Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

иностранный юридический представительство филиал

Введение

Глава I. Общее понятие иностранного юридического лица

1.1 Национальность и личный статут иностранного юридического лица

1.2 Правосубъектность иностранного юридического лица

Глава II. Особенности правового положения иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации

2.1 Законодательство, регулирующее деятельность иностранного юридического лица. Виды правовых режимов иностранных юридических лиц в Российской Федерации

2.2 Представительства и филиалы иностранных юридических лиц

2.3 Аккредитация и регистрация филиалов и представительств иностранного юридического лица как основание деятельности

Глава III. Иностранные юридические лица как субъекты налоговых правоотношений

3.1 Налогообложение иностранных юридических лиц, осуществляющих свою деятельность через постоянное представительство в Российской Федерации

3.2 Налогообложение иностранных юридических лиц, осуществляющих свою деятельность без образования постоянного представительства в Российской Федерации

Заключение

Библиография

Приложение

Введение

Ст. 1187 Гражданского Кодекса Российской Федерации гласит, что при определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом. «Проблема квалификаций» юридических понятий уже давно обсуждалась в литературе, в частности, в практике международного коммерческого арбитража.

«Проблема квалификаций» возникает главным образом, из-за несовпадения юридических понятий (терминов), которые хотя и совпадают в праве разных государств, но используются для обозначения понятий не всегда совпадающих по содержанию. В результате происходит так называемый «конфликт квалификаций»: от того, по праву какого государства будет квалифицироваться соответствующее понятие, будет зависеть и определение права, применимого к осложненному иностранным элементом правоотношению. Понятие иностранного юридического лица в российском законодательстве широко распространено, но определенного термина нет, что влечет проблему определения правового статуса иностранного юридического лица. Подобные сложности возникают во всех странах, которые направляют свою политику на привлечение иностранных инвестиций и разрешают доступ иностранцев на свои рынки.

Актуальность темы обусловлена существованием различных оснований признания в качестве личного закона иностранного юридического лица, законодательства того или иного государства в зависимости от признаваемой Российской Федерацией доктрины (инкорпорация, место ведения основной деятельности, место нахождения органа управления). «Конфликт квалификации» возникает при квалификации «национальности» юридического лица и это влечет сложности определения статуса компании, ее объем полномочий, а это немаловажно в условиях международной интеграции.

Большую привлекательность приобретает проблема ввиду отсутствия каких — либо исследований в этой области. Следует отметить, что нет целостного монографического исследования, посвященного правовому положению иностранных юридических лиц в Российской Федерации, в котором бы нашли отражение все аспекты их создания и деятельности, в том числе их регистрация, налогообложение и судебная защита. Исследователи, как правило, рассматривают в отдельности такие темы, как «национальность» юридических лиц, деятельность иностранных инвесторов, создание представительств и филиалов иностранных компаний, их порядок налогообложения. Следует разграничивать понятия «иностранный» инвестор" и «иностранное юридическое лицо», не отрицая их взаимосвязи. Автор работы обращает внимание именно на определение правового положения иностранных юридических лиц, при этом, подробно не рассматривая, статус иностранных инвесторов, так как изучаемая тема шире по содержанию.

Основная цель работы состоит в выработке четкого определения иностранного юридического лица, содержащего его признаки и, тем самым, установить его правовое положение на территории Российской Федерации. Для этого необходимо проанализировать все данные научной литературой и выработанные практикой трактовки иностранных юридических лиц, а также рассмотреть участие иностранных компаний во внешнеэкономической деятельности Российской Федерации и порядок их налогообложения. При этом используется сравнительный метод исследования, затрагиваются все темы, в которых есть упоминание о иностранных юридических лицах, и, таким образом, собирательно формируется само понятие.

Объектом исследования выступают отношения, возникающие при осуществлении деятельности иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации.

Предмет исследования составляют международные и национальные правовые нормы, регулирующие правосубъектность иностранных юридических лиц, практика их применения, а также теоретические проблемы.

Структурно работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, библиографии.

Глава I. Общее понятие иностранного юридического лица

1.1 Национальность" и личный статут иностранного юридического лица

Согласно последнему принятому кодексу — основному акту гражданского законодательства — выделяется четко определенный перечень юридических лиц в Российской Федерации. ГК ввел чрезвычайно важный для устойчивости гражданского оборота принцип замкнутого перечня, согласно которому юридические лица могут создаваться только в такой организационно — правовой форме, которая прямо предусмотрена законом. Четко были названы формы для коммерческих и некоммерческих юридических лиц и дано определение, содержащее традиционные признаки юридических лиц:

«Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

Из определения вытекают следующие признаки, которые образуют статус юридического лица:

— организационное единство;

— имущественная обособленность;

— самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

— участие в гражданском обороте от своего имени;

— наименование, идентифицирующее юридическое лицо.

А иностранным юридическим лицами признаются те, которые учреждены в иностранном государстве (принцип инкорпорации). И здесь уже необходимо определить сначала организацию как иностранную, а точнее ее «национальность», а потом решить является ли данная организация юридическим лицом. Спор, возникающий из-за несовпадения признаков и определения «национальности» юридического лица решается на основании международных договоров. Так как не каждое юридическое лицо в России будет считаться таковым и за рубежом.

Термин «национальность» в международном частном праве, как и многие термины в области международного частного права, применяются к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам, хотя подразумевается принадлежность юридического лица к какому — либо государству. «Национальность» устанавливается для решения вопроса: какое государство должно оказывать дипломатическую защиту данному лицу. Более того, без определения «национальности» юридического лица невозможно определить, объемом каких прав располагает данная организация. Например, на ту или иную организацию распространятся национальный режим или режим наибольшего благоприятствования, предусмотренный двусторонними договорами о правовой помощи, соглашением о торгово — экономическом сотрудничестве, что, конечно, должно расширить права юридического лица на территории Российской Федерации.

Различные критерии определения «национальности» юридических лиц на выбор используются различными государствами.

Так, в государствах англо — американской системы права, в Скандинавских странах господствующим критерием считается место его учреждения, то есть закон того государства, где юридическое лицо создано и учрежден его устав. Такой закон называется законом инкорпорации. В Российской Федерации используется именно этот критерий.

В континентальных государствах Западной Европы (Франция, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Испании) в качестве критерия для установления «национальности» юридического государства применятся закон места его нахождения. Место нахождения его центра управления: совет директоров, правление и т. д. Это критерий местонахождения или критерий оседлости.

В ряде случаев в законодательстве и судебной практике упомянутые критерии установления «национальности» юридического лица вообще отбрасываются со ссылкой на то, что эти критерии исходят из формальной точки зрения, а подлинную принадлежность капитала по таким формальным признакам определить нельзя. Но это уже касается темы иностранных инвестиций, которая будет затронута в работе позднее.

Участвуя в гражданском обороте на территории Российской Федерации, иностранная компания подчиняется одновременно двум правопорядкам. Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Но ряд вопросов статуса иностранной организации регулируется ее личным законом. При использовании критерия инкорпорации это закон того, государства, где эта организация учреждена. В соответствии с п. 2 ст. 1202 ГК личный закон юридического лица (lex societatis) определяет:

— статус организации в качестве юридического лица (иначе, является ли организация юридическим лицом);

— организационно- правовая форма данного юридического лица;

— требования к наименованию;

— вопросы создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросы правопреемства;

— содержание правоспособности;

— порядок приобретения гражданских прав и несения гражданских обязанностей;

— внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

— способность отвечать по своим обязательствам.

Перечисленные пункты образуют статут (иностранного) юридического лица. Следует определить лексическое понятие статута и статуса для объективного выделения различий понятия иностранных юридических лиц и российских юридических лиц, закрепленных в законодательстве.

Статут (от лат. Statuo, statutum — постановляю):

— устав, собрание правил, определяющих полномочия и порядок деятельности, какой- либо организации;

— в некоторых странах (США, Великобритания и т д) название законодательных актов общенормативного характера (статутное право).

Статус (от лат. status — положение, состояние):

— правовое положение (совокупность прав и обязанностей).

Недаром, когда речь идет об иностранных юридических лицах говорится именно о статуте юридического лица, то есть о личном законе (уставе) юридического лица.

Еще из истории зарождения и становления международного частного права известна школа статутариев. Исследователи данного течения концентрировали свое внимание на анализе различных статутов, которым подчиняются отношения.

Статуты делились на реальные, которые действуют только на территории принявшего их государства, и персональные, которые всегда следуют за лицом, даже когда оно находится в другом государстве. А поскольку все статуты принадлежат к одной из двух категории: и национальные, и иностранные, — то и решается конфликт между ними. Недостатком, предопределившим данную теорию, было отсутствие четких критериев для деления статутов на персональные и реальные.

На сегодняшний день понятие и значение статута иностранного юридического лица (персональный статут) закреплено законодателем и доктриной.

Если обратиться к коллизионному праву, то понятие личный статут юридического лица можно встретить в качестве одного из типов коллизионной привязки (lex societatis). В этом значении личный закон юридического лица определяет такие вопросы, как: является ли организация юридическим лицом; каков порядок возникновения и прекращения ею своей деятельности; каковы организационно-правовоая форма и объем правоспособности организации; каким образом строятся отношения внутри организации между ее учредителями и ее участниками; как осуществляется реорганизация и ликвидация организация, включая судьбу ликвидационного остатка; каково правовое положение представительств и филиалов организации; каков объем ответственности организации по своим долгам.

В литературе также затрагивается вопрос о соотношении понятий «личный статут» и «национальность юридического лица». Существует три точки зрения:

Большинство авторов считают, что эти понятия тождественны.

Другие полагают, что «национальность» компаний определяет ее «личный закон» или «личный статут».

При использовании кругов Эйлера данные высказывания выглядят так, как указано на рис. 1 (см. Приложение 1)

Согласно точке зрения Ануфриевой Л. П. понятие «национальность» вообще не может использоваться при характеристике юридического лица.

Несмотря на то, что сейчас разделение этих понятий имеет практическое значение для разрешения споров, наблюдается стремление избегать использования «национальности» как определения правового положения юридического лица.

Вопросы, относящиеся к статуту юридического лица, могут регулироваться исключительно правом соответствующего государства. В качестве примера можно привести показательное дело «ОАО МЕГАФОН», рассмотренное российскими арбитражными судами.

Предметом судебного рассмотрения стало заключенное между ответчиком — рядом российских и иностранных компаний в 2001 году. Соглашение акционеров ОАО «Мегафон» (Общество). Соглашение было подчинено праву Швеции и предусматривало в числе прочего правила проведения общих собраний акционеров Общества, правило формирования исполнительных органов Общества, процедуру отчуждения акций и иные положения, касающиеся правоспособности Общества, которые с очевидностью противоречили законодательству РФ и Уставу общества.

По мнению ответчиков, действовавшие в момент заключения Соглашения коллизионные нормы российского права (ОГЗ СССР 1991 г.) не запрещали применять иностранное право к отношениям между акционерами. Оспариваемое соглашение не находится в противоречии с правоспособностью юридического лица, предусмотренной ст. 49 ГК РФ.

Оценивая законность соглашения, суды пришли к выводу, что для определения статуса юридического лица, необходимо установление организационно — правовой формы и правоспособности юридического лица, определение внутренних отношений юридического лица и его участников, а также отношений участников между собой. Данные вопросы могут регулироваться исключительно нормами законодательства места учреждения (инкорпорации) юридического лица, то есть российским правом (п. 1 ст 161 Основ, ст. 564 ГК РСФСР 1964 г., ст. 1202 ГК РФ). Избрание акционерами права Швеции в качестве применимого к статусу российского юридического лица противоречит нормам российского публичного порядка (ст. 158 Основ, ст. 1193 ГК РФ). В этой связи соответствующие положения Соглашения акционеров являются недействительными в силу их ничтожности. Согласно ст. 96, 98 ГК РФ и п. 2 ст. 1, п. 2 ст. 11 ФЗ «Об акционерных обществах» статус и деятельность любого акционерного России, права и обязанности акционеров российского юридического лица регулируются исключительно положениями российского законодательства и учредительными документами. Соглашения акционеров между собой возможны только по вопросам, прямо определенным законом (ст. 98 ГК РФ, ст. 9 Закона). Заключение и исполнение Соглашения акционеров находятся в явном противоречии с императивными нормами российского законодательства, а потому оно недействительно по основанию ничтожности в силу ст. 168 ГК РФ.

Приведенное дело является очевидным доказательством значимости ст. 1202 ГК РФ (по 1 ст. 161 Основ, ст. 564 ГК РСФСР 1964 г.). Эта статья решает вопрос о признании статуса лица как иностранного юридического лица на территории Российской Федерации. Спор о выборе страны, по праву которой будет применяться этот личный закон, разрешается за счет определения «национальности», эта тема была раскрыта выше.

К тезису о различных понятиях статуса и статута, можно добавить, что законодатель в любом случае не может прописать четкие положения об иностранных лицах, так как эти вопросы должны в так или иначе решаться за счет применения иностранного права. В соответствии со ст. 1186 ГК РФ основаниями применения иностранного права в РФ являются:

— международные договоры РФ

— законы РФ

— обычаи, признаваемые в России.

Обязанность российских судов руководствоваться нормами права иностранных государств предусмотрена также процессуальным законодательством (ст. 11 ГПК РФ, ст. 13 АПК РФ). Так, согласно п. 5 ст. 13 АПК РФ нормы иностранного права применяются в соответствии с международным договором РФ, федеральным законодательством, соглашением сторон.

Законодателем допускается использование иностранных норм ввиду принципа наиболее эффективного и справедливого регулирования общественных отношений. «Неэффективно регулировать правосубъектность иностранного юридического лица отечественным правом, поскольку отечественное право может и не знать соответствующей организационно — правовой формы».

1. 2 Правосубъектность иностранных юридических лиц

Разгоревшиеся различных странах споры по выбору критериев определения «национальности» иностранного юридического лица в своих обсуждениях затрагивали тему правосубъектности иностранного юридического лица. Личный статут является решающим во всех вопросах, касающихся юридического лица как такового. Он устанавливает, как далеко простирается правоспособность юридического лица, например, какого рода имущество оно может приобретать, какого рода сделки оно может заключать и, наоборот, какие сделки для него -- ultra vires. При осуществлении деятельности на территории другого государства возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъектности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к хозяйственной деятельности на территории данного государства и об условиях такой деятельности. Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров.

Первая попытка унификации норм о признании правосубъектности иностранных юридических лиц была предпринята в Конвенции о признании правосубъектности иностранных обществ, ассоциаций и учреждений от 1 июня 1956 г., разработанной в рамках Гаагской конференции по международному частному праву. Согласно ст. 1 Конвенции, «правосубъектность» обществ, ассоциаций и учреждений, приобретенная ими в одном из договаривающихся государств, «гдe были выполнены формальности регистрации и опубликования и где находится их уставный орган», будет автоматически признаваться во всех других договаривающихся государствах.

Однако применение этого общего принципа ограничено в следующей статье Конвенции, которая предусматривает: правосубъектность общества, ассоциации или учреждения, образованного в соответствии со ст. 1 в одном из договаривающихся государств, может быть не признана в другом договаривающемся государстве, если законодательство последнего основывается на принципе реальной оседлости и если будет доказано, что данное образование имеет такую оседлость на территории этого государства. Под реальной оседлостью понимается то место, где общество «учредило свою центральную администрацию». Например, общество, инкорпорированное в Великобритании, может быть не признано в качестве юридического лица во Франции, если будет установлено, что фактически его центральная администрация находится во Франции.

Конвенция идет даже дальше и предоставляет возможность отказать в признании общества юридическим лицом и тогда, когда его «центральная администрация» находится на территории любого третьего государства, законодательство которого тоже основывается на принципе реальной оседлости. Так, общество, инкорпорированное в Великобритании, но имеющее свою центральную администрацию в Бельгии, может быть не признано во Франции, поскольку право Бельгии исходит из принципа реальной оседлости.

Смысл компромисса, достигнутого Конвенцией 1956 г., по существу, состоял в закреплении status quo, т. е. права каждого государства-участника продолжать следовать собственной системе определения национальности юридических лиц. Также из содержания Конвенции было ясно, что решения вопроса правосубъектности напрямую зависит от определения личного закона организации.

Правильность этого высказывания можно подтвердить на практике. В качестве примера автор Канашевский В. А. применяет значение правоспособности для признания действительности контракта, заключенного между иностранной и российской организацией. При этом российская организация должна знать корпоративные правила данной организации: кто вправе вести переговоры и подписывать контракт от имени иностранной организации. Обычно данные сведения содержатся в учредительных документах компании и в законодательстве соответствующего государства о юридических лицах.

Так, согласно учредительным документам, одной из фирм, контракты, заключаемые от имени фирмы, признаются действительными только в случае, когда они подписаны двумя ее коммерческими директорами совместно. Однако президент фирмы в нарушение положений учредительных документов единолично выдал доверенность от имени фирмы на заключение контракта. МКАС, рассматривающий дело о взыскании задолженности по контракту, отметил, что, даже если в учредительных документах фирмы установлены ограничения в полномочиях президента, при совершении сделок иностранное юридическое лицо не может на них ссылаться, поскольку они неизвестны праву России (дело № 493/1993, решение от 17. 04. 94).

Или вот еще один реальный пример:

ФАС МО вынес Постановление, согласно которому отменялись все решения нижестоящих судов по делу о признании недействительности договора купли — продажи доли в уставном капитале российского ООО, так как нижестоящими судами не было установлено, какие нормы законодательства иностранного государства подлежат применению при решении вопроса о наличии ограничений полномочий единоличного исполнительного органа иностранного юридического лица на совершение сделок, а так же не было установлено, имеются ли доказательства осведомленности о таких ограничениях другой стороны в сделке.

Таким образом, можно сказать, что, когда речь идет об иностранном юридическом лице, определение объема прав и обязанностей невозможно без установления его принадлежности к какому- либо государству и, что непросто, выбора коллизионной нормы. Такие понятия как личный статут, «национальность» проходит лейтмотивом через всю исследуемую тему.

Глава II. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации

2.1 Действующее законодательство о понятии иностранного юридического лица

Иностранные юридические лица, так же как и российские юридические лица, являются участниками гражданских правоотношений, а наше законодательство до сих пор не дало четкого понятия иностранного юридического лица. Параллель можно провести с правовым положением физических лиц, этой теме посвящены отдельные федеральные законы, которые полностью раскрывают все понятия в двух аспектах: определены типы «неграждан» РФ — физических лиц в Федеральном законе от 25. 07. 2002 г. № 117-ФЗ (в ред. от 27. 12. 2009 г.) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», а так же понятие принадлежности, если можно так назвать правовую связь, лица с каким — либо государством, в Федеральный закон от 31. 05. 2002 г. № 52- ФЗ (в ред. от 28. 06. 2009 г.) «О гражданстве Российской Федерации».

Для того, чтобы сформулировать четкое определение, необходимо проанализировать все данные научной литературой и выработанные практикой трактовки иностранных юридических лиц. Начать следует именно с изучения Федерального Закона от 09. 04. 1999 г. № 160-ФЗ (в ред. от 29. 04. 2008 г.) «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».

Так, в статье 2 данного ФЗ в определении иностранного инвестора даются следующие определения и при этом раскрываются понятия иностранного юридического лица:

Иностранный инвестор

— это иностранное юридическое лицо, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено, и которое вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;

— это иностранная организация, не являющаяся юридическим лицом, гражданская правоспособность которой определяется в соответствии с законодательством государства, в котором она учреждена, и которая вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации.

Так же это понятие используется другим смежным Федеральным Законом от 29. 04. 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» в п. 2 статьи 3: «Понятие „иностранный инвестор“ используется в значении, указанном в статье 2 Федерального закона от 9 июля 1999 года № 160-ФЗ „Об иностранных инвестициях в Российской Федерации“. В целях настоящего Федерального закона иностранными инвесторами признаются также находящиеся под контролем иностранных инвесторов организации, в том числе созданные на территории Российской Федерации».

Хотя первоначальная формулировка была дана во Временном положении о порядке аккредитации филиалов иностранных юридических лиц, создаваемых на территории Российской Федерации (утв. Минюстом России 31. 12. 1999 г.). В соответствии с этим временным положением иностранное юридическое лицо — организация, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государства, в котором она учреждена и зарегистрирована.

В Федеральном законе от 08. 12. 2003 г. (в ред. от 02. 02. 2006 г.) «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» понятию «иностранное лицо» дается определение — физическое лицо, юридическое лицо или не являющаяся юридическим лицом по праву иностранного государства организация, которые не являются российскими лицами.

Федеральный закон от 18. 07. 1999 г. № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» (в ред. от 07. 05. 2009 г.) содержит следующее понятие иностранного лица — юридические лица и организации в иной организационно-правовой форме, гражданская правоспособность которых определяется по праву иностранного государства, в котором они учреждены.

Таким образом, мы имеем два понятия: иностранный инвестор и иностранное юридическое лицо. Соотношение этих понятий иллюстрирует рис. 2, где используются круги Эйлера. (см. приложения № 1).

Подводя итог вышесказанному можно сказать, что гражданская правоспособность в любом случае определяется правом иностранного государства и признание лица юридическим так же происходит по праву иностранного государства. Встает только вопрос о применении иностранного права. Законодатель предпочитает использовать коллизионную норму, а нам известно, что предпосылкой для применения иностранного права является двусторонняя коллизионная норма. Однако зачем государства создают коллизионные нормы, которые зачастую ведут к применению иностранного права? Не лучше ли было бы подчинить все правоотношения с участием иностранного элемента собственному праву, то есть закону суда (lex fori)?

Выше вопрос иностранного права уже поднимался (в § 1.1): применение иностранного права необходимо для достижения справедливого результата при рассмотрении дела с иностранным элементом, а также продиктовано принципом разумности в регулировании соответствующих отношений.

Допущение действия иностранного частного права на территории государства есть объективная необходимость. Государства заинтересованы в развитии международной торговли, туризма, культурного сотрудничества, следовательно, они должны признавать за иностранцами определенные субъективные права, возникшие у них в рамках определенной правовой системы. Признание таких субъективных прав есть один из примеров допущения действия на своей территории иностранного права.

Интересной позиции по поводу применения иностранного права придерживается В. Венглер, по мнению которого «современное международное право исходит из того, если бы государство претендовало на применение своих собственных законов ко всякому общественному отношению, независимо от того, связано ли такое отношение с территорией данного государства или нет, это бы очевидно рассматривалось как нарушение международного публичного права».

Рассмотрим правовые режимы осуществления деятельности иностранных организаций на территории Российской Федерации.

Согласно ст. 2 ГК РФ иностранные юридические лица уравниваются в отношении их прав и обязанностей с российскими юридическими лицами. Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Иностранные юридические лица могут осуществлять на территории России следующую хозяйственную деятельность при условии соблюдения ими правил ведения такой деятельности, установленных внутренним российским законодательством: — заключать внешнеэкономические сделки без каких-либо специальных разрешений (имеются в виду сделки купли-продажи товаров, бартерные сделки, лизинговые операции, строительный подряд и др.). При этом не требуется, чтобы иностранное юридическое лицо было зарегистрировано в реестре юридических лиц, состояло на учете в налоговых органах, если оно не осуществляет свою деятельность в России через постоянное представительство; - арендовать земельные участки, здания и помещения для офисов, осуществлять производственную деятельность, а также приобретать право собственности на недвижимое имущество (с учетом установленных ограничений); - совершать связанные со сделками расчеты, кредитно-финансовые, транспортные и иные операции; - быть учредителями и участниками создаваемых в России обществ и товариществ; - создавать полностью принадлежащие им предприятия, хозяйственные общества и товарищества или же совместно с российскими лицами в организационно-правовых формах, предусмотренных российским законодательством (в частности, в форме акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью); - заключать инвестиционные соглашения, концессионные соглашения, соглашения о разделе продукции и в иных формах участвовать в разработке недр и природных ресурсов (Федеральные законы: от 21. 02 1992 г. № 2395−1 (в ред. от 27. 12. 2009 г.) «О недрах»; от 30. 11. 1995 г. № 187-ФЗ (в ред. от 27. 12. 2009 г.) «О континентальном шельфе Российской Федерации»; от 30. 12. 1995 г. № 225-ФЗ (в ред. от 30. 12. 2008 г.) «О соглашениях о разделе продукции»); - принимать участие в приватизации государственных и муниципальных предприятий; - регистрировать товарные знаки и наименования мест происхождения (на началах взаимности); - быть учредителями и участниками некоммерческих и благотворительных организаций

— создавать свои филиалы и представительства на территории Российской Федерации.

Говоря о правовом режиме, следует ясно определить, существуют ли различия между правовым режимом иностранных юридических лиц и правовым режимом иностранных инвесторов. Учитывая, что создание иностранными организациями в Российской Федерации своих филиалов и представительств и внесение имущества в основные фонды таких структур, рассматривается как один из способов осуществления иностранных инвестиций, целесообразно так же рассмотреть в рамках данного вопроса правовой режим иностранных инвесторов, тем более, что одно понятие вытекает из другого, ведь инвестор, это, прежде всего, юридическое лицо.

В силу сложившейся международной практики иностранным инвесторам может быть предоставлен один из следующих правовых режимов: национальный режим и режим наиболее благоприятствуемой нации.

При предоставлении национального режима иностранным инвестициям национальные и иностранные предприниматели выступают на рынке, за некоторыми исключениями, равноправными субъектами, что не ущемляет интересов иностранных инвесторов. Из этого следует, что «национальный режим» означает такой режим, при котором права иностранцев на территории принимающего государства определяются в основном местными (национальными) законами, а не законами страны происхождения капитала. При этом режим иностранных инвестиций не может быть менее благоприятным, чем режим, предоставляемый национальным юридическим лицам (национальному капиталу).

Принцип национального режима может предусматривать некоторые исключения и изъятия. Ограничения на деятельность иностранных инвесторов делаются для установления государственного контроля за развитием отдельных отраслей в целях недопущения ослабления конкурентоспособности национальных юридических лиц. В разных странах круг этих отраслей различен, но, как правило, это добывающая и военная промышленность, а также отрасли сферы услуг (банковское и страховое дело). Некоторые из этих отраслей полностью закрыты для иностранных инвестиций, а в отдельные доступ разрешен только после получения специального разрешения. В соответствии с ФЗ от 29. 04. 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», совершение указанных сделок допускается только при наличии решения о предварительном согласовании, оформляемого специальным уполномоченном органом РФ. А в соответствии с Законом Р Ф от 21. 02 1992 г. № 2395−1 (в ред. от 27. 12. 2009 г.) «О недрах» пользователями недр на участках недр федерального значения могут быть только российские юридические лица. Иностранные юридические лица не вправе выступать пользователями участков недр, но им разрешается вести разработку недр на условиях соглашений о разделе продукций, что регулируется отдельным ФЗ от 30. 12. 1995 г. № 225-ФЗ (в ред. от 30. 12. 2008 г.) «О соглашениях о разделе продукции».

К изъятиям из принципа национального режима для иностранных инвесторов можно отнести существующие в ряде отраслей тех или иных стран требования взаимности, т. е. выдача разрешений на иностранные инвестиции только в случае, если в стране происхождения этих инвестиций разрешается аналогичная деятельность инвесторов первой страны. На иностранных лиц эти требования также распространяются. Так, например, исключительные права иностранного изготовителя базы данных, а также иностранного публикатора, признаются в России в случаях, если соответствующее иностранное государство предоставляет на своей территории охрану исключительных прав российским изготовителям и ст. ст. 1336 и 1341 ГК РФ.

В рамках вопроса правового режима именно иностранного юридического лица, а не иностранного инвестора можно выделить еще несколько изъятий из принципа национального режима. Существуют ограничения для иностранных страховщиков — ФЗ от 27. 11. 1992 г. (в ред. от 29. 11. 2007 г.) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» не позволяет осуществлять страховую деятельность в России путем прямого заключения договоров страхования или посредством своих филиалов (п. 5 ст. 4, п. 1, ст. 6). Филиалы могут открываться на территории РФ только в рамках квоты участия иностранного капитала банковской системе РФ, дано правило вытекает из ФЗ от 02. 12. 1990 г. (в ред. от 03. 03. 2008 г.) «О банках и банковской деятельности». Это временные ограничения, которые будут опущены в случае вступления РФ во Всемирную торговую организацию.

Так же установлены ограничения в отношении владения собственности. В собственности иностранных юридических лиц не могут находиться:

— участки континентального шельфа, недр, лесного фонда (только в пользовании)

— земельные участки, находящиеся на приграничных территориях РФ.

Не смотря на все выше перечисленные исключения, все — таки по сути, этот режим стремится приравнять права как российских, так и иностранных юридических лиц. Рассмотрим другой, отличный по принципу, правовой режим — режим наибольшего благоприятствования. Здесь правовой режим одних иностранных лиц сравнивается с положением других иностранных юридических лиц.

Многие десятилетия режим наибольшего благоприятствования рассматривается как один из важнейших юридических инструментов нормального осуществления международных торгово-экономических связей. Государства, заинтересованные в равноправном и взаимовыгодном экономическом сотрудничестве, стремятся строить его на основе взаимности.

Принцип наибольшего благоприятствования означает, что одно договаривающееся государство предоставляет другому договаривающемуся государству (его юридическим и физическим лицам) в той или иной согласованной области их взаимоотношений столь же благоприятный режим, как и тот, который оно предоставляет или предоставит в будущем любому третьему государству, его юридическим и физическим лицам.

Наибольшее благоприятствование, договорный режим и определение его объема — дело самих договаривающихся сторон. Стороны могут распространить действие этого режима на область экономических отношений, могут ограничить его действие лишь вопросами торговли, мореплавания и т. п., могут договориться о его применении только к отдельным областям регулирования их экономических отношений (например, к таможенному обложению).

Как закреплено в п. 1 ст.4 ФЗ «Об иностранных инвестициях» правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами.

Таким образом, действующее законодательство по общему правилу устанавливает национальный режим. Иные (приоритетные) правила определения режима установлены двухсторонними международными соглашениями.

Как показывает анализ двухсторонних соглашений установление национального режима или режима наибольшего благоприятствования носит «смешанный характер». В одном соглашении на инвестиции может распространяться режим наибольшего благоприятствования или национальный режим. Другие соглашения гарантируют режим наибольшего благоприятствования или национальный режим в отношении инвестиций и доходов, в то время как есть еще соглашения, которые распространяют режим наибольшего благоприятствования или национальный режим на инвестиции и деятельность, имеющую отношение к инвестициям или непосредственно связанную с инвестициями. Так, например, в Соглашении между Союзом Советских Социалистических Республик и Испанией о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений 1990 года (Мадрид, 26 октября 1990 г.) определен следующий режим капиталовложений (ст. 5 соглашения):

«1. Каждая из Сторон будет обеспечивать на своей территории справедливый и равноправный режим в отношении капиталовложений инвесторов другой Стороны.

2. Режим, упомянутый в пункте 1 настоящей статьи, будет не менее благоприятным, чем режим, предоставляемый каждой из Сторон в отношении капиталовложений, осуществляемых на ее территории инвесторами любого третьего государства.

3. Такой режим не будет распространяться, однако, на преимущества, которые одна из Сторон предоставляет или предоставит в будущем инвесторам третьего государства в силу своего участия в:

— зоне свободной торговли;

— таможенном союзе;

— общем рынке;

— организации экономической взаимопомощи или в соответствии с соглашением, заключенным до даты подписания настоящего Соглашения и содержащим положения, аналогичные тем, которые применяются этой Стороной в отношении участников такой организации.

Режим, предоставляемый в соответствии с настоящей статьей, не будет распространяться также на финансовые льготы и другие аналогичные привилегии, устанавливаемые любой из Сторон в отношении инвесторов третьих государств в силу соглашения об устранении двойного налогообложения или любого другого соглашения по вопросам налогообложения.

4. В дополнение к положениям пункта 2 настоящей статьи каждая из Сторон в соответствии с национальным законодательством будет предоставлять в отношении капиталовложений, осуществляемых инвесторами другой Стороны, режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется ее собственным инвесторам".

В тех же случаях, когда соответствующего договора нет (или он не вступил в силу, как, например, соглашение с США) действует национальный режим.

Как мы уже подчеркивали, законодательством могут быть установлены изъятия из общего режима.

Так действующий ФЗ «Об иностранных инвестициях…» предусматривает, что изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов могут быть установлены федеральными законами только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Наряду с изъятиями ограничительного характера, действующее законодательство предусматривает, и изъятия стимулирующего характера в виде льгот для иностранных инвесторов могут быть установлены в интересах социально-экономического развития Российской Федерации. Виды льгот и порядок их предоставления устанавливаются законодательством Российской Федерации (например, Налоговыми кодексом РФ).

И как бы ни были очевидны все преимущества режима наибольшего благоприятствования и как бы не стремилась общественность к общему международному сотрудничеству, нельзя забывать, что у каждого государства, так или иначе, есть свое внутреннее межгосударственное пространство. Речь идет о таких образованиях как Содружество Независимых Государств, Европейский Союз и т. д. В этих государствах для стран участников установлен специальный режим, который представляет собой изъятия из режима наибольшего благоприятствования.

В случае если нет явно провозглашенного правового режима иностранных юридических лиц, то применяется режим недискриминации. Этот режим можно сопоставить с национальным режимом: если последний предоставляет такие же права, которые предоставляются и для его лиц в других государствах, то по правилам режима недискриминации, государство обязуется не ухудшать для другой страны своих нормально действующих, общих для всех других стран условий. Два этих режима взаимосвязаны и иллюстрируют категорию «взаимности». Режим недискриминации не требует в договорного закрепления — это норма общего международного права, вытекающая из принципа равенства государств.

Таким, образом, в Российской Федерации для иностранных юридических лиц установлено четыре режима: национальный режим, режим наибольшего благоприятствования, специальный режим и режим недискриминации, когда для иностранных инвесторов выделяют только первых два. Но это не имеет

принципиального значения, скорее это обусловлено тем, что в нынешних условиях стремления развития иностранных инвестиций, для них устанавливаются более лояльные режимы.

Когда речь идет конкретно о создании иностранными фирмами в России своих филиалов и представительств и внесение имущества в основные фонды таких структур (это же и есть один из способов осуществления иностранных инвестиций), то применяются все вышеназванные правовые режимы: это и есть форма существования иностранных юридических лиц в РФ.

Следующий параграф посвящен представительствам и филиалам иностранных юридических лиц не территории Российской Федерации.

2.2 Представительства и филиалы иностранных юридических лиц

Правовой статус (процесс создания, объем прав и обязанностей, порядок функционирования и прекращения деятельности, порядок назначения руководителя и порядок наделения его полномочиями и прочее) филиалов или представительств иностранных организаций регулируется правом страны инкорпорации «материнского» юридического лица, то есть правом страны, где создано «материнское» юридическое лицо. Вопросы создания и открытия представительств решаются как по личному закону государства, так и по законодательству того государства, на территории которого создаются данные структуры. Иными словами создание филиала французской компании проходит в соответствии с законодательством Франции. На территории РФ представительства и филиалы проходят только аккредитацию, то есть получают разрешение на осуществление деятельности на территории РФ.

Нам известны данные понятия из Гражданского Кодекса Р Ф. Представительство — обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту.

Филиал — обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Согласно Ф З от 09. 07. 1999 № 160-ФЗ (в ред. от 29. 04. 2008) «Об иностранных инвестициях в РФ» ст. 21 филиал иностранного юридического лица создается в целях осуществления на территории России той деятельности, которую ведет за пределами РФ его головная организация.

Можно выделить как ряд отличий, так и ряд общих черт между филиалом и представительством, при этом Налоговый кодекс дает развернутое понятие постоянного представительства иностранной организации и тем самым объединяет два термина.

«…2. Под постоянным представительством иностранной организации в Российской Федерации для целей настоящей главы понимается филиал, представительство, отделение, бюро, контора, агентство, любое другое обособленное подразделение или иное место деятельности этой организации (далее в настоящей главе — отделение), через которое организация регулярно осуществляет предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации, связанную с:

— пользованием недрами и (или) использованием других природных ресурсов;

— проведением предусмотренных контрактами работ по строительству, установке, монтажу, сборке, наладке, обслуживанию и эксплуатации оборудования, в том числе игровых автоматов;

— продажей товаров с расположенных на территории Российской Федерации и принадлежащих этой организации или арендуемых ею складов;

— осуществлением иных работ, оказанием услуг, ведением иной деятельности, за исключением предусмотренной пунктом 4 настоящей статьи… «

Этот пункт хоть и применяется только в рамках налогового законодательства, но, тем не менее, даже постоянное представительство можно признать правовой формой для деятельности иностранного юридического лица на территории Российской Федерации.

Представительства и филиалы не являются самостоятельными юридическими лицами. Положения Кодекса ограничивают правоспособность представительства осуществлением представительских функций от имени основной организации -- представительство лишь «представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту». Таким образом, деятельность представительства состоит, в основном, из представления основного предприятия, проведения переговоров, маркетинговой деятельности, подписания контрактов.

Представительство в силу особенностей своего статуса не может выполнять всех или части функций основной организации, то есть, например, производить товары, оказывать услуги.

Исходя из вышеприведенного, с юридической точки зрения, представительство не обладает собственной правоспособностью, т. е. самостоятельностью, независимостью, а несет правоспособность основного юридического лица, являясь его составной частью. Это означает, что в результате всех сделок или иных действий представительства юридические права и обязанности возникают у основного юридического лица. Говоря о последствиях такого положения, можно отметить, что ответственность основного предприятия за деятельность представительства (своего подразделения) ничем не ограничена, распространяется и на административные, таможенные и налоговые отношения. Это всегда следует учитывать при принятии решения о выборе представительства в качестве формы деятельности в России. Что касается объема правоспособности, то правоспособность иностранного (основного) юридического лица, действующего на территории РФ, соответствует по объему правоспособности российских лиц в соответствии с положениями гражданского законодательства (подробно этот вопрос рассматривался в первой главе).

Филиал -- значительно менее распространенная форма деятельности иностранных компаний в России. Правовое положение филиала в значительной степени сходно со статусом представительства с некоторыми различиями. Наиболее существенным является право филиала не только представлять и защищать интересы, но и осуществлять часть или все функции основного юридического лица. Филиал является одной из форм предприятий с иностранными инвестициями, что предусмотрено положениями ФЗ РФ от 09. 07. 1999 № 160-ФЗ (в ред. от 29. 04. 2008) «Об иностранных инвестициях». Такое положение филиала позволяет эффективно использовать эту форму для деятельности на территории России.

Филиал также не образует самостоятельного юридического лица и считается подразделением основного предприятия, что определяет ответственность основного предприятия аналогично представительству -- такая ответственность ничем не ограничена.

Для проводимого исследования важен вопрос именно об аккредитации и регистрации иностранных юридических лиц. В данном разделе мы только рассмотрели данные понятия. Для иностранных организаций имеет значение, как они, их филиалы и представительства, подтверждают свой статус. Так, например, Постановлением ФАС Поволжского округа от 20 марта 2007 года № А65−4197/ 06-СГ2−24 было отменено принятое в предыдущих инстанциях решение и направлено на новое рассмотрение на основании того, что ответчик, казанский филиал иностранного юридического лица, при рассмотрении дела не предоставил документов, подтверждающих его право на допуск к осуществлению предпринимательской и иной экономической деятельности на территории Российской Федерации.

2.3 Аккредитация и регистрация филиалов и представительств иностранных юридических лиц как основание деятельности

Закон предусматривает аккредитацию филиала федеральным органом исполнительной власти, под которым имеется в виду Государственная регистрационная палата при Министерстве Юстиции Р Ф. Головная организация предоставляет для аккредитации филиалов положение о филиале и другие документы. В положении необходимо указать сведения о филиале: наименование, местонахождение, цели создания и виды деятельности, порядок управления, состав и сроки вложения капитала в основные фонды филиала, — а также сведения о головной организации: наименование, организационно-правовая форма и юридический адрес. С момента аккредитации филиалу выдается свидетельство на право осуществления деятельности в России (что и является подтверждением допуска к осуществлению предпринимательской и иной экономической деятельности).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой