Правовое регулирование семейно-брачных отношений в римском праве

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине «Римское право «

на тему " Правовое регулирование семейно-брачных отношений в римском праве «

Санкт-Петербург 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1. Брак, его разновидности, условия совершения

2. Заключение брака

3. Прекращение брака

4. Второй брак

5. Приданное и брачные дары

6. Личные отношения между супругами

7. Отношения между родителями и детьми

Заключение

Список используемых источников

ВВЕДЕНИЕ

Для римского права древнейшего периода характерна патриархальная семья с абсолютной властью главы семьи (paterfamilias), вплоть до права жизни и смерти. Термином familia обозначались первоначально рабы в данном хозяйстве, а потом все относящиеся к составу домашнего хозяйства: и имущество, и рабочая сила (жена, подвластные дети, рабы). Глава семьи и властелин древнейшей семьи -- домовладыка, единственный полноправный гражданин, квирит (термин, производимый многими исследователями от греческого kueros, власть, т. е. имеющий власть). С образованием государства внутри рода происходит имущественная дифференциация; власть внутри рода попадает в руки наиболее богатых семей, во главе каждой из которых стоял домовладыка.

Домовладыка первоначально имел одинаковую власть (manus) над женой, детьми, рабами, вещами; всех их -- и жену, и детей и имущество -- домовладыка мог истребовать с помощью одинакового (так называемого виндикационного) иска. Лишь постепенно эта власть дифференцировалась и получила разные наименования: manus mariti (над женой), patria potestas (над детьми). Власть главы семьи над членами семьи — агнатами (agnati). Такая семья называлась агнатической семьей, а члеными семьи — агнатами (agnati). Агнатическое родство возникало по мужской линии. В его основе лежала не кровная связь между главой семьи и ее членами, а юридическая, основанная на власти и подчинении. Поэтому дочь, выходившая замуж и поступавшая под власть нового домовладыки, переставала быть агнатской родственницей своего отца, братьев, и наоборот, постороннее лицо, усыновленное домовладыкой, становилось его агнатом.

В древнейшее время власть домовладыки была безгранична и потому сопровождалась полным бесправием подвластных. Постепенно, однако, эта власть стала принимать более определенные границы; одновременно личность подвластных стала постепенно получать признание в частном праве. Ослабление власти домовладыки явилось следствием изменения производственных отношений, разложения патриархальной семьи, развития торговли, предполагавших известную самостоятельность взрослых членов семьи. Уже в предклассическую эпоху — с утверждением идеи отцовства — господствующим типом семейного объединения становится малая патриархальная семья (familia proprio iure), когда со смертью актуального домовладыки все его непосредственные нисходящие оказываются главами собственных семей.

По мере развития хозяйства и ослабления патриархальных устоев получало все большее значение родство по крови, так называемое когнатское родство, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство Новицкий И. Б. // Римское право, — Ассоциация «Гуманитарное знание» Изд. «Теис», — М. 2000 г.- 62 с. Окончательное утверждение когнатического родства произошло в законодательстве Юстиниана. В когнатическом родстве различали линии и степени. Родственники, происходящие один от другого, являлись родственниками по прямой линии. Линия могла быть прямой восходящей, если речь шла о лицах, происходивших от потомка к предку (внук, сын, отец). В том случае, если речь шла о происхождении от предка к потомку, то имела место прямая нисходящая линия (отец, сын, внук). Если лица происходили от общего предка, они назывались родственниками по боковой линии (брат, сестра, дядя и племянник).

Степени родства как в прямой так и в боковой линиях определялись числом рождений, устанавливавших родство двух лиц. В первой степени родства находились мать и сын; во второй — брат и сестра, в третьей — племянник и дядя.

1. БРАК

Брак (nuptiae, matrimonium) как социально значимый союз мужчины и женщины определяет правовое положение детей, рожденных в этом союзе, имущественные отношения между супругами и их наследственные права. По отношению к этим правам брак предстает юридическим фактом, однако вступление в такой союз зависит от воли будущих супругов и является юридической сделкой. Брак -- это правовой институт, в котором акцентирован публичный момент личности римского гражданина. Семья образуется посредством брака. Брак (matrimonium) — «союз мужа и жены, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права». В этом общем понимании, сформулированном классическим юристом Модестином, отразилось подчинение регулирования брачно-семейных связей правовым нормам двоякого происхождения: как проявлением требований «человеческого права» брачный союз подчиняется установлениям гражданского права (в равной степени публичного и частного), как проявление требований «божественного права» брачный союз должен отвечать высшим предписанным требованиям морального и религиозного характера, предпосланным человеческому праву. Кудинов О. А. // Римское право. — учебно-практическое пособие. Изд. «Экзамен» — М. 2007 г.- 123 с. Это идеалистическое определение брака не соответствовало действительному положению: даже в классическую эпоху, когда римское право достигло наивысшего развития, женщина далеко не была равноправным товарищем своего мужа.

История римского семейного права знает два вида брака, совершавшегося в различных формах, порождавшего разные по содержанию имущественные и личные отношения супругов и даже неодинаковое правовое положение матери в отношении детей и прекращавшегося в разном порядке.

Первым видом был брак cum manu, брак, устанавливавший власть мужа над женой. Вступление в такой брак неизбежно означало capitis deminutio жены: если до брака жена была persona sui iuris, то, вступив в брак cum manu, она становилась persona alieni iuris. Если до брака она была in potestate своего отца и агнаткой его и всех членов его семьи, то, вступив в брак, она подпадала под manus мужа или его paterfamilias, если муж был in patria potestate, и, став юридически чужой своей старой семье, становилась членом агнатической семьи мужа. Живучесть этого брака подтверждается и тем, что наименование materfamilias, которое в более позднее время давалось всем состоявшим в браке женщинам, еще во времена Цицерона, по собственному его свидетельству, давалось только женщинам состоявшим в браке cum manu.

Второй вид брака -- это брак sine manu, не порождавший власти мужа над женой и первоначально не устанавливавший вообще юридической связи между мужем и женой: юридически чужая мужу и своим детям, жена пребывает в том же семейном положении, в каком она была до вступления в брак; только со старой семьей связывает ее агнатическая связь. Чужая агнтической семье мужа, жена не участвовала в религиозном культе этой семьи. Не связывали ее с мужем никакие связи светского права. Существование брака sine manu можно усмотреть и во времена гораздо более древние. Еще законы XII таблиц допускали установление manus путем своеобразной «приобретательной давности» -- истечением года непрерывной совместной жизни с женой. Возможно, однако, что истечение года превращало в этих случаях фактическое сожительство в iustum matrimonium, а потому сообщало и manus. Но нельзя не указать и еще на одно постановление законов XII таблиц, подтверждающее существование в момент их издания брака sine manu: женщина, вступившая в брак без совершения брачных формальностей, может предупредить возникновение manus посредством так называемой usurpatio trinoctii -- покинув на три ночи дом мужа, она прерывает «давность», в силу которой возникла бы по истечении года manus mariti. Можно сделать вывод, что, ежегодно повторяя usurpatio trinoctii, жена может превратить брак на все время его существования в брак sine manu. Все указанное позволяет сказать, что признание брака sine manu находит себе выражение уже в законах XII таблиц.

Создавая совершенно различный строй отношений между мужем и женой, брак cum manu и брак sine manu резко отличались один от другого. Заключение брака cum manu требовало совершения определенных обрядов, это был акт формальный. Брак sine manu рассматривался как некоторое фактическое состояние: с ним связывались определенные юридические последствия (в отношениях отца с детьми, позднее и в некоторых отношениях между мужем и женой), но для того, чтобы эти последствия возникли, нужно было одно: вступление жены в дом мужа при наличии согласия брачующихся, а при соответствующих условиях также и лиц, осуществлявших над ними patria potestas. Заключение брака sine manu было актом неформальным.

Понятно, что глубоко различен был и порядок прекращения того и другого брака: в браке cum manu, в котором юридическая личность жены поглощалась личностью мужа, развод мог иметь место только по инициативе мужа и был, в сущности, «отторжением» жены от мужа. Брак sine manu мог быть расторгнут не только по соглашению супругов (divortium), но и односторонним волеизъявлением как мужа, так и жены (repudium).

Основные начала брака sine manu и, в частности, свобода развода сказались, однако, целым рядом отрицательных последствий на жизни римского общества в последние годы республики и в начале принципата. Огромный рост богатств одних общественных кругов при обнищании других и резкое падение нравов сильно расшатали семейную жизнь. Стремясь парализовать неустойчивость брачных отношений и злоупотребления свободой развода, нередко с чисто спекулятивными целями, стимулировать вступление в брак и деторождение, Август внес ряд значительных изменений в действовавшее до того семейное право. Lex Iulia de adulteriis (18 г. до н. э.) установила уголовную ответственность за нарушение супружеской верности (adulterium), карая при этом не только виновных, но и попустителей, к числу которых относились отец и муж виновной жены, не возбудившие против нее обвинения. Карая adulterium, Август изъял от наказания внебрачные сожительства лиц, между которыми брак был воспрещен законом, как, например, браки между лицами сенаторского сословия и вольноотпущенниками. Такое сожительство с намерением установить брачные отношения и если ни одна из сторон не состояла в законном браке, называлось конкубинатом и рассматривалось как inaequale coniugium, неполноценный брак. Конкубинат, дозволенное законом постоянное (а не случайное) сожительство мужчины и женщины, не отвечающее требованиям законного брака. Конкубина не разделяла социального состояния мужа, дети от конкубины не подлежали отцовской власти. Несмотря на моногамный характер римской семьи, для мужчины в республиканскую эпоху считалось допустимым наряду с matrimonium с одной женщиной состоять в конкубинате с другой (напротив, всякое сожительство женщины с другим мужчиной, кроме мужа, давало в древнереспубликанском праве мужу убить жену). Дети от такого сожительства, liberi naturales, в отличие от других рожденных вне брака детей наделялись некоторыми правами наследования после родителей, был установлен порядок их узаконения.

Древнейшее римское право знало три способа совершения брака или точнее три способа установления manus, неразрывная в то время с браком:

usus — посредством длительного пребывания в браке, confarreatio — посредством религиозного брачного обряда, coemptio — посредством торжественного либерального акта.

Confarreatio, которую ряд историков считает патрицианской формой совершения брака, по взгляду некоторых (Жирар, Пост) никогда не ставшей доступной плебеям, была религиозным обрядом. Название обряда произошло от panis farreus, особого хлеба, который во время брачной церемонии вкушали брачующиеся, а затем приносили в жертву Юпитеру. Церемония совершалась certis verbis в присутствии жрецов -- pontifex maximus и flamen Dialis и 10 свидетелей, представлявших, быть может, древнейшие 10 курий (данной трибы). Только человек, рожденный от брака, заключенного per confarreationem, и состоящий в таком браке, мог занимать должности rex sacrorum и flamen Dialis.

Coemptio является светской и, как думают, преимущественно плебейской формой брака. Эта «воображаемая» покупка жены мужем была, вероятно, пережитком подлинной купли. Она производилась в тех же формах, в каких покупались наиболее ценные вещи -- а именно земля и рабы, и устанавливались права на лиц in mancipio, а именно в форме mancipatio. Правда, слова, которые при этом произносятся, отличны от слов, произносимых при купле в собственном смысле, однако, в остальном это по форме купля. По описанию, которое дает этой форме заключения брака Гай, а также по отдельным замечаниям Цицерона и других писателей, coemptio представляется так: в присутствии пяти свидетелей и весовщика, libripens, которые участвовали во всякой mancipatio, а также paterfamilias невесты, а равно и жениха, если он persona alieni iuris, жених спрашивает невесту: an tu mihi materfamilias esse velis и, получив утвердительный ответ, сам отвечал установленными словами на соответствующий ее вопрос, также заданный в точно определенных словах. Ответ невесты, видимо, гласил: ubi tu Gaius, ibi ego Gaia. Затем жених произносил слова, установленные для совершения всякой купли путем mancipatio и передавал paterfamilias невесты, в виде покупной цены, слиток металла, якобы взвешенный весовщиком.

Usus представлял собою своеобразное применение института приобретательной давности к области брачных отношений. Из этих трех форм, заключения брака раньше других отпал usus.

Параллельно с отмиранием или ослаблением роли старых форм заключения брака шел процесс утверждения неформального совершения брака путем простого соглашении брачующихся (consensus facit nuptias -- брак совершается соглашением).

2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ БРАКА

брак наследственный имущественный супруг

Совершению брака обыкновенно предшествовала помолвка (sponsalia). Стороны заключали договор в форме клятвенного обещания заключить брак.

Правильный брак мог быть заключен между только между лицами, достигшими половой зрелости, которая совпадая с возрастом совершеннолетия, был установлен в 14 лет для мужчин и в 12 лет для женщин, и находящимися в здравом рассудке.

Вторым условием было согласие на брак. В древнейшее время это было согласие лишь одного paterfamilias. Жених выражал свою волю, невеста нуждалась в согласии опекуна. В древнейшее время обручение лиц alieni iuris совершалось их patresfamilias без участия врачующихся. Позднее обручение совершали жених и невеста с согласия patresfamilias обоих. Обручение совершалось в форме двух стипуляций: по одной -- patresfamilias невесты обязывался передать ее жениху, а по другой -- обязывался принять невесту в качестве жены, а в самое древнее время может быть в форме односторонней стипуляции, по которой только patresfamilias невесты обязывался передать ее жениху, не принимавшему на себя никаких обязанностей и имевшему затем право прекратить брак односторонним волеизъявлением. В более позднее время допускалось совершение обручения и путем неформального соглашения.

Брак считался правильным, только если он был заключен между римскими гражданами или перегринами, имевшими conibium: древними латинами (Prisci Latini), (Latini Aeliani), или перегринами, чьи общины имели это право по договору с Римом. Римское частное право — учебно-практическое пособие. Издательство «Норма» — М. 2003 г.- 320 с. Заключение правильного брака не допускалось между агнатами, а также между кровными родственниками по прямой линии, и между родственниками по боковой линии в пределах четвертой степени родства. Не мог признаваться в качестве брака союз между лицами несоответствующего социального уровня: например, между сенатором и артисткой, между магистратом и женщиной, попадающей под его должностную власть. А также правовой брак мог быть заключен только между лицами единой религии и по правилам одной религиозной процедуры.

Важнейшим элементом заключения брака являлось введение в невесты в дом мужа; все другие обрядовые процедуры только символизировали заключение брака, но не считались формальными условиями наступления брачных связей.

3. ПРЕКРАЩЕНИЕ БРАКА

Римский брак допускал развод супругов — divortium (в христианскую эпоху развод был запрещен). Прекращался брак, заключенный по всем требованиям права также только по правовым основаниям. Такими были смерть супруга, заявление об отказе от брачного союза -- развод, утрата другом его гражданского правового качества в связи с изменением сословного положения (тем более -- утратой свободы) или изменением гражданства. Оформить развод можно было только в отношении ранее действительного и прошлого брака, нельзя было требовать развода в отношении неправового брачного союза, либо еще не оформленного должным образом. Процедура развода зависела от формы заключения брака, но в любом случае она выражала отказ одного из супругов от продолжения брака и претензию его на личную и имущественную самостоятельность. Формальное заявление о расторжении брака могло быть направлено посредством вестника, письма, или объявлено супругу лично при семи свидетелях Расторжение брака сопровождалось выяснением причин развода, и виновная сторона несла имущественные санкции в виде потери своего добрачного имущества или штрафов.

4. ВТОРОЙ БРАК

Первоначально вдова могла заключить новый брак лишь по истечении 10 месяцев после смерти мужа. Это требование исключало сомнение в отце ребенка, которого могла родить вдова в течение этого срока. Позднее по моральным соображениям 10 месячный срок был заменен годовым. Несоблюдение годичного срока вело к ряду ограничений для вдовы. Так, она наследовала только после родных 3-й степени; новому мужу в качестве завещания или приданого она могла передать не более 1/3 своего имущества. Если вдова рожала ребенка на 11 или 12 месяце после смерти мужа, на нее накладывался штраф.

5. ПРИДАНИЕ И БРАЧНЫЕ ДАРЫ

Независимо от формы заключения брака на особом правовом положении находились две категории брачных имуществ: приданое и брачные дары. Только то имущество, которое существует исключительно для данной парной семьи, получает особый режим, и его принадлежность зависит от сохранения брака. В римском обществе таким имуществом было приданное (dos), которое являлось материальным даром супругу со стороны семьи жены для возмещения его расходов в браке по содержанию супруги и облегчению материальных затруднений семейной жизни. Приданное следует за женщиной и упрочняет положение супруги в новой для нее группе. Установление приданного становится обязанностью отца невесты, даже если она не состояла в его власти. Естественно, если приданное было предоставлено домовладыкой или отцом (дедом) женщины (dos profekticia), они тоже были управомочены на иск, dos profekticia возвращался как в случае развода, так и в случае смерти супруги в браке. Передача приданого, как правило, составляла особый обрядовый акт, либо оформлялось особым документом отдельно от заключения брака. Считалось, что сохранение приданого в целости -- в интересах не только семьи, но и общества. Поэтому римское право строго придерживалось принципа определения имущества как приданого в качестве постоянного: оно не могло быть заменено другим, даже большей стоимости или ценности, не могло изменять своего статуса.

В течение брака приданое признавалось во власти мужа, фактически он был его пользователем: имел право на все доходы, но нес издержки по управлению и обязывался к возмещению ущерба. Документ о передаче приданого должен был содержать условия и оговорки относительно судьбы приданого при прекращении брака (перейдет ли оно после смерти жены мужу, после смерти мужа -- жене; пределы возможных вычетов из стоимости приданого и т. п.). Приданое категорически запрещалось отчуждать в течение брака. При разводе судьба приданого зависела от признания той или другой стороны виновной в разводе; в этом случае приданое пользовалось некоторыми привилегиями от взысканий со стороны кредиторов.

Брачные дары (dos propter nuptias) представляли как бы «приданое наоборот», это был подарок жене от мужа соответственно с их общественным положением в ходе заключения брака, которым супруга как бы обеспечивалась на случай вдовства. Делать брачные дары требовали правила общественного приличия, хотя стороны не могли заявлять претензии об отсутствии таковых.

Стоит отметить, что управление им также принадлежало мужу во время брака. В случае смерти мужа или развода по его вине супруга. Воздержавшаяся от вступления в новой брак, получала на это имущество право собственности в равной доле с детьми. //Римское частное право — учебно-практическое пособие. Издательство «Норма» — М. 2003 г.- 333 с. Основным условием для признания брачного дара в качестве такового было поднесение его строго до заключения брака, но не в связи с обручением (дары по поводу обручения имели специальное положение, при незаключении брака или при его прекращении они не возвращались).

6. ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СУПРУГАМИ

Действительный брачный союз предполагал взаимные права и обязанности супругов как личного, так и имущественного характера. Неравенство партнеров в римском браке выражалось в том, что на жену приходились по преимуществу требования обязательного характера, тогда как мужу предоставлялись значительные права в отношении жены.

Жена в правильном браке следовала сословному и гражданскому положению своего мужа. Ее внутрисемейный статус был подчиненным: она приравнивалась как бы к дочери, а муж приобретал над нею власть домовладыки. Жена не могла жить одна, реципированное право прямо ввело в обиход требование об обязательности ее следованию местожительству своего мужа. Муж имел право заставить жену жить в своем доме, прибегнув для этого или к насильственным действиям, или к помощи властей. Жена обязывалась к домашним работам, к поддержанию дома в состоянии, отвечающем сословному положению семьи (т.е. невыполнение ею этих требований делало причину развода уважительной и для нее влекущей штрафные последствия). Супруги (и муж в том числе) обязаны были поддерживать нормальные отношения в семье как личные, так и сексуальные. Отказ от выполнения супружеского долга, прелюбодеяние жены (измена мужа трактовалась римским правом ограничительно -- наравне с двоеженством) также считались основаниями для требования о разводе. Прелюбодеяние жены могло караться домашней саморасправой, на которую имели право муж и отец жены (но только второй имел право безнаказанно убить нарушительницу супружеских устоев).

Личные и имущественные отношения супругов были глубоко различны в браке cum manu и в браке sine manu. В браке cum manu жена, став юридически чужой своей старой семье, подчинена власти мужа, manus mariti (или власти его paterfamilias, если муж лицо alieni iuris), которая в принципе не отличается от patria potestas отца над детьми. Муж может истребовать жену, покинувшую дом, при помощи иска, подобного виндикации. Он может продать ее в кабалу (in mancipium). Он вправе наложить на нее любое наказание вплоть до лишения ее жизни. Так же, как рабы и дети, жена лишена правоспособности в области имущественных отношений. Все, что ей принадлежало до брака, если она была persona sui iuris, становится в момент заключения брака достоянием мужа. Все, чем она будет обладать во все время существования брака, например имущество, подаренное ей ее отцом, принадлежит мужу. Это бесправное положение жены юридически уравновешивалось только тем, что она является наследницей мужа -- heres sua, одна, если у него нет законного потомства, на равных началах с детьми, если они есть. Понятно, что она -- агнатка всех агнатов мужа, и, следовательно, наследует в соответствующих случаях и после них. Однако обычаи значительно смягчали бесправное положение жены. Обычаи обязывали мужа не налагать на жену наказаний, не выслушав суждения совета, состоявшего, как думают, из членов ее старшей семьи, из агнатов, оставшихся после вступления ее в брак ее когнатами. Наконец, почет, связанный с общественным положением мужа, распространялся и на жену.

Совершенно иначе были построены отношения мужа и жены в браке sine manu. Брак sine manu не менял юридического положения, в котором жена была до вступления в брак. Она остается in patria potestate, если была подчинена отцовской власти до брака. Она по-прежнему sua heres своего paterfamilias, по-прежнему агнатка своих старых агнатов. Если до вступления в брак sine manu жена была persona sui iuris, она остается persona sui iuris и после вступления в брак. Понятно, что и имущество, принадлежавшее ей до брака, если она была persona sui iuris, остается ее имуществом, а все, что она приобретает во время брака, принадлежит ей одной. Она вправе вступить с мужем в любую имущественную сделку. Воспрещены были лишь дарения между супругами (для того, чтобы обеспечить полную имущественную независимость супругов одного от другого). Впрочем, в начале III в. н.э. было постановлено, что, если даритель умер, не потребовав дара обратно, то donatio convalescit, т. е. дарение становится действительным.

С течением времени эта полная юридическая разобщенность супругов начинает однако смягчаться как в личных, так и в имущественных их отношениях. Было признано, что супруги не вправе предъявлять один к другому инфамирующие иски, что в случаях имущественной ответственности одного супруга перед другим он пользуется beneficium competentiae, т. е. правом отвечать только в пределах имеющихся у него средств. Претор стал давать мужу интердикт для истребования к себе жены и отказывать в таком же иске отцу, когда тот пытался истребовать свою дочь, состоявшую в браке sine manu. Так постепенно сложилось некоторое общее положение о личных отношениях супругов: муж должен охранять жену, жена обязана почитать мужа.

7. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ

Все свободные домочадцы (рожденные в законном браке и усыновленные) пребывали во власти их домовладыки (супруга перешедшая во власть мужа, подчинялась как супружеской власти, так и власти домовладыки). Центральным полномочием было право жизни и смерти (ius vitae ac neris). Даже римские юристы отмечали, что «…едва ли существуют еще другие люди, которы имели бы такую власть над детьми, какую имеем мы, т. е. римские граждане». По римскому праву родительская власть над детьми принадлежала только отцу и только в отношении детей от правильного брака; объем власти в отношении усыновленных был меньшим. Внебрачные дети не пользовались особым статусом: власть над ними считалась принадлежащей тому родителю, который свом поведением демонстрировал брак.

Подвластный сын имеет и libertas и civitas; в области публичного права он стоит (если он взрослый) наряду с отцом, может занимать публичные должности (только не может быть сенатором). Но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом независимо от возраста, и даже когда он уже состоит в браке и, быть может, имеет своих детей. Власть над детьми принадлежит именно отцу, а не обоим родителям. Отцовская власть возникает с рождением сына или дочери от данных родителей, состоящих в законном браке, а также путем узаконения или усыновления.

Всякий ребенок, рожденный замужней женщиной, считался сыном или дочерью ее мужа, пока не будет доказано противное (pater est quern nuptiae demonstrant, отец -- тот на кого указывает факт брака).

Отцовская власть могла быть установлена путем узаконения детей от конкубины. Узаконение есть признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне законного брака. Узаконение могло быть произведено: а) последующим браком родителей внебрачного ребенка; б) путем получения соответствующего императорского рескрипта; в) путем зачисления сына в члены муниципального сената (курии), а дочери -- путем выдачи замуж за члена муниципального сената (на членах муниципальных сенатов лежала обязанность пополнять из своих средств недоимки по налогам, вследствие чего это звание принималось неохотно и императорам приходилось вводить поощрительные меры; к их числу относилось и узаконение).

В отличие от узаконения, дававшего положение законных детей лицам, рожденным от данных родителей, но вне брака, усыновление устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом.

Усыновление различалось двух видов: если усыновлялось лицо, не находящееся под отцовской властью (persona sui iuris), это называлось arrogatio; если же усыновление производилось в отношении лица, находящегося под отцовской властью (persona alieni iuris), оно называлось adoptio.

По праву Юстиниана arrogatio совершалось путем получения на то императорского рескрипта; adoptio -- путем занесения в судебный протокол (apud acta) соглашения прежнего домовладыки усыновляемого с усыновителем в присутствии усыновляемого.

Необходимые условия усыновления: а) усыновлять может, как правило, только мужчина (женщина -- в виде исключения, именно если она до усыновления имела детей и их потеряла); б) усыновитель не должен быть подвластным (должен быть persona sui iuris); в) усыновитель должен быть старше усыновляемого не меньше, чем на 18 лет (так как, по выражению римских юристов, «усыновление подражает природе», adoptio naturam imitatur).

В отношении аррогации требуется еще, чтобы магистрат произвел расследование обстоятельств дела и выяснил, не отразится ли усыновление невыгодно на интересах усыновляемого.

В результате arrogatio самостоятельное лицо поступает под отцовскую власть со всеми ее последствиями, в том числе с взаимным (между усыновителем и усыновленным) правом наследования. Последствием adoptio было прекращение родительской власти прежнего домовладыки и установление власти усыновителя.

Личные права и обязанности родителей и детей коренным образом были различны на разных этапах римской истории. В древнейшее время отец имел в отношении своих детей право жизни и смерти, право продажи детей и т. п. С течением времени эта суровая власть смягчалась. В конце концов власть отца свелась к его праву применять домашние меры наказания детей, к обязанности детей оказывать уважение родителям, в связи с чем дети не могли предъявлять к родителям порочащих исков, не могли вступать в брак без согласия родителей.

Родители и дети взаимно были обязаны в случае необходимости предоставлять друг другу алименты.

Отцу давался иск против всякого третьего лица, удерживающего его подвластного (так называемая filii vindikatio).

Подвластный сын имеет commercium, т. е. может совершать имущественные сделки. Но все, что он приобретает, осуществляя это commercium, автоматически поступает в имущество отца: по исконному римскому правилу, подвластный не может иметь ничего своего. Однако обязанным по сделкам подвластного признавался он сам, хотя никакого собственного имущества подвластный в республиканский период не имел. В случае совершения подвластным правонарушения, деликта, потерпевшему давался особый иск, actio noxalis (от слов noxae dedere -- выдать головой для возмещения вреда); отцу принадлежало право или уплатить потерпевшему сумму понесенного им ущерба, или выдать подвластного в кабалу потерпевшему на срок, необходимый для отработки суммы причиненного ущерба. Если правонарушитель переходил под власть другого домовладыки, то и ответственность по actio noxalis переходила на нового домовладыку: поха caput sequitur, ответственность следует за (виновным) лицом.

С развитием торговли, с оживлением хозяйственных связей такое положение стало невыгодным для самого домовладыки. Фактическая невозможность что-либо взыскать с подвластного и юридическая безответственность домовладыки по сделкам подвластного приводили к тому, что третьи лица не склонны были вступать в сделки с подвластными. Между тем хозяйственный интерес домовладыки требовал широкого использования подвластных (как и рабов) не только для совершения в хозяйстве различных фактических услуг и работ, но также и юридических действий. На этой хозяйственной основе, с одной стороны, расширяется имущественная правоспособность и дееспособность подвластного, а с другой стороны, признается ответственность домовладыки по сделкам подвластных.

В Риме вошло в обычай выделять подвластному сыну, а равно и рабу имущество в самостоятельное управление (стадо, сельскохозяйственный земельный участок и т. д.). Такое имущество называлось peculium. Равным образом третьи лица, вступившие в сделки с подвластными, имели к домовладыке такие же дополнительные иски, какие давались из сделок рабов (actio de peculio; actio de in rem verso; actio institoria; actio exercitoria; actio quod iussu). Пекулий -- имущество, предоставляемое подвластному только в управление и пользование; собственником пекулия остается домовладыка. В случае смерти подвластного пекулий не переходит по наследству, а просто возвращается в непосредственное обладание отца. Наоборот, в случае смерти домовладыки пекулит переходит к его наследникам наряду со всем остальным его имуществом. Если подвластный сын освобождается от отцовской власти и отец при этом не потребовал возврата пекулия, пекулий остается подаренным сыну.

В связи с выделением пекулия подвластному произошли и некоторые другие изменения. Общим принципом древнеримского семейного права была недопустимость каких-либо обязательств внутри семьи ни между домовладыкой и подвластным, ни между подвластными одного и того же домовладыки. В связи с практикой выделения подвластному пекулия было признано возможным установление обязательственных отношений между членами одной и той же семьи, но только эти обязательства не были снабжены исковой защитой, а были лишь «натуральными».

С течением времени наряду с названным видом пекулия (носившим название peculium profecticium, поступившим от отца) появились другие виды пекулия, значительно расширившие имущественную самостоятельность подвластных и сделавшие их настоящими участниками гражданского оборота. Именно в начале принципата появляется так называемый peculium castrense (военный пекулий), т. е. имущество, которое сын приобретает на военной службе или в связи с военной службой (жалованье, военная добыча, подарки при поступлении на военную службу и т. п.). Военный пекулий состоял не только в фактическом управлении подвластного, но и принадлежал ему на праве собственности, впрочем, с одним ограничением: если подвластный умирал, не оставив завещательного распоряжения относительно военного пекулия, это имущество поступало к домовладыке на тех же основаниях, как и обыкновенный пекулий.

С начала IV в. н. э. юридическое положение военного пекулия было распространено на всякого рода приобретения сына, сделанные на государственной, придворной, духовной службе, а также на службе в качестве адвоката (peculium quasi-castren-se). Установлением права собственности подвластного сына на военный и квазивоенный пекулий расширение имущественной самостоятельности сына не остановилось. В период абсолютной монархии за подвластным признали право собственности на имущество, получаемое по наследству от матери и вообще приобретаемое с материнской стороны.

Право собственности сына на имущество матери ограничивалось лишь тем, что отцу принадлежало право пожизненного пользования и управления этим имуществом; впрочем, сын не подвергался и этому ограничению, если имущество было приобретено вопреки воле отца или если лицо, предоставившее имущество, поставило соответствующее условие. При Юстиниане развитие этого института завершилось тем, что все, приобретенное подвластными не на средства отца, было признано принадлежащим подвластным.

Отцовская власть прекращается: а) смертью домовладыки (лица, состоящие под властью не непосредственно, например, внуки при живом их отце, со смертью домовладыки поступают под власть того, кто стоял между домовладыкой и подвластным; в данном примере -- под властью отца); б) смертью подвластного (достижение совершеннолетия не прекращало отцовской власти); в) утратой свободы или гражданства домовладыкой или подвластным; г) лишением домовладыки прав отцовской власти (за то, что он оставил подвластного без помощи, и т. п.); д) приобретение подвластным некоторых почетных званий.

Отцовская власть прекращалась также эманципацией подвластного, т. е. освобождением из-под власти по воле домовладыки и с согласия самого подвластного. В праве юстинианового времени эманципация совершалась: а) получением императорского рескрипта, заносившегося в протокол суда; б) заявлением домовладыки, также заносившемся в судебный протокол; в) фактическим предоставлением в течение продолжительного времени самостоятельного положения подвластному.

Эманципация могла быть отменена ввиду неблагодарности эманципированного в отношении прежнего домовладыки, например нанесения тяжких обид.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучив семейное право Древнего Рима, я пришла к выводу, о том, что семья в древнейший период римской истории представляла тип патриархальной семьи, объединявшейся под безграничной властью главы семьи, со специфическими условиями вступления в брак, прекращения брака, а также с регулированием имущественных и неимущественных отношения между членами семьи. Современное семейное право в странах христианской цивилизации основано на римской традиции, т. е. в том или ином виде те или иные институты римского семейного права восприняты современным правом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Дождев Д. В. // «Римское частное право»: Учебник для вузов. М.: Издательство «Юристъ», 2005.

2. Косарев А. И. // «Римское частное право»: Учебник для вузов. М.: Издательство «Норма», 2003 г.

3. Кружалова Л. В. // «Римское право» — Учебное пособие. — СПб.: Издательство «Питер», 2006 г.

4. Кудинов О. А. // «Римское право» — Учебно-практическое пособие. М.: Издательство «Экзамен» — М. 2007 г.

5. Новицкий И. Б. // «Римское право» — Ассоциация «Гуманитарное знание», М.: Издательство «Теис», — 2000 г.

6. Хутыз М. Х. // «Римское частное право» — Отв. ред. С. А. Чибиряев, М.: Издательство «Былина», — 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой