Правовое положение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема Правовое положение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы

Название дисциплины Уголовно-исполнительное право

Шмыков Дмитрий Вячеславович

Содержание

Введение

1. Теоретические и нормативные основы правового положения осужденных к лишению свободы

1.1 Понятие и структура правового статуса осужденных

1.2 Международно-правовые стандарты правого положения лиц, находящихся в изоляции от общества

1.3 Содержание правого положения осужденных к лишению свободы по действующему законодательству Российской

2. Практика обеспечения прав и законных интересов лиц, отбывающих лишение свободы в деятельности учреждений, исполняющих наказание в Российской Федерации

2.1 Дискуссионные вопросы правого регулирования труда осужденных к лишению свободы

2.2 Актуальные проблемы реализации права на получение образования в местах лишения свободы

2.3 Вопросы содержания и медицинского обслуживания лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы в свете решений Европейского суда по правам человека

2.4 Деятельность государственных органов и общественных организаций по обеспечению прав и законных интересов осужденных

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Введение

Лишение свободы, являясь наиболее суровым уголовным наказанием, неминуемо влечет за собой предусмотренные законом ограничения, в том числе полное временное приостановление действия ряда основных правомочий личности. И, в то же время, одним из кардинальных направлений уголовной политики современного Российского государства является гуманизация уголовно-исполнительной системы. В основе перемен деятельности учреждений, исполняющих наказание, лежит положение о том, что такое ограничение не должно выступать главным средством исправительного воздействия, оно носит вынужденный характер и строго ограничено правовыми рамками.

С одной стороны, установление определенного объема субъективных прав осужденных выступает юридической гарантией подлинного обеспечения реализации их прав и законных интересов, ограждения от произвола. С другой стороны, от качества исполнения осужденными возложенных на них обязанностей, во многом зависит эффективность уголовного наказания. В связи с этим четкое определенное правового положения осужденных к лишению свободы является одной из наиболее актуальных проблем современного уголовно-исполнительного права. Сегодня наиболее важными направлениями деятельности исправительных учреждений является совершенствование практики реализации социально-экономических прав осужденных, обеспечение их рабочими местами, предоставление возможности получить образование. С одной стороны, обязательное получение общего образования и обязательный труд осужденных к лишению свободы являются основными и достаточно действенными средствами исправительного воздействия на лиц, преступивших закон, а с другой — наличие образования, особенно профессионального, накопление на лицевых счетах осужденных денежных средств, заработанных ими в местах лишения свободы, позволяет им лучше адаптироваться в обществе после освобождения.

Актуальность института правового положения осужденных возрастает с учетом предпринимаемых Россией, мер по интеграции в мировое сообщество. Как известно, одним из важнейших условий такой интеграции является защита прав человека и, не в последнюю очередь, соблюдение прав осужденных.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы выступают общественные отношения по реализации прав и обязанностей осужденных в условиях изоляции от общества. Предмет исследования составили нормы уголовно-исполнительного и других отраслей российского права, устанавливающие правовой статус осужденных к лишению свободы, а также практика обеспечения прав и законных интересов осужденных в местах лишения свободы.

Целью выпускной квалификационной работы является комплексное исследование теории и практики правого регулирования положения осужденных к лишению свободы, выявление проблем обеспечения прав и законных интересов осужденных и разработка мер по совершенствованию законодательства и деятельности исправительных учреждений.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

Изучить теоретические основы правового статуса осужденных;

Проанализировать международное и отечественное законодательство, регулирующее правовое положение осужденных к лишению свободы;

Исследовать деятельность исправительного учреждения по реализации по реализации прав и законных интересов осужденных и выявить имеющиеся проблемы;

Изучить практику осуществления прокурорского надзора, судебного и ведомственного контроля и деятельность общественных организаций как правовые гарантии защиты прав осужденных.

Разработать предположения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в сфере соблюдения прав осужденных.

Нормативную основу работы составило отечественное и международное законодательство, регулирующее обще правовой статус человека и правое положение осужденных в частности. В работе проводится сравнительный анализ положений Конституции Российской Федерации, действующего уголовно-исполнительного законодательства с наиболее значимыми международно-правовыми актами. Предметом наиболее детального анализа стали Минимальные стандартные Правила обращения с заключенными от 30. 08. 1955 г.: [Электронный ресурс] / Там же. а также нормы действующего Уголовно-исполнительного кодекса РФ, в котором гл. 2 устанавливает структуру, основные права и обязанности осужденных, а нормы Раздела IV детализируют эти положения применительно к правому статусу лиц, отбывающих лишение свободы Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации № 1-ФЗ от 08. 01. 1997 (ред. от 03. 02. 2014): [Электронный ресурс] / Там же. Практическая деятельность исправительных учреждений по ряду направлений регулируется ведомственными правовыми актами Министерства юстиции и Федеральной службы исполнения наказаний, регулирующие отдельные направления деятельности исправительных учреждений по обеспечению прав и обязанностей осужденных См. Напр.: Приказ Минюста Р Ф «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений» № 205 от 03. 11. 2005 (ред. от 07. 02. 2012): [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014; Приказ Министерства юстиции РФ от 31. 12. 2009 г. № 441дсп. Об утверждении «Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях» // Канцелярия ИК-3 УФСИН России по Омской области;.

Научную основу работы составили труды отечественных юристов. Наибольший интерес представляют монографии Ю. В. Трофимовой, Трофимова Ю. В. Правовое регулирование статуса осужденных к лишению свободы. М., 2008. 243 с. С. М. Зубарева, Зубарев С. М. Правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы. Монография. Изд. 2-е. М., 2009. 164 c. Н. И. Матузова, Н. В. Ушановой и др. Матузов Н. И., Ушанова Н. В. Возможность и действительность в российской правовой системе: монография. М., 2013. 272 c., изучающих правовое положение осужденных в целом. В них делается сравнительный анализ отечественного и международного законодательства, а также работа К. А. Бегишевой, где рассматриваются вопросы, касающиеся непосредственно организации труда лиц, отбывающих лишение свободы Бегишева К. А. Управление спецконтингентом и организация его труда. Омск. 2011. С. 12. 164 с.

Также в последние годы опубликовано множество научных статей,. освещающих различные аспекты правового положения осужденных к лишению свободы и защиты их прав и законных интересов Еремина С. Н. Возможность реализации права на труд осужденными к лишению свободы // Юридический мир. 2013. № 8. С. 58−61; Закаржевский Н. Н. Законные интересы осужденных: правовые аспекты реализации // Законность. 2011. № 3. С. 51−52; Погодина И. В., Симагина Н. А. Профессиональная подготовка и профессиональное образование в местах лишения свободы как одно из важнейших средств исправления // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. № 5. С. 12−14; Белик В. Н. Обеспечение права на судебную защиту осужденных к наказанию в виде лишения свободы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 8. С. 77−81; Гармаш А., Суслова И. Ограничения общегражданских прав осужденных // ЭЖ-Юрист. 2012. № 28. С. 14−17 и др.

Практическая часть работы включает анализ детальности учреждений исполняющих наказание, статистических данных ФСИН, в также практику судов разного уровня в том числе Европейского суда по правам человека по жалобам осужденных на нарушение их прав и законных интересов.

В структуру выпускной квалификационной работы входят введение, две главы, объединяющие семь параграфов, заключение, глоссарий, библиография и приложения. Первая глава посвящена изучению теоретических и нормативных основы правового положения осужденных к лишению свободы. Глава 2 носит практический характер, в ней исследуются наиболее актуальные проблемы обеспечения и защиты прав осужденных.

Конституция Российской Федерации, с одной стороны провозгласив в ст. 2 права и свободы человека высшей ценностью, а с другой, признав в ст. 15 общепризнанные принципы и нормы международного права составной частью российской правовой системы, Конституция Российской Федерации от 12. 12. 1993 (ред. от 05. 02. 2014): [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. тем самым гарантирует осужденным к лишению свободы, осуществление их прав и свобод в соответствии с общепризнанными международными стандартами. Часть 3 ст. 55 Конституции устанавливает, что ограничения прав и свобод человека допускаются только федеральным законом, и лишь в степени необходимой для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

1. Теоретические и нормативные основы правового положения осужденных к лишению свободы

1.1 Понятие и структура правового статуса осужденных

В научных исследованиях часто используются понятия «правое положение осужденного» и «правовой статус осужденного», их содержание и соотношение меду собой являются предметом дискуссии.

Понятие правового статуса личности является одним из основных терминов общей теории права, где его определяют как юридически закрепленное положение личности в обществе Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. С. 12. Некоторые авторы предлагают различать правовой статус и фактический социальный статус, связывая второй из терминов с понятием «реальное положение человека в системе общественных отношений» Матузов Н. И., Ушанова Н. В. Возможность и действительность в российской правовой системе: монография. М., 2013. С. 26; Грачев С. А. Статус для гражданина или гражданин для статуса? // Российский судья. 2013. № 6. С. 42. Например, Грачев С. А., выступая с позиции естественно-правовой тории, пишет, что специальный статус (реальное правовое положение личности) и правовой статус соотносятся как содержание и форма, поскольку право лишь закрепляет положение личности законодательные рамки, например, в догосударственном обществе социальный статус существовал, но он не носил правового характера.

Сторонники нормативного подхода, отождествляющие право с законодательством, отождествляют понятия «правовое положение» и правовой статус", определяя правовое положение как «законодательно установленные государством и взятые в единстве права, свободы и обязанности личности». Дробязко С. Г. Личность в праве // Государство и право. 2012. № 4. С. 27. Придерживаясь этого подхода, С. М. Зубарев утверждает, что понятия «правовое положение» и «правовой статус» в доктрине уголовно-исполнительного права рассматриваются как равнозначные, он определяет правовой статус осужденного как «урегулированное нормами различных отраслей права положение осужденных во время отбывания уголовного наказания» Зубарев С. М. Правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы. Монография. Изд. 2-е. М., 2009. С. 93. В пользу этого утверждения выступает тот факт, что в действующем уголовно-исполнительном кодексе РФ, глава 9, в которой закрепляются основные права и обязанности осужденных называется «Правовое положение осужденных».

И все же с утверждением о равнозначности рассматриваемых понятий согласиться нельзя. Представляется, что правовой статус личности, и в частности, осужденных должен рассматриваться в двух аспектах. Первый, широкий подход, исходит из понимания личности как субъекта права, и одновременно главной ценности демократического общества. Здесь можно говорить о правовом статусе личности, как закрепленном правом общем перечне ее прав и обязанностей. А с точки зрения узкого подхода к личности как субъекту конкретных правоотношений, в которых индивид реализует этот правой статус практически, приобретая конкретные субъективные права и обязанности необходимо говорить о правовом положении личности. Такой подход не противоречит положениям общей теории права, где принято выделять три вида правового статуса личности: общий правовой статус граждан, специальный правовой статус какой-либо категории граждан и индивидуальное правовое положение гражданина.

В теории уголовно-исполнительного права в правовом статусе осужденных принято выделять несколько уровней Приложение А. Предлагаемая схема наглядно отображает тот неоспоримый факт, что в основе правового статуса осужденных лежит общий правовой статус граждан Российской Федерации. Несмотря на вступление в силу обвинительного приговора суда, у осужденного сохраняются наиболее важные права и свободы человека и гражданина — право на жизнь, безопасность, охрану достоинства личности и личную неприкосновенность; свободу совести и вероисповедания; социальное обеспечение; охрану здоровья и медицинскую помощь. В качестве гарантии УИК РФ в ч. 1 ст. 10 подчеркивает, что государство уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных. Это, по нашему мнению означает, что Российская Федерация берет на себя обязанность обеспечить их правовую защищенность наравне с другими гражданами.

В качестве примера действия на осужденного общего правого статуса гражданина РФ, можно привести содержание ст. 6 Конституции Р Ф, которая прямо указывает на то, что гражданин России не может быть лишен своего гражданства. Эта конституционная норма получила свое развитие в ст. 20 Закона о гражданстве, где устанавливается, что отбывание уголовного наказания служит препятствием для выхода из гражданства Российской Федерации по желанию осужденного Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» № 62-ФЗ от 31. 05. 2002 (ред. от 02. 11. 2013): [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. Многие гражданские права осужденных закрепляются путем дублирования и развития норм Конституции в Уголовно-исполнительном Кодексе Р Ф. Так в ст. 13 УИК РФ «Право осужденных на личную безопасность» отражена ст. 22 Конституции Р Ф; в ст. 14 УИК РФ «Обеспечение свободы совести и свободы вероисповедания осужденных» развиваются положения ст. 28 Конституции.

Сохранение за осужденным неотъемлемых Конституционных прав личности имеет большое международное, социально-политическое и воспитательное значение, поскольку предопределяет гуманистический подход к нему государства в лице органов, исполняющих наказание. Тем не менее, факт вступления в силу обвинительного приговора суда предполагает подпадание лица по действие специального правого статуса, который выделяет его из общей массы граждан и относит к определенной категории — категории осужденных. В связи с этим ч. 4 ст. 10 УИК РФ указывает, что права и обязанности осужд? нных определяются настоящим Кодексом, исходя из порядка и условий отбывания конкретного вида наказания. Из этого следует, что степень ограничения прав и свобод осужд? нных за совершение преступлений зависит от тяжести наказания. В свою очередь, указанные ограничения, зависят от режима исправительного учреждения в случае отбывания осужд? нным наказания в виде лишения свободы, а также от вида наказания, в случае, если оно не связанно с изоляцией от общества.

Таким образом, сужение общего правового статуса для осужденных законно. Механизм такого сужения действует через применение в начале уголовного и уголовно-процессуального законов (осуждение), а затем через применение нора уголовно-исполнительного права (исполнение приговора суда). Анализ уголовно-исполнительного законодательства показывает, что практически большинство конституционных прав личности реализуются осужденными с ограничениями.

Исследуя группу личных прав, осужденным к лишению свободы, в частности право на свободу, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, свободное передвижение, выбор места пребывания и места жительства можно отметить те или иные ограничения или видоизменения в ходе их реализации по сравнению с реализацией этих прав гражданами, не лишенными свободы.

То же можно сказать и о реализации спецконтингентом политических прав и свобод. Так нахождение в местах лишения свободы влечет, как правило, невозможность участия в общественных организациях и объединениях. Самодеятельные организации осужденных, работают на основании ч. 5 ст. 111 УИК РФ и Положения «О порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях» под контролем администрации. Их целями являются: оказание осужденным помощи в духовном, профессиональном и физическом развитии; оказание позитивного влияния на исправление осужденных; участие в решении вопросов организации труда, быта и досуга; содействие администрации исправительных учреждений в поддержании дисциплины, формировании здоровых отношений между осужденными и др. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 31. 12. 2009 г. № 441дсп. Об утверждении «Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях» // Канцелярия ИК-3 УФСИН России по Омской области. Значимость общественных организаций для самих осужденных иллюстрирует судебная практика. Так, осужденный П. обратился Верховный Суд Р Ф указав, что указанное Положение и приказ Минюста России о его утверждении являются недействующими, поскольку не опубликованы для всеобщего сведения и нарушают его право вступать в самодеятельные организации осужденных, которое учитывается при определении степени их исправления и затрагивает его право на условно-досрочное освобождение. Верховный Суд решил, что «заявитель ошибочно полагает, что оспариваемый нормативный правовой акт является недействующим, поскольку имеет гриф „для служебного пользования“, и регламентирует деятельность администрации исправительных учреждений по формированию самодеятельных организаций осужденных». Решение Верховного суда РФ «Об оставлении без удовлетворения заявления о признании недействующим Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 31. 12. 2009 № 441 дсп.» по делу № ГКПИ11−601 от 20. 06. 2011 г.: [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. Хотя режим в исправительных учреждениях исключает возможность предоставления осужденным прав на свободу слова, печати, собраний, митингов, демонстраций, шествий. Они имеют возможность выступать на собраниях, в многотиражных и стенных газетах учреждения, но собрания и печать находятся под контролем администрации.

Таким образом, можно говорить о специальном правовом статусе осужденного, сущность которого, в первую очередь выражается в наличии ограничений и видоизменений большинства основных конституционных прав и свобод. Наиболее ярким примером действия специального статуса для всех осужденных является судимость — т. е. правовые последствия, которые сохраняются на время, а в ряде случаев и после отбывания наказания.

Специальный правовой статус осужденного является родовым по отношению к более конкретным — видовым статусам, которые более четко регулируются другими главами уголовно-исполнительного закона применительно к определенным видам наказания (штраф, обязательные или исправительные работы, ограничение или лишение свободы и др.). В то же время статусы осужденных делятся на виды не только в зависимости от вида наказания, но и от достаточно широкого спектра разнообразных демографических и личностных факторов, к которым относятся такие как пол, возраст, семейное положение, состояние здоровья и др. Например, такой вид уголовного наказания, как арест в соответствии ст. 54 УК РФ не применяется к лицам, не достигшим 16 летнего возраста, женщинам и одиноким мужчинам, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет Уголовный кодекс Российской Федерации № 63-ФЗ от 13. 06. 1996 (ред. от 03. 02. 2014): [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. В научной литературе вполне обоснованно отмечается, что индивидуальный правовой статус женщин и мужчин, осужденных к лишению свободы имеет существенные отличия, Гармаш А., Королева С. Женщина в системе уголовного правосудия // ЭЖ-Юрист. 2012. № 14. С. 14. также как и индивидуальные статусы несовершеннолетних и взрослых осужденных Галицкова И. Ю. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы // Юридический мир. 2011. № 7. С. 52..

Структура специального правового статуса осужденных, количество и соотношение входящих в него элементов также вызывает дискуссии в научной литературе. В. Н. Белик, анализируя правовой статус лиц, осужденных к наказанию в виде лишения свободы, изучает два элемента — права и обязанности Белик В. Н. О правовом статусе лиц, осужденных к наказанию в виде лишения свободы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. № 1. С. 35. Н. Н. Закржевский, полагает, что в него необходимо включать также законные интересы осужденных Закаржевский Н. Н. Законные интересы осужденных: правовые аспекты реализации // Законность. 2011. № 3. С. 51. В пользу первой точки зрения приводится то, что в гл. 2 УИК, посвященной правовому положению осужденных, определены и раскрываются только их основные обязанности и субъективные права, а законные интересы осужденных, действующим уголовно-исполнительным законодательством не предусмотрены, однако мы согласны с Н. Н. Закаржевским, что хотя законные интересы сходны с правами, но все же не идентичны им, поскольку право предполагает возможность осужденного свободно пользоваться социальным благом, а законный интерес он может реализовать лишь при определенных условиях, например, только при неукоснительном соблюдении режимных требований Закаржевский Н. Н. Там же.

Также необходимо напомнить, что обязательным элементом любого правоотношения и любых правовых статусов обычно является ответственность за неисполнение субъектом своих обязанностей. К осужденным к лишению свободы, которые уже несут уголовную ответственность, которая выражается в отбывании наказания, принято говорить не об ответственности за невыполнение обязанностей, а о правоограничениях, которые следуют со стороны администрации учреждения, в случаях несоблюдения режимных требований, поэтому правоограничения — это часть специального статуса осужденного. По своей природе они относятся к мерам защиты и являются разновидностью правового принуждения направленной на исполнение осужденными установленных обязанностей и, тем самым — на обеспечение и реализацию целей уголовного наказания.

Таким образом, прав С. М. Зубарев, что «структуру специального статуса осужденного образует совокупность четырех элементов, взятых попарно: обязанности и права, законные интересы и правовые ограничения. Соотношение этих элементов образует юридическое содержание статуса, как конкретного осужденного, так и лиц, отбывающих одинаковый вид уголовного наказания Зубарев С. М. Указ. Соч. С. 31.

И наконец, следующим видом (уровнем) правового статуса применительно к осужденным является индивидуальный правовой статус, который представляет собой совокупность персонифицированных обязанностей и прав, законных интересов и правовых ограничений конкретного осужденного в ходе отбывания наказания. Представляется, что именно в этом случае можно говорить о правом положении осужденного, поскольку в рамках индивидуального правового статуса реализуются на практике все ограничения, обязанности и права, предусмотренные законом для данной категории осужденных.

Поскольку речь идет об урегулированных нормами уголовно-исполнительного права правоотношения, то при анализе индивидуального правового положения принято говорить не о правах осужденных, а об их субъективных правах, как закрепленных законом и гарантируемых государством реальных вариантах возможного поведения осужденного или пользования им социальными благами, обеспечиваемыми юридическими обязанностями должностных лиц, органов, исполняющих наказание. Например, реализация закрепленного в ст. 13 УИК РФ права осужденных на личную безопасность, обеспечена обязанностью должностных лиц исправительных учреждений: принять неотложные меры при возникновении угрозы безопасности конкретной личности.

Даже, несмотря на общие режимные требования, равные условия содержания, положение каждого осужденного является строго индивидуальным. Это предопределено тем, что в зависимости от содержания приговора, глубины криминализации личности, поведения осужденного во время отбывания наказания, разнятся требования к нему со стороны администрации учреждения, избираются методы воспитательной работы, поощрения и взыскания. Например, особые требования предъявляются к осужденным, на которых по приговору суда возложена обязанность возмещения материального ущерба, причиненного преступлением; дополнительным ограничениям подвергаются лица, на которых постановлениям начальника учреждения наложено взыскание; определенные права и обязанности есть у лиц, получающих образование в местах лишения свободы. Таким образом, индивидуальный правовой статус осужденного подвижен, и меняется в течение отбывания уголовного наказания.

В заключение можно сделать вывод, что под правовым статусом осужденных понимают совокупность юридических элементов (обязанностей и прав, законных интересов и правовых ограничений), выражающих специфику и определяющих содержание положения осужденных во время отбывания уголовного наказания. Различаемые в теории общий, специальный, видовые (в зависимости от вида наказания и демографических особенностей осужденного) статусы действуют в тесной взаимосвязи, наслаиваются друг на друга и на практике неразделимы. Безусловно, наиболее значим для понимания сущности правового положения осужденного его индивидуальный правовой статус. По нашему мнению понятия правого статуса и правового положения осужденного не идентичны, а выступают как форма и содержание. Правовой статус — это общий объем прав и обязанностей, который устанавливается нормативными актами, а понятие «правовое положение осужденного» наполнено конкретным содержанием, оно гораздо шире, поскольку включает реально реализуемые им правомочия, дополнительные ограничения, связанные с применением взысканий, поощрения и дополнительные права, приобретаемые конкретным осужденным в результате добросовестного исполнения обязанностей и ограничений, налагаемых самим фактом осуждения и режимом учреждения. С этой точки зрения правильнее было бы говорить о правовом статусе осужденных и правом положении осужденного.

1.2 Международно-правовые стандарты правого положения лиц, находящихся в изоляции от общества

Разработка и принятие авторитетными международными организациями правовых актов в различных сферах жизни общества преследует цель создания сходного правового режима регулирования общественных отношений. Применительно к обеспечению правового положения категории лиц, находящихся в изоляции от общества в связи с раскрытием и расследованием преступлений или в качестве наказания за содеянное, мировым сообществом ставится цель формирования унифицированного законодательства, обеспечивающего этим лицам равные возможности по реализации своих прав и свобод в любом государстве мира.

И здесь особое значение приобретает принцип приоритета норм международного права перед внутригосударственным законодательством, установленный ст. 15 Конституции Р Ф, который помимо признания общепризнанных принципов и норм международного права составной частью российской правовой системы, но и устанавливает его приоритет, закрепляя следующее положение: Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В 1989 г. Российская Федерация присоединилась к итоговому документу Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, и приняла на себя обязательства привести законодательство в соответствие с международными актами о защите прав человека, в том числе и в сфере уголовной юстиции. Согласно данным обязательствам государства-участники должны обеспечивать, чтобы со всеми лицами, содержащимися в заключении, обращались гуманно и с уважением достоинства, присущего человеческой личности. Опираясь на это положение, осужденные, их адвокаты и представители, деятели общественных организаций, осуществляющих правовую помощь осужденным, сравнивая нормы отечественного уголовно-исполнительного права с международными нормами и обнаруживая расхождения, требуют обеспечения лицам, находящимся в местах лишения свободы условия содержания на уровне мировых, в первую очередь европейских стандартов.

Таким образом, перед российским государством возникла настоятельная необходимость не только адекватно отразить в национальном законодательстве Международно-правовые нормы в области исполнения принудительных мер, связанных с изоляцией от общества, но и реализовать их на практике. В связи с этим происходит постепенная имплементация международно-правовых актов. В теории права их принято делить на универсальные, раскрывающие общие положения регулирования тех или иных общественных отношений, и специальные международные акты, которые конкретизируют общие положения. Традиционно к универсальным международно-правовым актам, содержащим нормы уголовно-исполнительного характера, относят Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г., Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.: [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. Международный пакт о гражданских и политических правах (1966), Международный пакт о гражданских и политических правах от 16. 12. 1966 г.: [Электронный ресурс] / Там же. Декларацию о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1975) Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания Принята 09. 12. 1975 Генеральной Ассамблеей ООН: [Электронный ресурс] / Там же.

Данные международно-правовые акты содержат основополагающие принципы для уголовно-исполнительного законодательства национальных правовых систем. Безусловно, наиболее важным из них является Всеобщая декларация прав человека ООН, где ряд статей содержат нормы, принципиальные для регулирования правого положения осужденных. Так, ст. 2 говорит о том, что «права и свободы человека относятся ко всем без исключения», что означает обязанность государства обеспечить осужденному равные права с лицами, находящимися на свободе, исключая, конечно те, которые ограничены решением суда и уголовно-исполнительным законодательством. Развивая это положение ст. 29 Декларации указывает, что «при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения признания и уважения прав и свобод других людей и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния». В ст. 5 Декларации провозглашается запрет применения пыток, жестокого бесчеловечного обращения или унижающих достоинство мер наказания. Эти международные нормы нашли отражение при разработке текста Конституции Р Ф. В частности ч. 3 ст. 55 Конституции устанавливает, что ограничения прав и свобод человека допускаются только федеральным законом, и лишь в степени необходимой для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, ограничения прав осужденных соответствует положения международного права.

Еще один документ, являющийся универсальным в сфере регулирования прав человека, однако содержащий и положения касающиеся осужденных — Международный пакт о гражданских и политических правах. Им непосредственно посвящена ст. 10 Пакта, которая декларирует право всех лиц, которые лишены, на гуманное обращение, а также уважение достоинства, присущего человеческой личности. Отдельный пункт посвящен правам несовершеннолетних осужденных, которые должны быть отделены от совершеннолетних, а предусмотренный для них пенитенциарный режим должен отвечать их возрасту и правовому статусу и обеспечивать исправление и социальное перевоспитание.

В 1975 г. Генеральной Ассамблей ООН принята Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В ст. 1 дается следующее определение пытки: «…любое действие, которым какому-либо лицу причиняется боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно признается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с ведома или молчаливого согласия». Вслед за декларацией ч. 1 ст. 3 УИК РФ запрещает пытки, при этом дает ссылку на международно-правовые акты.

В ст. 5 Декларации 1975 г. Закрепляется еще одно положение, напрямую касающееся деятельности системы исполнения наказаний: «Подготовка персонала, стоящего на страже соблюдения закона, и подготовка других официальных лиц, которые могут нести ответственность за лиц, лишенных свободы, должна обеспечить такое положение, при котором полностью учитывалось бы запрещение пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания». В Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г серьезное внимание уделено вопросам профессиональной подготовки и повышения квалификации личного состава, а также научно-исследовательскому обеспечению уголовно-исполнительной системы Распоряжение Правительства Р Ф «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» № 1772-р от 14. 10. 2010 (ред. от 31. 05. 2012): [Электронный ресурс] / Там же.

Сегодня подготовка персонала осуществляется в 8 учреждениях высшего профессионального образования и их семи филиалах. В системе ФСИН действуют 74 учебных центра, институт повышения квалификации и 2 научно-исследовательских института, имеющий три филиала. Однако отток профессиональных кадров из пенитенциарной системы, низкий уровень профессионализма молодых сотрудников зачастую приводит к нарушению прав осужденных, применению незаконных методов воздействия, в том числе пыток.

Между тем международно-правовые акты и соответствующие нормы УИК РФ практически применяются не во всех пенитенциарных учреждениях. Так широкую известность приобрели ЧП, произошедшие в исправительном учреждении ОЕ256/12 в Вологодской области и колонии УП-288/31 г. Красноярска, где осужденных пытали голодом. Побои и поведение администрации, унижающие честь и достоинство заключенных, были обычным делом. Прокурорские проверки находили лишь незначительные нарушения, связанные с намеренной заниженностью калорий в пище. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукин по этому поводу отмечал: «Сотрудники прокуратуры, выявившие это грубое и массовое нарушение прав осужденных, не знали, как оно квалифицируется. Из представленных нам материалов можно сделать вывод, что не все приведенные в жалобах сведения подверглись объективной проверке. Не ясно, кто конкретно из должностных лиц отдал распоряжение о сокращении рациона, на каких осужденных (пофамильно) и на какое время распространялось это унижающее достоинство обращение. Можно сделать вывод, что проверка проводилась формально» Андрусенко С. П., Голованова Н. А., Гравина А. А. Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации. / Отв. ред. В. П. Кашепов. М., 2012. С. 298.

Одной из форм общей превенции подобных правонарушений является защита прав осужденных нормах уголовного законодательства, в частности, понятия «истязание» и «пытка» предусмотрены в ст. 117 УК РФ. Как истязание ч.1 этой нормы квалифицирует причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, не повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Вв Примечании дается определение пытки как причинения физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях. Это преступление относится к категории средней тяжести, максимальное наказание, которое за него предусмотрено — до трех лет лишения свободы. В ч. 2 анализируемой статьи установлено более строгое наказание — лишение свободы до семи лет за пытки, а также истязания, совершенные при иных отягчающих обстоятельствах, в том числе в отношении лица находящегося в материальной или иной зависимости от виновного (п. «г»).

На наш взгляд, не прав, С. П. Андрусенко, который предлагает квалифицировать пытки в отношении осужденных по этой статье, но отмечает, что ответственность, является недостаточной, поскольку осужденные к лишению свободы, находятся в беспомощном по отношению к администрации пенитенциарного учреждения состоянии и предлагает истязание осужденного закрепить как квалифицирующий элемент, усиливающий уголовную ответственность Андрусенко С. П. и др. Указ. Соч. С. 301. Как представляется, сама квалификация указанных деяний по ст. 117 УК РФ является не верной. Необходимо обратить внимание на разъяснения Пленума Верховного Суда Р Ф от 16. 10. 2009 № 19 Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» № 19 от 16. 10. 2009: [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. Поскольку сотрудники системы исполнения наказаний, являются должностными лицами, то подобные действия, если они совершены на службе в отношении осужденных, подложат квалификации как преступления против государственной власти и интересов государственной службы предусмотренные гл. 30 УК РФ, а конкретно по ст. 286 УК РФ, предусматривающей ответственность за Превышение должностных полномочий. В частности п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, предусматривает за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, лишение свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет. По нашему мнению такое наказание адекватно общественной опасности и тяжести совершенного преступления, и таким образом, девствующее уголовное законодательство соответствует международным нормам по защите прав осужденных от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

С другой стороны важно не столько реагирование на возможные правонарушения и преступления против прав осужденных, сколько их предотвращение, поэтому важными шагами в свете гуманного отношения с заключенными, на наш взгляд, будут являться кардинальное изменение системы приема на работу сотрудников в пенитенциарные учреждения, комплексное изменение мониторинга уголовно-исполнительной системы. Концептуальные изменения в уголовно-исполнительной системе, в духе международно-правовых стандартов существенным образом позволят модернизировать пенитенциарную систему в лучшую сторону.

Наиболее полно международно-правовые стандарты нашли свое отражение в специализированных международно-правовых актах — Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными 1955 г. Минимальные стандартные Правила обращения с заключенными (Приняты в г. Женеве 30. 08. 1955): [Электронный ресурс] / «Консультант Плюс». — Последнее обновление 25. 05. 2014. и Европейских тюремных правилах 2006 г. Европейские пенитенциарные (тюремные) правила 1985 г.: [Электронный ресурс] / Там же. Осужденные к лишению свободы в соответствии с международными документами являются обладателями специфических прав и свобод. Нормативные предписания, содержащиеся в этих документах, отражают особенности их правового положения и раскрывают содержание указанных прав и свобод. В связи с этим, например, в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными подчеркивается, что «следует принимать меры для того, чтобы заключенные могли сохранять за собой максимум прав и интересов». Поскольку названные документы во многом схожи по тексту и смысловому содержанию, представляется достаточным в рамках данной работы проанализировать Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Они послужили основой для Европейских тюремных правил и положили начало распределению осужденных по категориям, действующему практически во всем мире, в том числе и в России.

В структуру акта включены Общая и особенная части. Первая назевается «Общеприменимые правила». Ее положения касаются обращения с заключенными любой категории, их регистрации, деления на категории, размещения, определения стандартов помещений, в которых содержатся осужденные, личной гигиены, питания, медицинского обслуживания, дисциплины, правоогарничений (взысканий и средств усмирения), контактов с внешним миром, перемещения внутри и вовне учреждения, правил для персонала мест заключения и др.

Часть II содержит «Правила, применимые к особым категориям». Она включают принципы управления пенитенциарными заведениями, цели их деятельности, вопросы обращения с заключенными, индивидуализации работы с ними, труда, образования и отдыха, отношений с внешним миром и опеки после освобождения". Касаясь классификации заключенных, Правила называют ее цели: отделение заключенных от тех, кто по причине уголовного прошлого или дурного характера может оказать на них плохое влияние; разделение заключенных на категории, облегчающие работу с ними по их возвращению к жизни в обществе. Для каждого заключенного должна разрабатываться программа работы с ним, исходя из его индивидуальных потребностей, способностей и склонностей.

Доктринальная позиция, отраженная в ч. 8 Минимальных стандартных правил, заключается в дифференциации заключенных по различным признакам с целью наиболее эффективного исправления, а также создания комфортных условий содержания. Дифференциация должна основываться не только на различии пола, возраста, но и на юридических фактах, например, предшествующих судимостях. Аналогичные позиции отражены в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации. Концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года более глубоко конкретизировала положения международных норм и обозначила дифференциацию не только исходя из пола, возраста, предшествующей судимости, но также с учетом криминологического опыта.

Как следует из ч. 9 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, желательно помещать в одну комнату или камеру не более одного заключенного. В общих камерах заключенных следует подвергать тщательному отбору, чтобы удостовериться, что они способны жить вместе в таких условиях. Все помещения, которыми пользуются заключенные, особенно все спальные помещения, должны отвечать всем санитарным требованиям, причем должное внимание следует обращать на климатические условия, особенно на кубатуру этих помещений, на минимальную их площадь, на освещение, отопление и вентиляцию. Помимо этих положений, в данном международно-правовом акте раскрываются минимальные требования к помещениям, где работают осужденные, а также минимальные стандарты санитарно-гигиенического характера, которые должны быть выполняемы в помещениях, где проживают осужденные. Схожие позиции изложены в Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года. Концепция предполагает изменение видов исправительных учреждений для содержания осужденных в местах лишения свобода с фактическим прекращением их коллективного содержания, постоянного пребывания осужденных в состоянии стресса, обусловленного необходимостью лавирования между требованиями администрации и основной массы осужденных.

Реальная исполнимость данного положения Концепции вызывает разумные сомнения, учитывая соотношение лиц, отбывающих наказание, и число пенитенциарных учреждений, отвечающих международным стандартам, а также темпы строительства новых помещений. Причина в том, что финансирование уголовно-исполнительной системы по-прежнему не совпадает с фактическими потребностями. Заполненность исправительных учреждений, стабильно высокий уровень преступности предполагают, что финансирование на вышеуказанные цели необходимо увеличить в несколько раз. Ввиду большой плотности содержания осужденных проблемным является вопрос соблюдения международных стандартов личной гигиены осужденных. Согласно Минимальным стандартным правилам от заключенных нужно требовать, чтобы они содержали себя в чистоте, снабжая их водой и туалетными принадлежностями, необходимыми для поддержания чистоты и здоровья. В ч. 2 ст. 99 УИК РФ говорится о выделении осужденным администрацией пенитенциарного учреждения минимальных средств личной гигиены, а именно, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, одноразовой бритвы (для мужчин), средств личной гигиены (для женщин). Исходя из смысла Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 г., предусматривающей увеличение стандартов личной гигиены осужденных, можно сделать вывод, что современная уголовно-исполнительная система в силу различных обстоятельств не соответствует международно-правовым актам. Выполнение их санитарно-гигиенических требований и требований к условиям содержания в полном объеме предполагается лишь в будущем.

Необходимо отметить, что Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, равно как и Европейские тюремные правила, имеют лишь рекомендательный характер, что, безусловно, влияет на их отражение в национальных законодательствах. Учитывая разный уровень экономического, социального развития, особенности мировоззрения в разных странах, можно согласиться с М. Л. Добрыниной, что многие международные документы являются отражением компромисса участвовавших в их подписании, сторон Добрынина М. Л. Международно-правовые основы правового положения лиц, содержащихся в исправительных учреждениях //Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2010. № 3. С. 12. Все вышеприведенные положения сегодня являются стандартами для большинства европейских государств, а в Российской Федерации законодательство и практика лишь начинают развиваться в русле полного соответствия международным стандартам. Так, ч. 4 ст. 3 УИК РФ устанавливает, что международно-правовые акты по вопросам исполнения наказаний и обращения с заключенными, которые носят рекомендательный характер, исполняются лишь в случае наличия необходимых экономических и социальных условий. Полное выполнение международных рекомендаций в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации возможно лишь в перспективе, а именно в свете реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года.

1.3 Содержание правого положения осужденных к лишению свободы по действующему законодательству Российской Федерации

Правовое положение осужденных к лишению свободы следует рассматривать с точки зрения специализированного правового статуса, включающего основанные на требованиях закона, права, законные интересы, обязанности и правовых ограничения. Как уже подчеркивалось на осужденных распространяются права человека, предусмотренные общегражданским статусом, с рядом изъятий и ограничений. Учитывая необходимость осуществления задач уголовно-исполнительного права, ст. 12 УИК в ч. 10 и 11 устанавливает, что порядок осуществления прав осужденных устанавливается УИК РФ и иными нормативными актами и не должен нарушаться порядок и условия отбывания наказаний, а также ущемляться права и законные интересы других лиц.

Специальные права осужденных закреплены в ст. 12 УИК РФ. Анализ указанной нормы позволяет достаточно четко проследить структуру правоотношений между осужденными и администрацией исправительного учреждения. Поэтому при анализе правоотношений принято говорить не о правах осужденных, а об их субъективных правах. В. Н. Белик определяет субъективное право осужденного как меру юридически возможного поведения, предоставляющую ему возможность пользоваться определенными социальными благами, которая обеспечивается юридической обязанностью должностных лиц учреждений и органов, исполняющих наказания и других субъектов уголовно-исполнительных правоотношений Белик В. Н. Указ. Соч. С. 31. Норма построена так, что в ее содержании можно выделить положения, во-первых, закрепляющие права осужденных; во-вторых, соответственно устанавливающие запреты и обязанности персонала учреждения.

К первым относятся права осужденных:

— получать информацию о своих правах и обязанностях, порядке и условиях отбывания назначенного судом вида наказания (ч. 1);

— на вежливое обращение со стороны должностных лиц учреждения (ч. 2)

— право на обращения к администрации учреждения, в вышестоящие и иные государственные органы и общественные организации (ч. 4 ст. 12 перечисляет как формы обращений, так и устанавливает конкретный перечень адресатов;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой