Правовое регулирование недобросовестной конкуренции в Российской Федерации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему:

Правовое регулирование недобросовестной конкуренции в Российской Федерации

2011

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава 1 Теоретико-правовая характеристика недобросовестной конкуренции
    • 1.1. Недобросовестная конкуренция: понятие, сущность, признаки
    • 1.2 Виды недобросовестной конкуренции
    • Глава 2 Правовая характеристика отдельных форм недобросовестной конкуренции
    • 2.1. Распространение ложных, неточных или искаженных сведений. Введение в заблуждение
    • 2.2. Незаконное использование информации и интеллектуальной собственности в процессе конкуренции
    • Глава 3 Правовая характеристика отдельных форм недобросовестной конкуренции
    • 3.1. Правовое регулирование противодействия недобросовестной конкуренции
    • 3.2. Порядок привлечения к ответственности за нарушения законодательства о недобросовестной конкуренции
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  • ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Конкуренция, как экономическое, так и правовое явление, — необходимый атрибут развитой экономики. Именно она является основным стимулом повышения качества производимой продукции, наращивания объемов производства, формирования наиболее обоснованной цены товаров, качественной и достоверной рекламы.

Законодательство о недобросовестной конкуренции, которое служит целям защиты общества от искажений конкуренции, является, пожалуй, одним из самых новых элементов российской правовой системы и, в силу этого, еще недостаточно эффективно воздействует на многочисленные случаи недобросовестного поведения конкурирующих субъектов. Это объясняется, в том числе и тем, что из-за отсутствия собственного опыта российский законодатель зачастую ориентируется на апробированные модели зарубежных правовых актов. Нормы, принципы и практика применения права других стран не могут в полной мере адекватно отразить современное состояние российской экономики.

Принятый в России Закон от 22 марта 1991 года «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» с последующими изменениями и дополнениями (далее — Закон о конкуренции) носит комплексный характер. В нем предусмотрено правовое регулирование, как монополистической деятельности, так и пресечения недобросовестной конкуренции. Следует отметить, что в мировой практике редки случаи, когда отношения в области монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции регулируются в одном нормативном акте. Проблемы, касающиеся формирования, применения и совершенствования российского законодательства о недобросовестной конкуренции требуют комплексного научного исследования. Недостаточная правовая разработанность этих вопросов препятствует эффективному регулированию экономических отношений в России. Не случайно в настоящее время учеными и практическими работниками справедливо обращается внимание на необходимость совершенствования нормативного регулирования защиты конкурентного процесса. В последние годы вопросы, связанные с защитой от недобросовестной конкуренции, все чаще освещаются на страницах специализированных изданий. Однако, несмотря на это, защита от недобросовестной конкуренции является одним из наименее теоретически разработанных институтов конкурентного права. До сих пор в правовой литературе отсутствует четкое представление о том, к какому разряду правовых явлений принадлежит недобросовестная конкуренция, что часто приводит к ее неадекватному пониманию, приданию чуждых ей признаков либо весьма широкому применению термина «недобросовестная конкуренция».

Интенсификация международных экономических отношений обуславливает необходимость рассмотрения вопросов правового регулирования конкуренции за рубежом, а также его влияние на законодательство Российской Федерации. Между тем недостаточность изученности современного состояния гражданско-правового регулирования конкуренции на современном этапе обусловила выбор темы данного исследования, предопределила его цель и задачи.

Целью исследования является анализ правовой сущности актов недобросовестной конкуренции и ее форм и выработка критериев юридической оценки действий хозяйствующих субъектов как акта недобросовестной конкуренции; выявление основных проблем и недостатков правового регулирования недобросовестной конкуренции.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

— рассмотреть понятие, сущность и признаки недобросовестной конкуренции как правовой категории;

— выявить основные виды недобросовестной конкуренции;

— провести анализ отдельных форм недобросовестной конкуренции;

— провести анализ основных законодательных актов, регулирующих противодействие недобросовестной конкуренции в РФ;

— проанализировать порядок привлечения к ответственности за нарушения законодательства о недобросовестной конкуренции.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе конкуренции, сопровождающиеся нарушением норм законодательства и направленные на монополизацию рынка.

Предметом исследования является совокупность норм права, регулирующих отношения в сфере недобросовестной конкуренции.

Методологическую основу исследования составляет совокупность общих и частных методов исследования. При написании настоящей работы мы использовали историко-правовой, сравнительно-правовой, системно-структурный, социально-правовой, конкретно-социологический, формально-логический методы исследования. Для проведения комплексного анализа нормативно-правовой базы были использованы такие методы как анализ, синтез, сравнение и обобщение.

Эмпирическую и нормативную базу исследования составили отечественное и зарубежное законодательство, российская судебная практика, материалы антимонопольных органов и их территориальных подразделений, а также практические материалы, опубликованные в средствах массовой информации.

Структурно работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, и приложений.

В первой главе выпускной квалификационной работы работы представлена теоретико-правовая характеристика недобросовестной конкуренции.

Вторая глава данной работы посвящена изучению правовой характеристики отдельных форм недобросовестной конкуренции.

В третьей главе исследования рассмотрены вопросы ответственности за нарушение законодательства о недобросовестной конкуренции.

Глава 1 Теоретико-правовая характеристика недобросовестной конкуренции

1.1 Недобросовестная конкуренция: понятие, сущность, признаки

Среди российских и зарубежных ученых используются различные подходы к пониманию правовой конструкции недобросовестной конкуренции Еременко В. И. Конкурентное право Российской Федерации. М., 2001. С. 99 — 101; Городов О. А. Недобросовестная конкуренция. М.: Статут, 2008. С. 9 — 24; Паращук С. А. Конкурентное право: правовое регулирование конкуренции и монополии: Учебное пособие. М.: Городец, 2002. С. 185 — 186; Серегин Д. А. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 6; Кондратовская С. Н. Правовые проблемы пресечения недобросовестной конкуренции на товарных рынках: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 9.

Согласно Закону о защите конкуренции недобросовестная конкуренция — любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Таким образом, законодатель дает определение недобросовестной конкуренции, выделяя специальные критерии.

Для понимания того, насколько совершенно данное в Законе о защите конкуренции определение недобросовестной конкуренции, рассмотрим детально указанные законодателем критерии недобросовестной конкуренции.

Прежде всего недобросовестная конкуренция — это действия. Следовательно, «бездействие» не может относиться к приемам недобросовестной конкуренции.

Данные действия направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако не только недобросовестная конкуренция, но и злоупотребление доминирующим положением, и ограничительные соглашения (согласованные действия) также направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности. Недобросовестная конкуренция противоречит законодательству. Данный критерий, без сомнения, также не указывает на особенности недобросовестной конкуренции в целом. Важным является указание на противоречие обычаям делового оборота.

Следующий критерий — данные действия противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Именно то, что данные действия противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, и является важнейшим отличием недобросовестной конкуренции от других нарушений правил конкуренции. Однако если рассматривать данное положение как один из основных критериев, то возникает вопрос, насколько данный критерий является понятным и определенным.

Такие понятия, как добросовестность и разумность, используются в законодательстве (в частности, в ГК РФ, в ФЗ «О рекламе» СЗ РФ. 20. 03. 2006. № 12. Ст. 1232., в ФЗ «О рынке ценных бумаг» СЗ РФ. 22. 04. 1996. № 17. Ст. 1918.). Вместе с тем отсутствует их определение. Согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ «в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются».

Следует отметить, что по вопросу о том, что представляют собой добросовестность и разумность, существуют разные точки зрения. Исследователи данной проблемы часто добросовестность отождествляют с невиновностью, а недобросовестность с виновностью. Как пишет Е. Богданова, под добросовестностью участников гражданских правоотношений следует понимать «субъективную сторону их поведения» Богданова Е. Категория «добросовестность» в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. № 9. О соотношении понятия виновности и недобросовестности пишет В. И. Емельянов Емельянов В. И. Разумность, добросовестность и незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-книга, 2002. С. 98 — 100. По мнению В. А. Белова, согласно российскому законодательству все права и обязанности должны осуществляться добросовестно Белов В. А. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. № 8. С. 49.

Термин «разумность» также широко используется в законодательстве, в частности, в ГК РФ говорится о разумном ведении дел (ст. ст. 72, 76), о разумных сроках (ст. ст. 314, 345, 375, 397, 399), разумной цене товара (ст. ст. 524, 738), разумных мерах, принимаемых к уменьшению убытков (ст. ст. 404, 750, 962), разумном предвидении изменения обстоятельств (ст. 451), разумно понимаемых интересах (ст. 428). Вместе с тем и данное понятие также не определено. М. И. Брагинский указывал на целесообразность использования для определения понятия «разумность» критерия «средний человек» Брагинский М. И. Осуществление и защита гражданских прав // Вестник ВАС РФ. 1995. № 7. С. 101. По мнению В. А. Белова, все права и обязанности должны осуществляться разумно Белов В. А. Указ. соч. С. 49.

Таким образом, основной критерий нарушений, относящихся к недобросовестной конкуренции, фактически не определен в законодательстве. Как писал еще И. А. Покровский, законодатель может умышленно в тех случаях, когда ему по тем или иным причинам точное определение не дается или является затруднительным, «выразить свою мысль в общей неопределенной форме, предоставив затем восполнение подобного „каучукового параграфа“ свободному усмотрению суда» Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 95. Применение таких каучуковых понятий применительно к недобросовестной конкуренции свойственно законодательству многих стран. К примеру, Германский закон «О недобросовестной конкуренции» 1909 г. определяет недобросовестную конкуренцию как противоречащую добрым нравам. Швейцарский закон признает «в качестве недобросовестного и незаконного всякое поведение или коммерческую практику, противоречащую доброй торговой практике» Князева И. В. Указ. соч. С. 362.

И наконец, последний отличительный признак, на который указывает понятие недобросовестной конкуренции, это то, что данные действия причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации. Согласно закону нет необходимости доказывать наличие понесенных убытков. Убытки могут возникнуть в будущем. При этом указывается, что круг лиц, у которых могли возникнуть убытки, — это исключительно конкуренты. Если действия могут причинить убытки иным лицам (в том числе потребителям продукции), но не могут причинить убытки конкурентам, то о недобросовестной конкуренции речь не идет. Такое регулирование не является общепринятой мировой практикой. К примеру, «в отличие от германского и швейцарского законов нормативные акты стран Центральной и Восточной Европы вводят в данное определение критерий причинения вреда недобросовестными конкурентными действиями либо компании-конкуренту, либо потребителям» Там же. В российском определении «недобросовестной конкуренции сделана жесткая привязка к понятию «конкурент»… В других правовых системах… наряду с персоной конкурента указываются иные лица, например «поставщики и клиенты» Еременко В. И. Конкурентное право Российской Федерации. С. 108.

Вряд ли регулирование, предложенное российским законодателем, является идеальным. К примеру, когда речь идет о такой форме недобросовестной конкуренции, как «введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей», то в данном случае, скорее всего, вред будет нанесен потребителям товара, а не конкурентам.

В научной литературе многие исследователи разделяют позицию, согласно которой при недобросовестной конкуренции вред может наноситься как потребителям Охрана прав потребителя в капиталистических странах: Научно-аналитический обзор / Под ред. М. И. Брагинского. М., 1987. С. 9; Кондратовская С. Н. Правовые проблемы пресечения недобросовестной конкуренции, но товарных рынках: Дис. … канд. юрид. наук. С. 9., так и конкурентам, а также неопределенному кругу конкурентов.

Из сказанного можно сделать следующий вывод. Понятие недобросовестной конкуренции, данное в Законе о защите конкуренции, по существу, выделяет два отличительных признака недобросовестной конкуренции, которые отделяют ее от иных нарушений правил конкуренции:

— данные действия противоречат обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости

— и одновременно данные действия причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Что касается первого признака, то он практически не определен. Такие понятия, как «добропорядочность», «разумность» и «справедливость», являются слишком размытыми понятиями, чтобы быть основными критериями для определения действий, относящихся к недобросовестной конкуренции.

Что касается второго признака, то представляется, что неверно ограничивать недобросовестную конкуренцию таким критерием, как причинение убытков исключительно конкурентам.

Недобросовестная конкуренция и монополистическая деятельность. Как было сказано выше, большинство исследователей согласны с тем, что недобросовестная конкуренция, как и монополистическая деятельность, является правонарушением. Как верно отмечает К. Ю. Тотьев, «такое правонарушение (недобросовестная конкуренция. — А.В.) совершается хозяйствующим субъектом и посягает на отношения в сфере реализации свободы экономической деятельности и осуществления добросовестной конкуренции» Тотьев К. Ю. Конкуренция и монополия. С. 111.

Что касается формы вины применительно к недобросовестной конкуренции, то здесь высказываются различные точки зрения. Как писал А. И. Каминка, «элемент умысла безразличен, достаточно наличия действий, противоречащих добрым нравам» Еременко В. И. Конкурентное право Российской Федерации. С. 108. В. И. Еременко указывает, что исходя из определения недобросовестной конкуренции, данного в российском законодательстве, следует, что «при возложении гражданско-правовой ответственности истец обязан предоставить суду доказательства умышленной вины ответчика» Еременко В. И. Указ. соч. С. 108. При этом, как он отмечает, это достаточно жесткая привязка, так как в других странах в расчет принимается любая форма вины — как умысел, так и неосторожность. На то, что субъективная сторона недобросовестной конкуренции характеризуется умышленными действиями, указывают многие исследователей данной проблематики Тотьев К. Ю. Указ. соч. С. 111; Ахметзянова И. Р. Правовая конструкция недобросовестной конкуренции по Закону «О защите конкуренции»: пути совершенствования // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации» от 10 апреля 2007 г. С. 114. Некоторые ученые отмечают, что субъективная сторона недобросовестной конкуренции может характеризоваться как умыслом, так и неосторожностью Кондратовская С. Н. Правовые проблемы пресечения недобросовестной конкуренции на товарных рынках. С. 9. Из анализа правового регулирования монополистической деятельности можно сделать вывод, что такая деятельность совершается умышленно.

Основываясь на российском законодательстве, следует отметить, что происходит сближение таких правонарушений, как монополистическая деятельность и недобросовестная конкуренция. Как отмечает Д. И. Серегин, «хотя запрет монополистической деятельности возник в рамках публичного права, а запрет недобросовестной конкуренции — в рамках частного права, развитие этих институтов привело к тому, что в настоящий момент они приобрели комплексный характер и оба являются частно-публичными. Монополистическая деятельность и недобросовестная конкуренция равно опасны и для интересов конкретных предпринимателей, и для интересов потребителей, и для интересов общества в целом» Серегин Д. И. Указ. соч. С. 6.

Представляется необоснованной позиция, согласно которой в качестве отличий антимонопольного законодательства (под которым понимается монополистическая деятельность) и законодательства о недобросовестной конкуренции приводятся меры ответственности и органы, применяющие данные меры Паращук С. А. О конкурентном законодательстве России // Законодательство. 1999. № 3. С. 34. Как отмечает один из авторов данной позиции, «основные функции, связанные с контролем за соблюдением антимонопольного законодательства и пресечением монополистической деятельности, возложены на антимонопольные органы… Основным видом ответственности за нарушение антимонопольного законодательства является административная ответственность. Что касается недобросовестной конкуренции, то в основном это задача судебных органов. Соответственно недобросовестная конкуренция как особый тип гражданского правонарушения влечет, как правило, применение гражданско-правовой ответственности» Там же.

В настоящее время споры, касающиеся монополистической деятельности, и споры по формам недобросовестной конкуренции рассматриваются антимонопольным органом. Согласно КоАП РФ СЗ РФ. 16. 04. 2007. № 16. Ст. 1825. административными правонарушениями являются и злоупотребление доминирующим положением (ст. 14. 31), и заключение ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий (ст. 14. 32), и недобросовестная конкуренция (ст. 14. 33).

Что касается применения такой меры ответственности, как возмещение убытков, то убытки у отдельных субъектов могут возникнуть как при недобросовестной конкуренции, так и при отдельных видах монополистической деятельности.

Анализируя такую категорию, как монополистическая деятельность, нами был сделан вывод о необходимости введения в законодательство понятия «вред конкуренции». Полагаем, что аналогичный вывод должен быть сделан и применительно к недобросовестной конкуренции.

Для лучшего понимания того, кому наносится вред при осуществлении недобросовестной конкуренции, предлагаем рассмотреть пример, данный А. И. Каминкой Каминка А. И. Указ. соч. С. 150.

Купец продает хлопок, рекламируя его в качестве хлопка египетского. Вместе с тем хлопок продается по ценам не египетского, а азиатского хлопка, каким он и является. Таким образом, купец «не только не причиняет покупателю никакого вреда, но вовсе не имеет в виду никакой вред ему причинить» Каминка А. И. Указ. соч. С. 151. Тем не менее, как отмечает А. И. Каминка, сообщение таких сведений не должно быть терпимо. «В результате этих действий, если покупатель и не несет прямого ущерба, то косвенно наносится вред всему торговому обороту, так как все же некоторые преимущества в торговле приобретает лицо только потому, что оно решается сообщить публике заведомо неверные сведения: часть покупателей… приобрела бы хлопок у других продавцов, и, таким образом, эти другие более добросовестные купцы пострадали только потому, что они не пожелали сообщить заведомо неверных сведений. К тому же часть покупателей… предпочла бы, быть может, заплатить дороже за египетский…» Фактически А. И. Каминка говорит о вреде, нанесенном не конкретному лицу, а в целом конкуренции.

Таким образом, как при монополистической деятельности, так и при недобросовестной конкуренции вред наносится конкуренции как таковой. Решая вопрос о том, допустимо или нет определенное действие, следует правильно разрешить вопрос о том, действительно ли данное действие может причинить вред именно конкуренции, а не просто отдельным конкурентам. Следует также обратить внимание на то, что если причиняется вред отдельным лицам, даже конкурентам, но он никак не связан с конкурентными отношениями, с вредом самой конкуренции, то данные споры не должны относиться к спорам, вытекающим из правил конкуренции.

Субъекты недобросовестной конкуренции. Что касается субъектов правонарушений, относящихся к недобросовестной конкуренции, то здесь имеется существенное отличие от субъектов монополистической деятельности.

Из самого словосочетания «монополистическая деятельность» напрашивается вывод о том, что речь идет о действиях, которые направлены на усиление власти на рынке. Применительно к действиям, являющимся злоупотреблениями доминирующим положением, определено, что субъектом данного нарушения может быть только субъект, занимающий доминирующее положение на рынке. Что касается ограничивающих конкуренцию соглашений (согласованных действий), то, несмотря на то, что согласно ныне действующему законодательству о конкуренции не указана минимальная доля, которую должны занимать субъекты данного правонарушения, однако необходимо принимать во внимание следующее:

— во-первых, соглашения (согласованные действия) запрещаются, если они ограничивают конкуренцию (вряд ли соглашения субъектов с незначительными долями могут ограничить конкуренцию на рынке);

— во-вторых, исходя из мирового опыта регулирования ограничительных соглашений часто запрещаются лишь соглашения (согласованные действия) субъектов, занимающих значительную долю рынка, или по крайней мере выводятся из сферы регулирования так называемые соглашения меньшей важности.

Что же касается недобросовестной конкуренции, то здесь ситуация иная. Субъекты, не имеющие значительного веса на рынке товара, так же как и субъекты со значительной долей, могут совершать нарушения, являющиеся недобросовестной конкуренцией. Более того, в ряде случаев субъекты, не имеющие значительного веса на рынке, в большей степени, чем субъекты, доминирующие на рынке, заинтересованы в применении приемов недобросовестной конкуренции. К примеру, «продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг» часто имеют место, когда субъекты, неизвестные рынку, пытаются продать свой товар под маркой известного производителя.

1.2 Виды недобросовестной конкуренции

Действующее законодательство и доктрина не дают однозначных и ясных ответов на вопрос, касающийся наименования действия хозяйствующих субъектов, подпадающих под признаки недобросовестной конкуренции. Российский законодатель обходит указанный вопрос молчанием, ограничиваясь перечислением действий, на совершение которых налагается запрет по причине возможной их направленности на получение преимуществ в сфере предпринимательской деятельности (ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции»).

Формы и виды антиконкурентной деятельности представлены в приложении 1.

В специальной литературе, посвященной проблемам недобросовестной конкуренции, предлагаются различные названия недобросовестных конкурентных действий, обобщающих их совокупность под одним именем.

Так, К. Ю. Тотьев называет указанные действия формами недобросовестной конкуренции, выделяя при этом три их разновидности Тотьев К. Ю. Конкурентное право (правовое регулирование деятельности субъектов конкуренции и монополий): Учебник для вузов. С. 272 — 282.

М.В. Залесская также пользуется термином «формы недобросовестной конкуренции», однако рассматривает в качестве таковых действия, перечисленные в ст. 10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» Конкурентное право Российской Федерации: Учебное пособие для вузов / Под ред. Н. И. Клейн, Н. Е. Фонаревой. С. 91.

С.А. Паращук именует перечень недобросовестных конкурентных действий видами (формами) недобросовестной конкуренции Паращук С. А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). С. 199; Он же. Виды недобросовестной конкуренции по законодательству России и зарубежных стран // Право и экономика. 1995. № 5 — 6.

В.Ф. Попондопуло употребляет в отношении перечня недобросовестных конкурентных действий термин «составы недобросовестной конкуренции» Попондопуло В. Ф. Коммерческое (предпринимательское) право России: Учебник. М., 2006. С. 329.

Применение в отношении перечня недобросовестных конкурентных действий термина «формы» представляется некорректным, несмотря на то что именно так указанный перечень именовался исходя из названия ст. 10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». В качестве единственной в данном случае формы выступает само действие, наполненное различным содержанием, что и приводит к возникновению отдельных видов недобросовестного конкурентного поведения.

Что касается приложения к перечню недобросовестных конкурентных действий термина «составы», то и он является неудачным. В данном случае возникает путаница между вредоносными действиями, направленными на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, и используемыми в различных отраслях права составами правонарушений или преступлений. Как известно, для целей возложения гражданско-правовой ответственности в роли состава гражданского правонарушения признаются условия гражданско-правовой ответственности. Для целей возложения административной или уголовной ответственности в качестве состава административного правонарушения или уголовного преступления признаются их объективные и субъективные признаки.

Очевидно, что недобросовестное конкурентное действие в различных ситуациях должно квалифицироваться через призму указанных составов, но само по себе не может играть роль некоего состава недобросовестной конкуренции.

Предшественники современных исследователей феномена недобросовестной конкуренции также применяли для обозначения недобросовестных конкурентных действий различные словосочетания и эпитеты, например «неблаговидные проделки» (В.А. Шретер Шретер В. Недобросовестная конкуренция // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. С. 553 и др.), «приемы недобросовестной конкуренции» (А.И. Каминка Каминка А. И. Очерки торгового права. С. 265 — 267.).

Наиболее подходящим обозначением перечня недобросовестных конкурентных действий, на наш взгляд, является используемое в ст. 10. bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности выражение «акты недобросовестной конкуренции».

Их перечень имеет целью конкретизацию общей дефиниции недобросовестной конкуренции, которая формулируется законодателем достаточно широко и подлежит субсидиарному применению при квалификации того либо иного недобросовестного действия.

Самостоятельным актом недобросовестной конкуренции следует считать конкретное действие, проявляющееся в нарушении конкуренции в том либо ином сегменте товарного рынка и имеющее для нее негативные последствия, вызванные преодолением установленных границ допустимого поведения хозяйствующего субъекта.

Классификация актов недобросовестной конкуренции осуществляется как на международном, так и на национальных уровнях. На международном уровне такая классификация приведена в п. 3 ст. 10. bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности (Приложение 2).

В литературных источниках называются и иные виды действий, относимых к актам недобросовестной конкуренции. Так, в изданиях ВОИС приводится перечень конкретных видов недобросовестной конкуренции, связанных со способностью вызвать смешение в отношении незарегистрированного товарного знака, различительного знака предприятия, иного, нежели товарный знак или фирменное наименование, внешнего вида продукции, презентации продуктов или услуг Введение в интеллектуальную собственность. Женева: ВОИС, 1998. С. 260.

С.А. Паращук Паращук С. А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). С. 228 — 232. и А. Н. Варламова Варламова А. Н. Конкурентное право России. С. 361. вслед за А. Н. Козыриным и Р. А. Шепенко Козырин А. Н., Шепенко Р. А. Конкуренция на международных рынках и антидемпинговое регулирование. М., 1999. относят к формам недобросовестной конкуренции демпинг, под которым понимается, в частности, импорт товара на таможенную территорию РФ по цене ниже нормальной стоимости такого товара СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4851; РГ. 2006. 4 марта; 2007. 10 января. Подобное отнесение представляется весьма спорным, так как антидемпинговые меры осуществляются вне предметного поля законодательства о защите конкуренции, хотя и связаны с последним.

Российское законодательство содержит открытый перечень актов недобросовестной конкуренции, сформулированных в ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции». Согласно указанной статье не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе:

— распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

— введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

— некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

— продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации работ, услуг;

— незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Помимо перечисленных выше актов, признаваемых по закону недобросовестными конкурентными действиями, норма, закрепленная в п. 2 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции», относит к таковым и действия, связанные с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Поскольку перечень актов недобросовестной конкуренции по смыслу ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» является открытым, не существует препятствий к отнесению в их число иных действий, подпадающих под признаки общего понятия недобросовестной конкуренции. Как отмечает М. В. Залесская, «это могут быть различные препятствия, которые недобросовестный конкурент создает для своего соперника (дезорганизация производства, сманивание работников, компьютерные вирусы в программах и т. п.). Выявление и обнародование форм недобросовестной конкуренции федеральным антимонопольным органом в специальных публикациях, а также судами при обобщении соответствующей категории дел оказало бы существенное содействие развитию различных мер и способов противодействия недобросовестной конкуренции как правового, так и иного порядка» Конкурентное право Российской Федерации: Учебное пособие для вузов / Под ред. Н. И. Клейн, Н. Е. Фонаревой. С. 103.

Примером появления нового вида недобросовестного конкурентного поведения, содержанием которого является переманивание клиентов, могут служить действия оператора сотовой связи ОАО «Вымпел-Коммуникации» (сеть «Билайн») в рамках проведения маркетинговой акции по привлечению клиентов. Существо указанного переманивания заключалось в том, что абонентам другого оператора сотовой связи — ОАО «МСС-Поволжье» (сеть «Мегафон») стали поступать сообщения от представителей ОАО «Вымпел-Коммуникации», содержащие предложения о переходе на обслуживание к ним. Антимонопольный орган посчитал, что действия ОАО «Вымпел-Коммуникации» являются недобросовестной конкуренцией по следующим основаниям. Во-первых, во время беседы с оператором связи сети «Билайн» абонент не пользовался услугами связи сети «Мегафон», что повлекло убытки в виде упущенной выгоды. Во-вторых, поскольку звонки осуществлялись абонентам сети «Мегафон», которые наиболее часто звонят абонентам сети «Билайн», то предложение перейти к другому оператору связи было направлено на приобретение преимущества в предпринимательской деятельности, так как за счет такой маркетинговой акции конкуренты лишаются части абонентов, а ОАО «Вымпел-Коммуникации» этих абонентов приобретает. Кроме того, абоненты сети «Мегафон» требовали у своей компании после указанных сообщений оградить их от подобных акций, возместить им стоимость звонков, оказавшихся в ряде случаев платными, и указывали на некорректность допускаемых звонившими представителями сравнений операторов связи сети «Билайн» не в пользу сети «Мегафон».

Предписание антимонопольного органа о прекращении данной маркетинговой акции было обжаловано ОАО «Вымпел-Коммуникации» в арбитражный суд, который признал выводы антимонопольного органа обоснованными и отказал в признании предписания незаконным. Решение суда первой инстанции было оставлено в силе арбитражным апелляционным судом Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 января 2007 г. по делу №А72−7110/2006 // Информационная система «Кодекс». См. также: Кабытов Н. П. Практика рассмотрения споров об обжаловании решений и предписаний антимонопольных органов // Закон. 2008. № 2. С. 72 — 73.

В юридической литературе прилагаются различные критерии классификации актов недобросовестной конкуренции.

Так, С. А. Паращук в зависимости от типа неправомерных методов и средств приобретения преимуществ в предпринимательской деятельности (конкурентных преимуществ) выделяет следующие основные виды актов недобросовестной конкуренции:

— смешение между деятельностью (товарами, работами, услугами) конкурентов (паразитирование);

— дискредитация конкурента и его деятельности (товаров, работ, услуг);

— дезорганизация деятельности конкурента;

— введение покупателей (потребителей) в заблуждение в отношении предлагаемых им товаров (работ, услуг);

— демпинг Паращук С. А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). С. 199 — 200.

К.Ю. Тотьев предлагает классифицировать формы недобросовестной конкуренции исходя из содержания нечестных действий и их целей. Согласно указанной классификации выделяются:

— формы недобросовестной конкуренции, связанные с информацией;

— формы недобросовестной конкуренции, касающиеся дезорганизации производственной деятельности;

— формы недобросовестной конкуренции, связанные с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности Тотьев К. Ю. Конкурентное право (правовое регулирование деятельности субъектов конкуренции и монополий): Учебник для вузов. С. 273 — 282.

В.В. Белов, Г. В. Виталиев и Г. М. Денисов, ориентируясь на положения Парижской конвенции по охране промышленной собственности и зарубежное законодательство, регулирующее отношения в сфере пресечения недобросовестной конкуренции, называют в качестве недобросовестных следующие действия:

— действия, квалифицируемые как приводящие к смешению в отношении предприятия, продуктов, промышленной или торговой деятельности конкурента;

— действия, квалифицируемые как вводящие общественность в заблуждение;

— дискредитация конкурента;

— действия, связанные с недобросовестной конкуренцией и не упомянутые непосредственно в статье 10. bis Парижской конвенции Белов В. В., Виталиев Г. В., Денисов Г. М. Интеллектуальная собственность: Законодательство и практика его применения: Учебное пособие. М., 1997. С. 120 — 127.

Д.И. Серегин предлагает классифицировать акты недобросовестной конкуренции по следующим основаниям:

— в зависимости от формы преимуществ, получаемых нарушителем;

— в зависимости от лиц, которым причиняется вред;

— по характеру вреда, наносимому конкурентам;

— по характеру совершаемых действий;

— в зависимости от сферы совершения Серегин Д. И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

Приведенные выше примеры предлагаемых классификаций актов недобросовестной конкуренции показывают, что доктрина не располагает сколь-нибудь общим подходом, позволяющим систематизировать недобросовестные конкурентные действия. Впрочем, подобная картина наблюдалась и на заре становления института недобросовестной конкуренции. Еще В. Шретер указывал: «…необходимо признать, что довольно трудно уложить эти многочисленные решения в какую-либо стройную систему: настолько признаки преследуемых действий разнообразны и разнородны» Шретер В. Недобросовестная конкуренция // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. С. 554.

На наш взгляд, классификацию актов недобросовестной конкуренции, перечисленных в ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции», следует осуществлять в зависимости от типа используемых ресурсов (средств), с помощью которых приобретаются преимущества при осуществлении предпринимательской деятельности. Таких ресурсов два, хотя оба они имеют информационную природу.

Это сведения, с помощью которых достигаются конкурентные преимущества, и охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, а также средства индивидуализации, используемые для достижения конкурентных преимуществ.

С помощью первого из названных средств:

— причиняются убытки хозяйствующему субъекту либо наносится ущерб его деловой репутации;

— происходит введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качеств и количества товара или в отношении его производителей;

— осуществляется некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

— происходит утечка информации, находящейся в режиме коммерческой, служебной и иной охраняемой законом тайны, вследствие чего конкурент лишается возможности избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

При помощи второго средства, используемого незаконно:

— осуществляется продажа, обмен или иное введение в оборот товара;

— происходит приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации.

К актам недобросовестной конкуренции с использованием сведений, при помощи которых достигаются конкурентные преимущества, относятся действия, перечисленные законодателем в подп. 1−3 и 5 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции». При этом сами по себе указанные действия будут считаться актами недобросовестной конкуренции, если подпадут под характеристики родового понятия недобросовестной конкуренции, закрепленные в подп. 9 ст. 4 указанного Федерального закона и приведенные нами в § 1 настоящей главы.

К актам недобросовестной конкуренции с использованием охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации относятся действия, перечисленные законодателем в подп. 4 п. 1 и п. 2 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции».

Глава 2 Правовая характеристика отдельных форм недобросовестной конкуренции

2.1 Распространение ложных, неточных или искаженных сведений. Введение в заблуждение

Распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации, представляет собой действие хозяйствующего субъекта (группы лиц), направленное на дискредитацию конкурента. В литературе указанное действие чаще всего именуют прямой дискредитацией Паращук С. А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). М., 2002. С. 210. При квалификации таких действий в качестве акта недобросовестной конкуренции сведения, с помощью которых достигаются конкурентные преимущества, должны отвечать следующим условиям:

— находиться в режиме распространения;

— характеризоваться как ложные, неточные или искаженные;

— нести в себе угрозу наступления неблагоприятных последствий для имущественной и (или) неимущественной сферы конкурента.

Термин «распространение» представлен в российском законодательстве применительно к информации достаточно широко. Общая формула понятия «распространение информации» закреплена в подп. 9 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Согласно данной статье под распространением информации понимаются действия, направленные на получение информации неопределенным кругом лиц или передачу информации неопределенному кругу лиц.

Законодатель использует также смежные с базовым понятием «распространение информации» понятия «распространение продукции средства массовой информации» (абз. 7 ст. 2 Закона Р Ф от 27 декабря 1991 г. № 2124−1 «О средствах массовой информации» Ведомости Р Ф. 1992. № 7. Ст. 300; СЗ РФ. 1995. № 3. Ст. 169, № 24. Ст. 2256; 1996. № 1. Ст. 4; 1998. № 10. Ст. 1143; 2000. № 26. Ст. 2737; 2002. № 12. Ст. 1093; 2003. № 2. Ст. 171; 2004. № 27. Ст. 2711, № 35. Ст. 3607.), «распространение произведения» (подп. 2 п. 2 ст. 1270 ГК РФ), «распространение персональных данных» (подп. 4 ст. 3 Федерального закона «О персональных данных»).

Так, под распространением продукции средства массовой информации понимается продажа (подписка, доставка, раздача) периодических печатных изданий, аудио- или видеозаписей программ, трансляция радио-, телепрограмм (вещание), демонстрация кинохроникальных программ.

Распространением произведения признается продажа или иное отчуждение его оригинала или экземпляра.

Распространением персональных данных признаются действия, направленные на передачу персональных данных определенному кругу лиц (передача персональных данных) или на ознакомление с персональными данными неограниченного круга лиц, в том числе обнародование персональных данных в средствах массовой информации, размещение в информационно-телекоммуникационных сетях или предоставление доступа к персональным данным каким-либо иным способом.

Значение понятия «распространение сведений» раскрывается в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» Бюллетень В С РФ. 1992. № 11.

Согласно указанному пункту под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, о котором говорится в ст. 152 ГК РФ, следует понимать опубликование сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

Именно на последнее понятие чаще всего опираются специалисты, анализируя действия, связанные с распространением дискредитирующей информации Тотьев К. Ю. Конкурентное право (правовое регулирование деятельности субъектов конкуренции и монополий): Учебник для вузов. М., 2003. С. 273; Паращук С. А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). С. 210.

Очевидно, что с введением в действие Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» научный и прикладной подходы к определению понятия «распространение сведений» должны быть изменены. Это касается в первую очередь круга лиц, получающих сведения, дискредитирующие конкурента. Легко видеть, что в базовом определении понятия «распространение информации» законодатель оперирует понятием неопределенного круга лиц, в то время как Пленум Верховного Суда Р Ф исходит из формулы «нескольких или хотя бы одного лица». Указанная формула, по существу, означает не распространение сведений, а их предоставление, под которым законодатель понимает действия, направленные на получение информации определенным кругом лиц или передачу информации определенному кругу лиц (подп. 8 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Позиция законодателя, различающего понятия «распространение информации» «предоставление информации», основана на доктринальных положениях, теоретически обоснованных в свое время в литературе. Так, В. А. Дозорцев, анализируя механизм распоряжения сведениями, отмечал, в частности, что распоряжение сведениями «выражается в сообщении сведений, включающем передачу их определенному лицу (группе лиц) или распространение их во всеобщее сведение, среди неопределенного круга лиц, информирование о них, независимо от материального воплощения».

На практике при квалификации акта недобросовестной конкуренции в качестве действия по распространению тех либо иных сведений важно учитывать как механизм распространения, так и характер распространяемых сведений. Под механизмом распространения в данном случае следует понимать то, с помощью чего сведения распространяются, а именно: печатные издания, аудио- и видеозаписи, радио- и телепрограммы, кинохроника, выступления и заявления, информационно-телекоммуникационные сети. Если, например, сведения, дискредитирующие конкурента, были распространены посредством трансляции радиопрограммы наряду с распространением продукции средства массовой информации, будет иметь место и распространение дискредитирующих сведений.

Под характером распространяемых сведений следует понимать их содержательную сторону. Если, например, сведения несут в себе информацию, относящуюся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу — индивидуальному предпринимателю, будет иметь место распространение персональных данных.

Сведения для признания их распространения актом недобросовестной конкуренции должны характеризоваться как ложные, неточные или искаженные. Действующее законодательство не раскрывает указанных качественных параметров, и они носят не столько юридически значимый, сколько оценочный характер.

Под ложными сведениями следует понимать намеренно искаженные сведения, которые полностью или частично не соответствуют действительности.

Под неточными сведениями следует понимать сведения, которые частично не соответствуют действительности, но соответствуют представлениям распространяющего их лица.

Под искаженными сведениями следует понимать сведения, которые полностью не соответствуют действительности, но соответствуют представлениям распространяющего их лица.

Ложность, неточность или искаженность сведений, распространяемых в целях дискредитации конкурента в содержательном плане, может касаться как личности конкурента, так и сферы его предпринимательской деятельности.

Часть не соответствующих действительности сведений может квалифицироваться как порочащие сведения. Таковыми по смыслу абз. 2 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 18 августа 1992 г. № 11 являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т. п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Действующее законодательство о защите конкуренции не требует того, чтобы ложные, неточные или искаженные сведения относились к разряду порочащих. Однако распространение порочащих сведений при наличии в них признаков ложности, неточности или искаженности и присутствии угрозы наступления неблагоприятных последствий для имущественной и (или) неимущественной сферы конкурента должно рассматриваться в качестве акта недобросовестной конкуренции.

Так, общество с ограниченной ответственностью «Мириталь-Производитель» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными ненормативных актов Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее — УФАС): решения от 12 января 2006 г. № 05−01 (частично) и предписания от 12 января 2006 г. № 05/32−01 (полностью).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой