Правовая охрана и защита прав на тайну усыновления

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

Правовая охрана и защита прав на тайну усыновления

План

Введение

1. Теоретико-правовые основы охраны и защиты прав на тайну усыновления

1.1 Понятие усыновления

1.2 Основы правового регулирования охраны и защиты прав на тайну усыновления

2. Механизм охраны и защиты прав на тайну усыновления

2.1 Правила охраны тайны усыновления. Защита права на тайну усыновления

2.2. Проблемы правового регулирования охраны и защиты тайны усыновления

Заключение

Список использованных источников

охрана тайна право усыновления

Введение

Семья в Российской Федерации находится под защитой государства, что установлено ст. 38 Конституции Р Ф Конституция Рос. Федерации от 12 дек. 1993 г. // Рос. газ. — 1993. — 25 дек. — № 237. Государство и общество заинтересованы в том, что семьи были стабильными, полными, материально обеспеченными и богатыми духовно. В таких семьях дети будут наиболее качественно обеспечены должным воспитанием, содержанием и образованием. Согласно п. 2 ст. 54 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) Семейный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 29 дек. 1995 г. N 223-ФЗ (ред. от 04. 05. 2011) // Рос. газ. — 1996. — 27 янв. — № 17. естественным правом ребенка является право жить и воспитываться в семье.

К сожалению, в последние годы увеличивается количество детей, которые лишены семьи, родительского попечения и заботы. В соответствии со ст. 20 Конвенции ООН о правах ребенка от 5 декабря 1989 г. Конвенция о правах ребенка, одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 нояб. 1989 г. / Сборник международных договоров СССР. — Выпуск XLVI, 1993. ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который не может оставаться в таком окружении, имеет
право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством.
Положения, провозглашенные Конвенцией ООН о правах ребенка и воспринятые российским законодательством, устанавливают приоритетность семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, по сравнению с практикой передачи их в детские специализированные учреждения, что, прежде всего, отвечает интересам ребенка. Среди форм семейного воспитания детей-сирот законодатель отводит приоритетную роль усыновлению (удочерению). При усыновлении особое значение приобретают правовая охрана и защита прав на тайну усыновления. При реализации правовых положений об охране и защите на тайну усыновления возникают многочисленные проблемы, поэтому написание работы актуально.

Объект работы — общественные отношения, возникающие в процессе правовой охраны и защиты прав на тайну усыновления.

Предмет работы — правовая охрана и защита прав на тайну усыновления.

Цель контрольной работы — изучить особенности правового регулирования охраны и защиты прав на тайну усыновления; выявить проблемы и предложить пути их решения.

Задачи работы:

1. Раскрыть понятие усыновления.

2. Охарактеризовать основы правового регулирования охраны тайны усыновления.

3. Рассмотреть механизм охраны и защиты прав на тайну усыновления.

4. Выявить проблемы охраны и защиты прав на тайну усыновления и предложить пути их устранения.

При написании работы применялись такие методы научного познания как: диалектический, метод анализа и синтеза, формально-юридический, логический.

Нормативную основу работы составляют положения действующего семейного и гражданского законодательства РФ.

Эмпирическая база работы сформировалась за счет судебной практики судов общей юрисдикции.

Теоретическую основу работы составляют учебные пособия, комментарии действующего законодательства РФ, публикации в периодической печати таких ученых-юристов как: М. В. Антокольская, Ю. А. Королев, П. В. Крашенинников, В. В. Рязанцев и других.

1. Теоретико-правовые основы охраны и защиты прав на тайну усыновления

1.1 Понятие усыновления

Усыновление — это такое юридическое действие, с которым связывается возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Права и обязанности усыновителя и усыновленного возникают с правопорождающего юридического факта, а именно со дня вступления в силу решения суда об установлении усыновления (п. 3 ст. 125 СК РФ).

Усыновление — это сложный юридический акт. В нем находят отражение как воля лиц, выразивших желание усыновить ребенка, родителей, давших согласие на усыновление своего ребенка, самого ребенка, достигшего 10-летнего возраста, и других лиц, установленных законом, так и воля государства, выраженная в решении суда. Таким образом, государственная воля оказывает определенное влияние на возникновение порождаемых усыновлением отношений. Государство посредством судебных органов власти непосредственно выражает свою волю и участвует в формировании самого акта усыновления. Без прямо выраженной его воли на усыновление соответствующие этому акту отношения возникнуть не могут. На этом основании можно заключить, что решение суда входит в содержание акта усыновления в качестве его неотъемлемой части, а не просто действия, которым регулируется усыновление Рязанцев В. В. Правоотношения усыновления в российском семейном праве: Автореф. диссер. канд. юрид. наук / В. В. Рязанцев. — М., 2001. — С. 13.

Решение суда об установлении усыновления, являясь юридическим фактом, является первоначальным основанием возникновения прав и обязанностей между усыновителем и усыновленным, а также несет одновременно и характер правопрекращающего факта. Судебное решение влечет прекращение ранее существовавших семейно-родственных правоотношений ребенка с его биологическими родителями и их родственниками.

Таким образом, усыновление как юридический акт представляет собой решение суда, вынесенное по просьбе лица, желающего принять ребенка в свою семью, с соблюдением законодательно закрепленных условий и порядка вынесения такого решения. Данный юридический акт порождает определенные правовые последствия, создает юридическое состояние и направлен на регулирование отношений между усыновителем и усыновленным.

Что касается вопроса о содержании термина «усыновление» в более узком юридическом смысле, то здесь мнения, высказанные в разное время различными учеными, расходятся. В самом деле, как ранее действовавшее законодательство, так и современное не дают определения усыновления, а использовавшиеся и используемые в настоящее время формулировки правовых норм не позволяют прийти к единому мнению Косова О. Ю. Семейное и наследственное право России: Учеб. пособие / О. Ю. Косова. — М.: Статут, 2009. — С. 180.

С.А. Муратова: «Усыновление представляет собой семейное правоотношение между усыновителем и усыновленным, которое по содержанию эквивалентно родительскому правоотношению» Муратова С. А. Семейное право: Учеб. пособие. Нормативные акты / С. А. Муратова. — М.: Юриспруденция, 2009. — С. 208.

Л.М. Пчелинцева рассматривает усыновление как «юридический акт, в результате которого между усыновителями (усыновителем) и его родственниками, с одной стороны, и усыновленным ребенком — с другой, возникают такие же права и обязанности, как между родителями и детьми, а также их родственниками по происхождению» Пчелинцева Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов / Л. М. Пчелинцева. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2011. — С. 482.

М.В. Антокольская делает вывод, что «с точки зрения социологии усыновление — одна из разновидностей социального отцовства и материнства. Однако если права и обязанности усыновителей практически идентичны родительским, то фактические отношения, возникающие в процессе усыновления, не всегда напоминают родительские. В тех случаях, когда ребенок считает усыновителей своими родителями, их отношения не отличаются от родственных. Если ребенок знает о том, что усыновители не его родители, фактические отношения между ними могут быть несколько иными» Антокольская М. В. Семейное право: Учебник / М. В. Антокольская. — М.: Юристъ, 2012. — С. 290.

Иные исследователи настаивают на том, что в результате усыновления возникают отношения, лишь сходные с родственными, но никак не приравниваются к родственным. В данном мнении заложена позиция, что в основе родительского правоотношения лежит происхождение одного лица от другого, которое они определяют как родство.

Итак, на наш взгляд, усыновление порождает особый вид правоотношений, которые нельзя назвать ни родительскими, ни подобными родительским правоотношениям. При существующей тайне усыновления (ст. 139 СК РФ) никакой речи о родительских отношениях не может быть. Ребенок, который понятия не имеет о своем реальном происхождении и о существовании биологических родственников, не застрахован от вероятности вступления в брак с близкими родственниками по прямой линии, а также с родными родителями, полнородными и неполнородными братьями и сестрами, что запрещено российским семейным правом. Заключение браков между близкими родственниками может иметь негативные медико-биологические последствия в виде рождения детей с тяжелыми заболеваниями. Действующее семейное законодательство предусматривает специальные меры, направленные на сохранение тайны усыновления, и при такой постановке вопроса крайне трудно отследить судьбу усыновленного ребенка даже со стороны его родных.

1.2 Основы правового регулирования охраны и защиты прав на тайну усыновления

Основу правового регулирования охраны и защиты прав на тайну усыновления в РФ составляет положения СК РФ. Статья 139 СК РФ предусматривает, что тайна усыновления ребенка охраняется законом.

Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка.

Лица, указанные выше, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке.

Сведения о тайне усыновления относятся к личным тайнам. Статья 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федер. закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ (ред. от 28. 07. 2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2006. — N 31 (1 ч.). — Ст. 3448., а также Указ Президента Р Ф от 6 марта 1997 г. № 188 (в ред. от 23 сентября 2005 г. № 1111) «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера: Указ Президента Р Ф от 06 марта 1997 г. N 188 (ред. от 23. 09. 2005) // Рос. газ. — 1997. — 14 марта. — N 51. обеспечивают ограничение доступа к такого рода сведениям. Более того, информация об усыновлении входит в содержание личной и семейной тайны и охраняется в соответствии со ст. 23 Конституции Р Ф.

ГПК Р Ф Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 14 нояб. 2002 г. N 138-ФЗ (ред. от 14. 06. 2012) // Рос. газ. — 2002. — 20 нояб. — № 220. определяет процессуальный порядок усыновления детей.

До 27 сентября 1996 г. в России вся подготовительная работа, связанная с усыновлением детей, решения об усыновлении, регистрация усыновления осуществлялись в административном порядке районной или областной администрацией в зависимости от того, кто обращался с заявлением об усыновлении ребенка — граждане России или иностранные граждане.

В настоящее время Законом между судом и органами районной администрации (опеки и попечительства) распределены функции, связанные с усыновлением детей. Несмотря на судебный порядок усыновления, часть полномочий по-прежнему остается у органов районной администрации: организация учета детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, желающих усыновить детей (ребенка), обследование условий жизни детей и граждан, подавших заявление об усыновлении, организация медицинского обследования детей, подготовка заключения для суда, регистрация усыновления и т. д.

Действует ряд нормативных актов, регулирующих вопросы усыновления (удочерения) российскими и иностранными гражданами детей, являющихся гражданами Российской Федерации. Среди них, например, ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» от 16 апреля 2001 г. О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей: Федер. закон от 16 апр. 2001 г. № 44-ФЗ (ред. от 03. 12. 2011) // Рос. газ. — 2001. — 20 апр. — № 78. Информация о детях, оставшихся без попечения родителей, и гражданах, желающих принять детей на воспитание в свои семьи, может быть использована исключительно для целей формирования и использования государственного банка данных о детях. Такая нормативная установка, по сути, означает принципы реализации права граждан на информацию. Это требование одновременно корреспондирует с положениями Конституции Р Ф о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайне (ст. 23). Кроме того, Основной Закон предусматривает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24) Кирилловых А. А. Комментарий к Федеральному закону от 16 апреля 2001 года N 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» (постатейный) / А. А. Кирилловых. — М., 2010. — С. 67.

Также вопросы охраны и защиты тайны усыновления регламентируются международными нормативно-правовыми актами. При решении вопроса о сохранении тайны усыновления ребенка — гражданина Российской Федерации иностранными гражданами следует руководствоваться правовыми положениями Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях, утвержденной Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г., и Конвенции о правах ребенка, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г. Конвенция о правах ребенка, одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 нояб. 1989 г. / Сборник международных договоров СССР. — Выпуск XLVI, 1993.

Итак, охрана и защита тайна усыновления регулируется положениями международных актов, нормами СК РФ, Федеральных законов, подзаконных актов.

2. Механизм охраны и защиты прав на тайну усыновления

2.1 Правила охраны тайны усыновления. Зашита права на тайну усыновления

Тайна усыновления способствует созданию подлинно родственных отношений между усыновителем и усыновленным, стабильности усыновления, облегчает воспитание ребенка. Таким образом, тайна усыновления необходима для нормального существования семьи, благополучного развития усыновленного ребенка, сохранения спокойствия лиц, не являющихся кровными родственниками.

Целесообразность норм, обеспечивающих тайну усыновления, подтвердилась в процессе их многолетнего применения. Длящийся характер преобладающего большинства брачных и семейных правоотношений должен учитываться и в нормах о тайне усыновления. Они должны защищать интересы усыновителя и усыновленного в течение всей жизни. Принимая в семью ребенка в качестве родного сына или дочери, усыновители стремятся к тому, чтобы никто, а в первую очередь усыновленный, не знал, что усыновители не являются его настоящими родителями. Очевидно, что когда усыновляется ребенок старшего возраста, который помнит своих родителей, вопрос о сохранении тайны усыновления не возникает. Напротив, в тех случаях, когда усыновляется маленький ребенок или даже ребенок старшего возраста, который не помнит своих родителей, ему нетрудно внушить, что лица, в семью которых он попал, являются его настоящими родителями Левушкин А. Н. Правовые последствия усыновления и тайна усыновления / А. Н. Левушкин // Российская юстиция. — 2011. — N 6. — С. 24.

Закон не раскрывает содержание понятия тайны усыновления. Очевидно, оно должно включать сведения о личности усыновителя, усыновленного ребенка, времени, месте и других существенных обстоятельствах усыновления. Статья 139 СК РФ предусматривает основные положения, касающиеся охраны тайны усыновления ребенка. Так, п. 1 этой статьи содержит следующее правило: «Тайна усыновления ребенка охраняется законом. Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка». Таким образом, исходя из смысла ст. 139 СК РФ, под тайной усыновления следует понимать лишь сведения о судебном решении.

Охрана информации об усыновлении обусловлена тем, что, как уже отмечалось, усыновление по российскому законодательству представляет собой таинство. Особенность правовой охраны тайны усыновления состоит в том, что охрана предоставляется только после усыновления, т. е. после вступления в законную силу судебного решения. Однако и до этого момента соответствующая информация о ребенке, оставшемся без попечения родителей, а также о лицах, пожелавших усыновить ребенка, ограничена в доступе и предоставляется исключительно в порядке, определяемом ст. 11 Федерального закона «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» Левушкин А. В. Указ. соч. — С. 25.

Возникает вопрос: как поступить в случае, когда усыновители с самого начала своего обращения в органы опеки и попечительства заявляют свою просьбу о сохранении тайны усыновления, в то время как внесудебная стадия и досудебная подготовка дела не составляют предмета этой тайны? Предполагается, что сотрудники органов опеки и попечительства, осведомленные о процессе усыновления, не должны разглашать такую информацию до принятия судом соответствующего решения. Однако, поскольку законодатель не относит сведения о внесудебной подготовке к служебной или профессиональной тайне должностных лиц, эта проблема приобретает скорее не правовой, а этический характер.

Законодатель не предусматривает закрытого перечня лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за разглашение ими сведений относительно состоявшегося усыновления. И это правильно. Любое лицо, как должностное, так и частное, должно помнить о неотвратимости наказания за разглашение тайны усыновления, поскольку это ставит под удар правоотношения, возникшие из акта усыновления. Особый характер отношений, основанных на усыновлении, заключается в сложном взаимодействии не только правовых, но и психологических, этических, межличностных аспектов, вызывающих ряд вопросов после усыновления, например о происхождении ребенка, его наследственных качествах, о связанных с этим проблемах воспитания. Все эти обстоятельства являются актуальными и болезненными, поэтому разглашение тайны усыновления неизбежно приведет к страданиям участников отношений по поводу усыновления. Для ребенка известие о том, что любимые мама с папой — ненастоящие, бывает подлинной катастрофой. Особенно если он узнает об этом от посторонних лиц. Известны случаи, когда из-за испытанного потрясения ребенок не мог больше оставаться в семье и возвращался в детский дом. Поэтому педагоги и психологи единодушно отговаривают родителей от неукоснительного соблюдения тайны усыновления Паршуткин В., Львова Е. Всегда ли оправданно сохранение тайны усыновления? / В. Першуткин, Е. Львова // Российская юстиция. — 2009. — N 3. — С. 15.

Условия, обеспечивающие тайну усыновления ребенка, отражены в нормах как процессуального, так и материального характера. Так, в частности, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 20 апреля 2006 г. О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 20 апр. 2006 г. N 8 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2006. — № 6. содержит следующие разъяснения: «В целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) суд в соответствии со ст. 273 ГПК РФ рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения». На практике судьи пошли еще дальше указаний законодателя и проводят разбирательство дел не только в закрытом судебном заседании. Часто участники процесса дают подписку о неразглашении сведений, получаемых ими во время слушания дела. Фактически создается еще одна тайна, а именно тайна судебного заседания, что, на наш взгляд, не только противоречит закону, но и приводит к возникновению ряда тайн, не имеющих отношения к понятию «тайна усыновления».

Лица, участвующие в рассмотрении дела, должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК Р Ф Уголовный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 12. 11. 2012) // Собр. Законодательства Рос. Федерации. — 1996. — N 25. — Ст. 2954., что отражается в протоколе судебного заседания.

Пункт 2 ст. 139 СК РФ гласит, что лица, указанные в п. 1 настоящей статьи, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке. Из содержания п. 2 ст. 139 СК РФ можно сделать вывод о том, что лица, могущие разгласить тайну усыновления, должны спросить у усыновителя, возможно ли это. Возникает вопрос: а можно ли вообще разрешить разглашение сведений, составляющих тайну усыновления? Ответ на него может быть только отрицательным. Очевидно, что п. 1 ст. 139 СК РФ содержит императивное правило о недопустимости разглашения тайны усыновления, в то время как п. 2 этой же статьи содержит исключение из общего правила. Такое противоречие, на наш взгляд, должно быть устранено. Допуская такое исключение, можно предположить, что иногда кому-либо может быть разрешено разглашение сведений, составляющих тайну усыновления, но только с согласия усыновителя. Следуя теоретическим положениям о понятии императивной нормы, являющейся общеобязательной для всех, приходим к выводу о том, что п. 2 ст. 139 СК РФ нужно исключить. В таком случае сохраняется императивное правило о невозможности разглашения тайны усыновления, не допускающее никаких исключений.

На практике такое предложение способствовало бы разрешению многих вопросов, в частности об ответственности лиц, разгласивших тайну усыновления. В действующей редакции п. 2 ст. 139 СК РФ содержит правило о том, что «лица, указанные в пункте первом… разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке».

Данное положение требует анализа. Для того чтобы ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности, необходимо четко представлять, какие именно действия подпадают под признаки состава преступленияПостатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / В. В. Андропов, Н. Г. Валеева, Е. С. Гетман и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2011. — С. 77. Поэтому следует обратиться к ст. 155 УК РФ, которая формулирует состав уголовного преступления за разглашение тайны усыновления. Итак, ст. 155 УК РФ содержит следующие признаки преступления: «Разглашение тайны усыновления… вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления… как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений… «

Разглашение тайны усыновления заключается в извещении любого лица в устной или письменной форме о факте усыновления кого-либо, а также в сообщении усыновленному о том, что его родители являются усыновителями. Состав преступления формальный, преступление является оконченным с момента разглашения сведений об усыновлении. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом, когда виновный, зная об имевшем место усыновлении, сообщает об этом другим лицам, желая сделать этот факт достоянием посторонних против воли усыновителей ребенка Комментарий к Уголовному кодексу РФ (Особенная часть) / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. — М., 2012. — С. 103. Например, Р. сообщил усыновленному, что его родители на самом деле его усыновители в возрасте двух лет. Р. был привлечен к уголовной ответственности Дело № 42−008−9: Определение Верховного Суда Р Ф от 19 нояб. 2008 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. — 2008. — № 12.

Таким образом, речь идет о совершении таких действий, которые свидетельствуют о разглашенной тайне усыновления вопреки воле усыновителя. Возникает вопрос: а если не вопреки воле усыновителя, тогда состав преступления будет отсутствовать и привлечение к уголовной ответственности невозможно? В связи с этим как реально разграничить действия, совершенные по воле усыновителя либо без его воли? Как это доказать? Считаем, что формулировка ст. 155 УК РФ является неудачной, поскольку трудно вообще представить себе ситуацию, когда бы усыновитель желал, чтобы посторонние лица узнали о том, что он не состоит в родстве со своим усыновленным ребенком. Поэтому предлагается исключить из текста ст. 155 УК РФ словосочетание «вопреки воле усыновителя». Соответственно исключить его необходимо и из содержания п. 2 ст. 139 СК РФ.

В действующей редакции ст. 155 УК РФ потерпевшими от данного общественно опасного деяния являются: лицо, в установленном законом порядке признанное усыновителем, и усыновленный. Нарушение, в результате разглашения соответствующей информации, прав и законных интересов лиц, изъявивших желание усыновить ребенка, подавших заявление об усыновлении, но еще не признанных усыновителями, а также лиц, фактически принявших в семью чужого ребенка, но юридически не оформивших усыновление, не подпадает под действие ст. 155 УК РФ и влечет иную правовую оценку.

Неудачная формулировка ст. 155 УК РФ проявляется в объединении уголовно-правовых норм об ответственности общих и специальных субъектов в рамках единого (без выделения основного и квалифицированного) состава преступления, затрудняющего определение субъективной стороны рассматриваемого преступления Рожнов А. А. Уголовно-правовая охрана профессиональной тайны: Автореф. дис… канд. юрид. наук / А. А. Рожнов. — Казань, 2002. — С. 15. Поэтому что касается субъекта преступления, то относительно так называемого профессионального субъекта вопрос о его персонификации (это судьи, работники отделов загса) особых трудностей не вызывает, а что касается иных лиц, то их перечень не является исчерпывающим. Так, секретарь судебного заседания, архивариус, заведующий канцелярией, не являющиеся профессиональными субъектами, тоже обладают информацией об усыновлении. Следовательно, и они должны нести ответственность за ее распространение. В связи с этим, на наш взгляд, существует проблема персонификации ответственного лица и потребность в изменении редакции ст. 139 СК РФ.

Поскольку законодатель не предлагает даже примерного перечня лиц, которые могут входить в данную группу, постольку возможность реализации ст. 139 СК РФ, ст. 155 УК РФ оказывается весьма проблематичной. Несовершенство ст. 155 УК РФ прямо обусловлено неудачной редакцией ст. 139 СК РФ, более ранней по времени принятия. Если бы изначально вопрос о субъектном составе был оптимально решен в ст. 139 СК РФ, то при работе над проектом УК РФ не возникла бы проблема определения субъекта преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ. Вместе с тем ст. 139 СК РФ говорит лишь об ответственности лиц, не называя конкретно вид ответственности (гражданско-правовая, административная, уголовная). Практически это означает, что лица, разгласившие сведения, составляющие тайну усыновления, не осведомлены о том, какого вида ответственность предусмотрена за то или иное правонарушение Король И. Г. Личные неимущественные права ребенка по семейному праву Российской Федерации: научно-практическое пособие / И. Г. Король. — М.: Проспект, 2010. — С. 65.

Для уголовного права имеет значение и форма вины субъекта преступления (с умыслом или неосторожно лицо распространяло эти сведения); в зависимости от этого различаются санкции, предусмотренные за данный вид преступления, от штрафа до лишения свободы. Очевидно, что такое наказание мало эффективно, так как за общей формулировкой «разглашение сведений» скрываются судьбы конкретных людей. Такое разглашение может сломать жизнь не одному человеку, повлечь за собой психическую травму для усыновителя и усыновленного, послужить причиной разлада в их семье и т. д.

Необходимо заметить, что п. 1 ст. 139 СК РФ говорит как о специальном субъекте ответственности не только о судье, вынесшем решение, но и о лицах, осуществляющих государственную регистрацию акта усыновления. В связи с этим необходимо обратиться к нормам специального закона. Так, ст. 47 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» содержит следующее положение: «Тайна усыновления охраняется законом». Сотрудники органов записи актов гражданского состояния не вправе без согласия усыновителей (усыновителя) сообщать какие-либо сведения об усыновлении и выдавать документы, из содержания которых видно, что усыновители (усыновитель) не являются родителями (одним из родителей) усыновленного ребенка Седугин П. И. Федеральный закон «Об актах гражданского состояния». Комментарий / П. И. Седугин. — М., 2010. — С. 101. Очевидно, что специальная норма не конкретизирует вопрос об ответственности работников органов загса и не дает перечня тех лиц, которые относятся к таковым. По-видимому, это те лица, которые обладают информацией об усыновлении в силу своего служебного положения, следовательно, если такие лица разглашают информацию об усыновлении, то речь идет о разглашении ими служебной или профессиональной тайны.

Вместе с тем, по нашему мнению, законодатель все же должен указать круг лиц, которые в силу занимаемой должности либо профессиональных обязанностей имеют право получить информацию об усыновлении (например, прокурор).

Кроме того, возникает еще одна проблема, когда супруги-усыновители носят разные фамилии, но к согласию между собой относительно фамилии усыновляемого ребенка не пришли. Действующий закон прямо не решает этот вопрос. Так, п. 2 ст. 134 СК РФ содержит положение о том, что «если фамилии супругов-усыновителей различные, по соглашению супругов-усыновителей усыновленному ребенку присваивается фамилия одного из них». Нетрудно заметить, что данное правило распространяется на случаи, когда достигнуто соглашение между супругами-усыновителями. Проблемы возникают, как правило, когда нет согласия между сторонами. В такой ситуации, полагаем, необходимо применять по аналогии п. 4 ст. 58 СК РФ, согласно которому «при отсутствии соглашения между родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка возникшие разногласия разрешаются органом опеки и попечительства».

Изложенные выше положения касались случаев усыновления ребенка лицами, состоящими в браке. Известно, что в качестве усыновителя может быть лицо, которое не состоит в браке. Как в такой ситуации решается вопрос об изменении личных данных усыновляемого ребенка? Ответ можно найти в п. 3 ст. 134 СК РФ, согласно которому «при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке, по его просьбе фамилия, имя и отчество матери (отца) усыновленного ребенка записываются в книге записей рождений по указанию этого лица (усыновителя)». Данная мера также направлена на сохранение тайны усыновления в том смысле, что правовое положение усыновленного ребенка не должно отличаться от положения ребенка, воспитывающегося в нормальной семье, где есть мать и отец. Однако, когда совпадают фамилия, имя, отчество лица, записанного в качестве усыновителя, с подобными данными постороннего лица, у последнего не возникает никакой правовой связи с усыновленным ребенком. В данном случае действуют аналогичные положения, как в случае отсутствия совместного заявления родителей и решения суда об установлении отцовства (п. 3 ст. 51 СК РФ). А именно «в случае рождения ребенка у матери, не состоящей в браке… или при отсутствии решения суда об установлении отцовства фамилия отца ребенка в книге записей рождений записывается по фамилии матери, имя и отчество отца ребенка — по ее указанию». Об изменении фамилии, имени, отчества усыновленного ребенка указывается в резолютивной части решения суда о его усыновлении (п. 5 ст. 134 СК РФ, п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 20 апреля 2006 г. № 8).

Итак, тайну усыновления ребенка относят к сфере неприкосновенности частной жизни, семейной или личной тайны, которые гарантируются ст. 23 Конституции Р Ф. Поэтому разглашение тайны усыновления предполагает нарушение конституционной нормы, охраняющей частную жизнь. Ответственные должностные лица, судьи и иные граждане, разгласившие тайну усыновления против воли усыновителя, могут быть привлечены к уголовной ответственности (ст. 155 УК РФ).

2.2 Проблемы правового регулирования охраны и защиты тайны усыновления

Проблема охраны и защиты тайны усыновления заключается в том, что в законе не определено содержание тайны усыновления, за разглашение которой можно привлечь к ответственности. Поэтому очевидно, что законодательство требует доработки в части определения примерного перечня сведений, которые могут составлять содержание тайны усыновления. Исходя из смысла п. 1 ст. 139 СК РФ, под тайной усыновления следует понимать лишь сведения о содержании судебного решения об усыновлении. Возникает новая проблема — обеспечение сохранения тайны усыновления на стадии подготовительных мероприятий к рассмотрению дела (подбор ребенка, сбор документов). Как вообще на данном этапе установить конкретное лицо, которое распространило ту или иную информацию? Ведь на стадии подготовки подключены многие органы (суд, орган опеки и попечительства, операторы банка данных о детях и многие другие).

Представляется, что целесообразно предусмотреть норму следующего содержания: «Все сведения, которые стали известны должностному лицу, иным лицам в силу их профессиональных обязанностей относительно усыновления как на стадии подготовки дела к рассмотрению, так и после судебного разбирательства составляют тайну усыновления, при условии, что судебное решение об усыновлении состоялось». Такие лица привлекаются к ответственности в установленном законом порядке. Содержание тайны усыновления составляют сведения, содержащиеся как в судебном решении об усыновлении, так и в актовой записи о его регистрации. Следовательно, если имели место подготовительные мероприятия, направленные на усыновление ребенка, но по каким-либо причинам усыновители передумали его усыновлять, в соответствии с законом эти сведения не должны составлять тайну усыновления.

Нами предлагается новая редакция ст. 139 СК РФ:

«1. Содержание тайны усыновления составляют сведения о личности усыновителя, родителя (родителей) усыновленного, об усыновленном ребенке, времени, месте и других существенных обстоятельствах усыновления.

2. К лицам, обязанным сохранять тайну усыновления, относятся должностные лица, иные лица, которые в силу выполняемых ими должностных либо профессиональных обязанностей обладают информацией об усыновлении (судьи, работники суда, прокурор, региональные и федеральные операторы банка данных, работники органов загса, представители органов опеки и попечительства).

3. Сведения, которые стали известны лицам, указанным в п. 2, как на стадии подготовки дела к рассмотрению, так и после судебного разбирательства, составляют тайну усыновления.

4. Тайна усыновления охраняется законом".

В заключение хотелось бы отметить, что существующие проблемы обеспечения тайны усыновления носят не только правовой, но и этический характер. Они касаются лиц, участвующих в процессе усыновления, и имеют не меньшее значение, чем проблемы материального права. Решение вопроса о соотношении права и морали возможно путем закрепления юридической обязанности должностных и иных лиц не разглашать информацию об усыновлении, ставшую известной им в силу служебного положения.

В то же время стремление во что бы то ни стало сохранить тайну усыновления может быть чревато появлением постоянного беспокойства, напряжения во взаимоотношениях детей и взрослых, страха перед возможным «разоблачением». Поэтому вопрос о сохранении тайны усыновления должен разрешаться в соответствии со сложившимися обстоятельствами, свидетельствующими о необходимости применения мероприятий, направленных на обеспечение сохранения тайны усыновления.

Заключение

Подведем итог изучения охраны и защиты тайны усыновления.

Охрана информации об усыновлении обусловлена тем, что, как уже отмечалось, усыновление по российскому законодательству представляет собой таинство.

Особенность правовой охраны тайны усыновления состоит в том, что охрана предоставляется только после усыновления, т. е. после вступления в законную силу судебного решения. Однако и до этого момента соответствующая информация о ребенке, оставшемся без попечения родителей, а также о лицах, пожелавших усыновить ребенка, ограничена в доступе и предоставляется исключительно в порядке, определяемом ст. 11 Федерального закона «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей».

Защита тайны усыновления урегулирована комплексно: в СК РФ, ГК РФ, УК РФ.

В целях совершенствования правового регулирования охраны и защиты тайны усыновления предлагается ст. 139 СК РФ изложить в следующей редакции:

«1. Содержание тайны усыновления составляют сведения о личности усыновителя, родителя (родителей) усыновленного, об усыновленном ребенке, времени, месте и других существенных обстоятельствах усыновления.

2. К лицам, обязанным сохранять тайну усыновления, относятся должностные лица, иные лица, которые в силу выполняемых ими должностных либо профессиональных обязанностей обладают информацией об усыновлении (судьи, работники суда, прокурор, региональные и федеральные операторы банка данных, работники органов загса, представители органов опеки и попечительства).

3. Сведения, которые стали известны лицам, указанным в п. 2, как на стадии подготовки дела к рассмотрению, так и после судебного разбирательства, составляют тайну усыновления.

4. Тайна усыновления охраняется законом".

2. СК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым разница в возрасте между усыновителем и усыновленным должна составлять не менее 16 лет. Но, учитывая тот факт, что иностранцы усыновляют, как правило, маленьких детей, а сами они зачастую бывают не слишком молоды, представляется целесообразным ввести условие о максимальном возрасте усыновителя либо о максимальной разнице в возрасте усыновителя и усыновляемого.

Список использованных источников

Нормативные правовые акты

1. Конвенция о правах ребенка, одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 нояб. 1989 г. / Сборник международных договоров СССР. — Выпуск XLVI, 1993.

2. Конституция Рос. Федерации от 12 дек. 1993 г. // Рос. газ. — 1993. — 25 дек. — № 237.

3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 14 нояб. 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 14. 06. 2012) // Рос. газ. — 2002. — 20 нояб. — № 220.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 12. 11. 2012) // Собр. Законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

5. Семейный кодекс Российской Федерации: Кодекс Рос. Федерации от 29 дек. 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 04. 05. 2011) // Рос. газ. — 1996. — 27 янв. — № 17.

6. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федер. закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 28. 07. 2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2006. — № 31 (1 ч.). — Ст. 3448.

7.О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей: Федер. закон от 16 апр. 2001 г. № 44-ФЗ (ред. от 03. 12. 2011) // Рос. газ. — 2001. — 20 апр. — № 78.

8. Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера: Указ Президента Р Ф от 06 марта 1997 г. № 188 (ред. от 23. 09. 2005) // Рос. газ. — 1997. — 14 марта. — № 51.

Материалы практики

9.О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 20 апр. 2006 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2006. — № 6.

10. Дело № 42−008−9: Определение Верховного Суда Р Ф от 19 нояб. 2008 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. — 2008. — № 12.

Литература

11. Антокольская М. В. Семейное право: Учебник / М. В. Антокольская. — М.: Юристъ, 2012. — 529 с.

12. Косова О. Ю. Семейное и наследственное право России: Учеб. пособие / О. Ю. Косова. — М.: Статут, 2009. — 318 с.

13. Кирилловых А. А. Комментарий к Федеральному закону от 16 апреля 2001 года № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» (постатейный) / А. А. Кирилловых. — М., 2010. — 167 с.

14. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (Особенная часть) / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. — М., 2012. — 810 с.

15. Король И. Г. Личные неимущественные права ребенка по семейному праву Российской Федерации: научно-практическое пособие / И. Г. Король. — М.: Проспект, 2010. — 165 с.

16. Левушкин А. Н. Правовые последствия усыновления и тайна усыновления / А. Н. Левушкин // Российская юстиция. — 2011. — № 6. — С. 24 — 26.

17. Муратова С. А. Семейное право: Учеб. пособие. Нормативные акты / С. А. Муратова. — М.: Юриспруденция, 2009. — 420 с.

18. Пчелинцева Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов / Л. М. Пчелинцева. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2011. — 682 с.

19. Паршуткин В., Львова Е. Всегда ли оправданно сохранение тайны усыновления? / В. Першуткин, Е. Львова // Российская юстиция. — 2009. — № 3. — С. 15 — 18.

20. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» / В. В. Андропов, Н. Г. Валеева, Е. С. Гетман и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2011. — 177 с.

21. Рязанцев В. В. Правоотношения усыновления в российском семейном праве: Автореф. диссер. канд. юрид. наук / В. В. Рязанцев. — М., 2001. — 27 с.

22. Рожнов А. А. Уголовно-правовая охрана профессиональной тайны: Автореф. дис… канд. юрид. наук / А. А. Рожнов. — Казань, 2002. — 26 с.

23. Седугин П. И. Федеральный закон «Об актах гражданского состояния». Комментарий / П. И. Седугин. — М., 2010. — 210 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой