Правовая охрана Конституции Российской Федерации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Понятие и задачи правовой охраны Конституции

2. Субъекты и формы правовой охраны Конституции Российской Федерации

2.1 Значение института президентства в правовой охране Конституции РФ

2.2 Роль судебной системы в правовой охране Конституции РФ

2.3 Прокурорский надзор как форма правовой охраны Конституции РФ

2.4 Место Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в системе охраны Конституции Российской Федерации

2.5 Самоохрана Конституции

2.6 Конституционная ответственность как средство правовой охраны Конституции РФ

3. Вопросы правовой охраны конституции РФ на современном этапе развития России

Заключение

Литература

Введение

Становление Российской Федерации как демократического правового государства обусловливает потребность в формировании особого отношения всех государственных структур, механизмов и должностных лиц к обществу и праву, а также построения и действия стабильной оптимальной законодательной основы жизнедеятельности общества и государства. Все государственные решения должны основываться не на усмотрении, а на законе, в конечном счете — на Конституции Р Ф. Поэтому важнейшим условием решения данных задач является обеспечение верховенства Конституции в правовой системе РФ, а также ее четкое и неукоснительное соблюдение. Однако расширение законодательного массива и усложнение государственной деятельности в целом несет в себе потенциальную возможность роста числа внутригосударственных противоречий, в том числе связанных с нарушением Конституции Р Ф правовыми актами государства, его органов и должностных лиц.

Характеристика Российского государства как демократического и правового включает, прежде всего, конституционное ограничение пределов усмотрения государственных институтов, функционирование государственного механизма на основе принципов народовластия и разделения властей, а также введение в государственно-правовую систему институтов, нацеленных на разрешение, предотвращение указанных выше противоречий.

Особого внимания заслуживает вопрос об обеспечении верховенства и реальности Конституции в федеративном государстве, каким является Россия. Как известно, в нашем государстве наряду с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и иными правовыми актами действуют конституции (уставы), законы и иные правовые акты субъектов Федерации. Вполне естественно, что в таких условиях необходим механизм, который стоял бы на страже обеспечения единства правового пространства страны и гарантировал бы соблюдение установленной иерархии правовых актов, на вершине которой стоит Конституция Российской Федерации. Это основополагающее условие нормального функционирования правового федеративного государства.

Особая роль в обеспечении режима конституционной законности в Российской Федерации принадлежит правовой охране Конституции Р Ф. Именно эффективная охрана Конституции Р Ф может и должна обеспечить точное и последовательное проведение ее в жизнь, усиление ее роли как основного правового и политического документа страны, главного гаранта защиты прав и свобод граждан. Без нее, как показывает мировой опыт, невозможно создание правового государства, реальное обеспечение на практике принципов народовластия и разделения властей. Таким образом, тема данной работы является актуальной.

Цель работы — изучение правовой охраны Конституции Российской Федерации. Поставленная цель предполагает достижение ряда задач:

1. Дать понятие, рассмотреть задачи правовой охраны Конституции Р Ф.

2. Изучить субъекты и формы правовой охраны Конституции Р Ф.

3. Проанализировать вопросы правовой охраны Конституции Р Ф на современном этапе развития России.

1. Понятие и задачи правовой охраны Конституции

Термин «правовая охрана конституции» применяется в научной литературе давно. В советской государственно-правовой литературе, независимо от конкретного аспекта исследования, традиционно говорилось об «охране Конституции». Отступления от этой формулы имели скорее стилистический, нежели методологический характер. Это же можно заметить и по поводу различий в наименовании соответствующих функциональных механизмов (например «защита», а не «охрана»).

Правовая охрана конституции рассматривается в широком и узком смысле. Первое — это охрана конституции всеми отраслями права. Второе — это специально-конституционные средства охраны (конституционный контроль и надзор, конституционная ответственность). Также в научной литературе под правовой охраной конституции понимается, например, осуществление фактической ее реализации в процессе государственно-правовых отношений. Но более обоснованно охрана Конституции рассматривается как одна из гарантийных функций в системе осуществления норм Конституции, вообще конституционно-правовых норм.

Таким образом, правовая охрана Конституции -- комплекс специальных юридических мер, призванных обеспечить надлежащую реализацию конституционных норм, утвердить (или восстановить в случае нарушения) режим конституционной законности. В более широком смысле под правовой охраной конституции понимают создание необходимых условий, развитие соответствующих гарантий, совершенствование государственно-правовых средств и методов обеспечения действия конституционных норм. В специальном же значении правовая охрана конституции предполагает применение специфических конституционно-правовых средств в целях обеспечения верховенства Конституции в правовой системе. Субъектный состав охраны Конституции в разных странах различный. Чаще всего к нему относят главу государства, суды общей юрисдикции, верховный суд как высшую судебную инстанцию, органы конституционного контроля (судебного и внесудебного характера).

В конституционной практике РФ сложились следующие правовые формы (способы) охраны Конституции:

1) охрана Конституции Президентом Р Ф;

2) деятельность федерального Конституционного Суда как специализированного органа конституционного контроля в РФ, осуществление конституционного надзора судами общей юрисдикции;

3) деятельность иных государственных органов, прежде всего органов прокуратуры, Уполномоченного по правам человека РФ по обеспечению режима конституционной законности, охране прав и свобод в РФ;

4) Кроме того, правовая охрана Конституции осуществляется посредством: возложения Конституцией Р Ф (ч. 2 ст. 15) на граждан, органы государственной власти и местного самоуправления и их должностных лиц конституционной обязанности соблюдать Конституцию Р Ф и законы; предусмотренного Конституцией (ч. 4 ст. 3) запрета на присвоение кем бы то ни было власти в РФ; преследования федеральным законом захвата власти или присвоения властных полномочий; установления конституционного режима деятельности общественных объединений, запрещения создания и деятельности общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное устранение конституционного строя, нарушение целостности, подрыв государства; установления конституционных основ регулирования чрезвычайного и военного положения; предусмотренного Конституцией Р Ф права граждан обращаться с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод в Конституционный Суд Р Ф и др.

В следующих главах, учитывая характер и содержание деятельности субъектов правовой охраны Конституции Р Ф, мы более полно раскроем основные формы данной охраны.

2. Субъекты и формы правовой охраны Конституции Российской Федерации

2.1 Значение института президентства в правовой охране Конституции РФ

Президент РФ как гарант федеральной Конституции, наделен прерогативами по защите конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, осуществлению мер по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности, обеспечению согласованного функционирования органов государственной власти. Предусмотренное Конституцией (ч. 2 ст. 85) право Президента Р Ф приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции Р Ф и федеральным законам (ч. 2 ст. 85) предоставляет ему возможность не только непосредственно контролировать состояние конституционной законности, но и активно влиять на него.

Президент РФ обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, определяет основные направления внешней и внутренней политики государства, которые затем реализуются в соответствующих законах и подзаконных актах, принимаемых государственными органами власти всех уровней (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ), он обладает значительными полномочиями по разрешению конституционных споров (ч. 2 ст. 80, ч. 1 ст. 85 Конституции) контрольными полномочиями (п. «д» ст. 84, ч. 2 ст. 85 Конституции, ст. 33 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»), а также привлечению государственных органов и должностных лиц к конституционной ответственности (ст. 29.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»). Неоспоримыми преимуществами президентской формы охраны Конституции Российской Федерации являются оперативность реагирования на попытки нарушения конституционных норм органами государственной власти и должностными лицами и действенность мер воздействия, применяемых к нарушителям. Все это обусловили существенные успехи института президентства в сфере приведения в соответствие с Конституцией Р Ф федерального законодательства и законодательства субъектов РФ (в том числе конституций и уставов субъектов Федерации).

Обобщив практику осуществления Президентом Российской Федерации его полномочий как гаранта Конституции Р Ф, можно сделать вывод о том, что именно он играет ведущую роль в механизме охраны Конституции Российской Федерации.

Именно поэтому в первом Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 года Президент Российской Федерации Д. Медведев счел необходимым обозначить свое видение фундаментальных норм нашей жизни, целей и ценностей нашего общества, закрепленных в Конституции России и благодаря этому прямо влияющих на все аспекты внутренней и внешней политики. Это решающая роль Конституции в становлении российской демократии, значение Конституции для формирования качественно новой правовой системы и независимого суда, это дальнейшее расширение экономической, предпринимательской свободы и реализация социальных гарантий, закрепленных Конституцией: зарплат, пособий, пенсий, сбережений, укрепление международной законности. Предложенная Президентом Медведевым конституционная реформа нацелена на реализацию потенциала Конституции. В конце своего Послания Федеральному собранию Президент Российской Федерации заверил, что «Заявленные Конституцией цели, ценности и механизмы доказали свою состоятельность. Помогли нашему обществу преодолеть трудности и выйти на путь устойчивого развития. И мы будем дальше максимально использовать потенциал Основного Закона.».

2.2 Роль судебной системы в правовой охране Конституции РФ

Основные принципы формирования судебной системы и осуществления ей правосудия рассматриваются в главе 7 Конституции Р Ф, а также в Федеральном конституционном законе от 31. 12. 1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В соответствии со статьей 118 Конституции Р Ф и статьи 1 указанного федерального конституционного закона судебная власть осуществляется посредством конституционного, уголовного, административного и гражданского судопроизводства. В зависимости от подсудности в судебной системе выделяют конституционные суды (Конституционный Суд Р Ф и конституционные суды субъектов РФ), суды общей юрисдикции и арбитражные суды (статьи 125−127 Конституции РФ).

Из перечисленных судебных органов особо следует выделить Конституционный Суд Р Ф, который занимает одно из важнейших мест в системе охраны Конституции Р Ф. Он распространяется на все органы законодательной и исполнительной власти РФ и входящих в ее состав субъектов. Конституционный Суд рассматривает дела, проверяет соответствие Конституции Р Ф федеральных законов, нормативных актов Президента, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Р Ф, а также конституций республик, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов РФ (подп. «а» и «б» п. 2 ст. 125 Конституции РФ).

Хотя в Конституции прямо не указывается на осуществление контрольных функций Советом Федерации, Государственной Думой, практически эти законодательные органы ими обладают. Поскольку они могут обращаться в Конституционный Суд по поводу несоответствия Конституции различных нормативных актов, в том числе актов Президента Р Ф, постольку они осуществляют контроль за их законностью. Ясно, что прежде чем обратиться в Конституционный Суд с запросом, эти органы устанавливают незаконность того или иного акта.

Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Он учрежден в целях обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации (ст. 1 и 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды в соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», разрешая дело, вправе не применять закон в следующих случаях:

— когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

— когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

— когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

По смыслу ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные в ее ст. 125 (п. «а» и «б» ч. 2 и ч. 4) акты не соответствующими Конституции и потому утрачивающими юридическую силу. Суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Р Ф федерального закона или закона субъекта Российской Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности этого закона, которая существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона на основе непосредственно действующих норм Конституции Р Ф. Статьи 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации не исключают возможности осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами вне связи с рассмотрением конкретного дела проверки соответствия перечисленных в ст. 125 (п. «а» и «б» ч. 2) Конституции Р Ф нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации.

Таким образом, суды общей юрисдикции не только наделены рядом полномочий в сфере правовой охраны Конституции Р Ф, но они являются наряду с арбитражными судами своего рода «первичным звеном обеспечения конституционности». Это обусловлено прежде всего спецификой предмета конституционного регулирования, а также внутренней иерархией конституционных норм и подчинением текущего законодательства Конституции Р Ф. Высшие органы судебной власти, в т. ч. Конституционный Суд Р Ф, не способны физически охватить своим контролем все те многочисленные акции, которые совершаются на российских пространствах, охрана Конституции не может быть сконцентрирована в руках отдельных государственных органов.

Таким образом, Конституционный Суд Р Ф должен выступать в виде своеобразной контрольной инстанции, выполняя в императивной форме корректирующую функцию. Его решения о конституционности или не конституционности правового акта или по конституционному спору окончательны и не подлежат обжалованию. Правовые позиции Конституционного Суда могут рассматриваться иными судебными органами как своего рода «образцы» обеспечения конституционности.

Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской Федерации также может быть включена в механизм правовой охраны федеральной Конституции, поскольку конституционные (уставные) суды также обязаны обеспечивать соблюдение конституционных норм. Придя к выводу о нарушении федеральным законом, примененным или подлежащим применению в деле, конституционный (уставный) суд может обратиться с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке ст. 125 (ч. 4) Конституции Российской Федерации.

2.3 Прокурорский надзор как форма правовой охраны Конституции РФ

В последнее время четко определилась тенденция к принижению роли прокурорского надзора и даже полному ее отрицанию. В действующей Конституции вообще не определяется назначение прокуратуры, не указано, какие функции она должна выполнять. И ст. 129 гл. 7 «Судебная власть» регламентируется лишь порядок назначения Генерального прокурора РФ, прокуроров субъектов РФ и других прокуроров, без конкретизации их полномочий. Отмечается лишь, что они определяются федеральным законом.

Если считать прокуратуру составной частью судебной системы, то ее роль заключается в участии прокуроров в рассмотрении судами уголовных и гражданских дел. Более того, есть мнение, что надзор за исполнением законов себя изжил и в нем нет необходимости.

Безусловно, утверждение рыночных отношений возможно при предоставлении широких свобод предпринимателям, повышении самостоятельности различных предприятий, организаций, органов государственной власти, местного самоуправления при выполнении возложенных на них функций. Но свобода не должна превращаться в произвол. Все проводимые в нашем обществе реформы отражены в действующем законодательстве, надлежащее исполнение которого -- обязательное условие существования правового государства. Предприниматели, акционерные общества, концерны, фирмы, биржи и т. д. реализуют предоставляемые им свободы в мере, закрепленной законом. Выход за очерченные им пределы означает беззаконие, с которым необходимо вести решительную борьбу. Возможно, в будущем, когда стабилизируется обстановка и стране, прочно утвердятся рыночные отношения, роль прокурорского надзора существенно изменится. Но в настоящее время, когда совершается значительное количество нарушений законности во всех сферах регулируемых правом отношений, активность органов прокуратуры не может быть ослаблена.

Осуществление прокурорского надзора не означает грубого вмешательства в сферу «частных» отношений, так как он вмешивается в них в мере, регулируемой законодательством. Строго говоря, вторжение в производственную, хозяйственную и иные виды деятельности учреждений, предприятий, организаций, органов власти и управления исходит от законов, которыми определяются их полномочия, права и обязанности. Прокуратура же призвана обеспечивать их реальность. Вот почему прокурорский надзор должен быть усилен. Он страж законности, ее эффективная и надежная гарантия. Нельзя слепо копировать опыт зарубежных стран, в которых правовое положение прокуратур иное. Необходимо исходить из реальной обстановки в нашей стране и использовать накопленный положительный опыт отечественных прокурорских органов, способствуя совершенствованию их деятельности. На переходном этапе нужна прокуратура с разветвленными функциями, сильными надзорными полномочиями.

Возможно еще одно возражение против осуществления прокурорского надзора: предоставление большой самостоятельности регионам в управлении экономикой, складывающимися в них отношениями. По Конституции субъекты федерации в пределах исключительной компетенции вправе принимать нормативные акты, противоречащие федеральным законам (п. 6 ст. 76). При таком условии может показаться, что прокурорский надзор за соблюдением законности субъектами РФ является посягательством на их самостоятельность. Но даже при расширении полномочий субъектов законность ими должна соблюдаться, поскольку последние входят в состав правового государства, обязательный признак которого -- строгое и точное исполнение правовых предписаний. Законность должна быть единой, всероссийской.

По Конституции все конституционные и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории РФ (п. 1 ст. 76). Законы и иные нормативные акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам (п. 5 ст. 76). В соответствии с этим прокурорский надзор за исполнением федерального законодательства должен осуществляться во всех республиках, входящих в состав РФ, краях, областях, округах, городах федерального значения. Прокуратура должна представлять собой единую, централизованную систему органов, реализующих свои функции во всех административно-территориальных образованиях. Что же касается правовых актов, выносимых в пределах исключительной компетенции субъектов федерации, то они не должны существенно влиять на единство законности. Можно упразднить те или иные государственные органы, если они исчерпали свои возможности по выполнению возложенных на них функций, или при необходимости ограничить сферы их действия. Но прокуратура к таким органам не относится. Она проводит активную борьбу с различными нарушениями законности, принимает действенные меры по восстановлению нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан, учреждений, предприятий, организаций и самого государства, обладает высококвалифицированными кадрами и неисчерпанным потенциалом. Ликвидация прокуратуры или какое-либо ограничение ее функций приведет к еще более стремительному росту преступности и других нарушений законности.

В сложившихся условиях возникают острые конфликты между центральными органами власти и регионами, проявляются сепаратизм, местничество. Законодательными и исполнительными органами субъектов федерации часто принимаются нормативные акты, противоречащие общероссийскому законодательству. Это угрожает целостности Российского государства, ведет к ухудшению экономического положения населения. В борьбе с подобными негативными явлениями важная роль принадлежит именно прокуратуре, чьи органы выявляют различные незаконные акты и принимают меры по их отмене или изменению. Обеспечение единства законности -- одно из главнейших условий сохранения целостности Российского государства.

Согласно п. 2 ст. 21 ныне действующего Закона о прокуратуре Российской Федерации ораны прокуратуры при осуществлении надзора за исполнением законов не подменяют иные государственные органы. Такая установка лишает прокуроров возможности выполнять возложенные на них надзорные функции, ибо не подменять -- значит не делать того, что должны выполнять иные государственные органы. В обязанность же прокуратуры входит всеобъемлющий контроль за деятельностью различных органов, учреждений, предприятий, организаций, который включает наряду с обнаружением нарушений законности их предупреждение и устранение.

2.4 Место Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в системе охраны Конституции Российской Федерации

В отличие от Прокуратуры Р Ф компетенция Уполномоченного по правам человек значительно уже, что, однако, не мешает ему занимать важное место в системе охраны Конституции Р Ф.

Институт Уполномоченного по правам человека (далее — Уполномоченный) появился в РФ сравнительно недавно. «В мировой практике» институт Уполномоченного «занимает важное место в системе органов, осуществляющих контроль за деятельностью аппарата управления, эффективно защищающих права личности… В разных странах он называется по разному: омбудсмен, медиатор, уполномоченный и так далее; обобщающее, почти общепринятое наименование — «омбудсмен».

В России Уполномоченный действует на основании Федерального конституционного закона от 26. 02. 97 № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (далее — Закон). Статья 103 Конституции Р Ф также упоминает Уполномоченного.

Цели деятельности Уполномоченного обозначены в статье 1 Закона. Это обеспечение гарантий государственной защиты прав и свобод гражданин, их соблюдение и уважение государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

Уполномоченный назначается на должность и освобождается от нее Государственной Думой по предложению Президента Р Ф либо Совета Федерации, либо депутатов Государственной Думы, либо депутатских объединений в Государственной Думе.

В соответствии со статьей 3 Закона деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. Таким образом, институт Уполномоченного в системе охраны Конституции Р Ф отвечает за дополнительную охрану главы 2 Конституции Р Ф, закрепляющей основные права и свободы человека и гражданина в РФ.

2.5 Самоохрана Конституции

Самостоятельное место занимает самоохрана конституции. Наша задача показать каков механизм конституционной самоохраны.

Гарантированность обеспечения верховенства конституции в первую очередь заложена в самой конституции. Конституция должна владеет необходимой и достаточной системой внутриконституционной самоохраны. Иначе говоря, любая система наделяется адекватной иммунной системой, которая призвана сохранить функциональную целостность именно данной системы.

Современная юридическая наука, опираясь на предшествующий научный багаж, развивает идеи о юридических свойствах Конституции Р Ф в различных направлениях. Например, Б. С. Эбзеев пишет, что независимо от выполняемых социальных, политических и иных функций, равно как и от занимаемого в системе Конституции места, — начиная от преамбулы и завершая заключительными статьями, — все конституционно-правовые нормы обладают регулирующим значением и носят действующий характер, что обусловлено двумя обстоятельствами: 1) действие Конституции Российской Федерации не находится в зависимости от ее нарушения; 2) ни конституционная доктрина, ни практика не знают никакого объективного критерия разграничения «основных» и «неосновных» разделов Конституции; будучи составными элементами, частями единой системы — Основного Закона, все они в равной мере являются основными.

Н.А. Михалева представляет достаточно интересную позицию, которая заключается в том, что основные черты и юридические свойства конституции отражают ее особое место в системе права, специфику механизма конституционного регулирования общественных отношений. К числу этих характеристик конституции она отнесла: легитимность, итоговый характер предписаний, перспективность, преемственность, реальность, верховенство, стабильность. Однако, такой подход кажется слишком обобщенным. Полагаем, что только юридические свойства Конституции способны отразить ее особое место в системе права.

С точки зрения Ю. Л. Шульженко, свойства конституции, которые имеют универсальный и всеобъемлющий характер можно определить как верховенство и высшую нормативную юридическую силу основного закона — эти свойства характеризуют главенствующее, особое место и роль конституции во всех сферах общественной жизни. Однако ученый подчеркивает, что при этом следует иметь в виду два важных момента:

1) верховенство определяет, прежде всего, статус конституции в различных важнейших подсистемах общества, в отношении их основных структурных элементов. В особенности это касается политической системы государственного управления.

2) высшая нормативная, юридическая сила конституции характеризует позицию данного документа главным образом среди различного рода правовых актов, а также норм общественных объединений, традиций, обычаев, которые выполняют роль регуляторов функционирования, взаимосвязей, взаимоотношений различных общественных систем и их институтов. При таком широком подходе прямое действие Конституции Р Ф, и вовсе, не оказывается ее самостоятельным юридическим свойством.

Е.И. Колюшин к числу основных юридических свойств (черт) конституции относит: учредительный характер, верховенство в системе источников права, базовый характер, стабильность, итоговый характер (который означает, что конституция должна закреплять и регулировать существующие общественные отношения, то, что реально есть в обществе. Если же этого не происходит, то в конституции превалируют программные положения, т. е. указание на тенденции и цели развития), наличие программных положений. Некоторые положения Конституции Р Ф рассчитаны были с самого начала на перспективу, однако это не означает, что действующий Основной Закон не имеет итогового характера, который отразился в закреплении фундаментальных прав и свобод человека, принципов демократии, особенностях федеративного устройства России.

О.Е. Кутафин, полагает, что роль Конституции Р Ф как основного источника конституционного права определяется, прежде всего, тем, что в ней устанавливаются конституционно-правовые нормы, являющиеся основополагающими для всех других источников конституционного права, которые исходят из конституционности норм и обеспечивают их детализацию. Важной чертой, характеризующей Конституцию как основной источник конституционного права, является широта содержания ее норм: Конституция воздействует на все сферы жизни общества. Все ее нормы относятся к одной отрасли права — к конституционному праву. Это является важной особенностью Конституции как источника конституционного права. К тому же, конституционные предписания выступают в качестве первоосновы, являются первичными. По нашему мнению, первичность конституционных норм делает ее источником всех отраслей права, а не только конституционного. Так как текущее законодательство создается во исполнение предписаний Конституции.

Ю.А. Тихомиров в своей работе «Коллизионное право», выделяет следующие основные черты конституции: она занимает ведущее место в правовой системе, в отраслях законодательства; обладает высшей юридической силой; выступает мощным правообразующим фактором как в смысле прямого действия ее норм, так и благодаря нормативно-ориентирующему воздействию на процесс законотворчества; служит главным нормативно-правовым критерием толкования и применения всех юридических актов, совершения юридических действий.

По мнению В. В. Невинского: «юридические свойства составляют формальную основу социально-политической сущности конституции, раскрывают природу конституции как основного закона общества и государства, определяют ориентиры развития системы права. Обновление доктрины конституционализма, ролевого назначения и содержания пятой российской Конституции сопровождалось наполнением новым смыслом ранее выделяемых свойств (верховенство, высшая юридическая сила, учредительный и базовый характер, стабильность) и обоснованием дополнительно признанных свойств (прямое действие норм Конституции и специализированная охрана Конституции Конституционным Судом РФ)».

Т.Я. Хабриева и В. Е. Чиркин выделяют юридические, политические и идеологические «основные черты» или «свойства» конституции. К первым они относят: характер конституции как основного закона, ее высшую юридическую силу, усложненный порядок принятия и изменения, а также связанную с ними стабильность. Однако они отмечают, что у этих характеристик есть исключения. В мусульманских странах над конституциями стоит Коран (законы, противоречащие ему, не действуют независимо от того, соответствуют они конституции или нет), в Великобритании все законы парламента независимо от того, считаются они законами или нет, входящими в понятие конституции, равны по своей юридической силе, порядку принятия и изменения.

С.А. Авакьян, характеризуя конституцию как нормативный акт — закон, обращает внимание на некоторые особенности ее норм:

1) все нормы конституций — правовые, т. е. они имеют все черты, характерные вообще для норм права, — содержат правила поведения субъектов права, общеобязательны, рассчитаны на многократное применение и т. д.

2) большинству норм конституции свойственна высокая степень обобщенности, чаще всего это основополагающее регулирование.

3) Конституция имеет прямое действие.

4) для остального законодательства все нормы конституции рассматриваются как имеющие более высокую юридическую силу.

С точки зрения Е. И. Козловой конституцию от других правовых актов отличают следующие черты: особый субъект, который устанавливает конституцию или от имени которого она принимается; учредительный, первичный характер конституционных установлений; всеохватывающий характер конституционной регламентации, т. е. тех сфер общественных отношений, воздействие на которые она распространяет. И, кроме выше изложенного, особые юридические свойства, которые выражаются «в верховенстве конституции; ее высшей юридической силе; в ее роли как ядра правовой системы государства и системы права; в особой охране конституции; в особом порядке принятия и пересмотра конституции, внесения в нее поправок». Н. В. Витрук придерживается иной позиции: два последних «свойства» являются отличительными чертами Конституции, признаками в сравнении с иными нормативными актами, а не ее правовыми свойствами. По его мнению, правовые свойства конституции устанавливаются ее собственными нормами (установлениями). К ним он относит верховенство и высшую юридическую силу. Однако, исходя из его концепции, странным кажется «упущение» прямого действия Конституции, закрепленного в ней (ч.1 ст. 15).

Таким образом, Конституция Российской Федерации — это Основной Закон государства и общества, закрепляющий основополагающие общественные отношения, основы правового статуса человека и гражданина, федеративного устройства, организацию государственной власти и местного самоуправлении; Конституция — это ведущий элемент действующего права Российской Федерации. Вместе с тем, Конституция Российской Федерации это и политико-юридический акт, закрепивший определенные ценности государства и общества, имеющий программный характер.

Юридические свойства Конституции — это ее сущностные характеристики как Основного Закона. К ним относятся: нормативность всех предписаний, высшая юридическая сила, верховенство, прямое действие, стабильность и самодостаточность.

2.6 Конституционная ответственность как средство правовой охраны Конституции РФ

Ретроспективная конституционная ответственность занимает «финальное» место в механизме охраны Конституции Российской Федерации, что обусловлено восстановительным характером значительной части конституционно-правовых санкций. Применение мер конституционной ответственности возможно в том случае, если осуществление Президентом Российской Федерации полномочий как гаранта Конституции, а также судебный конституционный контроль или конституционный надзор не привели к восстановлению нарушенных норм Конституции. Роль конституционной ответственности обусловливается особым характером конституционно-правовых санкций — они направлены не только на наказание виновных, но и на восстановление нарушенных конституционных норм.

По вопросу существования конституционной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности в литературе высказываются различные, зачастую прямо противоположные мнения. Нельзя не согласится с Н. М. Колосовой, считающей, что для создания эффективного механизма охраны Конституции Р Ф необходим институт конституционной ответственности, то есть ответственности за нарушение норм Конституции Р Ф, как самостоятельный вид юридической ответственности.

Вышеуказанный автор предлагает ограничить политическую ответственность: «отсутствие четких юридических оснований в каждом конкретном случае для привлечения того или иного субъекта к конституционной ответственности свидетельствует или о пробеле в конституционном законодательстве или о том, что здесь налицо сугубо политическая ответственность. «

Н.М. Колосова полагает, что основанием для наступления конституционной ответственности является нарушение «Конституции Р Ф, а равно и других источников конституционного права». Однако, исходя из определения юридической ответственности, нарушения конституционных норм здесь недостаточно, Необходимо также, чтобы ответственность за нарушение этих норм была предусмотрена законом, что и предлагает автор.

В отличие от Н. М. Колосовой Д.Т. Шон напротив считает, что определить точный перечень оснований конституционной ответственности невозможно.

По кругу субъектов конституционной ответственности мнения различных авторов также разделились. По мнению Д. Т. Шона, круг этих субъектов достаточно ограничен. К ним следует отнести высшие, региональные, местные органы власти, должностные лица высшего уровня, то есть структуры и лица, принимающие наиболее важные государственные решения.

Круг субъектов конституционной ответственности, называемый Н. М. Колосовой значительно шире. Это органы государственной власти и местного самоуправления, общественные объединения, должностные лица, депутаты, физические лица. Кроме того, автор причисляет к субъектам конституционной ответственности государство в целом, обосновывая свое утверждение тем, что государство согласно статьи 53 Конституции Р Ф обязано возместить пострадавшему лицу вред, причиненный незаконными действиями (или бездействиями) органами государственной власти и должностных лиц.

Исходя из того, что конституционная ответственность — самостоятельный вид юридической ответственности, ее санкции должны отличаться от санкций других видов юридической ответственности.

Н.М. Колосовой описаны следующие виды санкций за конституционные правонарушения:

«1. Досрочное лишение (изменение) конституционного статуса органа, должностного лица, общественного объединения. Например, отставка Правительства Р Ф (статья 117 Конституции РФ).

2. Устранение конституционного нарушения. В частности, признание неконституционными актов или их отдельных положений (часть 6 статьи 125 Конституции РФ), приостановление действия актов органов власти субъектов РФ (часть 2 статьи 85 Конституции РФ).

3. Ограничение (лишение) специального статуса физического лица. Так, часть 1 статьи 56 Конституции Р Ф ограничивает права и свободы граждан в условиях чрезвычайного положения. «

Юридическая ответственность представляет собой дополнительные (так называемые штрафные) санкции, которые правонарушитель несет помимо обязанности восстановить положение, существовавшее до совершения правонарушения (возместить вред). В этой связи нельзя не согласиться с Д. Т. Шоном, который «не относит отмену незаконных актов к санкциям конституционной ответственности, так как нет ограничений или ущемлений материального или юридического характера для тех, кто их издал. «

Полагаю, что для охраны Конституции Р Ф наличие такого правового института как конституционная ответственность чрезвычайно важно. Однако, в настоящее время ответственность за нарушения Конституции Р Ф не предусмотрена конституционным законодательством, разбросана по различным отраслям права и в значительной части законодательно не урегулирована. Поэтому, говорить в настоящее время о конституционной ответственности как о самостоятельном виде юридической ответственности рано.

3. Вопросы правовой охраны конституции РФ на современном этапе развития России

Конституция является уникальным учредительным правовым актом, юридически закрепляющим суверенитет, независимость и верховенство государственной власти. Она выступает правовой основой становления и развития гражданского общества, закрепляет основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, форму государственного устройства, систему институтов государственной власти и местного самоуправления. Конституция обеспечивает стабильность конституционного строя, создаёт баланс институтов государственной власти. Всё сказанное характерно и для Конституции России. Поэтому можно говорить, что Конституция России — это нормативный правовой акт высшей юридической силы, закрепляющий основы конституционного строя; основы правового статуса человека и гражданина; федеративное устройство; систему, принципы организации и деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Реальность конституции во многом зависит от политической, экономической и социальной стабильности, упрочения режима законности и правопорядка. Реальность как одна из основных черт конституции имеет несколько аспектов: 1) соответствие конституционных предписаний характеру общественных отношений, сложившихся в данный исторический период; 2) учет конкретных исторических, политических, этнографических и иных особенностей страны; 3) выбор приемов и средств воздействия, адекватных характеру регулируемых общественных отношений; 4) предвидение социальных последствий действий тех или иных конституционных установлений; 5) гарантированность конституции. Исполнимость конституционных предписаний, высокая степень эффективности их действия во многом зависят от повседневной деятельности органов законодательной и исполнительной власти, суда, прокуратуры, милиции. Реальность конституции предполагает правовые и организационные гарантии народовластия, действенность механизма обеспечения их реализации, высокую политическую сознательность, социальную активность и правовую культуру граждан.

Конституция гарантирована государством. Важнейшим условием реальности конституции являются стабильный конституционный строй, развивающаяся экономика, авторитет институтов власти, режим законности и правопорядка, прямое действие конституционных норм. Граждане могут обратиться в судебные органы для защиты своих прав, непосредственно ссылаясь на конкретные статьи конституции.

Считается, что Конституция 1993 года приближена к действительности ближе, чем предшествующие ей. Важным юридическим свойством конституции является её стабильность, т. е. незыблемость конституционных предписаний. Конституция — акт долговременного действия. Стабильность проявляется во взаимодействии с субъектами права, в постоянном, целенаправленном воздействии на общественные отношения, составляющие объект конституционного регулирования, на правосознание граждан. Стабильная конституция — важнейшее условие правопорядка и законности, устойчивости всей системы права, укрепления федеративных связей, механизма осуществления властных государственных функций, гуманных отношений между личностью, обществом, государством.

Гарантией стабильности российской Конституции служит особый порядок её принятия, изменения и дополнения. Ограничен круг субъектов, которые могут потребовать изменение или принятия новой Конституции. Это Президент Р Ф, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Р Ф, законодательные органы субъектов РФ, группа численностью не менее 1/5 членов Совета Федерации или Государственной Думы (ст. 134 Конституции).

Однако вопрос, стоит ли менять действующую Конституцию страны, уже в течение длительного времени относится к числу тех, по которым российская властная элита не может прийти к какому-то однозначному решению. Причина, в общем-то, понятна. В Конституции, написанной «под Ельцина» и к тому же подготовленной в экстремальных условиях после кровавого разгона Верховного совета, в сегодняшней ситуации многое и многих не устраивает. Но есть и серьезный ограничитель для всех этих реформаторских поползновений.

Действующая Конституция является одним из последних правовых барьеров, позволяющих президентской власти удерживать балансы сил в верхах. Устрани его — и последствия будет трудно предугадать. Об этом говорил в своем послании Президент Р Ф Федеральному Собранию 05 ноября 2008 года. По сути дела, можно сказать, что свое первое послание Президент Медведев посвятил проблеме реализации нашей Конституции.

Послание содержит в себе определенный анализ факторов реализации Конституции — как внешних (геополитическое положение страны, применение международного права, глобализация), так и внутренних (политическая система и политический режим, традиции, политико-правовая культура общества, проблема пренебрежения к праву, роль коррупционной составляющей, самоуправление и др.). Впервые этот вопрос раскрыт не в научном ключе, а в плоскости задач практической эффективной политики.

Послание заставляет посмотреть на соотношение конституционной реформы и конституционной стабильности.

Базовые положения должны на многие годы оставаться незыблемыми: Речь идет не о конституционной реформе, а именно о корректировке Конституции. Потрясения государственных основ 1990—1993 годов вызваны были не конституционной реформой, а революционизмом и политикой ультиматумов, практикой права силы и нарушения норм общежития, неготовностью к социальному компромиссу.

Нынешняя власть есть результат реформ. От опасения «реформ» возникает чуть ли не установка, что дебатов на тему Конституции быть не должно. Однако, Румянцев О. Г. считает, что дебаты как раз должны быть т.к. сегодня уже никто не подвергает сомнению действующую Конституцию как документ, созданный на долгий срок. В декабре 1993 года возникали вопросы и по перекосам властной модели, и по тому — каким образом она была утверждена. Но общество смертельно устало от борьбы, и Конституция Российской Федерации была воспринята как основа неизбежного восстановления стабильности и модернизации. Даже оппозиция посчитала, что недостатки Конституции — меньшее зло, нежели отсутствие Основного Закона. Сегодня речь идёт о том, чтобы понять — как можно убрать препоны и рогатки на пути реализации той Конституции, которая имеется.

Предложенная Президентом Медведевым конституционная реформа нацелена на реализацию потенциала Конституции, и она должна стать предметом обсуждения. Было бы ошибкой, ссылаясь на финансовый кризис, внешние вызовы, необходимость модернизации, свернуть обсуждение, к которому ответственная часть общества готова.

В этой связи хочется рассмотреть предложенные «уточняющие поправки», которые «дают дополнительный ресурс для стабильного функционирования институтов власти».

В послании мы услышали о реабилитации ключевой для конституционной реформы 1990−1993 годов идеи парламентского контроля за деятельностью Правительства например, заслушивание ежегодного отчета Правительства, согласие парламента на назначение не только Премьера, но и членов «малого кабинета», каким сегодня является Президиум Правительства, а также постановка вопроса об их отставке, осуществление парламентского контроля за расходованием средств государственной казны. В эпоху финансового кризиса мы видим ровно обратное — делегирование Госдумой Правительству своего единственного серьезного конституционного полномочия — контроля за расходованием бюджета и управления бюджетным процессом (пусть, как заверяют, это мера временного характера). Но то, что Правительству вменяется отчитываться по поставленным парламентом вопросам — небольшой, но шаг вперед в развитии сложившейся формы правления.

Что касается главной из поправок: идее увеличить сроки конституционных полномочий Президента и Государственной Думы до 6 и 5 лет соответственно, то здесь мнения разделились. Одни считаются, что нет ничего страшного в корректировке положений Конституции, касающихся политической системы РФ. Стабильным в Конституции должен быть правовой режим граждан, защита прав и свобод, фундаментальные основы строя, права собственности, суд — эти вещи не должны подвергаться коррективам. Устройство же политической системы при всей важности все-таки носит вторичный характер. Другие считают, что оставался один нормальный механизм — выборы; он должен быть регулярно, как часы, задействован раз в 4 года. Увеличивая срок в полтора раза, мы сокращаем частоту задействования этого механизма и соответствующего тренинга гражданской ответственности народа ровно в полтора раза. Это многовато для демократического правового государства.

Но, несмотря на вносимые в конституцию корректировки, Конституция по-прежнему является фундаментом системы права. Выступая ядром, фундаментом системы права, Конституция действует не изолированно, а в рамках этой системы. Конституция — органическая составная часть и центральное звено, главный структурообразующий элемент системы права, её основной юридический источник. Значение конституции проявляется и в том, что она устанавливает исходные начала функционирования всей системы права и одновременно входит в систему каждой отрасли права и законодательства как базовый источник.

Заключение

Объект исследования данной курсовой это правовые инструменты охраны Конституции Р Ф.

В заключение хотелось бы отметить, что система охраны Конституции Р Ф еще находится в стадии становления и далека от идеала. Но, несмотря на это, возникновение такой системы свидетельствует о повышении роли Конституции в нашем государстве, что само по себе важно, поскольку именно Конституция, принятая всенародным голосованием, должна ограничивать граждан РФ от произвола государственных органов, обеспечивать достойное существование всем гражданам России и не допустить возврата к тоталитаризму.

Список использованных источников

1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993) //, — М.: «Собрание законодательства РФ», 26. 01. 2009, № 4, ст. 445.

2. Федеральный конституционный закон от 26. 02. 97 № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» М.: «Собрание законодательства РФ», 03. 03. 1997, № 9, ст. 1011.

3. Федеральный конституционный закон от 17. 12. 1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (одобрен СФ ФС РФ 14. 05. 1997) — М.: «Собрание законодательства РФ», 22. 12. 1997, № 51, ст. 5712.

4. Федеральный конституционный закон от 21. 07. 1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» (одобрен СФ ФС РФ 12. 07. 1994) — М.: «Собрание законодательства РФ», 25. 07. 1994, № 13, ст. 1447.

5. Федеральный закон от 06. 10. 1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов российской федерации» (принят ГД ФС РФ 22. 09. 1999) — М.: «Собрание законодательства РФ», 18. 10. 1999, № 42, ст. 5005.

6. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 31. 10. 1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами конституции российской федерации при осуществлении правосудия», Государственная власть и местное самоуправление, 2005, № 5.

7. Государственное право Российской Федерации. Учебник/ Под ред. О. Е. Кутафина. — М.: Юрид. лит., 1996. с. 7.

12. Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: учеб. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2006. с. 66−70.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой