Правовое государство

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Сущность правового государства

1.1 История зарождения и развития идей правового государства

1.2 Понятие и признаки правового государства

Глава 2. Условия формирования правового государства

2.1 Высокий уровень материального обеспечения населения

2.2 Высокий уровень культуры

2.3 Демократия, политический плюрализм и деидеологизация общества и управления

Глава 3. Проблемы и пути формирования правовой государственности в Российской Федерации

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической значимостью вопросов, касающихся формирования правового государства.

Человек живет в обществе, имеющем государственное устройство, и проблема совершенствования системы «человек — государство — общество» всегда являлась актуальной в теоретическом плане и практически значимой. В настоящее время теория правового государства реализуется в реальной практике государственно-правового строительства всех цивилизованных государств планеты.

В раскрытии содержания концепции правового государства все более необходимым становятся учет не только господства права и правовых законов (нормативно-правовой аспект), но и надлежащей организации самой системы государственной власти. Речь идет о вопросах учреждения различных государственных органов, четком определении их компетенции, места в системе, характера соотношения между собой, способов формирования, форм деятельности и т. д. (организационный, властно-институциональный аспект). Причем оба аспекта тесно взаимосвязаны, как две стороны единого явления. Так, без надлежащей организации государственной власти, должного разграничения задач, функций и полномочий различных органов власти, определенного порядка их взаимоотношений и т. д., не может быть ни господства права, ни правовых законов, ни тем более их верховенства. С другой стороны, без соответствия праву и соблюдения требований правового закона невозможна сама организация системы власти правового государства, призванного обеспечить права и свободы каждого человека.

Актуальность рассматриваемой темы обусловлена еще и тем, что вопрос об организации политической власти непрерывно связан с вопросом о самой сущности государства. Ведь возникшее полтора века назад марксистское понимание государства более семидесяти лет воспринималось советским обществоведением как единственно правильное и незыблемое. Начало процессу критического переосмысления положений ортодоксальной марксистской моноидеолгии с ее исходным постулатом о классах и классовой борьбе как движущей силе общественного развития вызвало закономерный интерес к общечеловеческим ценностям, в том числе и к учению о правовом государстве.

Степень разработанности проблемы. Принятие демократической Конституции Р Ф 1993 г., провозгласившей построение правового государства в России программной задачей, дальнейшее углубление процессов демократизации в нашей стране, способствовали активизации научных исследований по проблемам правового государства. Наиболее значимый теоретический вклад в ее развитие внесли Алексеев С. С., Баглай М. В., Венгеров А. Б., Кудрявцев В. Н., Кузнецов Э. В., Лукашова Е. А., Ломовский В. Д., Матузов Н. И., Миронов О. О., Нерсесянц В. С., Омельченко О. А., Петурухин И. Л., Ростовщиков И. В., Трошкин Ю. В., Эбзеев Б. С., Энтин Л. М. и ряд других ученых, давших обстоятельный анализ различных аспектов рассматриваемой проблемы.

Целью настоящего исследования является характеристика теоретических и практических аспектов правового государства.

Объектом исследования является правовое государство как политическая организация.

Предмет исследования — совокупность признаков правового государства.

Для реализации названной цели необходимо решить следующие задачи работы:

1) определить понятие, сущность и основные социальные и юридические признаки правового государства;

2) раскрыть условия, пути и средства формирования правового государства;

3) выявить проблемы построения правового государства в России и наметить пути решения данных проблем.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы исследования, в том числе: формально-логический, системно-структурный. Их применение позволило автору исследовать рассматриваемые объекты во взаимосвязи, целостности, всесторонне и объективно.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя: введение, три главы, заключение и список литературы.

Глава 1. Сущность правового государства

1.1 История зарождения и развития идей правового государства

Даже у истоков государственности Древнего мира общечеловеческие начала, питающие идеи правового государства, проявляют себя достаточно заметно. Так, в мифологических воззрениях многих народов Древнего мира высказывается мысль о существовании «мирового закона», выражающего всеобщую правду-справедливость. Заслуживает внимания положение Заратустры (Древняя Персия) об утверждении порядка в государстве в борьбе против темного божества Аримана, по предписаниям Омузда, олицетворяющего добро. В буддийском каноне «Дхаммападе» гуманистическая направленность содержит призывы к необходимости сокращения масштабов наказания и недопустимости его при отсутствии вины, а также утверждение о том, что «ненавистью не прекратишь ненависть» См. об этом: Шишков В. И. Права человека и правовое государство: содержание и взаимосвязь. Учебное пособие. — Волгоград, 2000. — С. 9.

Интересные мысли, питающие идеи правового государства, высказывали древнекитайские мыслители. Так, Конфуций значительное внимание уделял вопросам целей и методов государственного управления, призывая правителей и чиновников строить отношения на основе добродетели, включающей в себя, прежде всего, справедливость и профессионализм. Центральным качеством добродетели он считает человеколюбие, содержание которого формирует следующим образом: «Не делать другим того, чего не желаешь себе» Там же. Эта идея впоследствии была заимствована христианством, а затем особенно рельефно воплотилась в этике Канта.

Следует заметить, что уже на ранних этапах развития государственности идеи гуманизма, справедливости, человеческого достоинства и другие общечеловеческие ценности, выраженные в воззрениях древних мыслителей, находили свою материализацию в древних государственно-правовых памятниках. Исключительный интерес в этом отношении представляет собой самый древнейший памятник правовой культуры Древнего Вавилона — Законы Хаммурапи XVIII в. до н.э. В нем берутся под защиту такие общечеловеческие ценности как честь и достоинство. Одна из статей Законов Хаммурапи гласит: «Если человек станет обличать под клятвою другого человека в убийстве, а это окажется неправдой, то клеветника, обличавшего безвинного человека, надлежит придать смерти» Цит. по: Шишков В. И. Указ. соч. — С. 10..

Особо значимый вклад в развитие идей правового государства внесли древние греки и римляне. Ими красной нитью поводится мысль об ограничении власти законом. «Я вижу близкую гибель того государства, — писал Платон, — где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон владыка над правителями, а они его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги» Платон. Соч. Т. 3. Ч. 2. М., 1972. С. 188−189. Сходные взгляды высказывались Аристотелем: «Там, где отсутствует власть закона, нет места и (какой-либо) форме государственного строя. Закон должен властвовать над всеми…» Аристотель. Политика // Аристотель. Соч. В 4 т. Т. 4. М., 1983. — С. 165.

Значителен вклад в развитие идей правового государства внесли юристы Древнего Рима. Непреходящую ценность имеют высказанные ими положения о смешанных формах правления, содержащие истоки разделения властей и методах их практической реализации. Положения (Модестина, Павла и др.) о приоритете исходных принципов права над содержанием отдельных норм, наиболее четко выраженного в утверждении Юлиана «тому, что установлено вопреки смыслу права, мы не можем следовать как юридическому правилу», актуально по сей день и вызывает острые дискуссии.

Идеи, высказанные мыслителями древности, конечно же, нельзя включить в их первозданном виде в систему принципов и идей, формирующих современную концепцию правового государства. Однако, несмотря на это, в рассуждениях передовых для своего времени людей — мыслителей древнего Востока, древней Греции, Рима — прослеживаются зачатки теории правового государства в виде идей гуманизма, установления и сохранения свободы, господства права и закона, разделения властей.

В период Средневековья интересные идеи были высказаны Марсилием Падуанским (ок. 1280−1342 гг.). Зло, по его мнению, можно устранить, если служители церкви будут заниматься делами исключительно духовной жизни. Государство есть человеческое установление с вполне человеческими целями и потому оно должно быть отделено от церкви, как разум от веры. Одновременно Падуанский отстаивает очень смелый по тем временам тезис о том, что только народ является верховным законодателем и настоящим источником всякой власти.

В средние века Н. Маккиавелли и Ж. Боден обосновали задачу государства, которая состоит в охране прав и свобод граждан. Так, Ж. Боден разработал понятие суверенитета. Это понятие противопоставлялось претензиям монархов на неограниченную власть как на мандат, якобы полученный свыше, и было использовано для утверждения демократической концепции государства и народовластия.

В эпоху начавшихся демократических революций (XVII-XVIII вв.) идеи о правовом государстве легли в основу новой государственности.

Утверждение разделения властей как составной части учения о демократическом государстве связано с революциями XVII—XVIII вв., когда Д. Локк и Ш. Монтескье сформулировали этот принцип как важную гарантию против концентрации и злоупотребления властью, свойственных феодальным монархиям. Так, в трактовке Локка идея господства права предстает в виде государства, в котором верховенствует закон, соответствующий естественному праву и признающий неотчуждаемые естественные права и свободы индивида, и осуществлено разделение властей. Такое государство с господством права он противопоставляет деспотизму (всем остальным видам правления) Локк Д. Избранные философские произведения. Т. II. М., 1960. С. 116.

Новые представления о правовом государстве и разделении властей получили свою систематическую разработку в творчестве французского юриста XVIII в. Ш. Л. Монтескье. Различая в каждом государстве три рода власти законодательную, исполнительную и судебную, он отмечает, что для предотвращения злоупотребления властью необходим такой порядок вещей, при котором различение власти могли бы взаимно сдерживать друг друга. «Если, замечает он, власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. …Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц» Монтескье Ш. Л. Избранные произведения. М., 1955. С. 290−291. Разделение и взаимное сдерживание властей являются, согласно Монтескье, главным условием для обеспечения политической свободы в ее отношениях к государственному устройству.

Первые же конституции США 1787 г., Франции 1789 г. закрепили, хотя и в разных вариантах, разделение властей, видя в нем важный фактор установления равновесия трех основных ветвей государственной власти в целях осуществления главной функции государства: охраны человека, его свобод и прав. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. (она является частью действующей французской Конституции) включает бессмертные строки: «Всякое общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции» (ст. 16) Французская республика. Конституция и законодательные акты. М., 1989. С. 10.

Но только в XIX в. в трудах немецких философов Э. Канта, Г. Гегеля, а также юристов Р. фон Моля, К. Т. Велькера и других сформировалась целостная теория правового государства, которая стала претворяться в жизнь. Философская основа теории правового государства была сформулирована И. Кантом, рассматривающим государство как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам» Кант И. Соч. в 6-ти т. М., 1963. Т. 4. Ч. 3. С. 233. и считавшим, что законодатель должен руководствоваться требованием: чего народ не может решить относительно самого себя, того и законодатель не может решить относительно народа.

B России теорию правового государства развивали Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, С. А. Муромцев, С. А. Котляревский, Г. Ф. Шершеневич и др. Вот, например, как определял правовое государство Б. А. Кистяковский: «Основной принцип правового или конституционного государства состоит в том, что государственная власть в нем ограничена. В правовом государстве власти положены определенные пределы, которые она не должна и не может преступить. Ограничение власти в правовом государстве создается признанием за человеком неотъемлемых, ненарушаемых, неприкосновенных и неотчуждаемых прав» Цит. по: Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 115−116.

Русские мыслители в понимании идеи правового государства сходились в одном -- четком разграничении права как «системы строго формализованных норм поведения, регулирующих горизонтальные связи между субъектами права -- формально равными индивидами, и… права как системы правительственных административно-бюрократических распоряжений, регулирующих вертикальные отношения между людьми, т. е. разную степень их подчинения, и определяющих не только границы свободы индивидов, но положительные обязанности конкретных групп и должностных лиц» Глушаченко С. Б., Тонконогов В. П. Правовые идеалы в отечественной правовой мысли: парадигма построения правовой государственности // История государства и права. — 2009. — № 5. — С. 29−30.

Право, по мнению русских либеральных юристов, должно быть автономной сферой, независимой от государственной власти и ее политических целей. Отстаивание этого принципа привело российских правоведов к осуждению позитивизма, который ставил политическую власть выше права, тем самым открывая возможность произвола. Они развивали теорию юридического обоснования прав личности, законодательное оформление которой ограничило бы всякую политическую власть, в том числе и власть демократического большинства. Результатом подобной установки явился принцип приоритета правозаконности над всей сферой политики, включая сферу политической свободы.

Итак, идея правового государства, ее возникновение, как и реальные проявления правовой государственности, обусловлено развитием общественной его составляющей в результате вызревания гражданского общества как способа организации человеческого общежития. Идея утверждения права, господства закона в общественной жизни имеет очень древнее происхождение. Идея правового государства и разделение властей, однако, были отвергнуты марксизмом-ленинизмом. В соответствии с этим учением в России, а затем и в других странах было построено тоталитарное государство. В демократических же государствах на протяжении XIX—XX вв. идея ограничения власти правом, законом, а также разделение властей завоевывали все более широкие позиции, превратившись со временем в общепризнанные принципы цивилизации и демократии.

1.2 Понятие и признаки правового государства

Общественным сознанием правовое государство воспринимается как такой тип государства, власть которого основана на праве, им ограничивается и через него реализуется. Но такое представление, хотя и верное по сути, недостаточно для адекватного понимания феномена правового государства, представляющего собой сложную, многофакторную систему.

В идее правового государства можно выделить два главных аспекта:

1) свободу человека, наиболее полное обеспечение его прав;

2) ограничение правом государственной власти.

В философском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной необходимости. Гегель рассматривал право как царство осуществленной свободы, реальное ее бытие. «Свобода бывает там, писал он, где господствует закон, а не произвол» Гегель. Философия права. — М., 1990. — С. 28. Известны и кантовские положения о праве как сфере практической свободы, призванной обеспечить автономию личности, в чем он усматривал основную цель и назначение права Кант И. Указ. соч. — Т. 4. Ч. 2. — С. 139−140.

В правовом государстве в отношении человека создаются условия для его юридической свободы, реализуется механизм правового стимулирования, в основе которого лежит принцип «не запрещенное законом дозволено». Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими способностями, собственностью, имуществом. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть границы ограничений личности прежде всего в экономике, сфере внедрения научно-технического прогресса в производство и т. п. Думается, не случайно сегодня в России принят целый пакет приоритетных экономических законов, посвященных собственности, земле, налоговой системе, приватизации государственных предприятий и т. д., которые фиксируют многообразие форм собственности, открывают простор для инициативы людей, дают возможность почувствовать себя хозяином жизни.

Наиболее крупные и значимые блоки права-стимула в отношении личности (свобода, собственность, равенство и т. д.) воплощаются в формуле «права человека», которые являются фундаментальными в том плане, что призваны обеспечивать первичные предпосылки достойного существования и лежат в основе конкретных многообразных субъективных прав личности.

Права человека как главное звено правового режима стимулирования для индивида есть источник постоянного воспроизводства его инициативы, предприимчивости, инструмент развития гражданского общества. В современный период проблемы прав человека выходят на международный, межгосударственный уровень, что подтверждает правомерность их приоритета над проблемами государства, свидетельствует об их общенациональном характере. Они все прочнее становятся точкой отсчета в национальных правовых системах, правовом регулировании Всеобщая декларация прав человека. Принята на 3-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217A (III) от 10 декабря 1948 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www. un. org, свободный. Права человека и правовое государство, несомненно, характеризуются общими закономерностями возникновения и функционирования, ибо существовать и эффективно действовать они могут только в одной «связке» Широбоков С. А. Механизм демократических правоотношений человека и государства // Конституционное и муниципальное право. — 2008. — № 3. — С. 15. Оба феномена имеют в своей основе право, хотя роль последнего для них практически прямо противоположна, но одновременно и внутренне едина. Это свидетельствует о том, что соединяющим звеном между человеком и государством должно быть именно право, а отношения между ними — истинно правовыми.

Правовые ограничения необходимы для того, чтобы недостатки властной личности не трансформировались в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан.

В условиях демократии право как бы «меняется местами» с государством — утверждается верховенство первого и право возвышается над государством.

Ограничение правом государственной власти необходимо рассматривать в контексте наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина. В этом выражают себя две стороны сущности правового государства. Если анализировать первую (социальную) сторону без второй (формально-юридической), то не ясно, как добиться наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, как создать для личности режим правового стимулирования. Если же, напротив, брать за основу только формально-юридический аспект, тогда становится не совсем понятно, во имя чего и ради кого необходимо ограничивать государственную власть посредством права. Ведь такое ограничение не самоцель. Можно его так ограничить, что государство вообще не выполнит полноценно ни одной из своих функций. И тогда то же гражданское общество от этого ничего не выиграет, а, наоборот, только потеряет.

Важнейшими элементами, характеризующими правовое государство, выступают: а) господство закона, б) функционирование государственной власти на основе разделения публично-властных полномочий между органами законодательной, исполнительной, судебной власти, в) признание и гарантированная защита прав и свобод человека и гражданина. Совокупность этих теоретических и практических элементов в характеристике правового государства позволяет выделить группы нормативных, институциональных и личностно-общественных признаков правового государства.

К собственно нормативным признакам правового государства Эта группа признаков, помимо самостоятельного значения, несет и общую нагрузку: она представляет собой правовой компонент, который пронизывает все характеристики правовой государственности. следует относить:

· верховенство закона и особое место конституции как основного закона;

· законность как принцип создания и реализации норм права.

Закон как источник нормативных предписаний распространяет свое действие на всех субъектов права. Органы государственной власти и местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения функционируют на основе и в рамках закона. Общее требование подчинения закону не стирает границы между нормативными правовыми актами различной юридической силы. Более того, данный признак, утверждая господствующее значение закона в правовом государстве, под законом понимает акт соответствующего юридического значения. Только принятый законодательным (представительным) органом с соблюдением законотворческой процедуры либо непосредственно народом на референдуме в соответствии со специально для этого установленным порядком акт может признаваться законом. Акты других органов, наделенных Конституцией правотворческими функциями, могут издаваться в соответствии с законами, при обязательном соблюдении условия их непротиворечивости нормам законов. Нормы, формулируемые Конституцией как актом высшей юридической силы, лежат в основе построения иерархической системы нормативных актов: Конституция — закон — подзаконный акт. Издание нормативных правовых актов государством должно осуществляться как продолжение Конституции Хабриева Т. Я. Конституция как основа законности в Российской Федерации // Журнал российского права. — 2009. — № 3. — С. 45−46.

Правовой характер закона, его конституционно-правовая природа и значение основы действующего позитивного права, а также субординационная подчиненность актов различной юридической силы и их значение регулятора общественных отношений обеспечивают состояние законности как особого режима государственно-общественной жизни. Преференции и ограничения по политическим и гражданским правам для всех (граждан и их объединений) должны быть едиными и могут устанавливаться только законом. Неуклонное соблюдение законов всеми государственными, общественными институтами и гражданами — принцип, характеризующий природу регулируемых правом общественных отношений в правовом государстве.

Институциональные признаки выделяют в характеристике правового государства публичную природу государства и его полномочия по урегулированию столкновения общих и частных интересов. В их число входят:

· разделение государственной власти на три относительно самостоятельные ветви: законодательную, исполнительную и судебную;

· взаимодействие властей; распределение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти с применением механизмов «сдержек и противовесов»;

· законодательное закрепление независимости судебной власти.

Выделение в системе публичной власти именно этих направлений возникло в силу естественных различий отдельных функций властной деятельности. Это законотворчество как способ выявления, формулирования и закрепления нормы права в правовом законе; это правоприменение как способ легального вмешательства в общественные отношения и контроля со стороны государственного административного аппарата в рамках предписанных правовым законом норм; это правоохранение как разрешение на основе правового закона конфликтов и сталкивающихся интересов.

Успешное взаимодействие органов государственной власти характеризует устойчивость построения власти в государстве. Устойчивость, в свою очередь, достигается внедрением эффективно действующей системы «сдержек и противовесов». Эта система предполагает введение определенных (компетенционных, процессуальных) ограничений в пользовании ресурсами власти, разумным распределением функций и полномочий государственной власти между ее органами, различаемыми по уровню политического властвования (общегосударственный, областной, республиканский и т. п. уровни), по функциям властной деятельности (законодательные, исполнительно-распорядительные, судебные). Практически она воплощается, например, в рациональном сочетании сильной исполнительной власти с наделенной необходимыми контрольными полномочиями представительной властью; в четко определенном правовом порядке действия исполнительной власти при ее «раздвоении» (власть президента и власть правительства); в жестком разграничении полномочий между органами центральной власти и органами власти составляющих государство субъектов; во внятном соотношении конституционной концепции местного самоуправления как негосударственной сферы и государственно-властных полномочий его органов.

Самостоятельность судебной власти и ее независимая от исполнительной и законодательной ветвей власти деятельность — не просто декларативное пожелание, провозглашаемое в конституции. Это непременное условие существования авторитетного арбитра, которое достигается реализацией определенных принципов при построении, функционировании органов судебной власти.

Отправление правосудия только судом, независимость, несменяемость и неприкосновенность судей, осуществление в установленном законом случаях судопроизводства с участием присяжных заседателей, публичность выносимых судами решений — некоторые из гарантий, обеспечивающих значение независимого арбитра суду и необходимый авторитет решениям, принимаемым судом.

Группа личностно-общественных признаков правового государства включает права и свободы человека и гражданина и в самом общем плане объединяет: конституционное закрепление приоритета основных прав и свобод человека и гражданина; всестороннюю поддержку государством правозащитных движений и правозащитной деятельности государственных органов; должный уровень правовой культуры и государственно-правового сознания граждан.

Роль и значение государства в современном мире определяется в соответствии с гуманистической направленностью его внутренних функций, с преодолением его противопоставления человеку, с установкой государства на обеспечение и защиту прав человека Пак О. А. Социальное государство как антикризисная парадигма в России // Terra Economicus. 2010. — Т. 8. — № 1−3. — С. 20. Приоритет прав и свобод человека и гражданина — это не только смещение ценностных акцентов в отношениях власти и человека. Должная защита прав и свобод повышает институционный авторитет власти — уважение к власти как особому институту общества или его легитимность — законность, обоснованность, оправданность в представлениях населения. Это и фактор возрастания социально-политической активности индивида. Из субъективных качеств личности в первую очередь становятся востребованными ответственность, самостоятельность, осознание значения собственной политической позиции, способность противодействовать развитию деструктивных явлений. Гуманистическая ориентация политической практики государства вызывает ответные установки в поведении граждан. В политических убеждениях человека начинают преобладать демократические взгляды, человек становится менее подверженным политическим манипуляциям; политический кругозор человека в гуманистически-демократическом обществе помогает осознать необходимость толерантности в межличностных, межнациональных, межконфессиональных отношениях, способствует сделать правильный выбор в период избирательных кампаний, не поддаться влиянию экстремистских взглядов и течений и т. п. В правовом государстве политическое значение придается формированию и закреплению позитивных правовых традиций, образцов правового поведения граждан Алиэскеров М. А. Правовое государство: некоторые общетеоретические и конституционно-правовые аспекты // Российское правосудие. — 2010. — № 9. — С. 3..

Эти характеристики правового государства, которые мы обозначили через группу признаков под общим названием «личностно-общественные», проявляются в таких достижениях общественно-социальной жизни общества, которые именуются демократическими ценностями. Это, например, равенство всех граждан перед законом, возможность свободного высказывания своих политических взглядов, свободные выборы, в том числе избрание главы государства непосредственно народом, возможность выбора органов власти (на альтернативной основе: из нескольких кандидатов, партий и т. п.); независимость суда, свобода печати и др.

Реальное воплощение теоретической модели правового государства зависит от множества факторов, как объективных, так и субъективных. Многие государства прямо закрепили в своих конституциях установки на следование принципам демократии и правового государства (например, Испания, Франция, ФРГ, Российская Федерация и др.). От утверждения в сознании и действиях индивидов отношения к праву как ценности, основанной на согласии и гарантирующей справедливость и целесообразность, будет зависеть общий уровень правовой культуры, который выступает одним из условий создания и функционирования правового государства Бондарь Н. С. Конституция, конституционный контроль и социальные противоречия современного общества // http: //www. Lawmix. RV/comm. php? id=3532.

Для формирования правового государства существенным выступает такой аспект правовой культуры, как каналы ее влияния на общество и политические институты. Обобщение фундаментальных юридических ценностей и их возведение в атрибут духовного развития общества способны стать не только организующим и дисциплинирующим отдельных лиц и различные социальные группы средством. Правовая культура вполне может выступать социальным регулятором. «Образ жизни» общества может существовать не только в том виде, в каком его сформировала совокупность юридических норм, но и в том, в каком порядок взаимоотношений между гражданским обществом и политической государственностью определен общей правовой культурой.

С учетом указанных обстоятельств можно в целом разделить мнение о том, что «правовое государство — это суверенная политическая организация, функционирующая в условиях гражданского общества в строгих рамках правового поля, основанного на органическом единстве естественного и позитивного права (правозаконности), отражающая приоритет индивидуальной свободы, имманентным свойством которой выступает осознанная ответственность личности за общее благо» Шишков В. И. Указ. соч. — С. 22−23..

Глава 2. Условия формирования правового государства

2.1 Высокий уровень материального обеспечения населения

Высокий уровень материального обеспечения населения может быть достигнут при условии оптимального развития производительных сил на основе современных достижений научно-технического прогресса (далее — НТП), стимулируемых производственными отношениями. Прежде всего отношениями собственности на средства и продукты производства, особенно на прибыль. Своеобразие перехода к новой формации в мировом масштабе заключается в том, что процесс фактического обобществления проявляется не только в концентрации производства, но и в его деконцентрации, диктуемой степенью развития производительных сил, разделения (и соединения) труда, расширяющейся инфраструктурой и т. п. Постиндустриальная экономика сегодняшнего дня одновременно нуждается в крупных, средних и мелких предприятиях, в разнообразных формах хозяйствования и собственности, т. е. в экономическом плюрализме, который сопряжен со своеобразными товарно-денежными отношениями и антимонополизмом, налоговым вмешательством государства в состояние экономического оборота. На революционном пути продвижения к новой формации имеет место постепенная социализация собственности. Революционный путь предполагает ее более радикальное преобразование. При этом тот и другой путь подвергаются конвергенции. Отставание социализации или ее искусственное стимулирование, отрывающиеся от уровня производительных сил, в одинаковой степени тормозят поступательное развитие, вызывают кризисные явления, мешают росту материальной обеспеченности населения, в конечном счете отрицательно сказываются на духовной культуре, нравственности, политике и праве.

Подобный кризис имел место на Западе в первой половине XX века, но был так или иначе преодолен на основе активного использования достижений научно-технической революции и вступления в полосу постиндустриального развития. На Востоке после революционных взрывов этот кризис наступил во второй половине XX в. в результате радикальных мер по государственной экономике, декретирования обобществления, неподготовленного уровнем производительных сил и не обеспеченного достижениями НТП. Это привело к огромным неоправданным тратам человеческих и природных ресурсов Акмалова А. А., Капицын В. М. Предыстория и история социального правового государства // Социальное и пенсионное право. — 2008. — № 1. — С. 40−41.

Жизнь показывает, что перестройка в области народного хозяйства — процесс исключительно сложный, «болезненный», но необходимый. В перспективе он обеспечивает нормальное развитие экономики, повышение уровня материального благосостояния населения, создает надлежащий базис для обогащения духовной культуры, демократизации всех сторон социального бытия и политической системы, для нравственного возрождения общества и органичного включения страны в мировое сообщество. Последовательное осуществление хозяйственной реформы в свою очередь нуждается в глубокой перестройке политической структуры и в коренной судебно-правовой реформе. Прогрессивные экономические преобразования возможны только при условии устранения консервативной, бюрократически зацентрализованной, административно-приказной системы управления, ликвидации тотального огосударствления хозяйства Там же. — С. 42.

2.2 Высокий уровень культуры

В данном случае речь идет как о духовной культуре населения, так и о политической, правовой культуре, как элементах культуры демократии. Вне и помимо общей и профессиональной культуры невозможно воспринять функционирование институтов демократии, нормальную деятельность партий, цивилизованное законодательство, исполнение законов и авторитетное правосудие.

Главное заключается в том, что без культуры свобода превращается во вседозволенность, митинги и демонстрации — в погромы и массовые беспорядки, нравственность и религиозные убеждения — в фанатизм и предрассудки, трудовая деятельность — в крепостной труд из-под палки, в отбывание повинности или безделье.

Проблема стадий роста культуры сложна и противоречива. Она связана с историческими корнями духовной жизни народов Галиев Ф. Х. Правовая культура как правовая самоорганизация порядка // Право и политика. — 2011. — № 4. — С. 670., природными и социальными условиями их существования, этническими особенностями и хозяйственными укладами, нравами и обычаями, психологическими чертами характера, даже с образом мышления. Сравнивать уровни культуры народов очень трудно, поскольку каждый из них имеет свои достижения и, вероятно, пробелы. Однако именно в разнообразии духовной культуры разных народов и регионов, наций и национальностей, во взаимообогащении культур заключается животворный плюрализм духовного развития человечества.

Для оптимального учета государственно-политических преобразований духа народа или нации вовсе необязательно отвергать материалистическое объяснение истории. Нельзя превращать его в механистический, метафизический, упрощенный экономический материализм, игнорирующий духовную жизнь общества.

В каждую эпоху мировой цивилизации были и есть общечеловеческие эталоны духовной культуры, культуры общения между людьми, воспитанности, образованности, интеллигентности — в смысле, прежде всего, взаимного уважения и терпимости. Современное цивилизованное общество, отличаясь определенным уровнем духовности и нравственности, должно приобретать новое, не теряя при этом то лучшее, что было свойственно прошлому.

Гуманизм и незыблемость общечеловеческих прав личности все более пронизывают духовную культуру общества на ступени его современной цивилизации, нравственные и правовые идеалы. Демократия возможна только в тех странах, где наряду с материальным обеспечением населения имеет место соответствующий уровень духовной культуры человека, общества и деятельности его социальных институтов, политических структур Воржецов А. Г. Взаимодействие институтов гражданского общества и государства в современной России: монография. — Казань, 2008. — С. 29. Однако рост культуры требует не меньше, а скорее больше времени и усилий, нежели рост экономики. К тому же нельзя забывать, что производительные силы — это не только машины, автоматика, роботы, аналитические ресурсы. Прежде всего, — это сам человек, уровень его развития, умение использовать орудия труда, технику, организация и условия труда, характер разделения и соединения труда. Свободный творческий труд в свободном обществе, социальная защищенность каждого работника и удовлетворение своей работой, нравственная и материальная заинтересованность высококультурного работника в конечных результатах труда — все это органически связано между собой и определяет образ жизни людей, качество их социального бытия Кордонский С. В. «В реальности» и «на самом деле» // http: www. ms. ru/politics.

И если в экономике в принципе невозможно «перескочить» через этапы ее необходимого развития, то тем более невозможно игнорировать стадии роста культуры народов и регионов. Но все же государство может создавать предпосылки для ускорения этого роста, путем восприятия достижений мировой цивилизации, или, напротив, воздвигать «железный занавес» на пути такого восприятия. Замыкать культуру в границах государства, которое ведет к его стагнации, превращает саму самобытность культуры в оковы ее нормального совершенствования и роста.

Итак, достаточно высокая степень цивилизации, культуры общества, его полнокровная духовная жизнь — это те социальные факторы, которые оказываются духовными предпосылками становления правового гражданского общества и государства Пирбудагова В. И. Становление идеи взаимодействия государства и гражданина как принципа правового государства в трудах ученых-юристов // История государства и права. — 2008. — № 17. — С. 23.

2.3 Демократия, политический плюрализм и деидеологизация общества и управления

Так называемое «государство законности» — это власть, требующая от населения соблюдения законов, подчинения нижестоящих органов вышестоящим, иерархии (соподчинения) видов, уровней нормативных правовых актов Большой юридический словарь // http: //slovari. yandex. ru.

Тоталитарные и близкие к ним государства также тяготеют к требованию соблюдения их предписаний, к безусловности исполнения приказа. Однако сами законы при этом нередко оказываются санкционированными государством произвола. Реальная сила сосредотачивается в административно-управленческом аппарате, который по своему усмотрению регулирует важнейшие отношения, творит «правовую» основу собственной деятельности.

При монополии одной партии режим характеризуется не демократией, а партократией, даже формально не подчиненной праву. Состояние законности при тоталитарном режиме поддерживается страхом, жесткими и несправедливыми репрессиями, ограничением прав и свобод граждан, «дарованных» государством, отбирающим их по собственному волеизъявлению, ссылаясь при этом на интересы народа или нации, государственной безопасности. Важнейшей предпосылкой подлинно правовой государственности является существование демократической политической системы. Без разновидности демократии правовое государство не существует и не функционирует. Демократия в свою очередь непременно предполагает и идейный, и политический плюрализм, отсутствие монополии одной партии.

Дословно термин «демократия» в переводе означает власть народа. Однако социально-политический феномен демократии вовсе не исчерпывается таким пониманием, тем более что остается и само определение народа. Скажем, господство толпы никто не может считать проявлением демократии. Нельзя сводить демократию и к господству большинства над меньшинством. В подлинной демократии меньшинству должно быть предоставлено гарантированное право занимать и отстаивать свою позицию, иметь свое мнение и бороться за него в рамках закона, гласно и свободно.

Демократия — это общечеловеческая социальная и политическая ценность, исключающая произвол и одного лица, и большинства, и толпы, и всех по отношению к отдельному индивиду.

Демократический строй предполагает механизм выявления интересов различных слоев общества и решение, строящееся на оптимально возможном консенсусе интересов, позиций, платформ, мнений.

Демократическое государство образуется свободными гражданами страны, подчиняется волеизъявлению большинства и обеспечивает общественную безопасность в рамках закона всем гражданам. Такое государство предполагает для выявления и согласования общественного мнения различных социальных слоев населения всеобщие выборы представительных органов и плюралистическую политическую систему. Партии — основа демократической системы, в свою очередь, организуются и действуют на принципе добровольного и свободного союза единомышленников. Демократическое государство запрещает существование экстремистских и расистских организаций, партий и заговорщических групп, в том числе тех, что стремятся к насильственному свержению демократического конституционного строя. Демократическое государство полноценно функционирует при наличии в стране политического плюрализма, партий парламентского типа, рассчитанных не на захват власти вооруженным путем, а строящих свою политику на демократической борьбе в процессе выборов в представительные органы и в отстаивании своих позиций в самих этих представительных учреждениях, а через них и в оперативно-управленческой деятельности администрации.

Идеология — общественное сознание, преломленное классовыми (групповыми) интересами. Она порождается политической борьбой. Может способствовать духовному освоению действительности или искажать ее, деформировать иные формы сознания (науку, мораль, национальное самосознание, религию). Тотальная идеологизация общества в любом случае вредна, деформирует культуру, искусство, нравственность, политику, управление, право, семью и быт людей. Прививает нетерпимость к инакомыслию и к иноверцам, превращает религиозные и иные убеждения в фанатизм. Порождает мифы и поощряет предрассудки, догматизирует идеи и концепции, отвергает альтернативы, консенсус, плюрализм мнений. Сверхидеологизированная власть лишает политику здоровой правовой и нравственной основы, общечеловеческих ценностных ориентиров, оправдывает любые средства для достижения идеала. Идеологизированный человек — раб навязанной ему идеологии. Подвергаясь этому процессу, он теряет чувство собственного достоинства и самоценности. Становится способен ради охватившей его ложной идеи на предательство и жестокость. Готов подавить нормальные родственные и дружеские привязанности. Не в состоянии правильно оценить обстановку. Ему отказывает здравый смысл, у него искажено чувство справедливости. Сверхидеологизация отрицает общечеловеческие ценности, ведет к постоянному поиску врага. Такое общество теряет динамизм, отгораживается от остального мира, не воспринимает дары цивилизации, взаимообогащение культур.

Между тотальной идеологизацией и тоталитарным политическим режимом существует неразрывная связь. Они друг друга порождают и поддерживают, создавая для народов, для человека невыносимые условия существования. Разжигают агрессию, истребительные войны, геноцид, массовые репрессии, преступные кровопролития. Правовое же общество, соединенное с режимом демократии и правления закона, возможно только в условиях идейного плюрализма, обеспеченного свободой печати, деидеологизацией важнейших государственных институтов, науки, культуры и иных сфер общественной жизни.

Современное демократическое правовое государство предполагает развитое гражданское общество, в котором взаимодействуют различные общественные организации, политические партии и никакая идеология не может устанавливаться в качестве официальной государственной идеологии. Политическая жизнь в правовом государстве строится на основе идеологического, политического многообразия (плюрализма), многопартийности. Поэтому одним из путей формирования правового государства, одним из направлений этой работы является развитие гражданского общества, выступающего важным звеном между личностью и государством, в котором реализуется большая часть прав и свобод человека, утверждение принципов политического плюрализма.

Итак, правовое государство, соответствующее этапу развития современного гражданского общества, предполагает достаточно высокий уровень его экономического, духовного и политического развития для каждой конкретной страны на пути прогрессивных преобразований в содружестве с современным цивилизованным сообществом.

демократия политический плюрализм деидеологизация

Глава 3. Проблемы и пути формирования правовой государственности в Российской Федерации

В нашем государстве сегодня делается попытка не только возродить идею правового государства, но и претворить ее в жизнь. Формирование правовой государственности в России — это сложный и длительный процесс, который будет разворачиваться по мере проведения в жизнь политической, экономической и правовой реформ, возрождения нравственных устоев и общечеловеческих ценностей, построения современного демократического гражданского общества Уваров А. А. Правовые основы взаимодействия гражданского общества с государством // Право и политика. — 2009. — № 4. — С. 33..

Недостаточно только провозгласить государство правовым и демократическим (это делают и тоталитарные государства), главное обеспечить его устройство и деятельность соответствующими правовыми институтами, реальными гарантиями демократизма. Никакие возвышенные цели и демократические декларации не способны придать государству подлинно демократический характер, если не обеспечиваются общепризнанные права и свободы человека и гражданина. Конституция Р Ф закрепила все известные мировой практике права и свободы, однако для реализации многих из них еще необходимо создать условия.

В настоящее время имеется множество серьезных нарушений прав человека в России в различных областях экономической, политической, социальной, культурной, исправительной системе, в деятельности силовых структур.

Не самым лучшим образом отразилась на правах человека «сплошная суверенизация», развернувшаяся в начале 1990-х годов на всем пространстве бывшего СССР, а затем и в границах Российской Федерации. Фактически идея прав человека объективно оказалась как бы принесенной в жертву идее суверенитета. Одно заслонило другое. Стремление укрепить свободу и независимость отдельных наций и народов, проявившиеся в тенденциях сепаратизма, не способствовали упрочению социально-правового статуса личности, соблюдению ее естественных и неотъемлемых прав. В результате положение индивида резко ухудшилось.

С начала 2011 г. жертвами продолжающегося вооруженного конфликта на Северном Кавказе стали не менее 1007 человек. В том числе 593 человека были убиты, еще 414 — получили ранения. Таковы итоги подсчетов «Кавказского узла», основанных на собственных материалах и информации из открытых источников Права человека в России | лента новостей // http: //www. hro. org/node.

Во многих регионах стали фактом широкомасштабные нарушения прав человека, дискриминация людей по этническому признаку, беженцы в собственной стране, мгновенные превращения миллионов граждан помимо их воли в «иностранцев». Мы видим, как порой интересы территориальной целостности ныне суверенных государств ставятся выше всех иных нравственно-гуманистических ценностей, в том числе и прав человека.

Францифорова С.Ю. отмечает, что прямое действие Конституции Р Ф вовсе не означает автоматической реализации ее норм о правах граждан, нужны конкретные процедуры, инструменты, содействие Францифорова С. Ю. Юридические гарантии прав личности // Адвокатская практика. — 2008. — № 3. — С. 32. Нынешнее государство, его структуры нередко проявляют безразличие к правам и свободам человека.

В гражданском обществе действует известный в мировой практике общеправовой демократический принцип «не запрещенное законом дозволено». Признание принципа «не запрещенное законом дозволено» закономерно и неизбежно, коль скоро Россия взяла курс на переход к рынку, предполагающему частное предпринимательство, личную инициативу, предприимчивость, свободную деятельность индивидов-собственников. Более того, отчасти он уже используется в новом секторе экономики мелком и среднем бизнесе, коммерции, инвестициях, банковском деле.

Объективные законы экономики позволяют руководящим кадрам игнорировать меры безопасности: трагический пример — авария теплохода «Булгария» со страшными человеческими жертвами. Эта катастрофа — итог беспредельной алчности и беззакония, преступного отношения к вопросам безопасности Хромая «Булгария» | Происшествия | KM. RU Новости // km. ru.

Таким образом, перенос указанного принципа («не запрещенное законом дозволено») на российские условия не может быть чисто механическим, без учета специфики отечественного менталитета, национальных традиций. Особенно это касается общественно-политической и моральной сфер, межличностных, человеческих отношений, жизненного уклада Толпегин П. В., Максимов Д. А. Общество и государство в России: пути развития в XXI веке // Право и политика. — 2008. — № 12. — С. 35. В рамки нравственности этот экономический закон должно вернуть ужесточение процедур контроля.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой