Правовое регулирование рентных отношений в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДОГОВОРА РЕНТЫ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

1.1. Договор ренты в дореволюционной России

1.2 Развитие рентных отношений в послереволюционный период

ГЛАВА 2. МЕСТО ДОГОВОРА РЕНТЫ В СИСТЕМЕ ДОГОВОРОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

2.1 Характеристика договора ренты как гражданско-правового договора

2.2 Выделение и соотношение разновидностей договора ренты

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Принятие Гражданского кодекса РФ привело к закреплению ряда новых институтов гражданского права. К таким институтам с некоторой оговоркой можно причислить и договор ренты. Советское гражданское право знало договор купли-продажи под условием пожизненного содержания, что не позволяет отнести ренту к абсолютно новым договорам. Но с другой стороны, рентный договор, как совершенно самостоятельная конструкция, впервые получил наиболее полную регламентацию в Гражданском кодексе РФ 1995 г. (не считая его наличия в дореволюционном Проекте Гражданского уложения, который так и не был введен в действие).

В настоящее время договор ренты не является широко применимым на практике договором.

Нельзя не отметить и то, что в науке гражданского права институт договора ренты в целом пока не подвергался детальному исследованию. Поэтому в настоящее время рентные отношения требуют всестороннего изучения на новом уровне с учетом практики применения новейшего законодательства о договоре ренты. Многие аспекты договора в ряде случаев нуждаются в развитии и совершенствовании, в научном обосновании.

Сказанное дает основание для утверждения о том, что проблема рентных отношении должна быть отнесена к числу недостаточно исследованных, а потому актуальных проблем науки гражданского права.

В дореволюционной русской литературе по гражданскому праву не удалось обнаружить практически ни одного монографического исследования по этому вопросу. Некоторые вопросы, связанные пожизненным содержанием, затрагивались в работах К. П. Победоносцева, С. В. Лахмана. В литературе советского периода этот институт как разновидность договора купли-продажи исследовался в работах И. Л. Брауде, Д. Ф. Еремеева, А. А. Ерошенко, О. С. Иоффе, В. Ф. Маслова, в комментариях и учебных пособиях по гражданскому праву. В современной юридической литературе вопросы, связанные с рентой, раскрываются, например, в работах М. И. Брагинского.

Объектом исследования в настоящей работе являются общественные отношения, складывающиеся в результате заключения договора ренты.

Предметом исследования являются соответствующие нормы действующего гражданского законодательства, прежде всего содержащиеся в ГК РФ.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы, опираясь на действующее законодательство, сложившиеся в теоретической литературе воззрения, провести комплексный анализ правового регулирования рентных отношений, выявить сущность и специфику договора ренты.

Во исполнение данной цели ставятся следующие задачи:

• проанализировать понятие ренты и рентных отношений;

• показать действие договора ренты на различных стадиях развития российского законодательства;

• выявить позиции правовой науки в отношении признаков договора ренты, позволяющих определить его место в системе гражданско-правовых договоров;

• определить специфику данного договора;

• изучить права и обязанности сторон, исследовать порядок прекращения договора и признания его недействительным;

• сформулировать предложения и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения.

Методологическая и теоретическая основа исследования. В процессе исследования наряду с общенаучным диалектическим методом познания применялись также частно — научные методы исследования: формально-логический метод, метод сравнительного анализа, системный, исторический и др.

Теоретическую основу исследования составили работы таких ученых-юристов, как М. И. Брагинский, О. С. Иоффе, В. Ф. Маслов, С. В. Пахман и других ученых, затрагивающих в своих работах различные аспекты института ренты.

Структура работы определена целями и задачами проведенного исследования. Курсовая работа состоит из введения, двух глав (включающих в себя по два параграфа), заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДОГОВОРА РЕНТЫ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

1. 1 Договор ренты в дореволюционной России

Именно с вступлением в силу второй части Гражданского кодекса в 1996 году договор ренты получил подробную регламентацию. Таким образом, для современного российского законодательства институт ренты является относительно новым. Он отсутствовал в дореволюционном гражданском праве, хотя и был известен российской цивилистике.

Русские ученые правоведы, исследуя положения о пожизненной ренте на основе западноевропейского законодательства, указывали, что российское законодательство совершенно не упоминает о ренте, как объекте договора. Однако, полагали они, это не значит, что такие договоры следует считать у нас недействительными. Авторы (К.П. Победоносцев, В. Л. Исаченко и др.) ссылались на статьи Свода законов гражданских (ст. ст. 1528, 1530), которые разрешают всякие договоры, законам не противные, и отмечали, что «обычай обременять пожизненной рентой имения… существует и у нас». Если обратиться к обычному праву России, то можно найти примеры подобных сделок. В этом смысле примечательны очерки С. В. Пахмана, чей труд является особо значимым в изучении обычного права России. Рассматривая случаи условной продажи, С. В. Пахман указывал, что у крестьян встречается продажа с условием оставить купленную вещь в пожизненном владении продавца. В качестве примера он приводил случай из практики, по которому один крестьянин продал другому дом с усадьбой, сохраняя за собой право жить в доме и пользоваться преимуществом до своей смерти, приобретатель же должен содержать хозяина и похоронить его. По свидетельству С. В. Пахмана, сделки такого рода встречались нередко и в форме духовного завещания по которому имущество передавалось под условием. Весьма распространенными были ситуации, когда «наследник обязывался содержать завещателя и его жену или одного кого-либо из них до смерти их, а также содержать и выдать замуж дочерей завещателя и при этом снабдить их приданным по состоянию». Также завещатель возлагал на наследников обязанность похоронить его по христианскому обряду и поминать по смерти. Таким образом, хотя такие акты и назывались завещаниями, они содержали распоряжения, которые приводились в исполнение уже при жизни завещателя. Такие сделки иногда оформлялись и по правилам о дарении, о чем также свидетельствуют примеры из практики.

Однако К. П. Победоносцев писал, что заключение договора ренты возможно «впрочем, едва ли по отношению к недвижимому имуществу, поземельная рента предполагает отчуждение, а отчуждение недвижимости требует у нас совершения крепостного акта в безусловной силе, и возвращение имения к прежнему владельцу совершается не иначе, как новой продажей и новым актом».

Впоследствии правила о ренте были включены в Проект Гражданского Уложения. Нужно отметить, что Проект разрабатывался на основе анализа иностранного законодательства, в особенности германского и швейцарского, поэтому нормы о ренте в Проекте имеют много общего с нормами кодексов этих стран. В Проекте были предусмотрены два вида договора — пожизненный доход (рента) и пожизненное содержание. Рента могла быть назначена как в виде денежных платежей, так и в натуральной форме. Договор мог быть установлен в пользу контрагента или в пользу третьего лица. Была установлена периодичность рентных платежей — «вперед за каждые три месяца», если иное не предусмотрено соглашением сторон (ст. 1095). В Проекте предполагалось обеспечение договора залогом, но не автоматически, а по желанию сторон, потому как это было в их интересах. Было сказано, что если лицо, уплачивающее доход, объявлено несостоятельным, то «получающий означенный доход, когда таковой обозначен залогом или закладом, пользуется преимущественным удовлетворением» (ст. 1096). Если же доход не обеспечен залогом, то требования получателя будут удовлетворяться наряду с другими кредиторами. Поэтому в интересах получателя ренты было установить право залога. В случае неисполнения договора получатель дохода мог потребовать возвращения имущества. Интересно, что в Проекте право получателя пожизненного дохода не прекращалось в связи с лишением его всех прав состояния, либо с принуждением его к каторге или ссылке, то есть в этом случае не смешивались нормы публичного и частного права.

Договор пожизненного содержания того времени во многом схож с современным договором. Обязанностью плательщика по договору являлось предоставление жилья, пищи, одежды, уход в случае болезни. Право пожизненного содержания не могло быть уступлено. Отличие рассматриваемого договора от современного института пожизненного содержания заключается в том, что по нормам Проекта предметом договора могло быть как недвижимое, так и движимое имущество, включая деньги.

Последняя редакция Проекта не была принята в качестве закона сначала из-за первой мировой войны, а затем по причине революции. В связи с этим еще долгое время договор ренты и пожизненного содержания не мог найти отражение в нормах гражданского законодательства.

1. 2 Становление договора ренты в послереволюционный период

В советский период становление договора ренты осуществлялось в несколько стадий. До 1964 года договор относился к числу так называемых непоименованных договоров. В Гражданском кодексе 1922 года рента не получила официального признания, по-видимому, сказалась политическая направленность законодательства. Было не допустимым использование личной собственности в целях спекуляции, извлечения нетрудовых доходов. Получение содержания в обмен на передачу собственности — доход нетрудовой, и потому законодатель не включил эту модель в список признанных поименованных договоров. Д. Ф. Еремеев, исследуя вопрос о пожизненном содержании, также писал, что «судебная практика с первых лет действия ГК вплоть до ликвидации капиталистических элементов в городе и деревне обычно признавала подобные договоры недействительными в виду их кабального характера, это были в большинстве своем сделки, с помощью которых эксплуататорские элементы пытались прибрать к своим рукам имущество лиц, не способных в силу болезни или старости вести хозяйство и обеспечить средства к существованию». Прямого же указания о недопустимости такого договора в советском гражданском праве не было.

Проанализировав законодательство, В. Ф. Маслов отмечал, что до 1940 года нотариальная инструкция НКЮ УССР (ст. 120) допускала заключение договоров дарения с возложением на одаряемого обязанности пожизненно содержать дарителя. Директивным письмом НКЮ УССР от 1 августа 1940 года было прямо запрещено вносить в договор дарения пункты об обязательстве содержания дарителя и указанных им третьих лиц, а также какие-либо другие условия, которые ограничивали бы право одаряемого в распоряжении подаренным имуществом.

В нормативных актах РСФСР по этому вопросу не было никаких указаний. На практике, указывал В. Ф. Маслов, существовали такие соглашения граждан, где предметом их обычно являлся дом, и чаще всего они оформлялись двумя договорами: письменным договором о пожизненном содержании бывшего собственника и письменным договором о передаче дома в собственность обеспечивающего лица. Нотариусы удостоверяли подобные соглашения, так как нотариальные инструкции прямо не запрещали договоры о пожизненном содержании.

Вопрос о правомерности договора с условием пожизненного содержания возникал в том случае, если между сторонами существовал спор, который доходил до суда. Споры по поводу договоров пожизненного содержания были в 1925 году рассмотрены Пленумом Верховного суда РСФСР, который, как писал И. Л. Брауде, «дал принципиальный, но не категорический ответ об их действительности». Верховный Суд РСФСР в общем порядке признал, что такой договор без установления срока платежа и покупной цены недействителен, но в то же время, предложил руководствоваться интересами слабейшей стороны, как правило, продавца, и — либо признавать эти сделки недействительными и восстанавливать стороны в первоначальное положение, либо признавать такой договор и определять действительную стоимость предмета сделки и производить расчет между сторонами в зависимости от выполнения ими условий сделки.

В послевоенное время усилился интерес к договору пожизненного содержания. После войны много одиноких, престарелых и инвалидов, нуждались в постоянном уходе, и многие из них хотели бы под уступку своих прав на имущество получать содержание. Поэтому в эти годы с особой силой разгорелась полемика между учеными по поводу действительности пожизненного содержания. Так, в 1945 году, перед окончанием войны, в журнале «Социалистическая законность» была опубликована в порядке обсуждения статья В. А. Рясенцева «Договор об отчуждении имущества на условии пожизненного пользования». Он писал, что договор широко используется в быту, несмотря на то, что не признан судебной практикой, и что такой договор полностью отвечает интересам сторон, в первую очередь, престарелых и нетрудоспособных собственников имущества. «Пора откликнуться на настойчивые запросы жизни и признать юридическую силу за этими договорами».

Противоположной точки зрения придерживался И. Л. Брауде. Не отрицая принцип допустимости обязательственных договоров, не предусмотренных Кодексом, И. Л. Брауде считал, что договор противоречит нормам обязательственного права. Он приводил следующие доводы: во-первых, в договоре отсутствует цена. Вернее, писал он, цена есть, но настолько неопределенная, что не поддается никакому учету. Это, по его мнению, приводит к стихийным рыночным отношениям, что не допустимо при социалистическом плановом ведении народного хозяйства. Во-вторых, не определены точно условия, в зависимость от которых ставится цена. «Без этого сделка приобретает характер спекуляции; каждый из участников ищет выгоду для себя, делая свои расчеты, покупатель надеется, что ему недолго придется бесплатно содержать продавца, а последний надеется на долгую обеспеченную жизнь на содержании покупателя». Далее, указывал автор, договор нельзя подвести ни под один из похожих видов — нельзя рассматривать его как своеобразный договор страхования, так как страхование одним гражданином другого гражданина явно противоречит закону. Нельзя рассматривать его и как дарение, так как в этом договоре нарушается принцип возмездности.

Эта точка зрения не получила поддержки в юридической литературе. Наоборот, многие ученые считали договор пожизненного содержания правомерным и, ввиду его настоятельной потребности в практике, предлагали закрепить его в законе. Отстаивая свою позицию о правомерности договора пожизненного содержания, В. Ф. Маслов также считал, что в законодательстве не сказано, что считаются допустимыми только те договоры, которые предусмотрены ГК. Наоборот, писал он, «статья 5 ГК РСФСР указывает на право граждан совершать сделки, вступать в обязательства, приобретать и отчуждать имущество с ограничениями, указанными в законе». Ограничения устанавливаются, если сделка осуществляется в противоречии с интересами социалистического общества. Что касается передачи лицу права собственности с целью получения материального содержания нетрудоспособным, то это, по мнению автора, нисколько не противоречит общественным интересам. Такую же позицию о правомерности договора пожизненного содержания занимали и другие авторы.

Таким образом, и судебная практика, и ученые-юристы пошли по пути признания договора пожизненного содержания. Но до того как договор получил формальное признание в ГК 1964 года в виде договора купли-продажи с условием пожизненного содержания продавца, в цивилистической литературе было много споров о природе данного договора. Некоторые авторы (А. Штейнберг, М.И. Бару) считали, что это договор безвозмездного дарения. На что В. Ф. Маслов возражал на том основании, что обязанность пожизненного содержания является своеобразным материальным вознаграждением за уступку права собственности, и договор не может быть квалифицирован как безвозмездный. Он определял договор с условием пожизненного содержания двусторонним и возмездным — своеобразным договором купли-продажи. Но, по его мнению, в законе следует оговорить, что имущество престарелого не должно переходить в полную собственность обеспечивающего лица, а должно составлять общую совместную собственность участников договора. В. А. Рясенцев предлагал рассматривать договор пожизненного содержания как самостоятельный вид договора. Судебная практика разрешала споры, возникающие между сторонами такого договора, чаще на основании норм, регулирующих договор купли-продажи.

Многие российские ученые продолжали настаивать на том, что необходимо выделить договор в совершенно самостоятельную модель, по причине большого числа присущих ему правовых особенностей. О. С. Иоффе считал, что «при всем отличии от купли-продажи договоров поставки и контрактации, они, как выражающие обмен имущества на деньги, более приближены к ней, чем договор пожизненного содержания, в котором для одной из сторон возмездность означает предоставление обеспечения в виде жилья, питания, ухода и помощи. Поэтому, пожизненное содержание в действительности представляет самостоятельный договор».

Действующий ГК РФ завершил признание договора, полностью автономизировал его, рассматривая в качестве самостоятельного вида договора.

Подводя итоги, следует отметить, что, несмотря на сложность отчуждения недвижимого имущества, институт, подобный ренте, существовал в обычном праве дореволюционной России, чаще по договору передавалась именно недвижимость, и оформлялись такие сделки либо в виде продажи под условием, либо завещанием, либо дарением под условием. Анализ же положений Проекта Гражданского уложения позволяет отметить преемственность норм, содержащих правила о ренте в Проекте и нынешнем российском ГК.

История развития рентных отношений в послереволюционный период позволяет прийти к выводу о том, что данный договор был широко известен в практике, являлся предметом многочисленных дискуссий в юридической доктрине. Это обусловило его легализацию, сначала, в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года в качестве разновидности договора купли-продажи, а затем в Гражданском кодексе РФ — в виде самостоятельного договора ренты.

договор рента гражданский право

ГЛАВА 2. МЕСТО ДОГОВОРА РЕНТЫ В СИСТЕМЕ ДОГОВОРОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

2. 1 Характеристика договора ренты как гражданско-правового обязательства

По договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме (п. 1 ст. 583 ГКРФ).

Классификация договоров позволяет выделить их правовые особенности и лучше понять правовую специфику отдельных договоров, их значение и сферу применения. Так по своему характеру договор ренты является возмездным. Если до официального признания договора пожизненного содержания и были некоторые расхождения во мнениях при решении вопроса о его возмездности (так, например, А. Штейнберг полагал, что договор является договором дарения под условием, М. И. Бару также предлагал относить подобные договоры к договору дарения), то после помещения соответствующих правил в ГК 1964 года таких разногласий не возникало. Как писал О. С. Иоффе, «в общей правовой характеристике договора, вытекающей из определения, не вызывает никаких сомнений только одни признак — возмездность, поскольку каждая сторона получает от другой встречное удовлетворение: приобретатель — в виде жилого дома или его части, а отчуждатель — в виде пожизненного содержания».

Сегодня все авторы признают, что договор является безусловно возмездным, то есть встречная обязанность в предоставлении материального или иного блага обязательна. Причем договор является возмездным независимо от того, выплачивается ли получателю ренты помимо рентных платежей цена этого имущества или нет. Если имущество передано под выплату ренты бесплатно, то договор, тем не менее, остается возмездным, поскольку налицо встречное предоставление в виде рентных платежей. Однако, как уже было отмечено, возмездность договора не означает его эквивалентности, так как рентные платежи не рассматриваются в качестве эквивалента стоимости переданного имущества. Объем платежей невозможно определить заранее, он зависит от продолжительности договора.

Законодатель формулирует договор ренты как реальный (ст. 583 ГК РФ), как впрочем, и ГК 1964 года, где также было сказано, что отчуждатель «передает жилой дом или часть его» приобретателю (ст. 253 ГК РСФСР). Поэтому многие авторы (М.И. Бару, В. И. Кофман, А.Ю. Кабалкин), которые исследовали договор купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания, считали его договором реальным. Существовала и другая точка зрения, имевшая немало сторонников. О. С. Иоффе считал, что договор является консенсуальным, так как моментом заключения договора пожизненного содержания является государственная регистрация договора в исполкоме местного Совета, а не реальная передача. Таким образом, если регистрация состоялась, а дом еще не передан, тем не менее, приобретатель уже стал собственником дома и потому обязан содержать отчуждателя. Эту позицию отстаивали В. А. Тархов, В. Ф. Яковлева, В. М. Десятков, Н. П. Волошин. М. И. Брагинский, анализируя полемику прошлых лет, занял совершенно противоположную относительно мнения, высказанного О. С. Иоффе, позицию. М. И. Брагинский указывает, что примеры О. С. Иоффе как раз свидетельствуют о реальности договора. Ведь момент государственной регистрации означает переход права собственности, и хотя реальной передачи дома может и не быть (чаще и не бывает), тем не менее, приобретатель уже является собственником имущества по договору. То есть юридически передача уже состоялась.

Н.П. Волошин относил договор пожизненного содержания к консенсуальным договорам, на том основании, что он является разновидностью договора купли-продажи, и должен соответствовать его общей характеристике. С такой аргументацией нельзя согласиться, тем более что практически все авторы (в том числе и сам Н.П. Волошин) писали о том, что пожизненное содержание представляет собой самостоятельный вид договора, совершенно отличный от купли-продажи.

Исходя из выше изложенного, думается, можно внести следующие предложения и внести соответствующие изменения в ГК: по общему правилу, договор ренты будет являться реальным договором, если же по договору передается движимое имущество за плату, то такой договор будет являться консенсуальным, если в самом договоре стороны не предусмотрят иное правило. Но пока же договор ренты во всех случаях остается реальным договором. И это положение приобретает особую актуальность, когда закон связывает действительность договора с моментом его заключения. Так, правило, которое содержится п. З ст. 596 ГК, гласит, что договор, устанавливающий пожизненную ренту в пользу гражданина, который умер к моменту заключения договора, ничтожен. Это означает, что если при заключении договора вещь не была передана плательщику, а получатель скончался, то договор ничтожен. Это особенно значимо при передаче по договору движимых вещей. Спор о действительности договора может возникнуть именно при передаче движимых вещей, потому что возникновение права собственности на движимые вещи связано с фактической передачей вещи в собственность плательщика, тогда как право собственности на недвижимость связано с моментом регистрации.

В тесной связи с предыдущей классификацией находится деление договоров на односторонние и двусторонние, или же на взаимные и не являющиеся таковыми. Среди ученых также не было и нет единства мнений по данному вопросу. Их мнения разделились в зависимости от занимаемой ими позиции в вопросе о реальном или консенсуальном характере договора. Многие цивилисты, указывая на реальный характер, определяли договор пожизненного содержания как односторонне-обязывающий. О. С. Иоффе считал договор пожизненного содержания консенсуальным, и потому определение договора как одностороннего или взаимного он ставил в зависимость от момента передачи дома. Если дом передан до государственной регистрации, то, по его мнению, договор будет односторонним, если же передаче дома предшествовала регистрация, то договор будет взаимным, так как возлагает обязанность и на отчуждателя — передать дом. Н. П. Волошин, критикуя позицию сторонников одностороннего характера договора, указывал, что раз договор считается заключенным с момента его регистрации в исполкоме местных Советов, то передача дома до завершения заключения договора не имеет юридического значения. Только с момента регистрации у покупателя возникает право собственности на дом, следовательно он имеет право требовать передачи ему дома во исполнение договора, и следовательно такой договор будет являться двусторонним.

Сегодня указывают на возможность признания договора взаимным, те авторы, которые стоят на позиции консенсуального характера ренты. Большинство же ученых (А.П. Сергеев, З. Цыбуленко, В. И. Литовкии, Л.И. Глушкова) считают, что рента относится к числу односторонне обязывающих договоров. Отстаивая реальную конструкцию рентного договора, следует признать его односторонне обязывающим. И лишь в том случае, если закон признает договор передачи под выплату ренты движимого имущества за плату консенсуальным, он будет являться одновременно и взаимным.

Таким образом, договор ренты является:

• возмездным, так как предусматривает встречное удовлетворение;

• реальным, так как право требования о выплате рентных платежей возникает у получателя лишь после передачи принадлежащего ему имущества в собственность плательщика ренты, но стоит предусмотреть конструкцию консенсуального договора при передаче под выплату ренты движимых вещей за плату;

• односторонним, так как право возникает у одной стороны — получателя ренты, а обязанность у другой — плательщика;

• длящимся, так как предполагают систематическое длительное исполнение плательщиком ренты своих обязанностей по содержанию получателя;

2.2 Выделение и соотношение разновидностей договора ренты

В главе 33 выделяются следующие разновидности договора ренты: постоянная рента, пожизненная рента и пожизненное содержание с иждивением. В литературе нет единства мнений в вопросе о соотношении этих разновидностей договора.

А.П. Сергеев полагает, что все три договора ренты являются самостоятельными видами договора, что все они различаются между собой по ряду частных моментов. «При этом различия существуют как между постоянной и пожизненной рентой, с одной стороны, и пожизненным содержанием, с другой, так и между пожизненной рентой и пожизненным содержанием, с одной стороны, и постоянной рентой, с другой». Другая точка зрения, которой придерживается большинство авторов (М.И. Брагинский, СА. Хохлов, В. И. Литовкин, А. Н. Гуев, Л.И. Глушкова), заключается в том, что пожизненное содержание является подвидом пожизненной ренты. Авторы ссылаются на закон, в частности на статью 583 ГК, которая гласит, что пожизненная рента может быть установлена на условиях пожизненного содержания. М. И. Брагинский указывает, что двучленное деление ренты нашло отражение также в ст. 601 ГК, где сказано, что к договору пожизненного содержания с иждивением применяются правила о пожизненной ренте, если иное не предусмотрено правилами, посвященным пожизненному содержанию с иждивением и в статье нет оговорки, «если это не противоречит правилам настоящей главы и существу договора». М. И. Брагинский пишет что, «это можно расценить только так, что пожизненное содержание с иждивением — подвид пожизненной ренты».

Думается, более верной является первая точка зрения, которую можно обосновать с позиций формальной логики. Исходя из формальной логики, род в логическом смысле состоит из видов как своих частей лишь тогда, когда род и вид рассматриваются со стороны их объемов. Отношениями понятий по объему являются отношения совпадения (тождества), включения, исключения и пересечения. Так, если предположить, что пожизненное содержание является разновидностью пожизненной ренты, то налицо должно быть включение объемов. Объем понятия пожизненного содержания должен быть включен в объем понятия пожизненной ренты. Включение объема существует по большинству признаков: по субъектному составу (и в том, и в другом получателем может быть только гражданин), по сроку договора (только на срок жизни получателя), по предмету договора (предмет договора пожизненного содержания — только недвижимость, включен в предмет договора пожизненной ренты, в котором объектом передачи могут быть как недвижимые, так и движимые вещи). Но предметом договора также являются рентные платежи, которые как раз и определяют специфику данного договора. Объем же понятия рентных платежей в договоре пожизненного содержания гораздо шире объема понятия рентных платежей в пожизненной ренте. По договору пожизненного содержания обеспечение предоставляется и в натуральной форме и в денежной, по договору пожизненной ренты — только в денежной. И еще одно очень важное отличие пожизненного содержания от пожизненной ренты — его особый фидуциарный характер, где большое значение придается личности плательщика, чего нет в договоре пожизненной ренты. Таким образом, в данном случае имеется пересечение, а не включение объемов, причем пересечение в большей части, то есть эти два договора характеризуются наличием многих общих признаков, за пределами которых имеются и иные признаки, как в договоре пожизненного содержания, так и в договоре пожизненной ренты. То же самое можно отметить и в соотношении договоров постоянной ренты и пожизненной. Договоры характеризуются наличием некоторых общих признаков (объект передачи — любое имущество, прекращение договора посредством выкупа ренты), но существуют и различия, которых гораздо больше. Различие договоров заключается в сроках, на которые заключаются договоры, постоянная рента — бессрочна, пожизненная заключается на срок жизни получателя ренты. В договоре постоянной ренты рентные платежи могут быть предоставлены в любой, денежной или натуральной, форме, в отличие от пожизненной ренты, где рента может выплачиваться только деньгами. В договоре постоянной ренты получателем кроме граждан, могут быть и некоторые некоммерческие организации, в пожизненной ренте — только граждане. Это также позволяет говорить о пересечении объемов. Отсюда можно сделать вывод, что договор пожизненного содержания не является разновидностью пожизненной ренты, а все три договора являются самостоятельными видами договора, по отношению к понятию «договор ренты», которое является для них родом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование договора ренты привело к следующим выводам.

В современной России договор ренты является одним из наименее распространенных договоров. Сказывается то, что договор ренты продолжает оставаться договором с максимальной степенью риска. Причем сегодня этот риск увеличивается нестабильным положением экономики, инфляционными процессами. Кроме нестабильности современной отечественной экономики, в качестве причин, обусловивших нераспространенность договора ренты, необходимо также указать криминализацию общества и недостаточную правовую культуру.

Многие российские граждане даже представления не имеют о существовании подобной правовой конструкции в законодательстве, поэтому оформляют сходные отношения либо дарением либо завещанием. Отдельные нормы законодательства ввиду их нечеткости или противоречивости вызывают затруднения даже у нотариусов. Поэтому отдельные нормы требуют тщательной доработки. Так, например, следует доработать нормы о применении к рентному договору правил о купле-продаже и о дарении, и указать какие именно нормы следует применять. Непонятна норма об указании в договоре всего объема содержания в договоре пожизненного содержания с иждивением, так как весь объем содержания невозможно заранее предусмотреть. Следует предусмотреть ряд правил, регулирующих государственную регистрацию договора и переход имущества при передаче по договору недвижимого имущества.

Но в то же время договор ренты для многих пожилых людей сегодня является единственной возможностью обеспечить свое существование реальное отсутствие у государства достаточных средств для обеспечения социальной защиты пожилых людей путем выплаты социальных пособий ведет к тому что постепенно увеличивается число договоров пожизненного содержания с иждивением. Не смотря на то, что в соответствии с нормами Гражданского Кодекса Р Ф получателем ренты может быть любой гражданин, но традиционно ими продолжают оставаться люди пожилые и одинокие. Имуществом, передаваемым под уплату ренту, как правило, является единственное жилье получателя ренты. Предвидя такое развитие договорных отношений, законодатель установил защиту для получателей ренты. Это и обязательное нотариальное оформлении договора и последующая его государственная регистрация, это и обременение имущества рентой и способы обеспечения исполнения, и ответственность за просрочку ренты в виде уплаты процентов. Максимальная защита прав получателей установлена в договоре пожизненного содержания. Поэтому этот договор и является наиболее распространенным среди других разновидностей ренты, так как позволяет небогатому пожилому человеку довериться плательщику, и обмен на передачу своего жилья получить все необходимое — жилье, питание, одежду, медикаменты, различные бытовые услуги и т. д. Менее распространенным договором является договор пожизненной ренты. Этот договор чаще заключается между гражданином и фирмой — плательщиком, реже между гражданами. Уплата ренты в деньгах предполагает, что получатель ренты способен себя обеспечивать самостоятельно и не нуждается в уходе и содержании. Императивно установленный минимальный размер рентных платежей в два раза меньше, чем в договоре пожизненного содержания. При расторжении договора получатель может требовать возврата имущества только в случае, если это имущество было отчуждено бесплатно. Все это не делает пожизненную ренту популярной, такой договор выгоден в том случае, если получатель ренты передает по договору не единственное дорогое имущество оставшееся в собственности (как правило жилье), а продолжает после передачи этого имущества обладать собственностью, необходимой для дальнейшего существования.

И вообще не получил распространения в практике договор постоянной ренты. Вообще же договор постоянной ренты выгоден тем получателям, которые обладают большим капиталом, в том числе достаточным количеством недвижимости для того, чтобы позволить себе передать это имущество под условие выплаты постоянной ренты. При наличии стабильной экономики договор постоянной ренты позволит богатым людям выгодно вложить свой капитал, чтобы обеспечить не только свою жизнь, но и жизнь своих детей.

Таким образом, можно сделать вывод, что увеличивающаяся с каждым годом дифференциация населения России создает перспективы для существования всех форм ренты.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативные правовые акты

1. Гражданский кодекс РФ: части первая, вторая, третья, четвертая (по состоянию на 1 января 2012 г.).- М. :Юрайт, 2012. — 571 с.

2. Гражданский кодекс РСФСР: утвержден ВС РСФСР., введен в действие с 1 октября 1964 г.

3. Федеральный закон от 21. 07. 97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (СЗ РФ, 1997, № 30).

4. Федеральный закон от 16. 07. 98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (СЗРФ, 1998, № 29).

5. Постановление Правительства Российской Федерации от 18. 02. 98 № 219 «Об утверждении Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (СЗРФ, 1998, № 8).

2. Научная и методическая литература

6. Амфитеатров Г. Н. Права на жилые строения и пользование жилыми помещениями / Г. Н. Амфитеатров. — М., 1948. — 72 с.

7. Батуров Т. П. Разрешение судом споров о праве собственности на жилое строение / Т. П. Батуров. -М., 1978. — 110 с.

8. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. -М.: Издательство «Статут», 1997. — 682 с.

9. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. — М.: «Статут»., 2000. — 800 с.

10. Брауде И. Л. Право на строение и сделки по строениям / И. Л. Брауде.- М. , — 1950. — 168 с.

11. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. -Т. XXIV, T. XXVI. — М. — 1965. — 549 с.

12. Генкин Д. М. Право собственности в СССР. / Д. М. Генкин.- М., 1961. — 223 с.

13. Гонгало Б. М. Обеспечение исполнения обязательств / Б. М. Гонгало.- М.: Спарк, 1999 -152 с.

14. Граве К. А., Новицкий И. Б. Курс советского гражданского права. Отдельные виды обязательств / К. А. Граве, И. Б. Новицкий. — М, 1954 — 360 с.

15. Еремеев Д. Ф. Право личной собственности в СССР. М. Гос. Изд. юр. Литературы, 1958 — 152 с.

16. Ерошенко А. А. Личная собственность в гражданском праве / А. А. Ерошенко М. Юр. Литература, 1973. — 208 с. 17. 3авидов Б. Д. Договорное право / Б. Д. Завидов.- М.: «Лига- Разум», 1998 — 528с.

18. Залесский В. В. Гражданское право. Часть 2. / В. В. Залесскогий, — М., 1997 -656с.

19. Иоффе О. С. Обязательственное право / О. С. Иоффе.- М., 1975 — 880 с.

20. Калпин А. Г. Гражданское право. Часть 2. / А. Г. Калпин. — М. Юрист, 1999−542с. 21. Крашенинников П. В. Сделки с жилыми помещениями: Комментарий гражданского и жилищного законодательства и практика его применения. Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: «Статут», 1999. — 288с.

22. Маковский А. Л. Гражданский Кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник статей памяти С. А. Хохлова. /Отв. Редактор А. Л. Маковский; Исследовательский центр частного права, — М: Международный центр финансово-экономического развития, 1998, — 480с.

23. Маслов В. Ф. Осуществление и защита права личной собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. — 238с.

24. Маслов В. Ф. Право личной собственности на жилой дом в городе и рабочем поселке / В. Ф. Маслов. — М.: Госюриздат, 1954 — 96 с.

25. Маслов Н. В. Жилая недвижимость: вопросы и ответы / Н. В. Маслов. — М.: Юрист, 1998. -144 с.

26. Маслов В. Ф. Договоры с условием пожизненного содержания./ В. Ф. Маслов. — М., 1954. — 211 с.

27. Орловский П. Е., Корнеев С. М. Гражданское право. Т.2. / П. Е. Орловский., С. М. Корнеев .- М., 1970 — 576с.

28. Пахман С. В. Обычное гражданское право в России / С. В. Пахман. — СПб, 1977−1979,Т. 1−2, Т. 1 — 447с, Т. 2−400с.

29. Победоносцев К. П. Курс гражданского права / К. П. Победоносцев. — СПб, 1996. 423 с. 30. Рясенцев В. А. Советское гражданское право / В. А. Рясенцев.- М.: «Юридическая литература», 1965, Т.2 — 503с.

31. Рясенцев В. А. Договор об отчуждении имущества на условии пожизненного пользования. //Социалистическая законность. — 1945, № 1. — 72 с. Южанов С. Н. Большая Энциклопедия / С. Н. Южанов. — СПб, 1896, Т. 16.

32. Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право. Часть 2 / А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. — М.: «Проспект», 1997. — 784с.

33. Цыбуленко З. И. Гражданское право России. Часть первая: Учебник / З. И. Цыбуленко. — М: Юрист, 1998. — 464 с.

34. Цыбуленко З. И. Новое российское законодательство и практика его применения. Сборник научных статей / З. И. Цыбуленко.- Саратов, 1998 -177с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой