Особенности социальной работы с детьми-сиротами

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им. Н. ИЛобачевского»

Факультет социальных наук

Кафедра общей социологии и социальной работы

КУСОВАЯ РАБОТА

«Особенности социальной работы с детьми-сиротами»

Научный руководитель

Курамшев Александр Васильевич

Содержание

  • Введение
  • 1. Сиротство как комплексная социальная проблема
  • 2. Программа «Россия без сирот» — новый подход к решению проблем детского неблагополучия в нашей стране
  • 3. Приемная семья как альтернатива социальному сиротству
  • Заключение

Введение

Проблема сиротства в России всегда была актуальной. Всю первую половину XX столетия страну потрясали катаклизмы, которые приводили к повальному увеличению количества детей-сирот. В период с 60-х по 80-е годы это количество уменьшилось, что объясняется стабилизацией в политической и экономической жизни страны, официальной политикой государства. Очередная волна роста количества детей-сирот приходится на начало 90-х годов. На начало 2000 года в Российской Федерации учтено 426,2 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них под опекой находились 190,4 тыс. детей-сирот, 135,8 тыс. были усыновлены. В течение следующего десятилетия численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, продолжала увеличиваться и к концу 2010 года достигла 734,1 тыс. человек, что почти на 50% больше, чем 10 лет назад. Это составляет 2,53% от числа всех детей. Почти 250 тыс. из них воспитываются в интернатах, в том числе около 20 тыс. — в домах ребенка. Две трети из них устроены в семьи — опекунские, приемные, переданы на усыновление. Каждый третий ребенок имеет недостатки умственного и физического развития.

В разное время факторы, влияющие на рост количества оставшихся без родителей детей, существенно отличаются. До 1950 года основной причиной были войны и репрессии, уносившие жизни взрослого населения и насильственно разлучавшие детей с родителями. После 1985 года причинами стали глобальный экономический спад и дестабилизация экономики, рост числа нежелательных беременностей, особенно среди несовершеннолетних матерей. Особо следует отметить отказ от родительских прав по причине рождения детей с врожденными умственными или физическими неизлечимыми увечьями. По результатам статистических данных общественного фонда «Дети Отечества» на 2010 год, около 29% отказов от родительских прав аргументированы наличием у новорожденных врожденных умственных и физических отклонений, 21% - по экономическим причинам, 22% - рождением от нежелательной беременности. Дети наркоманов составили 9%; дети родителей, лишенных судебным порядком родительских прав, — 9%; найденные при невыясненных обстоятельствах — 6%, ставшие сиротами в результате гибели родителей - 4 %. Дети, занимавшиеся бродяжничеством, приравнены к брошенным по экономическим причинам.

Все вышесказанное подчеркивает актуальность и большую социальную значимость обращения к данной теме.

Объектом исследования является сиротство как проблема современного общества.

Предметом исследования является изучение процесса социальной работы с детьми-сиротами.

Цель настоящей работы: рассмотреть особенности социальной работы с детьми-сиротами.

Исходя из актуальности темы и поставленной цели в работе необходимо решить следующие задачи:

· Изучить сиротство как комплексную социальную проблему;

· Показать новые подходы к решению проблем детского неблагополучия в нашей стране в процессе анализа программы «Россия без сирот».

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы.

1. Сиротство как комплексная социальная проблема

В России существует официальное определение понятий детей, нуждающихся в помощи государства:

— дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, — дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети, имеющие недостатки в психическом и (или) физическом развитии; дети-жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий; дети из семей беженцев и вынужденных переселенцев; дети, оказавшиеся в экстремальных условиях; дети-жертвы насилия; дети, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях; дети, находящиеся в специальных учебно-воспитательных учреждениях; дети, проживающие в малоимущих семьях; дети с отклонениями в поведении; дети, жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи;

— дети-сироты — лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель;

— дети, оставшиеся без попечения родителей, — лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

В Российской Федерации стало массовым явление социального сиротства. Социальные сироты — это дети-сироты при живых родителях. Истинные сироты составляют лишь 17,4% от числа всех детей, оставшихся без попечения родителей. Ежегодно регистрируются более 130 тыс. детей, которые лишаются родительского попечения. На протяжении ряда лет сохраняется стойкая тенденция жизнеустройства брошенных детей. В дальнейшем 70% детей окажутся в семьях (будут взяты на семейные формы воспитания), а 30% - в детских интернатных учреждениях на полном государственном обеспечении. При этом в 46 регионах России число детей, передаваемых в государственные учреждения, превышает 30%, а в 14 из них — оно больше 40%. Несмотря на увеличение числа детей, переданных на воспитание в семейные условия, количество детей, помещенных в интернаты, не уменьшается. Сравнительный анализ показывает, что число детей, ежегодно получающих статус оставшихся без попечения родителей, примерно равно числу устраиваемых в семьи. Это подтверждает сведения о постоянной численности контингента воспитанников в учреждениях и означает, что в целом эффективность работы государственных и региональных систем защиты прав детей-сирот близка к минимальной [9].

Продолжает увеличиваться число детей, оставшихся без попечения родителей в раннем возрасте. Среди ежегодно поступающих в дома ребенка 3 / 4 составляют дети первого года жизни. Особое внимание необходимо уделить проблеме раннего социального сиротства. Поданным государственной отчетности по медицинской статистике (форма № 41 «Сведения о доме ребенка»), в 2010 году в дома ребенка РФ поступили 14,4 тыс. детей, из них 79,3% относятся к группе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а 20,7% имеют родителей.

Раннее социальное сиротство остается актуальной медико-социальной проблемой как для государства в целом, так и для секторов здравоохранения и образования. Ее значение определяется сравнительно высокой частотой оставления новорожденных детей в родильных домах, отсутствием единой медико-социальной концепции по профилактике непланируемой беременности, недостаточным вниманием органов и учреждений здравоохранения к данной ситуации, низким уровнем гигиенического воспитания населения. Это принципиально отличает Россию от развивающихся стран.

Отказ от ребенка в родильном доме является одной из основных причин прекращения женщиной выполнения своих социальных материнских обязанностей и приводит к пополнению рядов социальных сирот. Ближайшие и отдаленные социально-психологические последствия этого поступка отрицательно сказываются на соматическом и психическом здоровье брошенных детей. Нарушается и процесс их социализации. Кроме того, раннее социальное сиротство как массовое явление приводит к негативным экономическим последствиям для государства в связи с необходимостью обеспечивать социальную защиту детей-сирот и вкладывать в этот процесс значительные финансовые ресурсы.

Матерей, отказавшихся своих новорожденных детей в родильном доме, по данным Ю. Г. Элланского, можно классифицировать следующим образом:

Первая группа — женщины, которые не могут справиться с выполнением материнских функций по состоянию здоровья или в связи с асоциальным поведением. К этой группе относятся женщины с выраженной алкогольной и наркотической зависимостью, а также лица, имеющие психические расстройства или другие хронические заболевания. Их удельный вес среди всех «отказниц» составил примерно 1 / 3 (30,3%).

Вторая группа — это женщины или семьи, в которых родился ребенок с врожденными пороками развития. Сдельный вес этой группы составил порядка 25,2%.

Третья группа — женщины, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Это роженицы, находящиеся в юном возрасте (до 18 лет) либо проживающие за чертой бедности. Эта группа составляет 44,5%.

Более точную характеристику матери-«отказницы» дали в своих работах В. Ю. Альбицкий и О. М. Филькина. Социальный портрет матерей, отказавшихся от ребенка в родильном доме, имеет следующие черты: возраст 23−25 лет (38,5% опрошенных); не замужем (69,2%); имеет неполное среднее образование (53,8%); имеет временную работу (53,8%), не работает (15,4%) или школьница (7,7%); проживает с родителями (53,8%) или снимает жилье (15,4%); имеет случайные или временные половые связи (40,4%); беременность нежеланная (100%); поздно узнала о своей беременности (после 12 недель) (69,3%); имеет вредные привычки во время беременности (78%); желает прервать настоящую беременность (92,3%); воспитывает старших детей (76,9%) или мать-одиночка (58,3%).

Причинами отказа от ребенка в роддоме большинство женщин (59,5%) назвали плохое материальное положение, отсутствие жилья и искреннюю веру в то, что ее ребенку будет лучше в интернате (46,2%).

Психологическое тестирование «отказниц» показало, что в личностно-эмоциональном плане для них характерны социальная дезадаптация с тенденцией к агрессии, отсутствие самоконтроля, эгоцентричность в сочетании с поведенческими проблемами. Наиболее важными в структуре ценностей для них оказались материальное благополучие, микроклимат в семье и почти никогда такие понятия, как «любовь» и «дети».

В. Ю. Альбицкий с соавт. установили причины поступления детей в дома ребенка: в трети случаев это лишение родителей родительских прав или ограничение в них, пятую часть составили отказы родителей от воспитания ребенка и «подкидыши»; менее 10% - болезни родителей и безнадзорность. На долю истинных сирот, т. е. тех, чьи родители умерли, приходилось всего 5,2%.

Причины, по которым дети и подростки попадают в детские дома иные. Поданным И. Ю. Болотникова, только 14,3% воспитанников — сироты, у 62,0% родители были лишены прав на воспитание ребенка (из них у 3,6% мать умерла, отец был лишен прав на воспитание ребенка; у 28,7% отца в семье не было, мать была лишена прав на воспитание ребенка; у 29,7% оба родителя были лишены прав на воспитание детей), у 5,9% детей родители находились после совершения преступления в тюрьме, от 13% детей матери отказались в родильном доме, 4,8% воспитанников поступили в интернат после рейдов милиции по подвалам, чердакам, вокзалам. Единственной причиной лишения родителей прав на воспитание ребенка было их асоциальное поведение из-за хронического алкоголизма (89,7% случаев) или наркомании (10,3%). Родители в таких семьях были склонны к воровству, бродяжничеству (36,9% случаев), отцы отличались жестокостью по отношению к жене и детям (41,1%), матери были равнодушны к собственным детям, многие из них оставляли детей голодными несколько дней. сирота приемный семья социальный

Если дома ребенка — это учреждения здравоохранения и основной акцент делается на состояние здоровья ребенка, то детские дома — учреждения образовательные и главным становится педагогическое и психологическое воздействие. В подходе к проблеме воспитания детей в детских учреждениях закрытого типа наблюдаются две крайности: с одной стороны, существует представление, что дети из детских домов и школ-интернатов ничем не отличаются от растущих в семьях, с другой — считается, что в детских домах и интернатах практически нет здоровых детей, все воспитанники имеют соматические и психические заболевания, обусловленные прежде всего тяжелой наследственностью.

При анализе комплексной оценки состояния здоровья детей закрытых учреждений выявлены особенности и негативные тенденции. Так, уже на стадии оформления документов детей в интернатное учреждение выявлялось на каждого ребенка 6,4 заболевания, что в 2,2 раза выше, чем в контрольной группе (дети, воспитывающиеся в семье). Ведущие ранговые места занимали отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, болезни органов пищеварения, инфекции, болезни органон дыхания и костно-мышечной системы.

При оценке заболеваемости детей раннего возраста, воспитывающихся в домах ребенка, отмечено следующее: на первом году жизни частота заболеваний и отклонений составила 4921%0, на втором — 4000%о, на третьем — 3378%0. В структуре острой заболеваемости на первом году жизни 1-е место занимают болезни органов дыхания, 2-е место — болезни нервной системы и органов чувств, 3-е — расстройства питания. На втором и третьем году жизни 1-е место в общей структуре заболеваемости детей этой возрастной группы принадлежит также заболеваниям органов дыхания, 2-е — болезням нервной системы и органов чувств, 3-е — инфекционным и паразитарным болезням. Таким образом, заболевания нервной системы были основными из хронической патологии в этой группе детей.

В школьном возрасте у воспитанников детского дома продолжала преобладать неврологическая патология. Симптом минимальной мозговой дисфункции диагностирован почти у каждого третьего ребенка, тогда как у их сверстников, проживавших в семье, данный показатель не превышал 10%. Почти в 2 раза чаще у воспитанников детского дома выявляли неврозоподобные состояния, в 1,5 раза чаще — цереброастенический синдром. У каждого десятого воспитанника отмечено психопатоподобное поведение, при этом учащиеся общеобразовательной школы грубых отклонений в поведении не имели. Примечателен и тот факт, что неврологическая патология у воспитанников детского дома нередко сочеталась с нарушением зрения (миопия, стробизм, гиперметропия, астигматизм, амблиопия, ангиопатия сетчатки и др.). Так, патология глаз у воспитанников детского дома встречалась более чем в 7 раз чаще по сравнению с аналогичными показателями у детей, проживающих в семьях (310,8 против 41,1 на 1 000). Орган зрения человека — один из самых чувствительных индикаторов поражения головного мозга. Серьезную проблему в детском доме представлял ночной энурез, распространенность которого в дошкольном возрасте составляла 216,7 на 1 000. У детей, воспитывавшихся в семье, рассматриваемый показатель был в 3 раза меньше (66,7 на 1 000). С возрастом удельный вес детей с ночным недержанием мочи уменьшался, однако энурез встречался у каждого десятого воспитанника детского дома 10- 12 лет, тогда как среди учащихся общеобразовательной школы таких проблем у подростков не было. Сочетание неврологической патологии с депривацией и педагогической запущенностью приводило к задержке психомоторного и речевого развития воспитанников. Даже к началу обучения в школе задержка психического развития сохранялась у подавляющего большинства обследованных — у 89,0%. В среднем на одного воспитанника детского дома 12−13 лет приходилось больше 3 заболеваний (3,2 + 0,9), а на школьника, проживавшего в семье, практически в 2 раза меньше.

В эмпирических исследованиях обоснованно доказано, что институциональные условия воспитания негативно влияют на развитие ребенка, что у детей формируется так называемый депривационный личностный симптомокомплекс, который включает:

· базисные нарушения Я-концепции и социальных взаимодействий; пассивно-зависимый тип приспособления в микросоциальной среде;

· ограниченность и бедность эмоционального сопереживания и эмпатичности; низкий уровень побуждений и самосознания;

· выраженные расхождения между реальным и идеальным «Я»;

· низкий уровень самоконтроля и рентная ориентация на социальную поддержку.

Задержка НПР детей первого года жизни проявлялась в выраженной задержке предречевого развития и локомоторных функций. На втором году у детей отмечалась бедность эмоциональных навыков общения, слабая предметная деятельность. Нарушения на третьем году характеризовались снижением ситуативно- делового и внеситуативно-познавательного общения. Это обусловлено дефицитом эмоционального общения со взрослыми, бедностью впечатлений и постоянным пребыванием в коллективе.

Оценка функционирования отдельных сфер психической деятельности показала, что в половине случаев дети, лишившиеся родительского попечения, отставали в развитии по всем линиям. Среди отклонений лидировали задержка развития активной речи и нарушения в познавательной сфере. При психологическом тестировании детей, оставшихся без попечения родителей, выявлены следующие личностные характеристики: замкнутость (42,6%); тревога, вызванная социальным окружением и потребностью в общении (19,7%); неуверенность в себе (70,5%); поиск самоутверждения, контактов характерен для каждого второго ребенка (45,9%). Необходимо особо отметить, что укрепление и усиление этих негативных симптомокомплексов в новых микросоциальных условиях может привести к нарушению адаптации ребенка.

Для профилактики депривационных нарушений психических функций сегодня, в начале XXI века, Россия делает очередную, пятую с XVII века, попытку деинституционализации детей-сирот. Еще совсем недавно сама идея о сокращении количества детских домов, о необходимости вывода детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из институциональной системы воспитания, т. е. из детских домов и школ-интернатов, в замещающие семьи воспринималась в штыки многими чиновниками и специалистами. В настоящее время государство и гражданское общество переживают разочарование в институциональной системе воспитания детей-сирот, т. к. она «пробуксовывает» как в части своего процесса (воспитание, развитие ребенка), так и в части своего результата (социализация выпускников).

Под политикой деинституционализации, как показывает анализ международных и российских документов, понимается, во-первых, существенное сокращение численности детей, находящихся в учреждениях интернатного типа (упразднение системы, основой которой являются крупные детские учреждения). Во-вторых, развитие семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей (поиск альтернативных форм замещающей заботы). Деинституционализация предполагает перепрофилирование детских домов, в частности, в службы сопровождения и создания более благоприятных условий проживания, воспитания, образования, реабилитации для детей, которые не могут быть переданы на воспитание в семьи. Самым важным здесь является обеспечение ребенка замещающей заботой высокого уровня с учетом его индивидуальных потребностей.

2. Программа «Россия без сирот» — новый подход к решению проблем детского неблагополучия в нашей стране

В последние месяцы в России одной из самых обсуждаемых тем стала тема установления запрета на усыновление американскими гражданами российских детей-сирот с 1 января 2013 года в соответствии с принятым Федеральным законом от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».

Многие члены общества посчитали его принятие ответным шагом на получивший одобрение со стороны властей США «Акт Магнитского». И высокая скорость утверждения нашего закона, получившего неофициальное название «Закон Димы Яковлева», в память о погибшем в США из-за преступной халатности своих приёмных родителей российском сироте, давала основания так думать (от внесения законопроекта в Государственную Думу до получения подписи Президента под принятым обеими палатами Парламента законом прошло всего 18 дней). Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что тема установления запрета на усыновление детей иностранцами в России поднималась уже в течение, как минимум, 2012 года. И тому были серьезные предпосылки в виде разработки новой программы по созданию благоприятных условий для развития форм семейного жизнеустройства детей-сирот на территории нашей страны.

Смена модели развития России путем перехода от строительства социализма к демократии на рубеже 1980−90 гг. оказалась болезненной. Этот период сопровождался такими явлениями как приватизация, рост безработицы, криминализация общества, распространение коррупции, паралич многих прежде успешно функционирующих общественных институтов. Кризис в результате так называемой «перестройки» оказался настолько большим, что, несмотря на прошедшее с тех пор время и поступательное движение по определенному вектору развития, российское общество все еще пытается побороть ряд негативных характеристик. Чтобы ликвидировать существующее отставание в развитии страны, в период президентства Д. А. Медведева было объявлено о необходимости модернизации государства и широком использовании инноваций в разных сферах общественной жизни. Высшее руководство страны ставит все новые и новые задачи по построению крепкого и сильного государства. И, двигаясь по этому пути, мы постоянно сопоставляем положение нашего государства с уровнем ведущих стран мира в различных сферах жизнедеятельности. Но существуют проблемы, которые на сегодняшний день не позволяют отнести Россию к категории развитых стран мира — в частности, к ним относится и проблема наличия многочисленной категории беспризорных детей и детей-сирот.

На современном этапе своего развития Россия переживает третью волну беспризорности и сиротства, которая началась после распада СССР, о чем свидетельствуют официальные статистические документы. Многие исследователи и эксперты придерживаются мнения, что детская беспризорность и безнадзорность содержат в себе угрозу национальной безопасности нашей страны. На федеральном уровне еще двенадцать лет назад, 30 мая 2001 года, Совет безопасности РФ признал детскую беспризорность и безнадзорность в качестве явлений, представляющих реальную опасность для общественной стабильности страны. Периодически появлялись и появляются официальные данные о положении детей в современном российском обществе, устанавливаются приоритеты и главные направления по улучшению качества их жизни, но, тем не менее, эта проблема не просто продолжает существовать, но и по-прежнему не теряет своей актуальности. Согласно официальным статистическим данным, в последние годы произошло значительное сокращение численности ежегодно выявляемых детей- сирот с 132 500 в 2004 году до 82 177 в 2011 году. В абсолютных величинах уменьшение очевидно, но если обратиться к относительному показателю — соотношению количества детей-сирот и общего числа детей в стране, то разница не будет столь большой. Но все эти цифры не следует воспринимать как абсолютно точные и достоверные, поскольку другие источники указывают большее число детей-сирот.

Во всех странах дети теряют попечение родителей в силу действия различных причин, но при этом в развитых государствах мира практически не существует специальных воспитательных учреждений для таких детей, поскольку они достаточно быстро устраиваются в приемные семьи. В России же по состоянию на конец 2011 года в детских учреждениях интернатного типа живут 105 688 детей-сирот, а на различных формах воспитания в замещающих семьях находятся 522 802 ребенка. Главная проблема существующей «интернатизации» в сфере жизнеустройства детей-сирот состоит в том, что выпускники этих учреждений выходят в «большую жизнь» социально неадаптированными и находят свое место в криминальных структурах и на социальном «дне», не становясь полноценными членами общества.

Очередной масштабный проект по решению данной проблемы готовится в настоящий момент. Одним из его главных идейных вдохновителей и разработчиков является уполномоченный по правам ребенка при Президенте Р Ф П. Астахов. По его мнению, одной из главных задач нового правительства и Парламента нашей страны должно стать решение проблем детей-сирот. И самое главное, что сейчас очень удобный момент для претворения в жизнь подобного начинания. России представляется реальный уникальный шанс в течение ближайших пяти лет решить проблему с усыновлением детей, лишившихся родительской заботы. Наша страна может и должна себе это позволить. Основной посыл, заложенный в разрабатываемом проекте, заключается в том, что, согласно статистике, у нас на одного ребенка-сироту, пребывающего в интернатном учреждении, приходится более тысячи взрослых людей. Во всем проекте рефреном звучит мысль: «Неужели мы не сможем найти сиротам нормальных родителей?».

Идея по разработке Федеральной целевой программы «Россия — без сирот» была высказана П. Астаховым в 2011 году, после чего была начата активная деятельность по разработке ее проекта. Ход работы над ней, ее основные положения были обсуждены в рамках V Съезда уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации, состоявшегося в апреле 2012 года в Санкт-Петербурге. В мае 2012 года наработки были представлены в Совете Федерации на специально организованных парламентских слушаниях на тему «Дети России: соблюдение и защита прав, свобод и законных интересов ребенка. Формирование концепции Федеральной целевой программы „Россия без сирот“ на 2013−2020 годы».

Задачи программы «Россия — без сирот» ориентированы на существенное сокращение масштабов семейного неблагополучия и социального сиротства путем семейного устройства детей, лишившихся родительского попечения и заботы. Важно отметить, что решение проблемы многочисленной категории детей-сирот не является единственной целью программы, по результатам ее выполнения предполагается достижение кумулятивного эффекта по нескольким направлениям. Так, по мнению П. Астахова, реализация этой программы при комплексном подходе способствовала бы решению социальной, экономической и даже демографической проблем страны. Примером ее использования в решении демографических проблем может служить тот факт, что освободившиеся здания интернатных учреждений предполагается передать под детские сады, которые очень необходимы в наши дни.

Суть предлагаемой стратегии заключается в том, чтобы закрыть большинство учреждений интернатного типа для детей-сирот, не потеряв при этом педагогов-профессионалов, в максимально возможной степени задействовав их уникальный опыт в работе с детьми в составе служб поддержки приемных семей. В отличие от предыдущих подобных программ, в данном случае гораздо больший акцент предлагается сделать на профессиональные приемные семьи, подготовке которых планируется уделить особое внимание. В качестве же основного резерва потенциальных приемных семей, на который особо рассчитывают, рассматриваются лица, имеющие педагогическое образование. Предполагается детей-сирот распределять по специально подготовленным семьям, и наладить весь воспитательный процесс в них таким образом, чтобы в итоге в социум выходил развитый и конкурентоспособный человек.

Программа «Россия без сирот» подразумевает создание режима максимального благоприятствования для семей, принявших для себя сложное решение — взять ребенка-сироту: планируется значительное увеличение денежных пособий на приемных детей, получение возможности обращения за бесплатной специализированной медицинской помощью, создание специальных служб сопровождения семей с приемными детьми. Все это свидетельствует о том, что существующая в нашей стране система социальной поддержки и воспитания детей-сирот признана неэффективной и убыточной на высшем уровне руководства страны. Причем, проблемы лежат вовсе не в области наличия необходимого количества материальных средств — финансирование этой сферы признается достаточным, другой вопрос, что эти деньги расходуются зачастую не слишком эффективно. В зависимости от субъекта РФ, на ребенка, находящегося в учреждении интернатного типа, в среднем выделяется из бюджета от 260 до 600 тысяч рублей в год, в то время как денежных средств на содержание приемных семей тратится значительно меньше. И это при том, что для ребенка оптимальны именно семейные формы жизнеустройства, которые в большей степени готовят его к жизни в обществе, чем интернаты. В этой связи представляется целесообразным перенаправить деньги, выделяемые из федерального бюджета, не на поддержку и развитие детских учреждений интернатного типа, а на поддержку родителей, которые возьмут в свою семью на воспитание сироту. Это будет являться дополнительным стимулом для приемных семей, а также позволит передать дополнительные финансовые средства непосредственно на воспитание детей, а не на содержание учреждений.

Разработчики программы полагают, что настало время «отбросить псевдоинтеллигентские рассуждения о том, что стыдно воспитывать детей за деньги», ведь идея системы «воспитание за деньги» не нова как для мира, так и для России. Достаточно только поглубже заглянуть в историю. В программе «Россия без сирот» речь идет о максимально широком распространении практики по перекладыванию ответственности за воспитание интернатовских детей на плечи приемных семей, за исключением лишь отдельных случаев, когда сиротам необходим особый уход, который простая семья, пусть и самая подготовленная, не сможет обеспечить.

Профессиональные приемные семьи уже доказали свою эффективность в странах Европейского континента и США. Сомневающихся в целесообразности применения этого подхода на территории России отсылают к накопленному опыту так называемых деревней-SOS, в которых кандидаты в профессиональные родители подвергаются жесткому отбору, в результате чего лишь небольшой процент кандидатов (порядка 20%) признаются соответствующими всем необходимым показателям и характеристикам. Именно в этом и заключается основной критерий их успеха. Упоминается также успешный опыт отдельных регионов РФ, который, как считается, служит убедительным аргументом реализации такой политики по решению проблем детей-сирот. Например, в Краснодарском крае достаточно распространены профессиональные приемные семьи, которые получают солидное ежемесячное вознаграждение за воспитание детей-сирот. Пособие на каждого приёмного ребёнка в семье составляет 25 тыс. рублей в месяц. Для сравнения, средняя по территории России величина пособия составляет 4−5 тыс. рублей.

Ожидаемым итогом реализации программы должно стать уменьшение числа детских учреждений интернатного типа в ближайший пятилетний период. Планируется также, что право на существование получат лишь профильные лечебные учреждения для детей, например, с расстройством центральной нервной системы, умственной отсталостью, и детские дома, предварительно перепрофилированные в специализированные учреждения (например, детский дом музыкально-художественного воспитания для одаренных детей), в которых будут воспитывать будущих музыкантов, художников и спортсменов, математиков и военных. Мрачные представления и стереотипы о Доме ребенка должны стать достоянием истории, так как планируется, что он должен стать учреждением временного пребывания, где срок нахождения детей должен быть ограничен одним годом, в то время как параллельно будет вестись активная работа по поиску подходящих приемных семей. Более того, персонал интернатных учреждений будет поддерживать тесную связь с родителями отказников, чтобы матери имели возможность забрать своих детей обратно после проведения необходимого лечения.

Вторым важным слагаемым данной программы является полный отказ от иностранного усыновления. Официально заявлено, что по состоянию на май 2012 года уже 19 детей — выходцев из России погибли в американских приемных семьях. При этом особо акцентируется внимание на том, что до сих пор точно не установлено общее количество детей, усыновленных гражданами США и находящихся на территории этой страны, также нет четкой ясности в том, как складывается их судьба, ввиду того, что необходимый контроль проводился крайне формально, если вообще имел место быть.

Такая планируемая смена вектора в отношении устройства детей-сирот в семьи на территории зарубежных государств находит выражение в изменении политики в отношении уже усыновлённых детей иностранными гражданами. Так, уполномоченным по правам ребенка при Президенте Р Ф совместно с Правительством России были подготовлены двусторонние соглашения, которые законодательно закрепляют большую ответственность иностранных граждан при усыновлении детей из российских интернатов и предусматривают обязательное наличие постоянного контроля за ними. Все эти меры уже начали приносить первые результаты. В 2010 году американцами было усыновлено на треть меньше детей, так как российские органы опеки и попечительства не стали заключать с ними соглашение на предмет усыновления из-за имевших место многочисленных нарушений. Однако, несмотря на позитивные тенденции, сохраняются и отдельные негативные моменты в сложившейся практике усыновления. Было выявлено, что 12 субъектов РФ прямо нарушают действующее законодательство РФ, отдавая приоритет при усыновлении детей иностранным усыновителям. В результате чего российские граждане, желающие взять детей-сирот в свои семьи, вынуждены ждать своей очереди на получение ребенка.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что меры, заявленные в проекте программы по решению проблемы детей-сирот, являются выполнимыми. Нельзя не согласиться с тем обстоятельством, что необходимо налаживать деятельность по сопровождению замещающих семей, поскольку семейные формы устройства ребенка предпочтительнее, чем устройство в учреждения интернатного типа. Однако они также обращают внимание разработчиков программы на то, что представляется целесообразным развивать все возможные формы устройства детей-сирот, так как эта категория неоднородна, и для детей старшей возрастной категории или инвалидов процесс поиска приемных родителей будет представлять проблему. Особо важно обеспечить постоянное проживание ребенка со значимым взрослым человеком, с которым можно будет общаться постоянно. И эти взрослые должны получить специальную подготовку, им должно оказываться всяческое психологическое и педагогическое содействие в деле воспитания приемных детей. На сегодняшний день эти нормы не нашли своего места в федеральном законодательстве, но пример развития такой формы жизнеустройства сирот как патронат в нашей стране показывает, что при условии оказания необходимой помощи семье устроить в нее можно абсолютно любого ребенка.

Четко обозначенный пятилетний срок реализации программы вызывает многочисленные вопросы в отношении предполагаемых способов достижения означенных в ней результатов. Высказываются закономерные опасения в отношении того, что для достижения поставленных результатов все может превратиться в кампанию по простой раздаче детей и закрытию интернатов. Известны многочисленные примеры того, как детей-сирот берут в семьи с целью последующего их использования в качестве рабочей силы и траты пособий, выплачиваемых на них, для удовлетворения своих собственных нужд. Особенно такие случаи нередки в сельской местности. Многие так называемые «трудные дети» из интернатных учреждений, уже приобретшие неблагоприятный опыт проживания в родной семье, в благополучных приемных семьях исправляются и становятся на правильный путь. Однако всегда необходимо помнить, что каждая семья уникальна по- своему, и второй подобной семьи не существует. Всегда присутствует опасность того, что приемные родители и ребенок не смогут найти точек соприкосновения, не подойдут друг другу, и поэтому в том случае, если хорошей семьи не получается, то лучше обеспечить максимально комфортные условия в государственном интернатном учреждении. Возможно, не следует до основания уничтожать сложившуюся систему социальной поддержки детей-сирот. Можно постепенно в нее вносить необходимые изменения.

Вызывает вопросы и ситуация с теми воспитанниками интернатных учреждений, которые продолжают общение со своими родными родителями. Они испытывают острую потребность не в поисках другой семьи, а в устроении собственной жизни после выхода из стен казенных учреждений. Они имеют определенные привилегии, четко закрепленные в действующих нормативно-правовых актах. Например, им положены квартиры, льготы при поступлении на учебу — то, чего зачастую нет у детей из благополучных семей. При этом они нуждаются в помощи по грамотному распоряжению своими возможностями. Важно дать им возможности по удовлетворению их потребностей.

При этом в настоящее время из уст чиновников различного ранга можно услышать ставшее уже расхожим выражение, что «государство находится сегодня в плену социальных обязательств», и именно поэтому представляется логичной попытка провести перераспределение ответственности за права, которыми обладают сироты. Особенно в свете того, что наиболее финансово затратная гарантия у сирот — обеспечение их жильем — выполняется с большим трудом (по состоянию на 1 июля 2012 года более 75 тыс. лиц из числа детей-сирот стояло в «жилищной очереди»). Не подлежит сомнению, что менять сложившуюся ситуацию действительно необходимо. В выступлениях разработчиков программы говорится о том, что ни одна страна мира не дает жилья детям-сиротам «в качестве подарка». Таким образом, рассматриваемая программа вместе с оказанием финансовой помощи приемным семьям предполагает переложение ответственности на них за детей- сирот. Да, предусматривается оказание таким семьям необходимой помощи, но тут возникает закономерный вопрос насчет размеров запланированной финансовой помощи приемным семьям и длительности ее оказания.

На настоящий момент времени мы пока еще не знаем всех деталей этой программы и, возможно, ее идеи действительно являются всесторонне выверенными. Однако следует помнить, что большинство детей оказывается в интернатных учреждениях по причине недостаточно хорошо проведенной социальной работы с их родными семьями. Из предварительных сведений о программе в качестве одного из ее приоритетов указывается всевозможная поддержка кровных семей. Это представляется очень важным и своевременным, поскольку, если эта программа преследовала бы своей единственною целью раздачу всех детей в семьи, то ее создатели имели бы слишком идеалистическое и упрощенное представление о ситуации с сиротством в нашей стране.

Для решения проблемы детей-сирот одной материальной поддержки, даже при условии ее значительного увеличения, недостаточно. Уважение детей, отношения в приемной семье нельзя приобрести мгновенно, для этого требуется длительное время. И в этом аспекте не только приемная, но и родная семья должна быть обеспечена всесторонним профессиональным сопровождением. Для достижения успеха программы необходимо решить важнейший вопрос организации вмешательства в семью с целью сохранения баланса между ее автономией и сопровождением. В настоящее время существуют перекосы в реальной практике со стороны контролирующих лиц. Любая семья должна ощущать уверенность в том, что, если возникает необходимость с ее стороны в какой-либо форме социальной поддержки, то она сможет ее получить, при этом ничего не опасаясь и не доводя ситуацию до состояния глубокого кризиса. В конечном итоге, эффективность этой программы зависит от создания профессиональной и безопасной сети услуг помощи семье.

Любое начинание должно учитывать и наши реалии, которые делают неизбежными правки в проект программы. Так, председатель Национального антикоррупционного комитета К. Кабанов высказал опасение, что при активной пропаганде семейного устройства детей-сирот по формуле «воспитание за деньги» возможно наличие значительного числа коррупционных рисков. По его мнению, для устранения возможности появления таких ситуаций следует чётко проработать программу и законодательно повысить ответственность приёмных родителей за воспитание взятых ими детей. Группа потенциальных усыновителей является сильно ограниченной, особенно по критериям и параметрам материального характера. В случае снижения установленных требований, предъявляемых для потенциальных усыновителей, увеличивается опасность того, что дети окажутся в маргинальной среде, а выплаты на ребёнка станут служить средствами к жизни для недобросовестных приемных родителей.

Опасность коррупции исходит не только со стороны приемных семей. Значительная доля материальных средств, выделяемых в настоящее время на жизнеустройство детей-сирот, расходуется крайне неэффективно или разворовывается. И, таким образом, воплощение в жизнь этой программы, предполагающей кардинальное изменение всего существующего уклада, неизбежно столкнется с сопротивлением самых разнообразных организационных структур и лиц, которые имели свой корыстный интерес в функционировании прежней системы. Но другого выхода из ситуации не существует. Все предусмотренные в бюджете на эти цели средства необходимо тратить с максимально возможной эффективностью на благо ребенка. Поэтому чрезвычайно важно обеспечить широкий общественный контроль в этой сфере.

Важным этапом в апробации программы «Россия без сирот» стал отбор регионов, на территории которых она будет реализовываться как «пилотный проект». Для объективности эксперимента необходимо было произвести выбор регионов, отличающихся по состоянию системы социальной поддержки детей-сирот, развитости имеющейся инфраструктуры, финансовым возможностям. В качестве таких регионов были выделены четыре субъекта РФ: Краснодарский край, Красноярский край, Астраханская область, Волгоградская область, поскольку они обладают опытом разработки и претворению в жизнь инновационных моделей решения проблем семейного неблагополучия и социального сиротства на региональном уровне. Представленные регионы можно отнести к одной категории относительно благополучных территорий в плане реализации политики в отношении детей-сирот. Предложение включить в перечень пилотных регионов и наиболее проблемные в этом отношении субъекты федерации, в частности, Амурскую область, не получило поддержки.

Значимость решения проблемы детей-сирот для современной России трудно переоценить. И важно, что представители органов власти обратили свое пристальное внимание на нее — разрабатывается новая программа, призванная решить эту проблему. Однако необходимо провести тщательный анализ всех ее положительных и отрицательных сторон.

3. Приемная семья как альтернатива социальному сиротству

Дети — определяющий элемент развития России, от них зависят количественные и качественные характеристики не только сегодняшнего и будущего населения, его демографическая структура и социально-психологические особенности. Именно в детском возрасте закладываются фундаментальные качества личности, которые и обеспечивают психологическую устойчивость, целеустремленность, жизнеспособность и нравственные ориентации. Развитие таких личностных качеств не происходит спонтанно, для достижения эмоционального комфорта необходимы социальные условия, от которых зависят быт, физическое здоровье, личные успехи и характер общения с окружающими людьми. Успешное становление ребенка как личности определит не только его включение в социум, нахождение своей ниши, но и, в конечном счете, прогресс развития общества в целом.

В реалиях современной России достаточно остро стоит проблема социального сиротства. Рост числа детей, живущих без родительского попечения, на фоне снижения общей численности детского населения в последние годы ставит социальное сиротство в ряд важных национальных проблем. Сам факт сиротства существует столько, сколько общество в целом. Сегодня Россия переживает третью (после Гражданской и Великой Отечественной войн) волну социального сиротства. В разное время факторы, влияющие на рост численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, различались. Первую половину XX века страну потрясали катаклизмы и до 1950 года основной причиной сиротства были репрессии и войны, уносившие жизни взрослого населения и насильственно разлучавшие детей с родителями. Стабилизация в политической и экономической сферах жизни страны с 60-х по 80-е годы сопровождалась уменьшением числа детей-сирот. Глобальный экономический спад и дестабилизация экономики в начале 90-х годов характеризовался демографическим кризисом, ухудшением здоровья населения, ростом характера и форм социальных отношений, ломке привычных стереотипов жизненного опыта, социальной напряженности в обществе и, как следствие, росту численности детей-сирот. Нестабильность общества обнажила незащищенность многих людей от экономической, социальной и нравственной деградации, невозможность раскрыть и реализовать свой трудовой, нравственный и интеллектуальный потенциал. Эта часть населения пополняет маргинальные слои и группы, среди которых наиболее уязвимыми и социально незащищенными оказываются дети. Социально-экономические, политические, а также идейно- нравственные преобразования российского общества привели к трансформации во всех его сферах, структурах, институтах, в том числе в институте семьи. Снижение числа детей в семье, рост нежелательных беременностей, особенно среди несовершеннолетних матерей, психологические и эмоциональные стрессы взрослых, алкоголизм, наркомания, жестокое обращение с детьми — все это способствовало распаду семей, а главным последствием стал стабильный рост числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Сегодня уже не вызывает сомнения тот факт, что дети, потерявшие свою семью, развиваются по особому пути, обозначаемому термином «синдром сиротства». В условиях родительской депривации у детей, растущих в учреждениях для детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей, формируются не свойственные «домашним детям» черты личности: негативизм, отчужденность от взрослого мира, неуверенность в себе, неумение планировать свою деятельность, равнодушие к себе и к собственной судьбе, неразвитые индивидуальное сознание и социальный интеллект. Эмоциональная, коммуникативная, сенсорная депривация обуславливают задержку и искажение формирования психических функций. Считается, что именно психологический фактор является причиной не только психических, но и соматических отклонений у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Неполнота эмоциональной жизни в интернатных учреждениях вызывает различные психические расстройства и социальную дезадаптацию. У одних детей — это пониженная активность и апатия, такие дети в большей степени, чем их обычные сверстники, подвержены тревожности, страхам, депрессии и аутоагрессивности. У других — гиперактивность с уходом в асоциальную и криминальную деятельность. Такие подростки характеризуются склонностью к алкоголизации, наркотизации, высоким уровнем возбудимости и агрессивности. У третьих отмечается тенденция вести себя вызывающе в обществе, стараясь привлечь к себе внимание взрослых, при неумении создавать прочные положительные эмоциональные привязанности они зачастую самоутверждаются посредством нарушения социальных норм. У ребенка с тяжелым прошлым, выросшего в пренебрежении, нет любознательности, любви и тяги к учению. Предшествующие переживания приводят к регрессу, снижению способности к обучению вследствие нервного истощения. Боль от пережитой психологической травмы оттягивает на себя внутренние силы ребенка, которые должны быть направлены на развитие.

Особенно сильно ранний отрыв от семьи сказывается на детях младше 2 лет. Именно этот возрастной контингент пациентов хуже переносит период адаптации, они быстро начинают отставать в нервно-психическом развитии, рано выявляются отклонения в поведении. Так, уже на стадии оформления документов детей в интернатные учреждения уровень психических и поведенческих расстройств, среди которых с максимальной частотой встречались эмоциональные расстройства и расстройства поведения, в 3,5 раза выше, чем у «домашних» детей. Существуют данные, что даже у взрослых, воспитанных в приютах, сохраняются особенности психического функционирования, которые отличают их от остальных одновозрастных людей.

В УИТ дети обеспечены всем, за их содержание и воспитание несет ответственность администрация, контролируют государственные органы. С момента поступления в УИТ дети пребывают в ситуации сверхопеки, воспитание в интернатных условиях не обеспечивает в должной мере формирования необходимых в самостоятельной жизни личностных качеств, знаний и умений, что блокирует установки на выживание и формирует тип иждивенца и принцип «пожизненного попечения». Привыкнув к тому, что о них постоянно заботятся, выпускники интернатных учреждений, встав на самостоятельный путь, рассчитывают на покровительство, а не на собственные внутренние ресурсы. Как следствие, с наступлением совершеннолетия они не ориентируются во всем многообразии возрастающих требований со стороны социума и не готовы создать семью. Потеря семьи, ситуация сиротства ведет к утрате «базового доверия к миру», препятствует формированию самостоятельности, инициативности, коммуникативности, обуславливая трудности в построении межличностных отношений. Тревожность ситуации в том, что дети, имеющие неблагоприятный опыт семейного воспитания, в дальнейшем неизбежно переносят его на своих собственных детей, зачастую повторяя судьбу своих родителей, пополняя поля вторичного сиротства. Сегодня уже не вызывает сомнения тот факт, что развитие ребенка вне семьи идет в дефицитарной и негативно нагруженной микросреде. Воспитательная роль семьи важна для человека на разных возрастных этапах. Именно семья в последнее время становится объектом пристального внимания государства.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой