Особенности становления и развития русской библиографии до XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра СО и Л

Факультета МЭ и МО

РЕФЕРАТ

по дисциплине «Основы библиотечно-библиографических знаний»

Особенности становления и развития русской библиографии до XIX века

Выполнила: Цыганова В. Д. ,

студентка гр. ТОП (б) 111 (2)

Работу проверила: Пащенко Л. В.

Мурманск, 2011 г.

История любой науки, а в данном случае библиографии, всегда интересна тем, что исследует процесс и выявление ведущих закономерностей и тенденций формирования знания. Современная библиография, используя исторический опыт, развивается дальше. Без освоения исторического опыта невозможно современное углубленное изучение предмета, так как без знания истории нет будущего. Н. В. Здобнов писал: «Без рациональной теории не может быть и рациональной практики, а теория является результатом исторических обобщений коллективного опыта"*

В своей работе я постараюсь охарактеризовать роль истории в современном и перспективном развитии библиографии, раскрою основные особенности, тенденции и достижения библиографии на примере ее отечественной истории. Особое внимание будет уделено возникновению функциональных видов библиографии в нашей стране, основным методам и формам библиографической деятельности, определяющим дальнейшее ее развитие.

Имеются данные, что в IV — VI вв. у славян уже была хорошо развита письменность, однако, развитие библиографии, как науки связывают с моментом принятия христианства на Руси, так как именно христианство принесло новый высокий уровень книжной культуры в России. Появляется множество книг для богослужения, появляются библиотеки для частного пользования — все это способствует развитию библиографии.

Так как книги для богослужения являлись основой идеологии для людей, то они использовались и как педагогические, юридические, познавательные. Появилась потребность систематизировать данные знания, поэтому появляются первые вспомогательные указатели: указцы, соборники, месяцесловы. В одной из древнейших русских книг «Остромирово Евангелие» есть соборник на июль, где уже есть ссылки на разные отрывки евангельского текста, заголовки выделены красными большими буквами, есть волнистые и прямые черточки, предназначенные не столько для украшения, сколько для более четкого разделения текста.

Согласно летописи первая библиотека на Руси была основана в Киевском Софийском соборе в 1037 году, но до нас она не дошла, хотя считается, что она до сих пор может хранится в катакомбах Киевско-Печерской лавры. Однако, такая библиотека должна была иметь свой каталог. Об этом свидетельствуют и наиболее поздние каталоги различных церковных и монастырских библиотек, самым выдающимся из которых является каталог библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря. В данном документе дан перечень книг, согласно порядка их хранения; постатейное описание сборников с указанием заглавий, количества листов. Составитель рукописи больше заботился о постатейном раскрытии рукописей, т. е. заметна уже не столько узко богослужебная, сколько библиографическая задача. * Многие исследователи именно с этого труда ведут начало русской библиографии.

Со временем в нашей стране возникла потребность в развитии учетно-регистрационной функции библиографии. Особенно это стало актуально с расширением деятельности Московского печатного двора. В 1653 году по распоряжению Никона составляется «Опись книгам, в степенных монастырях находящимся». Эта опись представляет собой сводный каталог русских книг и охватывала 2672 русские рукописные книги из сорока степенных монастырей.

До сих пор развивалась только одна — учетно-регистрационная функция библиографии, но с появлением огромного количества книг религиозного содержания, появляется новая — критическая функция. Церковь пытается формировать круг чтения в нужном направлении**, поэтому появляются индексы запрещенных книг. В Европе книги, входящие в такие списки, уничтожались. Подобные списки в Древней Руси отличались от европейских тем, что носили рекомендательный характер, включали светскую литературу и были разделены на истинные и ложные. Направлены такие списки были против русских книг и народных суеверий. Работа по канонизации списка истинных книг проводилась вплоть до XIX века.

В создании таких списков проявилась черта, свойственная только для отечественной библиографии того времени — рекомендации. В «Кирилловой книге» есть не только раздел истинных и ложных книг, но и третий раздел рекомендаций, заканчивающийся предупреждением: «Всех же убо чюждих и диявольских сетей, крепко уклоняйся». На этом примере наглядно можно видеть, что списки истинных и ложных книг на Руси превращаются в своего рода трактаты и обзоры. Неотъемлемой стороной их содержания становятся не только четкий отбор и систематизация по принципу истина — ложь, но и, что самое главное, элементы критики, комментариев и рекомендаций.

Но самым выдающимся изданием того времени можно считать «Оглавление книг, кто их сложил». Авторство этого библиографического шедевра приписывают Сильвестру Медведеву, хотя доподлинно это неизвестно. «Оглавление.» — это уже не простой библиографический список, а библиографический указатель, т. е. более сложный библиографический жанр, включающий помимо списка вспомогательный указатель имен и предметов, «Объяснение сокращений» для названий сборников, описанных затем постатейно. Статьи, помещенные в рукописных и печатных сборниках и принадлежащие разным авторам, разнесены по именам авторов со ссылкой на соответствующие сборники, т. е. использован так называемый прием перекрестных ссылок. Наконец, наличие биографических справок позволяет нам говорить об «Оглавлении книг, кто их сложил» как о биобиблиографическом пособии. В итоге на примере «Оглавления книг, кто их сложил» можно продемонстрировать то новое качество, которое получила русская библиография в завершение ее эпохи становления.

XVIII век в России — век грандиозных перемен и реформ Петра I. Книжное дело начинает развиваться очень быстро. Своим указом Петр I разделил церковное и светское (гражданское) книгопечатанье, создал новую гражданскую азбуку. Это способствовало внедрению книгопечатания как важнейшего средства формирования идеологии, развития науки, техники, искусства, просвещения и культуры в целом. Введение новой гражданской азбуки демократизировало книжное дело, облегчило сам процесс обучения грамоте, способствовало массовому распространению книги, развитию книгопечатанья. До XVIII в. объектом библиографии преимущественно была рукописная книга. Лишь в отдельных случаях библиографические пособия отражали печатную книгу. И. Ф. Копиевский составил и подготовил к печати несколько книг. Именно И. Ф. Копиевский, учитывая европейский опыт, издал на латинском и русском языках первые варианты печатных библиографических пособий. С учетом того, что за рубежом печатались только светские гражданские книги, можно считать И. Ф. Копиевского зачинателем гражданской библиографии в России. В 1706 г. по указу Петра I была создана гражданская типография отца и сыновей Киприановых — в Москве, на Красной площади, там же при типографии был открыт книжный склад, названный «библиотекой», с монопольным правом торговли отечественными и зарубежными, гражданскими и церковными книгами и гравюрами. Старшему В. А. Киприанову было присвоено почетное тогда в Западной Европе звание «библиотекаря».

Текущая государственная библиография в России в начале XVIII в. не сложилась. Но необходимость в такого рода библиографии уже назрела. При этом русские книгоиздатели смотрели далеко вперед. В частности, Киприановы уже в 1714 г. построили свою «Всенародную публичную библиотеку», предлагая ее не только для бесплатного пользования книгами, но и как государственное книгохранилище, куда на основе обязательного экземпляра должны были поступать все отечественные издания, для которых будет создан соответствующий каталог. К сожалению, этот грандиозный проект так и остался нереализованным, но сама идея была просто замечательна. В некоторых странах раньше, а у нас лишь в XX в. создан специальный архив, сохраняющий навечно все выпускаемые издания.

Особая роль в становлении отечественной библиографии принадлежала основанной в Петербурге Академии наук. В 1728 г. она начинает выпускать на русском языке первое в России реферативное издание на основе публикуемых на латинском языке академических трудов — «Краткое описание комментариев Академии наук. Часть первая на 1726 г.» Издание пользовалось большой по тем временам популярностью.

Однако, этот успех был не в интересах преобладавшей еще в Академии наук немецкой профессуры, которая откровенно противилась академическому книгоизданию на русском языке. * В результате русская часть академических трудов была прекращена. Более плодотворными стали последующие реферативные издания Академии наук. Академия наук внесла свою лепту и в развитие книготорговой библиографии. Заботясь о распространении своих изданий, она в 1728 г. организовала специальную Книжную палату, своего рода книжный магазин. В газете «Санкт-Петербургские ведомости» стали публиковаться объявления, а с 1735 г. — и отдельные издания реестров, или росписей, цен продаваемых книг.

Важно отметить, что М. В. Ломоносов понимал не только экономическую, но и культурно-просветительную роль книжной торговли, предлагал и здесь использовать реферативную библиографию. Так, в связи с вопросом об открытии академической книжной торговли в Москве он в апреле 1763 г. представил в Академию наук свой пространный проект «Чтобы было обществу полезнее и Академической типографии прибыточнее». М. В. Ломоносов рекомендует в качестве же средства информации о наличных и вновь выходящих книгах советует «сочинить каталог. Российским книгам с настоящими ценами, и напечатав несколько сот экземпляров, разослать здесь в городе по знатным купцам, также в Москву, в другие города безденежно при ведомственном о том прибавлении». Так же академик Ломоносов М. В. предлагает меры текущего библиографирования, а именно: «Впредь какая только книга выйдет, поставить в ведомости с ценою и с кратким содержанием и оглавлением всей книги.».

Особого внимания заслуживает появление библиографической журналистики, призванной обеспечить текущую библиографическую информацию. Все публиковавшиеся журналы в то время ставили себе такую цель, однако, на деле, публиковали, в основном, книгопродавческую информацию о новых книгах и лишь изредка печатали весьма сдержанные рецензии. Периодическая печать подготовила базу для развития в России таких библиографических жанров, как аннотация (примечание), реферат (экстракт) и рецензия (отзыв, рассуждение).

К сожалению, образованность общества оставляла желать лучшего, поэтому первые опыты издания реферативных журналов не получили распространения. Журнал «Санктпетербугские ученые ведомости» реализовал на своих страницах идеи и практический опыт русской библиографической журналистики, прежде всего академической, но из-за малого количества подписчиков был закрыт. Следует отметить и такой журнал как «Русская библиотека для познания современного состояния литературы в России» Г. Бакмейстера. Парадокс заключался в том, что «Русская библиотека…» выпускалась на немецком языке и предназначалась для зарубежного читателя, однако, достаточно полно отражает учет вновь выходящих в России книг. К сожалению, и этот журнал, за неимением официальной поддержки, вынужден был прекратить свое существование.

Библиографическое пособие «Описание российских книг, систематически расположенных» известного русского археографа Н.Н. Бантыш-Каменского было опубликовано в качестве русского приложения к латинскому учебнику И. Ф. Бургия «Основы риторики» и стало первым опытом систематического библиографического указателя. Автор включил в свой указатель описания, сделанные не только по подлинникам, но и по уже имеющимся библиографическим пособиям. Систематический указатель Н.Н. Бантыш-Каменского можно считать первым российским опытом рекомендательной библиографии не в узкоцерковных, а в более широких воспитательно-образовательных целях.

В итоге можно утверждать, что к концу XVIII в. в России были даны опыты всех основных функциональных видов библиографии: учетной (государственной), критической (научно-вспомогательной) и рекомендательной.

Однако, только создание репертуара русской книги открыло бы возможности для эффективного развития последних двух функций отечественной библиографии. Многие ведущие зарубежные страны уже имеют необходимые библиографические репертуары. В России работы с тех пор ведутся вплоть до наших дней, но репертуара русской книги, не говоря уже о репертуарах книги других народов и наций, живущих в России, так и нет. Зато проектов и опытов было достаточно много.

Примером такого опыта может служить уже упоминавшаяся мной идея семьи издателей и книготорговцев Киприановых на основе обязательного экземпляра создать репертуар русской книги в виде «каталога и алфавита». Замысел не был осуществлен. Остался в рукописи и более грандиозный труд первого русского книговеда А. И. Богданова, но с реализацией замысла — создать репертуар русской книги по самым различным критериям: хронологическому, по типографиям, по заглавиям, по авторам, по жанрам. * В «Кратком ведении о авторах российских.» Богданов А. И. изложил эти новые методы систематизации материала.

Труд первого русского книговеда, хотя и стоял на полках библиотеки Академии наук в виде рукописной книги, был широко известен в библиографических кругах. Все крупнейшие библиографические труды XVIII—XX вв. указывали и использовали его. Он оказал определенное влияние на другие опыты составления репертуара русской книги. Именно А. И. Богданову они обязаны новыми и многообразными подходами к решению этой насущной проблемы.

Вершиной биобиблиографического варианта в рассматриваемое время следует считать «Опыт исторического словаря о российских писателях» Н. И. Новикова. Очень высокую оценку деятельности Новикова дал В. Г. Белинский. В частности, он подчеркивал, что «этот человек. имел сильное влияние на движение русской литературы и, следовательно, русской образованности. Сам он ничего или почти ничего не писал, но он обладал удивительною способностью заставлять писать других. Благородная натура этого человека постоянно одушевлялась высокою гражданскою страстию — разливать свет образования в своем отечестве. И он увидел могущественное средство для достижения этой цели в распространении в обществе страсти к чтению». *

Непосредственным поводом для создания «Словаря» Н. И. Новикова послужил труд анонимного «русского путешественника», опубликованный на немецком языке в Лейпциге в журнале «Новая библиотека изящных наук и свободных искусств» под названием «Известие о некоторых русских писателях, вместе с кратким сообщением о русском театре» в 1768 г. «Известие.» вызвало справедливое негодование в литературных кругах России, поэтому Н. И. Новиков ставит иные задачи: дать в форме словаря полную картину успехов русской науки и литературы от Нестора до современных дней, независимо от происхождения и классовой принадлежности авторов. Об отдельных писателях Н. И. Новиков не стесняется давать отрицательные отзывы.

Высокую оценку труду Н. И. Новикова дал Н. В. Здобнов, который считал его первым словарем, где представлены русские писатели и ученые за весь предшествующий период, первым серьезным трудом по истории русской литературы. *Замысел еще одного опыта составления репертуара русской книги был опубликован в декабрьской книжке журнала «Собрание новостей» в 1775 году в объявлении. Это был огромный шаг вперед. Проблема репертуара была сформулирована так, как она должна решаться в наше время. Во-первых, ставилась задача составить систематический репертуар. Во-вторых, впервые предлагалось составление «Россики» (каталога иностранных книг, до России касающихся). В-третьих, предлагался репертуар аннотированный и лишь в крайнем случае «простой», т. е. ограниченный библиографическим описанием. В-четвертых, само библиографическое описание должно было включать название, место и год издания, формат, цену и даже место продажи, т. е. отличалось такой полнотой элементов, какой не было до того времени в российских библиографических пособиях. В-пятых, создание репертуара предлагалось на коллективных началах — учеными различных центров. Реализовать проект не удалось, но до сих пор пытаются выяснить, что это было за общество, кто были те прогрессивные деятели русской библиографии, которые на таком высочайшем уровне предлагали решить проблему репертуара русской книги. И. Н. Кобленц считает, что речь идет не об отельном авторе, а, именно, об обществе, т. е. целом коллективе деятелей, причастных к науке или книге. Таковыми обществами в то время в России были два: самое первое в нашей стране «Вольное экономическое общество» (С. — Петербург) и самое первое в Москве — «Вольное российское собрание» при Московском университете. И. Н. Кобленц отмечает соответствие программы и характера деятельности «Вольного российского собрания» тому обществу, от имени которого делалось объявление. Важно также, что членами его были крупнейшие русские библиографы конца XVIII в.: Н. И. Новиков, Г. Ф. Миллер, Г. Л. Х. Бакмейстер и др. *

Очень значительным считается репертуар епископа Дамаскина (Д.Е. Семенова-Руднева, 1737−1795), известный под названием «Библиотека российская, или Сведение о всех книгах, в России с начала типографий на свет вышедших».

В соответствии с тем, что Епископ Дамаскин рассматривал свою «Библиотеку российскую» в качестве «российской ученой истории», принята хронологическая систематизация: по периодам русской истории, а в пределах периода — по выходным датам. Это был первый в России случай применения хронологической систематики, которая оказалась значительным шагом вперед по сравнению с алфавитной систематикой.

Именно епископ Дамаскин дал в своем репертуаре первую периодизацию русской культуры, положив в основу историю письменности и печати, т. е. книжного дела. «Российскую ученую историю» он разделил на три периода:

1 — от возникновения письменности до начала книгопечатания;

2 — до введения гражданского шрифта, т. е. периода кирилловской, славяно-русской печати;

3 — все последующее время до момента окончания работы над репертуаром (1785 г.), т. е. периода гражданского, светского книгопечатания.

Первый период, отсутствующий в библиографии печатной книги, епископ Дамаскин охарактеризовал во вступительной статье «Краткое описание российской ученой истории», где изложена история письменности, просвещения и библиотек Древней Руси до начала XVI в. В целом репертуар охватывает русские и славяно-русские печатные книги с 1517 до 1785 г. включительно, а также несколько десятков почему-либо привлекших особое внимание автора рукописных книг, всего несколько тысяч названий (под подсчетам И. Н. Кобленца — 3804 книги).

Труд епископа Дамаскина выделяется не только количеством материала, до него никем не учтенного, но и методами библиографирования. Указываются основные элементы библиографического описания: автор, заглавие, место и год издания, типография, формат. Но особенно важно, что значительная часть материала представлена хорошо составленными аннотациями. В них раскрывается содержание каждой книги, сопоставляются различные издания одних и тех же произведений, указываются источники переводных книг, описываются иллюстрации, отмечается, какие книги читал или просматривал сам автор, о каких получил сведения из других источников и в каких библиотеках имеется та или иная из наиболее важных книг. Другими словами, по методам обработки материала епископ Дамаскин опередил многих последующих русских библиографов.

Таким образом, в XVIII в. отечественная библиография уже разделяет свои функции: совершенно четко выделяются такие библиографические «направления», как книготорговые реестры, пособия подлинной библиотечной библиографии, преследующие не прежние инвентарно-охранные цели, а предназначенные для ориентации читателя в книжном содержании библиотеки, впервые появляются в свет публикации органов критической библиографии и библиографической журналистики, отраслевая, краеведческая и библиография. Итак, за исключением библиографии периодики и рекомендательной библиографии, в XVIII в. начали складываться уже все функциональные и другие варианты развитой системы современной библиографии.

русская библиография история отечественная

Список используемой литературы

1. Н. В. Здобнов. Библиография как историческая наука. «Наука и жизнь». № 2. 1989.

2. А. А. Беловицкая. Общее книговедение. 1987

3. Гречихин А.А. Общая библиография: Теоретико-методологические основы: Учеб. пособие. М., 1990. 108 с.

4. Гречихин А.А. Библиографоведение: Возникновение и особенности формирования. М., 1988. 93 с.

5. Здобнов Н.В. История русской библиографии до начала XX в. 3-е изд. М., 1955. 607 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой