Особенности способов перевода английских деформированных фразеологизмов

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение 2
  • Глава 1. Теоретическое обоснование проблемы деформации английских фразеологических единиц и их перевода. 5
    • 1.1 Понятие фразеологической единицы. Ее признаки и классификации. 5
    • 1.2 Определение фразеологической устойчивости и внутренней раздельнооформленности как признаков, обусловливающих возможность деформации фразеологизмов. 12
    • 1.3 Понятие деформации. Типы и способы деформации. 17
    • 1.4 Способы перевода английских деформированных фразеологизмов на русский язык. 23
  • Выводы по первой главе 28
  • Глава 2. Анализ способов перевода английских деформированных фразеологизмов на примере двух вариантов перевода романа П. Г. Вудхауза «The Code of the Woosters». 31
  • Выводы по второй главе 53
  • Заключение 56
  • Библиография 58

Введение

Начиная с последних десятилетий XX века и заканчивая сегодняшним днем, наблюдается постоянный интерес исследователей к изучению фразеологических единиц в текстах художественной литературы, поскольку именно художественная литература является богатейшим источником изучения фразеологизмов с коммуникативной и прагматической точек зрения, позволяет составить более глубокое представление о сложной структуре фразеологического образа и значения. Этим обусловливается актуальность выбранной нами темы.

Объектом исследования является деформированные фразеологизмы английского языка, предметом — способы их перевода на русский язык. Целью нашего исследования является указать отличия между окказиональным и узуальным употреблением фразеологизма, дать характеристику форме деформированных фразеологизмов, видам их деформации, а также способам их перевода и выявить наиболее часто применимые из них при переводе деформированных фразеологизмов. Для достижения данных целей были поставлены следующие задачи: 1. дать определение фразеологизму, указать его главные признаки и структурные особенности; 2. дать определение деформации и определить факторы, обусловливающие ее возможность; 3. указать возможные виды деформации и цель применения того или иного вида; 4. перечислить всевозможные способы перевода деформированных фразеологизмов; 5. провести качественный и количественный анализ их применения на основе двух вариантов перевода одного произведения с английского языка на русский. Для решения поставленных задач были использованы методы дедукции, индукции, сбора, анализа и обобщения информации, а также метод сплошной выборки.

Теоретико-методологической базой исследования послужили труды великих ученых-лингвистов, работавших в области английской фразеологии, а именно: «Основы английской фразеологии» Амосовой Н. Н., «Английская фразеология: Проблемы моделирования» Савицкого В. М., «Курс фразеологии английского языка» и «Фразеология современного английского языка» Кунина А. В.

Источниками информации для написания работы «Особенности способов перевода английских деформированных фразеологизмов» послужили базовая учебная литература, труды великих ученых, работавших в области фразеологии, в общем, и английской фразеологии, в частности, результаты практических исследований отечественных и зарубежных авторов, статьи и обзоры в периодических изданиях, справочная литература, словари и Интернет-ресурсы. Примеры, на основе которых было проведено исследование, взяты из англоязычного текста романа П. Г. Вудхауза «The Code of the Woosters» и двух вариантов его перевода на русский язык, выполненных М. И. Гилинским и Е. В. Ратниковой и Н. А. Якутик. На языке перевода название произведения звучит как «Кодекс чести Вустеров»

Данная работа может послужить хорошим теоретическим материалом в процессе ознакомления с понятием фразеологической единицы, главными ее признаками, с понятием и типами деформации английских фразеологизмов, а также с возможными способами их перевода. В этом заключается теоретическая значимость исследования. Практическая значимость состоит в том, что результаты данного исследования могут быть использованы при дальнейшей разработке проблемы перевода деформированных фразеологических единиц.

Работа имеет следующую структуру: введение, две главы, заключение и библиографический список. В первой главе раскрыты общие теоретические вопросы, касающиеся сферы фразеологии английского языка, а именно: определены понятие фразеологизма, его главные признаки, понятие деформации, указаны факторы, обусловливающие ее возможность, перечислены типы деформации и выявлены наиболее часто встречающиеся из этих типов в английском языке, а также перечислены способы перевода английских деформированных фразеологизмов на русский язык. Во второй главе на основе данного литературного произведения (роман П. Г. Вудхауза «The Code of the Woosters») и двух вариантов его перевода на русский язык проводится анализ способов перевода встречающихся в нем деформированных фразеологизмов, оценивается качество каждого из них с точки зрения адекватности передачи деформированных фразеологических единиц на русский язык с целью сохранения экспрессивного эффекта, создаваемого автором в оригинальном тексте; а также выявляется частотность применения того или иного способа перевода, применяемого при переводе фразеологических единиц, деформированных по определенному типу.

Глава 1. Теоретическое обоснование проблемы деформации английских фразеологических единиц и их перевода

1.1 Понятие фразеологической единицы. Ее признаки и классификации

Фразеологизм, или фразеологическая единица -- устойчивое по составу и структуре, лексически неделимое и целостное по значению словосочетание, выполняющее функцию отдельной лексемы (словарной единицы). И. А. Федосов уточняет, что фразеологическая единица (далее ФЕ), как правило, выполняет изобразительно-оценочную функцию [6]. Фразеологизм употребляется как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений составляющих сочетания.

Проблемы фразеологических единиц очень тщательно разработаны теоретически, однако на практике четкое выделение фразеологических единиц вызывает некоторые трудности. Основным критерием разграничения продуктивных и непродуктивных словосочетаний является характер их соотнесения с действительностью: фразеологические единицы вносятся в речь подобно отдельному слову готовыми, воспроизводятся в ней как нечто заранее построенное и предоставленное в распоряжение говорящего на равных правах с отдельным словом.

В современном языкознании нет единого мнения по вопросу о сущности и определении фразеологического оборота как языковой единицы. Определение общего характера фразеологизму дал Ш. Балли: «сочетания, прочно вошедшие в язык, называются фразеологическими оборотами» [17, с. 125]. Исследователи В. Л. Архангельский, С. Г. Гаврин, В. Н. Телия определяют фразеологизм как языковую единицу, для которой характерны такие второстепенные признаки как метафоричность, эквивалентность и синонимичность слову [13, c. 107]. В. В. Виноградов выдвигал как наиболее существенный признак фразеологического оборота его эквивалентность и синонимичность слову. Но, по мнению Н. М. Шанского, метафоричность присуща также и многим словам, а эквивалентность — не всем устойчивым сочетаниям. Поэтому включение этих второстепенных и зависимых признаков в определение фразеологизма не совсем корректно. Ученый подчеркивал, что «правильная дефиниция фразеологизма невозможна без учета его отличий от слова и свободного сочетания» [5, c. 28].

В своей работе «Фразеология современного русского языка» Н. М. Шанский дает следующее определение: «Фразеологический оборот — это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т.е. постоянная) по своему значению, составу и структуре» [5, c. 45]. Лингвист полагает, что основным свойством фразеологического оборота является его воспроизводимость, так как «фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы» [5, c. 49].

Н.М. Шанский выделил следующие отличия фразеологических оборотов от свободных словосочетаний: слова состоят из элементарных значимых единиц языка, морфем, а фразеологизмы — из компонентов словного характера, слова выступают как грамматически единооформленные образования, а фразеологизмы — грамматически раздельнооформленные образования. Таким образом, фразеологизмы имеют «характерный набор дифференциальных признаков: 1) это готовые языковые единицы, которые не создаются в процессе общения, а извлекаются из памяти целиком; 2) это языковые единицы, для которых характерно постоянство в значении, составе и структуре (аналогично отдельным словам); 3) в акцентологическом отношении это такие звуковые комплексы, в которых составляющие их компоненты имеют два (или больше) основных ударения; 4) это членимые образования, компоненты которых осознаются говорящими как слова» [5, c. 65]. Фразеологизмы должны обладать всей совокупностью указанных признаков, отличающих их от свободных сочетаний и слов.

Итак, главными признаками фразеологизма являются:

1. Воспроизводимость — фразеологическое выражение не выдумывается каждый раз заново, а присутствует в языке.

2. Семантическая целостность — значение фразеологического выражения частично или полностью переосмыслено, т. е. значение фразеологической единицы не совпадает со значением составляющих её отдельных слов.

3. Раздельнооформленность — фразеологическое выражение состоит из двух и более слов, морфологически оформленных, но со смыслом отдельного слова в обороте речи, компоненты фразеологического выражения являются словами, специфически употреблёнными, значение которых в той или иной степени затемнено или потеряно.

4. Устойчивость. Фразеологическое выражение — это степень слитности её компонентов, мера возможности /невозможности изменений во фразеологическом выражении, как в составе фразеологического выражения за счёт расширения/ сокращения компонентного состава или замены одного из компонентов этого выражения сходной ему по тематическому ряду лексической единицей (структурная устойчивость), так и в значении фразеологического выражения (семантическая устойчивость).

Существует множество классификаций английских фразеологизмов. Вот некоторые из них. По В. В. Виноградову фразеологические выражения делятся на несколько типов:

1. Идиомы (или фразеологические сращения) — устойчивые словосочетания, представляющие собой семантически неделимое целое; значение целого не выводится из значений отдельных слов, входящих в состав данного фразеологического сращения. Семантическая самостоятельность слов-компонентов утрачена полностью: to show the white feather (букв. «показать белое перо») — струсить, to kiss the hare’s foot (букв. «целовать заячью лапу») — опаздывать.

2. Фразеологические единства (или фраземы) — мотивированные выражения с единым целостным значением, возникающим из слияния значений лексических компонентов. Например, выражение at the drop of the hat — немедленно, в тот же час, по малейшему поводу (дословно «в момент падения шляпы»); to keep a dog and bark oneself — выполнять работу своего подчиненного (дословно «облаять, обругать, сорвать раздражение, злость»).

3. Фразеологические сочетания — устойчивые выражения, в которых у одного из компонентов — буквальное (словарное) значение, т. е. это частично мотивированные словосочетания. Например, black frost в переводе означает «мороз без снега»; to pay through the nose — «платить втридорога»; to talk through one’s hat — «нести вздор, пороть чепуху»; the last straw — «последняя капля» [20].

Семантическая классификация Виноградова В. В. была переработана Куниным А. В. в соответствии с английским языком. Он последовательно разрабатывал структурный аспект английских фразеологических единиц. Также Кунин А. В. разработал, помимо классификации фразеологических единиц по соотнесенности с частями речи, и классификацию английских фразеологизмов с точки зрения их происхождения. Он выделил следующие категории: собственно английские (которые он подразделяет по времени возникновения на древне-английские, средне-английские, ново-английские) и заимствованные (в том числе библеизмы: Achilles' heel — «ахиллесова пята; слабое, уязвимое место», one's own flesh and blood — «собственная плоть и кровь, собственные дети», грецизмы и т. п.) [4, c. 232]

Смирницкий А.И. делит английские устойчивые выражения на:

1) те, которые обладают яркой экспрессией и эмоциональной маркированностью (imaginative (образные), expressive (экспрессивные) и emotional (эмоциональный));

2) те, которые лишены этого, стилистически нейтральные [23, c. 156]. Например: 1) soft in the head — «глупый; придурковатый; слабоумный» и 2) an apple of one's eye — «зеница ока «, to give a free hand — «давать полную свободу действий; иметь полную свободу действий «.

Алехина А.И. выделяет семантические фразеологические серии и модели по признаку смысловой близости (но не синонимии), например, по признаку отношения общего понятия к частному. При этом языковед учитывает и структурные особенности устойчивых выражений. Так Алехина выделяет особые глагольные структурно-семантические модели с глаголами to be («быть, существовать»), to feel («чувствовать»), to have («иметь») и т. д., группируя их в определенные семантические серии, например, чувствования, состояния, бытия и т. п. [24, c. 7−15].

Арнольд И.В. делит английские фразеологизмы на так называемые set expressions, semi-fixed combinations и free phrases, что в целом соответствует классификации Виноградова В. В. на фразеологические сращения (to be neck and neck — «быть, идти голова в голову; ноздря в ноздрю»), единства (in the twinkling of an eye — «в два счета, в мгновение ока», to get the upper hand — «взять верх; выиграть; иметь перевес») и сочетания (one's own flesh and blood — «собственная плоть и кровь, собственные дети»), соответственно [25, c. 182−184].

Одной из наиболее распространенных классификаций английских ФЕ является тематическая. В ее рамках разными учеными выделяются группы фразеологизмов по семному составу значений. Классификация имеет основные типы, сформированные по наличию основной архисемы (например, испытывать эмоции), которые далее делятся на более частные группы (такие как, волнение, страх, безразличие и т. д.).

Применяется также и классификация по соотнесенности фразеологизмов с определенными частями речи (так называемая смысловая классификация). Ее придерживались многие ученые, такие, как: А. В. Кунин, И. В. Арнольд, а также П. П. Литвинов. В основе разделения лежит принадлежность основного слова выражения к какой-либо части речи. В зависимости от того, какой части речи эквивалентен фразеологизм в целом, их подразделяют на следующие классы:

1. глагольные устойчивые сочетания: to come to a head — «достигнуть критической стадии», not to know chalk from cheese — «не разбираться в простых вещах», to pull somebody's leg — «морочить голову, дурачить, водить за нос», to put one's foot down — «настаивать, проявить твёрдость; занять твёрдую позицию» и др. Характерной особенностью глагольных ФЕ является формоизменение глагольного компонента. В предложении глагольные фразеологизмы выступают чаще всего в роли сказуемого.

2. устойчивые сочетания с прилагательными, или адъективные ФЕ. Они бывают двух типов: компаративные (сравнения) и некомпаративные. У компаративных ФЕ только подчинительная структура, в предложении они выступают в качестве обособленного определения или предикатива: as wise as a serpent (as Solomon) — «семи пядей во лбу»; a head like a sieve — «голова как решето». К некомпаративным относятся фразеологизмы типа: too clever by half — «больно умный; слишком умный»; a scatter-brained man — «рассеянный человек»; of the first water — «замечательный». Функции адъективных ФЕ совпадают с функциями прилагательного, нормой для этих фразеологизмов является положение в постпозиции. Препозитивное употребление адъективных ФЕ встречается редко и является окказиональным стилистическим приемом.

3. устойчивые сочетания с существительными: at the heart of something — «в основе чего-либо», all legs — «высокий и худой; длинный; долговязый» и др.

4. адвербиальные фразеологизмы с точки зрения их семантических особенностей делятся на качественные и обстоятельственные. Качественные обозначают признаки процесса, т. е. характеризуют его с качественной стороны. Они подразделяются на ФЕ образа действия и ФЕ меры и степени: taking one thing with another — «принимая все во внимание»; all things considered — «принимая во внимание все соображения; судя по всему; с учётом всех обстоятельств». Обстоятельственные адвербиальные ФЕ обозначают обстоятельства, место, условия, в которых совершается действие: in one’s (the) mind’s eyes — «мысленно, в воображении». В предложении адвербиальные фразеологизмы выступают чаще всего в качестве обстоятельства.

Также выделяются устойчивые выражения с предлогами (at first hand — «из первых рук; непосредственно», to be sick at heart — «чувствовать тошноту; тосковать«, to look over one's shoulder at — «оглянуться через плечо» и др.) и пословицы, поговорки и крылатые выражения. Пословицы и некоторые поговорки и крылатые выражения всегда имеют форму законченного предложения, иногда — эллиптического, но не допускающего замену одним словом, в этом смысле пословица всегда двучленна (а некоторые пословицы даже бывают сложными предложениями): little things amuse little minds — «мелочи занимают лишь мелкие умы; малые птички свивают малые гнезда»; if things were to be done twice all would be wise — задним умом всяк крепок (дословно: Если бы можно было все делать вторично, все были бы мудрецами); one's wits are (gone) wool-gathering — витать в облаках; the wish is father to the thought — люди охотно верят тому, чему хотят верить. Для пословиц, поговорок и крылатых выражений, представляющих собой предложение, характерна устойчивость лексемного состава и неизменяемость порядка лексем, связанная с синтаксической обусловленностью и широким использованием выразительных средств языка.

Недостаток данной систематизации заключается в том, что критерий выделения стержневого слова остается неясным.

Для английского языка наиболее приемлемой представляется следующая классификация, образованная по принципу «прилагательное + существительное»:

1. «Собственно идиомы», основанные на переносе значения, на метафоре, ясно осознающейся говорящим: blue stocking — ученая девица, leaky vessel — болтун, blue bird — недостижимое, призрачное счастье, bad egg — темная личность.

2. Традиционные устойчивые словосочетания, или клише. В отличие от идиом они не обнаруживают цельность номинации: их общее значение выводится из значения составляющих компонентов. Однако многократное их повторение в речи привело к тому, что традиционные словосочетания превратились в застывшие, абсолютно устойчивые формулы, которые вносятся в произведение речи в виде готовых образований. Например: good morning/night — доброе утро/спокойной ночи, happy birthday — с днем рождения, warm regards — привет.

3. Составные полилексемные термины: absolute zero — абсолютный нуль (физ.), blotting paper — промокательная бумага, common noun — нарицательное имя существительное, chewing gum — жевательная резинка, wireless telegraphy — радио [7, c. 64−76].

Таким образом, главная характерная черта фразеологических единиц — это их устойчивость, стабильность. Однако исследования показывают, что именно эти черты оказываются основной причиной, обусловливающей возможность их деформации: оживления компонентов словосочетаний, актуализации потенциальных слов, развития непродуктивных комплексов.

1. 2 Определение фразеологической устойчивости и внутренней раздельнооформленности как признаков, обусловливающих возможность деформации фразеологизмов

«Фразеологическая устойчивость — объем инвариантности, свойственный различным аспектам фразеологических единиц, обусловливающий их воспроизводимость в готовом виде и тождество при всех узуальных и окказиональных изменениях» [3, c. 46].

Максимальная степень устойчивости свойственна фразеологизмам, не допускающих никаких нормативных изменений: адвербиальные ФЕ типа after all — в конце концов, в конечном счете, ведь; as the crow flies — напрямик, кратчайшим путем; интенсификаторы типа as they come — исключительно, на редкость, чрезвычайно; субстантивные ФЕ с сочинительной структурой типа Jack and Jill — парень и девушка; пословицы — a great ship asks deep waters — большому кораблю большое плавание. Высокой устойчивости ФЕ способствует ряд факторов: наличие в их составе устаревших слов (spick and span — с иголочки, tit for tat — зуб за зуб); экспрессивное переосмысление (come, come! — ну-ну!, полноте!, hold your horses — потише, не волнуйтесь) и др.

Следующие 4 общих показателя устойчивости образуют минимальную фразеологическую устойчивость:

1. устойчивость употребления — фразеологизм является единицей языка, общественным достоянием в данном языковом коллективе, а не индивидуальным оборотом, употребленным тем или иным автором;

2. семантическая осложненность — проявляется неодинаково во фразеологизмах различных классов. К различным видам семантической осложненности относятся полное или частичное переосмысление значения, наличие архаических элементов в составе значения и др. ;

3. раздельнооформленность;

4. невозможность образования по порождающей структурно-семантической модели переменного сочетания слов [3].

Утверждение, согласно которому фразеологическая единица есть единица постоянного контекста, содержит в себе указание не только на стабильность ее состава, но и на то, что она слагается не из морфем, а из слов. Для того чтобы рассмотреть материальные признаки внутренней раздельнооформленности английских ФЕ, нужно иметь в виду то обстоятельство, что постоянный контекст подразделяется на подвижный и неподвижный. Основой подвижного контекста является материальное наличие компонентов при возможности вариаций их морфологического оформления или расположения и связей по отношению друг к другу, при способности ФЕ к разрыву последовательной цепи компонентов и введению переменного компонента. Одним из свойств словосочетаний является синтаксическая обратимость — способность его к синтаксическому преобразованию (такая перестройка непосредственной синтаксической связи между одними и теми же словами, которая, приводя к структурным изменениям в словосочетании или предложении, сохраняет непосредственной отнесенность одного из этих слов к другому, причем лексические их значения не изменяются). В сфере ФЕ преобразования возможны главным образом в глагольных идиомах и фраземах с объектным отношением между компонентами, причем во фраземах распределение элементов контекста может быть любое. Ср.: I crossed the Rubicon — the Rubicon was crossed; She knitted her brows — with knitted brows; They are pulling my leg — I was having my leg pulled. В идиомах преобразования такой структуры исключаются. Синтаксическая обратимость показывает реальность синтаксических отношений между компонентами ФЕ, а следовательно, и ее внутреннюю раздельнооформленность [1, с. 161].

Следующим признаком «живости» синтаксических отношений является самостоятельность синтаксической связи какого-либо компонента со словами, не входящими в данную единицу постоянного контекста. Значительное число фразеологизмов при включении в речь претерпевает расщепление посредством переменного элемента, выбор которого зависит от включающего контекста или от речевой ситуации. Таким переменным компонентом может быть: существительное в родительном падеже, притяжательное местоимение, выступающее как определение к зависимому именному члену фразеологизма (например, to set (my, his, Arthur's, the man's) teeth on edge — «раздражать (кого-либо)») или прямое дополнение к стержневому глаголу (to call (her sister, each other) names — «бранить (кого-либо)»).

Подвижная ФЕ обладает еще одним показателем своей внутренней раздельнооформленности: морфологическим показателем, проявляющийся во всяком формообразовании первого или среднего компонента, посредством которого фразеологизм включается в речь. Сюда относятся словоизменения глагола в идиоме/ фраземе (he played second fiddle — он играл вторую скрипку; she disliked playing second fiddle — она не любила играть вторую скрипку) [1, c. 167]. Однако морфологический критерий раздельнооформленности практически почти неприменим к ФЕ, представляющим собой сочетание прилагательного и существительного. Это связано либо с неспособностью данного прилагательного к формообразованию степеней сравнения (например, в сочетаниях типа: Indian summer — золотая осень, «бабье лето», evil genius — злой гений, Golden age — золотой век, current coin — общераспространённое мнение), либо с неизменяемостью самого фразеологизма, в котором форма прилагательного является предуказанной (white elephant — обременительное имущество, подарок, который неизвестно, куда девать, ненужная вещь; best man — шафер; last straw — капля, переполнившая чашу). Следует отметить, что все эти показатели обусловливаются самим фактором включения фразеологизма в речь и, таким образом, являются формами его существования как элементами речи.

Неподвижный контекст — такой, в котором определенное оформление, размещение и непосредственное примыкание компонентов друг к другу являются необходимым конституирующим его свойством. Рассматривая неподвижные фразеологические единицы, можно выделить следующие структурные типы:

1. субстантивные единицы с первым элементом — существительным в форме родительного падежа (death's head — череп как символ смерти, husband's tea — слабый и холодный чай);

2. субстантивные единицы с первым элементом — существительным в общем падеже (swan song — лебединая песнь, grass widow — «соломенная вдова»; жена, чей муж долго отсутствует; разведённая жена);

3. «одновершинные», никогда не допускающие лексического расщепления идиомы типа of course - конечно, by heart - наизусть;

4. сочинительные идиомы типа part and parcel — неотъемлемая часть, rank and file - рядовые сотрудники, обыкновенные люди; рядовые представители;

5. компаративные единицы типа as cool as cucumber - невозмутимый, спокойный, хладнокровный, as thick as thieves - водой не разольешь;

6. предикативные единицы типа as the crow flies - напрямик, кратчайшим путём, по прямой, when Sundays come together - «когда луна с солнцем встретится»;

7. наречные единицы типа wide awake — осмотрительный, бдительный, в курсе всего происходящего, with might and main - изо всех сил;

8. субстантивные единицы с первым элементом — прилагательным (black sheep — паршивая овца, белая ворона, white elephant — обременительное имущество, подарок, который неизвестно, куда девать, ненужная вещь) [1, c. 171−172].

О внутренней раздельнооформленности свидетельствует наличие предлогов и союзов, занимающих срединное положение в составе сочетания (cock of the walk - «шишка», важная персона, местный заправила, down in the mouth — в подавленном состоянии,; в плохом настроении, в унынии), наличие артикля, относящегося не к начальному компоненту (all the go — предмет всеобщего увлечения, последний крик моды, penny-a-line - низкопробный, многословный), фиксированная личная форма глагольного компонента (if ever there was one — возможный вариант перевода: если когда-либо было такое). Эти единицы отличает от сложных слов раздельное ударение на знаменательных компонентах (в сложных же словах мы наблюдаем объединяющее ударение). Но Н. Н. Амосова в своей работе «Основы английской фразеологии» приходит к выводу о том, что у неподвижных ФЕ отсутствуют грамматические, положительные фонетические, семантические признаки внутренней раздельнооформленности. Их отличают лишь графические показатели. Также Н. Н. Амосова утверждает, что «чем более подвижна единица постоянного контекста, тем безусловнее она принадлежит к фразеологическому фонду языка; чем она менее подвижна (т.е., казалось бы, чем более стабильную форму она имеет), тем ближе она стоит к словарному составу языка» [1, c. 179].

1. 3 Понятие деформации. Типы и способы деформации

Фразеологизмы как в устной, так и в письменной речи могут употребляться узуально (нормативно) и окказионально. Узуальное значение ФЕ — это значение, указанное в словаре. Окказиональное значение — это значение, которое получает фразеологизм в каком-либо контексте, сопровождающееся отступлением от обычного и общепринятого. Возможность окказиональных преобразований фразеологических единиц обусловлена двумя их основными свойствами — раздельнооформленностью и системно-языковой устойчивостью [9].

ФЕ мыслится, прежде всего, как устойчивая и семантически неразложимая реализация потенциальных (первоначальных) семантических возможностей одного (или одновременно нескольких) из составляющих ее компонентов. И какое-либо изменение внутри этой ФЕ воспринимается как своего рода «нарушение», или деформация. При этом происходит процесс так называемой актуализации, «оживления» потенциального слова. При разрушении ФЕ оно в той или иной мере раскрывает те расширенные семантические возможности, которое приобрело, регулярно функционируя в составе сложного идиоматического целого. Именно поэтому устойчивость, неразложимость ФЕ является предпосылкой того, что становится возможной деформация словосочетания и актуализация потенциального слова. Таким образом, мы сталкиваемся с весьма любопытным явлением: чем больше семантическая неразложимость, неделимость фразеологических единиц, чем крепче их устойчивость, тем чаще они подвергаются разложению и тем больший стилистический эффект оно имеет. И, наоборот, менее устойчивые (т.е. казалось бы, более склонные к деформации) фразеологизмы с четко обособленными значениями весьма неохотно поддаются намеренному разложению, которое редко используется как стилистическое средство. Чаще всего деформации подвергаются собственно идиомы, целостное значение которых мотивировано образом, лежащим в основе всего выражения.

С точки зрения узуального и окказионального использования А. В. Кунин различает четыре типа фразеологических конфигураций:

1. Узуальная конфигурация первой степени — ФЕ реализуют свою словарную стилистическую окраску, сохраняя свою традиционную структуру и компонентный состав.

2. Узуальная конфигурация второй степени характеризуется усилением стилистического эффекта в рамках той же стилистической тональности. При этом усиление экспрессивности происходит за счет смены позиции ФЕ или использования двух (или более) ФЕ в рамках одной конфигурации.

3. При окказиональной конфигурации первой степени происходит реализация окказионально преобразованных ФЕ благодаря использованию многочисленных стилистических приемов (вклинивание, добавление, двойная актуализация, замена компонентов, разрыв, эллипсис).

4. Окказиональная конфигурация второй степени включает в себя сложные стилистические приемы [3, c. 109].

Принимая во внимание тот факт, что цели и способы деформации многообразны, можно выделить два основных типа деформации:

1) Деформация преднамеренная, или «взрослая», т. е. когда говорящий действует совершенно сознательно и позволяет себе совершенно осознанно то ощущение игры, шутки и т. п., которое составляет основу стилистической деформации фразеологической единицы. Например: «And, of course, Warley had never suffered very deeply from the slump; its eggs were in too many baskets.» (J. Brain «Room at the Top») В данном случае обыгрывается идиома to put all one's eggs in one basket — «рисковать всем, поставить все на карту».

Другим, таким же распространенным видом «взрослой» деформации является наполнение фразеологической единицы в целом или отдельных ее компонентов их конкретно-лексическим, «первичным» значением. Однако эта стилистическая игра возможно только в том случае, если заданная фразеологическая единица (или отдельные ее компоненты) имеет соответствующее омонимичное сочетание слов (или отдельные слова). Например:

Фразеологический оборот every cloud has its silver lining («у каждой тучи есть серебряная подкладка») употребляется в тех случаях, когда подразумевают, что во всяком плохом можно найти хорошую сторону (русский вариант «нет худа без добра»). В приведенном ниже отрывке Дж. Голсуорси обыгрывает обособление из этого оборота silver lining, выступающая как самостоятельная фразеологическая единица:

«If you went in bandaged,» said Michael, dabbing the damaged eye with cold water, «and apologised for a motor accident, you would get special hearing and a good press. Shall I take the silver lining out of my tie for a bandage?»

Семантическая цельность фразеологизма нарушается тем, что silver lining в данном контексте может быть истолковано как в переносном (Майкл предлагает пострадавшему в драке парламентарию извлечь некоторую выгоду из неприятного инцидента: явиться на заседание с перевязанной головой и вызвать тем самым к себе сочувствие), так и в прямом смысле, поскольку для подкладки предлагается «серебряная повязка» галстука.

2) Деформация невольная, или «детская», т. е. деформация, свидетельствующая о реальных особенностях восприятия родного языка детьми [8].

Казанские лингвисты Л. К. Байрамова и Е. Ф. Арсентьева продолжили исследования данного вопроса в сопоставительном аспекте на материале отдаленно родственных и неродственных языков. В вышедшей в свет в 2006 г. монографии «Фразеология и фразеография в сопоставительном аспекте (на материале русского и английского языков)» Е. Ф. Арсентьева проанализировала следующие способы деформирования:

1. Замена лексического компонента/компонентов.

2. Вклинивание. Разорванное использование ФЕ.

3. Добавление переменного компонента.

4. Эллипсис. Фразеологическая аллюзия.

5. Фразеологический повтор.

6. Расширенная метафора.

7. Фразеологическое насыщение контекста.

А. О. Жолобова подразделяет типы окказиональных преобразований фразеологизмов библейского происхождения в английской, испанской и русской художественной литературе, публицистике и периодической печати на структурно-семантические и семантические. К первой группе относятся:

* расширение компонентного состава;

* сокращение компонентного состава (эллипсис);

* замену компонента (субституция);

* разрыв и полную деформацию (разрыв по Кунину, или cleft use по английской терминологии А. Начисчионе).

К семантическим преобразованиям исследователь относит:

* фразеологическую игру слов;

* экспликацию внутренней формы (образной основы) [9].

Таким образом, все способы деформирования можно разделить на три типа:

1. Преобразования, изменяющие содержательную форму ФЕ, но не нарушающие их структуру. К ним относятся фразеологический каламбур и редко встречающееся нарушение стилистической дистрибуции.

2. Преобразования, изменяющие структуру ФЕ и вносящие тем самым инновации в их содержание. К ним относятся замена компонента/компонентов, вклинивание, разрыв, эллипсис, добавление компонента/компонентов.

3. Сложные преобразования: расширенная метафора, фразеологический повтор, фразеологическая аллюзия и фразеологическое насыщение контекста [9].

Большинство ученых придерживается мнения, что замена лексического компонента (реже компонентов) является одним из самых распространенных типов контекстуальных трансформаций. Заменяемая лексема может быть синонимом, антонимом или принадлежать к одной семантической (тематической группе) по отношению к окказионально варьируемому компоненту. Необходимость замены обусловлена контекстом и является средством для достижения необходимого стилистического эффекта. Так, О. Уайльд в нижеследующем отрывке деформирует фразеологизм to wash one's dirty linen in public (выносить сор из избы, буквально: «стирать грязное белье на людях»), заменяя компонент dirty (грязный) антонимом clean (чистый) и иронизируя устами своего персонажа над людьми, которые выставляют напоказ хорошие личные отношения: «The amount of women in London who flirt with their own husbands is perfectly scandalous. It looks so bad. It is simply washing one’s clean linen in public. «

Вклинивание также относится к распространенным типам окказиональных преобразований ФЕ. Это — включение в состав ФЕ слов, переменных сочетаний слов или других фразеологизмов в данном речевом акте. Вклиниваемые окказиональные элементы расширяют структуру ФЕ и ее лексический состав. Вклинивание является важнейшим синтаксическим показателем раздельнооформленности ФЕ, т.к. подтверждает способность некоторых из их компонентов вступать в синтаксические отношения с различными переменными элементами. Кроме того, вклинивание доказывает, что компоненты ФЕ являются словами, не утратившими своих лексических значений. Эти значения актуализируются в речи путем сочетания с переменными элементами. Основная функция данного типа заключается в уточнении или усилении значения. Пример: Ilam said nothing. He was naturally at a complete loss (A. Bennett) [9].

Разрыв — речевое разъединение ФЕ переменным словом, сочетанием слов или графическими средствами с целью создания нового стилистического эффекта при неизмененном компонентном составе. Разрыв, так же как и вклинивание, возможен только в словесных комплексах. Пример: The «white man» need complain no longer of his burden («Labour Monthly», Nov. 1955). В данном случае деформируется оборот the white man's burden — бремя белого человека (цивилизаторская миссия белого человека по концепции Р. Киплинга). Или: He was staring at a silver spoon. He himself had put it in her mouth at birth! (J. Galsworthy «The Silver Spoon»). ФЕ расчленяется на две части, одна из которых находится в первом предложении, а другая во втором. Кроме того, be born with (родиться с) заменяется на put in (класть в), что полностью меняет значение. В результате подобной структурно-семантической деформации ФЕ в данном контексте распадается, хотя связь с прототипом и не полностью утрачена [8].

Следующий тип — добавление переменного компонента к началу и/или к концу фразеологизма является одним из самых древних приемов окказионального преобразования ФЕ. Е. В. Рыжкина всесторонне, в частности в когнитивном ракурсе, исследует этот тип трансформации в диссертационном исследовании, посвященном фразеологической окказиональности в английском языке. Автор пришла к выводу, что наиболее часто подвергаются добавлению субстантивные ФЕ. Второе место занимают адъективные и адвербиальные фразеологизмы. Наименее подвержены изменениям посредством добавления компонентов глагольные ФЕ. Посредством расширения состава фразеологизма происходит усиление или уточнение его значения. В качестве добавляемого компонента может выступать не только прилагательное, но и наречие: Her stomach did an odd flip as her brain registered a new-found awareness of a woman’s absolute power over the seemingly stronger sex.

Прием сокращения компонентов — эллипсис встречается значительно реже, чем все остальные приемы контекстуального использования ФЕ. Данный прием придает речи лаконизм и живость при сохранении смысла ФЕ. В случае частого употребления эллиптические обороты могут закрепляться в языке как самостоятельные [8].

Наиболее продуктивным приемом как в английском, так и в русском языках оказался прием добавления компонента/компонентов к началу или к концу ФЕ. Основными функциями данных трансформаций являются уточнение и усиление значений ФЕ.

Окказиональные изменения фразеологизмов чрезвычайно характерны для современного английского языка. Деформации подвергаются многие фразеологизмы: и совершенно лишенные признаков раздельнооформленности, кроме раздельного написания, и обладающие лишь слабыми признаками раздельнооформленности, и фразеологизмы с явно выраженными признаками раздельнооформленности. Окказиональные показатели раздельнооформленности показывают жизнь фразеологизмов в языке и их осмысление носителями данного языка. И то, что на определенном этапе развития языка рассматривается как окказионализм, часто с течением времени становится нормативным. Например, фразеологизм there's no love between them до первой половины XIX столетия означал «они (мы) любят (любим) друг друга», а также употреблялся и в противоположном значении; но в современном английском первое значение утрачено.

1. 4 Способы перевода английских деформированных фразеологизмов на русский язык

Перевод фразеологических выражений с английского языка на другие языки вызывает определённые трудности из-за их семантической целостности и усложненности. Стилистическая недифференцированность и многозначность фразеологизмов, а также их сходство со свободным сочетанием и ассоциативная схожесть представляют основные трудности при переводе на русский язык [4]. Дословный (буквальный) перевод фразеологического выражения извращает смысл высказывания, требуется адекватный перенос значения фразеологической единицы на второй язык. Это объясняется тем, что многие из них являются яркими, эмоционально насыщенными оборотами, принадлежащими к определенному речевому стилю и часто носящими ярко выраженный национальный характер. При переводе устойчивых сочетаний слов следует также учитывать особенности контекста, в котором они употребляются.

Существуют следующие способы перевода фразеологических выражений:

1) эквивалентный — перевод фразеологической единицы с первого языка фразеологизмом второго языка, совпадающим с ней по смыслу и по структурному составу компонентов. Абсолютно адекватные фразеологические выражения двух языков называются полными (или абсолютными) эквивалентами: to pull chestnuts out of the fire for smb. — таскать каштаны из огня для кого-либо. К этой группе относятся фразеологизмы интернационального характера, основанные на мифологических преданиях, библейских легендах и исторических фактах: Augean stables — авгиевы конюшни, burn one’s boats — сжечь свои корабли, in seventh heaven — на седьмом небе; а также сравнения, пословицы (extremes meet 'крайности сходятся') и глагольные сочетания (to gild a pill — позолотить пилюлю). Неполными (или частичными) эквивалентами являются те фразеологические выражения, которые имеют различия в структурно-грамматическом или лексическом плане, когда один компонент фразеологического выражения английского языка не совпадает с фразеологическим выражением второго языка, но относится к той же тематической группе: like a squirrel in a cage — рус. как белка в колесе; to get out of bed on the wrong side — рус. встать с левой ноги [4].

2) аналогичный — перевод фразеологического выражения с первого языка фразеологизмом второго языка, адекватным по содержанию, но различным по структурно-компонентному составу. Например, as stiff as a poker (дословно застывший как кочерга) — рус. словно аршин проглотил; to make a mountain out of a molehill (дословно сделать гору из кротовины) — рус. делать из мухи слона.

3) описательный — перевод фразеологического выражения описательно или одним эквивалентным словом или группой эквивалентных слов (в том случае, если во втором языке отсутствует фразеологическая единица, соответствующая фразеологической единице первого языка). Например, a white elephant — рус. обременительное или разорительное имущество; обуза, подарок, от которого не знаешь как избавиться; to fiddle while Rome is burning — заниматься пустяками перед лицом серьёзной опасности.

4) комбинированный — перевод осуществляется сочетанием вышеперечисленных способов. Фразеологическое выражение-аналог и эквивалент плюс описательный перевод. Этот способ применяется в том случае, когда фразеологическая единица второго языка недостаточно полно раскрывает значение фразеологического выражения первого языка. Например, spick and span — рус. с иголочки, элегантный, щегольской; far cry — рус. как небо и земля; большая разница.

Калькирование или дословный перевод фразеологизмов при наличии полного или частичного эквивалента

Устойчивые сочетания слов иногда приходится переводить дословно, несмотря на наличие полного или частичного эквивалента. Дословный перевод особенно важен, когда образ, заключающийся во фразеологизме, не безразличен для понимания текста, а замена его другим образом не дает достаточного эффекта. Дословный перевод часто применяется при наличии расширенной метафоры, фразеологических синонимов, игре слов и каламбурах [3].

Пословица a cat may look at a king переводится 'смотреть ни на кого не возбраняется'. Так, в примере из Конрада: Не was looking at Mrs. Anthony, as unabashed as the proverbial cat looking at a King. (J. Conrad, Chance, part II, ch. VI.) — Он смотрел на миссис Антони без смущения, подобно той, вошедшей в пословицу кошке, которая смотрела на короля.

При этом важно понимать разницу между калькированием и буквализмом. Калькирование -- оправданный дословный перевод, буквализм же -- дословный перевод, искажающий смысл переводимого выражения или рабски копирующий конструкции чужого языка и являющийся по существу насилием над тем языком, на который делается перевод. Например, пословица It is a long lane that has no turning в переводе на русский звучит как 'дорога без поворотов длинна' (смысл: 'прямая дорога кажется длиннее, чем она есть'). На самом же деле английская пословица значит: 'перемелется--мука будет'; 'не все ненастье, проглянет и красное солнышко'.

«Обертональные» переводы -- это своего рода окказиональный эквивалент, используемый для перевода фразеологизма только в данном контексте. Поэтому «обертональный» перевод дается в переводе цитаты, а не данного фразеологизма. Следует учитывать, что окказиональность данного эквивалента определяется исключительно особенностями контекста и что в другом контексте аналогичный перевод может и не быть «обертональным», а полным или частичным эквивалентом. Нахождение «обертонального перевода», в отличие от использования готового эквивалента--творческий процесс [4].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой