Правовое регулирование банковской тайны в соответствии с современным российским законодательством.
Перспективы и тенденции развития

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОСКОВСКАЯ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: Правовое регулирование банковской тайны в соответствии с современным российским законодательством. Перспективы и тенденции развития

Москва 2010

Оглавление

  • Введение
  • 1. Сущность и содержание банковской тайны в соответствии с российским и зарубежным законодательством
  • 1.1 Особенности банковской тайны в зарубежном законодательстве
  • 1.2 Сущность и содержание банковской тайны в современном законодательстве России
  • 2. Нормативно-правовое регулирование банковской тайны в Российской Федерации
  • 2.1 Нормативно-правовая база регулирования банковской тайны в России
  • 2.2 Правовые аспекты обеспечения банковской тайны в России
  • 3. Проблемы и перспективы развития правового регулирования банковской тайны в современном законодательстве России
  • 3.1 Институт банковской тайны: проблемы и перспективы его применения
  • 3.2 Совершенствование правового регулирования банковской тайны в Российском законодательстве
  • Заключение
  • Список используемых источников

Введение

Вопросы правового регулирования экономических отношений по поводу использования и распространения информации в целом и отдельных ее видов в частности в последнее время занимают одно из значительных мест в экономической и юридической литературе. Среди них, несомненно, много внимания уделяется проблемам правового регулирования банковской тайны и предоставления информации содержащую банковскую тайну.

Актуальность темы дипломной работы не вызывает сомнений — по мнению специалистов, утрата 20% информации, составляющей коммерческую тайну, в 60 случаях из ста приводит к банкротству фирмы, а потери от действий недобросовестных конкурентов, использующих шпионаж в кредитно-финансовой сфере, составляют сегодня 30% от всего ущерба, который несут банки. С созданием системы «прозрачности» в деятельности хозяйствующих субъектов (без развития адекватной защиты) возникает опасность «утечки» информации из-за постоянно растущих потоков информации, в том числе о подозрительных сделках, исходящих из кредитных учреждений.

Сегодня правоотношения, возникающие между собственником или иным законным владельцем информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну, уполномоченными органами и должностными лицами по поводу предоставления таких сведений, регулируются многими нормативно-правовыми актами. Назовем некоторые из них:

— Уголовно-процессуальный кодекс РФ;

— Гражданский кодекс РФ;

— Федеральный закон РФ «О банках и банковской деятельности»;

— Закон Р Ф «О валютном регулировании и валютном контроле».

Сотрудники вышеупомянутых органов, получившие сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, при исполнении служебных обязанностей, несут ответственность за незаконные их разглашение или использование. Но некоторые из перечисленных нормативных актов содержат порой противоречивые положения.

Следует отметить, что развитие свободного предпринимательства и связанной с ним конкуренции настоятельно требует правового обеспечения защиты информации, так как информация является важнейшим экономическим ресурсом и определяющим фактором производства, и кроме этого информация представляет коммерческую ценность, разглашение которой может причинить вред субъектам экономической деятельности.

Целью исследования является исследование основных правовых основ регулирования банковской тайны в современном законодательстве России.

В соответствии с этой целью при написании отчета были поставлены следующие задачи:

— выявить особенности банковской тайны в зарубежном законодательстве;

— изучить сущность и содержание банковской тайны в соответствии с современным российским законодательством;

— изучить нормативно-правовое регулирование банковской тайны в Российской Федерации;

— выявить проблемы и перспективы применения института банковской тайны в Российской Федерации;

— обозначить направления совершенствования правового регулирования банковской тайны в соответствии с современным российским законодательством.

Информационную базу для проведения исследования составляют законодательные акты Российской Федерации, учебники и учебные пособия по банковскому праву, периодические издания, электронные ресурсы.

Структурно работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературных источников.

В первой главе работы приводится понятие сущности и содержания банковской тайны в российском и зарубежном законодательстве.

Во второй главе рассматриваются основные нормативно-правовые акты, регулирующие банковскую тайну в нашей стране.

Третья глава посвящена выявлению основных проблем и перспектив развития правового регулирования банковской тайны в Российской Федерации. В данной главе выявлены направления совершенствования правового регулирования банковской тайны в Российской Федерации.

В заключении приводятся основные выводы по теме исследования.

1. Сущность и содержание банковской тайны в соответствии с российским и зарубежным законодательством

1.1 Особенности банковской тайны в зарубежном законодательстве

В последнее время вопросы правового регулирования использования и распространения информации в целом и отдельных ее видов в частности обсуждаются практически во всех сферах деятельности. Например, при осуществлении международного налогового планирования особое внимание уделяется информации, которая становится доступной банковским учреждениям, т. е. так называемой банковской тайне.

Банковская тайна в широком смысле есть особый институт гражданского права, защищающий коммерческую тайну банков и их клиентов — юридических лиц, а также личную тайну вкладчиков. Речь идет о сведениях, касающихся состояния счетов клиентов и производимых операций, а также иных сведениях, которые банк не желает разглашать, если это не противоречит законодательству.

Институт банковской тайны сыграл огромную роль в становлении мировой финансовой системы. Колыбелью ее считается Швейцария. Первые письменные сведения о банковской тайне в этой стране датируются 1713 г. В этом году Великий Женевский совет (кантональный совет) принял банковские правила, предусматривавшие обязанность банкира регистрировать своих клиентов и их операции. При этом, однако, запрещалось передавать такую информацию третьим лицам иначе как с явно выраженного разрешения городского совета Aubert М., Kernen J. — P., Schonle H. Le secret bancaire Suisse. Bern, 1982..

Первыми женевскими банкирами были французы-протестанты, которые подверглись гонениям после отмены Нантского эдикта в 1685 г., а первыми клиентами швейцарских банков стали соответственно французские короли, высоко оценившие осторожность своих кредиторов. Последние, несмотря на гонения, тайно продолжали давать займы французскому королю и правительству: никто не должен был знать, что король-католик пользуется деньгами еретиков.

Вообще Швейцария превратилась в политическое и финансовое убежище для жертв политических потрясений, охвативших Европу с 1789 г. Это обеспечило сохранность денег дворян, убегавших от Великой французской революции, и различных правительств, сменявших друг друга на протяжении XIX столетия Historical origins of Swiss bank secrecy: [http: //www. switzerlandisyours. com/e/banking/secrecy/history. html.]. Так, постоянным клиентом одного из женевских банков был и император Наполеон.

Самый известный из женевских банкиров-протестантов Жак Неккер (1732 — 1804), уроженец Женевы, возглавлял Французское казначейство и Министерство финансов Франции. Кроме Неккера блестящую карьеру за пределами Швейцарии сделали и такие швейцарские банкиры, как Пьер-Исаак Теллюссон (возглавлял Банк Англии), Гийом Малле (один из основателей Банка Франции).

Таким образом, женевские банки изначально занимались международной деятельностью: сохраняли финансы иностранцев во время политических и религиозных гонений у тех на родине, выступали кредиторами ряда государств. Частные банки Швейцарии сыграли выдающуюся роль в становлении института международного кредитования и фондового рынка. Они же стояли у истоков создания крупных акционерных банков. Например, «зерном», из которого вырос один из крупнейших банков мира United Bank of Switzerland (UBS), был созданный в 1872 г. частными банкирами Базеля синдикат Basler Bankverein.

До 1934 г. положения о банковской тайне содержались в Гражданском и Трудовом кодексах Швейцарии. Затем Швейцарский Федеральный Совет принял Закон «О банковской деятельности». Там впервые давалась четкая формулировка, что банковская тайна — это уголовно-правовое понятие, и предусматривалась уголовная ответственность за ее разглашение. Данный Закон, по сути, был принят под давлением европейских соседей — Германии и Франции. Дело в том, что в ходе судебного процесса над банком Basler Handelsbank, состоявшегося в 1932 г., стало известно о более чем 2 тысячах открытых французскими аристократами счетах. Это вызвало самую негативную реакцию со стороны французского правительства. В 1934 г. три гражданина Германии были казнены за наличие у каждого из них банковского счета в Швейцарии. Нацистское правительство Германии обязывало граждан декларировать все свои заграничные средства. Для укрывателей предусматривалась смертная казнь.

Все эти события убедили швейцарские власти в необходимости принятия закона об обеспечении тайны вкладов для защиты своих клиентов. А в 1937 г. Уголовный кодекс страны был дополнен статьей о шпионаже, которая была направлена против лиц, собиравших сведения о клиентах швейцарских банков Vogler R. U. Swiss Banking Secrecy: Origins, Significance, Myth. Association for Financial History (Switzerland and Principality of Liechtenshtein). Zurich, 2006. P. 29..

В 1984 г. граждане Швейцарии в подавляющем большинстве (более 73% голосов) вновь проголосовали за сохранение банковской тайны. В настоящее время, согласно опросу, проведенному одной из ведущих газет страны «Blick», за отмену банковской тайны высказывается 56% респондентов. Основной причиной смены позиции по данному вопросу можно назвать широко известный скандал, связанный с претензиями американской налоговой службы (IRS — Internal Revenue Service) к упоминавшемуся банку UBS.

В соответствии с американским законодательством граждане США обязаны платить налоги со всего всемирного дохода. Однако наличие в Швейцарии жесткой защиты банковской тайны (конфиденциальность имен и других персональных данных клиентов), а также особых законодательных положений, разделяющих понятия налогового мошенничества и уклонения от уплаты налогов, позволяли им избегать гнета родной налоговой системы, несмотря на существовавшее между двумя странами соглашение об обмене информацией.

Как уже отмечалось, швейцарский Закон разграничивает понятия «уклонение от уплаты налогов» (неуказание сведений о доходах или имуществе в налоговой декларации) и «налоговое мошенничество» (подразумевает фальсификацию документов). При этом уклонение от уплаты налогов преступлением не считается, а рассматривается как административное нарушение и, соответственно, наказывается не в пример мягче уголовного правонарушения. Факт налогового мошенничества (или другого преступления, связанного с привлечением клиентов к уголовной ответственности) может стать основанием для раскрытия банковской тайны. В случаях же исков гражданских лиц о наследстве, разводе или банкротстве швейцарское правосудие не предпринимает финансового расследования по всем вкладам во всех банках Швейцарии. Расследование может дойти до конца, только если истец докажет, что вклад существует в конкретном банке, но эта процедура будет долговременной и дорогостоящей.

Налоговая служба США в попытках найти дополнительные источники денежных средств в связи с началом кризиса подсчитала убытки от поведения собственных налогоплательщиков. Оказалось, что они ежегодно составляли порядка 100 млрд долл. Примерно в это же время появилась такая фигура, как Брэдли Биркенфельд, бывший сотрудник UBS, который согласился сотрудничать с Министерством юстиции США по делу об уклонении американских налогоплательщиков от уплаты налогов с помощью швейцарских банкиров. Разгорелся скандал. Под давлением американских властей, угрожавших отзывом лицензии американскому отделению банка в случае несогласия раскрыть имена американских налогоплательщиков, имеющих счета в швейцарских банках, руководство UBS 19 февраля 2009 г. согласилось выдать 250 имен. Кроме того, банку предстояло выплатить штраф в размере 780 млн долл.

Далее события развивались неожиданным образом. Федеральный административный трибунал, собравшийся на заседание во время каникул, что само по себе неслыханно, формально запретил UBS и швейцарской Службе надзора над финансовыми рынками (FINMA) передавать американской стороне имена клиентов. Таким образом, Трибунал не только поддержал коллективное прошение, поданное восемью американцами — обладателями счетов в UBS через их цюрихского адвоката, но и пригрозил банку санкциями в случае неповиновения этому решению. Однако буквально через несколько минут после оглашения решения Трибунала выяснилось, что требуемая американцами информация уже передана в Вашингтон.

Итак, последствия рассмотренного скандала таковы: 250 имен американских налогоплательщиков переданы властям США; банк согласился выплатить американской казне требуемую сумму — 780 млн долл., равную сумме налогов, от уплаты которых уклонились разоблаченные граждане США, с начисленными штрафами и пенями.

В конце апреля Президент и министр финансов Швейцарии Ганс-Рудольф Мерц попытались убедить министра финансов США Тимоти Гейтнера отозвать иск против UBS, мотивируя тем, что этот поступок обеспечит одобрение нового двустороннего договора об избежании двойного налогообложения в швейцарском парламенте, на котором так настаивают США.

Уже говорилось о принятии и опубликовании ОЭСР списков стран по выполнению требований международных стандартов в области обмена налоговой информацией («белый», «серый» и «черный»).

Юрисдикции из «белого» списка, по мнению ОЭСР, значительно преуспели в применении согласованных стандартов налогового сотрудничества. В нем значатся такие крупнейшие развитые страны «группы G20», как США, Великобритания, Германия и Франция. Есть в нем и несколько офшорных и низконалоговых юрисдикции, в том числе Барбадос, Кипр, Гернси, Ирландия, Остров Мэн, Джерси, Мальта, Маврикий, Сейшельские Острова, Объединенные Арабские Эмираты и Виргинские Острова Соединенных Штатов.

В «сером» перечислены юрисдикции, обязавшиеся перейти на эти стандарты, но еще не сделавшие этого.

В «черном» списке были названы страны, отказавшиеся от сотрудничества с ОЭСР, к которым в случае дальнейшего сопротивления должны быть применены определенные санкции. Таких юрисдикции оказалось четыре, а именно: Коста-Рика, Остров Лабуан (Малайзия), Филиппины и Уругвай. Однако через несколько дней после опубликования списка они выразили свое согласие на использование стандартов ОЭСР и поменяли цвет на «серый».

Обнародование списков вызвало реакцию как у стран, первоначально отнесенных к несотрудничающим, так и, например, у Швейцарии и Люксембурга, которые оказались в «сером» списке. Швейцария в виде протеста даже заблокировала один из счетов ОЭСР, находящийся в данной юрисдикции. А премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер предложил, чтобы Президент США Барак Обама, прежде чем указывать финансовым центрам Европы и других регионов, как вести свои дела, разобрался с «налоговыми гаванями» у себя дома, например Невадой, Вайомингом и Делавэром, где можно создавать компании, сообщая властям минимум информации о владельцах.

Институт банковской тайны, чья история насчитывает более 300 лет, сейчас подвергается серьезным испытаниям. Ее основной бастион — Швейцария, служившая примером на протяжении всего срока существования данного правового явления, находится под ударом жесткой критики со стороны как соседей по Европейскому союзу, так и США, которые не желают мириться с утечкой капитала. Внедрение мер, предлагаемых ОЭСР и направленных на повышение прозрачности банковских процедур, оставляет для клиентов банков все меньше возможностей избежать внимания налоговых органов различных юрисдикций Воронова А. В. Будущее банковской тайны // Налоговая политика и практика, 2009. № 7.С. 34−39..

Рассмотрев особенности банковской тайны в законодательстве зарубежных стран, мы считаем необходимым, перейти к изучению сущности банковской тайны в российском законодательстве. Этому посвящен следующий раздел данной дипломной работы.

Выводы: Банковская тайна в широком смысле есть особый институт гражданского права, защищающий коммерческую тайну банков и их клиентов — юридических лиц, а также личную тайну вкладчиков. Институт банковской тайны сыграл огромную роль в становлении мировой финансовой системы, чьей колыбелью является Швейцария. Можно констатировать, что в течение последнего десятилетия у сторонников замены банковской тайны на банковскую прозрачность появилось достаточно аргументов для проведения своих идей в жизнь и на фоне экономического кризиса их призывы для большинства стран звучат все более убедительно.

1.2 Сущность и содержание банковской тайны в современном законодательстве России

Банковская тайна — один из основополагающих аспектов особых отношений, которые складываются между кредитными организациями и их клиентами, а также между кредитными организациями и лицами, которые желают получить информацию Банковское дело / Под ред. Белоглазовой Г. Н., Кроливецкой Л. П. — М.: Финансы и статистика, 2006. — С. 156..

Правовое регулирование общественных отношений по поводу использования и распространения информации в целом и отдельных ее видов в частности в последнее время занимают одно из значительных мест в юридической литературе. Среди них, несомненно, много внимания уделяется проблемам правового регулирования банковской тайны, реализации разными субъектами действующих правовых норм Банковское дело / Под ред. Лаврушина О. И. — М.: Финансы и статистика, 2002. — С. 178. Даже беглый обзор публикаций в правовой литературе и в прессе позволяет констатировать, что на эту проблему, как и на ряд других, в настоящее время сложились две полярные точки зрения, отражающие, как правило, профессиональную принадлежность и идеологию их авторов.

О.М. Олейник считает, что сущность банковской тайны должна рассматриваться исходя из некоторых общих положений, которые, очевидно, следует оговорить в самом начале и иметь в виду в процессе изложения дальнейших положений. Эти положения состоят в следующем:

— понятие банковской тайны является одним из видов правовых режимов;

— информации, обладающей ограниченным доступом;

— этот режим соотносится с такими режимами, как режим коммерческой, религиозной, медицинской, следственной и судебной тайны;

— подчиняясь общим правилам, режим банковской тайны обладает специальными правилами и процедурами, регламентированными на законодательном уровне Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право, 2006, № 6.С. 29..

Законодатель сформулировал нормы о банковской тайне крайне небрежно. Действующее законодательство не содержит определения понятия «банковская тайна». Содержание банковской тайны вводится как Гражданским кодексом Р Ф Собрание законодательства Российской Федерации. 29 января 1996. № 5 ст. 410., так и Федеральным законом от 02. 12. 1990 395−1 «О банках и банковской деятельности» Собрание законодательства Российской Федерации. 05. февраля 1996. № 6, ст. 492. При этом содержание указанных норм существенно разнится, в связи с этим на практике возникает ряд проблем, которые в свою очередь нередко приводят к судебным спорам.

Рассмотрим основные блоки вопросов, связанных с банковской тайной.

Режим банковской тайны определяется нормами права, устанавливающими:

— правовое положение субъектов правоотношений по использованию, предоставлению и охране информации, которой располагает кредитная организация;

— содержание информации, на которую распространяется данный режим;

— условия и порядок предоставления и использования информации, которой располагает кредитная организация;

— порядок правовой защиты информации, которой располагает кредитная организация, включая ответственность за разглашение такой информации Ахидова И. Банковская тайна и аналогия закона // Хозяйство и право. 2003. № 10.С. 27..

В отличие от большинства европейских государств, в России объем информации, относящейся к банковской тайне, очерчен законом. Из этого, однако, не следует, что этот объем очерчен со всей требуемой однозначностью — формулировки законов предоставляют достаточно возможностей для проявлений творческой мысли при их толковании. Остановимся на сопоставлении норм ГК РФ и Банковского закона.

Ст. 857 ГК РФ, Ст. 26 Банковского закона гарантируется тайна банковского счета, банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте, об операциях, о счетах о вкладах своих клиентов и корреспондентов, иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону Викулин А. Ю. Банковская тайна как объект правового регулирования // Государство и право, 2002. № 7.С. 32..

Статья 857 Гражданского кодекса РФ, определяя банковскую тайну, включает в это понятие тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. А часть 1 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) включает в это понятие тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Таким образом, ГК РФ не относит к тайне операции по вкладу или, например, осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковского счета. Но Закон о банках пользуется аморфным термином «операции», не детализируя его Максуров А. А. Банковская тайна сегодня // Банковское дело, 2009, № 2.С. 48..

Что использовать — ГК РФ или Закон о банках? Последний — акт специальный, имеющий такую же юридическую силу. Но не все знают, что ст. 26 Закона о банках делит по субъектному составу порядок предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, включая в нее в отношении юридических лиц и граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, операции и счета, а в отношении физических лиц — счета и вклады. В первом случае справки по операциям и счетам выдаются кредитной организацией им самим, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате РФ, органам государственной налоговой службы, таможенным органам Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. Справки по счетам и вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией им самим, судам, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Таким образом, у юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, их вклады (депозиты) выпали из состава сведений, составляющих банковскую тайну. Точнее, тайна осталась, но порядок предоставления сведений отсутствует, т. е. данные сведения могут быть предоставлены не только лицам, указанным в ст. 26 Закона о банках, но и другим лицам, имеющим какие-либо полномочия (например, адвокатам в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» или каким-либо другим лицам). Для физических лиц отсутствует порядок предоставления сведений по операциям по счетам и вкладам, хотя порядок предоставления сведений по самому счету или вкладу имеется Коровяковский Д. Г. Проблемы правового регулирования банковской тайны // Финансы и кредит, 2008. № 8.С. 57..

Можем ли мы представить тайну счета или вклада без тайны операций по счету или вкладу? Вопрос риторический. Буквальное понимание нормы означает, что справки по операциям по счету или вкладу физического лица органы предварительного следствия могут получить без согласия прокурора (попутно отметим, что, по ГК РФ, сведения также должны быть предоставлены в бюро кредитных историй). А как быть с предоставленными кредитами? Согласно все той же ст. 857 ГК РФ, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Выдача банком кредита по кредитному договору является банковской операцией, но не является операцией по банковскому счету, и клиент банка также не является клиентом по договору банковского счета или банковского вклада.

Таким образом, согласно ГК РФ, сведения об условиях кредитного договора и о клиенте по договору — не банковская тайна. А по Закону о банках выдача кредита — банковская операция (т.е. на нее распространяется банковская тайна), но порядка предоставления сведений по кредитному договору с физическим лицом Закон не содержит.

Добавим, что бюро кредитных историй является юридическим лицом, зарегистрированным в соответствии с законодательством Российской Федерации, являющимся коммерческой организацией и оказывающим в соответствии с Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. «О кредитных историях» услуги по формированию, обработке и хранению кредитных историй, а также по предоставлению кредитных отчетов и сопутствующих услуг. Кредитные организации обязаны предоставлять всю имеющуюся информацию, определенную ст. 4 данного Закона, в отношении всех заемщиков, давших согласие на ее предоставление (в порядке, предусмотренном ст. 5), хотя бы в одно из включенных в государственный реестр бюро кредитных историй.

Теперь о том, что касается предоставления сведений, относящихся к банковской тайне, государственным органам, имеющим на это право. К сожалению, положение Закона можно толковать весьма широко, и получается, что банки обязаны руководствоваться положениями соответствующих законов, дающих государственным органам право на любую информацию от любых лиц и организаций: например, по Закону о милиции, Закону о прокуратуре и т. п.

Правомерно ли это? Думается, что нет. Закон о банках — закон специальный, и в этом смысле государственные органы и должностные лица, указанные в ч.2 и 6 ст. 26, вправе получать от банков информацию о субъектах предпринимательской деятельности, составляющую банковскую тайну, только «в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности». Это значит, что об этом должно быть прямо указано в федеральном законе, например, в Законе о Счетной палате — в отношении Счетной палаты; в Законе о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма — в отношении Комитета финансового мониторинга России и т. д.

А вот для судей и судов, а также органов предварительного следствия такого ограничения нет. Соответственно, сложно говорить о том, что банковская тайна в России относится к экономическим реалиям. И при этом здесь не идет речь о каких-либо злоупотреблениях — все в соответствии с законом Викулин А. Ю. Банковская тайна как объект правового регулирования // Государство и право, 2002. № 7.С. 32..

банковская тайна российское законодательство

На практике органы, имеющие право на получение от банков информации, относящейся к банковской тайне, нередко, помимо справок о счетах, вкладах и операциях, требуют от банков представления иных документов, относящихся к деятельности клиентов, в том числе учредительных, регистрационных, договорных и платежных, касается. В отношении таких клиентов банк обязан ограничиться только сведениями о наличии в банке их счетов и о суммах вкладов, он не вправе предоставлять сведения о приходно-расходных операциях, прошедших по указанным счетам и вкладам.

Утечка информации, содержащей банковскую тайну, может быть и внутренней — через сотрудников. В банке должен быть определен порядок допуска сотрудников к работе с конфиденциальными источниками, действовать система документооборота и учета, обеспечивающая защиту банковской информации от несанкционированного распространения между внутренними подразделениями и контроль за ее использованием с целью предотвращения утечки; во внутренних регламентах кредитной организации должны быть закреплены конкретные требования к служебным обязанностям сотрудников.

По общему правилу, сохранение банковской тайны является одной из обязанностей кредитной организации по договору с клиентом. В соответствии со ст. 402 ГК РФ «действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника». Должник (кредитная организация) отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. При этом для наступления ответственности банка за незаконное разглашение банковской тайны не требуется наличия вины конкретного его работника. Неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитной организацией своей обязанности по обеспечению сохранности банковской тайны может заключаться в неудовлетворительной организации хозяйственной деятельности, отсутствии должного контроля, повлекших нарушение сотрудником банка правового режима банковской тайны. А кредитная организация, на которую возложена ответственность за незаконное разглашение конфиденциальных сведений, вправе предъявить регрессное требование к своему работнику на основании норм трудового законодательства.

Кстати, целесообразно, помимо трудового контракта, подписывать с принимаемым на работу сотрудником обязательство о неразглашении конфиденциальной информации с разъяснением, что в случае получения работодателем убытков от ее разглашения по вине сотрудника (например, в случае удовлетворения иска клиента), в соответствии с Трудовым кодексом РФ, на работника-нарушителя возлагается весь убыток, а не только какая-либо его часть, привязанная в расчетах к заработку Максуров А. А. Банковская тайна сегодня // Банковское дело, 2009, № 2.С. 48..

Согласно п. 2 ст. 857 ГК РФ «сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом» Гражданский кодекс РФ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29 января 1996. № 5 ст. 410..

Бюро кредитных историй представляется юридическим лицом, зарегистрированным в соответствии с законодательством Российской Федерации, являющимся коммерческой организацией и оказывающим в соответствии с Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. «О кредитных историях» услуги по формированию, обработке и хранению кредитных историй, а также по предоставлению кредитных отчетов и сопутствующих услуг Российская газета. 13 января 2005. № 3671..

Источники формирования кредитной истории (организации, являющиеся заимодавцем (кредитором) по договору займа (кредита) и представляющие информацию, входящую в состав кредитной истории, в бюро кредитных историй) представляют всю имеющуюся информацию, определенную ст. 4 указанного Федерального закона, в бюро кредитных историй на основании заключенного договора об оказании информационных услуг.

Кредитные организации обязаны представлять всю имеющуюся информацию, определенную ст. 4 Федерального закона, в отношении всех заемщиков, давших согласие на ее представление, в порядке, предусмотренном ст. 5 Федерального закона «О кредитных историях», хотя бы в одно бюро кредитных историй, включенное в государственный реестр бюро кредитных историй Российская газета. 13 января 2005. № 3671..

Источник формирования кредитной истории представляет информацию в бюро кредитных историй только при наличии на это письменного или иным способом документально зафиксированного согласия заемщика. Согласие заемщика на представление информации в бюро кредитных историй может быть получено в любой форме, позволяющей однозначно определить получение такого согласия.

Необходимость и порядок предоставления указанных сведений клиентам и их представителям достаточно очевидны и вопросов не вызывают, поэтому в данном случае не рассматриваются. Сложнее обстоит дело с толкованием второго предложения указанного пункта ст. 857 Гражданского Кодекса. В практическом использовании данной статьи отсутствует однозначное понимание того, каким законом должен быть предусмотрен этот порядок Кайнов В. И., Кайнова Ю. В. Субъекты, имеющие право на получение сведений, составляющих банковскую тайну // Юридический мир, 2008, № 2.С. 37..

Данное положение может трактоваться более широко, и банки обязаны руководствоваться положениями соответствующих законов, дающих государственным органам право на получение любой информации от любых лиц и организаций: например, ст. 11 Закона Р Ф «О милиции» Ведомости Верховного Совета РСФСР. 18 апреля 1991. № 16, ст. 503., ст. 12 ФЗ «О судебных приставах» Российская газета. 05. августа 1997. № 149., ст. 22 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» Российская газета. 25. 11. 1995. № 229. и т. п.

Соответственно могут ли любые государственные органы, в полномочиях которых законами об их деятельности закреплено право на получение любой информации от любых лиц и организаций, требовать от банков предоставления информации, защищенной банковской тайной, что фактически влечет за собой расширение перечня лиц, допущенных к банковской тайне?

Поскольку Закон о банках является специальным законом, регулирующим банковскую деятельность, и содержит специальные права и обязанности банков по отношению к иным участникам отношений, связанных с банковской деятельностью, он тем самым ограничивает права иных субъектов в части вмешательства в деятельность банков. Следовательно, раз ст. 26 Закона о банках не содержит никаких особых оговорок в отношении иных субъектов, имеющих право на получение сведений, составляющих банковскую тайну, никакие иные органы и лица, кроме указанных в ней, не вправе требовать от банков обязательного предоставления указанных сведений, независимо от наличия у них закрепленных иными законами полномочий требовать получения любой информации от любых лиц Кайнов В. И., Кайнова Ю. В. Субъекты, имеющие право на получение сведений, составляющих банковскую тайну // Юридический мир, 2008, № 2.С. 38..

Отсюда вытекает и еще один вывод: поскольку ст. 26 Закона о банках не допускает расширенного толкования, положение этого Закона о том, что органы и должностные лица, указанные в ч.2 и 6 ст. 26, вправе получать от банков информацию о субъектах предпринимательской деятельности, составляющую банковскую тайну, только «в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности», означает, что данные права названных органов и соответствующие обязанности банков должны быть прямо указаны в этих законах Федеральный закон о банках и банковской деятельности // Собрание законодательства Российской Федерации. 05. февраля 1996. № 6, ст. 492. Например, ст. 86 Налогового кодекса РФ — в отношении налоговых органов Собрание законодательства Российской Федерации. № 31. 03. августа 1998. ст. 3824., ст. 13 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» — в отношении Счетной палаты, ст. 34 Налогового кодекса РФ, подп. 11 ст. 408 Таможенного кодекса Р Ф Собрание законодательства Российской Федерации. 02. 06. 2003. № 22. ст. 2066. и ст. 22, 23 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» — в отношении таможенных органов Российская газета. 17. 12. 2003. № 253., ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» — в отношении Комитета финансового мониторинга России Российская газета. 09. 08. 2001. № 151−152..

Подобных оснований, «предусмотренных законодательными актами об их деятельности», закон не требует для судов и судей (в том числе арбитражных), а также для органов предварительного следствия. Это вытекает из того, что данные основания в отношении указанных органов не требуются и в ч.4 ст. 26 Закона о банках, касающейся представления банками сведений о счетах и операциях физических лиц. Хотя, например, в отношении организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, такая ссылка на основания, предусмотренные ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», все же сделана. Вероятно, в силу исключительного статуса судебных органов и органов предварительного следствия законодатель сделал для них исключение, не требуя дополнительного законодательного регулирования в отношении банков, ограничиваясь общими полномочиями указанных органов по истребованию доказательств, содержащимися в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, Гражданском процессуальном кодексе РФ и Арбитражном процессуальном кодексе РФ.

Согласно Положению Банка России от 5 декабря 2002 г. № 205-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации» счета, открываемые банками клиентам, учитываются в виде отдельных лицевых счетов в балансе банка, на которых отражаются приходные и расходные операции клиентов, проходящих по данному счету. Экземпляры лицевых счетов с отражением всех операций по счету, отпечатанные в машинописном виде, являются выписками по клиентским счетам. Нетрудно заметить, что содержание таких выписок отвечает всем требованиям, предъявляемым к письменным справкам о счетах, операциях и вкладах. На практике указанные выписки используются банками в качестве справок о счетах, вкладах и операциях клиентов, предоставляемых банками иным лицам в соответствии со ст. 26 Закона о банках Вестник Банка России. № 20 — 21. 16. 04. 2007..

В то же время органы, имеющие право на получение от банков информации, относящейся к банковской тайне, нередко помимо указанных справок о счетах, вкладах и операциях требуют от банков представления иных имеющихся в банках документов, относящихся к деятельности клиентов, в том числе учредительных, регистрационных, договорных, платежных документов, документов, оформляющих, сопровождающих, подтверждающих операции клиентов, и т. д. Между тем следует заметить, что ни один из имеющихся в банке документов, относящихся к деятельности клиента, кроме выписки с его лицевого счета, не подпадает под понятие справки о счетах, вкладах и операциях клиента. Следовательно, в обязанности банков не входит предоставление иным лицам в качестве справок каких-либо иных документов, кроме выписок с лицевых счетов клиентов. Это суждение подтверждается и Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20 августа 2002 г. по делу № Ф04/2928−293/А67−2002, в котором сказано, что банки обязаны выдавать налоговым органам справки по операциям и счетам проверяемых организаций, а не копии платежных документов, которые истребованы быть не могут. Полагаю, что данное решение по аналогии, допускаемой гражданским правом, может быть использовано и в отношении других лиц и документов в тех случаях, когда речь идет о праве указанных лиц и об обязанности банков представлять справки о счетах, вкладах и операциях их клиентов Кайнов В. И., Кайнова Ю. В. Субъекты, имеющие право на получение сведений, составляющих банковскую тайну // Юридический мир, 2008, № 2.С. 40..

Таким образом, обязанность банков выдавать иным лицам справки о счетах, вкладах и операциях клиентов ограничивается предоставлением выписок по расчетным (текущим) счетам юридических лиц и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, отражающих поступление и расходование средств на данном счете, а также предоставлением сообщений о наличии счетов и вкладов (денежных сумм, помещенных во вклад)"обычных" физических лиц. Следует заметить, что обязанность предоставления банками сведений об операциях клиентов распространяется только на клиентов — юридических лиц и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. «Обычных» физических лиц это требование не касается. Поэтому банк в отношении таких клиентов обязан ограничиться только сведениями о наличии в банке их счетов и суммах вкладов, но не вправе предоставлять сведения о приходно-расходных операциях, прошедших по указанным счетам и вкладам.

Итак, вопрос о лицах, обладающих правом на получение сведений, составляющих банковскую тайну, не урегулирован в полной мере современным российском законодательством. Разрозненность законов, устанавливающих полномочия различных государственных органов по истребованию информации, отнесенной к банковской тайне, отсутствие комплексного правового регулирования создает предпосылки для нарушения законодательства, затрудняет надлежащее исполнение уполномоченными органами власти своих функций Кайнов В. И., Кайнова Ю. В. Субъекты, имеющие право на получение сведений, составляющих банковскую тайну // Юридический мир, 2008, № 2.С. 38..

Банковский закон предусматривает ответственность владельцев и пользователей банковской тайны за ее разглашение. В частности, ответственность несут Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, кредитные, аудиторские и иные организации, уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, а также их должностные лица и их работники.

За разглашение банковской тайны возможна ответственность гражданско-правовая, уголовная и административная. Например, с позиций гражданско-правовой ответственности речь идет об имущественной ответственности и денежной компенсации морального вреда, физическим и юридическим лицам, являющимся клиентами банка (в случаях, когда это предусмотрено законом) Максуров А. А. Банковская тайна сегодня // Банковское дело, 2009, № 2.С. 48..

Статья 183 Уголовного кодекса РФ определяет уголовную ответственность физических лиц за «собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений». Статьей 13. 14 Кодекса Р Ф об административных правонарушениях установлена административная ответственность за разглашение конфиденциальной информации, в том числе банковской тайны, лицами, «получившими доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей».

Субъекты ответственности — банк или иная кредитная организация — это бесспорно. Согласно п. 3 ст. 857 ГК РФ, «в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков». Это — договорная ответственность, это — ГК РФ, а в ст. 26 Закона о банках к числу таких субъектов также отнесены: Банк России; организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов; аудиторские и иные организации; уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Под иными организациями в данном случае понимаются все организации, имеющие право на получение справок, содержащих сведения, составляющие банковскую тайну, а именно: суды и арбитражные суды (судьи), Счетная палата РФ, налоговые и таможенные органы, органы внутренних дел, а также нотариальные конторы — по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков (иностранные консульские учреждения — в отношении счетов иностранных граждан). Здесь уже идет речь о внедоговорной ответственности, у которой есть и относительно новые субъекты, например бюро кредитных историй.

Еще одним видом организаций, с которыми в настоящее время взаимодействуют банки, предоставляя сведения о своих заемщиках, являются коллекторские агентства. На основании заключенного договора об оказании услуг коллекторские агентства получают от банков сведения об их должниках, как правило, включающие информацию о личности должника, размере долга, номере и дате кредитного договора, сроке просрочки, расчете неустойки и т. д.

Для защиты от возможных претензий со стороны своих заемщиков некоторые кредитные организации вносят в кредитные договоры условие о возможности разглашения информации при неисполнении должником своей обязанности по возврату кредита. Однако это нарушает права клиента, данные ему ГК РФ и Законом о банках.

Отнюдь не прост и вопрос о размере взыскания банками в качестве возмещения ущерба. ГК РФ предусматривает возмещение всех убытков — т. е. реального ущерба и упущенной выгоды, а Закон о банках — только реального ущерба. Однако Закон о банках является в данном случае не специальным, приоритет имеет ГК РФ, а именно положение п. 1 ст. 15, гласящее, что «лицо, право которого нарушено, может потребовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере». Размер гражданско-правовой ответственности иных субъектов определяется в соответствии с гл. 59 ГК РФ, регулирующей обязательства вследствие причинения вреда, т. е. и здесь взыскание должно быть в полном объеме Максуров А. А. Банковская тайна сегодня // Банковское дело, 2009, № 2.С. 50..

Компенсация морального вреда возможна только в отношении клиента — физического лица, который докажет причинение ему физических или нравственных страданий. Вопрос, однако, не в размере взыскания, а том, что почти невозможно доказать в суде наличие причинно-следственной связи между незаконным разглашением банковской тайны и возникшими у клиента убытками. Отсутствие в российской судебной практике соответствующих прецедентов только подтверждает данный тезис Коровяковский Д. Г. Проблемы правового регулирования банковской тайны // Финансы и кредит, 2008. № 8.С. 55−63..

Изучив сущность и содержание банковской тайны в соответствии с современным зарубежным и российским законодательством, мы считаем необходимым рассмотреть нормативно-правовую базу регулирования банковской тайны в нашей стране. Этому посвящена следующая глава данной работы.

Выводы: В отличие от большинства европейских государств, в России объем информации, относящейся к банковской тайне, очерчен законом. Из этого, однако, не следует, что этот объем очерчен со всей требуемой однозначностью — формулировки законов предоставляют достаточно возможностей для проявлений творческой мысли при их толковании.

Ст. 857 ГК РФ, Ст. 26 Банковского закона гарантируется тайна банковского счета, банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте, об операциях, о счетах о вкладах своих клиентов и корреспондентов, иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Статья 857 Гражданского кодекса РФ, определяя банковскую тайну, включает в это понятие тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Часть 1 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) включает в это понятие тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Таким образом, согласно ГК РФ, сведения об условиях кредитного договора и о клиенте по договору — не банковская тайна. А по Закону о банках выдача кредита — банковская операция (т.е. на нее распространяется банковская тайна), но порядка предоставления сведений по кредитному договору с физическим лицом Закон не содержит.

2. Нормативно-правовое регулирование банковской тайны в Российской Федерации

2.1 Нормативно-правовая база регулирования банковской тайны в России

Под понятием «банковская тайна» понимаются сведения, касающиеся состояния банковского счета и банковского вклада клиента кредитной организации, операций по счету, а также информация о владельце счета Гражданский кодекс РФ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29 января 1996. № 5. ст. 410..

Правовое регулирование банковской тайны в настоящее время осуществляется нормами ГК, ФЗ «О банках и банковской деятельности в РСФСР», УК РФ (ст. 183), ст. 16 Таможенного кодекса РФ, а также рядом инструкций Центробанка и налоговых органов.

Следует отметить, что между ст. 857 ГК и ст. 26 ФЗ «О банках.» имеется ряд противоречий, на которые указывает А. Ю. Викулин. В частности, в ГК субъектом, обязанным хранить тайну, назван банк, тогда как в законе — кредитная организация, в ГК идет речь об операциях по вкладу, а в законе — вообще об операциях. Кроме того, закон шире определяет круг сведений, подлежащих охране, называя также «иные сведения». В силу ч.2 ст. 3 ГК должны применятся нормы кодекса, поэтому необходимо устранить имеющиеся противоречия между законами. Таких противоречий много. Например, ФЗ «О банках.» дает исчерпывающий перечень органов и должностных лиц, которые могут получить сведения, составляющие банковскую тайну, а ст. 41 ФЗ «О реструктуризации кредитных организаций» от 08. 07. 99 устанавливает и право Агентства по реструктуризации кредитных организаций на получение сведений, составляющих банковскую тайну Викулин А. Ю. Банковская тайна как объект правового регулирования // Государство и право, 2002. № 7.С. 38..

Подобные несоответствия в законодательстве часто являются причиной того, что банки получают запросы о счетах и вкладах от лиц, не имеющих на то права: адвокатов, судебных приставов и т. д. В ряде случаев должностные лица неправомерно применяют меры ответственности к работникам банков за отказ в предоставлении информации. Так, решением Фокинского районного суда г. Брянска от 12. 05. 99 установлена незаконность применения меры ответственности судебным приставом к заместителю председателя Брянского банка Сбербанка Р Ф за отказ в предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну.

Большое число проблем связано с реализацией п. 8 Указа Президента Р Ф от 23. 05. 94 № 1006 «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей», предусматривающего обязанность банков и других кредитных учреждений информировать налоговые органы о совершении физическими лицами (включая нерезидентов) операций на сумму, эквивалентную 10 тысячам долларов США и выше. По мнению многих исследователей, данный указ противоречит законодательству, и на практике многие банки просто игнорируют его.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой