеческие контакты) [27].

Однако, несмотря на все субъективные трудности, эти искания содержат в себе высокий позитивный потенциал: в поиске смысла жизни вырабатывается мировоззрение, расширяется система ценностей, формируется тот нравственный стержень, который помогает справиться с первыми житейскими неурядицами, юноша начинает лучше понимать окружающий мир и самого себя, становится в действительности самим собой.

В переходном возрасте люди чаще, чем когда бы то ни было, становятся жертвами так называемого синдрома дисморфомации (страх или бред физического недостатка). Подростки особенно чувствительны к особенностям своего тела и внешности, сопоставляя свое развитие с развитием товарищей. Поскольку наружность — важный элемент юношеского самосознания, учителям и родителям нужно знать, какие аспекты ее чаще всего вызывают у ребят беспокойство. У мальчиков частым источников тревоги является недостаточный, по их мнению, рост, с которым ассоциируется общая мускулистость. Для мальчика подростка величина и величие — почти синонимы. Много неприятностей доставляет ребятам кожа. Юноши и девушки болезненно реагируют на появление прыщей, угрей и тому подобного. Большое значение имеет также избыточный вес, ожирение. Особенно это важно для девушек [4].

Восприятие человеком своей внешности (смотрение в зеркало) — начало перехода «пассивной составляющей рефлексии» — восприятие самого себя — в активную ее фазу, создание образа «Я» [16].

Примерно в 12 лет у подростков возникает интерес к собственному внутреннему миру, затем отмечается постепенное усложнение и углубление самопознания, одновременно происходит усиление его дифференцированности и обобщенности, что приводит в раннем юношеском возрасте (15−16 лет) к становлению относительно устойчивого представления о себе как цельной личности. Необходимо отметить, что в этом возраст происходит формирование ценностных ориентаций подростков. [26]

Ценностные ориентации — это элементы структуры личности, которые характеризуют содержательную сторону ее направленности. В форме ценностных ориентаций в результате обретения ценностей фиксируется существенное, наиболее важное для человека. Ценностные ориентации — это устойчивые, инвариантные образования («единицы») морального сознания — основные его идеи, понятия, «ценностные блоки», смысловые компоненты мировоззрения, выражающие суть нравственности человека, а значит, и общие культурно-исторические условия и перспективы. Содержание их изменчиво и подвижно. Система ценностных ориентаций выступает «свернутой» программой жизнедеятельности и служит основанием для реализации определенной модели личности. Той сферой, где социальное переходит в личностное и личностное становится социальным, где происходит обмен индивидуальными ценностно-мировоззренческими различиями является общение.

Ценность представляет собой один из основных механизмов взаимодействия личности и общества, личности и культуры. Это положение является центральным для так называемого гуманистически-аксиологического подхода к культуре, согласно которому культура понимается как мир воплощенных ценностей; «область применения понятия ценности — человеческий мир культуры и социальной действительности».

Ценности — это обобщенные представления людей о целях и нормах своего поведения, воплощающие исторический опыт и концентрированно выражающие смысл культуры эпохи, определенного общества в целом, всего человечества. Это существующие в сознании каждого человека ориентиры, с которыми индивиды и социальные группы соотносят свои действия. В рамках этого подхода, как нам представляется, адекватно решается вопрос о соотношении ценностей и целей: «Ценность в первую очередь является тем, что дает идеальной (т.е. реально еще не осуществленной) цели силу воздействия на способ и характер человеческой деятельности, побудительную силу». Таким образом, ценности, ценностное сознание лежит в основе целеполагания. «…целевая детерминация человеческой деятельности — это ценностная детерминация. Цели могут воздействовать на человеческую деятельность не реально-каузально, но как идеальные ценности, реализацию которых человек считает своей насущной потребностью или долгом» [23].

Как мы видим, представление о собственном будущем связано с ценностями. Ценности, будучи по своей природе социально-историческими, являются средством приобщения индивида к роду (родовым человеческим способностям), тем самым позволяя преодолеть конечность (временность) человеческого существования. Ценности, в свою очередь, тесно связаны с представлением о смысле жизни, которое является одновременно и основание развития личности, и его результатом.

Итак, мы отметили, что самоопределение связано с ценностями, с потребностью формирования смысловой системы, в которой центральное место занимает проблема смысла жизни, с ориентацией на будущее. Теперь мы можем сформулировать эти связи более конкретно. Определение человеком себя в обществе как личности есть определение себя (самоопределение, занятие активной позиции) относительно социакультурных ценностей, и тем самым — определение смысла своего существования. Определение себя как личности — личностное самоопределение — имеет ценностно-смысловую природу. Ценности же задают ориентацию на будущее (об этом несколько подробнее — ниже). Такое понимание личностного самоопределения согласуется с предлагаемым М. М. Шибаевой пониманием «самоопределения личности в культуре». Так, М. М. Шибаева отмечает «…важность процесса самоопределения личности в культуре с целью выделения и обоснования для себя ценностно-смысловых оснований собственной жизненной концепции, а также выбора способов и форм ее реализации» [24].

Представление о ценностно-смысловой природе личностного самоопределения является той основой, с позиции которой М. Р. Гинзбург подходит к решению этой проблемы в возрастном аспекте. А теперь рассмотрим те характеристики подросткового и юношеского возрастов, которые дают основание для такого подхода.

Нет такого исследования старшего подросткового возраста, в котором не подчеркивалось бы, что основной потребностью подростка является стремление занять определенное место в обществе. Однако само по себе стремление занять определенное место в обществе вовсе не является специфической особенностью подросткового возраста. Как прослеживается в работах Л. С. Выготского, Д. Б. Эльконина, Л. И. Божович, Д. И. Фельдштейна, стремление занять новую социальную позицию характерно для всех межвозрастных переходов и представляет собой, собственно, один из механизмов этих переходов. Специфику следует искать не в самом стремлении к обретению места в обществе (социальной позиции), но в качественных особенностях той системы отношений, которая складывается в данном возрасте между ребенком и обществом. Специфика эта, помимо всего прочего, заключается также и в том, что, как справедливо отмечал еще П. П. Блонский, с каждым последующим возрастным этапом расширяется круг общения ребенка; это означает, что расширяется адресат этого общения, представленность в этом общении общества как целого. Кроме того, меняются также его содержание и средства. В старшем раннем юношеском возрасте таким адресатом становится общество в целом; юноша выходит на общение с обществом (шире — с миром человеческой культуры) напрямую.

Так, в работах Д. И. Фельдштейна показано, что подростковый возраст является сензитивным для формирования мотивации общественно полезной деятельности, т. е. деятельности, направленной на пользу всего общества. «Узловым рубежом» в социальном развитии личности является занятие подростком позиции «Я и общество». [40]

Содержательно это означает, что на этом уровне подростком решается проблема взаимоотношений себя и общества, определение себя в обществе и через общество. А это, как мы показали, возможно только в области ценностей и смыслов. Таким образом, на этом уровне задача решается как задача личностного самоопределения.

Сам факт обобщенного характера юношеских устремлений, их связь с судьбами общества и человечества в целом отмечались исследователями неоднократно. Заинтересованность глобальными проблемами смысла жизни вообще и собственного существования в частности — заинтересованность «последними вопросами» (Ф.М. Достоевский) является существенной характеристикой формирующегося самоопределения. Помимо того, что эти проблемы волнуют юношей и девушек, они еще широко ими обсуждаются — со сверстниками и теми взрослыми, которых они считают заслуживающими их доверия. Наличие интереса к смыслу жизни и его активное обсуждение, по мнению М. Р. Гинзбурга, свидетельствует об активно идущем процессе самоопределения; их отсутствие — об его искажении [40].

В поисках смысла своего существования, в наиболее общей форме проявляется ценностно-смысловая природа личностного самоопределения. Потребность в смысле жизни характеризует взрослые формы поведения и потому не может быть обойдена, когда мы имеем дело с процессом взросления личности, становлением человеческого «Я». Виктор Франкл рассматривает стремление к поиску и реализации человеком смысла своей жизни как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития взрослого человека [87]. Потребность в смысле жизни, считает К. Обуховский, образует тот «узел», который позволяет человеку, во-первых, интегрировать многочисленные требования, идущие из разных сфер его жизнедеятельности, строя жизнь не как последовательность разрозненных случайностей, а как целостный процесс, имеющий цели и преемственность, и, во-вторых, помогает человеку интегрировать все его способности, максимально их мобилизовать, следуя тем задачам, которые ставятся им в соответствии с выработанной Я-концепцией и концепцией жизни [14].

«Периодом возникновения сознательного ««Я», — пишет И. С. Кон, — «как бы постепенно ни формировались отдельные его компоненты, издавна считается подростковый и юношеский возраст» Развитие самосознание — центральный психический процесс переходного возраста. Практически все отечественные психологи называют этот возраст «критическим периодом формирования самосознания». [17]

Рост самосознания и интереса к собственному «Я» у подростков вытекает непосредственно из процессов полового созревания, физического развития, которое является одновременно социальными символам, знаками повзросления и возмужания, на которые обращают внимание и за которыми пристально следят другие: взрослые и сверстники. Противоречивость положения подростка и юноши, изменение структуры его социальных ролей и уровня притязаний — эти факторы актуализируют вопрос: «Кто я?».

Постановка этого вопроса — закономерный результат всего предшествующего развития психики. Рост самостоятельности означает ни что иное, как переход от системы внешнего управления к самоуправлению. Но всякое самоуправление требует информации об объекте. При самоуправлении это должна быть информация объекта о самом себе, то есть самосознание.

Ценнейшее психологическое приобретение ранней юности — открытие своего внутреннего мира. Для ребенка единственной сознаваемой реальностью является внешний мир, куда он проецирует и свою фантазию. Вполне сознавая свои поступки, он обычно еще не осознает собственных психических состояний. Напротив, для подростка, внешний, физический мир только одна из возможностей субъективного опыта, сосредоточением которого является он сам. Обретая способность погружаться в себя и наслаждаться своими переживаниями, подросток открывает целый мир новых чувств, красоту природы, звуки музыки, ощущение собственного тела. Юноша 14−15 лет начинает воспринимать и осмысливать свои эмоции уже не как производные от каких-то внешних событий, а как состояния своего собственного «Я». Даже объективная, безличная информация нередко стимулирует молодого человека к интроспекции, размышлению о себе и своих проблемах.

Психологические исследования становления Я-концепции человека в процессе его жизнедеятельности идут по нескольким направлениям. Прежде всего, изучаются сдвиги в содержании Я-концепции и ее компонентов — какие качества сознаются лучше, как меняется с возрастом уровень и критерии самооценок, какое значение придается внешности, а какое умственным и моральным качествам. Далее исследуется степень его достоверности и объективности, прослеживается изменение структуры образ Я в целом — степень его дифференцированности (когнитивной сложности), внутренней последовательности (цельности), устойчивости (стабильности во времени), субъективной значимости, контрастности, а также уровень самоуважения. По всем этим показателям переходный возраст заметно отличается как от детства, так и от взрослости, имеется грань в этом отношении и между подростком и юношей.

В ранней юности происходит постепенная смена «предметных» компонентов Я-концепции, в частности, соотношение телесных и морально-психологических компонентов своего «Я». Юноша привыкает к своей внешности, формирует относительно устойчивый образ своего тела, принимает свою внешность и соответственно стабилизирует связанный с ней уровень притязаний. Постепенно на первый план выступают теперь другие свойства «Я» — умственные способности, волевые и моральные качества, от которых зависит успешность деятельности и отношения с окружающими.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой