Органы госбезопасности России (1917-1980-е годы)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

ДНЕВНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ «ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ»

КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПРЕДМЕТ: «ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИИ»

ТЕМА: «ОРГАНЫ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (1917−1980-е годы)»

Научный руководитель:

д.и.н., профессор. Носова Н. П.

Выполнила: студентка 2 курса

26 416 группы

Беличенко Вера Алексеевна

Тюмень 2006

СОДЕРЖАНИЕ

Введение… …… 3

Глава 1. Создание и деятельность органов госбезопасности…5

1.1. ВЧК и переход к ГПУ…5

1.2. Внешняя разведка в предвоенный период (1935−1941)…… 11

1.3. Советская войсковая разведка-ГРУ…23

1.4. Деятельность органов госбезопасности СССР в послевоенный период (1945−1954гг)… … 40

1.5. Комитет государственной безопасности (1954−1980-е). …48

Глава 2. Роль органов государственной безопасности во внутрипартийной борьбе (1917−1980-е гг.)… … … …56

Заключение… … …. 62

Список литературы…. 63

ВВЕДЕНИЕ

История формирования и деятельности системы органов государственной безопасности до недавнего времени представлялась в несколько облегчённом, канонизированном и во многом идеализированном варианте как постоянный процесс совершенствования форм и методов работы, как цепь побед над врагами. Сложный и неоднозначный процесс становления чекистских служб, ошибки, неудачи в оперативной деятельности, прямые преступления, неверные политические ориентиры, неправильное понимание своего места в государственной структуре и неверные политические ориентиры, всё рассматривалось как абсолютно закрытая зона. Об этом не говорилось открыто, зато народу говорили о победах над его врагами. Но правды не было.

Наиболее очевидная часть преступлений органов НКВД — МГБ СССР была раскрыта в течение короткого отрезка времени, в конце 1930-х годов — начале 1950-х годов. Руководящая верхушка партии и страны обвинив исполнителей пыталась снять с себя таким образом всю ответственность за широкомасштабные репрессии.

История органов ВЧК — КГБ вновь привлекла к себе внимание в конце 1980-х годов. Пересмотры дел выявили массовые факты нарушения законности. Многие авторы не располагая архивными материалами, вольно обращаясь с фактами, зачастую писали статьи подверженные тенденциозным настроениям и использовали источники дающие односторонние данные по проблеме, в итоге было потеряно чувство меры и объективности, они зациклились на только отрицательных сторонах. Таким образом, в освещении проблемы деятельности органов госбезопасности появилась новая крайность, которая выражалась в простой замене знака «плюс» на знак «минус». Это не только не внесло ясность в историю, но привело к тому, что многое стало ещё более непонятным и противоречивым.

История России, ее государственности — это исторический опыт народа, его социальная память, которая циркулирует в обществе, в том числе в виде монографий, брошюр и статей. В них содержится ответ на вопрос о причинах вызревания кризисов в обществе и путях преодоления.

Таким образом, овладение историческим опытом государственного управления России, изучение места и роли отдельных госучреждений и органов на разных этапах развития поможет глубже понять современные управленческие проблемы, начать научную разработку современной российской государственности — этим и объясняется актуальность данной темы.

Объектом данной работы история государственных учреждений России. Предметом выступают органы госбезопасности России на определенном этапе, а именно с 1917—1980 гг.

Основная цель работы заключается в исследовании места и роли органов госбезопасности в 1917—1980 гг.

Согласно определенной цели ставятся конкретные задачи работы:

— рассмотреть создание и деятельность органов госбезопасности;

— раскрыть деятельность внешней разведки в предвоенный период (1935−1941);

- проанализировать деятельность советской войсковой разведки-ГРУ, а также работу органов госбезопасности СССР в послевоенный период (1945−1954 гг.);

— рассмотреть структуру и деятельность комитета государственной безопасности (1954−1980);

— изучить роль органов государственной безопасности во внутрипартийной борьбе (1917−1980-е гг.).

Данная курсовая работа с темой органы госбезопасности (1917−1980-е), основана на учебнике Коржихиной Т. П. в котором рассмотрен структурированный круг деятельности ВЧК, НКВД РСФСР, ГПУ, ОГПУ, НКВД СССР, ГУГБ, НКГБ, а также авторских публикациях (Безверхний А., Кокурин А., Петров Н., Колпакиди А. И., Прохоров Д. П., Лазарев В., Солдатов А., Хаустов В.Н.) с настоящими взглядами, воспоминаниями о деятельности органов безопасности в предвоенный, военный и послевоенный периоды

Глава 1. Создание и деятельность органов госбезопасности.

1.1. ВЧК и переход к ГПУ

7(20) декабря 1917 г. Совнарком образовал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров, определил её задачи, структуру и меры наказания виновных. ВЧК вменялось вести предварительное следствие, пресекать акции контрреволюционеров и саботажников и вырабатывать специфические меры борьбы с противником. Расследованные дела передавались в ревтрибуналы. Мыслилось, что комиссия будет чрезвычайной не по действиям, но на период ухудшившегося для режима политического положения, однако эти иллюзорные представления продержались недолго. Создание ВЧК явилось закономерным актом государственного строительства и Комиссия стала первым советским специализированным органом государственной безопасности.

Первые месяцы деятельности для ВЧК были достаточно напряжёнными в оперативном плане. За первые послеоктябрьские месяцы ВРК, Советы, ВЧК нанесли ряд основательных ударов по буржуазным, помещичьим, монархическим и иным антиреволюционным силам. Одной из причин была малочисленность штатов ЧК, даже после переезда в Москву. М. Я Ляпис вспоминал, что в это время аппарат насчитывал всего 40 сотрудников, включая шоферов и курьеров. В губерниях подразделений ВЧК ещё не существовало вообще.

21 февраля 1918 года вышел декрет СНК «Социалистическое Отечество в опасности!» ВЧК и её органы получили право внесудебного расследования дел за контрреволюционные, должностные и некоторые общеуголовные преступления, вплоть до расстрела на месте преступленияФеофанов Ю.В. О власти и праве. Публицистические этюды. — М. :Юридическая литература.

В феврале 1918 г. на помощь антиреволюционным силам внутри страны пришли на помощь внешние силы. Войска Германии начали наступление. В Ленинском воззвании «Социалистическое отечество в опасности!» была изложена программа борьбы с нашествием, оно серьёзно расширила прерогативы ВЧК, среди прочих пунктов стоит отметить пункт 8 воззвания, по нему ВЧК получало право расстреливать на месте неприятельских агентов, контрреволюционных агитаторов, спекулянтов и уголовных преступников.

В марте 1918 года правительство переехало в Москву. 10 марта Совет комиссаров Петроградской трудовой коммуны, образованной в день отъезда правительства, организовал отделы, в том числе отдел по борьбе с контрреволюцией. 13 марта Петросовет утвердил М. С. Урицкого председателем Петроградской Ч К, спустя несколько дней он же стал комиссаром по внутренним делам ПТК. В конце апреля 1918 года на базе ПТК был создан Союз коммун Северной области (СКСО), в который вошли северо-западные и северные губернии. Постановлением Ц К РКП (б) от 16 сентября 1918 года был утверждён особый статус Петрогроградской Ч К. С начала марта 1918 года в губерниях и уездах Северо-Запада создаётся аппарат защиты революции.

Со дня образования ЧК все иные губернские и уездные органы, ведшие дела подобного рода, упразднялись, а все дела о совершённых государственных преступлениях передавались исключительно в введение чрезвычайных комиссий. Конференция подчеркнула, что деятельность чекистских служб должна строится на основе строгого соблюдения принципов централизма и подчинения нижестоящих подразделений вышестоящим, чьи приказы являлись обязательному и подлежали безусловному исполнению. Местные Ч К подчинялись ВЧК и были подотчётны местному Совету и его исполкому. На конференции определялись права и задачи местных и уездных ЧК, примерная структура и функции основных отделов.

За основу принималась структура ВЧК, утверждённая конференцией и рекомендованная местным ЧК. Образовывались три ведущих отдела: по борьбе с контрреволюцией, по борьбе со спекуляцией и оперативная часть. Причём первый состоял из трёх отделений. Первое занималось работой в войсках; второе — наблюдало за видными деятелями царского режима, духовенством, различными кружками и обществами, не имевшими открытого политического характера; треть — осуществляло наблюдение за партийными организациями.

В дальнейшем структура отделов и отделений неоднократно менялась, однако все изменения не посягали на главное: компетенцию контролировать политическую и экономическую обстановку, настроения всех слоёв населения и принимать оперативные меры против малейших попыток изменить советскую систему управления. В губерниях и уездах развернулся процесс формирования ЧК.

В сентябре того же года коллегия ВЧК приняла «Положение о губернских и уездных ЧК», определившие функции, организационную структуру и штаты местных чрезвычайных комиссий. В октябре «Положение ВЦИК о Всероссийской и местной чрезвычайных комиссиях» законодательно утвердило их задачи и подчинённость. Согласно рекомендациям ВЧК, в губернских ЧК было организованно четыре ведущих отдела: отдел по борьбе с контрреволюцией, отдел по борьбе со спекуляцией, серьёзное внимание уделялось отделу по борьбе с должностными преступлениями, работу уездных ЧК направлял иногородний отдел. Кроме того в ЧК СКСО и Псковской губчека действовали пограничные отделы. В качестве вспомогательных подразделений функционировали комендатура, информационный стол и канцелярияВорт Н. История Советского государства: Перевод с французского -2-ое издание -М.: Прогресс-Академия, 1993 г.

В уездных ЧК были организованы два отдела: по борьбе с контрреволюцией и преступлениями по должности по борьбе со спекуляцией. В прифронтовых уездах имелись пограничные отделы. Следственные работники специализировались по отделам. Подобная структура губернских и уездных чекистских органов просуществовала до начала 1919 года.

В первый же год существования чрезвычайных комиссий вопросы их деятельности находились в сфере внимания комитетов РКП (б) и исполкомов Советов. В первый же год существования чрезвычайных комиссий вопросы их деятельности находились в сфере внимания комитетов РКП (б) и исполкомов Советов. Однако тогда же проявляется тенденция, которая стремительно превращается в норму деятельности органов государственной безопасности.

Если I Всероссийской конференции чрезвычайных комиссий в 1918 году отмечено, что ЧК «должны быть в тесном контакте со всеми партийными и советскими органами», то в сентябрьском «Положении о губернских и уездных чрезвычайных комиссиях» зафиксировано: «В своей работе чрезвычайная комиссия… должна опираться на местные комитеты партии коммунистов». О Советах и исполкомах в этом документе уже не упоминается, хотя временная разница между двумя этими документами всего три месяца и это совсем не случайно. По мере укрепления руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, устранения представителей других партии из Советов и исполкомов, изгнания их из чекистских органов тенденция к подчинению служб ВЧК не государственной власти, а правящей партии превратились в чётко выраженную политическую линию этой партии.

Основными методами партийного руководства органами ВЧК, начавшими формироваться в первый год их существования явилось периодическое обсуждение на конференциях, пленумах и бюро комитетов РКП (б) различных вопросов работы чекистских органов, постановка перед ними задач политического характера, заслушивание отчётов руководителей, контроль и проверка исполнения принятых решений. С первых месяцев существования местные ЧК отчитывались также перед исполкомами Советов (в октябре 1918 года, комиссия Великолукской организации РКП (б) при участии представителя Псковской губчека ревизовала отчётность уездной ЧК).

Контроль был более чем необходим, поскольку часть сотрудников служб ВЧК не понимали роли и места чекистского аппарата в системе государственного управления, склонны были считать своё положение и работу «особыми». Нередкие случаи вмешательства в оперативную работу руководителей комитетов РКП (б) и исполкомов Советов доходили до такой степени, что они определяли меры наказания. Но не везде чекисты выступали послушными исполнителями подобных распоряжений. Лодейнопольский уком РКП (б) «вынес приговор» по конкретному делу и возложил его исполнение на уездную ЧК. Чекисты сообщили об этом факте в ЧК СКСО, которая, в свою очередь, поставила в известность Северный обком РКП (б). После чего дело было передано на расследование в ЧК с разъяснением, что партийный комитет проводит только свой контроль над чрезвычайной комиссией, а не является судебной инстанцией.

К концу февраля 1919 года реорганизация была в основном завершена. По специальному разрешению ВЧК уездные чрезвычайные комиссии сохранялись на один-два месяца в уездах, охваченных волнениями.

Устанавливался месячный срок для расследования дел. Право вынесения приговоров передавалось реорганизованным революционным трибуналам, получившим также право проверки следственных действий чрезвычайных комиссий. Органы ВЧК могли применять внесудебные меры пресечения только в местностях, где было объявлено чрезвычайное положение.

Реорганизация чрезвычайных комиссий на транспорте привела к формированию районных транспортных ЧК (РТЧК), вместо ранее существовавших окружных транспортных ЧК. При каждой станции, имевшей депо, создавались участковые транспортные ЧК (УТЧК). В ведение ВЧК перешла охрана государственной границы РСФСР.

Руководящие круги РКП (б) приняли попытку многократно увеличить резерв секретных сотрудников органов ВЧК за счёт всех членов коммунистической партии. Ленинские слова: «хороший коммунист в то же время и хороший чекист», сказанные в апреле 1920 года на IX партийном съезде, привели к появлению директив, обязывающих коммунистов и парт ячейки сообщать о всяком подозрительном деянии наших врагов в органы госбезопасности.

8 января 1921 года ВЧК издала приказ «О карательной политике органов ЧК», которым отвергала как устарелые методы работы, сложившиеся в годы гражданской войны, распорядилась пересмотреть дела осуждённых и подследственных рабочих и крестьян, поставила задачу создать действенную информационную службу и выдвинуть её на первый план в оперативной работе. Приказ ВЧК был обсуждён и принят к исполнению губернскими чрезвычайными комиссиями.

Политбюро ЦК РКП (б) и 6 февраля 1922 года ВЦИК издал постановление «Об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии и о правиле производства обысков, выемок и арестов». ВЧК и её подразделения на местах упразднялись. Их задачи передавались Государственному политическому управлению (ГПУ) при наркомате внутренних дел РСФСР. ГПУ поручалась борьба со шпионажем, бандитизмом, подавление вооружённых выступлений, охрана транспортных коммуникаций и границ республики, расследование всех противогосударственных выступлений.

В связи с образованием Союза Советских Социалистических Республик постановлением ЦИК СССР от 15 ноября 1923 года создаётся Объединённое государственное политическое управление (ОГПУ) при Совнаркоме СССР как орган, объединявший и координирующий усилие республиканских ГПУ по борьбе с контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом. Права и обязанности ОГПУ получили законодательное закрепление в Конституции Союза ССР 1924 года.

Тогда же, в 1922 году, сессия ВЦИК учредила Государственную прокуратуру и приняла «Положение о прокурорском надзоре», которое в числе прочих обязанностей вменяло прокуратуре наблюдение за деятельностью ГПУ.

16 октября 1922 года постановлением ВЦИК Госполитуправлению предоставлялось право внесудебной расправы, вплоть до расстрела, в отношении лиц, взятых с поличным при бандитских и вооружённых налётах. Этим же постановлением Особой комиссии НКВД разрешалось высылать и заключать в лагеря принудительных работ деятелей оппозиционных партий и уголовников-рецидивистов. В марте 1924 года было создано Особое совещание при коллегии ОГПУ для внесудебного рассмотрения дел в отношении лиц, уличённых в контрреволюционной деятельности; постановления ОСО принимались с обязательным участием прокурора, наделённого правом их опротестовывать или приостанавливать выполнение.

При изучении качественного состава сотрудников губотделов ГПУ бросается в глаза низкий образовательный уровень. Даже в центральном аппарате ОГПУ в 1924 году из 2402 сотрудников высшие учебные заведения окончили всего 59 человек, а 2/3 были вовсе малограмотнымиСоздание и развитие системы репрессивных органов в советский период//http//www. bankreferatov. ru/TMPFILES/11 612/represiv. doc.

Подвергся реорганизации низовой чекистский аппарат. Уездные политбюро ликвидировали и вместо них ввели институт уездных уполномоченных губотделов ГПУ. Они назначались по согласованию с губкомами партии и только два учреждения могли решать вопрос об их отзыве или замене. Подчинялись уполномоченные секретно-оперативному отделу, имели небольшой штат сотрудников. Обращает на себя внимание специальный параграф инструкции, озаглавленный «Взаимоотношения с парткомами и исполкомами». Не реже двух раз в месяц уполномоченный ГПУ был обязан информировать секретаря укома РКП (б) и председателя исполкома уездного Совета о положении в уезде и получать от них сведения, необходимые для оперативной работы. Теперь руководитель подразделения госбезопасности отчитывался только перед руководителями партийного комитета и исполкома Совета. Депутаты и рядовые коммунисты лишились права что-то знать и как-то влиять на деятельность местных подразделений ГПУ. Все вопросы решались партийно-чекистско-советской элитой в узком кругу. В дальнейшем руководитель органа госбезопасности при необходимости информировал исключительно первого секретаря соответствующего комитета коммунистической партии. Партийное руководство осуществлялось на основе выработанных методов: определение узловых направлений деятельности; подбор, расстановка и воспитание кадров; контроль за исполнением партийных директив и решений. На пленумах и заседаниях бюро парткомов периодически заслушивались отчёты руководителей местных подразделений ОГПУ. Представители губотделов избирались в составы руководящих партийных и советских органов. Как правило, начальники губотделов избирались членами бюро губкомов РКП (б) и президиумов исполкомов губернских Советов Исследовательский центр Агентура. ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www. agentura. ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/. Практика представительства, заложенная в начале 1920-х годов, сохранилась до начала 1990-х годов.

1.2. Внешняя разведка в предвоенный период (1935−1941)

В 1933 году в Германии установилась фашистская диктатура. Гитлер не скрывал своих захватнических планов в отношении Советского Союза и других стран, выдвигая идею о переделе мира. Так к концу 1933 года в Европе сложился очаг военной угрозы.

В ноябре 1936 года Германия и Япония подписали т.н. «антикоминтерновский пакт», направленный против СССР. Он положил военно-политическому союзу между Германией и Японией. В 1937 году к пакту присоединилась и фашистская Италия.

Правительства США, Англии и Франции, несмотря на очевидную военную угрозу со стороны Германии и Японии, проводили политику умиротворения агрессоров, надеясь натравить Гитлера на СССР и тем самым избежать столкновения с Германией. Особенно характерной в этом плане была политика Англии и Франции, которые с готовностью соглашались с территориальными претензиями Германии в Европе, в том числе с аннексией Данцига, аншлюсом Австрии, оккупацией Чехословакии. Мюнхенская сделка в сентябре 1938 году показала, что Гитлер может рассчитывать на полную свободу рук в Европе в случае, если его военные усилия будут направлены на Восток.

Обострение международной обстановки потребовала перестройки работы внешней разведки, от которой требовалось добывать в сложных условиях информацию о секретных военно-политических планах Германии и Японии.

Главные задачи и направления деятельности разведки в предвоенный период. В мае 1934 г. На заседании Политбюро Ц К ВКП (б) был рассмотрен вопрос о координации деятельности Разведупра РККА, ИНО и Особого отдела ОГПУ. Было решено создать постоянную комиссию в составе начальников этих органов и поручить ей разработку общего плана разведработы за рубежом. Начальник ИНО А. Х. Артузов был назначен по совместительству зам. Начальника Разведуправления РККА.

10 июля 1934 г. Постановлением ЦИК СССР был образован Народный комиссариат внутренних дел, в составе которого создавалось Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Иностранный отдел — разведка — стал 5 отделом ГУГБ.

Задачи внешней разведки органов госбезопасности формулировались следующим образом:

· выявление антисоветской деятельности иностранных государств и их спецслужб, а также антисоветских эмигрантских организаций;

· вскрытие шпионской деятельности на территории СССР;

· руководство закордонными резидентурами;

· контроль за въездом и выездом в СССР иностранцевИсследовательский центр Агентура. ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www. agentura. ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/..

В 1933 г. В связи с угрозой фашизма в Европе Центром было принято решение о создании на базе нелегальных резидентур и групп, действовавших в Германии, Италии, Франции, Австрии и других странах, разведывательного нелегального аппарата специального назначения для организации диверсионных актов против нацистской Германии и ее сателлитов и проведения специальных акций против белоэмигрантских и троцкистских организаций. Эта организация впоследствии получила название «аппарат службы Серебрянского».

Созданные нелегальные группы проводили диверсионные акты на германских пароходах, перевозивших вооружение и боевую технику для франкистских мятежников во время гражданской войны в Испании. В годы Великой Отечественной войны они также совершали диверсионные акты в отношении нацистских транспортных судов в Атлантике, в Балтийском и Северном морях.

Структура внешней разведки в начале 30-х годов. 5-й отдел Главного управления государственной безопасности НКВД включал два отдела и два самостоятельных отделения: 1-й отдел 5-го отдела руководил зарубежными резидентурами в области политической, экономической и научно-технической разведки. Он состоял из девяти секторов, руководивших разведработой в закрепленных за ними странами; 2-й отдел занимался вопросами внешней контрразведки. Он состоял из шести секторов, которые занимались борьбой с диверсионной, террористической и шпионской деятельностью зарубежных спецслужб и белоэмигрантских организаций на территории СССР.

В 1938 году было принято решение об укреплении внешней разведки. Приказом по НКВД вводилось новое штатное расписание. Разведка была расширена. В частности, она состояла из следующих подразделений: руководство разведки (начальник и два заместителя); секретариат (30 человек). Занимался вопросами секретного делопроизводства. 1-е отделение (Германия, Италия, Чехословакия, Венгрия); 2-е отделение (Япония, Китай); 3-е отделение (Польша, Румыния, Югославия и Болгария); 4-е отделение (Англия, Франция, Швейцария, Испания, Бенилюкс); 5-е отделение (Турция, Иран, Афганистан, Греция); 6-е отделение (Финляндия, Скандинавские страны, Прибалтика); 7-е отделение (Америка, Канада); 8-е отделение (троцкисты, правые); 9-е отделение (эмиграция); 10-е отделение (научно-техническая разведка); 11-е отделение (опертехника); 12-е отделение (визы и учет иностранцев).

Всего в 5-м отделе ГУГБ НКВД в предвоенное время работало 210 человек.

Руководители внешней разведки в 30-х годах. С 1930 по 1936 год внешнюю разведку органов госбезопасности возглавлял Артузов Артур Христианович, который впоследствии стал начальником Разведуправления Красной Армии.

В 1936 году его сменил Слуцкий Абрам Аронович. Сведений о нем в архивах внешней разведки не сохранилось. Известно только то, что он работал в США и Германии, несет персональную ответственность за репресии в отношении сотрудников внешней разведки. В 1938 году в связи с организованными Берией чистками органов госбезопасности пал жертвой собственных интриг.

В 1938 году начальником 5 отдела ГУГБ НКВД (внешней разведки) стал Пассов Зельман Исаевич, которого вскоре постигла судьба его предшественников. Сведений на него в архивах внешней разведки не сохранилось. В 1938 — 1939 году начальником 5 отдела ГУГБ НКВД стал Шпигельглаз Сергей Михайлович. В 1939 году его сменил Деканозов Владимир Георгиевич. В конце 1939 года начальником внешней разведки органов госбезопасности был назначен Фитин Павел Михайлович, который руководил ею деятельностью вплоть до 1946 года.

Репрессии против внешней разведки в предвоенный период. Жестокая внутрипартийная борьба Сталина против своих политических противников в 30-х годах негативным образом отразилась не только на органах государственной безопасности в целом, но и на деятельности внешней разведки. Огромный ущерб деятельности ИНО НКВД, особенно нелегальной разведки, нанесла деятельность Н. Ежова и Л. Берии, возглавлявших это ведомство в предвоенный период. Обстановка недоверия, подозрительности и шпиономании, нагнетавшаяся в органах госбезопасности, привела к необоснованным репрессиям и физическому уничтожению большого количества руководящих работников разведки.

В предвоенный период в ИНО НКВД, включая загранаппарат, работало около 450 разведчиков. В результате чисток, осуществленных сначала Ежовым, а затем Берией, примерно 275 из них были объявлены «врагами народа» и репрессированы. Только единицам из осужденных чекистов удалось доказать свою невиновность и вернуться во внешнюю разведку.

В 1937—1938 гг. г. волна репрессий прокатилась не только по работникам центрального аппарата, но и загранрезидентур. Были арестованы и расстреляны начальник разведки А. Х. Артузов и другие ее руководители. Отзывались и репрессировались руководители «легальных» и нелегальных резидентур, особенно если в их прошлом имелись какие-либо свидетельства о контактах с троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и другими «врагами народа». В результате кровавых чисток отдельные резидентуры за рубежом лишились всех работников и прекратили свое существование буквально накануне 2-й мировой войны (1939 г.), а в других осталось 1−2 человека, которые практически не работали и молчаливо ожидали своей участи Коржихина Т. П. История государственных учреждений СССР. — М.: Высш. школа, 1986. — c. 213.

Была перечеркнута большая организационная работа по созданию за рубежом агентурного аппарата, утрачена связь с десятками ценных агентов буквально накануне гитлеровского нападения на нашу страну.

В результате внешней разведке, парализованной репрессиями, не удалось, например, получить упреждающей информации о готовящемся аншлюссе Австрии, Мюнхенском сговоре Англии, Франции, Италии и Германии о разделе Чехословакии и присоединении Судетской области к нацистскому рейху.

Разведывательная деятельность в новых условиях. В предвоенный период в результате принятия экстренных мер по укреплению внешней разведки удалось создать достаточно мощный и надежный разведаппарат. За рубежом действовало 45 «легальных» и 14 нелегальных резидентур. В отдельных странах (Германия, Англия, Франция), наряду с «легальной» резидентурой, действовало от 2 до 4 нелегальных резидентур.

Серьезное внимание уделялось улучшению агентурной работы за рубежом. Если раньше резидентам предоставлялось право самостоятельно принимать решение о вербовке, что приводило к засорению разведсети малоценными агентами, то в предвоенный период вопросы вербовки решались непосредственно руководством разведки.

Одновременно была развернута широкая работа по приобретению агентуры из иностранцев на территории нашей страны. Изучались совграждане, имевшие родственников за границей. В связи с трудностью проникновения в интересующие внешнюю разведку объекты в предвоенный период впервые было решено приобретать перспективную агентуру с последующим ее внедрением в особо важные объекты.

Так, разведчик-нелегал А. Дейч, являвшийся в 30-е годы студентом кембриджского университета, привлек к сотрудничеству с внешней разведкой членов знаменитой «большой пятерки», от которых во время войны поступала наиболее важная политическая и военная информация по Германии, Великобритании и другим странам. Наиболее активно с «кембриджской пятеркой» в годы войны работал резидент внешней разведки Горский.

Учитывая острую нехватку кадров разведчиков, в 1938 году было принято решение о создании Школы особого назначения (ШОН), которая до 1941 года подготовила несколько десятков разведчиков.

Работа в странах «Антикоминтерновского пакта». В предвоенный период стало ясно, что наибольшая угроза нашей стране исходит от стран «оси» Рим-Берлин-Токио, которые не скрывали своих агрессивных намерений в отношении СССР.

В 1933—1937 гг. «легальная» резидентура в Берлине, возглавляемая Б. М. Гордоном, добывала ценную информацию по всем основным направлениям деятельности разведки. Умелое сочетание работы «легальной» и нелегальных резидентур дало положительные результаты. Резидентуры приобрели ценную агентуру в национал-социалистской партии, в МИД, среди руководства антисоветских эмигрантских организаций, сотрудников спецслужб. Ей удалось избежать провалов в работе.

Однако в 1938 г. в связи с отзывом из страны практически всех оперработников и назначением в качестве резидента приближенного к Берии Амаяка Кобулова (его брат Богдан являлся зам. наркома госбезопасности) разведывательная деятельность в этой стране стала ослабевать.

Молодой разведчик-нелегал А. М. Коротков, возвратившийся в Москву в 1938 г. после успешного завершения разведывательной работы во Франции, приказом Берии был уволен из разведки без объяснения причин. А. М. Коротков обратился к Берии с личным рапортом с просьбой восстановить на службе его и его жену, также работавшую в нелегальной разведке. Эта просьба была поддержана руководством отдела. Вскоре он был восстановлен в работе, а в 1940 г. направлен в «легальную» резидентуру в Берлине в качестве заместителя резидента.

Германия. «Красная капелла». В 1935 году в Берлин в качестве резидента внешней разведки органов госбезопасности прибыл Б. Гордон. Через сотрудника посольства Гиршфельда он познакомился с А. Харнаком («Корсиканец»), которому были ясны агрессивные замыслы Гитлера. «Корсиканец» считал своим долгом информировать Б. Гордона о подготовке Германии к новой мировой войне.

Однако в 1938 году сотрудничество Б. Гордона с «Корсиканцем» прекратилось: Гордон был отозван в Москву и расстрелян за связь с А. Артузовым, который был объявлен «врагом народа». Некоторое время связь с «Корсиканцем» поддерживали другие оперработники.

Учитывая, что в результате репрессий деятельность резидентуры необходимо начинать с нуля, А. М. Коротков проводит большую работу по восстановлению прежних законсервированных и утраченных связей. От «Корсиканца» и «Старшины», с которыми он восстановил оперативный контакт, А. М. Коротков получает ценную информацию о нарастающих приготовлениях нацистской Германии к войне против СССР. Не опасаясь за возможные негативные последствия, А. М. Коротков обращается с личным письмом к Берии в начале 1941 года, в котором обращает внимание на неизбежность войны и просит Центр помочь в анализе поступающей информации. Ответа он не получил.

Созданная по инициативе Арвида Харнака нелегальная антифашистская организация, получившая впоследствии название «Красная капелла», к началу 1942 г. насчитывала более 200 человек, оказывая активное сопротивление нацистскому режиму. Советская внешняя разведка использовала ее для получения ценной информации о планах и намерениях гитлеровского режима в отношении нашей страны. Только с сентября 1940 по июнь 1941 г. от А. Харнака и Х. Шульце-Бойзена («Старшина») было получено около 30 ценных информаций по этой тематике.

Так, 26 сентября 1940 г. в Центр было направлено следующее сообщение: «В начале будущего года Германия начнет войну против СССР. Предварительным шагом… будет военная оккупация Румынии, намеченная на ближайшее время».

12 апреля 1941 г. в Центр сообщалось «Старшина» и «Корсиканец» продолжают с полной ответственностью заверять, «…что во всех немецких официальных инстанциях вопрос о военном выступлении против СССР считается решенным».

Наконец, 16 июня 1941 г. Москва получила донесение «Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время».

Сталин, к которому поступило это донесение, распорядился запросить резидентуру в Берлине о надежности источников информации. Однако ответ на телеграмму из Центра не поступил, т.к. началась война.

Италия. До присоединения Италии к «антикоминтерновскому пакту» Центр, учитывая внешне нормальные отношения СССР с этой страной по межгосударственной линии, рекомендовал вести активную вербовочную работу в отношении иностранцев. В эти годы внешняя разведка в основном разрабатывала иностранные дипломатические представительства, добывала сведения по линии научно-технической разведки.

В результате были приобретены ценные источники информации в английском консульстве в Милане и британском посольстве в Риме.

Однако с присоединением Италии к пакту, направленному против СССР, более тесным сотрудничеством Рима с Берлином и Токио итало-советские отношения значительно ухудшились. Было принято решение об активизации разведывательной работы в этой стране.

Несмотря на малочисленность резидентуры, возглавляемой опытным разведчиком П. М. Журавлевым, к 1939 г. удалось создать широкую агентурную сеть. Важная информация поступала от одного источника резидентуры, являвшегося близким другом Муссолини. По заданию резидентуры он завербовал двух машинисток МИД, от которых поступали важные сведения о внешнеполитических замыслах Рима.

От другого агента, работавшего на римском почтамте, резидентура получала дипломатическую переписку японского посольства и военного атташата.

Активно работал в Италии сотрудник резидентуры Н. М. Горшков, который прибыл сюда в 1939 году. Он лично привлек к сотрудничеству с внешней разведкой ряд источников ценной политической информации. В 1938 г. П. М. Журавлева сменил новый резидент Д. Г. Федичкин.

Учитывая резкое осложнение внутриполитической обстановки в стране и затруднение деятельности резидентуры, он вышел в Центр с предложением сделать основной упор в работе на нелегальную разведку. Предлагалось создать нелегальные резидентуры в Риме и Милане с организацией каналов связи на Турцию. Однако в 1939 г. Д. Г. Федичкин был отозван в Москву и до 1940 г. резидентура не работала, а агентура была законсервирована.

В 1940 г. в резидентуру было направлено три оперработника. Половина агентов в связи с утратой разведвозможностей была исключена из агентурной сети. От оставшихся источников стала поступать информация о политической обстановке в стране и внешней политике, по вопросам науки и техники. С началом войны разведывательная работа в Италии была прекращенаИсследовательский центр Агентура. ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www. agentura. ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/..

Япония. На Дальнем Востоке Япония являлась главным противником Советского Союза, постоянно угрожая военным нападением. Однако в связи со сложной обстановкой в этой стране организовать ведение разведработы непосредственно в Японии не удалось. Разведка по Японии велась в других странах, в частности, с территории Маньчжурии, Китая, Голландии, Германии, Болгарии, Австрии и других стран.

В 1940 г. в Токио обновился состав резидентуры. Она пополнилась за счет молодых работников, впервые выехавших за рубеж в страну со сложной обстановкой и не владевших японским языком. Ей удалось разоблачить подставу японских спецслужб агента «Красавца», передававшего дезинформацию. Других достижений в работе резидентуры не было. Наиболее важные сведения по этой стране получались разведкой в третьих странах, на территории СССР и путем дешифровки секретной японской переписки.

Так, резидент внешней разведки в Иране А. М. Отрощенко привлек в конце 1937 года к сотрудничеству местного сотрудника японского посольства в Тегеране, который принимал и отправлял дипломатическую почту. В результате Центр был в курсе подрывной деятельности японских спецслужб в Иране против нашей страны.

Франция. В 30-е годы во Франции был создан разветвленный и дееспособный разведаппарат, позволявший успешно решать поставленные перед резидентурой задачи. Наряду с получением политической и научно-технической информации большое внимание резидентура уделяла разработке антисоветской эмиграции. Так, работавший в резидентуре с 1931 по 1933 год П. Я. Зубов внедрил источника информации в окружение лидера грузинских меньшевиков Н. Жордании, от которого получил сведения о подготавливаемых терактах на территории Грузии.

Особенно активно «легальная» и нелегальные резидентуры в этой стране работали в период гражданской войны в Испании, в том числе по вербовке добровольцев интернациональных бригад и их использованию в интересах разведки. Парижская резидентура совместно с мадридской создали школу по подготовке агентурных групп для совершения диверсий в тылу франкистов.

В 1937—1939 гг. г. парижская резидентура получила значительное количество документов британского посольства. Велась активная разработка троцкистских организаций, а также руководящих центров РОВСа, НТС, ОУН. С нападением Германии на Францию в 1940 г. работа разведки на ее территории была прекращена.

Англия. В предвоенный период внешняя разведка успешно сочетала работу против Англии с «легальных» и нелегальных позиций. Большинство агентов имели хорошие разведывательные возможности. Регулярно поступала информация о положении в стране, внешнеполитических планах британского правительства, в том числе в отношении СССР. По линии внешней контрразведки получались сведения о деятельности британских спецслужб в отношении СССР и советских граждан.

Наиболее ценная информация поступала в этот период от «большой пятерки». В 1935 г. А. Дейч завербовал Кима Филби, сына английского разведчика. Через него были изучены и завербованы сын бывшего министра Дональд Маклин и сын сотрудника СИС Гай Берджес, а также другие члены «пятерки».

Репрессии Берии против сотрудников внешней разведки привели к тому, что в 1940 г. в Лондоне остался всего один оперработник, вскоре отозванный на Родину. Лишь в конце 1940 г. сюда было направлено 4 сотрудника «легальной» резидентуры, которые восстановили связь с агентурой, завербованной А. Дейчем и наладили регулярное получение ценной разведывательной информации.

США. В 1933 г. в Нью-Йорке действовала нелегальная резидентура, созданная в 1930 г. и возглавляемая разведчиком-нелегалом Дейвисом. От нее регулярно поступала документальная информация из государственного департамента США, сведения о деятельности германских дипломатических представительств.

В 1933 г. в связи с установлением дипломатических отношений между двумя странами была создана «легальная» резидентура. Наиболее активно она работала по линии научно-технической разведки. Только в 1939—1940 гг. г. от нее было получено около 30 тыс. листов технической документации и свыше 150 образцов технических новинок.

Резидентура была также ориентирована на работу против Японии. Однако заметных результатов на этом направлении ей добится не удалось. Активную разведывательную работу в этой стране в 1937 — 1940 годах вел сотрудник разведки К. М. Кукин.

Информационная работа разведки накануне войны. В 1933—1941 гг. г. внешняя разведка за границей получала большое количество важной, в том числе документальной, разведывательной информации по всем направлениям разведывательной деятельности. Она располагала сведениями об истинных планах Англии и Франции в отношении СССР, намерениях правительств этих стран направить гитлеровскую агрессию на Восток и столкнуть Советский Союз с Германией для их взаимного ослабления.

Важное место в деятельности внешней разведки занимало получение научно-технической и экономической информации, сыгравших большую роль в укреплении экономики СССР и его военной промышленности.

Успешно работала внешняя разведка по срыву замыслов белогвардейской эмиграции в отношении СССР.

Важнейшей задачей внешней разведки в предвоенный период являлось выявление планов военного нападения Германии, Японии, Англии и Франции на нашу страну, с которой она успешно справилась. Вместе с тем, информация внешней разведки игнорировалась советским руководством.

С января 1941 г. и до нападения гитлеровской Германии на СССР внешняя разведка направила политическому руководству страны не менее ста разведывательных сообщений, в которых говорилось, что Германия развяжет войну в первой половине 1941 г.

Сталин, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти в стране, получал информацию от разведывательных источников напрямую. До 1943 г. во внешней разведке не было отдельной информационно-аналитической службы, способной анализировать получаемую информацию, отсеивать непроверенные и ложные сведения. В результате Сталин получал противоречивые сведения, порой взаимоисключающие, которые не позволили ему сделать правильные выводы. Нежелание Сталина прислушаться к информации внешней разведки и его уверенность в том, что война начнется не ранее 1942 г., в конечном итоге привели к трагическим результатам для нашей страны и народа.

В конце 30-х годов сгущались тучи в Европе и на Дальнем Востоке в связи с подготовкой Германии и Японии к новому переделу мира. Вторая мировая война стала реальностью в 1939 году. В этих условиях перед внешней разведкой органов госбезопасности стояли сложные задачи по выявлению истинных планов и намерений Германии и Японии в отношении нашей страны.

Поток тревожных сообщений из различных стран нарастал. Война стояла на пороге нашего дома. В этих условиях разведчики в Европе, США, на Дальнем и Среднем Востоке работали, не покладая рук, снабжая политическое руководство страны необходимой информацией.

В целом внешняя разведка органов госбезопасности выполнила свой долг перед народом. Если в начале 1941 года еще существовали какие-то сомнения в отношении планов Гитлера, то уже к весне у руководства 1-го управления НКВД сложилось твердое убеждение в неизбежности войны в текущем году.

Важная роль в получении военно-политической информации о планах и намерениях Германии и Японии в отношении СССР принадлежит внешней разведки, П. М. Фитину, который руководил ее работой в предвоенные и военные годы. Несмотря на стремление Берии угодить Сталину, который считал, что войны можно избежать в 1941 году, комиссар госбезопасности 3-го ранга Фитин докладывал кремлевскому затворнику тревожную информацию, которая требовала принятия срочных мер по укреплению обороноспособности страны.

Такую позицию мог занимать только кристально честный человек. П. М. Фитину грозила расправа всесильного Берии, и только разразившаяся вскоре война спасла его от расстрела.

Вскоре огненный вал войны опалил наши границы, и история СССР стала делиться на предвоенную и послевоенную.

1.3. Советская войсковая разведка-ГРУ.

С началом войны Разведуправление развернуло энергичную работу по налаживанию разведывательной работы в новых условиях. Вот что рассказывает об этом В. А. Никольский -- в то время сотрудник 2-го отделения 7-го отдела Разведуправления, занимавшегося координацией деятельности разведотделов западных приграничных военных округов: «В Разведывательном управлении началась лихорадочная деятельность по подбору и подготовке разведчиков для работы в тылу противника. Наверстывались беспечные упущения мирного времени за счет ночных бдений, непрерывных поисков лиц со связями в оккупированных немцами районах. Создавались школы по подготовке командиров групп, радистов, разведчиков. Причем преподавателей от слушателей отличало лишь служебное положение, так как ни теоретической, ни тем более практической подготовки все они не имели.

Переброска отдельных разведчиков и целых партизанских отрядов и групп в первые месяцы войны производилась преимущественно пешим способом в разрывы между наступающими немецкими подразделениями и частями. Многих организаторов подпольных групп и партизанских отрядов со средствами связи и запасами боеприпасов, оружия и продовольствия оставляли на направлениях, по которым двигались немецкие войска. Их подбирали буквально накануне захвата противниками населенного пункта из числа местых жителей, которым под наскоро составленной легендой-биографией в виде дальних родственников придавали радиста, а чаще всего радистку, снабженных паспортом и военным билетом с освобождением от военной службы, обуславливали связь, ставили задачи по разведке или диверсиям и оставляли до прихода немцев. Через несколько дней, а иногда и часов такие разведывательные и диверсионные группы и одиночки оказывались в тылу врага и приступали к работе. Часть разведчиков, главным образом имеющих родственные связи в глубоком тылу, направлялась на самолетах и выбрасывалась в нужном пункте с парашютами. Аналогичную работу по подбору, подготовке и заброске разведчиков в тыл врага производили агентурные и диверсионные отделения разведотделов штабов фронтов. Разведорганы фронтовых и армейских подразделений начали развертываться по штатам военного времени уже в ходе боевых действий, когда наши войска вели тяжелые оборонительные бои.

Всего в результате объединенных усилий Центра и разведотделов фронтов за первые шесть месяцев войны в тыл противника было заброшено около 10 тысяч человек, в том числе значительное количество разведчиков с радиопередатчиками.

Говоря о действиях войсковой разведки в период Великой Отечественной войны, нельзя не сказать о партизанских отрядах, создававшихся органами военной разведки с первых дней боевых действий. В директиве СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 г., которая определяла основные направления работы военной разведки, в пятом пункте говорилось: «В занятых врагом территориях создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д.» Колпакиди А. И., Д. П. Прохоров. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. // http//www. wartime. narod. ru/gru/.

Очень часто партизанские отряды создавались на базе забрасываемых в тыл противника разведывательно-диверсионных групп, задачами которых был сбор разведывательных сведений о войсках противника, совершение диверсий на военных объектах и коммуникациях и т. д. Выполняя эту задачу, разведывательные группы включались в партизанское движение и скоро вырастали в крупные отряды и даже соединения. В качестве примеров можно назвать такие крупные спецгруппы, отряды и соединения, как, например, А. П. Бринского, Д. И. Кеймаха, Г. М. Линькова, И. Н. Банова (Черного) и других.

Несмотря на героическое сопротивление частей Красной Армии в первые месяцы войны, немецко-фашистские войска стремительно двигались вперед. Владея стратегической инициативой, они к концу октября 1941 г. вышли на подступы к Москве. В этот напряженный период войсковая разведка приложила максимум усилий для того, чтобы вскрыть планы и намерения немецкого командования, установить основные группировки немецких войск, направление главных ударов, прибытие резервов, возможные сроки наступления. Для этого в тыл противника забрасывались как отдельные разведчики, так и разведывательно-диверсионные группы и отряды.

Так, в августе — октябре группа сотрудников 7-го отдела Разведуправления, командированных в полосу ответственности Западного и Брянского фронтов, создали в Гомеле, Брянске, Курске, Мценске и других городах разведывательные группы. Перед ними поставили задачу вскрывать переброску войск противника через эти пункты. Причем командиры разведывательных групп (резидентур) подбирались в большинстве случаев из местных жителей — чаще всего пожилых людей, не подлежащих призыву в армию, но имеющих опыт армейской службы. В помощь им придавались подготовленные радисты, которые, кроме того, должны были не только обеспечивать связь с Центром, но и выполнять обязанности заместителя командира группы (резидентуры) по агентурной разведке. Всем остающимся в тылу противника разведчикам выдавались соответствующие легенды-биографии и необходимые документы: паспорта, военные билеты с отметкой о снятии с воинского учета, свидетельства об освобождении из мест заключения и т. п. Радисты получали рации «Север» и два комплекта батарей к ним. Кроме того, группы обеспечивались деньгами, сухим пайком на два месяца, оружием, боеприпасами и взрывчаткой.

Как уже говорилось, забрасывались в тыл противника и разведывательно-диверсионные отряды. Один из таких отрядов под командованием И. Ф. Ширинкина в сентябре-ноябре 1941 г. прошел свыше 700 км по территории Смоленской, Витебской, Псковской и Новгородской областей, проводя разведку и совершая диверсионные акты на объектах и коммуникациях противника. За успешное выполнение поставленных задач командир отряда И. Ф. Ширинкин и комиссар Ю. А. Дмитриев были награждены орденами Ленина.

Начальник разведотдела штаба Западного фронта Т. Ф. Корнеев, вспоминая те дни, писал: «23 сентября 1941 г. разведка фронта установила, что противник готовится к наступлению и создал для этого крупную группировку войск перед Западным и Резервным фронтами. Всего в двух районах было сосредоточено около 80 дивизий, в том числе до 20 танковых и моторизованных. Существенный вклад в решение задачи по вскрытию наступательных группировок внесла радиоразведка».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой