Особенности социальной дистанции у мужчин на разных возрастных этапах

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Деятельность человека и ее результаты обусловлены не только его устойчивыми индивидуальными качествами, но и в значительной степени временными сдвигами, которые возникают в его организме и определяются как психофизиологические состояния.

Социальная дистанция — степень близости или отдаленности между группами или индивидами в обществе — сложное понятие, отражающее модели личного и социального взаимодействия, степень близости между людьми в обществе и их взаимной симпатии к ценностям и идеалам друг друга.

Социальная дистанция, как исследуемый феномен социальных отношений, давно укрепилась в социальной психологии и социологии. С точки зрения социологии этот термин на сегодняшний день описывает несколько объективных характеристик межгрупповых отношений — разность социальных статусов и властных позиций групп в обществе, степень социальной справедливости и равенства. Психологический же подход к понятию «социальная дистанция» раскрывает субъективно-психологическую сторону социальной дистанции, как «степени психологической близости, которая способствует легкости, спонтанности взаимодействия». Многочисленные (начиная с 1990 г. более 300) исследования взаимосвязи социальной дистанции и иных психологических свойств личности и особенностей ее поведения и деятельности, привели к более глубокому пониманию того, как именно выражается дистанция в межгрупповых отношениях. Например, формальность или неформальность коммуникации между индивидами зависит от того, насколько велика психологическая дистанция между ними. Социальную дистанцию можно представить в виде шкалы, на одном конце которой находится близкий, понятный человек, принимаемая и понимаемая нами личность, с которой у нас достаточно много общего в мировоззрении в целом и в частных верованиях, убеждениях, установках и стратегиях поведения. На другом конце мы расположим человека, который для нас является лишь частным случаем социальной категории людей, неприемлемой, непонятной. В итоге, социальная дистанция — это степень «нашести-ненашести» другого в наших глазах и соответственно степени близости тех отношений, которые мы готовы с ним установить.

У каждого человека своё собственное представление о том, на какую дистанцию можно допустить окружающих. Вторжение посторонних людей в интимную зону общения вызывает раздражение и беспокойство.

Как показали многочисленные исследования, социальная и физическая дистанции находятся в прямой зависимости -- с возрастанием первой, как правило, увеличивается вторая. Американский психолог Е. Холл, «…описал нормы приближения человека к человеку, характерные для североамериканской культуры. Эти нормы определены четырьмя расстояниями. Указанные расстояния представляют концентрические пространства с субъектом общения в центре: 1) интимное расстояние (радиус) от 0 до 45 см используется при общении самых близких людей; 2) персональное расстояние от 45 до 120 см используется при общении со знакомыми людьми; 3) социальное расстояние от 120 до 400 см оказывается предпочтительным при общении с чужими людьми и при официальном общении; 4) публичное расстояние от 400 до 750 см используется при выступлении перед различными аудиториями…

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования состоит в том, что тема социальной дистанции мужчин на разных возрастных этапах — не слишком хорошо разработанная в социологической и психологической науках тема.

Таким образом, можно предположить, что существует противоречие между потребностями науки и практики и недостатком имеющихся знаний.

Из этого вытекает проблема, заключающаяся в необходимости изучения социальной дистанции мужчин на разных возрастных этапах.

Цель исследования: изучить особенности социальной дистанции у мужчин на разных возрастных этапах.

Задачи исследования:

1. Обосновать теоретико-методологическую базу изучения особенностей социальной дистанции у мужчин на разных возрастных этапах.

2. Проанализировать психологические особенности мужчин в различный период взрослости.

3. Исследовать особенности кризисов взрослости, социальной дистанции и связанных с ними жизненных перспектив личности в период взрослости на различных возрастных этапах

Объект исследования: социальная дистанция мужчин на разных возрастных этапах.

Предмет исследования: психологические особенности социальной дистанции у мужчин на разных возрастных этапах.

Гипотеза исследования: социальная дистанция у мужчин на разных возрастных этапах различна, и с возрастом увеличивается.

Методологическая основа исследования: Шкала социальной дистанции (Э. Богардус).

Методы исследования

1. Общенаучные методы: анализ, обобщение, сравнение.

2. Методы сбора данных: метод тестов выступают метод эксперимента, психодиагностики

3. Методы математической статистики: математический метод однофакторного дисперсионного анализа

Практическая значимость: результаты исследования могут быть основой коррекционных программ.

Эмпирическая база исследования: В качестве испытуемых выступают работники медицинской, образовательной сферы, сферы производства и управления, страховые агенты. В исследовании принимали участие 80человек — 20 мужчин ранней взрослости (25−30 лет), 20 — средней взрослости (30−45 лет), 20 — поздней взрослости (, 45−55 лет) и 20 — предпенсионного возраста (55−60 лет).

Курсовая работа включает: титульный лист; оглавление; введение общую характеристику работы; основную часть, состоящую из двух глав; заключение; список использованных источников; приложения. Объем курсовой работы составляет 50 страниц.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ДИСТАНЦИИ

1. 1 Основные психологические характеристики периода взрослости

Несмотря на то, что взрослость занимает две трети человеческой жизни, — это наименее изученный возрастной период.

В технологически развитых обществах нет четких признаков вступления во взрослость, таких как обряды посвящения в примитивных обществах. Согласно Ф. Арьесу, на протяжении многих веков считалось, что младенцы, дети и взрослые различаются только в количественном или физическом отношении; в младенцах видели всего лишь пропорционально уменьшенных взрослых, которым нужно было просто достичь своих нормальных размеров. Лишь в XVII-- XVIII вв., с возникновением современных понятий детства, семейного воспитания и школьного обучения, началось разграничение детства и взрослости.

Взрослость чаще всего делят на 3 части — раннюю, среднюю и зрелую (или позднюю) взрослость. Критерии для определения возрастных границ каждой подстадии выбираются в зависимости от того, что интересует исследователей: хронологический возраст или возраст, с которого человек несет юридическую ответственность за преступления (определяемый количеством лет с момента рождения), функциональный возраст (как объем и уровень знаний и навыков), экзистенциальный возраст (на сколько лет чувствует себя человек) или другие меры, такие как скелетный возраст, гормональный возраст, эмоциональный возраст, социальный возраст, моральный возраст и т. д. [8, с. 89].

Подход к развитию взрослых в перспективе времени жизни основан на наблюдении, что на всем протяжении человеческой жизни имеет место единство стабильности и изменений. В противоположность этому, традиционный подход заключается в том, что значимое развитие, измеряемое «положительными приращениями», заканчивается примерно к 20 годам; наступившая взрослость представляет собой длинное плато, а развитие, характеризуемое «отрицательными приращениями», типично для остатка жизни.

В общем, хотя связанные с развитием изменения в период взрослости носят более постепенный и менее последовательный и закономерный характер, чем изменения, происходящие на начальном и заключительном этапах человеческой жизни, они столь же важны для непрерывно продолжающегося роста, независимо от того, приносят ли они радость и удовлетворение или одно расстройство. По-видимому, изменение является естественным состоянием души, тела и Я человека.

Чтобы лучше разобраться в психологических особенностях взрослого возраста рассмотрим биологическое развитие людей в этот период жизни. Как известно, мышцы, скелет и внутренние органы достигают максимума своих возможностей в середине третьего десятилетия жизни, за исключением вилочковой железы и головного мозга. Вилочковая железа и др. ткани лимфоидного типа — важнейшие компоненты системы борьбы организма с болезнями и стрессом — достигают максимального роста перед наступлением отрочества и непрерывно уменьшаются на протяжении всей остальной жизни. Вероятно, существует экстренная потребность в развитии способности иммунной системы противостоять стрессу на ранних этапах жизни. Другие жизненно важные органы начинают стареть примерно в 40 лет. Начиная с ранней взрослости, происходят медленные, почти незаметные возрастные изменения. Эти постепенные ухудшения становятся более заметными после 30 лет в таких функциях, как время реакции, физическая сила и работа сердечно-сосудистой системы, тогда как ослабление других физиологических функций, таких как зрение и слух, не дает о себе знать практически до 50-летнего возраста. В течение взрослости и старости происходит почти линейное снижение большинства физиологических функций со скоростью около 1% в год. Однако, регулярные физические упражнения и правильное питание, по-видимому, все же способствуют долголетию, благополучию и сексуальной активности [21, с. 143].

Индивидуальные различия значительны в любом возрасте, поэтому существенное перекрытие результатов выборок взрослых можно обнаружить, начиная с ранней взрослости и до середины восьмого десятилетия жизни. Крайне мало людей демонстрируют снижение по всем или сразу по многим способностям. Более того, сохранение функционирования какой-то одной или нескольких способностей характерно для большинства людей даже в весьма преклонном возрасте. Лонгитюдные данные позволяют анализировать индивидуальные различия в переменных, на основе которых можно спрогнозировать дифференциацию людей на тех, кто испытывает раннее снижение интеллектуальных функций, и тех, кто сохраняет высокий уровень интеллектуальной деятельности в преклонном возрасте. Было выявлено несколько факторов, стоящих за такими индивидуальными различиями, причем некоторые из этих факторов оказались поддающимися коррекции в ходе экспериментального вмешательства. К переменным, предсказывающим благоприятный когнитивный статус в старости, относятся: а) отсутствие сердечнососудистых и др. хронических заболеваний; б) благоприятная среда, характеризуемая высоким социоэкономическим статусом; в) вовлеченность в сложную среду, стимулирующую интеллектуальную активность; г) гибкий стиль личности в середине жизни; д) высокий когнитивный статус супруга (супруги) и е) сохранение скорости обработки воспринимаемой информации [10, с. 179].

Что касается психологического развития, то исследования обнаруживают существенные позитивные изменения личности взрослых, продвигающихся с возрастом к более высоким уровням компетентности, наличие которых доказали Инельдер и Пиаже в «Развитии логического мышления», более высоким стадиям морального развития по Колбергу, мотивационным побуждениям высшего порядка в том виде, как их описал Кулен, и, как предполагает Вейлант, даже к иным видам защитных механизмов, используемых в трудных ситуациях. В условиях стресса люди зрелого возраста не теряют бодрого расположения духа, оказывают помощь другим, думают о будущем и не спешат реагировать на текущие неизбежные конфликты. Для взрослого возраста характерно и социальное развитие. Понятие социализации взрослых постепенно складывалось в течение 50-х гг., по мере того как исследователи предоставляли все больше доказательств, что процесс социализации продолжается за пределами юности. Социализацию взрослых можно рассматривать как последовательность социальных ролей, усваиваемых на основе важных событий жизни [14, с. 189].

Анализируя собственную жизненную дистанцию, каждый зрелый человек выделяет свои, особые возрастные этапы взрослого состояния. Например, молодой человек после службы в армии чувствует себя намного взрослее сверстников, которые в армии не служили. Существуют и так называемые профессиональные границы у летчиков, операторов определенных производств и т. п. По внутренним ощущениям физически здоровые, волевые люди не чувствуют в себе каких-то особых перемен на границе и 60-летнего возраста. Поэтому очень трудно создать психологическую периодизацию взрослого человека в силу того, что сложно однозначно хронологически выделить этапы максимального расцвета личности — акме. Расцвет личности бывает в 40, в 60 и даже 80 лет. У некоторых людей таких «взрывов--подъемов» может быть даже несколько.

Большая часть исследователей (Бодалев А.А. и др.) относит начало периода взрослости к моменту окончания юности -- к 18−19 годам, а конец--к возрасту 55−60 лет. В этом диапазоне выделяют ряд стадий: 1) ранней взрослости (18−30 лет); 2) средней взрослости (30−45 лет); 3) поздней взрослости (45−55 лет); 4) предпенсионного возраста (50−55 лет для женщин, 55−60 лет для мужчин). При этом для каждой стадии отмечаются характерные для нее особенности.

Для стадии ранней взрослости характерно овладение ролью взрослого человека, получение избирательного права, полная юридическая и экономическая ответственность. У большинства складывается собственная семья, рождается первый ребенок. Завершается получение высшего образования. На работе осваиваются профессиональные роли, образуется круг общения, в основе которого избранная профессия.

Средняя взрослость — это период совершенства в выполнении профессиональной роли и старшинства, а иногда и лидерства среди товарищей по работе, относительная материальная самостоятельность и сравнительно широкий круг социальных связей, а также наличие и удовлетворение интересов вне рамок профессиональной деятельности.

Поздняя взрослость характеризуется высококвалифицированным выполнением избранных в молодости профессиональных и социальных ролей и, как правило, достижением пика в должностном статусе, а также некоторым снижением социальной активности. Во многих случаях в это время происходит уход из семьи выросших детей.

В предпенсионном возрасте происходит заметное снижение физических и умственных функций, но вместе с тем это годы, благоприятные для занятия наиболее видного положения в своем социальном кругу. В основной области труда наблюдается спад профессиональных притязаний, и происходят существенные изменения во всей мотивационной сфере в связи с подготовкой к предстоящему пенсионному образу жизни.

Одной из наиболее интересных зарубежных концепций является теория американского психолога Эрика Эриксона о восьми стадиях развития личности. В психологии взрослых людей он выделил три основные стадии: ранней (25−35 лет), средней (35−45 лет) и поздней (45−60 лет) зрелости.

Ранняя зрелость (25−35 лет) -- главным психологическим моментом этого возраста является установление интимности и близких личных связей с другим человеком. Если человек терпит неудачу в интимном общении, то у него может сформироваться и нарастать чувство изоляции от людей с ощущением, что он может во всем полагаться только на себя самого. Двадцатилетние обычно имеют дело с выбором супруга и карьеры, намечают жизненные цели и начинают их осуществление. Позже, около тридцати лет, многие приходят к переоценке своих прежних выборов супруга, карьеры, жизненных целей; иногда дело доходит до развода и смены профессии. Наконец первые годы после тридцати, как правило, время сживания с новыми или вновь подтверждаемыми выборами.

Средняя зрелость (35−45лет) -- этот период является периодом своеобразной переоценки личностных целей и притязаний и часто сопровождается внезапным ощущением и осознанием того, что уже прожито полжизни — «кризис середины жизни». Кризис середины жизни определяется расхождением между мечтами, целями молодости и действительными, достигнутыми результатами. Поскольку мечты молодости чаще являются не очень реальными, то и оценка достигнутого также часто оказывается негативной и окрашенной отрицательными эмоциями. Человек начинает пессимистично оценивать и свое будущее — «уже не успеть, а менять что-либо поздно…». Люди в возрасте 35−40 лет начинают не соглашаться с такими фразами, как «есть еще уйма времени, чтобы сделать большую часть того, что я хочу». Вместо этого они констатируют: «Слишком поздно что-либо изменить в моей карьере».

Убывание физических сил и привлекательности — одна из многих проблем, с которыми сталкивается человек в годы кризиса среднего возраста и в последующем. Для тех, кто полагался ранее на свои физические качества и привлекательность, средний возраст может стать периодом тяжелой депрессии. Многие люди просто начинают жаловаться на то, что они больше устают — не могут, например, как в студенческие годы, проводить несколько дней без сна, если этого требует важное дело. Хотя хорошо продуманная программа ежедневных упражнений и соответствующая диета оказывают свое положительное действие. Большинство людей в среднем возрасте начинают полагаться не на «мышцы», а на «мозги». Они находят новые преимущества в знании, накопленном жизненном опыте; они приобретают мудрость [16, с. 156].

Другим важным вопросом среднего возраста является сексуальность. У среднего человека в среднем возрасте могут наблюдаться некоторые отклонения в сексуальных интересах, способностях и возможностях, особенно по мере того как подрастают дети. Он может удивиться тому, сколь большую роль сексуальность играла для него ранее в отношениях с людьми. С другой стороны, есть люди, которые и в среднем возрасте продолжают рассматривать каждого человека противоположного пола лишь в рамках сексуального притяжения или отталкивания, а одноименного пола — как потенциального соперника. По мнению психолога Пека, в более удачных случаях достижения зрелости сексуальная эгоцентрическая установка до известной степени блокируется, а партнеры по общению воспринимаются более как потенциальные друзья и взаимопонимающие личности, т. е. «социализация» в отношениях с людьми замещает прежнюю «сексуализацию» [23, с. 176].

Успешное разрешение кризиса среднего возраста включает обычно переформулировку целей на более реалистичные с осознанием ограниченности жизни всякого человека. Супруг, друзья и дети приобретают все большее значение, тогда как собственное Я все более лишается своего исключительного положения. Главным в средней зрелости становится желание повлиять на следующее поколение через собственных детей или путем личного вклада в успехи общества. Это и определяет желание человека быть продуктивным, нужным окружающим людям, что, в свою очередь, и делает его счастливым. Жизненная неудача на этой стадии может также способствовать изоляции и поглощенности только самим собой.

Поздняя зрелость (45−60 лет) -- протекает неодинаково у людей, ярко переживших кризис середины жизни, и у людей, которым удалось его избежать. Последние не производили осознанно ревизии своих планов и достижений и гораздо легче теряют энергичность и живость, так необходимую для продолжения своего личностного роста в последующие годы.

Если переоценка ценностей во взрослом возрасте все же состоялась, то ее следствием является глубинное обновление личности с ростом удовлетворения собой в последующие годы. Активность личности не снижается, и даже наблюдается ее рост. Например, имеются наблюдения, что кроме первого оптимального интервала для выдающихся открытий (40 лет) существует и второй пик творческой активности -- в 50−55 лет.

Точка жизненного цикла, в которой происходит изменение, является критической. В традиционных подходах к развитию человека подчеркивались изменения от рождения до отрочества и юности, стабильность во взрослости и упадок в старости. Сирс и Фельдман собрали данные о некоторых наиболее важных изменениях у взрослых людей. Изменения, происходящие в течение этих более поздних десятилетий жизни в организме, личности и способностях, могут быть весьма значительными. Трудные задачи возрастного развития ставятся перед взрослыми людьми браком и родительством, подъемом и упадком физических сил и некоторых интеллектуальных способностей, уходом из родительской семьи повзрослевших детей, достижением профессионального плато, удалением от дел (уходом на пенсию) и перспективой смерти.

Итак, нами были проанализированы психологические особенности личности периода взрослости, которые заключаются в нарушении процессов целеполагания, представлениях о невозможности управлять своей жизнью, эмоциональном состоянии неудовлетворенности, тревоги, одиночества, сопровождающемся позицией на неприятие нового, необходимости изменений самого себя в критический период жизненного пути. Периоду взрослости свойственны также позитивные изменения личности, продвигающейся с возрастом к более высоким уровням компетентности, более высоким стадиям морального развития. В этом возрасте активно продолжается и социальное развитие. Взрослые переформулируют свои цели на более реалистичные, они приобретают мудрость. Супруг, друзья и дети приобретают для взрослого человека все большее значение, тогда как собственное Я все более лишается своего исключительного положения. На протяжении всего периода взрослости человеку приходится решать важные жизненные задачи (брак, семья, работа, образование и др.), что говорит о великих перспективах жизни на этом возрастном этапе.

1.2 Характеристика социальной дистанции у мужчин в различные возрастные периоды

Социальная дистанция (лат. distantia — расстояние) — понятие, характеризующее размещение социальных групп и индивидов в социальном пространстве и устанавливающее степень близости или отчужденности их между собой — как задаваемую институционально, так и ощущаемую самими агентами социальных взаимодействий.

На опыте американской культуры Эдвард Холл установил, что существует несколько зон общения. В пределах от 0 до 46 см находится интимная дистанция. Эта сфера зарезервирована за супружескими отношениями и общением с маленькими детьми. По мнению исследователя, на таком расстоянии мы влияем друг на друга на химическом уровне: наши эмоции могут изменяться в зависимости от настроения партнёра. Внутри интимной дистанции выделяется область от 0 до 15 см. Сюда можно попасть только посредством физического контакта, это сверхинтимная зона.

Собственно личная дистанция -- от 46 до 122 см. Здесь уже не чувствуются тепло и запахи человеческого тела, но собеседник всё ещё находится на расстоянии вытянутой руки. «В этом пространстве должны реализовываться нормальные коммуникационные процессы, происходящие между людьми», -- отмечает психолог Илья Аминов в статье «Проксемика и пространственные условия общения».

Социальная дистанция расположена между 122 и 366 см. Это зона обезличенного делового общения. На расстоянии больше чем 2,4 метра мы с лёгкостью можем «не заметить» чьё-то присутствие или избежать разговора. Созданию социальной дистанции способствует офисная обстановка. Вряд ли вы сможете подойти к собеседнику ближе, если находитесь за столом для переговоров. Кстати, стол может психологически защищать нас от тех, с кем нам неприятно или страшно общаться. В книге «Невербальное общение» Марк Непп (Mark L. Knapp) и Джудит Холл (Judith A. Hall) отмечают: «В инструкциях для следователей часто говорится, что следует сидеть близко к подозреваемому, а не за столом, который может создать чувство защищённости или комфорта».

С 3,65 м от нас начинается публичная дистанция. Если вы читаете лекцию или делаете доклад на научной конференции, именно на такое расстояние удалены от вас самые близкие слушатели. Пределы этой зоны «позволяют без всякого смущения наблюдать за людьми, в особенности за теми из них, кто выставляет себя напоказ, -- отмечает Аминов. -- Это возможно ещё и потому, что тот, за кем наблюдают с подобного расстояния, может быть уверен в том, что такое наблюдение не перерастёт в нападение. Нападающий должен был бы сначала преодолеть довольно большое расстояние"[41].

Термин был введен в формальной социологии Зиммелем и лег в основу концепции Визе, определявшем через степень социальной дистанции между индивидом и надиндивидуальными социальными образованиями различия масс, коллективов и групп. Активно использовался термин и представителями Чикагской школы прикладной социологии (прежде всего, Э. Берджесом и Р.Э. Парком) в рамках программы изучения локальных сообществ и концентрическо-зонального членения и организации городского пространства Чикаго, а также миграции как коллективного поведения, образующего экологический и надстраиваемые над ним экономический, политический и культурный порядки. Термин «социальная дистанция» проник в психологию, где стал использоваться для сравнительного описания психологической близости между людьми и механизмов симпатии-антипатии; активно прижился в теории социального обмена (Хоманс интерпретировал его как показатель меры сплоченности группы) и в теории символического интеракционизма (в частности, в концепциях Гофмана и Т. Шибутани).

Так, Шибутани по величине социальной дистанции определял степень автономности или уступчивости индивида, а увеличение С.Д. трактовал как переход от первичных (персонифицированных) отношений в ситуации «лицом-к-лицу» — к вторичным отношениям, в которых человек начинает видеть в «другом» лишь частный случай определенной социальной категории, а сама социальная дистанция превращается в объект институционализации (в ролях и нормах) и социального контроля. У Гофмана социальная дистанция характеризует отношения актеров социальной драмы. В рамках названных концепций оформилось представление о различении личностной (интимной) и публичной дистанций как вариаций расстояния, удерживаемого индивидом между собой и «другими» в процессах взаимодействия. В структурно-функциональном анализе социальная дистанция понимается как место индивида (группы) в статусном (структурном) и функциональном пространствах, далеко не всегда совпадающих между собой (так референт или личный секретарь, например, в статусном поле далек от своего босса, но близок к нему в функциональном отношении). В феноменологической социологии социальная дистанция истолковывается как механизм преодоления естественной установки, в экзистенциальной — как выход из «бытия-в-себе» в «бытие-для-себя», аналогично в неомарксистской социологии социальная дистанция характеризует переход от «класса-в-себе» к «классу-для-себя». В социологии Манхейма понятие социальная дистанция используется для распределения социальных групп (прежде всего интеллигенции) в знаниевом поле. Таким образом, понятие социальная дистанция становится поистине универсальным в современной социологии. Это связано (во многом) с переходом социальных систем от жесткого задания социальной дистанции на основе объективных (социальных, экономических, политических) различий между социальными группами — к «мягкому», связанному прежде всего с самоопределением личности в культурном, информационном, образовательном пространствах при приглушении контрастов в экономической сфере (формирование среднего класса, например) и укреплении механизмов представительных демократий. В современных обществах снимается удельный вес прямых институализированных способов введения социальной дистанции и увеличивается область действия непрямых способов их установления через символизацию и вторичную ритуализацию схем поведения в плюрализированном культурном пространстве. Исторически может быть прослежена тенденция постепенного отхода от сегрегативного задания социальной дистанции, господствовавшего в традиционных обществах и закрепленного в различных вариантах кастового и сословного деления, предлагавших открытое пресечение межгрупповых контактов и насильственное включение групп в социальную иерархию, к формированию социальной дистанции через присвоение отличительного поведения (стиля жизни), через задействование механизмов социального престижа, моды и т. д.

К тому же на уровне национальных государственных программ предпринимаются целенаправленные и последовательные действия и поддерживаются инициативы по преодолению дискриминации и сегрегации людей по каким-ибо признакам (движения за рассовое равноправие, феминистическое движение, движения сексуальных меньшинств и т. д.) и разрушению стереотипов, сформированных на противопоставлении «мы» и «они». В динамичных социальных системах социальные дистанции становятся подвижными и изменяемыми в зависимости от особенностей конкретных ситуаций и личностных качеств взаимодействующих людей.

Взросление как процесс социального самоопределения многомерно и многогранно. Рельефнее всего его противоречия и трудности проявляются в формировании жизненной перспективы. Современная наука о взрослости — набирающая силу и продолжающая развиваться отрасль знания. Изучение развития взрослых людей все более ориентируется на перспективу жизненного пути по мере выявления в лонгитюдных исследованиях влияний младенчества и детства на последующую жизнь. В то же время изучение характеристик стареющего населения заставляет исследователей все больше продвигаться назад во времени в поисках предикторов благополучного и неблагополучного старения. В перспективе жизненного пути взрослость рассматривается как время значительного роста и громадных перемен (58, с. 49).

Исследование представлений о жизненных перспективах приобретает особую важность при обращении к ситуации переживания личностью возрастного кризиса. Для российской действительности налицо осложнение кризиса возраста социальным кризисом. Поэтому представляется актуальной проблема поиска механизмов, способствующих успешному преодолению критических периодов жизненного пути взрослым человеком посредством сознательного выстраивания содержательной, гибкой, реалистичной картины будущего, позволяющей управлять временем собственной жизни в условиях современного нестабильного мира.

Взрослый человек переживает профессиональные, семейные и возрастные изменения, которые должны быть нацелены на помощь в поисках оптимальных жизненных позиций, открывающих жизненные перспективы, дающих возможность личности направить на них свою активность (54, с. 84).

На данный момент, в перспективе времени жизни выявлены две главные характеристики социализации взрослых. Б. Л. Ньюгартен высказывает предположение, что имеет место предсказуемое продвижение от жизненной ориентации на внешний мир, в значительной степени определяемой извне, к внутренней жизни — более пассивному, интровертированному, самостоятельно определяемому существованию, при котором стареющий человек все больше и больше полагается на формирующуюся внутреннюю систему убеждений. Т. о., со временем люди склонны становиться более своеобразными и самоактуализирующимися. Вторая тенденция, на которую указывают и Ньюгартен, и Юнг, заключается в постепенной инверсии половых ролей после достижения середины жизни. Мужчины склонны становиться более пассивными и заботливыми, а женщины — более властными и деятельными.

Карл Густав Юнг был одним из первых теоретиков, обративших особое внимание на вторую половину жизни человека; он считал, что в этом возрасте люди оказываются перед необходимостью найти и оправдать смысл своего существования. В дальнейшем, были предложены различные модели взрослого развития, подчеркивающие те огромные сложности, которые могут сопутствовать среднему и позднему периодам жизни.

Согласно Эриксону, основная проблема, встающая перед людьми в этот период жизни — переход к генеративности, либо поглощенность собой и стагнация. Эриксон считает, что на стадии генеративности люди действуют в трех областях: в прокреативной, порождая и удовлетворяя потребности следующего поколения; в продуктивной, интегрируя работу и семейную жизнь и создавая новое поколение; и в креативной области, увеличивая культурный потенциал в более широком понимании его значения. Как у мужчин, так и у женщин, генеративность может выражаться через просоциальные общественные действия, работу, погружение в процесс воспитания детей и в заботу о любимых людях. Для многих взрослых генеративность выражается в рамках множества ролей, в том числе, семейных и профессиональных.

Альтернативой генеративности является поглощенность собой и чувство стагнации и скуки. Некоторые люди оказываются не в состоянии найти ценность в поддержке и помощи новому поколению, и постоянно подвержены чувству неудовлетворенности жизнью. Кроме того, предметом их переживаний может стать отсутствие значимых личных достижений и свершений; либо они склонны обесценивать любые свои успехи [23, с. 213].

Р. Пек критиковал Эриксона за то, что в своем описании восьми возрастов жизни он уделял слишком много внимания детству, подростковому возрасту и ранней взрослости. Пек считает, что в средние годы и в пожилом возрасте появляется слишком много новых проблем и задач, которые невозможно уместить в рамках двух стадий: генеративности против стагнации и наступающей позднее стадии целостности эго против отчаяния.

В этом возрасте все прежние проблемы и варианты их разрешения время от времени всплывают снова, особенно в периоды стресса или перемен. Внезапная болезнь, например, инфаркт, может привести к тому, что человеку вновь придется решать проблему автономии и зависимости, теперь уже в 45-летнем возрасте. Смерть спутника жизни может вновь сделать актуальной для оставшегося в живых супруга потребность в близости. На самом деле, любая серьезная адаптация в жизни вызывает необходимость пересмотра и некоторой переоценки старых решений проблем. Эриксон считал, что когда такое важное жизненное обстоятельство, как смерть супруги или супруга, вносит коренные изменения в образ жизни человека, он сначала возвращается к проблемам базального доверия, автономии, инициативы, идентичности и близости, и лишь после этого может достигнуть зрелой генеративности.

Пытаясь учесть специфические жизненные задачи взрослой жизни, Пек выделил 7 проблем, или конфликтов, развития взрослого человека. Первые 4 проблемы (признание ценности мудрости против признания ценности физических сил; социализация против сексуализации человеческих отношений; катексисная (эмоциональная) гибкость против катексисного обеднения; гибкость мышления против ригидности мышления) особенную значимость приобретают в среднем возрасте; оставшиеся (трансцендентность тела против поглощенности телом; дифференциация эго против поглощенности ролями) становятся важными в зрелые годы, однако, индивиды начинают сталкиваться с ними уже в середине жизни.

Подобно стадиям Эриксона, ни одна из проблем Пека не ограничивается средним возрастом или старостью. Решения, принятые в начале жизни, выступают в роли кирпичей, из которых складываются все последующие действия взрослого человека, а люди среднего возраста уже начинают разрешать проблемы грядущей старости. Исследования показывают, что на самом деле, период от 50 до 60 лет является критическим для совершения корректировок, которые и будут определять то, как человек проведет остаток своей жизни.

Во взрослом возрасте мужчины пересматривают свои жизненные цели и размышляют о том, выполнили ли они ранее поставленные перед собой задачи. В период ранней взрослости люди утверждают себя в профессиональной области, они часто по-иному начинают смотреть на свою работу. Большинство при этом осознают, что они уже сделали свой профессиональный выбор и должны с ним жить. Часть тех, кто разочаровался в своей работе, потерял ее или не достиг того профессионального положения, на которое рассчитывал, испытывают горечь и неудовлетворенность. Другие могут перестроить свою систему приоритетов. Изменение приоритетов происходит не только в области профессиональной деятельности. Например, некоторые люди в середине жизни решают уделять больше внимания межличностным отношениям или моральным обязательствам и меньше профессиональному развитию

Традиционно считалось, что психологическое благополучие мужчин связано с их профессиональными ролями. Однако, сегодня, очевидно, что семейные отношения в середине жизни также приобретают для них огромную значимость. Действительно, середина жизни характеризуется как период «расцвета» отцов, по мере того, как их влияние на своих детей, достигших к этому времени периода ранней взрослости, начинает возрастать.

Как для мужчин, так и для женщин, межличностные отношения являются определяющими в течение всего периода взрослости. Можно утверждать, что ключевым элементом в характеристике взрослого возраста являются отношения с членами семьи и друзьями. Переопределение отношений между родителями и детьми начинается с момента процесса перехода детей к самостоятельной жизни. Некоторые семьи хорошо справляются с этим процессом. Самую лучшую поддержку молодым людям, готовым принять на себя ответственные взрослые роли, оказывают те родители, которые не прекращают диалога со своими детьми, но при этом все больше доверяют им и уважают их суждения, решения и зарождающуюся зрелость. Родители должны научиться предоставлять им разумную свободу. Им необходимо научиться принимать детей такими, какие они есть.

Не вызывает сомнений, что уход из дома, начало самостоятельной жизни детей становится и для родителей периодом перехода в новое состояние. Родители постоянно говорят, что, хотя они и рады тому, что у них есть дети, после их ухода из дома наступает довольно приятный период жизни, связанный с увеличением свободы, расширением возможностей личной жизни и появлением дополнительных ресурсов. Женщины особенно выигрывают, освобождаясь от ежедневных родительских обязанностей; они сообщают о более активном и свободном занятии собственными увлечениями.

Ко времени наступления средней взрослости отношения между родителями и их детьми начинают отличаться большим пониманием, по сравнению с любым другим более ранним периодом. Их отношения развиваются, превращаясь в равноправное взаимодействие двух взрослых людей, что было невозможно в то время, когда ребенок был маленьким.

На многих важных этапах жизни определяющую роль играют семейные отношения, однако, в середине жизненного пути немало людей больше полагаются на друзей, чем на членов семьи. Несмотря на то, что большинство взрослых вступают в брак и воспитывают детей, значительное и все возрастающее число людей ведут холостой образ жизни или растят детей в одиночку. Часто друзья играют для них особо важную роль. У людей старшего возраста, дети которых уже выросли, или супруги которых умерли, многие жизненно важные эмоциональные потребности часто удовлетворяются за счет дружбы.

В целом, наиболее сложные дружеские отношения наблюдаются между представителями самой старшей возрастной группы взрослого периода жизни. В начале взрослого возраста люди в большей степени заняты семьей и работой. У них остается меньше времени для друзей, и их дружба может носить менее глубокий характер. Однако, к концу периода взрослости начинают формироваться чрезвычайно сложные и многомерные отношения. На этом жизненном этапе люди начинают ценить индивидуальные, неповторимые черты своих друзей. Возможно, это является результатом личностных изменений, происходящих во взрослом возрасте. Возможно, что по мере того, как люди познают тонкости своего собственного характера, они начинают ценить подобные качества других больше, чем в молодости [19, с. 183].

Людям взрослого возраста, привыкшим к определенному образу жизни, особенно трудно переносить последствия развода. Новые финансовые и социальные обстоятельства, возникающие в результате развода, могут быть мучительными для людей среднего возраста. Разрушение брачных отношений, как в результате развода, так и в связи со смертью одного из супругов, является травмирующим, стрессогенным событием. Часто утрата близких отношений связана с чувством скорби и душевной горечи, даже когда отношения не были счастливыми. У бывших супругов появляются запоздалые сомнения насчет того, стоило ли им разводиться. В это время происходит нарушение обычного хода жизни и привычного порядка. Появляются желанные или нежеланные независимость и автономия, а иногда наступает полное одиночество.

Перейти к новому образу жизни после развода одним людям удается легче, чем другим. Для некоторых развод является желанным облегчением и приносит свободу от ограничений, обязанностей и душевного смятения. У недавно разведенных мужчин и женщин наблюдается более высокий уровень алкоголизма, соматических заболеваний и депрессии, что иногда является прямым результатом изменений, произошедших в их жизни после развода. Большинство разведенных справляются со своими проблемами через 2−3 года после окончательного разрыва. Они снова обретают ощущение благополучия.

Период взрослости — это время реализации долгосрочных профессиональных целей, корректировки развития карьеры, разочарований в работе; это период, когда связанный с работой стресс может достичь максимального уровня.

В процессе развития взрослых людей могут меняться их установки, профессиональные потребности и цели. Большинство людей редко меняют профессиональную деятельность коренным образом. Однако, в наше время считается необычным, когда кто-то начинает и заканчивает свою профессиональную жизнь на одном рабочем месте или в рамках одной должностной вертикали.

Социальная дистанция мужчин зависит не только от возрастных периодов, но и от социального положения и социальной роли. Наименьшая социальная дистанция по отношению существует в семейно-бытовой сфере. Социальная роль близкого родственника, друга или соседа, занимаемые представителями третьего возраста, воспринимаются скорее положительно, нежели негативно.

Позиции врача и учителя мужчины оказались в ближайшем соседстве с такими традиционно низкостатусными профессиями, как продавец, уборщица и кондуктор.

Здесь складываются связи особого рода, когда можно говорить об общении для решения конкретных задач, что, возможно, и является объединяющим моментом.

Отметим, что в обсуждаемых контактах положительное отношение также преобладает, однако выражено значительно слабее, чем в семейно-бытовой сфере.

Наибольшая дистанция у мужчин наблюдается в профессионально-деловом пространстве. Интегральный рейтинг становится отрицательным, что указывает на преобладание негативного отношения к взаимодействию с представителями третьего возраста в рамках профессиональных отношений.

Так, пожилой человек в роли коллеги по работе, а также руководителя воспринимается скорее отрицательно.

Категорическое неприятие большинства респондентов вызывает пожилой человек в позиции подчиненного.

Максимальный протест, как показало исследование, порождает возможность видеть пожилого человека в роли депутата: представители старшего поколения больше не ассоциируются с мудростью. Не будет ошибкой сказать — речь идет о стереотипе нового времени.

Картина социальной дистанции по отношению к пожилым членам общества становится более ясной при обращении к возрастному распределению вариантов ответов.

По большинству позиций существует значительное различие в ответах представителей старшего поколения и других возрастных групп.

Так, если в среднем отрицательное отношение к соседству с пожилым человеком демонстрируют около 19%, то среди возрастных групп от 16 до 46 лет такого мнения придерживается почти треть опрошенных.

Негативный настрой по отношению к занятию пожилым человеком позиции коллеги по работе разделяют около 35% респондентов от 16 до 46 лет. Для сравнения: 46−55 лет — 15%; в старшей возрастной группе — только 10%. Не хотят видеть пожилого человека в роли руководителя более 38% респондентов от 16 до 55 лет (в среднем — 32%), а в роли подчиненного — 48% (в среднем по выборке — 44%).

Взрослые люди, переживающие главные жизненные переходы, с наибольшей вероятностью совершают коренные изменения своей профессиональной карьеры. Левинсон обнаружил, что в период от 40 до 50 лет у людей может происходить перемена ценностей и целей, что заставляет их задуматься и об изменении течения своей карьеры. Левинсон считал, что это изменение происходит как «повторное появление мечты»: стремлений, идеалов и целей своей юности. Исследования показывают, что взрослые наилучшим образом преодолевают этот период переоценки, если они привыкли систематически и реалистично оценивать свои способности, а также плюсы и минусы их профессиональной позиции.

Люди периода взрослости играют роль связующего звена между младшим (чаще всего, их детьми) и старшим поколениями (их стареющими родителями). По мере того, как достигшие середины жизни люди приспосабливаются к своим меняющимся ролям в этих отношениях, они часто приобретают новое видение своей собственной жизни. Теперь они становятся поколением, которое отвечает за организацию и проведение работ. Эта новая ответственность влечет за собой некоторое подведение итогов. Они могут сожалеть о том, что не достигли каких-то целей, а какие-то дела так и остались незавершенными; возможно, им придется признать, что ряд планов так и останется планами. Взрослые люди должны жить настоящим в большей степени, чем любая другая возрастная группа. Молодые могут смотреть вперед, старики — оглядываться назад, но люди среднего возраста, обремененные обязательствами по отношению к двум поколениям и по отношению к самим себе, должны жить «здесь и сейчас». Они выступают в роли хранителей семьи. Именно они поддерживают семейные традиции, отмечают достижения, хранят семейную историю, собирают семью на праздники и поддерживают связи с теми ее членами, которые живут далеко, таким образом, сохраняя целостность семьи.

Многочисленные исследования показывают, что течение периода взрослости крайне изменчиво, имеет значительные отличия у разных людей и иногда сопровождается серьезными переживаниями. Другими словами, взрослые люди тоже «растут», часто в результате воздействия физических и социальных факторов стресса.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

Взрослость чаще всего делят на 3 части — раннюю, среднюю и зрелую (или позднюю) взрослость. Критерии для определения возрастных границ каждой подстадии выбираются в зависимости от того, что интересует исследователей: хронологический возраст или возраст, с которого человек несет юридическую ответственность за преступления (определяемый количеством лет с момента рождения), функциональный возраст (как объем и уровень знаний и навыков), экзистенциальный возраст (на сколько лет чувствует себя человек) или другие меры, такие как скелетный возраст, гормональный возраст, эмоциональный возраст, социальный возраст, моральный возраст и т. д.

У взрослых большинство исследователей выделяет три основных кризиса: кризис 30 лет, кризис «середины жизни» и кризис старости.

Психологические особенности личности периода взрослости заключаются в нарушении процессов целеполагания, представлениях о невозможности управлять своей жизнью, эмоциональном состоянии неудовлетворенности, тревоги, одиночества, сопровождающемся позицией на неприятие нового, необходимости изменений самого себя в критический период жизненного пути. Периоду взрослости свойственны также позитивные изменения личности, продвигающейся с возрастом к более высоким уровням компетентности, более высоким стадиям морального развития. В этом возрасте активно продолжается и социальное развитие.

Социальная дистанция мужчин зависит не только от возрастных периодов, но и от социального положения и социальной роли. Наименьшая социальная дистанция по отношению существует в семейно-бытовой сфере. Социальная роль близкого родственника, друга или соседа, занимаемые представителями третьего возраста, воспринимаются скорее положительно, нежели негативно.

Наибольшая дистанция у мужчин наблюдается в профессионально-деловом пространстве. Интегральный рейтинг становится отрицательным, что указывает на преобладание негативного отношения к взаимодействию с представителями третьего возраста в рамках профессиональных отношений.

Так, пожилой человек в роли коллеги по работе, а также руководителя воспринимается скорее отрицательно.

Категорическое неприятие большинства респондентов вызывает пожилой человек в позиции подчиненного.

Максимальный протест, как показало исследование, порождает возможность видеть пожилого человека в роли депутата: представители старшего поколения больше не ассоциируются с мудростью. Не будет ошибкой сказать — речь идет о стереотипе нового времени.

Картина социальной дистанции по отношению к пожилым членам общества становится более ясной при обращении к возрастному распределению вариантов ответов.

По большинству позиций существует значительное различие в ответах представителей старшего поколения и других возрастных групп.

2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ДИСТАНЦИИ У МУЖЧИН В ПЕРИОД ВЗРОСЛОСТИ

2.1 Организация и методика исследования

Исследование проводится с помощью метода эксперимента. По своему виду эксперимент является естественным, так как исследование проводится без отрыва испытуемых от реальных условий их жизнедеятельности. Эксперимент является однофакторным, так как в нем мы выделяем одну независимую переменную, в качестве которой выступает возраст человека. Мы рассматриваем взрослый возраст, в котором выделили четыре периода. Таким образом, мы говорим, что фактор взрослого возраста представлен четырьмя уровнями: ранняя взрослость, средняя взрослость, поздняя взрослость, предпенсионный возраст. Зависимой переменной является социальная дистанция.

В работе используются следующая психодиагностическая методика:

Шкала социальной дистанции (Э. Богардус). В 1920-х годах американский социолог Эмори Богардус разработал шкалу для измерения социальной дистанции, рассматриваемой им как степень близости или отчужденности между двумя группами людей.

Богардус сформулировал список из семи суждений, отражающих различную степень социальной дистанции. При опросе респонденты отмечали то суждение, которое соответствовало допускаемой ими близости с членами заданной группы.

Взрослость — это самый продолжительный период жизни человека, длящийся от окончания юности до начала старости. Изучать этот возраст лучше с использованием его деления на отдельные периоды. Теоретический анализ проблемы взрослого возраста показал нам, что существует множество различных его периодизаций.

Для нашего исследования мы выбрали периодизацию Бодалева А. А., Таким образом, мы будем изучать социальную дистанцию у мужчин в ранней взрослости (25−30 лет), в средней взрослости (30−45 лет), в поздней взрослости (, 45−55 лет) и в предпенсионном возрасте (55−60 лет). Это позволит нам проследить динамику социальной дистанции внутри взрослого возраста.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой