Правовое государство: состояние и развитие прав человека

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
    • Раздел 1. Возникновение идей правового государства
    • 1.1 Блоки идей теории правового государства
    • 1.2 Учение о правовом государстве И. Канта
    • 1.3 Концепция правового государства отечественных юристов
    • Раздел 2. Построение правового государства в СССР
    • 2.1 Социалистическое правовое государство
    • 2.2 Признание правового государства как общечеловеческой идеи
    • 2.3 Русская концепция правового государства
    • Раздел 3. Принципы правового государства — его несущие конструкции
    • Раздел 4. Современные подходы в понимании правового государства
    • 4.1 Формирование правового государства в России
    • 4.2 Правовое сознание и доверие
    • Заключение
    • Список литературы

Введение

Мы все сегодня, на Востоке и на Западе, — современники больших изменений во всемирной истории.

Проблемы правового государства всегда волновали прогрессивных мыслителей древности, средневековья и современности. В поле зрения философов, юристов, историков практически всегда находились такие вопросы типа, Что такое правовое государство? Когда появилась его идея и как она развивалась? Каковы его признаки, цели и назначения?

Проблема формирования правового государства актуальны для отечественной юридической литературы в связи с изменением типа политической системы.

Современный этап развития рассматриваемой концепции характеризуется закреплением принципов правового государства в конституционном законодательстве, а также, что характерно для отечественной юридической науки, обсуждением проблем формирования, построения правового государства.

Теория правового государства во второй половине XX в. уже не является исключительно умозрительной, рациональной, утопической и практически неосуществимой концепцией создания справедливого государства. Она получила признание на конституционном уровне, на началах правовой государственности строится деятельность современных западных демократических государств.

Согласно Конституции Российской Федерации Россия уже провозглашена как правовое государство. В то же время обсуждаются проблемы формирования правового государства. Поэтому сначала следует разобраться в вопросе: можно ли считать правовыми современные государства, которые так себя называют или провозглашают в законодательстве принципы правового государства? Научные публикации не дают однозначного ответа на этот вопрос.

Основная причина такого внимания к правовому государству заключается не только в гуманизме самой идеи его возникновения, но и в поисках путей ее наиболее адекватного оформления и эффективного осуществления.

Правовое государство — это такое государство, в котором создаются условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права политической власти в целях недопущения злоупотреблений.

В целом в плане совершенствования и реализации конституционной модели российской правовой государственности — с учетом российского опыта и нынешнего трудного пути к конституционализму и правовой демократии — наиболее острой и сложной остается проблема разумного сочетания исполнительной власти с надлежащей представительной властью, полномочия которой соответствовали бы смыслу, идеям и требованиям разделения властей и правовой государственности.

В данной работе я раскрою историю возникновения идей правового государства, рассмотрю развитие учений и концепций, построение правового государства в СССР и России, его основные принципы и признаки, а также проанализирую современную правовую культуру, сознание и доверие народа закону и государству.

Раздел 1. Возникновение идей правового государства

Ростки идей правового государства появились еще в философской и правовой мысли античного мира, однако наиболее широкое распространение она получила в эпоху буржуазных революций XVIII—XIX вв. в Западной Европе. Идея правового государства появилась как адекватная реакция на полицейское государство, для которого характерно было чрезмерное сосредоточение государственной власти в одних руках, неограниченное вмешательство государства во все сферы общественной жизни и жизни отдельного человека. Стадию полицейского государства прошли почти все страны европейского континента, за исключением, может быть, Англии и Швейцарии. Что касается России, то, как полагает известный американский историк и советолог Ричард Пайпс, в ней в дореволюционный период еще не сложилось полицейское государство в его классическом виде. Оно достигло своей полной завершенности уже в советское время. Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993. С. 40

Право и государство, в сущности, — одно и тоже. Одно без другого существовать не может. По происхождению они одинаковы, — когда возникает право, тогда и возникает государство и так далее. И вот почему.

Право — это специфические общеобязательные нормы, это такой специфический социо — нормативный регулятор, т. е. специфические, особенные, особые, не везде существующие социальные нормы. Но это общеобязательные социальные нормы. А везде, где есть общеобязательные социальные нормы, с необходимостью существуют властные социальные институты, которые призваны эти нормы формулировать и поддерживать, обеспечивать принудительной силой. Иначе говоря, без некоего властного института право как общеобязательная норма существовать не может. Возникает право — возникает государство, государство и право — это, в сущности, одно и то же.

Теория правового государства — это синтез идей и концепций о его природе, сущности, признаках, принципах, функциях, как государства демократического, социального, в котором во всех сферах общественной жизни господствует право. Она является закономерным результатом цивилизованного развития учения о государственности в аспекте человеческого измерения и общественной справедливости.

Выражение «правовое государство» (Der Rechtsstaat) является специфическим, чисто немецким словообразованием, языки других наций не имеют подобного словосочетания, где бы так емко соединялись понятия права и государства. Вместе с тем языки других наций, безусловно, включают этот институт. Так, в англосаксонском ему соответствует понятие «rule of law» (господство права), во французском — «regne de la Lois» (царствование законов, господство законов) или «Limitation des gouvernants» (ограничение правителей).

Тем не менее, нельзя сказать, чтобы эти словообразования в полном объеме являлись идентичными. Можно лишь отметить тот соединяющий их признак, что идейное богатство правового государства своими корнями уходит в общеевропейскую цивилизацию.

Понятие правового государства, как программа, ограничивающая государство рамками конституции и правовых законов, возникло на рубеже XVIII и XIX веков. Идея же и институты относятся к глубоколежащим слоям европейского развития права и нацелены на достижение мирного порядка, гарантируемого государством при помощи права.

1.1 Блоки идей теории правового государства

Зарождение теории правового государства берет свое начало с концептуальной политико-правовой идеи о торжестве справедливых законов в государстве. Это относится к первому блоку идей, вошедших в теорию правового государства. Тем самым, изначальной функциональной, «сквозной» идеей, вошедшей в теорию правового государства, является идея господства юридического закона, а не власти правителя.

Основополагающее значение господства законов в полисных делах (делах государства) настойчиво подчеркивали в эпоху античности многие из «семи мудрецов» Древней Греции. Часть из них, будучи правителями или законодателями, приложила немало усилий для практической реализации своих политико-правовых идеалов.

Одним из «семи мудрецов» был Солон (ок. 638−559 гг. до н. э) — знаменитый афинский реформатор, государственный деятель и законодатель. Уже в VI в до н.э. Солон своей знаменитой реформой воплотил идею соединения права и силы власти в господстве законов, изданных, по его словам, в равной мере как для простых, так и для знатных людей. Глубокой политико-правовой мудростью отмечен его афоризм «Ничего сверх меры», т. е. ничего, кроме установленного законом. Именно с законодательных реформ Солона, по оценке Аристотеля, в Афинах «началась демократия». Главным в законах Солон считал обеспечение компромисса. Это положение и в наши дни реально учитывается в условиях плюралистической демократии на Западе. Отмеченная государственно-правовая идея древних о единении «силы и права» была однозначно направлена против представлений о том, будто сила рождает право, сильный всегда прав.

Идею торжества справедливости закона развили далее VI—V вв. до н.э. Пифагор и пифагорийцы. Для них идеалом был полис, где господствуют справедливые законы.

Идея торжества закона, идея законности отстаивались позднее Гераклитом. Гераклит утверждал, что «народ должен сражаться за закон, как за свои стены». При этом он под законами понимал отражение естественных, вечных законов миропорядка. В таком же аспекте обосновывали господство закона Сократ и Платон. В своей последней работе «Законы» Платон принципиально противопоставляет друг другу два вида государства: один, где все зависит от правителей, другой — где и над правителями стоят законы. Выступая за государство законности, Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон — владыка над правителями, а они — его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги». Существенной чертой такого закона, да и самого государства, по оценке Платона, является выражение и защита ими общего интереса. Без этого, согласно Платону, нет ни закона, ни государства, ни справедливости, а имеет место лишь злоупотребление данными понятиями в условиях насилия, политических распрей и господства интересов узкой группы лиц. Это проницательное суждение античного философа актуально и в наши дни, особенно для России.

Ученик Платона Аристотель, которого по праву считают величайшим мыслителем в истории политико-правовой мысли на планете Земля, полагал, что закон должен властвовать над всем, а там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя; господствующей силой в государстве должен быть закон правильный в основных своих положениях, и правитель — будет ли то одно лицо или несколько — должен простирать свою власть только на то, относительно чего закон не в состоянии высказать точных положений, потому что в общих выражениях нелегко определить ясно все случаи. Закон, по Аристотелю, — это уравновешенный разум.

Современник Аристотеля Эсхил считал, что демократическая форма государства возможна только при соблюдении закона. Знаменитый римский мыслитель и государственный деятель Цицерон утверждал: под действие закона должно попадать все.

Среди известных средневековых мыслителей, прежде всего, следует назвать Фому Аквинского. Свое учение он построил на теории греческих философов и римских юристов и исходил из того, что именно законы управляют общественным и мировым порядком. При этом он делил законы на четыре категории:

вечный закон;

естественный закон;

человеческий закон;

божественный закон.

В учениях раннебуржуазных мыслителей Г. Гроция, Б. Спинозы, М. Вольтера, Ш. — Л. Монтескье, Ж. — Ж. Руссо, Т. Джефферсона, Т. Пейна, Дж. Локка и др. получило дальнейшее углубленное развитие учение о необходимости осуществления государственной власти на основе справедливости закона.

В XVIII, XIX вв. идею законности обосновали и развивали сторонники либерализма: И. Кант, Б. Констан, К. Велькер, Р. Моль, В. Гумбольдт и др. При этом, отмечая величие закона, И. Кант подчеркивал, что «закон должен быть самодержавен», т. е. стать над всеми, в том числе и правителями.

Необходимость обеспечения господства закона в обществе в XX веке отстаивали в своих трудах такие видные отечественные ученые-юристы, как А. С. Алексеев, В. М. Гессен, Н. М. Коркунов, Б. А. Кистяковский, С. А. Котляревский, П. И. Новгородцев, Б. Н. Чичерин, Г. Ф. Шершеневич и др.

Вторым блоком идей, вошедших в теорию правового государства, является концепция естественного права. Концептуальные идеи о естественном праве возникли еще в античные времена в учениях многих древнегреческих и древнеримских мыслителей. Это были прежде всего те из них, кто отстаивал идею господства закона. Данные мыслители отождествляли естественное право с действием естественных законов, законов природы, которым должны соответствовать законы, исходящие от государства.

Как уже было отмечено, в эпоху средневековья учение о естественных законах, об иерархии законов обосновал крупнейший мыслитель своей эпохи Ф. Аквинский. Причем положение о достоинстве человека (и достоинстве человеческой личности), высказанное Фомой Аквинским, будучи фундаментальным принципом христианского гуманизма, в политико-правовом плане является одной из первых формулировок идей неотчуждаемого естественного права человека, что позже было зафиксировано в конституциях всех цивилизованных стран. Отсюда следует, что государство и человеческий (позитивный) закон должны признавать и уважать достоинство человека. Значит государство как политическая форма выражения общего блага призвано, согласно Фоме Аквинскому, обеспечить для людей достаточные условия жизни, т. е. условия, соответствующие достоинству человека.

Уже упоминавшиеся раннебуржуазные мыслители Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Кант и другие создали классическую естественную школу права. Согласно этой школе, естественное право — это требование человеческого разума (право разума), коренящееся в природе человека, и законы государства должны отражать эти разумные требования. К примеру, Джон Локк утверждал, что закон, установленный в обществе, представляет собой не любое предписание, а только такое, которое указывает человеку на поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Свобода людей, по Дж. Локку, заключается в том, чтобы иметь постоянные правила для жизни, общие для всех и каждого, позволяющие ему следовать собственному желанию во всех случаях, когда это не запрещено законом, и не быть зависимым от постоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека.

Классическая естественная школа права была господствующей на протяжении двух столетий. В XX в. естественная школа права возрождается в ряде направлений философии права. При этом каждое право (экзистенционализм, неотомизм и т. д.) по-своему интерпретирует естественное право. Однако, в конечном счете, все они едины в том, что истоками естественного права являются общечеловеческие ценности, которым и должны соответствовать нормы позитивного права.

Третьим блоком политико-правовых идей, на основе которых постепенно формировалась теория правового государства, является концепция народного суверенитета. Впервые идею о принадлежности народу верховной власти высказал в V — IV в. до н.э. древнекитайский мыслитель Мо-Цзы. В XIII веке в трактате Фомы Аквинского о праве народа на восстание против тирании эта идея прозвучала вновь, хотя и в теологически приглушенной форме. В XIV веке в своем светском учении о государстве и праве суверенитет народа как идею признавал и защищал Марсилий Падуанский. Народ, согласно Марсилию, — это источник всякой власти (и светской и духовной), носитель суверенитета и верховный законодатель. Правда, под «народом» он подразумевал лучшую, просвещенную часть общества, которая печется об общем благе. Концепция же народного суверенитета была создана в XVIII веке Ж. — Ж. Руссо как развитие идей, ранее высказанных его предшественниками. По мнению Руссо, суверенитет народа неотчуждаем, неделим, неограничен. И только лишь один народ вправе сам непосредственно осуществлять законодательство, воплощая в законах свою общую волю.

Четвертым блоком идей, вошедших в теорию правового государства, является концепция разделения властей. Идея разделения властей была высказана первоначально Аристотелем, усматривающем в государстве три его элемента: законодательный орган, магистратуры, судебные органы. Затем она выразилась в позиции Полибия и Цицерона, выступивших за смешанную форму правления, сочетающую монархическую (царскую), аристократическую и демократические власти и тем самым взаимно уравновешивающую эти власти. В XIV в. М. Падуанский в работе «Защитник мира» одним из первых в истории политико-правовой мысли обосновывает концепцию разделения в государстве законодательной и исполнительной властей на основе верховенства законодательной власти и связанности исполнительной власти обязательным для всех законом.

В более поздний период Дж. Локк со своей концепции разделения властей выделил законодательную, исполнительную и союзную (федеративную) власти. Создателем же доктрины разделения властей справедливо признают Ш. — Л. Монтескье, разграничившего законодательную, исполнительную и судебную власти и доказавшего необходимость их взаимного ограничения во избежание злоупотребления каждой из них в отдельности посредством соответствующих юридических сдержек и противовесов.

Идея Локка и Монтескье о разделении властей оказали заметное влияние не только на последующие теоретические разработки правовой государственности, но и на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственно-правовую практику. В этом аспекте существенный вклад внесли такие видные деятели американской революции, как Т. Д. жефферсон, Т. Пейн, А. Гамильтон, Дж. Адамс, Дж. Мэдисон и др. Сдержки и противовесы между тремя ветвями власти, заложенные в Конституцию США 1787 г. этими мыслителями, вот уже более 200 лет демонстрируют свою непоколебимую жизненность и надежность.

В настоящее время подавляющее большинство исследователей придерживаются доктрины о трех ветвях власти — законодательной, исполнительной и судебной. Наряду с этими некоторые авторы выделяют еще и контрольную, надзорную, муниципальную (местную) власть. А в ФРГ некоторые немецкие государствоведы отмечают особое положение такого органа государственной власти, как Федеральный конституционный суд (ФКС). По их мнению, ФКС мощнее, чем все другие федеральные государственные органы, вместе взятые. Федеральный конституционный суд как контрольная инстанция, в том числе и в отношении правительства и парламента, всегда имеет за собой последнее решающее слово.

Идеи правового государства уже в конце XVIII в. нашли свое закрепление в таких официальных актах, как Декларация независимости США (1776), Конституция США 1787 г., французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г.

Завершающим (пятым) звеном в разработке юридической конструкции правового государства явилась концепция господства права. В ней различают две модели — англосаксонскую (Rule of law) и немецкую (Der Rechtsstaat). Англосаксонская модель предполагает, что правление не может быть произвольным, а должно осуществляться в соответствии с законом, принятым с соблюдением соответствующих процедур, устанавливающим права и обязанности граждан, их гарантии. Вследствие этого никакой официальный статус не может защитить лицо от установленной законом ответственности в случае нарушения им предписанных правил поведения, не может быть никого, кто бы был выше закона. Немецкий же вариант устанавливает господство права в плане различения права и закона.

1.2 Учение о правовом государстве И. Канта

Заслуга в разработке целостного учения о правовом государстве в Германии принадлежит Иммануилу Канту. Это отмечают ведущие ученые-юристы ФРГ наших дней И. Изензее и П. Кирхоф. «Самое четкое обоснование, — пишут они, — идея правового государства получила у Канта (также и понятие правового государства тотчас доказуемо)». «Самым отчеканенным понятие правового государства, — отмечает известный государствовед ФРГ Э. — В. Бекенферде, — было у Иммануила Канта».

Кант ввел в немецкую философию и науку о государстве понятие правового государства и его идею, что явилось определяющим на последующие столетия. От работы к работе, по нарастающей, Кант проводит идею господства правового закона в жизни народа, общества, государства, а в произведении «К вечному миру» (1795 г) он делает акцент на необходимости того, «чтобы право получило, в конце концов, верховную власть». Благом государства, по Канту, является не благополучие граждан и их счастье, а высшая степень согласованности государственного устройства с правовыми принципами. Помимо господства права, верховенства правового закона, Кант в своей идее правового государства сделал акцент также на следующих априорных принципах: свобода каждого члена общества как человека, равенство его с другими членами общества, самостоятельность каждого члена общности как гражданина, разделение властей.

Что касается проблемы различения права и закона, то Кант блестяще обосновал это положение. Так, смысл правового государства, по Канту, состоит, прежде всего, и, главным образом, в обеспечении господства права, а не только и не просто верховенства закона. Практическая необходимость в различении права и закона существует потому, что не все законы соответствуют идеалам справедливости. От права законы (правовые) должны унаследовать такие категории, как справедливость, свобода, равенство, нравственность, гуманизм, права человека и гражданина. Тогда закон будет должным, а не сущим, т. е. не таким, каким он есть он на самом деле. Лишь в правовом государстве, где сущее и должное совпадают, он приближается к цели. Но и там этот процесс не прекращается. Таким образом, правовой закон призван воплощать в себе общесоциальную справедливость, общечеловеческие ценности и этим связывать и ограничивать государственную власть во всей ее публичной деятельности.

Вместе с тем следует отметить, что И. Кант употреблял такие понятия в своей идее правового государства, как «всеобщее правовое гражданское общество», «правовой государственный строй». Термин же «правовое государство» впервые употребил К. Т. Велькер в 1813 году, в 1824 году «правовое государство» прозвучало в произведении И. Х. Аретина и затем в 1829 году Роберт фон Моль ввел его в общий государственно-правовой и политический оборот.

1.3 Концепция правового государства отечественных юристов

Правовое государство как юридическая доктрина выработано наукой права в XVIII—XIX вв. в период, когда складывалось буржуазное конституционное устройство европейских стран.

Следует отметить, что концепция правового государства активно развивалась в трудах дореволюционных отечественных юристов Г. Ф. Шершеневича, П. И. Новгородцева, В. М. Гессена, Н. М. Коркунова, С. А. Котляревского и др. В частности, Г. Ф. Шершеневич называл три главных критерия правового государства: господство права в управлении государством; государство должно ограничиваться охраной субъективных прав личности, предоставляя в остальном простор ее инициативе; принцип разделения властей. С. А. Котляревский поддерживал идею обоюдной ответственности государства и личности, принцип разделения властей, а также существования независимого, пользующегося доверием, народного суда.

В начале XX в. С. А. Котляревский подчеркивал: «Идея правового государства вошла в обиход современных цивилизованных обществ» и «убеждение, что государство должно принять облик правового, остается непоколебимым». Опыт политико-правовой мысли свидетельствует о том, что правовое государство как специальная юридическая конструкция правовой организации публично-политической (государственной) власти и особая форма правовых взаимосвязей между индивидами, обществом и государством означает официальное признание, закрепление и соблюдение как минимум следующих положений:

господства права;

прирожденных и неотчуждаемых (естественных) прав и свобод человека и гражданина;

правового равенства (равенство перед законом и судом);

правовой безопасности (ограничение вмешательства государственной власти в дела гражданского общества, предсказуемость поведения государственных органов и четкая определенность государственных предписаний, компенсация личности за ущерб от государства, а также взаимная ответственность личности перед государством за исполнение конституционно-правовых обязанностей);

правовой организации самой системы государственной власти на основе принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

Эти компоненты правового государства (гуманитарно-правовой, нормативно-правовой и институционально-правовой) тесно взаимосвязаны, предполагают друг друга и представляют собой различные аспекты господства права (верховенство правового закона) в различных сферах жизни общества. Если отсутствует хотя бы один из них, то рушится вся конструкция правового государства, оно становится псевдоправовым, формальным. Кстати, в свое время еще Б. А. Кистяковский с поразительной проницательностью указывал на опасность авторитарных мер, использование которых не исключено при построении в России нового социалистического строя. «часто утверждают, — писал он, — что социалистическое государство, сделавшись единственным и всеобщим работодателем, превратится в деспотичное государство и что оно по необходимости должно уничтожать личную свободу, как бы оно ни было демократически организовано. Его даже прямо называют „грядущим рабством“, и многие думают, что оно превратит современное свободное общество в военные поселения и казармы». Кистяковский не отрицал такой опасности. Он видел в ней одну из проблем как социалистического, так и капиталистического общества.

Раздел 2. Построение правового государства в СССР

Идея правового государства прошла в нашей стране сложный эволюционный путь от полного и безусловного (начиная с 1917 г) отрицания до частичной, а затем и окончательной рецепции, выразившейся в конституционном провозглашении России правовым государством. Что же собой представляет правовое государство? Существующая ли это реальность или всего лишь благое пожелание, идеал, к которому нужно стремиться? Надо отметить, что именно в этом последнем значении чаще всего и понимается правовое государство в современной юридической науке.

XX век открыл миру явление еще более зловещее, чем полицейское государство в его классическом виде, а именно тоталитаризм. Ричард Пайпс весьма оригинально показал различие между полицейским и тоталитарным государством, которые отличаются тем, что полицейское государство ведет в отношении населения оборонительную тактику, т. е., по существу, защищает само себя, а при тоталитаризме государство переходит в активное наступление против собственного народа. Сейчас уже общепризнано, что бывший Советский Союз, правопреемницей которого является нынешняя Российская Федерация, был, особенно в период «культа личности», сугубо тоталитарным государством. Сам термин «тоталитаризм» возник в 20-е гг. прошедшего столетия для обозначения именно советского режима, а затем был распространен и на другие подобные режимы.

Таким образом, понятие «правовое государство» и «тоталитарное государство» в этом смысле также являются антиподами. Поэтому в советской юридической науке на протяжении всего существования тоталитарного государства полностью и безоговорочно отвергались идея правового государства, которая неизменно клеймилась как «реакционная» и «буржуазная». Так, один из ведущих советских юристов 20−30-х гг.Е.Б. Пашуканис по этому поводу писал: «Правовое государство - это мираж, но мираж, весьма удобный для буржуазии, потому что он заменяет выветрившуюся религиозную идеологию, он заслоняет от масс факт господства буржуазии». Пашуканис Е. Б. Избранные произведения по общей теории государства и права. М., 1980. С. 135

2.1 Социалистическое правовое государство

С началом перестроечных процессов в бывшем Советском Союзе в конце 80-х — начале 90-х гг., в особенности после провозглашения XIX партийной конференции КПСС курса на построение социалистического правового государства Материалы XIX конференции КПСС 28 июня-1 июля 1988 г. М., 1988. С. 122, в юридической науке была принята попытка частичной рецепции идеи правового государства. В стране появилась довольно обширная литература, посвященное социалистическому правовому государству. Много внимания в то время уделялось обоснования прилагательного «социалистическое» применительно к понятию «правовое государство», и продолжалась критика «буржуазного» правового государства. Так, Г.В. Мальцев по этому поводу писал: «Социалистическое правовое государство отнюдь не то самое правовое государство, которое было и остается объектом справедливой критики… кое-кто пребывает в наивном убеждении, будто речь идет о некой единой и завершенной концепции правового государства, что, дескать, история выстрадала эту великую идею, а наши ученые, не разобравшись, в догматическом рвении отвергли ее, не оценили, и только теперь, в порядке запоздалого прозрения, начинают ее признавать. На самом деле нет и никогда не было единой - единственной идеи правового государства». Мальцев Г. В. Социалистическое правовое государство: концепция, пути реализации. М., 1990. С. 117

2.2 Признание правового государства как общечеловеческой идеи

Дальнейшее развитие политической ситуации и юридической науки в нашей стране привело к признанию правового государства именно как общечеловеческой идеи. Распад СССР, крушение тоталитарного социализма дали новый мощный импульс развитию идей правового государства. Это был второй после эпохи великих буржуазных революций всплеск распространения идеи правового государства теперь уже в России, бывших советских республиках, странах Восточной и Центральной Европы. Идея правового государства возникает уже как противопоставление тоталитарному государству, поэтому вовсе не случайно, что и Россия, и большинство постсоветских и постсоциалистических стран записали в своих конституциях положение о правовом государстве. Такая же ситуация характерна и для посттоталитарных стран, где ранее господствовала иная, немарксистская идеология. Так, в Конституции Испании, где долгое время существовал тоталитарный франкистский режим, гласит: «Испания конституируется социальное демократическое правовое государство, которое провозглашает высшими ценностями своего правопорядка свободу, справедливость, равенство и политический плюрализм». Конституции буржуазных государств. М., 1982. С. 276

Таким образом, в современном мире выделяются две группы государств, которые можно отнести к правовым в том смысле, что первые из них перестали быть полицейскими, а вторые — тоталитарными.

В свою очередь, между понятиями «полицейское государство» и «тоталитарное государство» существует известное единство, обусловленное общностью из наиболее существенных признаков. Однако эти понятия следует и различать. Выше уже приводилось мнение Ричарда Пайпса о том, что тоталитарное государство есть наиболее завершенная форма государства полицейского. В частности, по этому поводу он пишет: «Тоталитаризм отличается более конструктивным подходом, включая в себя все элементы полицейского государства, он идет дальше них, стараясь преобразовать общество таким образом, чтобы все проявления общественной жизни, даже не имеющие политического значения, попали под контроль бюрократии, или, точнее, аппарата государственной безопасности. Во всем усматривается политический смысл, и все ставится под контроль» Пайпс. Р. Указ. соч. С. 407.

На самом деле соотношение между понятиями «полицейское государство» и «тоталитарное государство» несколько иное. Различие между ними состоит в том, в каком контексте их рассматривать. Если обратить внимание на политические режимы, определяя при этом форму государства, то следует говорить о тоталитарном политическом режиме и соответственно о тоталитарном государстве. Тоталитаризм как режим противопоставляется в данном случае демократическому политическому режиму, или демократии. Таким образом, можно говорить об одном ряде противопоставлений: тоталитарное государство — демократическое государство, тоталитаризм — демократия. Правовое же государство, без всякого сомнения, должно быть демократическим по своему режиму. Однако эти понятия не совсем тождественны: слово «демократия» подходит в большей степени для определения политического режима, юридически закрепленного соответствующих нормативно-правовых актах.

Правовое государство несколько шире юридического понятия демократии. Оно включает в себя все состояние общества, определенный порядок взаимоотношений его с государством. «Понятие правового государства, - писал А.В. Сурилов, - не замыкается границами государств в институциональном смысле, но распространяется на все общество, на государство как географическое понятие. Деятельность общественных организаций должна носить гуманитарный характер, а их структура должна быть демократической». Сурилов А. В. Советское правовое государство и юридическая наука («круглый стол», выступление)//Советское государство и право. 1989. № 3. С. 60 В этом смысле понятие «правового государства» приобретает больше философский, чем юридический аспект. Такое же или подобное соотношение существует и между понятиями «полицейское государство» и «правовое государство». Полицейское государство — это тоже состояние общества, в котором царит «полицейский» дух: доносительство, шпиономания, внутренняя изоляция и т. д. Тоталитарное государство, в узком смысле слова, представляет собой юридически оформленный режим полицейского государства. В этом смысле понятие полицейского государства шире (вопреки Ричарду Пайпсу), чем понятие тоталитарного государства. Однако сам термин «тоталитаризм» в современной науке используется, как правило, в более широком смысле и означает то же самое, что мы понимаем под полицейским государством. Дело в том, что термин «полицейское государство» по сравнению с термином «тоталитаризм» не получил широкого распространения и употребляется крайне редко. Поэтому второй ряд противопоставлений, который вытекает из этого, состоит в следующем: полицейское, или тоталитарное, государство в широком смысле — правовое государство.

Для того, чтобы определить, является то или иное государство, провозгласившее себя, правовым, таковым на самом деле, необходимо в первую очередь установить в них отсутствие признаков полицейского (тоталитарного) государства.

Какие же наиболее существенные признаки присущи полицейскому (тоталитарному) государству?

Во-первых, в таком государстве господствует представление о праве как о продукте государственной деятельности. Считается, что правовым является только то, что записано в законодательных и иных нормативных актах государства. Поэтому в юридической науке полицейского (тоталитарного) государства явное предпочтение отдается позитивистской концепции права. Такое государство никак не связано с правом, оно первично по отношению к праву, господствует над ним. В результате законы и иные нормативные акты, издаваемые и применяемые в таком государстве, могут не соответствовать, и часто не соответствуют, ни общечеловеческим ценностям, ни общепризнанным международно-правовым нормам. В полицейском (тоталитарном) государстве, поскольку они не связаны с правом, не признаются, а то и прямо нарушаются естественные права человека.

Во-вторых, полицейское (тоталитарное) государство характеризуется неограниченным вмешательством во все сферы общественной и даже личной жизни людей. При тоталитаризме отсутствует то, что называется гражданским обществом. В результате полицейское (тоталитарное) государство глубоко проникает, прежде всего, в экономику, стремится огосударствить все виды собственности. Деятельность общественных организаций при тоталитаризме существенно ограничена. Подавляющее большинство из них (например, советские профсоюзы, адвокатура и т. д.), по существу, являются полугосударственными организациями, придатками к государственному аппарату. Тоталитаризм не признает никакого самоуправления. Так, в бывшем Советском Союзе все местные органы власти входили в единую систему государственных органов, были подотчетны и подконтрольны вышестоящем Советам и их исполнительным комитетам. Вмешательство государства во все сферы жизни имеет еще одно, весьма негативное последствие. Дело в том, что поскольку государство стремится взять на себя заботу о каждом члене общества, то и в обществе возникают иждивенческие настроения, образуются люмпенизированные слои населения.

В-третьих, полицейскому (тоталитарному) государству присуще полное сосредоточение власти в одних руках. Это может быть абсолютный монарх или иной, обычно харизматический, «вождь». Власть может сосредоточиваться и у группы государственных и партийных чиновников-номенклатуры. Для такого государства характерно, таким образом, полное отсутствие разделения властей. Законодательная власть, Если она официально существует, служит всего лишь декорацией. Исполнительная власть полностью зависима от лица или группы лиц, реально обладающих властью. Что касается судебной власти, то она как таковая отсутствует. Существующие в таком государстве суды полностью зависимы от государственного или партийного аппарата.

2.3 Русская концепция правового государства

В завершенном виде русская концепция правового государства сложилась в работах видных правоведов и философов предоктябрьского периода: Н. М. Коркунова, С. А. Котляревского, П. И. Новгородцева, С. А. Муромцева, В. М. Гессена, Г. Ф. Шершеневича, Б. Н. Чичерина, Н. А. Бердяева и других. Большинство из них принадлежало к представителям русского либерализма. Либерализм в России во второй половине XIX в. стремился преобразовать государственный строй Российской империи в соответствии с образцами европейского пути развития.

Основными идеями либеральных доктрин были права и свободы личности, светский характер общества, политический плюрализм, всеобщее избирательное право, парламент, правовое государство и режим законности.

Наиболее известной фигурой либеральных мыслителей второй половины XIX в. является Б.Н. Чичерин. Он обладал необычной широтой научных интересов, и его работы в области права не потеряли своего теоретического и практического значения до сегодняшнего дня. Б. Н. Чичерин исходил из необходимости приоритета государства в осуществлении общественных преобразований, выступал за парламентский и конституционный строй, считал, что правом определяется область свободы человека. По его мнению, начала права вытекают из природы человеческой личности и определяют взаимные отношения свободы разумных существ. Но, как и нравственность, это формальное начало. Его содержание дается экономическими отношениями. Они в свою очередь только тогда покоятся на твердой почве, когда ограждаются принудительными определениями права. Тут есть взаимодействие, в котором, однако право является господствующим началом, ибо оно устанавливает обязательные формы.

Другой видный представитель либерального правоведения и социологической школы права — С.А. Муромцев понимал под правом правовой порядок, который рассматривался как совокупность субъективных прав, защищающих систему существующих общественных отношений. В соответствии со своей теорией социальной защиты С. А. Муромцев полагал, что юридическая защита составляет основное отличительное свойство права — она ограждает фактические отношения от случайного произвола. Юридические нормы составляют важнейший фактор правопорядка, поскольку они направляют действие органов и лиц, которые держат в своих руках юридическую защиту отношений: административных властей, суда, субъектов гражданских прав. Однако сила власти, формулирующей нормы, не абсолютна. Она действует рядом и совместно с другими силами, которые таким образом оказывают влияние на образование правового порядка.

В специально посвященной правовому государству работе В.М. Гессен подробно рассмотрел сущность государственности такого типа и ее отличительные черты. «Издавая закон, государство, — писал он, — связывает и обязывает им индивидов, но вместе с тем посредственно или непосредственно и самое себя. Закон налагает известные обязанности на граждан, предоставляя соответственные права правительству; но в то же время закон налагает известные обязанности на правительство, предоставляя гражданам соответственные права. Государство, в лице своей правительственной власти, так же подчинено закону, как каждый, в отдельности, гражданин».

По мнению Гессена, реализация этого принципа возможна только при обособлении властей в условиях конституционного государственного строя.

Обстоятельно разработанные Гессеном и правовой статус личности, ее взаимоотношения с государством и другими индивидами. В абсолютном государстве индивид — объект власти, считает он, в государстве конституционном — субъект прав. Там он — подданный; здесь — гражданин; как гражданин каждый индивид является правовым субъектом, субъектом публичных обязанностей и прав.

Интересна даваемая Гессеном классификация прав и свобод личности. Субъективные права индивида он разделяет на три категории.

Прежде всего, так называемые права свободы. Правовое государство признает за индивидом определенную сферу свободы — сферу, за пределы которой вмешательство государства не имеет и не может иметь места. Это право защищается судебным или судебно — административным иском. Отдельные проявления этого права бесконечно разнообразны и многочисленны: все, что не запрещено индивиду, ему дозволено; и наоборот, все, что не дозволено власти, ей запрещено. В эту категорию прав входят такие права, как право на свободу вероисповедания, печати, свободу личности, союзов и собраний и т. д.

Вторую категорию субъективных публичных прав образуют так называемые положительные публичные права индивида. К этой категории относятся все вообще права индивида на положительные действия государства в его интересах — права на услуги государственной власти. Типичным примером подобного права является право на судебную защиту, право на первоначальное обучение и т. д.

Наконец, к третьей категории субъективных прав относятся так называемые политические права — права на осуществление государственной власти. Наиболее характерными политическими правами являются избирательное право, право быть избранным членом палаты депутатов и т. д.

Советская государственно-правовая наука идею правового государства считала буржуазной.

В период перестройки и после краха социалистической системы в нашей стране произошли серьезные изменения в научных взглядах на государство и право, обозначились новые подходы к оценке их роли в политической системе общества. Опираясь на научный потенциал прошлого и настоящего, практический опыт построения и функционирования правовой государственности в современных демократических государствах, отечественные правоведы и политическая мысль наметили реальные контуры будущего правового государства в нашем обществе.

Раздел 3. Принципы правового государства — его несущие конструкции

Итак, правовое государство — это связанное правом и им ограниченное, функционирующее одновременно со свободным гражданским обществом государство, в котором самостоятельно действуют, взаимно сдерживают друг друга и взаимодействуют законодательная, исполнительная и судебная ветви государственной власти. Боер В. М., Григонис Э. П., Янгол Н. Г. Правовое государство: проблемы организации и функционирования государственного механизма Российской Федерации. СПб., 1997. С. 41

Принципы правового государства — это исходные, ориентирующие, основополагающие и руководящие начала, вытекающие из его природы. Это — главная составная часть теории правового государства, имеющая непосредственный выход на общественную практику, целенаправленную деятельность людей.

В юридической литературе обычно выделяются следующие признаки правового государства:

Верховенство права, юридическая защищенность всех общественных субъектов от произвольных решений кого бы то ни было; соответствие внутреннего законодательства общепризнанным нормам и принципам международного права;

Разделение властей, т. е. самостоятельное и независимое функционирование трех ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной, и правовая организация системы государственной власти;

Гарантированность прав и свобод граждан и единство их прав и обязанностей;

Взаимная ответственность государства и личности.

Верховенство права как признак правового государства.

Верховенство права, как признак правового государства, следует понимать в нескольких аспектах.

Во-первых, он означает связанность государства правом, ограниченность его правом. Вся деятельность государства, и правотворческая и правоприменительная, должна основываться на правовых требованиях, не выходить за рамки права, не противоречить ему.

Во-вторых, принимаемые в государстве законы должны быть основаны на праве, не противоречить праву, иными словами, быть правовыми законами.

В-третьих, особое значение среди правовых законов должна иметь конституция в формальном или материальном смысле. Конституция в Новое время приобрела значение, близкое к понятию права вообще, о чем свидетельствует главный юридический документ французской революции — Декларация прав и свобод человека и гражданина 1789 г., в которой было записано: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».

Все иные нормативно-правовые акты, в том числе и законы, должны соответствовать конституции и не противоречить ей. Одной из важнейших гарантий соответствия законов и иных нормативно-правовых актов конституции является система конституционного контроля, которая осуществляется судами, в том числе специализированными конституционными судами, либо иными так называемыми квазисудебными органами (например, конституционные советы во Франции, Казахстане).

В России федеральным органом конституционного контроля является Конституционный Суд Российской Федерации. Он вправе признать не существующими Конституции Российской Федерации любые законы и нормативно-правовые акты. Решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения; акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают свою силу. В соответствии со ст. 79 Федерального конституционного закона «О конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г.

В-четвертых, правовые законы должны приниматься уполномоченными на то органами и в соответствии со строго установленной конституцией процедурой. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативно — правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы для всеобщего сведения. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации

В-пятых, представления о господстве права над государством, о верховенстве права являются преобладающими как в юридической науке, так и в обществе в целом.

Разделение властей как признак правового государства.

«Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». В соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации

Разделение властей в юридической науке понимается в разных значениях. Это и определенная теория (концепция, учение). Это и практика государственно-правового строительства. Это одновременно и принцип, и признак правового государства. И, наконец, это единственный организации и функционирования механизма правового государства. Он полностью противоположен принципу единовластия в механизме неправого, антидемократического государства. В самом общем виде разделение властей состоит в существовании в государственном механизме трех ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, каждая из которых самостоятельна в пределах своей компетенции и независима от других ветвей власти. Кроме того, каждая из них взаимодействует между собой и сдерживает друг друга, образуя систему сдержек и противовесов, с тем, чтобы ни одна из ветвей власти не могла бы стать абсолютной. Разделение властей, таким образом, есть полная, антагонистическая противоположность единовластию. Никакое сочетание этих принципов в государственном механизме абсолютно невозможно. Ни разделение властей, ни единовластие не могут быть частичными. Поэтому большинство современных государств, за исключением полностью единовластных, в своем механизме используют именно принцип разделения властей. Чем она выше, тем все меньшей становится угроза авторитаризма либо тоталитаризма, и соответственно чем она ниже, тем подобная угроза становится все более вероятней. Поэтому разделение властей — это всегда принцип правового государства и его механизма. Однако не любое государство, в механизме которого этот принцип действует, является правовым. Существуют различные степени разделения властей, которые либо приближают государство к правовому, либо отдаляют его от этой цели.

Тем не менее, единства в понимании разделения властей в отечественной, да и в зарубежной науке еще не достигнуто. К сожалению, разделение властей, признаваемое ныне всеми, нередко подвергается многочисленным интерпретациям, зачастую нивелирующим его смысл.

Особенно часто это выражается в отечественной юридической литературе. Во всех этих интерпретациях четко прослеживается связь с социалистической правовой доктриной, всегда крайне отрицательно относившейся к идее разделения властей. Исходной точкой критики разделения властей для советских юристов являлось выражение Ф. Энгельса, о том, что разделение властей, которое «рассматривают как священный и неприкосновенный принцип, на самом деле не что иное, как прозаическое разделение труда, примененное к государственному механизму в целях упрощения и контроля. Подобно всем другим вечным, священным и неприкосновенным принципам, и этот принцип применяется лишь в той мере, в какой он соответствует существующим отношениям». Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.5. С. 203 Догматическое восприятие произведений классиков марксизм — ленинизма привело к тому, что представление о разделении властей как о чисто техническом разделении функций между органами государства нашло свое отражение и во всей советской литературе по данному вопросу. Трайнин И. Разделение властей//Советское строительство. 1937. № 7−8. С. 41−43; Барнашов А. М. Единство как свойство государственной власти и его воплощение в государственном строительстве в СССР: Дис. …к.ю.н. Томск, 1974. С. 36; Абашмадзе В. В. Учение о разделении государственной власти и его критика. Тбилиси, 1972. С. 7 и др.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой