Правовое регулирование семейных правоотношений с участием иностранных граждан

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Понятие и виды семейных правоотношений с участием иностранных граждан

1.1 Правовое регулирование семейных правоотношений с участием иностранных граждан

1.2 Понятие семейных отношений с иностранным элементом

1.3 Правовое положение иностранцев, участвующих в семейных отношениях

2. Особенности заключения брака с иностранными гражданами

2.1 Заключение брака с иностранными гражданами на территории Российской Федерации

2.2 Заключение брака за пределами Российской Федерации

2.3 Коллизионные вопросы заключения брака и их применение на практике

3. Особенности расторжения брака, заключенного с иностранными гражданами

3.1 Расторжение брака на территории Российской Федерации

3.2 Расторжение брака в компетентных органах иностранного государства и в дипломатическом представительстве Российской Федерации за рубежом

Заключение

Список литературы

Введение

По данным Федеральной службы государственной статистики, в 2012 годe наблюдается увеличение миграционного прироста населения. В 2012 году во II полугодии зарегистрировано 1 584 057 прибывших в Российскую Федерацию иностранных граждан. При этом миграционный прирост составляет + 1 781 774. И по сравнению с 2011 годом, эта цифра возросла на +142 497. В наш динамичный век, когда границы между государствами уже не являются такими непреодолимыми, как раньше, контакты между людьми могут развиваться независимо от гражданства и места жительства. Распад СССР и появление на его территории независимых государств; многократное усиление миграции населения, включая свободный выезд из Российской Федерации граждан Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства; развитие деловых и личных контактов российских граждан с иностранными гражданами — все это стало причиной того, что все чаще заключаются браки с иностранцами и создаются семьи, члены которых имеют различное гражданство или живут не в своем отечестве. Условия заключения таких браков, личные и имущественные отношения между супругами, подписание брачных договоров, установление и оспаривание отцовства, расторжение брака, раздел имущества супругов и определение судьбы общих детей, взыскание алиментов на ребенка за границей, усыновление детей иностранцами и переезд их вместе с усыновителями в другую страну — все это весьма актуальные в наше время ситуации.

Все большее распространение получают брачно-семейные отношения с участием иностранных граждан, что является прямым следствием демократизации нашего общества.

Согласно статистике московских органов ЗАГС, москвичи в 2011 году активно вступали в брак с иностранными гражданами из 127 стран. Из представителей стран дальнего зарубежья на первом месте оказались граждане Турции — 210 браков. Между немцами и русскими в столице за 2011 год было зарегистрировано 186 союзов. Популярны были браки между москвичами и уроженцами США, Израиля и Великобритании. Из стран СНГ москвичи чаще всего соединяли себя узами брака с гражданами Украины (3943 союза). Нередки были браки с армянами, молдаванами, узбеками и азербайджанцами.

Естественно, в данных обстоятельствах возникает множество вопросов о применении законодательства при регулировании таких отношений. Сложность их правового регулирования заключается в том, что семейные отношения с участием иностранцев связаны сразу с двумя, а иногда и с несколькими государствами и, соответственно, с двумя или несколькими правовыми системами, часто по-разному решающими вопросы брака и семьи

С изменением положения нашей страны в мире изменилось и отношение к правовому регулированию семейных отношений с участием иностранцев — в 1995 году был принят новый Семейный кодекс, содержащий большую группу норм, специально предназначенных для этой цели. Законодатель решительно отошел от использовавшегося в течение многих лет принципа применения в данной сфере только российского права, воспринял подходы, принятые в других странах.

Целью нашей дипломной работы является исследование проблемных вопросов, связанных с семейными правоотношениями усложнённых иностранным элементом. А так же получение необходимого опыта, связанного с работой по изучению иностранных законов, иностранных обычаев, иностранной культурой, который, может пригодиться нам в трудовой деятельности.

В соответствии с поставленной целью, задачи дипломной работы заключаются в анализе нормативно-правовых актов, судебной практики с иностранным элементом, которые затрагивают семейные правоотношения иностранных государств, сопоставление иностранных нормативно правовых актов с уже изученными нами нормативно правовыми актами Российской Федерации. Выявить достоинства и недостатки в семейных правоотношениях с иностранным элементом, и, соответственно, сделать на основании этого выводы.

Объектом дипломного исследования является сфера общественных отношений, в рамках которых осуществляются семейные правоотношения и реализуются нормы законодательства, касающиеся семейно-правовых отношений: современные проблемы, казусы, которые вызывают необходимость их исследования и, соответственно, их правильного разрешения.

Предметом исследования являются семейно-правовые нормы Российской Федерации и иностранных государств, нормы других отраслей российского и иностранного права, регулирующие семейные отношения с участием иностранного элемента, судебная практика, вытекающая из семейных правоотношений.

При наличии в семейных отношениях иностранного элемента возникает вопрос о том, право какого государства подлежит применению и органы какого государства компетентны принимать решения по тем или иным вопросам, вытекающим из таких семейных отношений. Указанные проблемы относятся к сфере международного частного права. Основу международного частного права составляют так называемые коллизионные нормы, указывающие на то, какое законодательство подлежит применению, и не содержащие прямого ответа, прямого предписания о том, как нужно решить тот или иной вопрос Коллизионные нормы содержатся в различных источниках, прежде всего, это внутреннее законодательство РФ. Так, в СК имеется специальный раздел, состоящий из коллизионных норм (разд. VII). Коллизионные нормы также содержатся в международных договорах РФ с другими государствами. Что касается норм разд. VI «Международное частное право» ГК, то они могут быть применены к семейным отношениям при недостаточности регулирования в коллизионных нормах СК по вопросам общего характера (взаимность, проблема квалификации, обратная отсылка, применение императивных норм).

Доктрина и судебная практика некоторых государств при разрешении споров в области семейных отношений с иностранным элементом широко применяют теорию статутов: единый семейный (брачный) статут, статут общих последствий брака, статут права на имя (изменение фамилии вследствие вступления в брак), статут заключения брака, статут расторжения брака, статут имущественных отношений супругов и т. д. Применение теории статутов позволяет более детально регулировать все вопросы брачно-семейных отношений.

Именно в сфере брачно-семейных отношений с иностранным элементом наиболее часто возникает необходимость решения предварительного коллизионного вопроса (например, вопрос о действительности брака для решения вопроса о судьбе ребенка в случае прекращения брака), проблем адаптации коллизионных норм, множественности коллизионных привязок, «хромающих» отношений и интерперсональных коллизий, применения оговорки о публичном порядке. Почти все аспекты брачно-семейных отношений регулируются посредством «цепочки» коллизионных норм.

Распространенность семейных отношений, осложненных иностранным элементом, создала проблему разрешения противоречий между семейным законодательством РФ и других государств, граждане которых все чаще стали попадать в сферу действия российского семейного права, что потребовало соответственно надежных гарантий их прав в семейных отношениях на территории РФ. С другой стороны, не менее важной являлась задача соблюдения законных прав и интересов и граждан РФ в семейных отношениях с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, особенно детей (при усыновлении детей — граждан РФ иностранными гражданами и лицами без гражданства, регулировании алиментных обязательств родителей и детей и т. п.). В этой связи назрела и необходимость принципиального изменения подхода к возможности применения норм иностранного семейного права в регулировании семейных отношений, поскольку существовавшее ранее отрицательное отношение к этому вопросу во многих случаях вело к ущемлению прав и интересов как российских, так и иностранных граждан.

С принятием СК эти проблемы были в основном решены, а кроме того, устранены пробелы, имевшие место в ранее действовавшем законодательстве. В разд. VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» СК предусмотрены основания и условия применения семейного законодательства РФ и норм иностранного семейного права к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, а также к семейным отношениям только российских граждан, если эти отношения связаны с территорией иностранного государства.

1. Понятие и виды семейных правоотношений с участием иностранных граждан

1.1 Правовое регулирование семейных правоотношений с участием иностранных граждан

Совокупность норм, разрешающих коллизии (коллизия — взаимное несоответствие правовых норм, регулирующих одинаковые общественные отношения) между законами различных государств — это коллизионное право. Коллизионная норма — норма, которая указывает, право какого государства должно быть применено к гражданскому, семейному, трудовому и иному правоотношению международного характера. При наличии правоотношений такого рода перед судом или иным органом государства может возникнуть вопрос о том, какое право следует применить к данному правоотношению — национальное право данного государства или иностранное право. Этот вопрос решается на основании коллизионной нормы, содержащейся во внутреннем, национальном законодательстве или в международном договоре.

Отношениями с иностранным элементом в международном частном праве называются отношения, в которых участвуют лица, являющиеся гражданами иностранного государства. Например, усыновление ребенка иностранным гражданином.

Иностранный элемент присутствует и в том случае, если юридический факт, на основании которого происходят возникновение, изменение или прекращение правоотношения, имел место за границей. Например, заключение или расторжение брака между российскими гражданами было произведено на территории иностранного государства.

При наличии в семейных отношениях иностранного элемента возникает вопрос о том, право какой страны подлежит применению при их регулировании и органы какой страны компетентны принимать решения в процессе такого регулирования. Все данные проблемы относятся к области международного частного права. Решаются эти вопросы на основании специальных коллизионных норм, позволяющих определить подлежащее применению право.

Коллизионные нормы, регулирующие применение семейного законодательства к отношениям с иностранным элементом, содержатся в различных источниках. Прежде всего это внутреннее законодательство Российской Федерации. В Семейном кодексе РФ существует отдельный раздел, состоящий из коллизионных норм. Основное отличие этих норм от содержавшихся ранее в семейном законодательстве заключается в том, что они допускают применение к семейным отношениям иностранного права. Допустимость применения иностранного права основывается на общепризнанных принципах международного частного права.

В теории международного частного права существуют два принципиально различных подхода к природе иностранного права, подлежащего применению. В некоторых странах оно рассматривается как одно из фактических обстоятельств дела и его содержание должно доказываться сторонами; в других странах, к числу которых относится и Россия, иностранное право имеет статус права, а не факта. Это значит, что его содержание не доказывается сторонами, а устанавливается правоприменительными органами.

Установление содержания иностранного права — обязанность компетентного российского государственного органа, осуществляющего его применение. В соответствии с п. 1 ст. 166 СК российские органы обязаны применять иностранное право в соответствии с его официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве Семейный кодекс (принят ГД ФС РФ 08. 12. 1995) действующая редакция от13. 02. 2013. Суд, органы ЗАГСа и иные органы Российской Федерации, применяющие иностранное право, могут обратиться в Министерство юстиции РФ или другие компетентные органы или прибегнуть к помощи экспертов для получения официального текста иностранного закона, а также сведений о его толковании, практике и доктрине. Лица, участвующие в деле, могут содействовать в установлении содержания и применения иностранного права.

Тем не менее, если, несмотря на все предпринятые усилия, установить содержание иностранного права все же оказалось невозможным, применяется российское законодательство, поскольку в противном случае право лица, обратившегося в компетентный российский орган, осталось бы без защиты.

В некоторых случаях, несмотря на то что содержание иностранного права установлено, его применение может вступить в противоречие с публичным порядком РФ. В этом случае вместо иностранного права применяется законодательство России. На основании правила о публичном порядке может, например, быть запрещено применение иностранного семейного законодательства, дискриминирующего женщин или лиц определенной национальности.

Коллизионные нормы содержатся в международных конвенциях, участницей которых является Россия. Россия, к сожалению, пока не присоединилась к большинству международных конвенций в области семейного права.

Кроме международных конвенций, семейные отношения с участием иностранного элемента регулируют двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные Россией с рядом государств. Коллизионные норма, содержащиеся в СК РФ, Минской конвенции и двусторонних договорах, часто отличаются друг от друга. В случае расхождения между коллизионными нормами, являющимися частью внутреннего российского семейного законодательства и нормами международной конвенции или договором, применяются нормы конвенции или договора.

При определении законодательства, применимого к заключению брака при наличии иностранного элемента, необходимо ответить на два вопроса: право какой страны регулирует форму и порядок заключения брака и какое право применяется для определения брачной правоспособности лиц, вступающих в брак.

В п. 1 ст. 156 СК указано, что форма и порядок заключения брака на территории РФ определяется законодательством РФ. Это означает, что независимо от гражданства лиц, заключающих брак на территории России, к форме и порядку заключения брака применяется российское законодательство. Единственное исключение из этого правила — заключение браков иностранных граждан в консульствах или дипломатических представительствах страны, гражданами которой они являются.

Способность лица к вступлению в брак регулируется законодательством страны, гражданином которой оно является. С этим государством лицо состоит в наиболее тесной связи и его собственные представления о личном статусе, в том числе и правоспособности, связываются им с законодательством этой страны. На основании законодательства страны гражданства лица, вступающего в брак, определяются требования к брачному возрасту, возможности его снижения, необходимость получения согласия на брак несовершеннолетних их родителей и заменяющих их лиц, запрещенные степени родства и т. д.

При заключении брака на территории России помимо требований, устанавливаемых для каждого из лиц, вступающих в брак его национальным законодательством, должны быть также соблюдены правила российского законодательства в отношении препятствий к заключению брака, предусмотренных ст. 14 СК. Вступающие в брак не должны находиться в запрещенных по российскому законодательству степенях родства, состоять в другом не расторгнутом браке, являться по отношению друг к другу усыновленным и усыновителем или быть признанными судом недееспособными.

Если условия, установленные национальным законодательством лиц, вступающих в брак, менее строги, выполнение требований российского законодательства все равно обязательно. Например, если законодательство страны, гражданами которой являются жених и невеста, допускает заключение брака недееспособными в период так называемого светлого промежутка при наличии согласия опекуна, заключение такого брака на территории России невозможно, поскольку это противоречит ст. 14 СК.

То же самое касается заключения полигамных браков. Оно не допускается даже в тех случаях, когда вступающие в брак являются гражданами государства, признающего полигамные браки.

Если иностранное законодательство устанавливает более жесткие по сравнению с российским требования, эти требования должны быть выполнены. Например, в ряде стран не допускаются браки между двоюродными братьями и сестрами, разрешенные в России. Это означает, что на территории России брак между лицами, национальное законодательство одного из которых запрещает такие браки, заключен быть не может.

Российское законодательство, как и законодательство ряда других стран, в предусмотренных законом случаях допускает наличие двойного гражданства. Если лицо, вступающее в брак, одновременно является гражданином России и иностранного государства, его брачная правоспособность определяется по Российскому законодательству. Если лицо состоит в гражданстве нескольких иностранных государств, оно вправе по своему желанию выбрать законодательство, в соответствии с которым будет определяться его брачная правоспособность.

При заключении брака на территории РФ лицом без гражданства его способность к заключению брака определяется по законодательству страны, на территории которой оно имеет постоянное место жительства. Российские граждане, проживающие на территории иностранного государства, могут заключить брак между собой в российском дипломатическом представительстве или консульстве. В свою очередь, Россия признает действительность брака, заключенного на ее территории иностранными гражданами в дипломатическом представительстве или консульстве государства, гражданами которого они являются.

Такое признание осуществляется на условиях взаимности и предполагает ответное признание этим государством браков, заключенных подобным образом российскими гражданами на его территории. К этим бракам применяются те же правила, что и к бракам, заключенным иностранными гражданами за границей. Их форма, порядок заключения и условия брачной правоспособности лиц, вступающих в такой брак, определяются по законодательству государства, назначившего посла или консула.

Таким образом, форма и порядок заключения брака на территории РФ определяются законодательством РФ, в соответствии с которым независимо от гражданства будущих супругов оно производится в органах ЗАГСа при личном присутствии лиц, желающих вступить в брак.

Условия заключения брака на территории РФ для каждого человека, вступающего в брак, определяются законодательством государства, гражданином которого он является в момент заключения брака, при отсутствии обстоятельств, препятствующих его заключению.

Если гражданин наряду с российским гражданством имеет гражданство иностранного государства, то к условиям заключения брака применяется законодательство РФ.

В случае если граждане РФ проживают за пределами территории РФ, то браки между ними заключаются в дипломатических представительствах или консульских учреждениях РФ.

Браки иностранных граждан, заключенные ими на территории России в дипломатических представительствах и консульских учреждениях государств, гражданами которых они являются, признаются, на условиях взаимности, действительными в Российской Федерации.

Браки между гражданами РФ, между ними и иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенные за пределами территории РФ с соблюдением законодательства государства, на территории которого они были произведены, признаются действительными в Российской Федерации, если отсутствуют обстоятельства, препятствующие их регистрации.

Если иностранные граждане вступили в брак за пределами территории РФ с соблюдением законодательства государства, на территории которого он был заключен, то он признается действительным и в Российской Федерации.

При признании брака недействительным вопросы действительности брака определяются в соответствии с законодательством той страны, законодательство которой применялось при заключении брака.

При расторжении на территории РФ брака между российскими гражданами и иностранцами и между иностранными гражданами между собой всегда применяется российское законодательство. По российским законам определяются все вопросы, связанные с расторжением брака: судебный или административный порядок развода, бракоразводная процедура, основания расторжения брака.

Если гражданин РФ и его супруг (супруга) проживают за пределами территории РФ, то по вопросу расторжения брака он должен обратиться в суд Российской Федерации, независимо от гражданства второго супруга.

Кроме того, если законодательство РФ допускает расторжение брака в органах ЗАГСа, он может быть расторгнут в дипломатических или в консульских учреждениях РФ.

Личные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. При отсутствии такового — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства.

При заключении супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, брачного договора или соглашения об уплате алиментов они могут сами избрать законодательство, которое будет применяться к заключенному ими договору. В результате они вправе избрать законодательство страны, с которой ни один из них не имеет связи.

В случае если супруги не воспользовались своим правом выбора применимого законодательства, право, регулирующее отношения, вытекающие из брачного договора или алиментного соглашения определяется по правилам, которые применяются для определения законодательства, регулирующего личные неимущественные и имущественные отношения супругов.

Предоставление супругам возможности выбрать применимое право является новым для российского законодательства. Данная норма является весьма прогрессивной, поскольку основана на уважении свободы супругов самостоятельно определять свои взаимоотношения.

1.2 Понятие семейных отношений с иностранным элементом

Семейные отношения, так или иначе связанные с иностранным государством, обычно именуются семейными отношениями с иностранным элементом. Термин «иностранный элемент», употреблявшийся прежде лишь в доктрине и не всегда однозначно понимаемый, закреплен ныне законодательно в п. 1 ст. 1186 ГК Р Ф Гражданский кодекс РФ с изменениями от 02. 10. 2012 N 166-ФЗ. Статья 1186 ГК РФ предусматривает применение права «к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей». Таким образом, иностранный элемент гражданского правоотношения может выражаться:

1) в иностранном гражданстве его участников;

2) в нахождении объекта гражданских прав за границей;

3) в иных характеристиках.

Закон, как видно, перечень не закрывает. Например, в качестве иностранного элемента может выступать то обстоятельство, что юридический факт, с которым связано возникновение, изменение или прекращение отношения, имел место за границей.

В семейном праве в подавляющем большинстве случаев связь правоотношения с иностранным государством выражается в иностранной характеристике субъектов правоотношения. Видимо, поэтому раздел VII СК РФ, посвященный семейным отношениям с иностранным элементом, назван «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства». Было бы, на наш взгляд, неправильно видеть в этом, а также в том, что понятие «иностранный элемент» в СК РФ отсутствует, иной подход законодателя по сравнению с тем, который выражен в упомянутой ст. 1186 ГК РФ. И здесь возможна иностранная характеристика правоотношения за рамками иностранного гражданства (или «без гражданства») его участников. Можно указать на сам СК РФ: в разделе VII необходимость определения подлежащего применению права связывается не только с гражданством, а, например, с местом жительства участников или с местом совершения акта бракосочетания. Так, в отдельных статьях речь идет о супругах — российских гражданах, проживающих за границей или заключающих за границей брак.

На основе толкования норм раздела VII СК РФ и с учетом положений п. 1 ст. 1186 ГК РФ, отражающих более современный подход (часть третья ГК РФ принята, как известно, спустя шесть лет после принятия СК РФ), содержание раздела VII СК РФ следует, очевидно, признать более широким, чем его название.

Иностранный элемент в семейном отношении может, таким образом, выражаться, в частности, в:

1) иностранном гражданстве хотя бы одного из его участников;

2) отсутствии гражданства у хотя бы одного из участников;

3) проживании участников правоотношения за границей;

4) нахождении объекта прав за границей (например, нахождении за границей недвижимости, принадлежащей супругам);

5) локализации за границей юридического факта (например, заключении за границей брака).

Против применения понятия «иностранный элемент» в литературе еще до принятия ГК РФ приводились определенные аргументы, среди которых чаще других — довод о том, что использование этого понятия нарушает структуру правоотношения, разработанную в теории права (субъект, объект, права и обязанности), как бы дополняя ее еще одним элементом. Утверждалось, что иностранные элементы проявляются в правовом плане как элементы правоотношения. Включение рассматриваемого термина в законодательство (в ГК РФ, а ранее — в Кодекс торгового мореплавания) не прекратило таких «нападок» Ануфриева Л. П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 41 — 45; Храбсков В. Г. Международное частное право в правовой системе // Государство и право. 2006. N 2. С. 45. Даже некоторые сторонники его использования тем не менее признают это обозначение идущим «вразрез с общепринятой структурой правоотношения» Федосеева Г. Ю. Брачно-семейные отношения международного характера и международное частное право: объект и отрасль или две самостоятельные отрасли права? // Lex Russica. Научные труды МГЮА. М., 2005. N 2. С. 543.

Но, по существу, под иностранным элементом (как этот термин употребляется в законодательстве и литературе) надо понимать не элемент правоотношения, а лишь его определенную «окраску», «характеристику», выявляющую связь с иностранным государством и дающую основания для постановки вопроса о подлежащем применению праве. Общепринятая структура правоотношения в данном случае не затрагивается. По мнению А. А. Рубанова, «нет оснований для включения иностранных характеристик в ткань гражданских правоотношений» Рубанов А. А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М., 1984. С. 93 — 94. Как отмечает А. Л. Маковский, понятие иностранного элемента используется в международном частном праве только для определенной цели — для квалификации в законе той категории гражданских правоотношений, к которым можно применять не только отечественное, но и иностранное право. Иностранный элемент, конечно, условное, не совсем точное понятие, которое можно было бы заменить предлагаемыми некоторыми авторами терминами «иностранная характеристика» или «проявление юридической связи», но едва ли следует отказываться от устоявшегося термина, тем более что он уже употреблен законодателем.

Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что иностранный элемент характеризует именно правоотношение. Поэтому, например, тот факт, что в качестве представителя стороны выступает иностранный гражданин или что стороной предъявляется в суд документ, выданный иностранными властями, не дает основания для рассмотрения правоотношения как правоотношения с иностранным элементом.

Наличие в семейном отношении иностранного элемента, его связь по меньшей мере с двумя государствами (иностранных элементов может быть и несколько, например, в случае, когда один из супругов — гражданин Германии, проживают супруги в России, а во Франции находится принадлежащий им дом) приводят к вопросу о подлежащем применению семейном праве.

Вопрос этот весьма существенен, если учесть значительные различия в семейном праве отдельных государств. От того, право какого из государств (страны суда или того или иного иностранного государства) будет применено, может зависеть исход спора.

Эти различия отражают национальные особенности и традиции, сложившиеся на протяжении многих лет и поэтому с трудом поддающиеся переменам. Так, по-разному решаются вопросы формы брака (различный порядок его заключения, признание или непризнание браков, заключенных по религиозным обрядам), условий заключения брака (неодинаковый брачный возраст, допустимость многоженства, запрет вступления в брак с иностранцами и т. п.), личных и имущественных отношений супругов, родителей и детей, порядка и условий усыновления. В связи с этим могут возникать ситуации, когда браки, заключенные в одной стране с соблюдением ее законов, в другой стране оказываются непризнанными из-за невыполнения требований ее законодательства, и, таким образом, вступившие в брак лица в одной из стран не считаются супругами (так называемые «хромающие браки»). С расширением миграции населения и распространением случаев, когда члены семьи — граждане одного государства живут за его пределами, когда имущество супругов находится вне страны, где они живут, с ростом числа смешанных браков и случаев разного гражданства членов семьи вопрос о подлежащем применению семейном праве приобретает особую остроту.

Определить, семейное право какого из затронутых государств должно быть применено, призваны коллизионные нормы, разрешающие коллизию между претендующими на регулирование, «сталкивающимися» законами. Устанавливая подлежащее применению право, коллизионные нормы в принципе не определяют конкретные права и обязанности сторон семейного правоотношения, а лишь отсылают к семейному праву того или иного государства, которое и должно урегулировать эти права и обязанности. Если, например, по спору о расторжении брака между супругами разного гражданства, проживающими в разных государствах, коллизионная норма отсылает к праву государства, где супруги имели последнее совместное место жительства, материальное семейное право именно этого государства будет определять условия расторжения брака.

Коллизионные нормы семейного права относятся к сфере международного частного права. «Хотя советское семейное право, — писал Л. А. Лунц, — не входит в состав советского гражданского права, все же в семейном праве используется целый ряд цивилистических категорий: правоспособность, дееспособность, форма волеизъявления (при совершении брака), последствия несоблюдения этой формы и т. д. Имущественные отношения в семье регулируются в основном путем применения ряда цивилистических категорий. Естественно, что при регулировании семейных отношений, возникающих в условиях международной жизни, получают применение многие из тех категорий международного частного права, которыми руководствуются в области отношений гражданского права, возникающих в тех же условиях» Лунц Л. А. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 21. Эта позиция, которой придерживался и И. С. Перетерский (см.: Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право. М., 1959), пользуется в российской доктрине наибольшим признанием (см. работы М. М. Богуславского, О. Н. Садикова, С. Н. Лебедева, А. Л. Маковского, В. П. Звекова и др.). Международное частное право, исходя из этой цивилистической концепции, считается в доктрине областью отношений гражданско-правового характера в широком смысле, возникающих в международной жизни. Однако некоторые авторы (и это связано с иной оценкой ими самой природы, юридической сущности рассматриваемых норм, пониманием их как норм международного права, а также вообще с отрицанием существования такой отрасли права, как международное частное право) подвергают сомнению правильность такой позиции и не включают семейные отношения с участием иностранцев, как и другие смежные с гражданским правом области, в сферу отношений гражданско-правового характера, возникающих в условиях международной жизни Храбсков В. Г. О концепции гражданско-правового характера отношений в международном частном праве и некоторых дискуссионных вопросах хозяйственного права // Государство и право. 1997. N 2. С. 89, а также: Международное частное право в правовой системе // Государство и право. 2006. N 2. С. 45 — 51. С позицией В. Г. Храбскова соглашается и Н. Ю. Ерпылева (См.: Ерпылева Н. Ю. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 11). Л. П. Ануфриева обращает внимание на название включенного в ГК РФ раздела VI «Международное частное право», позволяющее трактовать последнее как институт гражданского права, ограничивающийся регулированием отношений только в области гражданского права (т.е. исключая семейные отношения) Ануфриева Л. П. Международное частное право. Общая часть. М., 2000. С. 140.

Вопрос о правовой природе международного частного права, обсуждавшийся в доктрине в свое время всесторонне, да и сейчас не обойденный вниманием, едва ли требует детального рассмотрения в настоящей работе. Автор придерживается цивилистической концепции международного частного права и, конечно, никак не может принять суждений о якобы «давно ставших анахронизмами рассуждениях о национальном международном частном праве, об отношении с так называемым „иностранным элементом“ как предмете регулирования в международном частном праве» Храбсков В. Г. Международное частное право в правовой системе. С. 45. Что касается названия разд. VI ГК РФ, то лишь формальное толкование может позволить рассматривать международное частное право как институт гражданского права. В доктрине, в частности в комментариях к ГК РФ, не раз подчеркивалось, что содержание этого раздела уже его названия, поскольку не включает большого массива норм, регулирующих отношения с иностранным элементом иным, материально-правовым, методом, и не охватывает всех коллизионных норм, содержащихся в российском законодательстве, в частности коллизионных норм семейного права.

Коллизионный метод регулирования применительно к семейным отношениям с иностранным элементом в силу специфики семейных отношений является основным методом регулирования.

В международном частном праве используется и материально-правовой метод регулирования, иным способом обеспечивающий преодоление столкновения разных правовых систем. Проблема решается здесь не путем отсылки к подлежащему применению праву, как в коллизионной норме, а путем устранения самого вопроса о выборе права с помощью материально-правовых норм, непосредственно регулирующих права и обязанности участников частноправового отношения с иностранным элементом. В п. 3 ст. 1186 ГК РФ содержится такое предписание: «Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается». Не только правила международного договора, но и внутренние материально-правовые нормы в соответствующих случаях, очевидно, вытесняют коллизионное регулирование.

На желательность включения в СК РФ некоторых материальных норм, учитывающих международный характер отношений, в частности нормы, направленной на упорядочение отношений между ребенком и его родителями, находящимися в разводе, когда один из родителей покидает территорию России, указывает Г. Ю. Федосеева. При этом она оценивает включение этой и, возможно, других учитывающих международный характер отношений материальных норм в СК РФ как своего рода ревизию, которой, возможно, должны подвергнуться многие нормы или институты СК РФ, еще не получившие соответствующей регламентации Федосеева Г. Ю. Неправовая сторона брачно-семейных отношений и учет международного характера при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка // Lex Russica. Научные труды МГЮА. 2004. N 4. С. 1018. Такая позиция в определенной мере лежит в русле высказываний других авторов по поводу будущей судьбы коллизионного регулирования в международном частном праве. Так, Е. В. Кабатова обращает внимание на то, что «классический коллизионный метод требует определенного исправления и корректировки», и утверждает, что современное состояние международного частного права дает основание говорить о постепенном снижении роли классических коллизионных привязок и замене их небольшим числом основных принципов, которые будут направлять поиски суда в нахождении применимого права. К таковым относятся: принцип нахождения наиболее тесной связи правоотношения с конкретным правопорядком, принцип нахождения наиболее благоприятного правопорядка, учет императивных норм страны суда и третьей страны. В отдаленном будущем предполагается полное вытеснение классического коллизионного метода Кабатова Е. В. Изменение роли коллизионного метода в международном частном праве // Международное частное право: современная практика. Сборник статей. М., 2000. С. 14 — 15.

Трудно отрицать происходящие в международном частном праве изменения, выражающиеся в усиливающемся взаимодействии способов регулирования, адаптации их к требованиям современного международного гражданского оборота, появлении новых «гибких» средств реагирования на такие требования (см. об этом далее). Но едва ли можно считать возможности коллизионных норм исчерпанными. Даже в очень далекой перспективе говорить об исчезновении коллизионного регулирования «столь же наивно, сколь и утверждать о неизбежности отмирания права при коммунизме"Жильцов А.Н., Муранов А. И. Указ. соч. С. 43. Нельзя упускать из виду, что все последние кодификации норм международного частного права, в том числе новейшие, например Закон Бельгии 2004 г. о международном частном праве, учитывая новые веяния, по существу большей частью используют все же классические способы коллизионного регулирования. В особенности это относится к семейному праву, соприкасающемуся иногда с весьма болезненными отношениями людей, правоотношениями, имеющими глубокие исторические, религиозные, нравственные и этнические корни. В области семейного права коллизионный способ регулирования, несомненно, является сейчас основным. Отход от «классического» регулирования приведет к резкому переходу к усмотрению суда. А всегда ли есть уверенность в справедливом и осторожном подходе российских судей? В семейных отношениях в настоящее время свертывание коллизионного регулирования, особенно применительно к российскому праву, представляется преждевременным.

1.3 Правовое положение иностранцев, участвующих в семейных отношениях

От наделения иностранцев теми или иными правами, т. е. признания за ними правоспособности, зависит сама возможность таких лиц вступать в брак, осуществлять права и обязанности супругов, родителей и детей, возможность усыновления и т. п. Вопрос о праве, подлежащем применению к отношению с участием иностранцев, возникает, только если иностранец рассматривается как правоспособное лицо, а отношение, в которое он вступает, — как правоотношение.

Прежде чем говорить о правовом положении иностранцев применительно к семейным отношениям с иностранным элементом, необходимо остановиться на самом понятии иностранца. Термин «иностранец» в российском законодательстве обычно не употребляется. В доктрине он используется как синоним понятия «неграждане». В законодательстве речь идет об иностранных гражданах и лицах без гражданства.

Иностранными гражданами признаются в России лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие гражданство (подданство) иностранного государства (ст. 3 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»). В Федеральном законе «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» уточняется, что речь идет о физических лицах, и указывается на необходимость иметь доказательства наличия иностранного гражданства (ст. 2). К документам, удостоверяющим личность иностранного гражданина в России, относятся иностранные паспорта либо иные документы, установленные федеральным законом или признаваемые в соответствии с международным договором РФ в качестве документов, удостоверяющих личность иностранного гражданина (ст. 10). Под категорию иностранных граждан подпадают и лица, обладающие подданством иностранного государства (понятие «подданство» сохранилось в некоторых странах с монархической формой правления, хотя по содержанию оно фактически равнозначно понятию «гражданство»).

Из-за применения государствами разных принципов при решении вопросов приобретения гражданства может возникнуть ситуация двойного гражданства. Так, ребенок может приобрести двойное гражданство при различном гражданстве родителей, женщина — при выходе замуж за иностранца, если по законам его государства жена должна следовать гражданству своего мужа. Приобретение российским гражданином иного гражданства не влечет за собой само по себе прекращение гражданства Российской Федерации. Согласно ст. 6 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» Федеральный закон «О гражданстве РФ» от 31. 05. 2002 N 62-ФЗ (принят ГД ФС РФ 19. 04. 2002)
(действующая редакция от 13. 11. 2012) российский гражданин, имеющий также иное гражданство, рассматривается в России только как гражданин Российской Федерации. Вместе с тем ст. 62 Конституции Р Ф допускает двойное гражданство российского гражданина, но только если это вытекает из федерального закона или международного договора Российской Федерации.

Международный договор, о котором идет речь в ст. 62 Конституции Р Ф и в Федеральном законе «О гражданстве Российской Федерации», должен прямо предусматривать право граждан договаривающихся государств иметь одновременно гражданство обоих этих государств. Россия имеет договор с Таджикистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства (от 7 сентября 1995 г.). При отсутствии такого рода международного договора гражданин РФ, даже имеющий доказательства принадлежности к гражданству иностранного государства, должен рассматриваться в России не как лицо с двойным гражданством, а только как российский гражданин.

Лица без гражданства — это лица, которые, не являясь гражданами Российской Федерации, не имеют доказательств наличия гражданства иностранного государства. Исходя из ст. 15 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей право каждого на гражданство, Россия стремится к устранению и предотвращению безгражданства проживающих на ее территории лиц. Согласно ст. 4 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» Россия поощряет приобретение гражданства Российской Федерации лицами без гражданства, проживающими на ее территории.

Правовое положение иностранного гражданина формируется с учетом, с одной стороны, его принадлежности к гражданству определенного государства, с другой — связи его с правом страны пребывания. Следует иметь в виду и затрагивающие этот вопрос общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры.

Применительно к семейным отношениям с участием иностранцев укажем на некоторые положения последнего из упомянутых международных документов, прямо относящегося к правовому положению иностранцев.

Признавая в преамбуле, что защита прав человека и основных свобод, предусмотренных в международных документах, должна быть также обеспечена в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, Декларация провозглашает, что ни одно положение этого документа «не должно толковаться как ограничивающее право любого государства принимать законы и правила, касающиеся въезда иностранцев и условий их пребывания, или устанавливать различия между его гражданами и иностранцами. Однако такие законы и правила должны быть совместимы с международно-правовыми обязательствами, принятыми на себя этим государством, включая обязательства в области прав человека» (п. 1 ст. 2).

Согласно п. 1 ст. 5 иностранцы пользуются в соответствии с внутренним законодательством и с учетом соответствующих международных обязательств государств, в которых они находятся, в частности, следующими правами: «…b) правом на защиту от произвольного или незаконного вмешательства в личную и семейную жизнь и в отношении жилища или переписки; c) правом на равенство перед судами, трибуналами и всеми другими органами и учреждениями, отправляющими правосудие… d) правом на выбор супруга, на брак, на создание семьи».

Пункт 4 ст. 5 устанавливает: «С учетом национального законодательства и наличия надлежащего разрешения супруге и несовершеннолетним или находящимся на иждивении детям иностранца, на законном основании проживающего на территории государства, разрешается сопровождать иностранца, приехать к нему и оставаться с ним». «Ни один иностранец, — говорится в ст. 9, — не может быть произвольно лишен его законным образом приобретенного имущества». Наконец, согласно ст. 10 «любому иностранцу должна быть предоставлена свобода в любое время связаться с консульством или дипломатическим представительством государства, гражданином которого он является, или, при отсутствии таковых, с консульством или дипломатическим представительством любого другого государства, которому поручено защищать интересы государства, гражданином которого он является, в государстве, в котором он проживает».

Приравнивание иностранных граждан и лиц без гражданства к собственным гражданам (предоставление так называемого «национального режима») — основной правовой режим, определяющий в демократических государствах положение иностранцев и апатридов (лиц без гражданства) в стране пребывания. Это общепризнанный принцип. В отечественном законодательстве он выражен в общей форме в ч. 3 ст. 62 Конституции Р Ф: «Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации». Данный режим предоставлялся в России указанным лицам законодательством и ранее. Но в Конституции Р Ф он установлен в качестве общего принципа российского законодательства. Норму, аналогичную приведенному правилу Конституции Р Ф, содержит и Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (ст. 4). Можно указать и на ст. 2 ГК РФ, согласно которой правила, установленные гражданским законодательством, применяются и к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Данный принцип закреплен и в п. 2 ст. 1205 Модели Г К для стран СНГ, и в законодательстве этих стран. Принцип приравнивания иностранцев к собственным гражданам применяется и в иностранных государствах. Он выражен, например, в законодательстве Венгрии, Вьетнама, Португалии и ряда других стран.

Иностранные граждане и лица без гражданства, независимо от места их жительства, вправе, как и российские граждане, вступать на территории России в брак, расторгать его и иметь другие права и обязанности, вытекающие из семейных отношений.

Вместе с тем следует иметь в виду, что ч. 3 ст. 62 Конституции Р Ф (как и ранее действовавшее законодательство) допускает возможность изъятий из национального режима. Отклонения от национального режима (в сторону ограничения прав или, наоборот, их расширения по сравнению с правами российских граждан) могут быть согласно Конституции установлены только федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

В качестве федерального закона СК РФ предусматривает некоторые ограничения прав иностранных граждан по сравнению с правами российских граждан, но они минимальны. Так, есть особенности в порядке усыновления детей иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Вопрос о допустимости подобных ограничений при применении в отношении иностранцев российского семейного права стал предметом обсуждения Конституционного Суда Российской Федерации при рассмотрении им 1 июля 1999 г. запроса Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности абзаца второго пункта 1 статьи 165 Семейного кодекса Российской Федерации (дело N 126-О).

Санкт-Петербургский суд, в производстве которого находилось дело по заявлению граждан Финляндии об усыновлении малолетнего российского ребенка, мать которого, не участвуя в течение длительного времени в его воспитании и содержании, тем не менее не давала своего согласия на усыновление, оспорил конституционность положения абзаца второго п. 1 ст. 165 СК РФ. Согласно этому положению для иностранных граждан исключается предусмотренная абзацем пятым ст. 130 СК РФ возможность усыновления на территории Российской Федерации ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, без согласия родителей, если последние по причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

По мнению заявителя, оспариваемое положение безосновательно ограничивает иностранных граждан по сравнению с гражданами Российской Федерации в праве на усыновление детей, а малолетних детей — в праве на семейное воспитание и, следовательно, противоречит ст. 17 (ч. 2), 46, 55 (ч. 3) и 62 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, а также ст. 21 Конвенции о правах ребенка.

Отказывая в принятии запроса названного суда к рассмотрению, Конституционный Суд указал: «Согласно статье 62 (часть 3) Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Из данной статьи во взаимосвязи со статьей 17 (часть 2) и другими статьями Конституции Российской Федерации, касающимися прав и свобод человека и гражданина, следует, что речь идет о случаях, устанавливаемых лишь применительно к таким правам и обязанностям, которые являются правами и обязанностями именно гражданина Российской Федерации, т. е. возникают и осуществляются в силу особой связи между государством и его гражданами.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой