Правовое регулирование векселя в российском гражданском праве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Правовое регулирование векселя в российском гражданском праве

1. Основные положения о векселях в российском законодательстве

1. 1 Понятие векселя, его признаки

Правовое регулирование вексельного обращения не является единообразным во всём мире. Существуют так называемые системы вексельного права. Та или иная страна присоединяется к одной из систем путём закрепления в своих нормативных актах основных положений той или иной системы. Исторически сложилось три системы вексельного права: первая — женевская система, основанная на Единообразным вексельном законе 1930 года (ЕВЗ); вторая — англо-саксонская, основанная на английском Законе о переводных векселях 1882 г. (ЗВП) или на американском Единообразном торговом кодексе 1962 г. (ЕТК); третья — не относящаяся ни к одной из выше перечисленных. Россия присоединилась к женевской системе путём закрепления в своём законодательстве его положений. 7 августа 1937 г. постановлением ЦИК и СНК было принято «Положение о переводном и простом векселе», которое является почти дословным переводом ЕВЗ.

Гражданский кодекс Российской Федерации включил нормы о векселе (ст. 815) в раздел о договоре займа, то есть рассматривает вексельные обязательства как разновидность заемных обязательств. Эта позиция обычно и воспроизводится в юридической литературе. Но в последние годы свое развитие получил другой подход, обосновывающий самостоятельность вексельных обязательств, не сводящихся к разновидности заемных или кредитных обязательств. Вексельные обязательства, безусловно, относятся к кредитным (заемным) отношениям в экономическом смысле, а вексель является одним из способов оформления коммерческого кредита. Но юридически они самостоятельны и регулируются специальным вексельным, а не общегражданским законодательством, отличаясь от обычных заемных обязательств основаниями возникновения, субъектным составом, формой выражения, а также своим содержанием и порядком исполнения.

Вексель (от нем. wechseln — менять, обмениваться) является разновидностью ценной бумаги (ст. 143 ГК). Он содержит простое и ничем не обусловленное обязательство («обещание») векселедателя (простой вексель) или его предложение другому лицу (переводной вексель) уплатить указанную в нем сумму в обусловленный срок (ч. 1 ст. 815 ГК, ст. ст. 1 и 75 Положения о переводном и простом векселе).

Обычно векселя выдаются вместо уплаты денежных сумм за полученные вещи, произведенные работы или оказанные услуги, то есть по существу являются формой отсрочки уплаты денег (кредита в экономическом смысле). Поэтому Гражданский кодекс РФ и рассматривает вексельные обязательства как одну из разновидностей заемных обязательств. Как пишет Е. А. Суханов, с этой точки зрения можно сказать, что вексель представляет собой форму кредита, а также средство расчетов с контрагентами, но не средство платежа. Ведь передача «в уплату долга» векселя означает не уплату этого долга, а лишь обещание уплатить его в будущем, то есть, по сути, просьбу должника к кредитору отсрочить уплату.

Е.А. Суханову вторит Е. А. Кулагина, которая пишет, что вместо любого договора, предусматривающего отсрочку платежа (коммерческий кредит, ст. 823 ГК РФ), сторонам проще оформить такие отношения с помощью собственного векселя покупателя. Простота выпуска и обращения — вот его главные преимущества. Если контрагент согласен, то выписывается вексель.

К возникшим вследствие выдачи векселя отношениям правила о договоре займа могут применяться только при отсутствии специальных норм вексельного законодательства (ч. 2 ст. 815 ГК), то есть в субсидиарном порядке. К вексельному законодательству в настоящее время относятся:

— Закон о переводном и простом векселе;

— Положение о переводном и простом векселе 1937 г., являющееся почти копией текста Единообразного закона о переводном и простом векселях, в свою очередь, являющегося приложением № 1 к одной из международных (Женевских) вексельных конвенций (№ 358 от 7 июня 1930 г.), в которых участвовал СССР, а теперь участвует Российская Федерация как его правопреемник.

Кроме того, в 1988 г. ООН была принята Конвенция о международных переводных и международных простых векселях, в 1990 г. подписанная СССР, правопреемником которого является Россия. Но до настоящего времени эта Конвенция не вступила в силу, поскольку не ратифицирована необходимым числом государств.

Помимо названных законов в этой сфере имеется ряд подзаконных актов (указов Президента Р Ф, постановлений Правительства Р Ф, документов Центрального банка РФ и некоторых других ведомств), некоторые из которых не всегда полностью соответствуют законодательным актам.

Вексель является классической ценной бумагой и может быть составлен только на бумажном носителе (ст. 4 Закона о переводном и простом векселе). Попытки ввести «бездокументарные векселя» не имели и не могут иметь успеха, ибо противоречат сути векселя. Более того, он является строго формальным документом, а потому отсутствие в векселе хотя бы одного из необходимых по закону реквизитов лишает документ силы векселя, превращая его в лучшем случае в обычную долговую расписку. Так, вексель должен быть поименован таковым в тексте документа, а не только в его заголовке («вексельная метка»), в противном случае он считается недействительным.

Вексель характеризуется абстрактностью закрепленного в нем обязательства, то есть независимостью от основания (каузы) его выдачи. Как писал Г. Ф. Шершеневич, «вексельное обязательство служит само себе основанием: платить нужно потому, что вексель выдан», а не потому, что нечто было получено или обещано взамен векселя. Принудительное исполнение по векселю осуществляется в особом порядке. При отказе от оплаты векселя, удостоверенном нотариусом («протест векселя в неакцепте или неоплате»), суд по заявлению вексельного кредитора без судебного разбирательства и вызова сторон выносит судебный приказ, являющийся одновременно исполнительным документом (ст. ст. 121, 122, 126 ГПК РФ). При этом должник по векселю в 10-дневный срок со дня получения копии судебного приказа вправе представить свои возражения относительно его исполнения, при наличии которых судья отменяет судебный приказ и разъясняет взыскателю возможность заявить свое требование в порядке искового производства (ст. ст. 128, 129 ГПК). Таким образом, любое, в том числе ничем не мотивированное, возражение плательщика влечет необходимость искового производства и ухудшает положение вексельного кредитора в сравнении с владельцем обычной расписки (из-за необходимости предварительного нотариального протеста векселя в неоплате).

Помимо того, в силу ст. 48 Положения о переводном и простом векселе и ст. 3 Закона о переводном и простом векселе векселедержатель вправе потребовать от ответчика по иску уплаты процентов на обозначенную в нем сумму со дня срока платежа (в качестве платы за пользование чужими денежными средствами) и пени (в качестве санкции за просрочку оплаты) в размере учетной ставки, предусмотренной ст. 395 ГК. Все это создает несомненные преимущества векселя перед обычной долговой распиской, также оформляющей отношения займа.

Срок платежа по векселю может устанавливаться как указанием на определенный день (в том числе «во столько-то времени от составления»), так и «по предъявлении» (или «во столько-то времени от предъявления»). Векселя, не содержащие указаний на срок платежа, считаются составленными сроком платежа «по предъявлении». В этом случае вексель по общему правилу должен быть предъявлен к платежу в течение года со дня его составления (если иной срок не установлен векселедателем или не сокращен индоссантами) (п. п. 33 и 34 Положения о переводном и простом векселе).

Действующее законодательство не содержит ограничений «векселеспособности», т. е. способности обязываться по векселям и требовать по ним уплаты, для граждан и юридических лиц (ст. 2 Закона о переводном и простом векселе). Векселя могут быть выданы любым дееспособным гражданином или юридическим лицом (в пределах имеющейся у него правоспособности), а в случаях, предусмотренных законом, — и публично-правовым образованием. Все эти субъекты гражданского права могут быть также и субъектами права требования по векселю (без ограничений). Поэтому в форму векселя может быть облечено любое заемное отношение (если речь идет о денежном займе, а не о займе вещей) и в более широком смысле — любое денежное обязательство.

Таким образом, можно сделать вывод, что вексель воплощает только денежное обязательство. Поэтому следует согласиться с В. Н. Уруковым, что выпуск в отечественный оборот в 90-е гг. XX века «товарных векселей» («энергетических», «транспортных», «шинных» и тому подобных) принципиально противоречил сущности векселя.

1.2 Виды векселей

В теории и практике различают переводной и простой векселя, которые оформляют различные вексельные обязательства. Простой вексель (соло-вексель) закрепляет денежное обязательство в виде права требования векселедержателя к векселедателю (сускриптеру), который в экономическом смысле и становится получателем кредита.

Переводной вексель (тратта) (от лат. trahere — тянуть, переводить) предназначен для перевода долга с векселедателя (трассанта) на другое лицо — плательщика (трассата), естественно, с согласия получателя суммы (ремитента) (от лат. remittere — посылать, отсылать). В экономическом смысле ремитент кредитует здесь и векселедателя, и фактического плательщика, которые в переводном векселе в отличие от простого векселя не совпадают. Поэтому в отношениях по переводному векселю участвуют три лица: два должника (векселедатель-трассант и плательщик-трассат) и кредитор (ремитент). Такой вексель называют также переводным векселем за счет третьего лица (ч. 3 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе).

При этом согласие (акцепт) плательщика (трассата) дается ремитенту при наличии у трассата определенных оснований платить за векселедателя (трассанта). Обычно трассат сам является должником трассанта по другому обязательству. Основываясь на этом, трассант и делает предложение трассату уплатить не себе, а своему кредитору (ремитенту). При отсутствии согласия (акцепта) трассата вексель будет опротестован получателем (ремитентом) в «неакцепте» и тогда ответственность по нему будет нести первоначальный векселедатель (трассант) (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе).

Таким образом, переводной вексель в отличие от простого векселя устанавливает не обязательство уплаты (как, в частности, следует из не вполне удачной формулировки ч. 1 ст. 815 ГК), а только предложение плательщику уплатить определенную сумму (ст. 1 Положения о переводном и простом векселе), который может и отказаться от него. Поэтому до момента выражения плательщиком согласия (акцепта) или несогласия переводной вексель, строго говоря, вообще не содержит денежного обязательства. При этом векселедатель становится обязанным по такому векселю лишь при акцепте плательщика, причем солидарно с последним (ст. 47 Положения о переводном и простом векселе). В случае же отказа (неакцепта или неплатежа) плательщика по переводному векселю на векселедателя возлагается ответственность за это перед ремитентом (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе).

Переводной вексель может быть выдан «приказу самого векселедателя» (ч. 1 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называется также «векселем собственному приказу». В этом случае векселедатель (трассант) сам становится и первым векселедержателем (т.е., по сути, ремитентом). Такое совпадение должника и кредитора в одном лице уже в момент возникновения обязательства дает возможность векселедателю в дальнейшем перевести право требования к самому себе на реального кредитора-получателя, который может быть неизвестен в момент выдачи векселя. Векселедатель переводного векселя может также назначить плательщиком по нему самого себя (ч. 2 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называют «векселем на себя» или «переводно-простым векселем», поскольку фактически речь идет о простом векселе, выписанном в форме переводного.

Обычно векселя носят характер ордерных (переводных) ценных бумаг. Поэтому права и обязанности по таким векселям могут быть переданы (переведены) другим лицам, что составляет одно из их важнейших достоинств.

Переход прав и обязанностей, как по простым, так и по переводным векселям оформляется специальной передаточной надписью — индоссаментом (ст. 11 Положения о переводном и простом векселе). При этом совершившее такую надпись лицо (индоссант, надписатель) несет ответственность за платеж по векселю и за его акцепт по существу наравне с векселедателем (п. 3 ст. 146 ГК РФ, ст. 15 Положения о переводном и простом векселе), причем солидарно с другими возможными индоссантами (п. 1 ст. 147 ГК РФ, п. 47 Положения о переводном и простом векселе), если только не включит в индоссамент специальную оговорку «без оборота на меня» (или «не приказу»). Тем самым вексельный кредитор, по сути, получает добавочного должника (должников), что повышает его уверенность в получении.

Однако следует иметь ввиду, что оговорка «не приказу» (называемая также негативной оговоркой) исключает возможность дальнейшей передачи векселя с помощью индоссамента (хотя и допускает его передачу в порядке обычной цессии, то есть, по сути, при утрате им важнейших функций ценной бумаги) и тем самым превращает вексель в ректа-бумагу («ректа-вексель»), фактически утратившую традиционные свойства ценной бумаги.

Кроме того, платеж по переводному или простому векселю может быть обеспечен специальным поручительством — авалем (от итал. a valle — внизу, в нижней части векселя), которое предоставляется авалистом — третьим лицом или даже одним из лиц, уже надписавших вексель (ст. 30 и ч. 3 ст. 77 Положения о переводном и простом векселе). В роли авалиста может выступить любое лицо, которое способно само обязываться по векселю. Обычно в этом качестве выступают наиболее платежеспособные лица, прежде всего банки. Аваль дается лишь за одного обязанного по векселю лиц — плательщика, трассанта (векселедателя) или индоссанта. Как и сам вексель, аваль носит абстрактный, строго формальный и безусловный характер, а авалист всегда отвечает перед векселедержателем солидарно с тем, за кого он поручился («дал аваль») (ст. ст. 32 и 47 Положения о переводном и простом векселе). Все это отличает аваль от обычного поручительства.

Уплативший по векселю авалист имеет право регрессного требования к тому, за кого он поручился (и к лицам, которые обязаны перед последним). При этом солидарная ответственность авалистов и индоссантов переел вексельным кредитором регулируется нормами вексельного права, а не общими нормами ГК РФ о солидарной ответственности (п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф и ВАС РФ от 04 декабря 2000 г. № 33/14), в силу чего солидарная ответственность за неисполнение вексельного обязательства отличается от обычной солидарной ответственности.

В отечественном обороте переводные векселя используются редко, тогда как в развитых правопорядках они преобладают по сравнению с простыми. Ведь простой вексель свидетельствует не только об отсутствии у контрагента денежных средств, но и о невозможности их получения в обслуживающем банке либо у должников. Это говорит о его финансовой несостоятельности. Поэтому простые векселя обычно принимаются кредиторами при наличии банковского аваля за выдавших его сускриптеров.

Кроме того, у нас под видом простых векселей часто, особенно в банковской сфере, эмитируют суррогаты облигаций, например, в виде выпускаемых сериями «банковских векселей» (забывая о том, что вексель не может быть эмиссионной ценной бумагой). Это создает иллюзию широкого применения в имущественном обороте векселей.

1.3 Недействительность векселя

Вексель может быть признан недействительным в связи с дефектом формы, в отношении которого в российской цивилистике не имеется единого мнения. Формальность векселя и форма векселя в судебной практике понятия тождественные. Проблемы определения формальности векселя вполне объяснимы. В Положении о переводном и простом векселе указывается на содержание векселя, а понятие «форма векселя» не раскрывается.

На практике имеется несколько точек зрения на форму векселя.

Одни считают, что форма векселя — совокупность обязательных реквизитов. Эта позиция была развита в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума ВАС РФ от 04 декабря 2000 г. № 33/14, в котором в п. 2 указывалось, что «при рассмотрении дел об исполнении вексельных обязательств суду необходимо проверить, соответствует ли документ формальным требованиям, позволяющим его рассматривать в качестве ценной бумаги (векселя)». Эта позиция поддерживается профессором Л. А. Новоселовой, А. А. Вишневским и некоторыми другими учеными. Другая точка зрения сформулирована В. А. Беловым: «Форма векселя — совокупность качеств, в силу которых документ может быть признан векселем. К элементам формы векселя относят его письменность, а также реквизиты».

Третью точку зрения изложил эксперт АУВЕР (Ассоциации участников вексельного рынка) Ф. А. Гудков: «Под «формой векселя» мы в дальнейшем будем понимать логическую категорию, состоящую из следующих основных элементов:

во-первых, форма выпуска ценной бумаги (бездокументарная или документарная);

во-вторых, формы реквизитов векселя, сформулированных выше;

в-третьих, полнота всей совокупности обязательных реквизитов;

в-четвертых, смысловая целостность векселя именно как документа, формально удостоверяющего денежное обязательство именно как ценной бумаги".

Таким образом, в литературе имеют место быть острые дискуссии о том, что понимать под формой векселя.

Если исходить из традиционного понимания векселя как одного из видов ценной бумаги, то соблюдением формы векселя является составление его в письменном виде. На это было нацелено Постановление № 36 Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 28 сентября 1994 года, в котором разъяснялось, что «вексель — один из видов гражданско-правовых сделок. Форма таких сделок установлена общими нормами гражданского законодательства».

На это обращал внимание Центральный банк России в Рекомендациях «О банковских операциях с векселями» (письмо Центрального банка России от 09. 09. 1991 № 14−3/30).

Но вместе с тем существует в арбитражной практике и другая точка зрения, согласно которой под формой векселя понимают совокупность обязательных реквизитов. Так, Арбитражный суд во включении в текст векселя условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие, усмотрел нарушение требований к форме векселя, влекущее его недействительность (п. 5 приложения к информационному письму Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 25. 07. 1997 № 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте»).

Сложившаяся судебно-арбитражная практика подходит к вопросу о формальности векселя следующим образом. Так, ввиду несоблюдения формальности вексель признан недействительным при отсутствии собственноручной подписи векселедателя, наличии на векселе любых пометок, обусловливающих содержащееся в нем предложение (обязательство) уплатить, включении в вексель условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие.

Представляется, что в целях защиты добросовестной стороны в отношениях по недействительному векселю, должником всегда должен быть выдаватель недействительного векселя. В этом случае должник не состоянии «укрыться» за недействительной ценной бумагой, поскольку по такой бумаге всегда имеется должник, который должен исполнить предъявителю (держателю) то, что указано не бумаге. В свою очередь, это является предпосылкой исполнения обязательства надлежащим образом (ст. 309 ГК РФ), недопустимости отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ), исполнения обязательства надлежащему лицу (ст. 312 ГК РФ), т. е. должник всегда остается должником, пока не исполнено обязательство. У кредитора (держателя бумаги) растет уверенность реального исполнения должником условий, указанных на самой бумаге (если это дефектный вексель-то уплату денежных средств или товара, указанного в тексте такой бумаги). Указанные обстоятельства будут являться важным стимулом для вовлечения в гражданский оборот все большего количества участников с использованием бумаг на предъявителя.

К сожалению, термин «форма векселя» все чаще стал применяться как некая логическая категория, совершенно оторванная от первоначального смысла, заложенного в это понятие законодателем, выраженного в виде конкретных норм гражданского права. Как в Гражданских кодексах РСФСР 1922 и 1964 годов, так и в Гражданском кодексе РФ 1994 года под формой сделки понималось всегда (кстати, и до революции в России, и в римском праве) облечение воли субъектов, совершающих сделку, в требуемой законом форме. В гражданском праве всегда присутствовали устные или письменные сделки. Под письменной формой понималось и понимается выражение воли участников сделки путем составления документа, отражающего содержание сделки и подписанного лицами (лицом), совершающими (совершающим) сделку. Обобщая трактовки современных авторов, а также судебной и судебно-арбитражной практики понятия «форма векселя», можно прийти к следующему выводу:

во-первых, под формой векселя понимают вексель в письменной форме в виде одного документа;

во-вторых, форма — это совокупность обязательных реквизитов, предусмотренных гражданским и вексельным законодательством; в-третьих, форма — смысловая целостность векселя как документа.

Следует заметить, что споры о дефекте формы векселя будут продолжаться до бесконечности, пока это понятие не будет закреплено и разъяснено в вексельном законе. Нами дается свое понимание «дефекта форма векселя»: «Под дефектом формы векселя понимается несоблюдение письменной формы документа или отсутствие какого-либо обязательного реквизита векселя либо нарушение смысловой целостности векселя как документа ввиду наличия дополнительных (непредусмотренных) реквизитов». Вместе с тем, как нам представляется, понятие «дефект формы векселя» распространяется только на нормы об авале, поскольку оно содержится в главе IV Положения о переводном и простом векселе «Об авале (вексельное поручительство)». Но в России, как судебная практика, так и представители цивилистики стали понимать и распространять «дефект формы» на все другие вексельные отношения и институты, т. е. необоснованно расширили сферу применения. Фактически, как мы полагаем, исходя из сегодняшнего грамматического толкования слова нельзя понять, что такое «дефект формы векселя».

Профессор В. Н. Уруков проводит сравнительный анализ российского гражданского и вексельного законодательства и европейского. Он пишет, что если обратиться к Закону о векселях ФРГ, то там нет словосочетания «дефект формы». В ст. 32 указанного Закона речь идет о пороке формы, а не о дефекте формы. То же самое обнаруживается во Французском вексельном законе, в котором в ст. L. 511−21 говорится о пороке формы, а не дефекте формы векселя. Следовательно, скорее всего, «дефект формы» — истинно русское изобретение, возникшее при переводе текста Единообразного вексельного закона. Если во всех случаях понятие «дефект формы» заменить на понятие «порок формы», как в Германском или Французском законе, то это будет полезно как для вексельной практики, так и для науки вексельного права, поскольку прекратились бы бесконечные споры по поводу раскрытия понятия «дефект формы векселя». Одним из вариантов разрешения данной проблемы был следующий. Дефект векселя разделить на две составляющие: порок формы обязательства, облеченного в вексель, и пороки, влияющие на действительность векселя как ценной бумаги. Исходя из этого, в силу вексельного и гражданского закона, вексель должен быть составлен в письменной форме. Вторая составляющая усматривается из нормы ст. ст. 142, 144 ГК РФ, согласно которой вексель должен содержать обязательные реквизиты, отсутствие которых или несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме влечет ее ничтожность. Следовательно, можно говорить о пороке формы векселя, если, во-первых, он векселедателем составлен в нарушение ст. 4 Федерального закона «О переводном и простом векселе» не на бумажном носителе и, во-вторых, если вексель не содержит обязательные реквизиты, предусмотренные ст. ст. 1, 2 (для переводного) и ст. ст. 77, 76 (для простого) Положения, или содержит реквизиты, не предусмотренные вексельным законом, которые противоречат природе векселя (например, указание сроков, непредусмотренных ст. 33 Положения), или неправильное заполнение реквизитов, влияющих на абстрактность (безусловность векселя и т. д.).

Представляется, что дальнейшую дискуссию о понятии «форма векселя» следует вести исходя из принятых Постановлением Пленума Верховного Суда Р Ф и Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 4 декабря 2000 года № 33/14 разъяснений, в п. 2 которых указано следующее: «Согласно ст. 142 Кодекса ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права. Поэтому при рассмотрении дел об исполнении вексельных обязательств суду необходимо проверять, соответствует ли документ формальным требованиям, позволяющим рассматривать его в качестве ценной бумаги (векселя)». Таким образом, как гражданский закон, так и судебная практика исходят из того, что установленная форма в виде документа — это письменное составление векселя. Документ — письменная форма фиксации информации, что следует как из законодательства, так и из нормативного толкования русского языка.

Представляется, в целях защиты добросовестной стороны в отношениях по недействительному векселю, должником всегда должен быть выдаватель недействительного векселя. В этом случае должник не в состоянии «укрыться» за недействительной ценной бумагой, поскольку по такой бумаге всегда имеется должник, который должен исполнить предъявителю (держателю) то, что указано не бумаге. В свою очередь, это является предпосылкой исполнения обязательства надлежащим образом (ст. 309 ГК РФ), недопустимости отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ), исполнения обязательства надлежащему лицу (ст. 312 ГК РФ), т. е. должник всегда остается должником, пока не исполнено обязательство. У кредитора (держателя бумаги) растет уверенность реального исполнения должником условий, указанных на самой бумаге (если это дефектный вексель-то уплату денежных средств или товара, указанного в тексте такой бумаги). Указанные обстоятельства будут являться важным стимулом для вовлечения в гражданский оборот все большего количества участников с использованием бумаг на предъявителя.

2. Основания вексельного обязательства

2.1 Общие положения об основаниях вексельного обязательства

Возникновение вексельного обязательства обусловлено, как правило, совокупностью юридических фактов — юридическим составом, в круг которых входят односторонние вексельные сделки.

Основанием для возникновения обязательства переводного векселя, с условием предъявления полного акцепта, является сложный состав, включающий сделки в следующей последовательности: составление переводного векселя, предъявление для акцепта, акцепт, договор между трассантом и трассатом, передача векселя первоприобретателю, принятие векселя первоприобретателем, договор между векселедателем, трассатом и ремитентом. Имеется одно исключение на основании ст. 3 Положения о переводном и простом векселе: переводной вексель может быть выдан на самого векселедателя, значит, в таком варианте первоприобретатель не является участником первоначального обязательства переводного векселя. Договор между векселедателем и акцептантом может быть признан договором в пользу третьего лица, поскольку обязательство плательщика состоит в совершении платежа в пользу держателя векселя.

В случае, предусмотренном ст. 3 Положения, акцепт векселедателя переводного векселя также можно признать фактом заключения договора. Участниками данного договора являются векселедатель, он же акцептант переводного векселя, и векселедержатель, предъявивший вексель к платежу.

Аваль (авалирование) — это сделка, в силу которой авалист обязуется произвести платеж полностью или части за вексельного должника перед его кредитором. Аваль, как указывалось выше, может быть основан как на односторонней сделке, так и на договоре. В пользу договорного характера аваля свидетельствует следующее:

1. Согласно ст. 31 Положения о переводном и простом векселе аваль дается на переводном векселе или на добавочном листе; он может быть дан и на отдельном листе. Следовательно, вексельный должник обязан обратиться с предложением к авалисту о вексельном поручительстве (оферта). Согласие (акцепт) авалиста на его предложение закрепляется словами «считать за аваль» или иной равнозначной формулировкой и подписывается тем, кто дает аваль. Таким образом, налицо две стадии заключения договора (оферта и акцепт), а также соглашение двух договаривающихся воль о вексельном поручительстве.

2. В отличие от общегражданского поручительства с момента совершения аваля авалист не в состоянии отказаться в одностороннем порядке от вексельного поручительства.

Следующее основание вексельного обязательства — посредничество, которое по своему значению близко к авалю и бывает 2 видов: «на случай» и «за честь».

Автором делаются следующие выводы.

Во-первых, такая вексельная сделка, как посредничество «на случай», возможна только на основании договора между посредником и кем-либо из надписателей, поскольку посредничество невозможно без обращения (оферты) вексельного должника и согласия на его обращение (акцепт) посредника. Этот договор, как и аваль, является односторонне обязывающим и, в отличие от общегражданского договора, к нему также неприменимы отдельные положения о договоре, в частности нормы расторжения и изменения условий договора, поскольку вексельный закон этого не допускает. Посредничество «за честь» является односторонней пассивно-обязывающей сделкой.

Многочисленную группу односторонних управомочивающих сделок образуют предъявления векселя. Вексельным законом предусмотрены следующие виды предъявления:

1. Предъявление к платежу.

2. Предъявление к акцепту.

3. Предъявление для датирования.

4. Предъявление для совершения протеста.

Правовое значение предъявления векселя к платежу, по мнению автора, заключается в следующем:

1. Предъявление обязательно для совершения протеста в неплатеже, предъявление должно предшествовать протесту простом векселе, протест в неплатеже совершается в один из двух рабочих дней, которые следуют за днем, в который переводной вексель подлежит оплате. Следовательно, имеется презумпция в том, что до совершения протеста вексель предъявляется к платежу.

2. От момента предъявления векселя к платежу идет отсчет суммы процентов и пени, предусмотренных ст. 48 Положения о переводном и простом векселе. Если вексель не предъявлен своевременно к платежу, то векселедержатель не вправе требовать проценты и пени за период несвоевременного предъявления, поскольку имеет место просрочка вексельного кредитора (векселедержателя) на основании ст. 406 ГК РФ.

Следующей односторонней управомочивающей сделкой является принятие к оплате. На наш взгляд, под принятием векселя к оплате понимается любая односторонняя сделка вексельного должника, с полным правом утверждающего, что осуществляется оплата векселя.

Индоссирование, как вексельная сделка, является сложной сделкой и состоит, как нам представляется, из двух простых вексельных сделок:

1) совершение передаточной надписи (именной или бланковой, препоручительной, залоговой);

2) передача векселя индоссату.

Совершенно очевидно, что совершение передаточной надписи является односторонней управомочивающей или двухсторонней сделкой, являющейся правопорождающей сделкой для последующего индоссанта. Что касается передачи векселя последующему индоссату (препоручителю, залогодержателю), то необходимо иметь в виду, что односторонней воли индоссанта по передаче векселя недостаточно, необходима также воля со стороны последующего индоссанта на принятие этого векселя. Следовательно, между индоссатом и индоссантом заключается договор передачи и приема векселя. Таким образом, индоссирование как сделка состоит из договора. Кроме того, при залоговом индоссировании имеется следующий договор — договор о залоге векселя.

И еще один вид индоссирования — препоручительство, которое также может быть основано на договоре между векселедержателем и поверенным. Препоручительство, как правило, заключается для получения платежа или реализации других прав по векселю. Чтобы препоручительство состоялось, необходимо согласование двух воль: векселедержателя — поручителя и поверенного по векселю. Следовательно, этот договор является двухсторонним обязывающим договором, поскольку взаимные права и обязанности имеют две стороны по договору.

Таким образом, основанием для возникновения и изменения вексельных правоотношений являются сделка или совокупность сделок как сложный состав юридических фактов. В этот состав входят, как правило, односторонняя сделка, односторонне обязывающий договор или двухсторонне обязывающий договор.

Для порождения конкретного вексельного правоотношения в одном случае достаточен один юридический факт, в других — совокупность или сложный состав юридических фактов. К примеру, для возникновения вексельного правоотношения по посредничеству «за честь» достаточна односторонняя сделка посредника, а основанием возникновения вексельного обязательства простого векселя может служить сложный состав, включающий как односторонние сделки, так и договоры.

2.2 Вексельные сделки в системе гражданско-правовых сделок

С учетом положений ст. 153 ГК РФ автор полагает, что под вексельной сделкой следует понимать гражданско-правовую сделку, совершаемую участниками вексельных отношений по составлению, передаче, акцепту векселя, предъявлению векселя к платежу и совершению других действий в рамках вексельного обязательства.

Вексельные сделки отличаются от общегражданских по условиям их действительности и недействительности, правовым последствиям недействительности, а также основаниям сделок.

Классификация таких вексельных сделок также имеет свои особенности.

Вексельная сделка, как и любая общегражданская сделка, состоит из 4 элементов: субъекта, воли и волеизъявления, формы и содержания.

Автор полагает, что подавляющая часть условий недействительности гражданско-правовых сделок неприменима к вексельным сделкам.

Если вексель составлен, выдан, передан, авалирован лицом, не обладающим дееспособностью вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК РФ), малолетства (ст. 172 ГК РФ), возраста (ст. 175 ГК РФ), или лицом, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, без согласия на это попечителя (ст. 176 ГК РФ), то на основании ст. 7 Положения, другие подписи на векселе действительны. Приобретателя и индоссанта одновременно (лица, передавшего вексель) фактически не интересует правоспособность предыдущих индоссантов, тем более векселедателя, акцептанта, поскольку для него важную роль играет осознание того, что он передает документ под названием вексель, имеющий все условия, предусмотренные вексельным законом.

Согласно ст. 7 Положения о переводном и простом векселе, вексельная сделка, совершенная организацией, не являющейся юридическим лицом, также не может быть признана недействительной. Если от имени юридического лица вексельная сделка, совершенная лицом, не уполномоченным на это в силу своего служебного положения или не снабженным соответствующей доверенностью на ее совершение, а также с превышением своих полномочий при совершении данной сделки (ст. 183 ГК РФ), то она не может быть признана недействительной на основании ст. 8 Положения о переводном и простом векселе. Каждый, кто подписал переводной вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю и, если он уплатил, имеет те же права, которые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. В таком же положении находится представитель, превысивший свои полномочия.

Гражданско-правовая сделка, согласно ст. 173 ГК РФ, считается недействительной, если орган юридического лица совершает сделку, противоречащую его деятельности. Такое основание признания вексельной сделки недействительной, как полагает автор, имеет место в ограниченных случаях. Например, муниципальное образование в лице администрации выдало простой вексель без указания на то федерального закона. Поскольку муниципальные образования в силу закона не могут обязываться по векселю, такой вексель может быть признан недействительным, но только в одном случае — когда вексель еще находится у первоприобретателя. Как только вексель переходит другому векселедержателю, вексель и вексельные сделки не могут быть признаны недействительными, поскольку начинают действовать правила ст. 7 (77) Положения о переводном и простом векселе.

Последний порок субъектного состава сделки, предусмотренный ст. 173 ГК РФ, не характерен для вексельной сделки в связи с тем, что действующее российское законодательство и вексельное законодательство не требуют наличия лицензии у юридического лица на составление, выдачу, передачу векселя и совершение других вексельных сделок.

Пороки воли (ст. 170, 177 — 179 ГК РФ), по мнению автора, также не влияют на недействительность векселя и на вексельные сделки, именно в силу ст. 7 Положения о переводном и простом векселе, за одним, пожалуй, исключением: при выдаче самого векселя первому приобретателю. С момента перехода векселя к последующему индоссату пороки воли не могут оказывать какое-либо существенное влияние на признание последующих вексельных сделок недействительными.

Сделка по составлению и выдаче векселя, несмотря на то, что первоначально эти сделки были недействительными ввиду наличия порока воли, с момента перехода векселя к первоприобретателю также не влияет на недействительность других вексельных сделок.

Третий элемент сделки — форма. Однозначно можно утверждать, что пороки формы, предусмотренные ст. 131, 162 -164 ГК РФ как условие недействительности гражданско-правовых сделок, к вексельным сделкам неприменимы, за исключением п. 2 ст. 162 ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет за собой ее недействительность. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О переводном и простом векселе» переводной и простой вексель должен быть составлен только на бумаге (бумажном носителе). Отсюда следует вывод, что вексель будет действительным только в том случае, если он составлен в письменном виде.

Последний, четвертый, элемент сделки — содержание, которое должно соответствовать требованиям закона (ст. 1, 75 Положения).

При составлении простого и переводного векселя непременно должны быть все вексельные реквизиты, указанные в ст. 1, 75 Положения. Отсутствие одного, за исключением случаев, предусмотренных ст. 2, 76 Положения, в векселе лишает документ вексельной силы, и он может быть признан недействительным, поскольку его содержание противоречит требованиям вексельного закона.

Кроме того, условия векселя также должны соответствовать нормам вексельного закона.

На недействительность отдельных вексельных сделок влияют следующие условия:

1. Вексель, содержащий иное назначение срока, чем предусмотрено ст. 33 Положения о переводном и простом векселе, либо последовательные сроки платежа, недействителен (ст. 33 Положения о переводном и простом векселе).

2. Частичный индоссамент недействителен (ст. 12 Положения о переводном и простом векселе).

И, наконец, в силу ст. 32 Положения о переводном и простом векселе, вексель является недействительным ввиду дефекта формы.

Автор считает, что недействительные вексельные сделки, как правило, входят в число оспоримых, поскольку:

1) недействительность вексельной сделки может быть установлена только судом;

2) вексельные сделки в случае их несоответствия нормам вексельного и гражданского законодательства являются оспоримыми, поскольку Положением о переводном и простом векселе установлены правила оспоримости сделки.

Однако из этого правила имеется исключение: сделка по выдаче векселя в определенных случаях (например, по ст. 170 -172,175 ГК РФ) может являться ничтожной, но только если вексель первым приобретателем не был передан последующему индоссату. Следовательно, вексель может быть признан ничтожным до вхождения его в гражданский оборот, т. е. до передачи векселя первым приобретателем (векселедержателем) последующему индоссату на условиях, предусмотренных нормами гражданского закона. В дальнейшем вексель может быть оспорен в судебном порядке только по мотиву оспоримости, а не ничтожности.

Другое отличие недействительных вексельных сделок от гражданско-правовых — это последствия. Анализ вексельных сделок с точки зрения правовых последствий недействительности сделок, позволяет сделать вывод, что в вексельном обороте нельзя применять правила последствий недействительности гражданско-правовых сделок (двух — или одностороннюю реституцию), поскольку нет возможности возвратить вексель потерпевшей стороне. Двух- или односторонняя реституции возможны только в том случае, если вексель не выбыл из владения первого векселеприобретателя (векселедержателя). Кроме того, независимо от признания конкретной вексельной сделки недействительной, за исключением случаев дефекта формы векселя, сам вексель как обязательство и как ценная бумага порождает соответствующие юридические права и обязательства для участников конкретных вексельных отношений и не влияет на признание других вексельных сделок недействительными. Следовательно, в вексельном праве не действует такая форма гражданского права, как сделка, основанная на недействительной сделке, ничтожная".

И, наконец, вексельные сделки отличаются от общегражданских тем, что вексельная сделка содержит дополнительные условия недействительности (например, частичное индоссирование является, в силу ст. 12 Положения о переводном и простом векселе, недействительным).

Определенный теоретический и практический интерес представляет возможность индексации вексельных сумм, как уплаченных с просрочкой, так и взысканных (присужденных) судом.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ (2002 г.) содержит ряд новелл, которые ранее в арбитражно-процессуальном законодательстве отсутствовали. Одной из таких новелл является ст. 183 АПК РФ об индексации присужденных денежных средств. Согласно указанной норме (п. 1 ст. 183 АПК РФ) «Арбитражный суд первой инстанции, рассмотревший дело, производит по заявлению взыскателя индексацию присужденных судом денежных сумм на день исполнения решения суда в случаях и в размерах, которые предусмотрены федеральным законом или договором».

Как показывают практика и дискуссии по этому вопросу, данное положение АПК РФ вызывает неоднозначное отношение правоведов и определенные трудности в разрешении конкретных дел, позиции которых, на наш взгляд, являются небесспорными. Это положение профессор В. Н. Уруков проиллюстрировал на примере дела, рассматриваемого арбитражными судами I, II, III инстанций.

Профессором исследовано дело из Архива Арбитражного суда Чувашской Республики N А79−3960/2001-СК2−3473.

ООО «Фабий» («Фирма») обратилось в арбитражный суд с заявлением об индексации присужденной решением арбитражного суда от 19. 12. 2001 суммы. Заявление было мотивировано тем, что должником взысканная решением суда от 19. 11. 2000 сумма долга в размере 216 тысяч рублей погашена только в ноябре 2002 года.

Статьей 183 АПК РФ предусмотрена индексация присужденных судом денежных средств на день исполнения решения суда.

Фирма просила произвести индексацию присужденной суммы на основании п. 1 ст. 183 АПК РФ и выдать взыскателю исполнительный лист на разницу индексированной суммы в размере 24,8 тысяч рублей.

Суд Определением от 15 октября 2003 в удовлетворении заявления об индексации присужденной денежной суммы фирме отказал. Определение было мотивировано тем, что требование заявителя об индексации денежных сумм по Положению, утвержденному Постановлением Госкомстата Р Ф от 29. 06. 1995 года № 79 несостоятельно, т. к. федеральным законом данный документ не является, тогда как согласно ст. 183 АПК РФ индексация денежных сумм производится в случаях и размере, которые предусмотрены только федеральным законом. Кроме того, ст. 183 АПК РФ определяет лишь процедуру рассмотрения подобных заявлений в арбитражных судах, но сама по себе не содержит нормы материального права, включающие порядок, размер и условия определения индексации сумм, взысканных судами. По мнению суда, для индексации присужденной суммы нужен специальный федеральный закон. Данное решение вышестоящими судебными инстанциями было оставлено без изменения, в том числе ВАС РФ.

По делу N А79−4419/00-СК2−3919 Арбитражный суд ЧР также отказал истцу в индексации присужденных судом сумм, указав, что согласно ст. 183 АПК РФ арбитражный суд, рассмотревший дело, производит по заявлению взыскателя индексацию присужденных судом денежных сумм на день исполнения решения суда в случаях и размерах, которые предусмотрены федеральным законом или договором. Заявитель же не представил суду соответствующих доказательств необходимости индексации присужденной решением суда от 28. 12. 2000 денежной суммы.

Думается, что позицию арбитражных судов в отношении применения нормы п. 1 ст. 183 АПК РФ неоднозначна, поскольку она направлена на фактическую защиту недобросовестной стороны гражданско-правового обязательства. Должники часто затягивают исполнение решений арбитражного суда по уплате денежных средств. Должнику выгодно не исполнять решение суда, поскольку отпадает необходимость обращаться за кредитом в банк, где проценты по кредитам намного выше, чем проценты учетной ставки ЦБ РФ. Поэтому ст. 395 ГК РФ своей цели не достигает.

В итоге страдают имущественные интересы добросовестного кредитора, что несовместимо с основополагающими началами и принципами гражданского права.

Ссылки судов на то, что Положение Госкомстата по определению индекса потребительских цен не является законом и не применяется к данным правоотношениям, несостоятельны, поскольку в силу ст. 3 Закона об индексации, наблюдение за изменением потребительских цен осуществляет специальная государственная служба — органы государственной статистики.

Кроме того, индексация — один из способов в гражданско-правовом обязательстве возмещения реального ущерба, вызванного обесценением денег (инфляцией). Исходя из смысла ст. 2 ГК РФ, отношения, возникающие по индексации присужденных сумм, являются гражданскими и регулируются гражданским законодательством. Главная цель индексации — возмещение убытков от инфляции. Законодатель ввел возможность индексации присужденных (взысканных) арбитражным судом сумм, создав тем самым процессуальные условия для индексации как одного из способов защиты прав кредитора в денежном обязательстве.

Таким образом, проблема индексации присужденных сумм требует дальнейшего исследования и выработки единого понимания этого вопроса правоприменительными органами.

Следует отметить, что в ГПК РФ 2002 года также содержится норма индексации присужденных судом сумм. Согласно п. 1 ст. 208 ГПК «По заявлению взыскателя или должника суд … может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда». И суды общей юрисдикции на практике применяют данную норму, не ссылаясь, как было указано в одном из арбитражных дел, на «отсутствие федерального закона об индексации присужденных судом денежных сумм на день исполнения решения суда», поскольку такой закон не принят.

Следовательно, имеет место различный подход к индексации присужденных судом денежных сумм в арбитражных судах и судах общей юрисдикции, что является фактором, отрицательно влияющим на единообразное применение законодательства об индексации присужденных судом сумм.

2.3 Классификация вексельных сделок

Автором обосновывается классификация вексельных сделок с учетом классификаций сделок, принятых в цивилистике.

Вексельные сделки, как и другие гражданско-правовые сделки, можно подразделить на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие.

К правообразующим вексельным сделкам можно отнести следующие: составление и выдачу векселя; акцепт; принятие векселя; договор.

Правоизменяющими вексельными сделками являются: частичный акцепт; отказ от акцепта; авапирование; посредничество; совершение протеста векселя в неплатеже, неакцепте, недатировании; индоссирование; предъявление к платежу (акцепту); предъявление к датированию.

Из системы вексельных сделок к правопрекращающим юридическим фактам относятся:

1. Платеж по векселю (векселедателя простого, плательщика (трассата) переводного, авалиста, посредника или других обязанных по векселю лиц).

2. Сделки, являющиеся основаниями для прекращения общегражданских обязательств.

При этом следует отметить, что правопрекращающими юридическими фактами являются не только вексельные сделки, но и события (абсолютные и относительные (сроки давности)), утрата, уничтожение и т. п.

Для вексельных сделок может быть предложена и иная классификация. Предложение основывается на том, что вексель — сложное специфическое обязательство. Вексель является сложноподчиненным обязательством, состоящим из главного и подчиненных обязательств. Следовательно, вексельные сделки можно подразделить на главные, или первоначальные, и второстепенные, или производные. Первоначальные вексельные сделки непосредственно порождают основное вексельное обязательство. Такое обязательство является односторонним обязательством векселедателя (простого) и плательщика (трассанта) (переводного) произвести безусловный платеж по конкретному векселю. Чтобы это обязательство возникло, необходимы волеизъявление другого субъекта и наличие состава юридических фактов — вексельных сделок в определенной последовательности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой