Основы правового положения российских юридических лиц за рубежом

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Теоретические основы правого положения российских юридических лиц за рубежом
  • 1.1 Личный закон юридического лица
  • 1.2 Критерии определения национального статуса юридического лица
  • 1.3 Особенности правового регулирования юридических лиц
  • 2. Анализ правого положения российских юридических лиц за рубежом
  • 2.1 Иностранные юридические лица в Российской Федерации
  • 2.2 Особенности правого положения российских юридических лиц за границей
  • 2.3 Анализ деятельности российских юридических лиц за рубежом
  • 3. Сравнительно правовой анализ государственная регистрация юридических лиц на примере Германии и России
  • Заключение
  • Список использованных источников
  • Приложение

Введение

Юридические лица, как в российском законодательстве, так и в законодательствах зарубежных стран — это, прежде всего различного рода предпринимательские объединения, играющие решающую роль в экономике любого развитого или развивающегося государства.

Юридические лица в своей деятельности не ограничиваются рамками одного государства, они вправе заключать договора и с иностранными партнерами, то есть осуществлять внешнеэкономическую деятельность. Поэтому важно определить национальность юридического лица, его личный закон, который устанавливает объем правоспособности юридического лица, порядок его создания и ликвидации; а также рассмотреть правовое положение юридических лиц в других станах.

В связи с развитием международных экономических связей растет число субъектов, которые осуществляют свою деятельность, не ограничиваясь рамками одного государства. Во многих случаях возникает необходимость установить, какому государству принадлежит то или иное юридическое лицо, т. е. определить его национальность. Осуществить это на практике довольно трудно, поскольку учреждено юридическое лицо может быть в одной стране, местонахождение иметь — в другой, вести деятельность — в третьей, а акционерами его могут быть физические и юридические лица разных стран.

Любому государству, допускающему иностранный капитал на свою территорию, тем более в приоритетные сферы экономики, небезразлично, кто реально владеет тем или иным предприятием, чьи капиталы и интересы в нем представлены. А между тем используемые на практике критерии определения национальности (личного закона) юридического лица во многих случаях не позволяют выявить реальную связь предприятия с экономикой той или иной страны.

юридическое лицо правовое положение

Россия в настоящий момент является развивающейся страной и ей необходимо привлечение иностранных инвестиций развитых зарубежных стран, которые способствуют привлечению не только капитала, но и новых технологий, способов производства, организации менеджмента.

Положению российских юридических лиц за рубежом по сравнению с правовым положением иностранных юридических лиц в нашей стране, их правовое положение в значительно меньшей степени отражено в законодательстве РФ и регулируется в основном подзаконными актами, двусторонними соглашениями между странами и внешнеэкономическими договорами (контрактами), которые заключаются самими участниками внешнеэкономической деятельности.

Настоящая исследовательская работа является актуальной по причинам не просто сохраняющихся, но и растущих масштабов участия России в правовых отношениях расположенных за рубежом. С интеграцией России в мировое сообщество особое значение приобретают вопросы обеспечения гарантий иммунитета правого положения российских юридических лиц за рубежом.

Объектом исследования является комплекс правовых отношений российских юридических лиц находящимися за рубежом.

Предметом исследования являются теория и практика правового регулирования отношений российских юридических лиц, складывающихся между Российской Федерацией и иными субъектами включая принципы, применяемые при регулировании указанных отношений.

Цель данной работы заключается в комплексном исследовании правового положения юридических лиц в международном частном праве, в выявлении теоретических и практических проблем, связанных с определением правового положения юридических лиц в международном частном праве, и разработке предложений по изменению действующего законодательства.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

1. проанализировать способы правового регулирования института юридических лиц в международном частном праве;

2. раскрыть понятие личного закона юридического лица, рассмотреть и сравнить основные критерии определения национальности;

3. исследовать специфику правового положения российских юридических лиц за рубежом;

4. разработать научно обоснованные рекомендации и предложения по усовершенствованию норм, регулирующих правовое положение российских юридических лиц за рубежом.

Научная разработанность темы. Отдельные аспекты исследуемых отношений изучались в период существования советского государства и права в работах, посвященных анализу общих проблем правового режима государственной собственности, в частности, в трудах Л. П. Ануфриевой, С. Т. Аракелян, М. М. Богуславского, в работах дореволюционных ученых — Г. Ф. Шершеневича, Д. И. Мейера, в трудах современных исследователей — Н. А. Ушакова, С. Н. Мызрова, Л. А. Лунца, А. И. Кулешовой, Н. Ю. Ерпылевой, Н. Г. Дорониной.

Методологическая и теоретическая основы исследования. Методологической базой Выпускной квалификационной работы являются общенаучный диалектический метод познания, универсальные научные методы (системно-структурный, структурно-функциональный, формально-логический, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, абстрагирования), а также специальные юридические методы (метод правового моделирования, историко-правовой, юридико-догматический, сравнительно-правовой).

Исходя из поставленных целей и задач работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников, приложения.

В первой главе выпускной квалификационной работе описываются теоретические основы правого положения российских юридических лиц за рубежом. Разобрали группа вопросов, касающихся статуса юридического лица. Так же в первой главе мы узнали, что в различных государствах существует довольно таки не единообразный подход к определению национального статута юридического лица. Поэтому используются различные критерии для его установления. Все критерии в параграфе перечислены. В последнем параграфе первой главы говорится о правовом регулировании. О том, что правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется при помощи двух методов — коллизионного и материально-правового.

Во второй главе выпускной квалификационной работе проводится анализ правового положения российских юридических лиц за рубежом. Он состоит из четырех параграфов. В первом параграфе говорится об иностранных юридических лицах в России. Их правовое положение в России определяется как правилами российским законодательством. Далее во втором параграфе мы разобрали особенности правого положения российских юридических лиц за границей, где мы узнали, что, меры по защите интересов российских юридических лиц за рубежом принимаются дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями России. Далее мы анализируем деятельности российских юридических лиц за рубежом. И в последнем параграфе провели сравнительно-правовой анализ государственной регистрации юридических лиц на примере Германии и России.

1. Теоретические основы правого положения российских юридических лиц за рубежом

1.1 Личный закон юридического лица

Существует группа вопросов, касающихся статуса юридического лица как такового, для решения которых используются самостоятельные коллизионные привязки. В научной литературе право, к которому отсылают эти коллизионные привязки, принято называть личным законом или личным статутом юридического лица (lexsocietatis). Наличие специфических проблем, предопределяющих необходимость выделения категории личного статута юридического лица, было отмечено еще в начале ХХ века русским коллизионистом М. И. Вруном: «Вопросы о том, по какому законодательству следует решать, существует ли иностранное юридическое лицо, способно ли оно обладать правами и заключать сделки, ответственно ли оно за недозволенные действия своего органа, и вообще, каким из разноместных законов регулируется его внутренняя жизнь и отношения к третьим лицам, — все это вопросы, касающиеся только юридических лиц и лежащие совсем в иной плоскости, чем вопросы материального права или о содержании субъективных прав иностранных юридических лиц».

Сегодня в ст. 1202 ГК РФ, т. е. на законодательном уровне, определен перечень вопросов, решаемых на основе применения личного закона юридического лица:

1) статус организации в качестве юридического лица;

2) организационно-правовая форма юридического лица;

3) требования к наименованию юридического лица;

4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

5) содержание правоспособности юридического лица;

6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам Вольф М. Международное частное право / М. Вольф — М. Крафт, 2005. — 143 с..

Данный подход к определению сферы действия личного статута юридического лица является преобладающим также в зарубежном законодательстве, судебной практике и доктрине. В частности, известный немецкий коллизионист Л. Раапе отмечает, что «личный статут является решающим во всех вопросах, касающихся юридического лица как такового Звеков В. П. Международное частное право / В. П. Звеков — М.: Эксмо, 2009. — 174 с. Он решает, как далеко простирается правоспособность юридического лица… какие органы могут действовать за юридическое лицо, каков объем их полномочий на представительство и в каких пределах допустимо уставное ограничение этих полномочий, какие права и обязанности вытекают из членства в обществе, по каким основаниям юридическое лицо утрачивает правоспособность и т. д.».

В соответствии с Законом Швейцарии 1987 г. о международном частном праве, который является одной из наиболее совершенных и полных современных кодификаций в этой области, личный статут юридического лица (товарищества) определяет:

1) юридическую природу товарищества;

2) порядок учреждения и ликвидации;

3) гражданскую право — и дееспособность;

4) правила о фирме или наименовании;

5) организационную структуру;

6) внутренние отношения в товариществе, в частности отношения между товариществом и его участниками;

7) ответственность за нарушение норм корпоративного права;

8) ответственность по обязательствам товарищества;

9) полномочия лиц, действующих от имени товарищества в соответствии с построением его организационной структуры.

Аналогичные определения сферы действия личного статута юридического лица можно найти также в ст. 25 Закона Италии 1995 г. «О реформе итальянской системы международного частного права», ст. 33 Гражданского кодекса Португалии 1966 г., ст. 42 Закона Румынии 1992 г. «Применительно к регулированию отношений международного частного права».

Таким образом, мы видим, что личный статут юридического лица используется для решения вопросов частноправового характера, которые касаются установления правового положения иностранного юридического лица как самостоятельного субъекта права, участвующего в имущественном обороте.

Вместе с тем любому государству необходимо обозначить юридические лица, которые подпадают под юрисдикцию данного государства, на которых распространяет свое действие весь массив существующих на его территории правовых предписаний. Для этого государство стремится установить с тем или иным юридическим лицом некую политико-правовую связь, которая позволяет определить принадлежность юридического лица к данному государству, квалифицировать его как «свое», «отечественное». Это явление принято называть национальностью юридического лица.

В Гражданском кодексе РФ, а в частности в 3 части, раскрываются вопросы, посвященные содержанию понятия личного закона юридического лица. А именно:

правовой статус организации в качестве юридического лица;

организационно-правовая форма юридического лица;

требования к наименованию юридического лица;

вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

содержание правоспособности юридического лица;

порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

отношения внутри юридического лица, включая отношения юридического лица с его участниками;

способность юридического лица отвечать по своим обязательствам Богуславский М. М. Международное частное право. — М.: Юнион, 2010. — 105 с..

Из этого перечня видно, какое значение придается личному закону (иногда применяют термин «личный статут») юридического лица.

Встает вопрос — как можно определить, закон какой страны будет рассматриваться в качестве личного закона? Это определяется так называемой национальностью юридического лица. Термин «национальность», как и многие термины в области международного частного права, применяется к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам. Речь идет об установлении принадлежности юридического лица к определенному государству. В международной практике наряду с определением личного закона юридического лица государственную принадлежность юридического лица («национальность») необходимо установить для того, чтобы знать, какое государство может оказывать дипломатическую защиту таким лицам.

Вполне понятно, что без определения «национальности» юридического лица будет достаточно сложно установить, на какие юридические лица распространяется национальный режим или режим наибольшего благоприятствования, предусмотренный двусторонними договорами о правовой помощи, например, по договорам РФ с Латвией и Эстонией, соглашениями о торгово-экономическом сотрудничестве, о поощрении и взаимной защите капиталовложений, действующими для России в отношении большого числа государств.

В раскрытии понятии содержания юридического лица в международном частном праве первостепенными являются такие понятия, как «личный закон (статут)» или «государственная принадлежность» (национальность) юридического лица. Личный статут является решающим во всех вопросах, касающихся юридического лица как такового. Он устанавливает, как далеко простирается правоспособность юридического лица, например, какого рода имущество оно может приобретать, какого рода сделки оно может заключать и, наоборот, какие сделки для него — ultra vires. Далее, личный статут юридического лица определяет, какие органы могут действовать от имени юридического лица, каков объем их полномочий на представительство и в каких пределах допустимо уставное ограничение этих полномочий, но каким основаниям юридическое лицо утрачивает правоспособность и т. д. «Привязанность» юридического лица к конкретному государству именуется в международном частном праве национальностью (государственной принадлежностью) юридического лица Международное частное право и инвестиции: Научно-практическое исследование / под ред.Н. Г. Доронина, Н. Г. Семилютина — М.: Мысль, 2011. — 220 с..

В доктрине международного частного права признано, что личный закон иностранного юридического лица определяется его государственной принадлежностью. Но, в литературе по международному частному праву отмечается тенденция отделения личного закона юридического лица от его государственной принадлежности.

Но несмотря на все вышеизложенное в исследованиях по международному частному праву применительно к частным случаям выдвигались различные критерии (теории, доктрины) определения национальности юридических лиц. Отсутствует единообразное регулирование принципов определения государственной принадлежности и в законодательстве государств Ерпылева Н. Ю. Правовой статус юридических лиц как субъектов международного частного права // Адвокат. 2004. — № 11. — 205 с..

Личный закон юридического лица, с моей точки зрения, является основным критерием при определении правового положения юридического лица, так как он определяет его государственную принадлежность, «национальность» и решает на этой основе вопросы его статута: является ли организация юридическим лицом, когда возникает и прекращается его правоспособность, как создается, реорганизуется и ликвидируется данное юридическое лицо Звеков В. П. Международное частное право. — М.: Эксмо, 2009. — 86 с. При этом нужно заметить, что термин «национальность «к юридическим лицам применяется условно, совсем в другом смысле, чем он применяется к гражданам. На сегодняшний день существуют несколько критериев определения «национальности «юридического лица, которые в частности приводит В. П. Звеков:

места учреждения; данный критерий характерен для стран англо — американской системы права;

места нахождения его административного (управляющего) центра, который характерен для стран континентальной Европы;

места осуществления его деятельности, «центр эксплуатации», который восприняло законодательство Италии. Данный критерий с ростом объема иностранных инвестиций приобретает все большее значение, т.к. он позволяет подчинить решение вопроса правового режима иностранного юридического лица местному законодательству Вознесенская Н. Н. Юридические лица в международном частном праве России и ЕС // Известия вузов. — Правоведение, 2009. № 3. — С. 30.

Но, если обратиться к законодательству Российской Федерации, то можно заметить тот факт, что оно не отличается единообразием в вопросе применения критериев определения «национальности» юридического лица. Так, Основы гражданского законодательства Гражданский кодекс РФ. СЗ РФ. М.: Изд-во «ЭКСМО — Пресс», 05. 05. 2014 г. в ст. 161 определяют гражданскую правоспособность иностранных юридических лиц по критерию" инкорпорации", т. е. места учреждения данного юридического лица. Однако Закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР» ФЗ «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 10. 02 1999 г. № 32-ФЗ исходил из критерия места нахождения иностранного предприятия. В п. «е.» ст. 16 данного закона было сказано, что документом, подтверждающим статус иностранного юридического лица, является выписка из торгового реестра страны происхождения в соответствии с законодательством страны его местонахождения. Однако 25 июня 1999 года был принят новый Федеральный Закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ «9 июля 1999 г. N 160-ФЗ. — М.: Изд-во «ЭКСМО — Пресс», с изм. 5 мая 2014 г. — 109 с., в ст. 2 которого говориться, что «иностранный инвестор — иностранное юридическое лицо, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено, и которое вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации» Лунц Л. А. Курс международного частного права. — М.: Эксмо, 2009. — 107 с..

Таким образом, в данном нормативно-правовом акте исходным считается критерий «инкорпорации», т. е. места учреждения иностранного юридического лица.

Статья 25 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ «9 июля 1999 г. N 160-ФЗ. — М.: Изд-во «ЭКСМО — Пресс», с изм. 5 мая 2014 г. — 88 с. говорит, что «в связи с принятием настоящего Федерального закона признать утратившим силу Закон РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР». Следовательно, в настоящее время законодательство РФ признает критерий места учреждения иностранного юридического лица.

Но, возникает вопрос, может ли организация рассматриваться в качестве национальной, если большая часть ее капитала сосредоточена у иностранного инвестора? Данный вопрос и лег в основу теории контроля. Направленность данной теории можно проиллюстрировать следующим примером: в 1915 году в британском суде разбиралось дело Daimler Co v. Continental Tyre and Rubber Co, в ходе которого обсуждался вопрос, может ли имеющая британскую национальность компания, акции которой находятся в руках враждебных иностранцев рассматриваться как британская компания с точки зрения законоположений о запрещении торговли с врагом.

Эта и другие аналогичные ей ситуации дали основание для утверждений о расширяющихся в настоящее время «процессах отделения личного статута юридического лица от его действительной государственной принадлежности» Ерпылева Н. Ю. Правовой статус юридических лиц как субъектов международного частного права // Адвокат. 2004. — № 11. — 325 с..

Несовпадение указанных выше критериев в праве различных стран создает значительные трудности. В условиях увеличивающегося вывоза капитала и возрастания числа многонациональных компаний, выбор надлежащего критерия привязки к той или иной национально-правовой системе становится сложной проблемой. Одним из способов разрешения данной проблемы может стать унификация и гармонизация права отдельных государств.

В целях гармонизации права стран Европейского Союза в Договоре «Об учреждении Европейского Союза» была сформулирована правовая норма-принцип, обеспечивающая признание иностранного юридического лица в странах Европейского Союза.

Развитие экономического сотрудничества стран СНГ также потребовало единообразного решения проблемы, связанной с определением государственной принадлежности юридического лица. Модель Гражданского кодекса для стран СНГ предусматривает, что законом юридического лица является право страны учреждения данного юридического лица Крашенинников П. В. Международное частное право: Постатейный комментарий раздела VI ГК РФ. М.: ИНФРА-М, 2010. — 201 с..

Таким образом, что учитывая, что важным фактором развития рыночных отношений в России является привлечение иностранных инвестиций, посредством которых в российскую экономику вкладывается не только капитал, но и новая организация производства, опыт управления, то межгосударственная унификация права, т. е. в широком смысле межгосударственное сотрудничество в выработке правовых норм, единообразно регулирующих определенные отношения в участвующих в таком сотрудничестве странах или между ними, является необходимой предпосылкой для установления прочных внешне хозяйственных связей.

1.2 Критерии определения национального статуса юридического лица

В различных государствах существует довольно таки не единообразный подход к определению национального статута юридического лица. Поэтому используются различные критерии для его установления.

Критерий инкорпорации. В странах англосаксонской системы права, а частности Великобритании, США, господствующим критерием для определения «национальности» юридического лица является место его учреждения, т. е. закон того государства, где юридическое лицо создано и где утвержден его устав. Английские авторы называют такой закон законом инкорпорации. При этом если юридическое лицо учреждено в Великобритании и там зарегистрирован его устав, то считается, что оно юридическое лицо английского права.

Критерий местонахождения. В континентальных государствах Западной Европы применяются другие принципы определения «национальности» юридического лица. Господствующая тенденция сводится к тому, что в качестве критерия для установления «национальности» юридического лица применяют закон места его нахождения. Под местом нахождения юридического лица понимается то место, где находится его центр управления (совет директоров, правление и т. д.). Такой принцип принят, в частности, во Франции, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Испании. Так, в Латвии, где продолжает действовать Гражданский закон 1937 г. правоспособность и дееспособность юридического лица определяется законом места нахождения его органа управления, а в соседней Эстонии (Закон 1994 г. об общих принципах Гражданского кодекса) предусмотрены более подробные правила. Во-первых, установлено, что при учреждении юридического лица в Эстонии применяется закон Эстонии (§ 133 Закона 1994 г.). Во-вторых, иностранные юридические лица признаются в Эстонии и обладают правоспособностью и дееспособностью наравне с эстонскими юридическими лицами, если иное не предусмотрено законом или договором (§ 135 Закона 1994 г.). В-третьих, к правоспособности и дееспособности иностранного юридического лица применяется закон страны, где расположен орган управления такого лица. Если основная деятельность иностранного юридического лица не ведется в стране, где расположен его орган управления, применяется закон страны, в которой ведется основная деятельность юридического лица (§ 134 Закона 1994 г.).

В Литве, согласно Гражданскому кодексу в редакции Закона от 17 мая 1994 г., гражданская правоспособность иностранного юридического лица устанавливается в соответствии с законами государства, на территории которого фактически имеется местонахождение юридического лица (его правление, дирекция и т. д.).

Критерий места деятельности. В источниках по международному частному праву был предложен и еще один критерий определения «национальности» юридического лица — место деятельности (центр эксплуатации). Этот критерий получил применение в практике развивающихся стран. Под местом деятельности понимается обычно основное место производственной деятельности (правление может находиться в одной стране, а разработка недр, например, осуществляться в другой). Так, в Законе о компаниях 1956 г. Индии применительно к иностранным компаниям особо оговаривается, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранного государства, может зарегистрироваться в Индии как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию» Определение «национальности» юридических лиц на основе сочетания различных критериев характерно для ряда государств. Так, согласно Гражданскому кодексу Египта 1948 г., правовой статус иностранных юридических лиц подчиняется закону государства, на территории которого находится местопребывание основного и действенного органа управления юридического лица. Однако, если это лицо осуществляет свою основную деятельность в Египте, применимым является египетский закон Асосков А. В. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте. — М.: Логос, 2009. — 121 с..

В ряде случаев в законодательстве и судебной практике упомянутые критерии установления «национальности» юридического лица вообще отбрасываются со ссылкой на то, что эти критерии исходят из формальной точки зрения, а подлинную принадлежность капитала по таким формальным признакам определить нельзя.

«Теория контроля«. Когда встает вопрос установить, кому в действительности принадлежит юридическое лицо, кто контролирует, используется «теория контроля». Эта теория была первоначально сформулирована еще во время Первой мировой войны и применялась в судебной практике в борьбе с нарушением законодательства о «враждебных иностранцах» Кулешова И. А. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования юридических лиц в международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2008. — № 4. — С. 40.

Этот вопрос впервые возник в английской судебной практике в известном деле Даймлера (1916). В Англии была учреждена акционерная компания по продаже шин. Ее капитал состоял из 25 тысяч акций, из них только одна принадлежала англичанину, а остальные находились в руках германских собственников. Компания была зарегистрирована по английским законам. С точки зрения английского права компания — английское юридическое лицо. Однако суд признал, что в данном случае надо установить, кто контролирует юридическое лицо, и соответственно с этим решил вопрос о его фактической принадлежности Ушаков Н. А. Международное право. Учебник. — М.: Юрист, 2012. — 438 с..

В отличие от критериев формального характера, которые сохраняют определенную стабильность, состав капитала не постоянен, он меняется, поэтому установление государственной принадлежности на основе критерия контроля не остается неизменным. При перераспределении уставного капитала между акционерами из различных государств национальность юридического лица будет постоянно меняться. Кроме того, в ряде случаев установить состав капитала (например, в анонимных компаниях в отношении акций на предъявителя) вообще нельзя, а от этого зависит определение «национальности» в случае применения «теории контроля».

В последующем развитии критерий контроля был принят законодательством ряда государств, предусматривающим, что под «враждебным юридическим лицом» понимается юридическое лицо, контролируемое лицами враждебной национальности. Критерий контроля применялся после Второй мировой войны во всех случаях, когда особенно важно было установить действительную принадлежность юридического лица. Как и другие правовые категории, этот критерий используется различными государствами в зависимости от целей их экономической политики.

Отечественные компании и граждане, в создаваемых ими в других странах юридических лицах, прежде всего в так называемых развивающихся странах, принцип контроля стал применяться в двусторонних договорах США и некоторых других государств, в частности, стран Юго-Восточной Азии, о поощрении и защите капиталовложений. Однако европейские государства, и прежде всего ФРГ, не используют этот принцип в своих двусторонних договорах подобного рода Ануфриева Л. П. Международное частное право: Особенная часть: Учебник. — М.: Юрист, 2012. — 324 с. Так, в договоре СССР и ФРГ о содействии осуществлению и взаимной защите инвестиций 1989 г. (действует для РФ) было установлено, что термин «инвестор» означает юридическое лицо с местом пребывания в соответствующей сфере действия настоящего договора (т.е. на территории соответствующего государства), правомочное осуществлять капиталовложения.

В практике Международного суда ООН первоначально эта теория отвергалась (в решении по делу Barcelona Traction, 1970 г.), однако затем в деле ELSI (решение 1989 г.) в определенных пределах она была применена, однако в этом случае иск США к Италии основывался на договоре между этими государствами о дружбе, торговле и мореплавании 1948 г., в котором говорилось о контроле в отношении юридических лиц.

В современной мире, а в частности международной практике, принцип контроля применяется с оговорками в Вашингтонской конвенции 1965 г. об инвестиционных спорах между государствами и лицами, а также в отдельных двусторонних соглашениях о защите инвестиций, заключенных с развивающимися странами Договор 1994 г. к Энергетической хартии, участниками которого являются РФ и другие государства СНГ, предусмотрел такую возможность для отказа в преимуществах в отношении юридических лиц. если такие юридические лица принадлежат к гражданам или подданным третьего государства или контролируются ими (ст. 17 Договора 1994 г) Вознесенская Н. Н. Юридические лица в международном частном праве России и ЕС // Известия вузов. — М.: Правоведение, 2009. № 3. — С. 28..

В вопросе о том, какой критерий должен быть положен в основу определения национальности юридических лиц, законодательство и доктрины различных стран опираются на две основные концепции, в рамках которых и формируются различные доктрины национальности юридических лиц, получающие свое выражение в тех или иных правовых критериях установления этой национальности. Первая концепция исходит из того, что в основу должен быть положен формально-юридический критерий, не связанный с хозяйственными условиями деятельности юридического лица, тогда как вторая концепция нацелена на отыскание «хозяйственного» критерия национальности в зависимости от аспектов производственно-коммерческой деятельности юридического лица Вольф М. Международное частное право. — М. Крафт, 2005. — 103 с..

В отличие от физических лиц четкое определение категории «национальность юридического лица» дать чрезвычайно трудно. Применительно к физическим лицам успешно используется публично-правовой по своей природе институт гражданства (подданства). Наделение лица статусом гражданина того или иного государства получает автоматическое признание со стороны всех остальных государств мира, что позволяет успешно использовать институт гражданства как в публично-правовых нормах, так и в коллизионных привязках [19]. К сожалению, в отношении юридических лиц не существует аналогичного публично-правового института определения государственной принадлежности («национальности»), признаваемого всеми государствами мира. Законодатель каждой отдельной страны вынужден выстраивать собственную систему правовых норм, позволяющую определить национальность юридического лица.

Отсутствие общепризнанного определения национальности юридического лица и сферы применения этого института с неизбежностью вызывает путаницу как в теоретических работах, так и в правоприменительной деятельности. Возникает закономерный вопрос о соотношении понятий «личный статут юридического лица» и «национальность юридического лица«. В литературе нет единства мнений по поставленному вопросу.

Авторы, рассматривающие данную проблему, сходятся лишь в том, что термин «национальность» имеет очень большую долю условности. «Почти везде признано, что в данном случае можно говорить о национальности лишь в переносном смысле, а не в первоначальном смысле этого слова, имеющем в виду физическое существо», — отмечает Л. Раапе. М. Иссад указывает, что «более нейтральны термины „правовая связь“, „принадлежность“; они, во всяком случае, более соответствуют реальности. Но термин „национальность“ слишком часто используется, чтобы можно было от него отказаться».

Большая часть авторов отождествляет указанные понятия. Так, Ю. М. Юмашев пишет: «Проблема „национальности“ компании — прежде всего проблема ее юридического статуса… „Национальность“ компаний, таким образом, показывает, закон какого государства является ее „личным законом“ или „личным статутом“… Иными словами, проблема „национальности“ сводится к отысканию „личного статута“ компаний, регламентирующего их правовой статус». В. П. Звеков указывает, что «личный закон юридического лица определяет его государственную принадлежность, „национальность“ и решает на этой основе вопросы его статута».М. М. Богуславский считает, что «личный закон юридического лица определяется его национальностью».Л. Раапе ограничивается указанием на то, что, «как правило, личный статут и национальность юридического лица совпадают».

Л.П. Ануфриева, перу которой принадлежит наиболее объемный современный отечественный учебник по международному частному праву, полагает, что «категория „национальности“ применительно к юридическим лицам является условной, неточной, используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления, и в юридическом отношении не может рассматриваться как надлежащая для целей обращения к ней при характеристики юридических лиц… Что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридическим лицам, то к ним прежде всего следует отнести категорию „личного статута“ юридического лица».

Приведенные выше позиции различных исследователей мало что проясняют с научной и практической точек зрения. То упорство, с которым законодательство и судебная практика используют понятие «национальность юридического лица», не позволяет ограничиваться лишь констатациями условности и некорректности рассматриваемой категории Лунц Л. А. Курс международного частного права / Л. А. Лунц — М.: Эксмо, 2009. — 186 с..

На наш взгляд, с научных позиций необходимо попытаться разграничить понятия «личный статут юридического лица» и «национальность юридического лица». Можно предложить следующие критерии разграничения этих понятий. В первую очередь рассматриваемые понятия имеют различные сферы применения. Как уже было сказано выше, понятие «личный статут юридического лица» используется для решения вопросов исключительно частноправового характера. Это категория, которая применяется в науке международного частного права и имеет отношение только к коллизионно-правовому регулированию. Категория же «национальности юридического лица» имеет гораздо более широкую область применения, которая затрагивает прежде всего публично-правовые институты Юмашев Ю. М. Иностранные концессии в СССР. Хозяйство и право / Ю. М. Юмашев — М. Норма, 2009. № 7. — 241 с..

Голландский ученый проф. Ван Хекке выделяет три отрасли права, в рамках которых трактуется проблема национальности юридического лица: во-первых, административное право, куда автор включает и так называемое право иностранцев, устанавливающее, например, запрет или ограничение для любых иностранных лиц на занятие определенной деятельностью (банковской, строительной и т. д.); во-вторых, международное право, определяющее, на какие юридические лица распространяются условия соответствующего межгосударственного договора или право данного государства на оказание дипломатической защиты и т. д.; и, в-третьих, коллизионное право, нормы которого должны определять личный закон, или статут юридического лица. Причем в зависимости от целей выявления государственной принадлежности юридического лица в рамках одной и той же правовой системы подчас используются различные критерии и признаки [27]. К аналогичному выводу приходит и алжирский исследователь М. Иссад: «Возникает вопрос, не существует ли двух видов национальности: частноправовой, обозначающей юридическую связь, и публично-правовой, означающей связь политическую. Первая определяет закон, применимый к правовому статусу товарищества, вторая появляется в области международного публичного права (международная ответственность, дипломатическая защита) и когда возникают вопросы о положении товарищества в другой стране».

Кроме того, необходимо отметить, что применительно к категории «национальность» правовые нормы каждого отдельно взятого государства имеют одностороннюю направленность, остаются незадействованными традиционные институты международного частного права (такие, как обратная отсылка). В законодательстве по сути дается определение только отечественных, «своих» юридических лиц. Все остальные юридические лица считаются иностранными, «чужими» без конкретизации того правопорядка, национальность которого они должны иметь. Если законодательство данного государства не признает юридическое лицо «своим», то этому государству уже безразлично, каким образом тот же самый вопрос решается всеми остальными государствами. Даже если представить себе гипотетическую ситуацию, при которой все иностранные законодательства будут определять данное юридическое лицо как иностранное, считая его личным статутом право одного государства, это государство все равно не присвоит данному юридическому лицу свою национальность в отсутствие прямых указаний на это в собственном законодательстве. Указанная особенность удачно подчеркнута Л. Раапе на основе анализа германского законодательства и судебной практики: «Вопрос о том, является или не является человек гражданином определенного государства, решает исключительно данное государство, и его решение должно быть признано всеми другими государствами. Если… возникает вопрос, не принадлежит ли оно (юридическое лицо. — A. A.) к иностранному государству… мы не спрашиваем, считает ли иностранное государство данное юридическое лицо своим, — на этот вопрос при существующей путанице мнений едва ли можно дать убедительный ответ; мы решаем вопрос сами, исходя из наших общих принципов…»

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что в настоящее время словосочетание «национальность юридического лица«используется в нескольких принципиально различных значениях, т.е. в действительности речь идет об омонимах (различные явления имеют в языке одну и ту же звуковую форму). Многозначность использования слова «национальность» в качестве терминов в доктрине и практике зарубежных стран была отмечена Л. А. Лунцем в его известном «Курсе международного частного права»: «Под «национальностью» применительно к юридическим лицам понимают как личный закон (личный статут) организации, так и ее государственную принадлежность» Лунц Л. А. Курс международного частного права / Л. А. Лунц — М.: Эксмо, 2009. — 186 с..

Основной акцент категории «национальность» приходится на плоскость публичного права (как национального, так и международного) — это государственная принадлежность юридического лица, которая позволяет определить пределы действия публично-правовых норм, содержащихся в законодательстве данного государства, а также в международных договорах, заключенных этим государством. Вместе с тем слово «национальность» продолжает применяться и в сфере международного частного права, превращаясь в этом качестве по сути в синоним выражения «личный статут юридического лица». На наш взгляд, такое использование юридических категорий не является приемлемым. Нет никакой необходимости использовать второе значение слова «национальность», внося сумятицу в систему международного частного права. Употребление только первого — основного — значения слова «национальность» позволило бы четко развести эти понятия и сферы их применения, избежать неточностей в юридической литературе. Использование в науке международного частного права словосочетания «национальность юридического лица», которое уже имеет свое иное основное значение в публичном праве, является ничем не оправданным при наличии собственного общепринятого термина «личный статут юридического лица».

Рассматриваемая проблема соотношения понятий «национальность юридического лица» и «личный статут юридического лица» не ограничивается своим теоретическим аспектом. Этот вопрос приобретает важное практическое значение, как только законодатель одного и того же государства использует различные критерии для определения каждого из обозначенных понятий.

Первоначально большинство стран стремилось выработать единые критерии как для определения личного статута юридического лица в целях применения коллизионно-правовых норм, так и для квалификации государственной принадлежности юридического лица при определении пределов действия публично-правовых норм данного государства.

1.3 Особенности правового регулирования юридических лиц

Изучение в международном частном праве такой категории, как юридические лица, связано с решением ряда проблем не только практического, но и теоретического порядка. В рассматриваемой области, равно как и в других институтах, и вообще для международного частного права весьма характерно разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечественные (национальные) и иностранные. То же самое имеет место и применительно к юридическим лицам. Одним из самых важных обстоятельств, которое, прежде всего, принимается в расчет при оценке правового положения юридического лица в конкретном государстве, выступает критерий: к какой категории лиц в вышеуказанном смысле оно относится — «своим», т. е. принадлежащим к данной стране, или «чужим», принадлежащим к другому государству. Лунц Л. А. Курс международного частного права. — М.: Эксмо, 2009. — 86 с.

Физическое лицо имеет гражданство (подданство), т. е. особую правовую связь с определенным государством, в силу которой обеспечивается защита его прав и интересов даже вне пределов собственного государства с помощью разнообразных средств, предпринимаемых последним, а также домициль — место постоянного или преимущественного жительства, которое далеко не всегда совпадает с государством гражданства (подданства).

Основным фактором для уточнения гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц в международном частном праве является то обстоятельство, что на них воздействуют по крайней мере две регулирующие системы — система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «своим», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон). При этом в ряде случаев особое значение могут иметь также и нормы соответствующих многосторонних или двусторонних международных договоров, в которых участвуют рассматриваемые государства. Мызров С. Н. О субъектах международного частного права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. № 2. — С 19

Правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется посредством двух методов: коллизионного и материально-правового.

Традиционным методом правового регулирования международного частного права, без которого трудно обойтись и в отношениях с участием иностранных юридических лиц, является коллизионный метод. Задача коллизионного метода сводится к отысканию того правопорядка, который является компетентным для регулирования вопросов правового статуса иностранного юридического лица.

Коллизионно-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, имеют трехуровневую структуру.

Во-первых, в их число входят коллизионные нормы российского гражданского законодательства, например нормы раздела VI части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Во-вторых, правосубъектность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи. Так, например, согласно договору между РФ и Республикой Албанией правоспособность юридического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой оно учреждено.

В-третьих, большую группу коллизионных норм составляют нормы многосторонних договоров о правовой помощи.

Однако в ряде случаев государство вынуждено принимать правовые нормы прямого действия, специально направленные на регулирование порядка допуска и осуществления последующей предпринимательской деятельности иностранных компаний на территории данного государства. Ушаков Н. А. Международное право. Учебник. — М.: Юрист, 2012. — 236 с.

Это нормы законодательства об иностранных инвестициях, которые и являются внешним выражением применения материально-правового метода регулирования. Также выражением применения этого метода являются унифицированные материальные нормы международных договоров.

Внутринациональное российское законодательство об иностранных инвестициях представлено Федеральным законом от 9 июля 1999 г. № 1545−1 «Об иностранных инвестициях в РФ», в котором определяется, что такое иностранное юридическое лицо, каков порядок и форма деятельности таких лиц на территории РФ ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ «9 июля 1999 г. N 160-ФЗ. — М.: Изд-во «ЭКСМО — Пресс», с изм. 5 мая 2014 г. — 99 с..

Что касается унифицированных норм международных договоров, то до последнего времени подавляющим большинством отечественных исследователей вопрос о возможности унификации материально-правовых норм, относящихся к институту юридического лица, вообще не ставился. Объяснялось это, по-видимому, тем, что нормы о юридических лицах имеют существенную специфику в различных государствах мира и их унификация представляет значительную сложность.

Однако попытки унификации норм о юридических лицах осуществлялись начиная с 30-х годов XX в. Примером подобной унификации является Гаагская конвенция о признании иностранных компаний 1956 г. Однако эта конвенция так и не вступила в силу по причине отсутствия достаточного числа ратификаций. Конвенция стран ЕС о взаимном признании товариществ и юридических лиц 1968 г. также не вступила в силу, так как Нидерланды в свое время не ратифицировали ее, а сейчас к ней добавились те страны, которые впоследствии вступили в Е С Там же. — 240 с.

.

Таким образом, значительных успехов в области унификации норм о юридических лицах на международном уровне достигнуто не было. Примером региональной унификации является Минская конвенция «О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 г.

Таким образом, правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется при помощи двух методов — коллизионного и материально-правового. Оба метода являются в равной степени важными и необходимыми для правового регулирования юридических лиц в международном частном праве и должны существовать параллельно.

2. Анализ правого положения российских юридических лиц за рубежом

2.1 Иностранные юридические лица в Российской Федерации

Правовое положение иностранных юридических лиц в России определяется как правилами российского законодательства, так и положениями международных договоров.

Иностранные юридические лица осуществляют внешнеторговую деятельность в Российской Федерации в соответствии с ее законодательством.

Наряду с национальным законодательством деятельность иностранного инвестора регулируется международными договорами, причем в ст. 15 Конституции Р Ф сказано, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора «Конституция Р Ф. СЗ РФ. М.: Изд-во «ЭКСМО — Пресс», последние изменения 21 марта 2014 г. — 40 с..

Видом международного договора, наиболее часто определяющим отношения с иностранным инвестором, является торговый договор. Он предусматривает взаимное представление определенного режима юридическим лицам и взаимное признание их правосубъектности. Однако признание правосубъектности носит взаимный характер, т. е. признание юридических лиц в одной стране — участнице договора обусловлено одновременным их признанием в другой договаривающейся стороне. Важно заметить, что признанию правосубъектности предшествует определение национальности юридического лица.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой